святитель Димитрий Ростовский

Келейный летописец

 Глава 1Глава 2Глава 3 

Начало летописи

Во славу Бога, в Троице единого, в честь Пречистой Девы Богородицы и всех святых начинаем летопись, вкратце повествующую о деяниях от начала миробытия и до Рождества Христова и составленную на основании различных хронографов и исторических сказаний греческих, славянских, римских, польских, еврейских и других.

В начале сотворил Бог небо и землю (Быт. 1, 1), и темную водную бездну или, как говорят еллины, хаос, представляющий собою нераздельное смешение стихий, в котором земля была невидима и неустроена, покрываемая водами бездны и тьмою, как говорит Писание: «И тма верху бездны» (Быт. 1, 2). Создал же сие Господь из ничего и привел из небытия в бытие, и из сего Он потом произвел и все прочие создания, творя горнее и дольнее шесть дней. И было первосозданное невидимое в бездне как бы семенем и начатком всего, что имело из него быть созданным потом. Подобно тому, как когда мы рассуждаем о каком-либо одном семени из зерен садового дерева, мы предполагаем в нем известное дерево с корнем, ветвями, листьями, цветом и плодом, но не в том смысле, что они уже есть, но что они произойдут из него, когда зерно, будучи посажено, прорастет и вырастет, точно так же и здесь произведенное Богом первое создание, материя или вещество, было начатком всего потом созданного. Для неба первой материей была вода, а для земли – огустелая толща, глыба. Когда потом по повелению Божию бывшая вода отделилась от толщи, небо от земли, тогда явился между ними воздух, появился огонь, а также стали возникать в своем порядке и времени и прочие творения.

Творец, начиная первосозданное невидимое и неукрашенное превращать в совершенное и в украшенное, прежде всего повелел из тьмы воссиять свету. Как художник, вставший в полночь делать то, что он желает, прежде всего возжигает свечу, чтобы видеть все находящееся в его доме, подобным образом и премудрый Создатель Бог, хотя и всевидящий, зрящий находящееся в темной бездне так же, как если бы это находилось в светлом месте, прежде всего, как бы свечу в храмине, в темной бездне воссветил дневной свет, сказав: «Да будет свет, и бысть свет» (Быт. 1,3).

К этому времени некоторые относят и создание ангелов, полагая, что их Бог создал вместе со светом. Но святой Василий Великий, Григорий Богослов и Амвросий, а также и святой Иоанн Дамаскин полагают, что они были созданы в начале и прежде всего творения. «Ибо подобало, – говорит Дамаскин, – чтобы прежде всего было создано умное существо, а также и чувственное, и тогда только из сих обоих человек» (Иоанн Дамаскин. Точное изложение православной веры. Кн. 2, гл. III).

Не неуместно сказать здесь для простецов и несколько слов об ангелах.

Относительно сотворения ангелов святой Григорий Богослов говорит: «Ангелы произошли от Бога, как лучи от солнца, прежде всей твари; и составились вторые светы, слуги первого света Бога» (Слово на Рождество Христово). Святой же Григорий Беседник (Григорий Двоеслов) говорит: «Произошли ангелы от Бога, как искры от камня».

Создал их Господь, как потом и душу человеческую, по образу Своему и по подобию, создал разумными, свободными и бессмертными. В начале Он оставил их несовершенными в блаженстве и не утвержденными в такой благодати, в которой они не могли бы согрешить, но дал им некоторое время, в течение которого они, как свободные и имеющие полную волю, могли бы пред Господом заслужиться и преуспевать, получив совершенную благодать, или же провиниться и подпасть под гнев Божий.

В то время один из ангелов, имевший начальствование, превознесся гордынею и восхотел быть равным Богу, и сказал в уме своем: «На небо (где престол Божий) взыду и вышше звезд небесных поставлю престол мой, и... буду равен Вышнему» (Ис. 14, 13–14). Причину этой ангельской гордыни некоторые из богословов находят в следующем: Господь Бог как бы открыл ангелам тайну воплощения Слова, в Котором имело соединиться Божество с человечеством в лице Христовом, Которому все ангельские существа должны будут кланяться. Один же из главных ангелов, называемый Светоносным, рассмотрев высоту и славу своего ангельского естества и рассудив о худости имевшего появиться бренного человеческого естества, возгордился и помыслил не кланяться хотящему воплотиться Богу Слову, и сказал в себе: «На небо взыду и буду подобен Вышнему».

Сие предположение относительно откровения ангелам тайны воплощения Слова богословы основывают на следующем. Святой апостол Павел в Послании к Евреям пишет: «Егда же паки вводит Первороднаго во вселенную, глаголет: и да поклонятся Ему вси ангели Божий» (Евр. 1, 6). Рассуждая об этих словах, они усматривают, что Сын Божий дважды был вводим во вселенную: в первый раз чрез откровение ангелам о воплощении Того, Который был еще до создания ангелов, а во второй – чрез самое воплощение. В обоих этих случаях дается повеление ангелам, чтобы они поклонялись Ему: в первом, чтобы поклонялись верою, ибо они должны были веровать в имущего воплотиться Бога Слова, Которому должны кланяться, а во втором же случае, чтобы они поклонялись самым делом. И потому-то Апостол говорит слова: «егда же паки, си есть вторицею, вводит Первороднаго», что указывает на двукратное Его ввождение, бывшее сперва вначале для ангелов, а по истечении установленных лет и для людей. Отсюда ясно, что ангелам открыта была тайна воплощения.

То же предположение основывают и на словах Самого Христа, сказавшего иудеям: «Вы от отца диавола есте и похоти отца вашего хощете творити; он человекоубийца бе искони» (Ин. 8, 44). Ибо иудеи хотели убить Христа. Если же иудеи в этом своем хотении подражали отцу своему диаволу, бывшему искони человекоубийцею, то отсюда делается предположение, что диавол искони, в начале своего ангельства, еще не лишившись своего светоносничества, хотел убить Христа, имевшего вочеловечиться. Это значит, что он на Него враждовал человекоубийственно, ища возможности погубить Его и уничтожить, и враждовал, узнав чрез откровение о воплощении Христовом.

Так рассуждают некоторые богословы. Но так как древнейшие учители об этом не писали, то поэтому и мы не говорим о сем утвердительно.

Однако мы знаем, что тот ангел со своими единомысленниками гордынею прогневал Бога, своего Создателя, и лишился ангельской славы, будучи низвержен праведным судом Божиим от света во тьму, с небес в ад, от ангельства в диавольство; и пал он с неба вместе с третьего частью ангелов, которые добровольно присоединились к нему. Об этом пишется в Апокалипсисе: «Хобот его отторже третию часть звезд небесных» (Апок. 12, 4), – разумеются ангелы, отпадшие с сатаною.

Когда те ангелы дерзновенно стали впадать в такой грех гордыни, прогневляющей Бога, то остальные святые ангелы во главе с архистратигом Михаилом и другими чиноначальниками стали твердо при Господе Боге, своем Создателе, и начали сопротивляться гордящемуся, вступив с ним в борьбу, как пишется: «И бысть брань на небеси: Михаил и ангели его брань сотвориша со змием,... и свержен бысть змий великий» (Откр.12:7, 9). И святые ангелы торжественно воспевали победную песнь, славя Бога: «Свят, свят, свят Господь Саваоф!» (Ис. 6, 3)

После этого святые ангелы, как верные слуги Божий, прияли от Создателя совершенное блаженство: дана была им такая благодать, что в дальнейшем они не могли уже согрешить пред Богом, но всегда стали совершать Его святую волю, как говорит Псаломник: «Слуги Его, творящии волю Его» (Пс. 102, 21). Отпадшие же ангелы пришли в столь великое ожесточение, что они уже никогда не будут иметь возможность прийти в покаяние.

Мы же отсюда должны знать, что тот, от кого по причине грехов отъемлется благодать Божия, тот приходит в ожесточение и уже не радит о душе своей. Еще же мы должны знать и то, что святые ангелы, первые по благодати сыны Божии, не без заслуг от Бога получили вечное блаженство ангельства своего, но прежде явили верную своему Господу службу, как уже сказано о сем. Тем более мы, грешные и бренные, должны трудиться, пока имеем время, чтобы и нам сподобиться их части.

Тот, кто хочет знать что-либо и другое о святых ангелах, пусть смотрит в первой трехмесячной книге «Житий святых» под восьмым числом месяца ноября (Собор святого Архистратига Михаила и прочих Небесных сил бесплотных), где достаточно написано. Нам же здесь необходимо обратиться к видимому созданию.

Когда воссиял свет во тьме безденной, Бог разделил свет и тьму и назвал свет днем, а тьму – ночью; и это был первый день, который мы называем неделею (воскресеньем), и первый месяц, впоследствии названный мартом, и число этого месяца первое.

Но не будем многословными, повествуя подробно о создании всей видимой твари, ибо об этом много и пространно уже написал как святой Моисей в Первой своей Книге Бытия, так и многие другие. Желающий пусть читает Шестоднев святого Василия Великого и Дамаскинову книгу о вере, а также хронограф Дорофея, митрополита Монемвасийского, недавно (в царствование благочестивого царя Алексея Михайловича) переведенный с греческого, и другие славянские и иностранные хронографы и исторические повествования. Для нас же, задавшихся целью писать кратко, достаточно вспомнить только то, что Создатель после первого дня и во второй день, называемый нами ныне понедельником, произвел всесильным Своим словом небеса из вод бездных, как говорится во псалме: «Словом Господним небеса утвердишася и духом уст Его вся сила их» (Пс.32,6).

В третий день, называемый нами вторником, собрав воды во едино место, Он явил сушу и назвал ее землею; и создал ее способной произрастать семена и всякую траву и расти деревья.

В четвертый день, который мы называем средой, сотворил на небе два великих светила – солнце и луну, а также и звезды.

В пятый день, называемый нами четвергом, создал рыб и гадов водных и произвел птиц.

В шестой, соответствующий нашей пятнице, Он создал зверей, скотов и гадов земных по роду их; после же всех тварей создал Адама и Еву и ввел их в рай.

В седьмой же день Бог почил от всех дел Своих, и назван был день этот субботой, то есть покой, ибо почил в этот день Создатель и освятил его, как об этом пишется в Книге Бытия во 2-й главе (Быт. 2, 2–3).

Когда же прошло время ветхозаконное и наступила новая благодать, тогда честь и святыня седьмого дня субботнего перешла на первый недельный, воскресный день по причине бывшего в этот день пресветлого Христова Воскресения.

Сказав в нескольких словах о создании в течение шести дней всех видимых тварей, мы не бесполезное сотворим, если начнем после сего хоть несколько поучаться в сем, по подобию Давида, говорящего: «Поучихся во всех делех Твоих, в творениих руку твоею поучахся» (Пс. 142, 5).

Чему же мы можем здесь поучаться? Познанию Бога и самих себя. Святой Василий Великий говорит так: «Если мы в творениях будем поучаться, то мы познаем самих себя, уразумеем Бога, поклонимся Создавшему нас, Владыке поработаем, Отца прославим, Питателя нашего возлюбим и почтим Благодетеля» (Шестоднев, беседа 6).

Некий философ однажды спросил преподобного Антония Великого, египетского пустынножителя, бывшего человеком некнижным: «Чем, отче, ты пользуешь и утешаешь твою душу, будучи лишен возможности читать книги, от чего бывает польза душе и духовное утешение?» Святой отвечал: «О философ! Книга моя – это вся видимая тварь, Богом созданная, и когда пожелаю читать словеса Божии, эту Самим Богом сочиненную книгу я предлагаю моим очам и поучаюсь в ней умом моим, и почерпаю полезное, исполняюсь духовного утешения, радуюсь о Боге, моем Спасителе, и славлю всемогущую Его силу».

Мудр ответ преподобного старца, назвавшего всю видимую тварь книгою, в которой небо и земля суть как бы два листа; и сколько на них мы видим прекраснейших Божиих созданий, столько имеем и письмен, поучающих нас о Боге. Прекрасно ли небо со своими светилами; насколько же более прекрасен Тот, который создал это небо и светила небесные? Добра ли земля со своими богатствами; но насколько лучше создавший землю и все, что на ней? Если премудро устроено все горнее и дольнее, то насколько же более премудр устроивший все это Создатель?

Познаем же и наше недостоинство, рассуждая о том, что все то небесное и земное создано и устроено Богом ради нашей временной жизни, чтобы нам служило; но несравненно лучшее в будущей вечной жизни уготовано нам, бренным, Его благостию. Достойны ли мы, прах и пепел, такой милости Божией и благодарны ли мы за столь великие Его благодеяния?

Точно так же и другие великие отцы и учители, жившие после преподобного Антония, видимую тварь называли книгою, как вышеупомянутый Василий Кесарийский и Иоанн Златоуст, церковные иерархи. Святой Василий Великий говорит человеку: «Не для чего-либо иного ты создан Богом, как только для того, чтобы быть орудием славы Божией; ибо весь мир сей есть как бы некая написанная книга, поведающая славу Божию, сокровенное и невидимое величие Божие, возвещающее тебе, имеющему разум» (Шестоднев, беседа 11). А святой Златоуст говорит, что человек, имеющий разумную душу, в прежнее время, когда еще не было книг, пользовался вместо них тварью (Златоуст. Толкование на Первое послание к Коринфянам, гл. 2).

Премудрый и преблагий Создатель, желая сотворить разумную тварь – человека, для которого создал и устроил всю вселенную, приготовил ему на земле особое изряднейшее, красивейшее и достойное место, как бы царский город для того, кто должен был стать царем всей земли, рай, говорю, пресветлый насадил на востоке. О сем святой Иоанн Дамаскин говорит следующее: 'Так как Бог имел из невидимого и видимого создания сотворить человека по образу Своему и по подобию, как некоего царя и начальника всей земли и сущих на ней, предварительно устроил для него как бы некое царственное место, рай, пребывая в котором, он имел бы блаженную и всебогатую жизнь; ибо Божественный рай, Божиими руками насажденный в Едеме, есть хранилище всякого душевного наслаждения и веселия. Слово «Едем» значит «сладость»; он был расположен на востоке, выше всей земли, и осиявался тончайшим и светлейшим благо-растворенным воздухом, был украшен всегда зеленеющими садами, преисполнен благовония, света, всякой чувственной красоты и доброты невообразимой, как Божественное место и достойное жилище человека, имеющего образ Божий» (Иоанн Дамаскин. Точное изложение православной веры. Кн. 2, гл. XI).

Чей язык выразить может или какой ум человеческий постигнуть сможет красоту и доброту насажденного Богом рая? Однако на основании Божественных откровений, бывших некоторым достойным святым, отчасти райское благолепие описывается в житиях святых. Кто желает, тот пусть смотрит об этом в житии святого Андрея Юродивого во 2-й день месяца октября, в житии святого Иоасафа, царевича индийского, в 19-й день месяца ноября и в житии преподобного Евфросина в 11-й день месяца сентября; а также и в Прологе в повествовании о видении Космы игумена (октябрь, 5-й день) и в слове о некоей святой старице постнице, которая видела отца своего в раю, а мать – в аду (декабрь, 31-й день), и во многих других местах описывается райская красота.

Некоторые из толкователей Божественного Писания, так называемые неотерики, полагают, что рай, в котором был Адам, уже не существует, ибо он разорен потопом, так как воды потока покрыли всю землю и высочайшие ее места и горы; они разрушили и погубили не только здания и все, созданное руками человеческими, но и Богом насажденные все деревья, леса, дубравы и сады как трость пригнули к земле; также и рай земной, в котором обитал Адам, вместе с прочими насаждениями был разрушен потопными водами, которые целый год покрывали всю землю. Что же касается воспоминаемого после потопа рая, то он, по их мнению, не есть земной, подлежащий чувствам человеческим, но есть некое горнее, в воздушном пространстве или на небе, особое место, уготованное Богом для упокоения праведных душ, отходящих из сей жизни. В сие место и святой апостол Павел был восхищен (2Кор. 12, 2–4).

Однако древнейшие святые отцы, как Ириней, Иустин, Афанасий, Епифаний и другие, согласно утверждают, что рай земной, в котором обитал Адам, и ныне цел и не разрушен: ради Еноха праведного и пророка Илии, в нем жительствующих, сохранил Господь то место от вод потопных и ныне сохраняет невредимым. И если бы потоп покрыл своими водами рай, то он во всяком случае потопил бы в нем и Еноха. Если же, как думают некоторые из неотериков, Енох был восхищен на воздух и там держим был до окончания потопа, то в каком чувственном раю жил бы доселе Енох своей плотью, а вместе с ним и Илия? Отсюда ясно, что рай, не поврежденный потопом, сохраняется.

Не неверно также и то, что во упокоение душам праведных по достоинству каждой всемогущим Богом созданы, кроме земного рая, и другие прекраснейшие и пресветлейшие места, более близкие к небесной славе и высоте и недоступные человеческим чувствам. Ибо в Евангелии говорится: «Многи обители суть у Отца Небеснаго» (Ин. 14, 2), что можно уразуметь из слов святого Григория Беседника.

Его спрашивал диакон Петр о том, прежде ли приятия телес души праведных прияты бывают? Святой на вопрос отвечал следующее: «Сие не о всех праведных можно сказать, что они по разлучении с телом тотчас прияты бывают на небеса, но нельзя и отрицать у отшедших в совершенном праведничестве душ небесного приятия. Ибо есть такие души праведных, которые от Небесного Царствия отделяются некиими обителями; причина же сего не иная какая-либо, а только та, что они имели некоторый недостаток в совершенной правде. А что души праведных, исшедшие из плотских уз в совершенной правде, тотчас же приемлются в небесные селения, это яснее даже Божьего дня» (Беседы или диалоги о жизни и чудесах Италийских отцов. Кн. 4, гл. XXV).

Внемлем словам, что кроме неба и кроме чувственного земного рая есть и другие светлые места, упокоевающие души святых. Это можно видеть и из истории жития святого Иоанна Златоустого.

После его кончины было откровение Адельфию, епископу Аравийскому, который многих святых учителей церковных видел по упокоении на месте злачном, но среди них не нашел святого Иоанна Златоустого и был печален. И возвещено было ему, что Иоанн Божьему престолу предстоит с херувимами и серафимами (смотри о сем в конце истории жития Златоустого, под 13-м числом месяца ноября). Если же душа святого Иоанна Златоустого предстоит Божьему престолу с херувимами и серафимами, а души прочих учителей в некоем другом светлом месте упокоеваются, то отсюда становится несомненным, что есть и другие обители, кроме самого селения.

Подлинно, что земной рай не без водворения в нем святых душ обретается. Ибо святая мученица Дорофея (память ее б февраля) после своей страдальческой кончины послала схоластику Феофилу, как обещала, из рая подлежащие чувству дары – яблоки и цветы, которые не в ином, а именно в земном раю выросли. От этого дара упомянутый Евфросин преподобный три яблока осязательных дал иерею, которые и были съедены братией. Итак, земной рай цел, и в нем водворяются святые.

Так как упомянутый святой Григорий Беседовник говорит, что Души некоторых праведных отделены от Небесного Царствия по причине обретающегося в них недостатка в праведности совершенной, то здесь не должно упускать из виду и его разумение о душах, совершенных в праведничестве, что они пребывают в Небесном Царстве. Сказав то, что души совершенных праведников, освободившись от плотских уз, тотчас восприемлются в небесные селения, приводит в подтверждение свидетельство Самой Истины – Христа, говорящего в Евангелии: «Идеже тело, тамо соберутся и орли» (Лк. 17, 37). Это свидетельство святой Григорий изъясняет следующим образом: где Сам Спаситель наш с приятою плотью, там, без сомнения, собираются и души праведных. И Павел желал «разрешитися и со Христом быти» (Флп.1,23). Тот, кто не верует, что Христос на небе, тот и пребывание там Павловой души будет отрицать; но Апостол о плотском разрешении и о вселении в небесное отечество говорит: «Вемы, яко аще земная храмина тела разорится, создание от Бога имамы, храмину нерукотворенну, вечну на небесех» (2Кор. 5,1). Петр диакон спрашивал святого Григория: если ныне души праведников на небесах, тогда что же означает то, что говорится о них, якобы они в день Судный восприимут мзду по праведности своей? Святой отвечал: «Ныне только для душ, а тогда и для своего тела праведные восприимут блаженство и славу, чтобы они могли радоваться и в самой плоти, в которой болезни и труды претерпели о Христе. Об этой сугубой их славе написано: «Землю свою вторицею наследят, и веселие вечное над главою их» (Ис.61:7). Написано также о душах праведных и то, что им прежде дня воскресения дано по одной белой одежде и сказано: «Да почиют еще малое время, дóндеже исполнится мера клевретов их и братий их» (Апок. 6,11). Принявшие по одной одежде на суде получают двойную одежду, так как ныне только душами, а тогда душами и телом славою возвеселятся» (Беседы или диалоги о жизни и чудесах Италийских отцов. Кн. 4, гл. XXV).

После устроения и приведения в порядок всего видимого горнего и дольнего создания и насаждения рая Бог Троица, Отец, Сын и Св. Дух, в Божественном Своем совете рек: «Сотворим человека по образу Нашему и по подобию; да обладает рыбами морскими и птицами небесными, и зверьми, и скоты, и всею землею, и всеми гадами пресмыкающимися по земли. И сотвори Бог человека» (Быт. 1, 26–27).

Образ Божий и подобие не в теле человеческом создается, но в душе, ибо Бог не имеет тела. Бог есть Дух бесплотный, и душу человеческую Он создал бесплотной, Себе подобной, свободной, разумной, бессмертной, сопричастной вечности, и соединил ее с плотью, как святой Дамаскин к Богу говорит: «Дал ми еси душу Божественным и животворящим вдохновением, от земли ми тело создав» (Погребальные пения). Душа есть образ Божий потому, что имеет тройственную силу, а естество единое. Силы же человеческой души следующие: память, разум и воля; по памяти она уподобляется Богу Отцу, по разуму – Богу Сыну, а по воле – Богу Духу Святому. И как во Святой Троице хотя и три лица, но не три, а един Бог, так и в душе человеческой хотя, как сказано, и три душевных силы, однако не три души, но одна душа.

Святые отцы делают различие между образом и подобием Божиим в человеческой душе. Святой Василий Великий в беседе 10-й Шестоднева своего, Златоуст в толковании на Книгу Бытия в беседе 9-й и Иероним в толковании на пророчество Иезекиилево 28-ю главу устанавливают следующую разность: образ Божий душа принимает от Бога во время своего создания, а подобие Божие в ней созидается в крещении. Образ в разуме, а подобие в произволении; образ в свободе, самовластии, подобие же в добродетелях, как и Христос в Евангелии говорит: «Будите подобии Отцу вашему, Иже есть на небесех» (Мф.5, 48), подобны же крепостию, благостию, незлобием и т. п.

Святой Василий Великий рассуждает следующим образом: «Сотворим, говорит Бог, человека по образу Нашему и по подобию. Одно мы имеем созданным от Бога, другое же приобретаем нашим произволением; в первом случае мы – образ Божий, а во втором – произволением должны быть подобными Богу». И еще: «Мне предоставил Бог, чтобы я был Ему подобен: я создан по образу, чтобы быть словесным, и по подобию, чтобы стать христианином. «Будите, – говорит Христос, – совершении, якоже и Отец ваш Небесный совершен есть». Видишь ли, в чем Господь дает нам быть Ему подобными? В том, когда мы уподобляемся Тому, «Иже солнце Свое возсиявает на злыя и благия и дождит на праведныя и на неправедныя» (Мф. 5, 45). Если ты ненавидишь лукавства, если ты не памятозлобив, не вспоминаешь вчерашней вражды, если ты отличаешься братолюбием и состраданием, то ты уподобился Богу; если как Бог относится к тебе, грешнику, так и ты относишься к согрешившему против тебя брату, то ты уподобился Богу милосердием. Итак, ты имеешь образ Божий в том, что ты словесное создание, и бываешь подобен Ему, когда творишь благостыню».

Да будет нам известно и то, что образ Божий есть и в душе неверного человека, но подобие имеется только в добродетельном христианине. И когда христианин совершает смертный грех, он лишается только подобия Божия, а не образа; и если он осуждается на вечные мучения, то и тогда при нем остается навеки образ Божий, но подобия уже в нем не имеется.

Были некоторые еретики, называвшиеся антропоморфитами, о которых вспоминает святой Епифаний и которые, объясняя слова Божии: «Сотворим человека по образу и по подобию», говорили, что Бог имеет тело, главу, браду, руки, ноги и все прочие члены и что по таковому подобию Своему Он создал человека.

Но как тогда антропоморфиты были безумцами и сочтены еретиками, и от Церкви отвержены, так и ныне неразумны, еретичествуют и достойны отвержения от Церкви те, которые не ведают и не веруют, что глава Божия и руки с ногами не были вещественными, телесными, но были невещественными, духовными и суть Его Божественное всемогущество и власть, и сила, и начальство над всем, и вседержительство, и вездесущие.

Антропоморфитов изобличает и святой Василий Великий в своем Шестодневе, беседе десятой, говоря к ним следующее: 'Так как мы созданы по образу Божию, то очистим сердце невежественное, неправое разумение, ложные о Боге мнения. Если мы созданы по образу Божию, то сообразен ли нам Бог? Есть ли у Бога уши и глаза, и глава, и часть, на которой сидит? Ибо в Писании Бог называется сидящим. Есть ли у Него ноги, которыми ходит? Таков ли Бог? Отринь мечтания нелепые, отвергни от себя помысл, не достойный величия Божия! Бог не имеет образа, ибо прост, не величествен (возрастом), не количествен. Не возмечтай создавать Его образ и да не унизишь по-иудейски Великого! Ты не обымешь Бога своими телесными очами, не опишешь Его своим умом, ибо необъятен Он по Своему величию. Помысли о Величайшем и к этому присоедини много большее, а к много большему еще множайшее, и увещевай твою мысль, что она не может постигнуть бесконечного, образа же да не помыслиши. В силе Бог познается, и в Нем нет ничего такого, что есть в нас. Хотя мы созданы по образу Божию, но не имеем Его образ в нашем теле: когда тело истлевает, то и образ наш исчезает, и не в тленном изображено нетленное. Тело возрастает, умаляется, стареет, изменяется; иное оно в юности, иное в старости; иное в благоденствии, иное в злостраданиях; иное оно при боязни и иное при веселии; иначе оно в мирное время выглядит и иначе во время брани; иной вид у бодрствующего и иной у спящего. Каким же образом изменяемое может быть подобно неизменяемому? Если же говорит Бог: «Сотворим человека по образу Нашему», то Он имеет в виду внутреннего человека, о котором и Апостол говорит: «Аще внешний наш человек истлеет, но внутренний обновляется во вся дни» (2Кор. 4, 16). Внутри мы имеем человека, и тем не менее мы не двойственны, и истинно то, что говорится о внутреннем нашем бытии. Я есть внутренний человек, внешнее же – не я, но мне принадлежащее, ибо я не есть рука, но я словесное души, рука же часть человека. Тело человеческое есть орудие души, человек же как господин в самой душе». И еще (в той же беседе) он говорит: «И жена создана по образу Божию, как и муж, единочестна по естеству и хотя немощна плотию, но в душе ее та же мощь, ибо единочестен образ Божий».

Так рассуждает святой Василий Великий. Из его слов и нынешние антропоморфиты-раскольники могут вразумляться и познать, что образ Божий не в лице, очах, устах, бороде и прочих видимых членах тела, но в невидимой душе словесной, разумной, свободной, бессмертной.

«Созда же Бог человека, персть взем от земли, и вдуну в лице его дыхание жизни, и бысть человек в душу живу» (Быт. 2, 7).

В создании Адамовом заключался прообраз воплощения Христова в утробе Пречистой Девы. Об этом святой Амвросий рассуждает следующим образом: «Как Адам от земли-девы был создан, так и Христос от Марии Девы рожден. Как Адамова мать-земля никем не была еще ни вспахана и ни засеяна, так и Христова Матерь Дева не познала мужа. Адам руками Божиими из земли создан, – и Христос во утробе Девической воображен Духом Святым. То и другое – дело единого Отца Бога, и у обоих девствующие матери; и каждый является Сыном Божиим, но Адам есть создание, Христос же соприсносущий Отцу, по естеству Бог и Создатель».

Почему Бог изволил создать человека из столь худой вещи, из брения перстного?

Ради двух причин: во-первых, на укоризну и посрамление диаволу, чтобы он был пристыжен и терзался завистью, видя столь худое и немощное создание, достигающее той небесной чести, с которой он ниспал; во-вторых, чтобы человек, помня свою худость, не впадал в гордыню.

«Нарече же Бог имя первому человеку Адам» (Быт. 5, 2). С еврейского языка Адам переводится – человек земляной или красный, так как из красной земли создан. В греческом же языке Адам означает «микрокосмос», то есть малый мир, ибо он свое имя получил от четырех концов великого мира: от востока, запада, севера и полудня (юга). В греческом языке эти четыре конца вселенной именуются следующим образом: «анатоли» – восток; «дисис» – запад; «арктос» – север или полуночь; «месимвриа» – полудень (юг). От этих наименований греческих отыми первые буквы, и будет «Адам». И как в имени Адамовом изобразился четвероконечный мир, который предстояло Адаму населить родом человеческим, так в том же имени преобразовался и четвероконечный крест Христов, чрез который впоследствии предстояло новому Адаму – Христу Господу нашему избавить от смерти и ада род человеческий, населенный в четырех концах вселенной.

День, в который Бог создал Адама, как уже упоминалось, был шестым, называемым нами пятницей.

В тот же день, когда Бог создал зверей и скотов, Он сотворил и человека, который имеет с животными общее в чувствованиях. Человек со всем созданием видимым и невидимым, вещественным, говорю, и духовным, имеет что-либо общее. С нечувственными вещами общее у него в бытии, со зверями, скотами и всяким животным – в чувствовании, с ангелами же – в разуме. Но не с ангелами создан был человек, а со зверями и скотами, и с ними он как бы вместе рожден, ибо единовременен, и во многом им уподобляется, как о нем говорится в псалмах: «Приложися скотом несмысленным и уподобися им» Пс.48, 13).

Более ясно об этом говорит святой Иоанн Златоуст. Он говорит человеку: «Как могу узнать я о тебе, что ты поистине человек? Как могу узнать, если ты гневаясь лягаешь как осел, если ржешь как конь на жен, питаешься как медведь, утучняешь тело свое как бык и вепрь, памятозлобствуешь как верблюд, похищаешь как волк, гневаешься как змий, враждуешь как скорпий, коварствуешь как лисица, яд же лукавства таишь как аспид и ехидна, ненавидишь людей как рысь» и пр. Пролог, 6-й день февраля).

Не ложно и сие речение Аристотелево о человеке: «Как среди животных нет лучшего животного, как человек, когда он управляется разумом, точно так же нет и худшего, когда он не повинуется разуму, ибо тогда лютость человеческая превосходит ярость всех зверей. Ибо звери иногда укрощаются, когда им оказываются благодеяния, злые же люди более люты, чем леопарды, ибо когда им делаешь добро, они становятся еще более худшими».

И взял Господь Бог созданного человека и ввел его в рай прекрасный, неизреченных благ и сладостей преисполненный, четырьмя реками чистейших вод орошаемый; посреди него было древо жизни, и вкушающий плоды от него никогда не умирал. Там же было и иное дерево, называемое древом разумения или познания добра и зла; оно было деревом смерти. Бог, повелевая Адаму вкушать плоды от всякого древа, заповедал не вкушать от древа познания добра и зла: «В оньже день аще снеси, – сказал Он, – смертию умреши» (Быт. 2,17).

Обратим внимание на то, что в раю есть дерево жизни и дерево смерти. И в добром, в святом месте обретается причиняющее зло, чтобы научился человек всюду остерегаться зла, то есть грехопадения, как в святом месте, так и в добродетельном житии; ибо всюду близко находится злое, грех, говорю, о который человек спотыкается и падает. Хорошо увещевает Апостол: «Мняйся стояти да блюдется, да не падает» (1Кор. 10, 12) и Псаломник: «Грехопадения кто разумеет?» (Пс. 18, 13).

Дерево же жизни есть внимание к себе, ибо ты не погубишь спасения, не лишишься вечной жизни, когда сам к себе будешь внимателен. А древо познания добра и зла есть любопытство, исследующее дела других, за которым следует осуждение ближнего, осуждение же влечет наказание вечной смертью во аде: «Судяй бо брата своего антихрист есть» (Иак. 4, 11–12; 1Ин. 3, 15; Рим. 14, 10).

Поставил Бог Адама царем и владыкой над всем дольним созданием Своим и подчинил его власти все, всех овец и волов, и скотов сельных, и птиц небесных, и рыб морских, чтобы всеми ими он обладал. И привел к нему всякий скот и всякую птицу, и зверя кроткого и покоряющегося; ибо тогда еще волк был как агнец, а ястреб как курица по своему нраву, один другому не нанося вреда. И дал им всем Адам наименования такие, какие каждому животному были приличны и свойственны, согласуя имя каждого животного с его истинною природою и имевшим возникнуть впоследствии нравом. Ибо был Адам весьма умудрен Богом и имел ангельский разум. Премудрый и преблагий Создатель, сотворив таковым Адама, восхотел дать ему сожительницу в любовное дружество, чтобы он имел с кем наслаждаться в столь великих благах, и сказал: «Не добро быти человеку единому, сотворим ему помощника» (Быт. 2, 18).

В начале миробытия не хорошо было человеку без помощницы жены, ибо тогда надлежало умножиться человеческому роду; в настоящее же время, когда вселенная наполнилась различными народами, прославляется апостольское слово: «Добро человеку жене не прикасатися» (1Кор. 7, 1). В Ветхом Завете законом установлялась жизнь по плоти, а в новой благодати советуется только духовное. Там почиталось супружество, здесь же ублажается безженство, а тем более честно и славно самое девство, о котором святой Киприан говорит: «Девство есть сестра ангелов, одоление страстей, царица добродетелей и наследие всех благ» (О девстве). Но и в ветхозаветное время были некоторые такие мужи святые, которые безбрачно жизнь свою прожили и девство свое от утробы матерней нетленно соблюли; таковы были Илия, Елисей, Даниил, три отрока и Иоанн Предтеча.

И навел Бог на Адама глубокий сон, который вместе с тем был и «экстазом», чтобы он духом мог видеть происходящее и разуметь предстоящее таинство супружества, а особенно соединение Самого Христа с Церковью; ибо ему была открыта (говорю согласно с богословами) тайна воплощения Христова, так как дано было ему познание о Святой Троице, и он знал о бывшем ангельском падении и о предстоящем размножении от него человеческого рода, а также чрез Божие откровение тогда постиг и многие другие таинства, кроме своего падения, которое судьбами Божиими было утаено от него. Во время такого чудесного сна или, лучше, восторга Господь взял одно из ребер Адамовых и создал ему помощницу жену, которую Адам, пробудившись от сна, узнал и сказал: «Се кость от костей моих и плоть от плоти моея» (Быт. 2, 23).

Как в создании Адама из земли, так и в создании Евы из ребра заключалось прообразование Христова воплощения от Пречистой Девы, что прекрасно изъясняет святой Златоуст, говоря следующее: «Как Адам помимо жены жену произвел, так и Дева без мужа родила Мужа, за Еву отдавая мужам долг; целым остался Адам по изъятии плотского ребра, нетленной осталась и Дева после происхождения от нее Младенца» (Слово на Рождество Христово). В том же создании Евы из ребра Адамова было прообразование Церкви Христовой, которая должна была возникнуть от прободения на кресте ребра Его. Об этом Августин говорит следующее: «Спит Адам, чтобы была создана Ева; умирает Христос, да будет Церковь. Когда спал Адам, была создана из ребра Ева; когда умер Христос, копием прободаются ребра, чтобы истекли таинства, которыми устроится Церковь».

Не излишне знать и то, что об «экстазном» сне Адамовом в Триоди постной, в пяток первой седмицы Великого поста, на вечерне, в чтении из Книги Бытия, говорится как об исступлении; ибо там пишется следующее; «Наложи Бог изступление на Адама, и успе» (Быт. 2, 21). Если в том сне ему и было открыто о воплощении Христовом, но не могло быть поведано об искуплении рода человеческого; если бы ему тогда было открыто и об искуплении, то так или иначе необходимо бы было открыть ему и его преступление.

Здесь необходимо знать и то, каковы были по телесному возрасту (здесь – рост, величина тела) Адам и Ева?

Некоторые, придерживаясь еврейского баснословия, предполагали в них исполинов. Но это неверно, ибо исполины только впоследствии стали рождаться от беззакония. Об этом повествуется в шестой главе Книги Бытия. Когда Божий сыны, то есть Сифовы потомки, увидев дщерей человеческих, то есть Каиновых, что они красивы по лицу, смесились с ними вопреки благоволению Божию, тогда от их беззаконного ложа стали рождаться люди не по созданной от Бога мере возраста, но чудовища, гиганты, как древеса и некие страшилища, обнаруживавшие собою Божие неблагословение такого ложа.

Адам же и Ева были созданы Богом оба в обычном человеческом росте, как о сем свидетельствует Иоанн Дамаскин, говоря: «Сотворил Бог человека незлобивого, праведного, добродетельного, беспечального, бесскорбного, всякою добродетелью освященного, всеми благами украшенного, как некий второй мир, малый в великом, другого ангела, совместного поклонника, вместе с ангелами Богу кланяющегося, назирателя видимого создания, умствующего о тайнах, царя существующих на земле, земного и небесного, временного и бессмертного, видимого и умствующего, среднего величества (по росту) и смирения, а также духовного и плотского» (Иоанн Дамаскин. Точное изложение православной веры. Кн. 2, гл. XII).

Благочестива также и мысль о том, что Христос Господь наш, Новый Адам, желая облещись в ветхого, принял на Себя плоть, во всем подобную первому Адаму – возрастом, лицом, красотою, беседою, хождением, но кроме одного только греха. Точно так же Он изволил иметь Преблагословенную Матерь Свою во всем подобную праматери Еве. Как в начале Бог создал Адама по образу Своему и по подобию, заключающимся в его душе разумной, так и напоследок лет Тот же Бог явился во плоти Адамовой, по его образу и подобию телесному. И как Христос, живя с людьми на земле, был «краснейший добротою паче сынов человеческих» (Пс. 44, 3), а Преблагословенная Матерь Его Пречистая Дева красотою своею превосходила всех дщерей человеческих, была как крин (роза) в тернии, – так точно нужно разуметь и о первых наших прародителях Адаме и Еве, что они были самыми прекрасными во всем роде человеческом как по мере возраста, так и по красоте лица своего. Ибо не приличествовало человеку, первому одушевленному и разумному созданию Божию, быть исполненным неблагообразием.

Обратим свое внимание еще и на следующее: чье рождение было честнейшим – Адамово ли, или Евино? Адам создан был вне рая, а Ева в раю; Адам из персти земной, Ева же из кости человеческой. Поистине кажется, Евино рождение было более честно сравнительно с Адамовым, но тем не менее жена не честнее мужа, но даже покорена ему. Здесь наука тем, кто гордится своим благородством, ибо не тот муж велик и честен, который благороден и имеет развращенное житие, но тот, который благоразумен, а по жизни своей добродетелен, хотя бы он по происхождению был и из простого рода.

Создав таким образом в шестой день мужа и жену для пребывания в раю, вручив им владычество над всем дольним созданием, повелев им пользоваться всеми райскими сладостями, кроме плодов от заповедного древа, и благословив их супружество, имевшее потом быть соединением плотским, ибо сказал: «Раститеся и множитеся» (Быт. 1, 28), Господь Бог почил от всех дел своих в день седьмой. Но Он почил не как уставший, ибо Бог есть Дух, и как Он может уставать? Почил Он для того, чтобы предоставить покой людям от их внешних дел и забот в день седьмой, который в Ветхом Завете был субботой (что значит покой), а в новой благодати для этого был освящен день недельный (воскресный), ради бывшего в этот день Воскресения Христова.

Почил Бог от дел для того, чтобы не производить новые создания, более совершенные, чем сотворенные, ибо в большем не было нужды, так как была создана всякая тварь, горняя и дольняя. Но Сам Бог не почил и не почивает, и не будет почивать, содержа и управляя всею тварью, почему и Христос в Евангелии сказал: «Отец Мой доселе делает, и Я делаю» (Ин. 5, 17). Действует Бог, направляя небесными течениями, устрояя благопотребные смены времен, утверждая ни на чем не основанную землю неподвижной и производя из нее реки и водные источники сладкие для напоения всякой живой твари. Действует Бог на пользу всех не только словесных, но и бессловесных животных, промышляя, храня, питая и умножая их. Действует Бог, сохраняя жизнь и бытие всякого человека, верного и неверного, праздного и грешного: «О Нем бо, – как говорит Апостол, – живем и Движемся, и есмы» (Деян. 17, 28). И если бы отъял Господь Бог Свою Вседержительную руку от всей Своей твари и от нас, то мы тотчас погибли бы, а вся тварь уничтожилась бы. Все же это делает Господь, нисколько не утруждаясь, как один из богословов (Августин) говорит: Почивая делает, и делая почивает».

Субботний день или день покоя Божия от дел прообразовал ту предстоящую субботу, в которую Господь наш Христос почил во гробе после трудов вольного Своего за нас страдания и совершения на кресте нашего спасения.

Святой Амвросий, рассуждая о словах: «Почи Бог от всех дел Своих в день седмый» (Быт. 2, 2), говорит: «Сотворил Бог небо, но не читаю далее, что Он почил после создания неба; сотворил землю, и не тогда почил; сотворил солнце, луну и звезды, и здесь не читаю, чтобы почил Бог. Когда же сотворил человека, тогда почил, имея кому грехи отпускать».

Здесь, может быть, кто-либо возразит: почему же Адаму не отпустил греха, но подверг его наказанию? Отвечает на сие святой Дорофей: «Потому, что Адам не смирился пред Богом, не сказал: согрешил я, прости мне, – но вину греха своего возложил на жену, а жена на змия; ради сего они и были осуждены праведным судом Божиим» (Об отвержении мира). Хорошо говорит Давид: «Рех, исповем на мя беззаконие мое Господеви, и Ты оставил еси нечестие сердца моего» (Пс. 31, 5).

Были же Адам и жена его в раю оба нагими, и не стыдились (как ныне малые младенцы не стыдятся), ибо они еще не ощущали в себе плотского вожделения, которое является началом стыда и о котором они тогда еще ничего не знали, и это самое их бесстрастие и невинность были им как бы прекрасным одеянием. И какая для них могла быть одежда более прекрасной, чем сама чистая, девственная, непорочная их плоть, райским блаженством услаждаемая, райскою пищею питаемая и благодатию Божиею осеняемая?

Позавидовал такому блаженному пребыванию их в раю диавол и в образе змия прельстил их, чтобы они вкусили от плода с заповедного древа; и первою вкусила Ева, а потом и Адам, и оба тяжко согрешили, преступив заповедь Божию. Тотчас они, прогневав своего Создателя Бога, лишились благодати Божией, познали наготу свою и уразумели вражеское прельщение, ибо (диавол) сказал им: «Будете яко бози» (Быт. 3, 5) и солгал, будучи отцом лжи. Они не только не получили божества, но и погубили то, что имели, ибо лишились оба неизреченных дарований Божиих. Разве только в том диавол оказался как бы сказавшим правду, когда говорил: «Будете ведуще доброе и злое» (Быт. 3, 5). Действительно, в то только время прародители наши познали, насколько хорош рай и пребывание в нем, когда сделались недостойными его и были из него изгнаны. Поистине, добро не столь познается, что оно добро, когда его человек имеет у себя, но в то время, когда он погубит его. Оба они познали и злое, чего прежде не знали. Ибо познали они наготу, голод зиму, зной, труд, болезнь, страсти, немошь, смерть и ад; все это они познали, когда преступили заповедь Божию.

Когда открылись у них глаза, чтобы видеть и знать наготу свою, они тотчас начали друг друга стыдиться. В тот же час, в который они вкусили заповедного плода, тотчас от съеденной этой пищи родилась в них похоть плотская; оба они ощутили в членах своих страстное вожделение, и охватил их стыд и страх, и начали они листьями смоковницы прикрывать срамоту своего тела. Услышав же Господа Бога, ходящего в раю в полдень, скрылись от Него под деревом, ибо уже не осмеливались явиться пред лицем своего Создателя, повелений Которого они не сохранили, и укрывались от Его лица, будучи охвачены как стыдом, так и трепетом великим.

Бог, вызвав их Своим гласом и представив пред лицем Своим, после испытания во грехе изрек на них праведный суд Свой, дабы они были изгнанными из рая и питались от труда рук своих и пота лица своего: Еве, чтобы она в болезнях рождала детей; Адаму, чтобы он возделывал землю, рождающую терние и волчец; обоим же, чтобы они после долгих злостраданий в жизни сей умерли и обратились телом своим в землю, а душою сошли в адовы темницы.

В том только Бог утешил их премного, что открыл им тогда же о предстоящем по истечении определенного времени искуплении человеческого их рода чрез воплощение Христово. Ибо Господь, говоря змию о жене, что Семя ее сотрет главу его, предсказал Адаму и Еве, что от их семени имеет родиться Пречистая Дева, потребительница их наказания, а от Девы родится Христос, который Своею кровию искупит их и весь род человеческий от рабства вражия и из адовых уз изведет, и опять сподобит рая и небесных селений, диавольскую же главу поперет и сотрет вконец.

Иудейские раввины, а вслед за ними и ныне некоторые полагают, что грех Адамов в раю, выраженный образно в сказании о заповедном дереве, являлся смешением плотским с женою. Но общее и согласное мнение всех святых отцов утверждает, что Адам и Ева в раю пребывали до изгнания своего в чистом девстве. Ибо прежде преступления заповеди Божией они не познали наготы своей, и не было похоти, как говорилось уже выше. Точно так же и после своего преступления, если они и познали свою наготу и ощутили в себе похоть, однако они стыдились друг друга, а кроме того, и от напавшего на них страха и ужаса не знали, что делать. Не было тогда у них и времени для плотского смешения, так как грозно приближался Бог и спрашивал: «Адаме! Где еси?» (Быт. 3, 9).

И изгнал Бог Адама с Евою из рая и поселил его прямо против рая, чтобы он возделывал землю, из которой был взят. Приставил Он херувима с оружием охранять рай, дабы не вошел в него какой-либо человек, зверь или диавол.

У многих есть любопытное изыскание: сколько Адам в раю прожил лет, и в который час и день произошло его падение и изгнание из рая?

Различные изыскатели делают разнообразные об этом предположения.

В Триоди постной в неделю Сыропустную в синаксаре пишется следующее: «В шестой день Адам был создан рукою Божиею и, получив заповедь, прожил даже до шестого часа в раю, а потом, преступив заповедь, был изгнан оттуда».

Святой Феофилакт в толковании на Евангелие от Матфея, гл. 27, говорит следующее: 'Так как человек создан был в шестой день (то есть в пяток, пятницу), а вкусил от древа в шестой час, – ибо это час ядения, – то Господь, воссозидая человека и врачуя падение, пригвождается к дереву в шестой день и в шестой час».

Георгий Кедрин, историограф цареградский, пишет следующее: «Некоторые повествуют, что Адам в третий час (дня шестого, то есть пятницы) был создан, в шестой час согрешил, а в девятый час был изгнан. Повествующие об этом подтверждают свое мнение тем, что в шестой час Господь наш ко кресту был пригвожден, а в девятый час умер за нас. Думаю, что к такому мнению они были приведены и тем обстоятельством, что в полдень пришел Господь к павшим Адаму и Еве. Но мнение это не вероятно, и промежуток в три часа весьма краток. Каким образом Адам смог в те три часа назвать имена всем зверям и скотам, и птицам, и всякому животному? Когда он смог за три часа рассмотреть всю красоту райскую, насладиться пищею от всех деревьев до насыщения и уснуть? Кроме того, за это время была создана и жена, когда спал Адам, и случилась диавольская зависть к человеку, змиево коварное пришествие к Еве, беседа и прельщение. Все это требовало более продолжительного времени, нежели три часа. То истина несомненная, что в шестой день, то есть в пятницу, и в шестой час произошло в раю согрешение наших прародителей, а в девятый час изгнание, но не в ту же пятницу, в которую оба они были созданы, но потом в другую какую-либо пятницу произошло сие».

Тот же Георгий Кедрин говорит еще следующее: «Некоторые из древнейших (писателей) утверждали, что согрешение Адамово случилось в седьмое лето, то есть, как бы семь лет пожив в раю, он преступил заповедь Божию в тот же день и месяц, в которые семь лет тому назад был создан».

В вышеуказанном синаксаре сыропустном упоминается Филон Евреянин, который приписал Адаму столетнее пребывание в раю.

Некоторые из западных богословов делают предположение, что Адам согрешил и лишился рая во второй день после своего создания: в пятницу был создан, в субботу же пал и изгнан.

Другие предполагают, что Адам в восьмой день после своего создания преступил заповедь Божию и был изгнан; эти говорят, что он целую седмицу наслаждался райскими благами: в пятницу был создан, а в следующую пятницу прельщенный пал.

Иные говорят, что Адамово согрешение в раю случилось в сороковой день после его создания. Поэтому и Христос Господь сорок дней постился за Адамово невоздержание в раю, якобы в сороковой день произошедшее.

Наконец, иные утверждают, что все это случилось чрез тридцать три года, как впоследствии и Сын Божий Христос, родившись от Пречистой Девы, столько же лет прожил на земле, возводя род человеческий от Адамова падения.

Мы же, видя многое несогласие столь многих богословов, не будем исследовать более тайны, о которой Дух Святой в Божественном Писании умолчал.

Не только нет известий о том промежутке времени, в который Адам пребывал в раю, но и в прочих периодах после Адамова изгнания из рая и до потопа, до исхода израилева из Египта, до Давида и до Рождества Христова есть немало такого, что вызывает сомнения, ибо в летописцах находится большое несогласие, как сейчас увидим!


 Глава 1Глава 2Глава 3 
Комментарии для сайта Cackle