Азбука веры Православная библиотека Дионисий Ареопагит Символическая эстетика Дионисия Ареопагита
Распечатать

В.В. Бычков

Символическая эстетика Дионисия Ареопагита

Содержание

Введение

Глава 1. Всеобъемлющий символизм патристики. Великие каппадокийцы Глава 2. Эстетика духовных озарений Эстетический дух «Ареопагитик» На пути к божественной трансцендентности Божественная иерархия Глава 3. Красота и прекрасное Онтологический смысл красоты Благоухание Свет Глава 4. Символология Анагогический символизм Многообразие символических феноменов Катафатические символы Неподобные подобия Апофатическая символика Сакрально-литургический символизм Глава 5. Завершение александрийско-каппадокийского символизма. Максим Исповедник Заключение Summary  

 

Монография посвящена изучению эстетических представлений крупнейшего анонимного мыслителя ранней Византии (рубеж V-VI вв.), оказавшего сильнейшее влияние на средневековое богословие и эстетику греко-православного мира (включая Древнюю Русь) и Западной Европы. В работе путем анализа взглядов самого Ареопагита, его основных предшественников и ближайших комментаторов выявляется достаточно целостная эстетическая система, основывающаяся на принципах отыскания иерархических, богослужебных, символических посредников между земным миром и трансцендентным Богом. В центре ее стоят понятия красоты, света, благоухания, образа, символа, неподобного подобия, внерационального знания и др. Монографическое исследование на эту тему предпринимается впервые в мировой науке.

Введение

«Corpus Areopagiticum», или «Corpus Dionysiacum», дошедший до нас в составе четырех трактатов («О небесной иерархии», «О церковной иерархии», «О Божественных именах», «О мистическом богословии») и 10 писем, написанный по-гречески где-то на рубеже V-VI вв. и подписанный именем легендарного ученика апостола Павла Дионисия Ареопагита, был широко известен во всем средневековом мире. Прежде всего в Византии, где о нем впервые зашла речь в первой трети VI в., а затем он стал одним из авторитетнейших богословских текстов как у византийских авторов, так и на латинском Западе, а позже и в славянском мире. Его знали и использовали в богословской полемике, в том числе и по вопросам иконопочитания, древнерусские авторы, начиная с XIV в., особенно активно в XVI-XVII вв.

Поискам имени реального автора этих значительных по многим параметрам в богословско-философском пространстве текстов, изучению их богословского и философского содержания посвящена большая научная литература1. Мне «Ареопагитики» интересны в первую очередь как один из наиболее ярких и, я бы сказал, просветленных источников и свидетельств византийского эстетического сознания, византийской эстетики. К сожалению, в большой литературе по Дионисию2 есть, пожалуй, только одна работа, в которой уделено немалое место эстетике Ареопагита. Это фундаментальное исследование по богословской эстетике Ганса Урс фон Бальтазара3. И хотя предмет эстетики Бальтазар понимает несколько по-иному, чем автор данного очерка, тем не менее он выявил целый ряд интересных эстетических положений в текстах «Ареопагитик», на которые и я опираюсь в данном исследовании. Кроме того, Бальтазар вполне справедливо отмечает, что в богословии Дионисия «категории эстетического и искусства играют решающую роль: едва ли найдется еще такая, насквозь пронизанная эстетическими категориями теология, как литургическая теология Ареопагита»4. Этим он обосновывает свое обращение к эстетике Дионисия и дает существенный импульс последующим исследователям для дальнейшего изучения эстетического сознания византийского мыслителя. В последние годы появился ряд работ, посвященных теме красоты у Дионисия Ареопагита, на которые я сошлюсь в соответствующем месте моей работы.

Понятно, что в моей «Византийской эстетике» (1977)5 я, естественно, не мог обойти вниманием Дионисия Ареопагита, посвятив ему там немало страниц. Более того, я уже тогда был убежден, что «Ареопагитики» сыграли для становления византийской эстетики столь же значительную роль, как и эстетика блаженного Августина6 для западной средневековой культуры. За прошедшее с тех пор время я неоднократно обращался к текстам Ареопагита на предмет изучения и углубления моих представлений о его эстетическом сознании. Предлагаемый ныне вниманию читателей труд – совершенно новое исследование эстетики Дионисия, наиболее полно представляющее мое понимание его вклада в историю эстетики.

* * *

1

Из многих исследований я назову здесь лишь несколько наиболее фундаментальных работ, способствующих пониманию духовного наследия Ареопагита: Лосский В. Отрицательное богословие в учении Дионисия Ареопагита // Лосский В. Богословие и боговидение. М., 2000. С. 45–66; Лосский В. Очерк мистического богословия Восточной церкви // Мистическое богословие. Киев, 1991. С. 95–260; Rogues R. L'Univers Dionysien. Structure hie-rarchique du monde selon le Pseudo-Denys. Paris, 1954; Volker W. Kontempla-tion und Ekstase bei Pseudo-Dionysius Areopagita. Wiesbaden, 1958; Ivanka E. PLATO CHRISTIANUS. Uebernahme und Umgestaltung des Platonismus durch die Fater. Einsiedeln, 1964; Brons B. Gott und die Seienden. Untersuchungen zum Verhaltnis von neuplatonischer Metaphysik und christlicher Tradition bei Diony-sius Areopagita. Gottingen, 1976; Louth A. Dionysius the Areopagite. L., 1989; Perl E.D. Theophany: The Neoplatonic Philosophy of Dionysius the Areopagite. Albany, 2007; Copp J.D. Dionysius the Pseudo-Areopagite: man of darkness/man of light. Lewingston, N.Y., 2007; Suchla B.R. Dionysius Areopagita: Leben, Werk, Wirkung. Freiburg, 2008; Riordan W.K. Divine light: the theology of Denys the Areopagite. San Francisco, 2008; Rhodes M.C. Mystery in philosophy: an invocation of Pseudo-Dionysius. Lanham, 2012.

Непосредственно по эстетике «Ареопагитик»: Balthasar H.U. von. Herrlich-keit. Eine Theologische Aesthetik. Bd. II, Teil 1. Einsiedeln, 1984. S. 147–214; Triantare-Mara S. He ennoia tou kallous sto Dionysio Areopagites, theoretike prosengise tes Vyzantines technes: symvole sten aisthetike philosophia (Понятие красоты у Дионисия Ареопагита, теоретическое сближение с византийским искусством: вклад в эстетическую философию). Thessalonike, 2002.

2

Несмотря на то, что подлинное имя автора «Ареопагитик» науке до сих пор не удалось выяснить, хотя были некоторые предположения (см., в частности, Хонигман Э. Петр Ивер и сочинения Псевдо-Дионисия Ареопагита. Тбилиси, 1955; Нуцубидзе Ш.И. Петр Ивер и античное философское наследие (Проблемы Ареопагитики). Тбилиси, 1963), со второй пол. XX в. утвердилось именовать его Дионисием без этой снижающей достоинство великого мыслителя приставки «Псевдо-». Как писал еще в первой пол. прошлого столетия Этьен Жильсон, «чтобы отметить его (корпуса. – В.Б.) апокрифический характер, автора было принято называть Псевдо-Дионисием. Однако недавно обнаружилось некоторое утомление от этой негативной формулы, и его было предложено именовать Дионисием Мистиком; как бы то ни было, этот автор заслуживает звания мистика, но, по правде говоря, мы не знаем, действительно ли его звали Дионисием» (Жильсон Э. Философия в Средние века. М., 2010. С. 61). С тех пор автора знаменитого Корпуса чаще всего называют в науке просто Дионисием Ареопагитом, полагая, что всем специалистам понятно, о ком идет речь.

3

См. указ. выше соч.

4

Balthasar H.U. von. Herrlichkeit. Eine Theologische Aesthetik. Bd. II, Teil 1. S. 157.

5

Бычков В.В. Византийская эстетика: Теоретические проблемы. М., 1977.

6

Подробнее о его эстетике см.: Бычков В.В. Эстетика Блаженного Августина. М.; СПб., 2014.


Источник: Бычков, В. В. Символическая эстетика Дионисия Ареопагита [Текст] / В.В. Бычков ; Рос. акад. наук, Ин-т философии. – М. : ИФРАН, 2015. – 143 с. ; 20 см. – 500 экз. – ISBN 978-5-9540-0284-3.

Комментарии для сайта Cackle