Азбука веры Православная библиотека святитель Фотий, патриарх Константинопольский Беседа, говоренная с амвона Великой церкви, в Великую субботу


святитель Фотий, патриарх Константинопольский

Беседа, говоренная с амвона Великой церкви, в Великую субботу, в присутствии христолюбивого царя, когда открыт был живописный образ Богоматери.

1. Если бы кто учился молчать во всю жизнь, то в настоящий день заговорил бы по всем правилам витийственного искусства...

(Так начинается эта Беседа, и спустя немного продолжается).

...Таким угощением увеселяет нас написанный образ Девы, упоевая не чашами вина, а прекрасным видом, так что ум нашей души, насытившись им при посредстве телесного зрения, и по любви к божественному напечатлевши в себе это произведение Православия, живее представляет себе истину и плодотворность ее. Таким образом благодать Девы радует, воодушевляет и укрепляет нас и посредством икон. – Се, Дева-Матерь в чистых объятиях своих носит, как младенца, общего Создателя, склонившегося спасти весь род наш. Велика и неизреченна сия тайна смотрения Божия! Се, Дева-Матерь смотрит девственно и вместе матерински, и по этой обоюдности в одинаковом лице своем обнаруживает два действия воли своей, вполне выражая в нем не одну девственность, но и материнство: – знать, живописец вдохновлен был свыше: так верно подражал он природе! – ибо она с внутренним восторгом сострастно 1 смотрит на Рожденного, склонив к Нему лице свое, а по причине бесстрастного и сверхъестественного рождества удерживает невозмутимое и спокойное состояние души, отчасти выражая оное и во взоре своем. Смотря на нее, ты сказал бы, что она и без чьего-либо вопроса, – как же ты девствуешь, когда родила? – не отказывается говорить. Так живо красками написаны уста ее! Они сжаты и умолкли от какой-то тайны, однако нет в них и неподвижного спокойствия. Во всем лике не видно никакой искуственной прикрасы: напротив он как бы живой первообраз. Смотри, какого украшения лишена была церковь! Какой славы недоставало ей! И какую красоту заменяла угрюмость!

2. Иконоборство есть озорничество ничем не меньшее дерзости Иудеев. А почитание икон есть блистательное проявление ума боговдохновенного и той любви к Господу, которая усовершала тайноводственный лик апостолов, окрыляла страстотерпцев во время их шествия к победным венцам, а пророкам, этим языкам Бога, которые знали и верно прорицали людям будущее, доставляла неувядаемую славу. Все эти подвиги и дарования, по истине, были плод этой искреннейшей и божественной любви. Она же установила и почитание честных икон, как ярая и скверная ненависть причинила истребление их.

3. Иконоборцы, лишив невесту Христову – Церковь собственного украшения ее, и нанесши ей такие глубокие раны, какими изрыто было все лице ее, с бешенством усиливались погубить ее в пучине забвения, обнаженную, лишенную образов 2 и покрытую многими язвами, подражая тем Иудейскому безумию. Но теперь она, хотя еще и носит на теле своем следы этих язв в обличение христоборного мудрования Исавра, но загладив их и облекшись в велелепие славы своей, преображается и восприемлет прежнюю сановитость свою, посрамляя многих, гордых, ругателей своих, и сожалея о безумии их, по истине, безпримерном. – Настоящий день если бы кто назвал началом и днем Православия, дабы не сказать полновеснее, тот не погрешил бы в должном. Ибо хотя и не короткое время прошло с той поры, когда померкло мудрование иконоборной ереси, и когда во всех концах вселенной воссияли правые догматы, возженные по царскому, священному повелению: – мое и это украшение, а подвиг боголюбезной Державы! – но это око вселенной, этот знаменитый и божественный храм, в котором изглажены были священные изображения, еще угрюм был, потому что еще не получил права восстановления икон, и входящих в него поражал бледною пустотою облицовки, а от этого и Православие казалось угрюмым. А теперь невеста Христова, не имея этой угрюмости, и благопристойно украсившись всеми убранствами своими, и нося все богатое приданое свое, радостная, веселая, весело слышит громкий голос жениха своего, говорящего: "вся хороша ближняя моя, и недостатка нет в ней» (Песн. 4, 7). Хороша ближняя моя! Она живописью расцветила истины правой веры, и таким образом священноприлично придала себе священное благолепие, и как бы изваяла все сполна вероучение свое совершенное, и потому не одними сынами человеческими признается прекрасною, но и боговдохновенными мужами предвосхвалена, как красота неизреченная. "Вся хороша ближняя моя» . От поражений укрылась, от язв исцелилась, прах отрясла, ругателей низринула в тартар, певцов превознесла до неба. Недостатка нет в ней. Она лучше стала после того, как иноплеменная и скверная рука изъязвила все тело ее. Раны ее зажили; старинное убранство ее все на ней, как на невесте. «Увидели ее девы и ублажа ют ее царицы... и восхвал яют: кто она, проницающая как утро ? прекрасная, как луна, и превосходная, как солнце" (Песн. 6, 8–9)? Это благолепие ее, это царственное убранство ее описал свыше вдохновенный Давид, когда Владыке и Царю всех пел песнь: «Предста ла Царица" с правой стороны Твоей, облеченная в одежду позлащенную и испещренную» (Псал. 44, 10). "Стопы ея украшены» (Песн. 7, 2). Это благолепие ее провидел и Исаия, когда вещал: «Встань Сион, как в начале дня , как новое поколение века ; ибо на голове твоей веселие и хвала : и обымет тебя радость . Это Я , это Я утешаю тебя , говорит Господь» (Ис. 51, 9, 11, 12). Вот я «на руках моих живописал стены Тво и , и Ты предо мною всегда» (Ис. 49, 16). Это же провидела и сама Она, и устами Исаии возгласила, говоря: «Да возрадуется душа моя о Господе ; ибо Он облек меня в ризу спасения и в одежд у веселия : возложил на меня, как на жениха... венец и как невесту, украсил меня красотою» (Ис. 61, 10): и я буду уже, не как покинутый город, а как вожделенный, и как прекрасный «венец... в руке Господн ей и царс кая диадима в руке» Божией» (Ис. 62, 12, 3). При этом торжестве и мы, в веселии и радости душевной, составив лик и празднуя обновление почитания икон, сего дня вещаем устами пророков: «Вельми радуйся дщерь Сиона . «Проповедуй дщ ерь Иерусалим а. Отъя л Господь обиды тво и. Избавил тебя от руки враг ов твоих" (Соф. 3, 14–15). «Возведи окрест очи твои , и посмотри на собран ных чад... тво их. Вот вс е сын ы твои... и дочери твои пришли к тебе издалека и принесли тебе» (Ис. 60, 4), не золото, не ливан, не дорогие камни, не эти произведения земли, обогащающие святилище по человеческому закону, но чистейшую паче всякого золота и драгоценнейшую паче всех камней, отеческую, неповрежденную веру. «Радуйся и веселись от всего сердца твоего. Ибо вот идет Господь , и водворится у тебя» (Соф. 3, 14–15).

4. Что лучше настоящего дня? Что воодушевительнее и радостнее нынешнего празднества? Сего дня иное жало вонзено в самое сердце смерти, не положением Спасителя в мертвенный гроб для общего воскресения рода нашего, а восстанием иконы Матери Его из самых глубин забвения, и сопоставлением подле нея прочих святых образов.

5. Христос пришел во плоти, и был носим в объятиях Родившей Его. Это видится и на иконах, и ими подтверждается и возвещается, так что сие учение, уясненное таким наглядным образом, принимается зрителями с увлечением неудержимым. – (Если же кому нéлюбо такое наставление посредством икон, то почему он прежде не возненавидел евангельского слова о том?) – Ибо как слово посредством слуха, так икона посредством зрения напечатлевается в душах, и внушает согласное с Верою наставление тем, которые не заражены ложными догматами. Мученики страдали за то, что любили Господа, и любовь свою к Нему запечатлели кровию своею. Воспоминание о них содержится в книгах; но они же, страждущие, видятся и на иконах: только живопись гораздо впечатлительнее представляет подвиги этих блаженных. Некоторые из них, живые, принесены были в жертву всесожжения после того, как молитва, пост и другие подвиги украсили и освятили сии жертвы. Это кроме книг изображают и иконы, располагая к подражанию большее число зрителей в сравнении с слушателями. Дева на руках своих носит Творца, как младенца. Кто, видя очами это великое таинство, не изумился бы более, чем тот, кто только слышал о нем? И кто не стал бы воспевать неизреченное снисхождение, превышающее всякое витийство? – Конечно, и слух так же, как и зрение, служит проводником понятий; но понимание посредством зрения бывает гораздо живее того познания, которое получается посредством слуха, как это доказывает и опыт. Склонил ли кто слух свой к речам: воображение его схватывает слышанное, а здравый смысл обсуживает и передает памяти. Не менее сего, ежели не сильнее, действует и зрение. Ибо и оно посредством тока глазных лучей как бы уловляя и схватывая видимый предмет, представляет его уму, а он передает памяти для приобщения к точным сведениям. Увидел ум, воспринял, вообразил впечатления, без труда передал их памяти.

6. Кто отвергает учение о Господе, о Матери Его и о святых, и судит не лучше тех, которые гоняются за всякою ложью, тот последовательно отвергает и почитание честных икон. А кто чтит и восхваляет их с подобающим благоговением, тот принимает и это учение. Ибо неизбежно воздать честь иконе, коль скоро почитается изображенный на ней, или не признавать изображенных, коль скоро попираются самые иконы, разве кто от нечестия перестал бы и мыслить здраво, и оставаясь нечестивцем, противоречил бы сам себе. Итак, все презрители святых икон уличаются в том, что они не хранят и правых догматов, но проклиная одно, клянут и другое, только не имеют смелости открыто проповедовать учение свое, остерегаясь не нечествовать, а казаться нечестивыми, и избегают прозвища, за которым на самом деле гоняются усердно, – отвратительные по пронырству, отвратительнейшие по нечестию, у которых все ветви и все корни испорчены наростами. К ним относятся слова боговдохновенного Давида: "память нечестивых с шумом гибнет» (Пс. 9:7). Их справедливо осудил и наказал Тот, Которого они уничижили презрением иконы Его. А с нами навсегда осталась сия Дева, носящая в объятиях своих Творца, как младенца, сия ходатаица о нашем спасении, наставница в благочестии, радость очей, веселие душ, осталась не только в книгах и умозрении, но и в живописи, с помощию которой наша любовь к божественному возносится к умопредставляемой красоте истины. Но зачем я усиливаюсь говорить, когда пора уже молчать? 3 ...

7. О Женихе, Слове и Мудрость (София) Отца ипостасная, которой тезоименит сей священный и честный храм, даруй нам прощение за скудость слова, так как ты любишь взирать не на дело, а на намерение, и с ним соразмеряешь дар твой. Сподоби же и получивших от тебя царство на земле украшать прочие части сего храма святыми образами. Аминь.

* * *

1

Нежно.

2

Ἄμορφον – безóбразную.

3

Далее в подлиннике читается несколько слов; но я не списал их.


Источник: Четыре беседы Фотия, святейшаго архиепископа Константинопольскаго и разсуждение о них архимандрита Порфирия Успенскаго. - СПб.: В Типографии Императорской Академии наук, 1864. - С. 32-38.

Вам может быть интересно:

1. Беседа произнесенная в храме Святой Софии в пятницу первой недели Великого Поста святитель Фотий, патриарх Константинопольский

2. Беседа в неделю 27-ю по Пятидесятнице святитель Филарет Черниговский (Гумилевский)

3. Беседа в 1-ю седмицу Великого поста. О посте Геннадий II Схоларий, патриарх Константинопольский

4. Беседа на всех святых святитель Григорий Чудотворец, епископ Неокесарийский

5. [Беседа, произнесенная 25 декабря в великой александрийской церкви] о Павле, говорившем прежде, и о воплощении Господа святитель Кирилл Александрийский

6. Беседа 2 сохранившаяся на армянском языке священномученик Дионисий Александрийский

7. Из беседы в 3-ю неделю по Пятидесятнице святитель Григорий Великий (Двоеслов)

8. Собеседование православного Феофана с возвратившимся от варлаамитов Феотимом святитель Григорий Палама

9. Беседа когда Сатурнин и Аврелиан были отправлены в ссылку, и Гайна вышел из города, и о сребролюбии святитель Иоанн Златоуст

10. Беседа на притчу из евангелия от Луки, О богаче и Лазаре (Луки 16, 19-31) святитель Астерий Амасийский

Комментарии для сайта Cackle