М. Бирд. К. Эванс

Как Бог стал Иисусом

Как Бог стал Иисусом — и как я уверовал в Него
Майкл Берд

Барт Эрман, профессор религиоведения в Университете Северной Каролины в Чапел-Хилл, — в своем роде звезда среди скептиков. Он написал несколько бестселлеров, в которых разоблачает так называемые ошибки в традиционных документах раннего христианства. Его книга «Искаженные слова Иисуса: Кто, когда и зачем правил Библию» утверждает, что рукописи, использованные при составлении Нового Завета, искажены, ненадежны и содержат отступления от автографов. В своей книге «Великий обман: Научный взгляд на авторство священных текстов» он утверждает, что многие новозаветные тексты представляют собой подделки, написанные неизвестными авторами под именами апостолов.

В своей последней книге How Jesus Became God: The Exaltation of a Jewish Preacher from Galilee («Как Иисус стал Богом: возвышение иудейского проповедника из Галилеи») Эрман утверждает, будто вера в божественность Иисуса развивалась на протяжении первых нескольких столетий и в конечном итоге превратилась в то, что нам известно сегодня. Иисус не называл себя Богом — это его последователи сочли его божеством, поскольку поверили, что он воскрес из мертвых. Но даже после этого понимание божественности Иисуса было невероятно пластичным, варьируясь от человека, возвышенного по положения Божьего наместника, до предвечной личности, равной Богу. Лишь гораздо позже Иисуса стали отождествлять со Всевышним.

Эрман известен тем, что пережил «разобращение», превратившись из евангелического христианина в агностика. И ему нравится об этом рассказывать. Эрман — талантливый рассказчик, у него всегда наготове провокационная цитата. Он знает, как взбаламутить толпу и с пользуется успехом в качестве гостя ток-шоу, конференций, презентаций и дебатов.

Но у меня есть собственная история «разобращения», ничуть не хуже.

Я вырос в семье неверующих в в австралийской глубинке, мои родные категорически отвергали любую религию, считая ее «костылем для слабых», а над верующими смеялись как над лицемерами с нравственными отклонениями. В Австралии доля людей, посещающих церкви, — одна из самых низких в Западном мире, и политическое руководство страны не видит никакой необходимости в том, чтобы стимулировать религиозность. Более того, они полагают, что лучше всего вообще не иметь дела с религией.

Подростком я писал стихи, в которых высмеивал веру в Бога. Моя мать, беседуя с приходившими к нам домой проповедниками, использовала словечки, которые вогнали бы в краску и биндюжника.

Однако много лет спустя я сам прочел Новый Завет. Иисус, Которого я там увидел, был совсем не похож на того запутавшегося радикала или даже мифического персонажа, каким мне Его описывали. Этот Иисус — исторический Иисус — был настоящим. Он говорил о вещах, близких моему сердцу, — особенно когда я размышлял о смысле человеческого бытия. Меня поразило свидетельство ранней Церкви об Иисусе: смертью Христа Бог победил зло, и Своим воскресением Он даровал всем жизнь и надежду.

Когда я перешел от неверия к вере, все детали неожиданно сложились в стройную картинку. Я всегда относился к своему неверию со странным смущением. Меня терзало острое подозрение, что может быть нечто большее, нечто трансцендентное, но я также знал, что мне велели не думать об этом. Я «знал», что этика — не более, чем эстетика, простая игра слов, обозначающая то, что мне нравится и не нравится. Я чувствовал внутреннюю борьбу, когда мое сердце болело при виде несправедливости и жестокости мира.

Из семени сомнения выросла вера, и я открыл для себя совершенно новый мир, в котором я впервые увидел смысл. Я до сих пор не ощущаю, что вера каким-то образом ограничивает или сковывает меня. Напротив, вера меня освободила и изменила. Она открыла мне целый мир смысла, красоты, надежды и жизни, который меня приучили отрицать. Так начался мой путь познания, изучения и проповеди Того, Кого христиане называют Господом.

Как библеист, специализирующийся на раннехристианской истории, я большую часть времени посвящаю тому, что преподаю и пишу об Иисусе, ранней Церкви и развитии христианской мысли.

Во многих отношениях я антипод Барта Эрмана — библеист с докторским дипломом по богословию и скромным портфелем публикаций за душой, сменивший светское на священное, пришедший от скептицизма к вере. Поэтому я не считаю Иисуса всего лишь очередным человеком, которого люди впоследствии стали почитать как бога. Нет, глядя на Иисуса, я вижу, что Бог с нами и ради нас, потому что Он стал одним из нас. Я верю, что Бог стал человеком, Иисусом из Назарета.

Услышав, что Эрман готовит к публикации книгу о том, как Иисус стал Богом, я испытал всплеск интереса. Я хорошо знаком с предыдущими сочинениями Эрмана (и многое в них мне нравится), так что у меня было довольно хорошее представление о том, в какую сторону он станет развивать эту тему.

Я также знал, что, хотя Эрман может рассказать много интересного, история Церкви в его изложении может зачастую предстать в сильно искаженном виде. Так что я объединил усилия с четырьмя коллегами (Крэйгом Эвансом, Саймоном Гэтеркоулом, Крисом Тиллингом и Чарльзом Хиллом), которые являются ведущими специалистами в своих областях, чтобы сразу же опубликовать ответ Эрману. За зиму мы прочли рукопись Эрмана и взялись за работу над книгой How God Became Jesus: The Real Origins of Belief in Jesus' Divine Nature («Как Бог стал Иисусом: подлинные истоки веры в божественную природу Иисуса»). В этой книге мы оспорили выводы Эрмана о том, когда, где, каким образом и кто положил начало вере в Иисуса как воплощенного Бога.

Для многих секуляристов Эрман — подарок судьбы, человек, пропагандирующий распространенные заблуждения относительно Иисуса и ранней Церкви. Он полагает, что в древнем мире между богами и людьми существовали разные уровни божественности. Поэтому он утверждает, что представления ранней Церкви об Иисусе менялись: сначала человек, вознесенный на небеса, потом ангел, ставший человеком, потом предвечная «божественная» личность, воплотившаяся на земле, потом меньший или второстепенный бог, и в конце концов — одно с Богом.

Моя вера и мои исследования убедили меня в обратном. Евреи первого столетия и ранние христиане отчетливо отделяли Бога от все остальной действительности, благодаря чему они придерживались очень строгого единобожия. Вместе с тем, Иисуса не считали чем-то вроде греческого бога Зевса, ходившего по земле, или человека, который по смерти преобразился в ангела. Скорее, первые христиане пересмотрели понятие «один Бог», применив его к личности и труду Иисуса Христа. Не говоря уже о новозаветных авторах, в особенности о Луке и Павле, которые последовательно отождествляют Иисуса с Богом Израилевым.

Многим нравится мысль о том, что Иисус был всего лишь пророком и никогда не называл Себя Богом. Но внимательное изучение Евангелий показывает, что исторический Иисус недвусмысленно утверждал, что обладает божественной властью. Он отождествлял Себя с действиями Бога в мире. Он был убежден, что в Его лице Бог Израилев вернулся на Сион, как и предсказывали пророки. И он утверждал, что воссядет на престоле Бога. Если внимательно вслушаться в Его слова, Он de facto называл Себя божественной личностью — именно поэтому религиозные вожди того времени были в таком гневе.
Факты свидетельствуют, что Иисус называл Себя воплощенным Богом, и в пределах 20 с небольшим лет после Его смерти и воскресения христиане отождествляли Его с Богом Израиля, используя для этого язык и грамматику Ветхого Завета.

Действительно, некоторые секты в первые века придерживались еретических представлений об Иисусе. Однако традиционные, ортодоксальные представления о Христе всегда соответствовали Новому Завету и были укоренены в нем, хотя в последующие столетия ортодоксальное христианство стало более утонченным.
Книга Эрмана действительно информативна и временами провокационна, но многое он понял неправильно. Нынешняя светская аудитория, предпочитающая провокационные высказывания Ричарда Докинза и теории заговора Дэна Брауна, обожает слушать Эрмана. Он предлагает секуляристам утешение, говоря, что все учение о божественности Иисуса — это огромная ошибка, пагубно отразившаяся на истории человечества. В нашей культуре быть неверующим модно, а верующим — убого. Верующих нередко высмеивают, выставляя их сельскими дурачками.

Некоторые безоговорочно доверяют словам ученых-скептиков. Я тоже некогда им доверял — возможно, больше, чем кто-либо. Если кто-то и считает, что его неверие оправдано, у меня были на то все причины: сын неверующих родителей, некрещеный, не переступавший порога церкви; по научным заслугам — кандидат наук, защитивший диссертацию в светском университете; по ревности — насмешник над церковью; по идеологической праведности — абсолютный радикал. Но все, в чем я видел свое интеллектуальное превосходство над христианами, я теперь почитаю невежеством. И все в своей прежней жизни я почитаю тщетою ради превосходства познания исторического Иисуса, воскресшего Господа. Ради Него я оставил попытки быть хипстером-атеистом. Я счел все бородатые анекдоты на этот счет чистой мерзостью, чтобы приобрести Христа и найтись в нем не с научными регалиями, которые откроют мне дорогу к карьере преподавателя в Лиге плюща, но с осознанием того, что я связал свою жизнь с Иисусом, и что там, где Он, буду и я.

Подлинная история Иисуса Христа — это благая весть, она изменила мою жизнь. Вот почему я борюсь за право озвучить ее посреди какофонии ложных голосов.

***

Данный труд пока не переведён в текстовый формат. В виде сканированного документа вы можете ознакомиться с ним по ссылке ниже.

Читать в формате pdf


Предлагаем помочь распознать текст этой книги и открыть его для тысяч читателей. Это можно сделать самостоятельно или привлечь профессионала. Предварительно просим уточнять, не взята ли эта книга на распознавание, написав по адресу otechnik@azbyka.ru


Источник: Перевод Петра Пашкова

Комментарии для сайта Cackle