протоиерей Димитрий Смирнов

Четверг седмицы 14-й по Пятидесятнице

Воистину так оно и есть: «Блажени слышащии слово Божие и хранящии е». Человечество сейчас запуталось окончательно и не знает, куда идти. Возникают всякие общества, комитеты, люди решают вопросы, ответ на которые, собственно, был известен уже тысячи лет назад: как семью сохранить, как детей воспитать. Все заново приходится открывать, как будто человечество только вчера начало жениться, замуж выходить или детей рожать. И люди умные сидят и думают: как же быть, куда человечество идет, да что делать с наркоманами, да что делать с пьяницами, да почему столько матершинников и воров?

А на самом деле, как говорится, новое – это хорошо забытое старое. И действительно «блажени слышащии слово Божие», поскольку в слове Божием есть ответ на все эти вопросы. Возьми открой да почитай, там все сказано. А иначе, без Бога, как-то устроить нравственную жизнь просто невозможно: как только человек теряет Бога, он становится существом безнравственным, потому что нравственность должна обязательно на чем-то покоиться. Допустим, сказать человеку: будь хорошим, не воруй. А он спросит: почему, собственно, не воровать? вот я вижу, плохо лежит, и возьму себе, никто не увидит, а там все равно много, не убудет. Разве это плохо – и там не убыло, и мне хорошо: и в дом принес, и жена рада? Попробуй объясни человеку, почему плохо воровать или почему пить плохо. Продается в магазине – значит, можно, пью на свои, не валяюсь, норму выполняю, ползарплаты жене приношу. Почему плохо-то пить? Неизвестно почему. Видите ли, начальству не нравится. Это не аргумент.

Без понятия греха, без знания Бога, духовной жизни, ожидания воздаяния вообще никакой нравственности наладить нельзя. Человек должен внутренне глубоко понять, в чем суть греха, понять конкретно, почему это плохо. И Писание каждый раз нам открывает премудрость Божию.

Вот и сегодня в Евангелии от Марка мы читали эпизод, который нам всем должен быть хорошо известен: об исцелении бесноватого. Господь, когда переплыл Галилейское озеро, вступил в область, называвшуюся Гадаринской страной. И вот выбежал ему навстречу человек, которого все боялись, потому что он был бесноватый, то есть одержимый нечистыми духами. Местные жители пытались его как-то усмирить, заковывали даже в железные цепи, связывали металлическими прутьями, но бесы в нем были настолько сильны, что он рвал эти цепи и держал в страхе все окрестные селения.

Евреи хоронили умерших в пещерах, потому что страна у них гористая и там много пещер. Покойника клали в пещеру и приваливали вход камнем. У нас тоже есть такие захоронения, например, в Киево-Печерской Лавре или в Псково-Печерском монастыре. И бесноватый жил в этих гробах, то есть в пещерах, где камень уже разрушился и покойник истлел. Питался чем попало: тем, что украдет, или какую-нибудь зверушку поймает – то есть был совершенно озверевший человек.

И вдруг этот безумный, бесноватый бежит сломя голову прямо навстречу Господу – на ногах и на руках у него болтаются обрывки цепей, волосы всклокочены, глаза горят, – склоняется перед Ним и восклицает: «Что Тебе до меня, Иисус, Сын Бога Всевышнего? заклинаю Тебя Богом, не мучь меня!» Почему, встретив Христа, он испытал такую муку? Потому что Господь и этот человек были носителями разных духов. Вот бывает, мы встречаем человека – правильные черты лица, одет как обычно, а в нас он вызывает какое-то раздражение. Он еще ни слова не сказал, а нам уже что-то в нем не нравится. Отчего это происходит? Оттого, что мы с этим человеком носители разных духов. Мы так и говорим: человек не нашего духа. С такими людьми мы трудно находим язык, но все-таки можем в рамках вежливости начать с ними какую-то беседу. А бывают духи прямо противоположные, как у дьявола и у Христа, и такая разность, полярность духов вызывает у человека просто муку.

Почему молодые люди пятнадцати-шестнадцати лет безумно раздражают людей лет шестидесяти-семидесяти? Вот идет молодой человек, джинсики на нем, кроссовочки, шапочка лыжная – и человек пожилой при виде его начинает раздражаться, все в нем ему не нравится. Причина в том, что эти люди принадлежат разному времени, а у каждого времени свой дух, и дух иного времени приходит в несоответствие с духом времени прошлого. А каждое несоответствие – это мука. Если у тебя размер ноги сорок первый, то попробуй надеть тридцать шестой. Пока будешь надевать, испытаешь муку: там трет, здесь жмет. То же самое бывает и с людьми, то есть оказывается, что мир нашей души, ее благополучие, покой, тишина зависят от духов, которые в душе поселяются. От этого зависит то, как мы себя чувствуем душевно. Потому бесноватый и мучился, подходя ко Христу, что сам-то он был носителем духа тьмы, причем не одного, а многих, имя им было легион, то есть несколько тысяч бесов находилось в его душе, а перед ним – Сын Божий, воплощение благодати, Дух противоположный.

Каждый человек в своей жизни управляется духом. Если он, допустим, обладаем духом злобы, то этой злобой он и руководствуется, эту злобу постоянно на окружающих выливает. Если человек обладаем духом жадности, тогда он постоянно по каждому поводу и без повода эту жадность проявляет, то есть жадность его жизнью руководит. Если он обладаем духом блуда, то по каждому поводу и без повода в свою голову, в свое сердце блудные мысли и чувства принимает. Одержимый духом сребролюбия изо всего старается извлечь денежную выгоду. Ему нравятся сами деньги, как таковые, их рост, увеличение. Хотя они могут лежать, допустим, на сберкнижке как мертвый груз и человеку пользы не приносить, благополучие человека от того, что деньги растут, не будет увеличиваться, но сам этот рост доставляет ему наслаждение.

И таких духов очень много: дух объядения, дух гортанобесия (любовь вкусно поесть), многоспания, злоречия, многоглаголания – бесчисленное множество. В бесноватом человеке, о котором мы сегодня слышали, был легион духов, но и в каждом из нас их хотя, может быть, и не легион, но все-таки очень много. И когда количество нечистых духов в душе человека достигает апогея, человек уже полностью бывает ими порабощен, он перестает иметь собственную волю. Например, мы знаем, как алкоголику трудно не пить. Почему так? Потому что дух пьянства его пить заставляет. Или у человека страсть к табаку – и он не может бросить курить. Вроде бы какая проблема, не кури, и все. А ему хочется, дух его понуждает. Так дух понуждает и болтать, понуждает сплетничать, вмешиваться не в свои дела, завидовать.

Этими духами наполнена, собственно, вся земля, и обилие их диктует и дух времени. Почему, допустим, семнадцатый век отличается от двадцатого? Какие духи преобладали в людях того времени и нашего – вот в этом разница. И это отражается во всем: в музыке, в архитектуре, в поведении людей, их одежде. Сейчас духи почти полностью завладели человечеством – свидетельство этому то, что люди шарахаются из стороны в сторону и полностью утратили всякие возможности нормального поведения. Человек полностью порабощен и подчинен духам. Вот он чего-то захотел – и тут же это делает: захотел – и ушел от жены, бросил детей; захотел выпил, захотел перепил; захотел хорошо поработал, захотел – плохо; захотел кому-то вежливо поклонился, захотел нахамил; захотел ребеночка родил, захотел его зачатого убил. То есть человек делает как хочет, как считает нужным, как чувствует, но все эти чувства навеваются от дьявола.

А что же есть истина, что правда, как поступить правильно? Человек этого не знает, потому что не знает Священного Писания, не знает закона Божия, он полностью дезориентирован и руководствуется только своими «хочу», тем, хорошо ему или плохо. Он выбирает себе такую жизненную позицию: поменьше страдать. Это единственный руководствующий критерий в жизни. Вот квартира холодная, я мерзну – значит, что надо делать? Надо постараться поменять ее на теплую. Вот я далеко живу от работы, мне ездить трудно – значит, надо переехать поближе к работе. Жена у меня сварливая и уже немножко устарела – надо ее поменять на молодую и более покладистую. Мне платят сто сорок, а тут предлагают сто шестьдесят. Значит, надо туда перейти, потому что на эти двадцать рублей я смогу себе еще чего-то купить.

Человек хочет избавиться от страдания. Вот, допустим, он раздражается на кого-то, и раздражение душе его доставляет муку. Что надо сделать? Надо сорвать зло. Сорвал зло – легче. Или у человека зуд, хочется поговорить. Вцепился в кого-нибудь, про себя рассказал, про соседей, на детей пожаловался, обсудил начальство на работе, обсудил порядки на улице, в городе, в государстве – все, легче стало, потешил дьявола. И так во всем. Те духи, которые возбуждают желания в душе, заставляют человека идти у них на поводу, они мучают его и муку свою ослабляют только тогда, когда человек их слушается. Эти духи как дрессировщики: иди вот по этой дороге, а чуть вправо или влево – хлыстом, и человек мучается. Поэтому, чтобы муку не испытывать, он начинает духов слушаться и полностью становится их рабом: рабом общества, рабом своего собственного внука, рабом моды, рабом того, что про него скажут, – то есть человек теряет сам себя, становится зависимым ото всего. Он теряет свою свободу, которую дал ему создавший его Господь.

И Христос пришел на землю, чтобы нам свободу вновь вернуть, чтобы мы уже духам не подчинялись, а, наоборот, подчинялись только Богу. Но в силу того, что мы уже привыкли уклоняться от тех страданий, которые нам грядут, мы становимся рабами этих духов и не хотим быть рабами Христовыми. И вот в этом наша вся и беда.

Почему этот гадаринский бесноватый исцелился? Мы все бесноватые, у каждого из нас много всяких бесов в душе – и вот мы не исцеляемся, а он исцелился. Все дело в том, что он нашел силы преодолеть ту страшную муку, которую испытывал, подходя ко Христу, – а можно представить, как жег его огонь, это просто страшно. Когда человек наполнен нечистыми духами, он всегда испытывает это жжение при встрече с Духом Божиим. Каждый из нас, например, по опыту знает: когда человек начинает ходить в храм, на него сразу ополчаются домашние или начинается гонение на работе, хотя пиджак у него остался тот же, лицо то же, прическа та же, ботинки те же. Господь так и сказал: «Враги человеку – домашние его». А что же людей вдруг возмущает в этом человеке? Они чувствуют, что что-то в нем не то – чувствуют не тот дух, Дух Христов, который мучает их.

Вот иногда придешь в больницу причащать больного. Один врач видит, что батюшка идет, и спокойно проходит мимо, а другой начинает скалить зубы, рычать и буквально отпрыгивать в сторону. Почему так? Зачем поднимать лишний шум? Тебе же потом может нагореть. Нет, вот такая реакция, человек не может с собой совладать, потому что он управляется духами нечистыми, духами злобы, ненависти и, когда видит носителей другого духа, начинает бесноваться.

Как же нам победить нечистых духов, которые в нас сидят? Как нам исцелиться, как избавиться от них? Во-первых, нужно нам познать, какие именно духи нами управляют; надо последить за собой, за своими словами, своими мыслями, чувствами, поступками – тогда мы поймем, что в нас преобладает: дух ли это зависти, дух ли клеветы, осуждения, гордости, тщеславия, блуда, дух ли еще какой-нибудь – уныния, допустим, или сребролюбия. И тогда мы вступим с ним в борьбу – с помощью Божьей, конечно, потому что только Христос может исцелить, как вот этого бесноватого, который, хотя в нем были тысячи бесов, все-таки подошел ко Христу, терпя страшную муку – у него все внутри кипело и он бы с удовольствием бросился на Христа и растерзал Его своими когтями, потому что сила у него была неимоверная, он железные цепи рвал. Но он так желал исцелиться от этих бесов, что упал и поклонился Господу. И каждый из нас, если поклонится Христу, то есть свою гордую шею согнет под заповеди Божии, может бесов победить и может освободить душу от этих железных уз, которые его связывают. Освободить душу от зависти, от корыстолюбия, блуда, лени, злобы, раздражения, гневливости – ото всего того, что нас связывает, что нас разделяет, что нам мешает Бога увидеть. Вот это и есть, собственно, исполнение закона Христова, исполнение Его заповедей.

Поэтому нужно нам познать в себе этот грех – то, что нас отделяет от Бога, – а потом обязательно поклониться Христу. И надо терпеть, потому что, чтобы исцелиться от греха, человеку приходится терпеть страшную муку. Вот кто-то тебя раздражает, и попробуй изо дня в день не раздражаться. Ну для начала хотя бы не подавай виду, что он тебя раздражает, не бросай гневных взглядов, пусть у тебя голос не дрожит, старайся говорить спокойно – и ты увидишь, какая это мука. Гораздо проще его оттолкнуть, наговорить ему дерзостей, нахамить как-нибудь – и сразу на душе будет приятно, потому что бес, который возбуждает в душе раздражение, ослабит свое давление. Он ждет, когда мы согрешим, вляпаемся в грязь, – и тогда немножко отпустит. А потом начнется опять сначала, и так бесконечная игра: он нас раздражает, мы злобу сорвем, нам полегчает. Завтра опять раздражает, и так без конца. И это будет продолжаться не только до самой смерти, но и после смерти, потому что свое раздражение мы унесем и туда, в тот мир. И эту муку, которую мы терпим, допустим раздражение – а таких мук у нас бесчисленное множество, – мы будем терпеть вечно. Вот это и называется вечный огонь, вот это и называется ад. Здесь-то он тебя раздражает – ты злобу сорвал, и полегчало. А там это невозможно, там раздражение будет в тебе кипеть, а сорвать его будет не на чем. Поэтому адская мука, она в тысячу крат сильнее.

А Христос предложил нам другой путь: вообще освободиться от раздражения, достичь такого состояния души, когда нас ничто не раздражает: никакой человек, ни погода, ни низкий оклад, ни то, что прохудился ботинок, вообще ничто, – когда мы ровны и спокойны. И не потому, что нам на все наплевать, а потому, что через терпение мы достигли смирения. Как достигается, допустим, победа над раздражением? Только терпением и молитвой, только постоянным воздержанием: вот умру, а не буду раздражаться. А если во мне все-таки закипает раздражение, я начинаю молиться Богу до тех пор, пока оно не уйдет. И так буду делать сегодня, завтра, послезавтра, десять лет, двадцать лет, тридцать, сорок – пока раздражение не исчезнет. И так буду поступать с каждым грехом, который я обнаружу в себе.

Какая это страшная мука, какой тяжелый труд, особенно для человека, который впервые в церковь пришел уже в годах! Когда ребеночек маленький, ему легко победить в себе многие грехи. Поэтому хорошо, когда ребеночка с младенчества в церковь папа с мамой приносят. А когда человек пришел в церковь впервые в пятьдесят лет и каждый грех у него – это не просто стебелечек, а вот такое дерево, попробуй это вырви из сердца. Сколько нужно труда! Для многих это уже бесполезное дело. Остается только надеяться на милость Божию, на то, что Господь Сам спасет, послав какую-нибудь скорбь, какую-нибудь болезнь, трудность. Ну вот, например, настолько человек привык вкусно кушать, что видит грибочки соленые – и не в состоянии удержаться. Казалось бы, какой пустяк: ну не ешь, и все. Но это просто для того, кто уже постился, кто тренировался в воздержании, а для него это страшная мука. И Господь, умилосердившись над ним, посылает ему язву какую-нибудь или холецистит, при котором грибы есть категорически нельзя: съешь грибочек, и будет приступ. И человек выправляется – как бы палкой.

То, что мы не можем доделать в силу своей немощи, Господь по милости Своей Сам выправляет, давая нам вот такие лекарства. Правда, они горькие и трудные, но если мы хотим душу свою спасти от греха, получить свободу, то мы должны это принимать. Поэтому то, что с нами случается, все скорби, болезни, надо принимать с радостью, надо жадно пить чашу страданий, потому что это исцеляет нас от греха. Хотя бес нам все время шепчет: уклонись от страданий, найди какой-то выход, чтобы тебе только не страдать. Он хочет внушить, что нам будет хорошо, только если мы будем беса тешить, но на самом деле он обманывает нас. Сколько вечером ни съешь, хоть целый грузовик еды, завтра будешь еще больше хотеть есть. Это закон. Чем больше человек спит, тем больше у него потребность во сне. Чем больше человек пьет, тем больше ему надо пить. Чем больше он блудит, тем больше ему надо блудить. Чем больше у него денег, тем все больше, и больше, и больше ему надо.

Вот мы в газете читаем: украли у государства 250 тысяч – и удивляемся: спрашивается, ну что с этими деньгами делать? А они знают, что с ними делать, и им еще мало. Они не просто украли и успокоились, нет, этот процесс все продолжается и продолжается, потому что грехом человек насытиться не может. Это невозможно, бес его не оставит в покое, он будет постоянно дергать за ниточку, а человек, как хампельман, будет все его команды выполнять: бес дернул за эту ниточку – человек руку поднял, бес дернул за ту – человек голову повернул. То есть он полностью является рабом беса, и не одного, а многих, и вот из этого складывается его жизнь. Дожил человек до смерти и не понимает, что всю жизнь его дергали за бесчисленные нитки и он по этим ниткам и жил и не знал даже, что есть Христос, что есть спасение, что есть свобода от греха, есть совершенно новая жизнь.

И Христос пришел на землю, Церковь основал, чтобы нас от этой поганой жизни, в которой мы живем, освободить, очистить. И пример этого бесноватого показывает нам, что мы можем освободиться от греха. Для этого надо ко Христу припасть, возненавидеть те грехи, которые мы в нашей душе увидим – а если мы будем ходить в храм, то будем в себе грехи видеть с каждым разом все больше, и больше, и больше. Когда человек приходит в храм первый раз, ему кажется, что он хороший, что он никому никогда ничего плохого не сделал. Это бес так устраивает, внушает ему эту мысль, и человек, будучи самым последним грешником, думает про себя, что он глубоко прав, что он может и других учить, и вообще он знает все, как нужно. На самом деле это глубокое заблуждение, и постепенно, познавая себя, познавая Бога, человек видит, что и тут он грешен, и тут, и тут, и наконец видит свои грехи, как песок морской. Вот тогда-то и начинается процесс выздоровления.

Поэтому надо нам к этому стремиться, если, конечно, мы хотим вечной жизни, хотим Царствия Небесного, хотим соединиться со Святой Троицей. А если мы хотим в том пекле, в котором мы сейчас живем, продолжать быть и за гробом, вечно вариться в этом котле греховном, то на здоровье, каждому свое, каждый выбирает ту жизнь, которая ему нравится. Человек получает то, что он, собственно, сам себе создал. Каждый является либо рабом Христа – слушается Его во всем, всех Его заповедей; либо рабом дьявола – и тогда начинает слушаться бесов. Другого состояния нет.

Но раз мы люди верующие, раз мы в храм пришли, значит, надо нам стремиться получить Царствие Небесное. Земная наша жизнь – это всего лишь подготовка к жизни вечной, которая начинается там. Здесь мы сколько проживем? Ну шестьдесят, ну семьдесят, редко кто девяносто лет, и все. А вот дальше начинается самое интересное. Но к тому, что там начинается, мы совершенно не готовы. Здесь-то мы устроились, здесь у нас уже все есть, а вот там-то у нас нету ничего. И надо нам обязательно этим озаботиться. Как-нибудь сесть вечерком на кухне, свет выключить и подумать: вот мне уже столько-то лет и сколько-то я еще примерно проживу – допустим, лет десять-двенадцать. Хорошо, а дальше что? Вот я умер, лежу в гробу, обложили меня поролоновыми цветами, выкрашенными анилиновой краской, безобразными совершенно. Вокруг меня в черных платочках выстроились мои родственники, которых я в глаза не видел лет десять – и вдруг приехали, чего, спрашивается? Они чего-то судачат между собой, обсуждают: сжигать – не сжигать, везти – не везти. Потом в автобусе отвезли меня на кладбище и мое тело засыпали землей. Что теперь будет с моей душой? Пойдет ли она в Царствие Небесное, ко Христу? А вообще кто такой Христос? где Он? какой Он из Себя? знаю ли я Его? Ну да, вроде и в церковь-то ходил, свечки ставил, на родительскую папу с мамой поминал. Ну а Христа-то, Бога познал? Раб ли я Божий?

Может ли человек про себя сказать, что он раб Божий? Раб – это тот, который ничего не имеет, а вся его жизнь принадлежит его господину: хочет господин, он раба убьет, хочет, его помилует; хочет, его оденет, хочет, разденет. А раб полностью господина слушается. У нас с Богом такие отношения? Нет, не такие. Бог где-то далеко-далеко. Когда Он нам понадобится, мы придем в церковь помолимся. А так Бог нам не нужен, мы занимаемся своей жизнью. И хорошо бы нам подумать о том, что эта своя жизнь очень скоро кончится и мы окажемся в глупейшем положении, потому что всю жизнь мы чего-то старались, а это все оказалось совершенно не нужным. Как Господь сказал: «Марфо, Марфо, печешися и молвиши о мнозе, едино же есть на потребу». Нужно-то одно: слушать слова Божии и исполнять их.

Поэтому видите, сколько нам предстоит еще в себе исправить. И надо стараться оставшееся время как раз этому и посвятить, чтобы нам не зря прожить, а то будет просто обидно. Сколько страдали, сколько мучились, и все напрасно. Уж если страдать и мучиться, то ради чего-то великого, нужного и ценного, ради Царствия Небесного. Выше ценности нет на земле. Поэтому нам нужно так свою жизнь устраивать. А для этого надо избавиться от того, что этому мешает, избавиться от бесов, которые сидят в нашей душе и руководят всей нашей жизнью. Аминь.

                                                                                                           

Крестовоздвиженский храм, 25 сентября 1986 года


Вам может быть интересно:

1. Проповеди. Книга 3 (2003 г.) – Среда седмицы 14-й по Пятидесятнице протоиерей Димитрий Смирнов

2. Полный круг проповедей – Седмица 14-я по Пятидесятнице протоиерей Вячеслав Резников

3. Проповедь, сказанная в день памяти святителя Иоанна Златоуста в церкви Киево-Братского монастыря 13 ноября 1907 года священномученик Анатолий (Грисюк)

4. Проповеди – 6. Святые митрополит Филарет (Вознесенский)

5. Слово в день Петра и Павла блаженный Аврелий Августин

Комментарии для сайта Cackle