протоиерей Александр Мень

Раздел II. Священная письменность времен плена и второго Храма. Плен и освобождение VI-V века до Р.Х.

§ 15. Второисайя – «ветхозаветный евангелист» (VI век до Р.Х.)

Во второй части Кн. пр. Исайи содержатся важнейшие ветхозаветные пророчества о Христе. На одно из них ссылался Сам Господь Иисус как на «исполнившееся» в Его Лице (Лк. 4:15–20). Первые благовестники Церкви объясняли с помощью Исайиных пророчеств тайну страждущего Мессии (Деян. 8:32–35). По словам свт. Кирилла Александрийского, они «имеют ясность евангельской проповеди» (Толк. на Исайю. Предисловие). а бл. Иероним в Послании к Павлину называл их ветхозаветным Евангелием.

1. Вопрос об авторе и дате написания второй части Кн. пр. Исайи (гл. 40–66) был впервые поднят в Средние века. До этого времени иудейская традиция приписывала ее великому иерусалимскому пророку VIII века (см. ИсСир. 48:27–28). Такого мнения держались и все христианские толкователи. Но с ХII века стали обращать внимание на некоторые признаки, указывающие на другую эпоху и другого св. писателя:

а) пр. Исайя проповедовал за два века до Плена, между тем вторая часть книги обращена к изгнанникам, живущим в Вавилоне (43,14; 48,20). Из текста видно, что, когда он был написан, Иерусалим лежал в развалинах и Бог обещал возродить его (44,26);

б) пр. Исайя принимал активное участие в политической жизни своего времени, был близок ко двору, обличал власть имущих. Во второй части нет ни этих обличений, ни упоминаний о царях Иудеи, не сказано об Ассирии, главном ее враге, речь же идет о Вавилоне;

в) единственным историческим лицом, названным во второй части книги, является Кир Ахменид, царь персидский (559–529), который захватил Вавилон и дал возможность иудеям вернуться на родину (44,28; 45,1);

г) язык второй части отличается от писаний пр. Исайи.

Все это привело библеистов к выводу, что написана вторая часть книги (гл. 40–66) не Исайей иерусалимским, а его последователем, жившим в период Плена. С ХVIII века его стали называть Второисайей. Поскольку главы 56–66 содержат прямые намеки на возвращение пленников, то можно предположить, что Второисайя вернулся с ними в Иерусалим (в 538 году).

Почему боговдохновенные пророчества Второисайи были включены в книгу иерусалимского пророка? Одни библеисты предполагают, что он тоже носил имя Исайи и собиратели рукописей отождествили его с пророком VIII века. Другие – считают, что пророк предпочел остаться анонимным, так как его речи, обращенные против Вавилона, могли иметь опасные последствия. Но в любом случае есть единство духа и родство стиля у обоих пророков. Их объединяют основной акцент на теме спасения, отношение к культу, пристальное внимание к Мессии как личности.

Если сравнить Второисайю с его старшим современником Иезекиилем, то легко увидеть немалую разницу между ними. Иезекииль как священник придает огромное значение храмовым обрядам, Второисайя делает упор на личную нравственность как главную форму служения Богу.

У пр. Исайи еще при жизни были ученики. По-видимому, автор второй части книги принадлежал к этой школе, которая не исчезла после смерти Исайи.

Многие библеисты выделяли главы 56–66 в особый раздел, написанный третьим пророком, которого обозначили как Тритоисайю. Однако машинный анализ языка этих глав, произведенный в 1970 году И. Раддаем, показал, что они принадлежат перу Второисайи.

Откровения, дарованные Духом Божиим через пророков Исайевой школы, запечатлены также и в ряде глав первой части:

а) Ис. 13:1 – 14,27. Пророчество, вероятно, написано около 539 года, незадолго до падения Вавилона. Это грозный гимн о падении Вавилона, города, который воплощал в себе великие царства мира сего, построенные на лжи и насилии. Гибель Вавилона изображена в апокалиптических чертах как Судный день (ср. Откр. 14:8; 16,19; 17,5). Образ Вавилона приобретает в гимне еще более широкий смысл: он уподобляется Сатане, который восстал против Бога и ввержен в Преисподнюю. В 14,9–10 изображены «рефаимы» (тени умерших), которые встречают павшего «Сына зари» у врат Преисподней. Хотя в пророчестве упомянуты мидяне, враги халдеев, в целом оно далеко от реальных исторических событий. Предмет его не столько конкретный Вавилон, сколько вообще языческая богоборческая тирания. Автором гимна мог быть один из пророков Исайевой школы;

б) Ис 24–27. Апокалиптический текст, который датируют обычно V-IV веками до Р.Х.7;

в) Ис 34–35. Судя по языку и содержанию, эти главы принадлежат Второисайе.

«Само собой разумеется, – пишет А. В. Карташев, – что все эти пророчества, раз включенные в священный, канонизированный текст, сохраняют для нас силу вероучительной, догматической обязательности независимо от их авторской неизвестности или псевдонимности по принципу их принятия нами из рук ветхозаветной и новозаветной Церкви в качестве Священного Писания» (Ветхозаветная библейская критика, с.28).

2. Эпоха Второисайи. При Навуходоносоре и его ближайших преемниках иудеи не испытывали в Вавилоне притеснений. Сын его освободил из тюрьмы царя Иехонию в 561 году (см. 4Цар. 25:28), оживив надежды на восстановление Иудейского царства. Но весной 556 года власть оказалась в руках узурпатора Набонида. Он женился на вдове Навуходоносора, а одного из сыновей его, Валтасара, сделал «вторым человеком в государстве». Знать и жрецы приветствовали нового правителя, но вскоре заняли по отношению к нему враждебную позицию. Набонид был приверженцем лунного бога Сина, почитавшегося у него на родине, в Харране. Став царем, он попытался сделать этот культ главенствующим в империи и оттеснить Мардука – старинного бога-покровителя Вавилона. Кн. Даниила (см. § 30) отражает события эпохи Набонида в сказаниях, связанных с приказом халдейского царя поклоняться только его богу. Вероятно, насильственные меры нового монарха затронули и иудеев.

Из-за сопротивления столичных жрецов Набонид вынужден был удалиться в аравийский оазис Тейму. В городе в качестве наместника он оставил Валтасара. Внутренней борьбой в Вавилоне воспользовался иранский царь Кир. К этому времени он уже подчинил себе Мидию и Лидийское царство. Единственным соперником его на Ближнем Востоке оставался Вавилон.

Кир сначала отторг у Набонида ряд областей, а в 540 году обошел «Мидийскую стену» – главную цепь фортификаций, охранявших Вавилон. Набонид вместо того, чтобы готовиться к отпору, устраивал торжественные праздники и процессии в честь богов. Но примириться со жрецами и знатью ему не удалось. Кира все ждали как избавителя. Это был завоеватель нового типа: он не разорял городов, не угонял покоренных жителей на чужбину, не посягал на святыни. Особенно большие надежды возлагались на Кира среди пленных-переселенцев, в том числе иудеев.

12 октября 539 года заговорщики открыли перед войсками персов ворота Вавилона. Набонид был взят в плен, а наместник Валтасар убит в своем дворце (см. § 28). Комендантом города был объявлен военачальник Кира Гобрий. А 29 октября персидский царь въехал в Вавилон при массовом стечении ликующего народа. Он обещал всем мир. Иноплеменникам разрешалось, если они пожелают, покинуть Вавилон.

Таков был ход событий, когда начал свое служение «ветхозаветный евангелист» – Второисайя, призвавший к «новому исходу».


Хронология
562 Смерть Навуходоносора II
Воцарение Амель-Мардука
561 Освобождение Иехонии, царя иудейского, из темницы в Вавилоне
560 Низложение Амель-Мардука
Воцарение Нергал-шарруцура (Нериглиссара)
559 Воцарение Кира в Иране
556 Смерть Нергал-шарруцура
Воцарение его сына Лабаши-Мардука
Захват власти Набонидом
553 Валтасар – наместник Вавилона
550 Победа Кира над Мидией
546 Покорение Киром Лидии
545–539 Захват персами Средней Азии
540 Первый поход Кира против Вавилона
12 октября 539 Вход персов в Вавилон
Смерть Валтасара
29 октября Вступление Кира в Вавилон
538 Эдикт Кира, позволяющий иудеям вернуться на родину

3. Личность Второисайи и литературные особенности его писаний. В писаниях пророка почти нет автобиографических свидетельств, как у Исайи или Иеремии. Только в одном месте мы находим нечто напоминающее рассказы о призвании других пророков: Голос говорит: возвещай!

и сказал (я): что мне возвещать?

Всякая плоть – трава,

и вся красота ее – как цвет полевой...

Трава засыхает, цвет увядает;

а слово Бога нашего пребудет вечно.

(40,6,8)

Многие толкователи усматривают в 50,4–6 отголосок той борьбы, которую пришлось выдержать провозвестнику нового исхода: Господь Бог дал мне

язык мудрых,

Чтобы я мог словом

подкреплять изнемогающего;

Каждое утро Он пробуждает,

пробуждает ухо мое,

чтобы я слушал, подобно учащимся.

Господь Бог открыл мне ухо,

и я не воспротивился,

не отступил назад.

Я предал хребет мой биющим

и ланиты мои поражающим,

Лица моего не закрывал

от поруганий и оплевания.

Если это толкование верно, пророк встретил ожесточенное сопротивление маловерных, которые не желали покидать насиженных мест в Вавилоне.

Второисайя записывал открывавшееся ему Слово Господне и, вероятно, читал свои пророчества на молитвенных собраниях. Эти записи являются небольшими поэмами, помещенными в сборнике без соблюдения строгой логической композиции. Такие отдельные «зачала» можно выделить по смыслу и основным темам.

Язык Второисайи во многом близок языку Исайи Иерусалимского. Но продолжатель обогащает стиль предшественника, делая его более выразительным и торжественным.

Анонимный пророк Плена был последним великим поэтом Ветхого Завета. Мощные удары ритма, аллитерации, игра слов и рифмы ставят его гимны в художественном отношении на первое место среди книг пророков-писателей. Ему присущи афористичность и лаконизм, умение в краткой фразе выразить глубокое богословское учение.

4. Основные черты богословия Второисайи. Бог открывается пророку как абсолютный, единый и непостижимый. Решительно осуждены все попытки поставить рядом с Ним какую-либо иную извечную силу. В пророчествах Второисайи можно усмотреть полемику против персидского (и вообще древневосточного) дуализма. Домостроительство Божие не может быть постигнуто человеком, ему доступно лишь то, что Бог Сам открывает людям.

Ягве, хотя и запределен твари, связан с ней силой своего животворящегоСлова. Словом Сущий создал мир и Словом же пересоздаст его, когда наступит час Царства Божия. Бог сотворил не только мир и людей, но и Церковь Свою, Свой народ, предназначенный служить Ему. Однако в Свое Царство Он введет все племена земли, которые будут призваны народом Божиим к почитанию Единого.

Израиль был наказан за то, что он, избранник, не исполнил возложенных на него задач. Ныне же Господь возвращает ему Свою милость и вновь призывает на служение. В знак этого Он устрояет новый исход из рабства в землю обетованную, где предназначено воссиять Новому Иерусалиму, Граду Господню.

Страждущий Служитель Господень (евр. Эв`ед Ягве) – сложный и многогранный образ в пророчествах Второисайи. В нем слиты черты гонимой Церкви, народа Божия, пророка-посланника и Самого Мессии – Пророка-Первосвященника, Который Своими страданиями искупит мир от власти греха.

Вопросы для повторения

1. Какое значение имеет вторая часть Кн. пр. Исайи?

2. Что отличает эту часть от пророчеств Исайи VIII века?

3. Как принято именовать св. автора второй части?

4. Каким образом он связан с пр. Исайей?

5. Какие исторические события совпали с началом служения автора второй части Кн. пр. Исайи?

6. Каковы литературные особенности писаний Второисайи?

7. В чем заключаются основные черты его богословия?

ПРИЛОЖЕНИЕ к § 15

Из манифеста царя Кира о взятии Вавилона

Набонид удалил древние идолы богов... Он отменил враждебным образом ежедневные жертвы. Он совершенно придал забвению почитание Мардука, царя богов. Он всегда творил зло своему городу... Правил он жестоко... Мардук, великий владыка, защитник своего народа, будучи доволен добрыми делами Кураша (Кира), велел ему выступить против своего города Вавилона... Он предал в его руки Набонида, который не почитал его. Все жители Вавилона и всей страны Шумер и Аккад, князья и наместники склонились перед ним в поклоне... Они с радостью приветствовали его как владыку мира...

Когда я вступил в Вавилон дружелюбно и установил место правления во дворце... Мардук, великий владыка (побудил) прекраснодушных жителей Вавилона (любить меня)... В Ашшур, и Сузы, Агаде, Эшнунну, Замбан, Мне-Турну, Дер, вплоть до страны гутиев я вернул в свои места в эти священные города на той стороне Тигра, в святилища, которые в течение долгого времени были в руинах.

(Пер. М. А. Дандамаева. ХДВ. 1980, с. 19–20)

§ 16. Второисайя (продолжение)

1. Мессианское Откровение о страждущем Служителе Господнемзапечатлено в четырех гимнах Второисайи. Слово «Служитель» (евр. Эвед – слуга, раб, работник) в синодальном тексте переведено как Отрок, поскольку в древней Руси отроками именовались царские служители8.

В первом гимне (42,1–7) Он представлен как Мессия, Посланник Сущего, Который будет совершать Свое служение не земной силой, а духом кротости (ср. Мф. 11:29). Он утвердит Закон Предвечного не только для Израиля, но и для всего мира («островами» в ст. 4 именуется Западный мир – Греческий архипелаг). Спасение, которое несет Бог через Служителя, изображено у пророка как новое творение. К самой теме творения Второисайя возвращается неоднократно (он 16 раз употребляет слово «бара» – создать). В истории человечества действует тот же Бог, Который создал Вселенную. Мессия изображен в первом гимне как Пастырь Израиля и «свет язычников» (ср. Лк. 2:29–32): Вот, Отрок Мой, Которого Я держу за руку,

Избранный Мой, к Которому благоволит душа Моя.

Положу дух Мой на Него,

и возвестит народам суд.

Не возопиет и не возвысит голоса Своего,

и не даст его услышать на улицах.

Трости надломленной не переломит

и льна курящегося не угасит;

будет производить суд по истине.

Не ослабеет и не изнеможет,

доколе на земле не утвердит суда,

и на закон Его будут уповать острова.

Так говорит Господь Бог,

сотворивший небеса и пространство их,

распростерший землю с произведениями ее,

Дающий дыхание народу на ней

и дух ходящим по ней.

Я, Господь, призвал Тебя в правду,

и буду держать Тебя за руку и хранить Тебя,

И поставлю Тебя в завет для народа,

во свет для язычников,

чтобы открыть глаза слепых,

Чтобы узников вывести из заключения

и сидящих во тьме – из темницы.

Пояснения к тексту.

1. ОТРОК (см. выше) – Служитель. Само это понятие предваряет слова Господа Иисуса, Который сказал, что пришел на землю «послужить» спасению людей (Мф. 20:28; Мк. 10:45). Это же имел в виду ап. Павел, говоря, что Христос принял «зрак раба», то есть служителя (Флп. 2:7).

2. Для того, чтобы сломать надломленную трость или погасить тлеющий лен, нужны малые усилия. Но даже этих малых внешних сил не употребит Мессия, правя Своим Царством.

3. СУД – в данном контексте означает правду и справедливость.

4. ЗАКОН. Под этим законом «мы должны разуметь не тот, который дан Моисеем, а Евангелие» (бл. Иероним).

5. ДЫХАНИЕ – здесь синоним жизни, и, в частности, человеческой жизни (ср.Быт. 2:7).

6. СЛЕПЫЕ и УЗНИКИ – люди, пребывающие в грехе и заблуждении.

Во втором гимне (49,1–26) Служитель Господень – это одновременно и Церковь, народ Божий, и Личность, Которая возродит Церковь и распространит спасение «до концов земли». Речь идет не просто об Израиле, а об Остатке – истинно верующих. Их земной путь полон страданий, но они уповают на Господа: А я сказал: напрасно я трудился,

ни на что и вотще истощал силу свою,

Но мое право у Господа,

и награда моя у Бога моего.

(49,4)

Таким образом, Мессия венчает Церковь, не отделяясь от нее и в то же время не отождествляясь с ней. Мы находим у пророка предвосхищение слов ап. Павла о Церкви как Теле Христовом (1Кор. 12:27; ср. Ин. 15:1).

Третий гимн (50,4–10) изображает Мессию гонимым Пророком (см. § 15). В этом отрывке могут содержаться намеки на личную судьбу Второисайи. «Язык мудрых» (ст. 4) – буквально «язык учеников». Это слово (евр. лимудим) встречается только в Кн. Исайи. Гимн прообразует страдания Христовы.

Наиболее важным является четвертый гимн (52,13 – 53,12), включенный в службу Великой Пятницы. Большая его часть вложена в уста царей и «многих народов», которые с изумлением созерцают тайну Спасителя.

Мессия предстает перед ними не таким, как Его обычно представляли люди, хотя им были ведомы истинные пророчества (52,15). Лик Спасителя несет на себе печать страдания, в Нем нет земного величия. Он разделяет участь посланников Божиих, постоянно встречавших непонимание, ненависть, гонения. Но он – Ходатай за людей, подобно Аврааму (ср. Быт. 18:23). Он очищает их от грехов и болезней, как Первосвященник (Лев 16; ср. Мф. 8:17). Ослепленные люди, не постигшие Его истинного величия, считали, что Он наказуем Богом, но Его страдания обрели спасительную силу (ср. Мф. 27:42–43).

Мир, отпавший от Творца, погрузился во тьму, и туда, во тьму приходитуничиженный Мессия, чтобы разделить с миром страдания и исцелить его (ср. Ин. 3:16–17). Служитель Господень изображен у Второисайи жертвенным агнцем, который символизировал установление Завета с Богом. Жертвенная трапеза была знаком Богоприсутствия. Жертва Агнца Божия означает полноту Богоявления, полагающего начало Новому Завету (ср. Иер. 31:31; Лк. 22:20;1Кор. 11:25; Еф. 2:13).

Служитель страдает добровольно. Следовательно, кроме воли Божией, направленной на спасение людей, для Искупления нужно согласиечеловеческой воли Мессии-Богочеловека, Который всецело предает Себя Отцу (Мф. 26:39). В час Своего уничижения Мессия не понят, но в смерти Он торжествует. Гимн кончается эсхатологическим пророчеством: подвиг Искупителя становится жертвой, которая примиряет человека с Богом в Новом Завете. Кровь Мессии прообразована ветхозаветными обрядами, в которых кровь жертвы означала закрепление Завета между Богом и человеком: Он был презрен и умален перед людьми,

муж скорбей и изведавший болезни,

И мы отвращали от Него лице свое;

Он был презираем, и мы ни во что ставили Его.

Но Он взял на Себя наши немощи

и понес наши болезни.

(53,3–4)

Ни в одной книге Ветхого Завета смысл страданий Мессии не приоткрыт с такой полнотой, нигде образ Христа Спасителя не предувиден с такой ясностью. Четвертый гимн Второисайи – поистине вершина древнего библейского мессианизма. Он освобожден от прежних земных черт. Искупитель уже не воин или вождь, а воплощение жертвенной Любви Божией.

Церковь Христова с апостольских времен видела в пророчествах о Служителе великое прозрение, предваряющее земную жизнь Господа. Это толкование она не заимствовала из старой ветхозаветной иудейской экзегезы; иудейские комментаторы не могли примириться с идеей страждущего Мессии. Поэтому они остановились только на собирательном толковании гимнов о Служителе, которое отождествляет Его с Общиной, Церковью. Новозаветное понимание было открыто апостолам через Самого Христа и под воздействием Св. Духа.

2. Истинный Бог и идолы. Возвещая Откровение о Боге, Второисайя не приносит в мир новую религию. Возвышенное понимание Творца было дано и пророкам прежних поколений, есть оно и в самом свидетельстве природы: Разве вам не говорено было от начала?

разве вы не уразумели из оснований земли?

(40,21)

Окруженные символами язычества в великом городе Вавилоне, иудеи могли поддаться влиянию иных верований. Пророк рассказывает о том, как идолы изготовляются человеческими руками, и тем развенчивает их (40,19–20). (Следует помнить, то эта полемика имела в виду веру политеизма: сила богов живет в их кумирах.)

Истинный Бог неисповедим. Никакие ограниченные земные представления не могут охватить Его безмерное величие. Никакие человеческие домыслы не могут претендовать на постижение тайн Божиих: Кто уразумел дух Господа,

и был советником у Него и учил Его?..

Вот народы – как капли из ведра,

и считаются, как пылинка на весах...

Итак, кому уподобите вы Бога?

И какое подобие найдете Ему?

(40,13,15,18)

Сущий один обладает подлинным бытием; в сравнении с Ним человек и вся Вселенная – ничто. Пророк призывает своих слушателей поднять глаза на небеса и посмотреть, кто создал их? Кто установил «порядок» движения небесных тел? – Не Он ли, единственный и всемогущий? (40,26).

Персы в эпоху Кира стали склоняться к монотеизму под влиянием проповеди иранского пророка Заратустры (ок. VII-VI вв. до Р.Х.). Но рядом с Богом света (иранск. Агурамаздой) персидская религия ставила Его темного, якобы извечного двойника (Друджа, или Анграманью). Хотя в будущем это злое начало должно погибнуть, побежденное Богом, вера в него делала религию Заратустры дуалистичной – признание двух равных начал (см. § 1). Это воззрение удержалось на протяжении веков в гностицизме, манихействе, павликианстве, богомильстве и других сектах.

Откровение Второисайи со всей определенностью отвергает дуализм: Так говорит Господь, Царь Израилев,

и Искупитель Его, Господь Саваоф:

Я первый, и Я последний,

и кроме Меня нет Бога.

Я образую свет и творю тьму,

делаю мир и произвожу бедствия;

Я, Господь, делаю все это.

(44,6; 45,7)

Иными словами, пророк, безусловно, отрицает какие бы то ни было бытийственные корни зла. Если «мир», благоденствие, проистекает от Бога, то и «бедствие» в конечном счете связано с Ним, ибо зависит от того, какое положение занимает человек в отношении к Сущему. «Мир» – результат близости к Богу, зло проистекает от измены Ему. Вдали от Него жизнь становится ущербной, превращаясь в «бедствие». Таким образом, пророк выражает ту же мысль, что заключена в рассказе Кн. Бытия об Едеме и первом человеке, нарушившем союз с Богом.

3. Прощение грешных. Новый исход. Домостроительство Божие осуществляется в истории Его народа, Его Церкви. Народ находился в изгнании, доколе не покаялся. Теперь ему даровано прощение: Утешайте, утешайте народ Мой,

говорит Бог ваш.

Говорите к сердцу Иерусалима

и возвещайте ему,

Что исполнилось время борьбы его,

что за неправды его сделано удовлетворение.

(40,1–2)

Наступает время нового исхода. Если прежде язычники были «орудием Гнева», то теперь освобождение Израиля из неволи осуществится руками царя-иноплеменника Кира: Так говорит Господь помазаннику Своему Киру:

Я держу тебя за правую руку,

Чтобы покорить тебе народы.

(45,1)

Новый исход станет знаком неотменимости Завета. Он будет таким же чудесным, как во дни Моисея, когда создавался народ Божий (43,2–3). Пусть сами израильтяне с трудом верят в свое освобождение, Господь явит им Свое милосердие и любовь. Народ Завета призван быть свидетелем о Едином, Который пересоздаст людей Своих и весь мир: Вот Я делаю новое.

(43,19)

Пророк рисует величественную картину шествия через пустыню. Сам Господь возглавляет Свою Церковь, идущую по безводным равнинам к земле обетованной. Таинственный голос призывает: В пустыне приготовьте путь Господу,

прямыми сделайте в степи стези Богу нашему;

Всякий дол до наполнится,

и всякая гора да понизится.

(40,3–4)

Это пророчество о мессианском Царстве, которое устрояет Господь. Голос глашатая – прообраз Крестителя, Предтечи Мессии (Мк. 1:1–3).

Приход Мессии несет преображение миру. Пророк изображает его в виде расцветающей пустыни. Слово Божие, как живительная влага, орошает мертвые камни, и они одеваются зеленью.

Вода, текущая в пустыне, – излюбленный символ в писаниях пророка. Он говорит о бедных и нищих (праведном Остатке Израиля), которые жаждут живой воды – Слова Божия (ср. Ин. 4:10).

Далеко не все откликнулись на проповедь Второисайи. Многим казалось, что жизнь на чужбине привычна и спокойна и рискованно менять ее на разоренную Иудею (41,21–23). На это пророк отвечает, что Бог будет хранить людей Своих. Новая Пасха и новый исход есть не человеческое дело, а дело Провидения; все творится Словом Божиим: Мои мысли – не ваши мысли,

ни ваши пути – пути Мои, говорит Господь.

Но как небо выше земли,

так пути Мои выше путей ваших

и мысли Мои выше мыслей ваших.

Как дождь и снег нисходят с неба

и туда не возвращаются, но напояют землю

И делают ее способною рождать и произращать,

чтобы она давала семя тому, кто сеет,

и хлеб тому, кто ест;

Так и Слово Мое, которое исходит из уст Моих, –

Оно не возвращается ко Мне тщетным,

Но исполняет то, что Мне угодно,

и совершает то, для чего Я послал его.

(55,8–11)

Бог напоминает, что люди Его малы и ничтожны в глазах мира, но их служение велико в очах Ягве, Который искупил их, то есть приобрел для Себя, сделал Своим уделом (41,14). Ветхозаветная Церковь станет орудием Божиих замыслов и для этого призван Кир, царь персидский (41,25).

Провидческий взор Второисайи проникает в отдаленное будущее. Он говорит о множестве народов, которые обратятся к истинному Богу через Его Церковь (45,14–15). Нарушенный грехами Завет будет восстановлен (50,1): Торжествуйте, пойте вместе,

развалины Иерусалима,

Ибо утешил Господь народ Свой,

искупил Иерусалим.

(52,9)

В преображенном Новом Иерусалиме откроется источник воды Божией. Она будет течь для всех во исполнение Завета, заключенного с Давидом. Потомок его, Мессия, Глава нового Царства будет Главой обновленной Церкви: Вот, Я дал Его свидетелем для народов,

Вождем и Наставником народам.

(55,4)

Этими обетованиями заканчивается цикл пророчеств, записанных Второисайей до 538 года, когда первая партия изгнанников покинула Вавилон.

Вопросы для повторения

1. Как изображен Мессия в 1-м гимне о Служителе?

2. Каковы особенности образа Служителя во 2-м гимне?

3. О чем говорит 3-й гимн о Служителе?

4. В чьи уста вложено свидетельство о страждущем Служителе в 4-м гимне?

5. Почему Он казался умаленным перед людьми?

6. В чем смысл добровольного подвига Мессии?

7. Чем характеризуется учение Второисайи о Боге?

8. В чем выражена его полемика против дуализма?

9. Как понимать слова, что от Бога и мир и бедствие?

10. Какую роль призван играть Кир в св. истории спасения?

11. Как изображает пророк начало мессианского Царства?

12. Кого прообразует голос, звучащий в пустыне?

13. Что отвечал пророк малодушным?

14. Как изображено вселенское Царство Мессии у пророка?

§ 17. Конец плена. Пророки времен построения второго Храма (538–515 года)

1. Кн. Ездры9. О возвращении иудеев из Плена повествует главным образом каноническая 1 Кн. Ездры (евр. Эзры). В синодальных изданиях Библии она помещается непосредственно за книгами Паралипоменон и по содержанию является их продолжением. Первоначально 1 Ездры составляла одно целое с Кн. Неемии. Начало 1 Ездры совпадает с концом 2 Паралипоменон. Их язык, стиль и учение настолько близки, что среди экзегетов прочно установилось мнение об одном составителе всех трех книг. Его принято называть Хронистом, и время его жизни относят обычно к концу IV века до Р.Х. (см. т. 1, § 30).

Хронист начинает с родословной, ведущей от Адама, и кончает формированием строя ветхозаветной Церкви при Ездре и Неемии (V в.). В основу книг Ездры-Неемии легли подлинные документы (в частности, записи самих Ездры и Неемии). Богословие книг то же, что и в Паралипоменоне (см. т. 1, § 30). Их цель – показать становление народа Божия как религиозной Общины – Церкви.

2. Возвращение. Проповедь Второисайи и других ревнителей нового исхода пробудила у многих иудеев горячее желание вернуться на родину. Царь Кир дал им соответствующее разрешение, которое документально записано в 1Ездр. 1:2–4. Число репатриантов, указанное Кн. Ездры (более 42 тысяч), вероятно, охватывает всех, кто покинул Вавилон. Таких караванов за сто лет было пять. Первыми отправились бедняки, священники и энтузиасты, во главе с князем Шешбацаром (ок. 537 г.). Вслед за ним вышли переселенцы, ведомые другим князем – Зоровавелем.

Радость возвращения, исполненного надежд, отражена в псалмах 65, 106, 123, 125, 128. Пс 125 начинается словами: Когда возвращал Господь плен Сиона,

мы были как бы видящие во сне.

Тогда уста наши были полны веселия,

и язык наш – пения.

Но суровая действительность оказалась настоящим испытанием веры. Вернувшиеся нашли страну в полном запустении. Они могли жить только в Иерусалиме и его окрестностях. Земли кругом были захвачены враждебными племенами. Временные жилища, голод, угроза со стороны соседей – все это поколебало малодушных. Но большинство жило надеждой: когда Храм будет восстановлен, Бог пошлет Свою помощь. Самаряне хотели участвовать в строительстве, но вожди народа, боясь нарушить чистоту веры, гордо отвергли их.

3. Второисайя в Иерусалиме (гл. 56–66). Великий пророк Плена вернулся с одной из первых волн репатриантов. Он видел, как люди пали духом, как знать не печется о благе народа, осуждал заблуждения тех, кто пытался сделать Общину недоступной для иноплеменников. Он сознавал себя предтечей Мессии-Служителя: Дух Господа Бога на мне,

ибо Господь помазал меня

Благовествовать нищим,

послал меня исцелять сокрушенных сердцем,

Проповедовать пленным освобождение

и узникам – открытие темницы,

Проповедовать лето Господне благоприятное

и день мщения Бога нашего,

утешить всех сетующих.

(61,1–2)

Как благовестник Царства Божия пророк явился прообразом Христа Спасителя, Который, идя на проповедь, говорил о Себе словами Второисайи (Лк. 4:14–22), опустив, однако, стих о дне «мщения Бога нашего».

Израиль изображается пророком как Церковь; на нем исполняются слова, сказанные Моисею (Исх. 19:6). В притче 63,1–6 Бог, грядущий из пустыни, уподоблен одинокому виноградарю. Он ждет от людей соучастия в труде, но никто не пожелал трудиться с Ним.

В качестве внешних знаков благочестия пророк называет хранение субботы (56,2), но главное ударение делает на «правде» и «суде». Он предостерегает от формального соблюдения правил и постов: Вот пост, который Я избрал:

разреши оковы неправды,

развяжи узы ярма,

И угнетенных отпусти на свободу,

и расторгни всякое ярмо;

Раздели с голодным хлеб твой,

и скитающихся бедных введи в дом;

Когда увидишь нагого – одень его,

и от единокровного твоего не укрывайся.

(58,6–7)

Пророк не находит оправдания отвержению самарян. В ветхозаветную Церковь может войти каждый, кто «присоединился к Господу»: И сыновей иноплеменников...

Я приведу на святую гору Мою...

Всесожжения их и жертвы их

будут благоприятны на жертвеннике Моем,

Ибо дом Мой назовется домом молитвы

для всех народов.

(56,6,7)

Но и в ревности тех, кто стремится скорее построить Храм, Второисайя усматривал опасность. Спасение не в камнях и зданиях святилища. Главное – не Храм и обряды, а жизнь по воле Господней: Так говорит Господь:

небо – престол Мой,

а земля – подножие ног Моих;

Где же построите вы дом для Меня

и где место покоя Моего?

Ибо все это соделала рука Моя,

и все сие было, говорит Господь.

А вот, на кого Я призрю:

на смиренного и сокрушенного духом

и на трепещущего пред словом Моим.

(Беззаконник же), заколающий вола –

то же, что убивающий человека;

Приносящий агнца в жертву –

то же, что задушающий пса;

Приносящий семидал –

то же, что приносящий свиную кровь;

Воскуряющий фимиам в память –

то же, что молящийся идолу.

(66,1–3)

В этих обличительных словах мы слышим тот же грозный глас Господень, который звучал два века назад через великого Исайю. Пророк, утешавший изгнанников в Вавилоне, теперь снова становится суровым учителем народа. Маловерие, утрата энтузиазма, владевшего людьми в момент «нового исхода», тяжкая борьба за существование на разоренной земле – такова была повседневная жизнь ветхозаветной Церкви. Израиль не был восстановлен: была образована крошечная область Ег`уд, вошедшая в Персидскую империю. Сам пророк мог испытывать разочарование. Он вопрошал Господа: почему не явлены чудеса Его, как во дни Моисея? (63,11–17). Молитва Второисайи заканчивается скорбной мольбой: О, если бы Ты расторг небеса и сошел!

(64,1)

Однако вера пророка устояла перед лицом всех испытаний. Он знал, что грехи народа отдаляют свершение замыслов Божиих. Но придет день, и обетование исполнится. Воссияет, овеянный Духом, Иерусалим, который привлечет к себе всех людей: Восстань, светись, Иерусалим, ибо пришел свет твой

и Слава Господня взошла над тобою...

И придут народы к свету твоему,

и цари – к восходящему над тобою сиянию.

(60,1,3)

Будет дарован Новый Завет, и весь мир преобразится. Сам Господь возвещает: Ибо вот, Я творю новое небо

и новую землю,

И прежние уже не будут воспоминаемы

и не придут на сердце.

А вы будете веселиться и радоваться во веки

о том, что Я творю.

(65,17–18)

Этими эсхатологическими, мессианскими пророчествами завершилось служение Второисайи. Он умер исполненный надежд в то время, когда ничто земное таких надежд уже не питало.

4. Пророк Аггей. Царь Кир покровительствовал иудейской религии. Был ли то политический расчет, или персидский властитель усмотрел сходство между его верой и верой иудеев, во всяком случае, он вернул им храмовые сосуды, захваченные Навуходоносором, и содействовал восстановлению Храма. Но в 530/529 годах Кир погиб во время похода в Среднюю Азию. Его преемник Камбис (529–522) оказался жестоким деспотом. Маленькая область Егуд и ее Храм царя не интересовали. Строительство в Иерусалиме было приостановлено. Народ пребывал в апатии и унынии. Но осенью 522 года дворцовый переворот привел на иранский престол Дария I. В начале правления ему пришлось вести борьбу с непокорными областями; иудеи были на его стороне, и Дарий стал благосклонно относиться к их намерению восстановить Храм.

В августе-декабре 522 года в Иерусалим явился пророк Аггей (евр. Хаггай), который вдохновил народ, предрекая приход Мессии. О жизни пророка почти ничего не известно. Согласно преданию, он был призван Богом на служение уже в преклонных годах. Его небольшая книга целиком посвящена одной теме: мессианское Царство и Храм, который должен быть воздвигнут перед приходом Избавителя.

Память пр. Аггея празднуется Церковью 16 декабря.

Пророк укорял людей, которые не желали строить Храм, полагая, что сначала нужно позаботиться о хозяйственных нуждах города и области (1,2). Он указывал на засуху и голод как на признаки гнева Божия. Ревность о Храме нужно поставить на первое место, а все прочее будет дано людям (1,5–11; ср.Мф. 6:33).

Он обращался к князю из рода Давидова Зоровавелю, напоминая ему, что обетование Господне непреложно. Господь обещает, что слава нового Храма превзойдет славу старого.

Это пророчество исполнилось, когда во Втором Храме проповедовал Христос.

Пр. Аггей учил, что надежда должна строиться на твердой вере в Завет и Обетование. То, что обещано Богом, совершится вопреки всем препятствиям. Когда святилище будет восстановлено, Господь явится в мир. Приход Его рисуется в пророчестве как потрясение основ старого мироздания. Эти апокалиптические образы должны показать величие Ягве в сравнении со всеми мировыми державами (2,6–7).

Зоровавель призван осуществить дело Божие. «В тот день, – говорит Господь Саваоф, – Я возьму тебя, Зоровавель, сын Салафиилев, раб Мой... и буду держать тебя, как печать; ибо Я избрал тебя» (2,23). Печать здесь символизирует нечто принадлежащее человеку, дорогое ему. Таким образом, князь Иерусалима является в пророчестве как помазанник или прообраз Помазанника Божия, Мессии.

Как полагают многие экзегеты, сам пр. Аггей надеялся, что мессианство будет даровано Зоровавелю, сыну Давидову. Эта надежда могла превратиться в уверенность, что Царство Божие наступит немедленно после воссоздания Храма. Здесь перед нами еще один пример того, как сокращается перспектива времени в пророческом предвидении будущего. Но судьба Зоровавеля показала, что время Мессии еще не пришло. После освящения Второго Храма Зоровавель исчезает с исторической сцены. С. Н. Трубецкой предполагает, что он возглавил мессианское восстание в Иерусалиме, которое было подавлено персами (ср. 1Ездр. 4:15). Согласно другому предположению, Зоровавель был смещен с поста правителя Егуда и возвращен в Вавилон.

Книга пр. Аггея есть свидетельство веры в пришествие Мессии, прозвучавшее на фоне общей растерянности и малодушия.

5. Пророк Захария (евр. Зехария) был сподвижником пророка Аггея, в книге которого приведена родословная Захарии, из чего следует, что тот принадлежал к знатному роду. Согласно позднейшему преданию, Захария прибыл в Иерусалим еще молодым и умер в глубокой старости, будучи членом Великого Собора (коллегии законоучителей, толковавших Писание и устные законы).

Память пр. Захарии празднуется Церковью 8 февраля.

Книга пророка делится на две части, между которыми есть некоторые различия: первая (гл. 1–8) – четко датирована, относится к концу 520 года. Содержание пророчеств тесно связано с восстановлением Храма и эпохой Зоровавеля; вторая (гл. 9–14) – написана в апокалиптических тонах. В ней уже нет речи ни о Зоровавеле, ни о персах, ни о восстановлении Храма. Пророчество имеет в виду не только судьбы иерусалимской Общины, но и судьбы мира. Большинство экзегетов относят эту часть неведомому пророку (быть может, тоже носившему имя Захарии), жившему на рубеже IV и III веков до Р.Х., когда возросло политическое могущество греков (сынов Ионии, см. 9,13).

Богословие первой части Кн. пр. Захарии носит мессианский характер. Речи пророка сводятся в основном к следующим темам: а) возрождение Храма и Иерусалима; б) обращение народов и мессианское Царство, которое одолевает мировое зло; в) добродетель как истинное служение Богу; г) двойственная природа мессианской власти (царство и священство).

Видения в Кн. пр. Захарии близки по форме и по духу к видениям Иезекииля. Они говорят о бесплотных силах (ангелах), которые участвуют в мировой истории. Таинственные мужи обходят землю: повсюду мир и спокойствие, только Иерусалим страждет. Пророк видит четыре рога – символ всемирной державы. По ее землям рассеяны сыны Завета. Ныне Бог призывает их вернуться к горе Дома Божия.

Первосвященник Иошуа, Иисус сын Иоседеков предстает перед пророком в запятнанных одеждах. Он олицетворяет народ, который несет на себе печать греха. Этот грех порожден внушениями сатаны (здесь впервые в Ветхом Завете дьявол назван по имени). Но Господь властен прощать. Он возвращает предстоятелю народа отнятые у него регалии. Звучит глас Божий: «Выслушай же, Иисус, иерей великий, ты и собратия твои, сидящие перед тобою, мужи знаменательные: вот, Я привожу раба Моего, Отрасль. Ибо вот тот камень, который Я полагаю перед Иисусом; на этом одном камне семь очей; вот, Я вырежу на нем начертания Его, говорит Господь Саваоф, и изглажу грех земли сей в один день» (3,8–9).

Отрасль (евр. Цема) означает Мессию, Который вырастет, подобно молодому побегу, из срубленного корня дома Давидова (ср. Ис. 11:1). Пророку дано понять, что приход Мессии принесет людям отпущение их грехов. Грехи эти обозначены в виде огромного свитка, а также «эфы», меры беззаконий, которые женщины уносят в языческий Вавилон (участие женщин – намек на ханаанские ритуалы, за которые был наказан Израиль).

Пророк видит колесницы ангелов, хранящих Вселенную. Ветер возмездия, который вышел из языческих стран, снова возвращается туда, чтобы более не шуметь над Иерусалимом (6,1–8).

Господь повелевает пророку приготовить два венца: царский и священнический. Оба они принадлежат Зоровавелю, который есть прообраз Мессии. Как и Аггей, Захария надеялся, что пророчество исполнится в лице самого Зоровавеля. Но духовный смысл открытого Богом означал лишь, что обетование, данное роду Давидову, не отменено.

6. Второй Храм (1Ездр 5–6). Под влиянием пророков Аггея и Захарии Зоровавель и первосвященник Иисус приступили к постройке Храма. Узнав о работах в Иерусалиме, сатрап Заречной провинции, в которую входила область Егуд, обеспокоился и потребовал от иудеев отчета. Зоровавель ответил, что восстановить Храм разрешил еще царь Кир. Этот ответ сатрап передал Дарию, который им вполне удовлетворился. Более того, убедившись, что в Егуде не замышляют мятежа, он послал средства для строительства «Дома Божия в Иерусалиме». Помощь оказывали также иудеи диаспоры.

Успехи Зоровавеля подняли его авторитет. Из Халдеи присылали в Иерусалим советоваться по религиозным вопросам. В частности, спрашивали, нужно ли теперь справлять пост в траурный день разорения Храма. Ответ, данный через пророка Захарию в 518 году, был выдержан в возвышенном духе старого профетизма: пост – дело человеческое. Вина Израиля заключалась не в нарушении постов, а в отступлении от заповедей. Чего же требует Господь?

«Производите суд справедливый и оказывайте милость и сострадание каждый к брату своему; вдовы и сироты, пришельца и бедного не притесняйте и зла друг против друга не мыслите в сердце вашем» (Зах. 7:9–10).

12 марта 515 года состоялось торжественное освящение Храма. Его приурочили к празднику Пасхи. Это был день великих упований. Люди верили, что недалеко время, когда Сам Господь явит Себя миру. Но в действительности ветхозаветной Церкви предстояло пережить еще много невзгод, прежде чем «время исполнилось».

Вопросы для повторения

1. О чем повествует 1 Кн. Ездры?

2. Когда она была написана?

3. Как совершилось возвращение из Плена?

4. О чем проповедовал в Иерусалиме Второисайя?

5. В чем заключалась его надежда на грядущее?

6. При каких обстоятельствах и когда пророчествовал пр. Аггей?

7. К чему он призывал Зоровавеля?

8. Что известно о пр. Захарии и его книге?

9. Каковы основные черты богословия пр. Захарии?

10. В чем заключалось его мессианское пророчество?

11. Как был восстановлен Второй Храм?

12. Как учил пр. Захария о посте?

§ 18. Религиозный кризис V века. Пророк Малахия. Книга Ионы (515–445 годы)

1. Причины религиозного кризиса. События св. истории, происходившие от Зоровавеля от Ездры, не отражены в Библии. Несомненно одно: это было время глубокого духовного упадка и разочарования. Его можно сравнить с той эпохой истории Церкви, когда поколебалась вера в скорое Второе Пришествие. Человеческие расчеты и планы не совпадают с планом Божественного Домостроительства. Люди с нетерпением ждали, что наступит Царство Божие, но годы шли, и все оставалось без перемен. Более того, внешние события были печальными.

После Зоровавеля персы не назначили в Иерусалим нового правителя. Егуд подчинился наместнику Самарии. Из-за этого конфликт с самарянами углубился. Народ был подавлен нуждой, обременен поборами. Состоятельные классы наживались за счет бедняков, превращая их за долги в рабов. Многие иудеи женились на язычницах. Дети их быстро забывали родной язык и веру. Появились скептики, которые отрицали Промысел Божий. Фактически ветхозаветная Община нравственно и физически угасала, не имея впереди никакой перспективы. Все надежды были разрушены жестокой действительностью.

2. Пророк Малахия был последним пророком той бедственной эпохи. О нем ничего не известно. Его имя (евр. Малахи – Мой посланник), быть может, – символический псевдоним. Проповедник сознавал себя вестником, которого послал Бог иудеям, чтобы поднять их дух в дни отчаяния.

Кн. пр. Малахии имеет своеобразную форму. Она представляет собой диалог между Богом, говорящим через пророка, и сомневающимися. В ней дополнено учение предшествующих пророков, которые делали ударение на нравственной стороне служения Богу. Малахия, не отрицая этого, показывает, что и нерадивость в обрядах не может быть оправдана. Внешние формы богослужения есть выражение благочестия, и, если оно совершается без тщания, это оскорбляет Бога (ср. Иер. 48:10).

Пророк Малахия напоминает об избрании Иакова, чтобы утвердить веру тех, кто усомнился в духовном призвании Израиля. Бог по Своему свободному смотрению предназначил Иакова для Себя, а Исава, который предпочел земные блага (Быт. 25:27–34), «возненавидел». Слово это означает не ненависть в обычном смысле слова, а меньшее предпочтение (ср. Лк. 14:26). Уделом Иакова-Израиля стали Завет и Закон. Едом же стал обычным, похожим на прочие, царством; причем он принес много обид братскому народу.

Отвечая тем, кто перестал надеяться на правосудие Божие (2,17), пророк говорит о пришествии Ягве, которое предварит великий Вестник (Ангел). Этим Вестником и стал впоследствии Предтеча Христов Иоанн (Мк. 1:1–2).

То, что Израиль не исчез с лица земли, подобно многим другим народам, – не его заслуга, а особое промыслительное деяние Бога-Спасителя (3,6). Какие бы испытания ни ждали Общину, слово Божие неотменимо. Господь придет, явит Себя миру и установит Свое Царство. Путь Его приготовит Илия-пророк, который будет вновь послан на землю. Именно он станет Вестником-Ангелом.

Смысл этого пророчества раскрыт в словах Христовых об Иоанне Крестителе, который подготовил Иудею к евангельской проповеди (Мф. 11:14).

3. Кн. пр. Ионы. В эту же эпоху, как полагают большинство библеистов, была написана Кн. пр. Ионы. Она основана на историческом предании об Ионе, сыне Амафии, который проповедовал в VIII веке в Северном Израильском царстве (4Цар. 14:25). Но по характеру книга отличается от других пророческих писаний, напоминая больше рассказы о пророках Илие и Елисее. Язык книги изобилует арамеизмами и выражениями, свойственными послепленному периоду. Написана она, вероятно, много лет спустя после падения Ниневии (612). Столица ассирийцев изображена автором условно, как некий языческий город вообще. Он невероятных размеров: «на три дня пути», то есть около 90 км в диаметре. Историческая же Ниневия была намного меньше (периметр ее стен составлял 12 км). Древность не знала таких больших городов.

Как поясняет прот. А. Князев, Кн. Ионы – это «мидраш, то есть вольная трактовка истории для назидательных целей». Каковы же были эти цели?

Школа пр. Исайи призывала ветхозаветную Церковь быть свидетельницей Господней перед всеми народами. Между тем иудеи, стесненные в области Егуд, не только не стремились проповедовать свою веру язычникам, но чуждались даже самарян. Они ждали крушения языческих царств и не желали их обращения.

Боговдохновенный автор Кн. Ионы выступает против такого узкого религиозного национализма. Он призывает возвещать имя Господне среди иноплеменников.

Иона, главное действующее лицо сказания, знает о милосердии Божием. Он уверен, что если язычники покаются, Бог простит их. Сам он вовсе не хочет, что они были спасены. Поэтому он решает скрыться от лица Божия. В своей наивности он задумал уехать в дальнюю страну (Тарсис в Испании), надеясь, что там рука Господня его не достанет. Но вот на море разражается шторм. Корабельщики в страхе молятся своим богам, а Иона, сознавая, что его побег греховен, молиться не дерзает: он уходит в трюм и засыпает. Когда выясняется, что непокорный пророк – причина бедствия, спутники хотят спастись, не губя его. То, что автор изображает язычников в привлекательном свете, соответствует общему смыслу книги. В конце концов Иону бросают в море, где его проглатывает огромная рыба (евр. даг гадол).

Рассказ носит характер притчи, что само по себе снимает вопрос о реальности такого чуда. Но для христианского сознания оно вполне возможно. Творец, создавший морское чудовище, может сделать и так, чтобы человек, проглоченный им, остался жив (см. Приложение).

Рыба на третий день извергает Иону на берег, и он вынужден идти в Ниневию. Там он возвещает, что, если народ не покается, то через три дня город будет разрушен. Пророк не ожидал, что слова его произведут такое впечатление. Все ниневитяне во вретище каются в своих грехах. Иона все же ждет, что на язычников обрушится кара. Он сидит в окрестностях Ниневии под тенью куста, который за одну ночь вырастил для него Господь. Три дня прошло, и Иона убеждается, что Бог простил грешников. Он приходит в ярость, просит себе смерти, и тут замечает, что защищавшее его растение завяло. Это повергает его в еще большее отчаяние. «Тогда сказал Господь: ты сожалеешь о растении, над которым ты не трудился и которого не растил, которое в одну ночь выросло и в одну же и пропало. Мне ли не пожалеть Ниневии, города великого, в котором более ста двадцати тысяч человек, не умеющих отличить правой руки от левой, и множество скота?» (4,10–11).

Св. писатель выразительными штрихами рисует характер Ионы: порывистый, страстный, упорный. Урок, преподанный ему Богом, содержится в приведенных выше словах книги: Господь любит все народы и даже врагам Израиля, ниневитянам, желает спасения. Эта великая проповедь универсализма и призыв к миссионерству прозвучали в то время, когда иудеи начали рассеиваться между народами. Несколько позднее он нашел свое выражение в словах Кн. Товита: Сыны Израилевы! Прославляйте Его пред язычниками,

ибо Он рассеял нас между ними.

Там возвещайте величие Его,

превозносите Его пред всем живущим.

(13,3–4)

Христос Спаситель, обличая упорство фарисеев, говорит: «Ниневитяне восстанут на суд с родом сим» (Мф. 12:41), то есть обращение язычников постыдит упорствующих среди Израиля. Свое трехдневное пребывание во гробе Христос символически назовет «знамением Ионы пророка» (Лк. 11:29–32). Спасение Ионы из чрева чудовища ознаменует власть Господа над жизнью и смертью. «Сила, спасшая и обновившая Иону, есть та сила, которая во всей полноте своей явилась в Воскресении Христа, победив смерть и воздвигнув Его к новой, неумирающей жизни, над которой смерть не имеет уже никакой власти. В этом отношении спасение Ионы прообразует Воскресение Христово. Но, конечно, ни Иона, ни автор книги Ионы не могли знать заранее о Воскресении Христа. Типологическое толкование Ветхого Завета стало возможно только тогда, когда явилось новозаветное знание, позволяющее верующим, в свете их более совершенного опыта, распознавать те указания, которые Бог давал в Ветхом Завете» (прот. А. Князев).

Первые христиане часто изображали историю Ионы на стенах катакомб и саркофагах. Молитва Ионы, взывающего к Богу из глубины бездны (гл. 2) положена в основу ирмосов 6-й песни канонов.

Вопросы для повторения

1. В чем заключались причины религиозного кризиса V века до Р.Х.?

2. Чем характеризуется Кн. пр. Малахии?

3. Как укреплял он надежду отчаявшихся?

4. Кто, согласно Кн. пр. Малахии, предварит приход Мессии?

5. Каковы литературные особенности Кн. Ионы?

6. В чем заключается ее содержание?

7. Каков смысл книги?

8. Какое она имеет прообразовательное значение?

ПРИЛОЖЕНИЕ к § 18

«Иона» ХIХ века

Какое животное имеется в виду в Кн. пр. Ионы? Синодальный перевод вместо «большая рыба» оригинала ставит «большой кит». В еврейском языке слово «кит» отсутствует. Под именем Левиафана (евр. Левиатан) обычно подразумеваются морское чудовище вообще или ханаанский змей Лотан – аллегория Хаоса. Поэтому переводчик синодальной Библии имел основания заменить слово «рыба» словом «кит». Тем более что известны случаи, когда человек оказывался живым, побывав «во чреве китовом». Один такой случай приводится в архивах Британского Адмиралтейства. Речь идет о спасении матроса Джеймса Бартли, служившего на корабле «Звезда Востока». В 1891 году он принимал участие в охоте на кита и, как сообщает акт из архива, попал в пасть кита, где пробыл несколько часов и выжил. Он был излечен матросами после гибели животного, раненного гарпуном. В результате этого Бартли потерял зрение. Умер он 15 лет спустя у себя на родине в Глочестере.

§ 19. Реформы Ездры и Неемии. Книга Руфь (середина V века)

1. Роль Ездры в ветхозаветной традиции. Иудейские книжники издавна придавали огромное значение деятельности Ездры. Его изображали как своего рода второго Моисея. Это объясняется тем, что Ездра сумел реорганизовать ветхозаветную Церковь на принципах Закона. Он впервые торжественно кодифицировал полное Пятикнижие в качестве действующего религиозно-гражданского права для всего народа и тем самым вывел Общину из затяжного кризиса.

Кроме 1 Кн. Ездры ему приписывали еще две книги, носящие его имя: 2 Кн. Ездры (составленную из 2 Пар, 1 Ездр и Неем) и 3 Кн. Ездры (апокалиптическое произведение конца I в. по Р.Х.).

В библейской науке период, отраженный в Кн. Ездры-Неемии (см. § 17) принято называть Реставрацией. Но наименование это не совсем точно. Ездра не столько вернул иудеев к прежним порядкам, сколько создал Общину заново, спаяв ее жесткими принципами и канонами. Именно Ездра создал «ограду Закона», которая непроницаемой стеной отделила иудейство от язычества. С одной стороны, это нанесло ущерб духовной жизни народа, обрекая его на изоляцию, но с другой – только решительные меры Ездры смогли предотвратить неизбежный распад Общины.

Разумеется, ветхозаветная Церковь не исчерпывалась этим законническим направлением. Традиция мудрецов, достигая расцвета вскоре после Ездры (см. §§ 20, 21, 22 сл.) была свободна от узости законничества. Тем не менее наследники Ездры в конце концов оказались в иудействе наиболее влиятельными.

2. Проблема хронологии. Поскольку Кн. Ездры была создана уже после его смерти, многие эпизоды расположены в ней не в строгом хронологическом порядке. Экзегеты потратили немало усилий, чтобы уточнить последовательность событий, описанных в Кн. Ездры-Неемии.

В тексте они даны в следующем порядке: первым в Иудею пребывает Ездра (в 7 г. Артексеркса I, Ездр. 7:7, т.е. в 458 г.). Ездра сразу же отделяет иудеев от иноплеменников. А затем, уже в 445 г., приезжает Неемия и строит иерусалимские стены. После этого Ездра публично читает Закон и объявляет об официальном основании Общины, управляемой нормами Торы.

В 1890 г. католический библеист А. Хоонакер указал на свидетельства самого Писания, которые дают возможность строить иную хронологию. К приезду Ездры стены уже существовали (Ездр. 9:9), Иерусалим был населен (10,1). Священник Елиашив, которого встречает в городе Ездра, – современник Неемии, отец Иоханана. Неемия же, повествуя о своем прибытии в Иудею, ничего не говорит о Ездре, что было бы невозможно, если бы он там находился. В списке репатриантов, составленном Неемией (11,3), говорится только о караване Зоровавеля, о людях же, пришедших с Ездрой, не сказано. Отсюда Хоонакер сделал вывод, что «седьмой год Артаксеркса» относится не к Артаксерксу I, а к Артаксерксу II Мемнону (404–369), и, следовательно, Ездра прибыл в Иерусалим в 397 г. Но из папирусов, найденных на о. Элефантине (Египет), стало известно, что в это время Неемии уже не было в Иудее и там правил наместник Багой. Между тем Библия указывает, что Неемия присутствовал при чтении Закона Ездрой (Неем. 8:9). Поэтому современные библеисты выдвинули предположение, что в первоначальной рукописи стояло не «седьмой год», а «тридцать седьмой». Тогда хронология событий в Кн. Ездры-Неемии должна принять следующий вид:


538 Возвращение первого потока переселенцев Кир Ахменид (ум. 530) Камбис (530–522)
515 Освящение Второго Храма Дарий I Великий (522–486)
486 Донос самарян на иудеев Ксеркс, в Библии Ахашверош (486–464)
464 Прекращение строительства стен Иерусалима
445 Прибытие Неемии в Иерусалим Артаксеркс I (464–423)
428 Прибытие Ездры в Иерусалим

3. Деятельность Неемии. В древности город без акрополя считался неполноценным. Он был беззащитен перед лицом даже незначительных сил противника. Поэтому иудеи предпочитали жить в селах. Иерусалим, лишенный стен, был почти безлюден. Он наполнялся лишь в дни праздников. Попытка старейшин восстановить крепость была сорвана происками самарян. Они послали царю Ксерксу донос, обвиняя строителей в заговоре. Ксеркс поверил самарянам и дал им право «сильною вооруженною рукою» приостановить работы (1Ездр. 4:6–23).

Но при следующем царе Артаксерксе I положение изменилось. У него был приближенный иудей по имени Неемия (евр. Нехемия). Узнав о бедственном состоянии отечества, Неемия испросил у царя позволения помочь собратьям. Артаксеркс согласился и назначил Неемию правителем области Егуд. Он даже приказал отпустить ему необходимое количество леса для восстановления городских ворот (Неем. 2). В записках, которые вышли в библейскую книгу, носящую его имя, Неемия подробно описывает, в каком жалком состоянии нашел он Иерусалим, как ночью объезжал его развалины, составляя план ремонтных работ.

Осмотрев все, Неемия собрал старейшин и попросил их помощи в «благом деле». Строительство началось. Но на пути его возникали бесчисленные препятствия. Самарийский правитель не останавливался ни перед чем, лишь бы заставить Неемию отступить от своего замысла. Но ни козни, ни доносы, ни покушения не могли сломить волю Неемии, который сознавал себя призванным Богом. Нередко враждебные племена делали набеги на строителей, так что тем приходилось работать, держа при себе оружие. Особенно возмущала Неемию инертность знати и происки тех, кого подкупили самаряне. Многие бедняки попали к ним в рабство за долги. Неемия пишет:

«Сердце мое возмутилось, и я строго выговорил знатнейшим и начальствующим, и сказал им: вы берете лихву с братьев своих. И созвал я против них большое собрание, и сказал им: мы выкупали братьев своих, иудеев, проданных народам, сколько было сил у нас, а вы продаете братьев своих... Они молчали и не находили ответа. И сказал я: нехорошо вы делаете. Не в страхе ли Бога нашего должны ходить вы, дабы избегнуть поношения от народов, врагов наших?»

(Неем. 5:7–9).

Неемия потребовал, чтобы все долги были прощены. Это решение вызвало энтузиазм у народа. Строительство продолжалось удвоенными темпами. Скоро Иерусалим уже окружали новые стены с крепкими воротами. Но Неемия видел, что он не в состоянии справиться с другим бедствием: утратой веры, равнодушием народа к заветам религии. Помощь пришла неожиданно из Вавилона, откуда прибыл в 428 году священник Ездра.

4. Реформа Ездры. Ездра, выходец из вавилонского рассеяния, был знатоком Закона и бережно хранил священные книги. В частности, он уже владел Пятикнижием в его нынешнем объеме. Зная, что в Иудее люди постепенно отходят от веры, он задумал вернуть их к Закону Моисееву. В Торе он нашел свод правил, охватывающих все стороны жизни. Она могла стать кодексом теократического строя, который Ездра желал установить в Иерусалиме.

Книжник испросил у царя Артаксеркса документ, который давал ему права руководить всей религиозной жизнью Егуда. Царь охотно пошел на это, надеясь тем самым взять под опеку дела в Иерусалиме.

Вместе с Ездрой в Палестину выехало около полутора тысяч добровольцев. Прибыв на место, книжник созвал народное собрание и начал публично читать Закон Моисеев. Поскольку люди уже плохо понимали древнееврейский, левиты переводили слова Писания на арамейский и толковали прочитанное. Чтение продолжалось несколько дней и потрясло иудеев: «Народ плакал, слушая слова Закона». Воспользовавшись этим, Ездра, человек суровый и непреклонный, решил вырвать с корнем языческие плевелы. Он потребовал, чтобы все женатые на язычницах разошлись с ними. Это вызвало естественное сопротивление, даже со стороны высшего духовенства. Но Ездра не отступал ни на шаг от своего требования. Он был уверен, что только так можно спасти Общину от гибели.

Сопротивление длилось несколько месяцев, но в конце концов Ездра победил. Он снова собрал жителей Иерусалима и потребовал от них присяги в том, что они будут строго соблюдать Закон. Все, кто не пожелал оставить жен-язычниц, должны были покинуть Общину.

Неемия всецело поддержал дело Ездры. В 424 году он уехал к царю в Сузы и, вернувшись, возобновил борьбу за соблюдение Закона (Неем. 13:4–31).

Таким образом завершилась церковная организация иудейства, которая привела его в соответствие с буквой Закона. Это имело благотворные последствия: вера укрепилась, жизнь была подчинена Закону. Но в то же время переворот Ездры проложил путь изоляционизму, обрядоверию и сухой законнической казуистике.

5. Оппозиция законничеству. Кн. Руфь. Последователи пророков справедливо усматривали в действиях Ездры и Неемии крайность, противоречащую основам веры Израиля. Обособление стало преградой для обращения язычников. Развод с иноплеменницами не всегда был религиозно оправдан: ведь многие из них приняли богооткровенную религию.

По-видимому, именно противники Ездры распространили в народе книгу, в которой воскрешалось древнее предание о моавитянке Руфи, праматери Давида.

Время написания этой книги и автор ее неизвестны. Из самого текста явствует, что она была создана позже эпохи судей, которую описывает (1,1). Обилие арамеизмов также указывает на позднюю эпоху. По мнению прот. А. Князева и других современных библеистов, Кн. Руфь была написана после Плена, хотя в основу ее легло более раннее сказание. В еврейском каноне книга была отнесена к третьему разделу – Писаниям (Агиографам).

Сюжет и композиция книги несложны. Молодая моавитянка Руфь вышла замуж за иудея, жившего в земле Моава. Когда он умер, юная вдова не покинула свою свекровь. «Куда ты пойдешь, – сказала она, – туда и я пойду, и где ты будешь жить, там и я буду жить; народ твой будем моим народом, и твой Бог мои Богом» (1,16). И Господь благословил эту верную душу. Придя со свекровью в Иудею, она вышла замуж за сродника своего мужа – Вооза, и ее правнук стал величайшим еврейским царем.

Книга преподавала недвусмысленный урок Ездре и всем, кто проповедовал национальную исключительность. История простой моавитянки не сопровождается «моралью», ибо она, как и в рассказе об Ионе, вытекает из самого повествования: достоинство человека и его праведность не зависят от происхождения, от национальной принадлежности. Богу угодны все, кто сохранил веру и любовь.

Учение, содержащееся в Кн. Руфь, нашло последователей. Автор Кн. Иова, изображая святого человека из земли Уц, показывает, что праведность не знает племенных границ.

Об этом напоминает и евангелист, приводя имя Руфи среди предков Христа по плоти (Мф. 1:5).

Вопросы для повторения

1. Какова была роль Ездры в ветхозаветной традиции?

2. Каков был ход событий, описанных в Кн. Ездры-Неемии, согласно данным современной библеистики?

3. Что сделал Неемия для Иерусалима?

4. Как проводил свою реформу Ездра?

5. В чем заключена двойственность результатов этой реформы?

6. Когда была написана Кн. Руфь?

7. Как отразилась в ней оппозиция законничеству?

* * *

7

О значении этого пророчества см. ниже § 28.

8

В Септуагинте слово «Эвед» передано существительным «Пайс», которое переводится как дитя, сын, молодой слуга (отрок). Точно также назван Христос в речи ап. Петра (Деян. 4:27, согласно древнейшим рукописям), несомненно, в связи с гимнами Эведа в Кн. Исайи (по переводу LХХ).

9

В синод. переводе Кн. Ездры названа 1-й, т.к. в него включены неканонические 2-я и 3-я Кн. Ездры.


Источник: Исагогика. Том II. Эпоха пророков. Священная письменность времен Второго Храма / прот. Александр Мень

Комментарии для сайта Cackle