протоиерей Геннадий Фаст

Толкование на книгу Экклезиаст

Глава 12

Вечер старости

Ветер перебирает седые волосы странника. Яркой вспышкой мелькнуло утро юности в памяти стареющего философа-царя и угасло в ночи. Догорал костёр. Жизнь подходила к своим последним граням. Да и странствовать уже было некуда и незачем. Всё повидал. Всё вкусил. Не осталось уже мысли, которая бы не прошла через этот сильнейший ум земли. Дважды всполохи божественного откровения – в Гаваоне и в Иерусалиме – освещали его, а, уже помутившись в грехе отступления, он слышал гневный голос Ягве ещё раз. Раскаявшийся царь, а ныне нищий философ со странническим посохом уже завершал свой обход земель, которыми правил.

Наступал вечер.

Проповедник изрёк слова, чтобы потом замолчать:

Еккл. 12:1 И помни Создателя твоего в дни юности твоей, доколе не пришли тяжёлые дни и не наступили годы, о которых ты будешь говорить: «нет мне удовольствия в них!»

Еккл. 12:2 доколе не померкли солнце и свет и луна и звёзды, и не нашли новые тучи вслед за дождём.

Еккл. 12:3 В тот день, когда задрожат стерегущие дом и согнутся мужи силы; и перестанут молоть мелющие, потому что их немного осталось; и помрачатся смотрящие в окно;

Еккл. 12:4 и запираться будут двери на улицу; когда замолкнет звук жернова, и будет вставать человек по крику петуха и замолкнут дщери пения;

Еккл. 12:5 и высоты будут им страшны, и на дороге ужасы; и зацветёт миндаль, и отяжелеет кузнечик, и рассыплется каперс. Ибо отходит человек в вечный дом свой, и готовы окружить его по улице плакальщицы; –

Еккл. 12:6 доколе не порвалась серебряная цепочка, и не разорвалась золотая повязка, и не разбился кувшин у источника, и не обрушилось колесо над колодезем.

Еккл. 12:7 И возвратится прах в землю, чем он и был; а дух возвратится к Богу, Который дал его.

Еккл. 12:8 Суета сует, сказал Екклесиаст, всё – суета!

Больше Екклесиаст уже ничего не говорил.

Это ещё один и теперь уже последний потрясающий гимн Соломона. Отцы и учителя церкви дают четыре толкования этой вечерней соломоновой песни. Четыре разных глубоких смысла. Первый, следующий прямому тексту Писания, – геронтологический смысл. Это вечерняя песня старости. Корни этого толкования уходят ещё в дохристианское предание. Так истолковано в трактате Шаббат, у Раши, у прп. Ефрема Сирина, у блж. Иеронима. Везде явная опора на ветхозаветное предание. Прп. Ефрем Сирин и блж. Иероним напрямую к нему обращались [обрывочно можно нечто найти у св. Мефодия Патарского и прп. Иоанна Кассиана Римлянина]. Второе толкование – духовное, можно даже по-латински сказать: спиритуалистическое. Образы Екклесиаста раскрывают различные состояния души. Так толковал Дидим Слепец. Третье толкование – историческое. Слова Соломона прилагаются к истории израильского народа. Такое толкование имеется в мидраше Эйха, у Раши, а также у блж. Иеронима. И наконец четвёртое толкование – эсхатологическое, видение последнего времени. Так толковали св. Григорий Чудотворец и св. Кирилл Иерусалимский. Это толкование возникло в чисто христианской среде в чаянии конца мира пред вторым пришествием Христовым.

Толкование первое – геронтологическое84

Утро юности не следует упускать, ведь приближается вечер старости. приближаются дни, о которых ты будешь говорить: «Нет мне удовольствия в них!», или, как в переводе у Лютера: приближаются годы, когда ты будешь говорить: «Они мне не нравятся!» Графов передаёт слова чувствующего приближение лет, о которых скажешь: «Не хочу их».

Сумерки. Хочешь, не хочешь, нравится ли это тебе или нет, – а вечер твоей жизни пришёл.

Всё делай вовремя – утром, в юности!

Прп. Ефрем Сирин: «И Евангелие сказало: Молитеся, да не будет бегство ваше зимою или в субботу (Мф. 24:20). Зима означает время нужды, а суббота – возраст старости, когда жизнь наша по бездействию делается субботою. Итак, будем трудиться летом, пока не настоит нужда, чтобы иметь нечто и на субботу. Сам Соломон сказал: трудись в юности, прежде нежели пришло время, в которое речеши: несмь ми в нем хотения (Еккл. 12:1)» [58; с. 259, Слово 105, Наставление братиям].

Старость – это поразительное время, когда человек ещё жив, и жить хочется, а жизнь бежит от тебя, ей уже с тобой не по пути. Все члены телесные, ещё недавно служившие тебе безотказно, так, что ты и не замечал их, барахлят, не справляются, да ещё и болят. Тело твоё стало, что старая телега – везде и всюду скрипит, разболталась. Жизнь, в которой ты многого достиг и много постиг, уходит, и ты в ней уже ничего не успеваешь. Тот мир, в котором ты не был и в котором ничего не знаешь, реален и близок. Ты простираешь руки к ускользающей земной жизни, а к тебе простирает свои цепкие руки смерть. Отсюда ничего с собой не возьмёшь, оттуда не вернёшься.

Мысль философа-странника почти останавливалась.

А дальше – анатомия старости.

Что есть старость?

Еккл. 12:1 Тяжёлые дни, о которых ты будешь говорить: «нет мне удовольствия в них!»

Синодальный перевод смягчает, говоря о тяжёлых днях. הרץה ימי (йеми га раа) – это злые дни. Так оно и звучит в ряде других переводов. Если кто-то здорового человека сделает таким, каковы бывают старики, то его сочтут за злодея, который нанёс тяжкие телесные повреждения. Такого злодея будут судить. А кто осудит злые дни, которые всё это с нами проделывают?

Раши: "Злые дни. Дни старости и немощи» [23; 12, 1–7].

Одна старица, уставая в немощах, но благодушествуя в Боге, по-доброму улыбалась, читая слова Соломона о старости: годы, когда ты будешь говорить: они мне не нравятся!

– Надо же, – говорит, – не нравятся ему эти годы!

И особенно человек, полагающий своё благо в земном, стремительно всё это теряет в старости.

Дальше идёт само описание старого человека.

Еккл. 12:3 В тот день, когда задрожат стерегущие дом и согнутся мужи силы…

Раши всё объясняет применительно к телу: «Хранители дома (стерегущие дом) – это рёбра и мышцы, которые защищают полости тела. И согнутся (буквально: скорчатся) – их сведёт судорога, и они искривятся. Мужи ратные (мужи силы) – это голени, на которые опирается всё тело» [там же]. Такое же толкование, взятое, скорее всего, от своего учителя-еврея, приводит блж. Иероним.

Еккл. 12:3 …и перестанут молоть мелющие, потому что их немного осталось...

Раши: «Это зубы… На старости лет большая часть зубов выпадает» [там же]. Это же мнение находим и у блж. Иеронима [там же].

Еккл. 12:3 …и помрачатся смотрящие в окно.

Раши: «Это глаза» [там же]. Блж. Иероним: «У людей престарелых слепнут глаза, и помрачается взор» [там же]. Своеобразно, что Раши называет окна «бойницами». В окно только смотрят, а из бойницы стреляют. Глазами не только смотрят. Око мечет взгляды, как стрелы.

Еккл. 12:4 И запираться будут двери на улицу…

Раши: «Это выводные отверстия» [там же]. Уж очень откровенно всё у еврейского толкователя. Однако и это правда. И с мочеточником, и с прямой кишкой в старости проблем немало. Блж. Иероним толкует несколько иначе: «Под запертыми на улицах дверями хотят разуметь расслабление ног у старика, – что он постоянно сидит и не может ходить» [там же].

Еккл. 12:4 …когда замолкнет звук жернова…

Раши: «Это глас жерновов, перемалывающих пищу у него в утробе, то есть в желудке и в кишечнике» [там же]. Желудочно-кишечный тракт перестаёт работать должным образом. Несколько иначе понимает блж. Иероним: «А унижение голоса мелющего толкуют в отношении к челюстям, что старик не может пережёвывать пищу и что при стеснённом дыхании едва слышен его слабый голос» [там же].

И дальше не лучше.

Еккл. 12:4 …и будет вставать человек по крику петуха…

Раши: «Потому что на старости лет даже птичий щебет пробуждает от сна» [там же]. Старики просыпаются при пении петухов. Блж. Иероним: «Старик… пробуждается при лёгком звуке и среди ночи, как только запоёт петух, поспешно встаёт, не будучи в состоянии на постели поворачивать своих членов» [там же].

А бывает и другое. У апостола Петра к старости были на лице две борозды от слёз. Каждое утро в течение всей своей жизни как только он слышал утреннее пение петухов, он просыпался и плакал горько, вспоминая свой грех отречения.

Еккл. 12:4 …и замолкнут дщери пения.

Раши: «Все звуки музыкальных инструментов кажутся ему [старику. – Г. Ф.] монотонным говором. А в прямом смысле означает принижение [так звучит слово, переведённое в синодальном переводе «замолкнут». – Г. Ф.] – все песенники и песенницы умалятся в его глазах. Так Барзилай из Гилада сказал Давиду: Неужели мне слушать ещё голос песенников и песенниц (2Цар. 19:36)» [там же]. Дщери пения уже неинтересны старику. Блж. Иероним, всё толкуя так же (ясно, что источник их толкования один – тщательно передаваемые иудеями мидраши), добавляет ещё, что оглохнут дщери пения обозначает уши: что слух стариков делается тяжёл, они не могут понимать различия звуков и наслаждаться пением [там же].

Старость берёт своё.

Еккл. 12:5 И высоты будут им страшны…

Раши: «Из-за выступов и неровностей на дорогах он боится выйти на улицу, как бы о них не споткнуться» [там же]. В горы старику не пойти, да и малейший подъём тяжек.

Еккл. 12:5 …и на дороге ужасы…

Ужасы, или ухабы на дороге. Раши: «Много ужасного и страшного на дорогах имеется» для старика [там же]. Это уже тор время, когда «не будут в состоянии проходить неудобные места, и расслабленными ногами и неровной поступью нетвёрдо держась даже и на гладком пути, будут бояться преткновения» [ блж. Иероним, там же].

Еккл. 12:5 …и зацветёт миндаль…

С наступлением старости «поседеют волосы» [ блж. Иероним, там же]85.

Еккл. 12:5 …и отяжелеет кузнечик…

Раши: «Это ягодицы, которые покажутся ему тяжёлой ношей» [там же]. У-аа! Как прост и непосредственен великий раввин. Блж. Иероним отмечает, что слово החגב (гехагаб) переводимо и как «кузнечики», и как «пята» и «указывает на опухшие и отяжелевшие от влаг подагры ноги стариков» [там же]. Как отяжелевший кузнечик, с трудом передвигается старик.

Еккл. 12:5 …и рассыплется каперс.:

В тексте употреблено, собственно, слово אביונה (эвьона), означающее «желание», «страсть». В древности считалось, что цветущие пучки каперса (или кипера) возбуждают плотскую любовь и влечение. Значение слова «эвьона» и позволило переводчикам перевести это словом «каперс», или «кипер». Приходит старость, и ослабевает, а то и вовсе исчезает сила мужского вожделения. Раши: "И нарушится влечение. Это влечение к женщине, то есть он не будет стремиться к совокуплению» [там же]. Так же и у блж. Иеронима: «В еврейском стоит слово «эвьона», что также двусмысленно и переводится: «любовь», «желание», «похоть» и – каперс: и этим обозначается, как мы сказали выше, что у стариков охладевает похоть и расслабляются органы соединения» [там же].

На этом завершается образ старости.

Еккл. 12:5 …Ибо отходит человек в вечный дом свой, и готовы окружить его по улице плакальщицы.

Или несколько ярче: Пойдёт человек в дом вечности своей, и плакальщицы по улице кружатся. [Составлено из переводов блж. Иеронима и А. Графова].

Старость кончилась. Настал день смерти. Человек покинул своё временное пристанище на земле, где погостил некоторое время, и отходит в вечный дом свой. Вот там уже не гостиница, там дом твой, и он не временный, он – вечный. И, как тонко подмечено в другом переводе: в дом вечности своей. У каждого своя вечность. Какова твоя вечность? Какую из двух ты усвоил себе?.. Блаженную? Мучительную? Есть дом и той вечности, и другой. Но едва ли об этом знал уже тогда Екклесиаст.

И отправится всяк в свой последний путь, путь всея земли. Пойдёт человек в дом вечности своей. Не один пойдёшь. Уже готовы окружить гроб твой по улице плакальщицы. Их даже специально наймут – и в те, и в последние времена были наёмные плакальщицы. Каким пронзительным и отчаянно-безысходным было их искусство.

Мимо нищего странника шла процессия с покойником, его несли за город ко гробу.

…и плакальщицы по улице кружатся.

И уже в который раз со времён праотцев кружится, кружится хор плакальщиц, как ветер, и вновь летит на свои круги (Еккл. 1:6).

А ещё, кроме плакальщиц, будут те, кто плачет.

Блж. Иероним: «И человек будет разрушен смертью, тогда возвратиться в землю свою и в дом вечности своей – во гроб, и при совершении погребения пред гробом будет идти толпа плачущих» [там же].

Большим кругом в 2000-м году по посёлку Тура был обнесён гроб православного священника Григория Яковлева, обезглавленного в ритуальном жертвоприношении чужому богу Кришне. Вокруг гроба шли плачущие и молящиеся, из домов выходили люди проводить убиенного священника в вечный дом его. Только у одного молитвенного дома инославных, не Кришне поклоняющихся, но и с церковью Христовой не единых, ставни были закрыты. Никто не вышел, и плача не было слышно.

Блж. Иероним толкует, что под вечным домом Соломон ещё, собственно, не разумел вечности, а имел в виду гроб. На Соломона падали лучи вечной жизни, но сама она была ещё для него таинственно-непостижима, по ту сторону неба.

Дойдя до грани смертной, Екклесиаст ещё раз напоминает – помни Творца твоего, доколе это не произойдёт. И далее следуют четыре ярких драматических образа смерти:

Еккл. 12:6 доколе не порвалась серебряная цепочка, и не разорвалась золотая повязка, и не разбился кувшин у источника, и не обрушилось колесо над колодезем.

Образы, достойные художника-символиста.

Порвалась серебряная цепочка.86

Каждый день жизни – звено непрерывной цепи. Серебро – значимость этого дня. Как по чёткам, пальцы перебирают отведённые нам дни и ночи. И вот – цепочка порвалась. Больше считать нечего. Последнее звёнышко в цепи. Блж. Иероним говорит, что «серебряная цепочка означает эту светлую жизнь и дыхание, которое даётся нам с неба» [там же]. Раши находит возможным анатомическое сравнение. «Это позвоночный столб, белый, как серебро. А после смерти мозг спинной разрушается, позвоночник пустеет и высыхает, и искривляется в позвонках, и уподобляется цепи» [там же].

Разорвалась золотая повязка.

Разорвалась золотая повязка, и покатились нанизанные на неё бусинки ожерелья. Так обрывается жизнь.

Однако еврейский текст в этом смысле тёмен и допускает различные переводы.

У блж. Иеронима:

И возвратится золотая повязка.

По этому поводу блж. Иероним рассуждает: «А возвращение золотой повязки обозначает душу, которая возвращается туда, откуда сошла» [там же].

Раши и многие европейские переводы дают такое значение:

И раскололась золотая чаша.

Сильное сравнение! Золотая чаша жизни упала и раскололась! Эти две половинки уже не склеятся. Да и после золотой осени всё занесено белым холодным снегом.

Раскололась золотая чаша. Как будто небо опрокинулось, разбилось, выпросталось.

Раши уточняет – не просто «чаша золотая», а иначе ещё «родник золотой». И уж очень натуралистично толкует: «Это уд, изливающий жидкость и струившийся, как источник» [там же].

И разбился кувшин у источника.

К источнику, к колодцу ходят с кувшином, чтобы набрать воду, так потребную в невыносимо жаркий южный день. Вспомним Ревекку, Иакова, Моисея и дочерей Иефора, наконец, Христа и самарянку у сихемского колодца.

И вот кувшин прямо у источника, источника живительной влаги, выпал из рук и разбился. Осколками воду не наберёшь.

Жизнь кончилась.

Где была жизнь, где была надежда у источника, остался уже никому не нужный разбитый кувшин. А у осколков кувшина философ-странник с уже ничего не выражающим взглядом.

Немногословен блж. Иероним: «Как кувшин разбитый перестаёт черпать…» [там же]. Для святого отца это «метафорический символ смерти».

Как всегда натуралистичен Раши: "И разобьётся кувшин у ключа. Это чрево, которое округло, и оно разрывается после смерти» [там же].

Веками мечта человека гнала его через полярные льды и холода туда, где «трутся спиной медведи о земную ось». В 1911 году после чрезвычайно тяжёлого перехода к южному полюсу земли прибыл отчаянный английский полярник Джон Скотт. Силы были на исходе. Но страшнее было другое – там развевался норвежский флаг. Его опередили. Назад Скотт добраться уже не смог. Разбился кувшин у источника.

И обрушилось колесо над колодцем.

Колесо-ворот, с помощью которого черпают воду из колодца, оборвалось и обрушилось. Больше воду брать нечем. Жизнь кончилась. Кстати, использованное в тексте слово בור (бор) может означать не только «колодец», но также и «яма», «могила». Над могилой колеса не бывает, но усугубляет мысль философа сопоставление колодца с могильной ямой. Колесо обрушилось в колодец, как в могильную яму. Таков печальный итог жизни.

В переводе Семидесяти: Καὶ συντροχὰση ὁ τροχὸς ἐπὶ τον λακκον – слова Екклесиаста звучат несколько иначе: и колесо запутается в своей верёвке.

Образ несколько иной – смысл тот же. Больше воду черпать не придётся. Жизнь кончилась.

Художественный образ завершён, Соломон переходит к богословскому осмыслению происходящего. А происходит вот что:

Еккл. 12:7 И возвратится прах в землю, чем он и был; а дух возвратится к Богу, Который дал его.

Один из основных текстов Писания, раскрывающий тайну смерти.

Тайна смерти, по Соломону, подобна тайне рождения. Человек живёт и многократно возвращается к мысли-вопросу: «Откуда пришла душа и куда идёт?» Да и вопрос: «Пришла ли душа откуда-то или только появилась при рождении?» Если появилась, то от Бога или от родителей?

На все эти вопросы Писание не отвечает прямо, и ответы приходится искать из загадочно обронённых слов и изречений. Вот и теперь Екклесиаст сказал эти слова, а что за ними?

Ориген учил о предсуществовании душ, о том, что все они были сотворены сразу, а потом вселялись в тела людей. Говорил некогда и Соломон: Я был отрок даровитый и душу получил добрую; притом, будучи добрым, я вошёл и в тело чистое (Прем. 8:19–20). Учение Оригена церковь на V Вселенском соборе (553 г.) отвергла, однако слова Соломона принимает. Не когда-то заранее, а при рождении душа от Бога входит в тело. Так и Екклесиаст говорит, что Бог дал его, имеется в виду: дух дал человеку. Св. Мефодий Патарский прямо говорит о «нисхождении и вселении душ с небес в тела» [44; Пир десяти дев, Речь 2, гл. 5]. Иные думали, что душа человека рождается от душ родителей. словами Екклесиаста блж. Иероним возражает такому учению: «Возвратится прах в землю свою, откуда взят, а дух возвратится к Господу, Который дал его. Из этих слов оказываются весьма достойными смеха те, кои думают, что души сеются с телами и рождаются не от Бога, а от душ родителей. Ибо если плоть возвращается в землю, а дух возвращается к Богу, Который дал его, то очевидно, что Бог есть производитель душ, а не люди» [64; 12, 1–8]. Есть душевная наследственность от родителей, через это и грех передаётся, но сам дух даётся Богом.

Прп. Иоанн Кассиан Римлянин так же, как и блж. Иероним, на основе слов Екклесиаста учит, что тело человека происходит от родителей (не без действия Божия), а дух даётся непосредственно Богом, то есть плоть от плоти, а дух от Бога. На основании этого расклада и строится духовная жизнь человека. Прп. Иоанн Кассиан: «Екклесиаст, показывая природу плоти и души, начало и происхождение, то есть откуда та и другая произошла, к какой цели та и другая стремится, и рассуждая о разлучении души от этого тела, говорит: И возвратится прах в землю, где он и был; а дух возвратится к Богу, Который дал его. Что можно сказать яснее того, что вещество плоти, которое назвал перстию, потому что от семени человека получила начало, при посредстве его посеяна, как взятая от земли, опять возвратится в землю; а дух, который не зарождается от совокупления того и другого пола, а присвояется единственно одному Богу, к Виновнику своему и возвратится» [67; Собеседование аввы Серена 8-е, гл. 25]. В этом учении суть христианской антропологии. Плоть и дух возвращаются в своё исходное состояние, в свою первичную стихию. О воскресении мёртвых Екклесиаст ещё ничего не знает.

Батюшка спрашивает врача-анестезиолога:

– Что есть смерть?

Врач, работающий в отделении реанимации, многажды видевший смерть и профессионально занимающийся вопросом жизни и смерти, отвечает:

– Смерть – это когда начинаются необратимые процессы распада жизнедеятельности организма.

С этим спорить невозможно – да, это так. Но что же происходит, в результате чего начинаются эти самые необратимые процессы?

Наука молчит.

Ангел Божий, ангел смерти приходит за душой (Откр. 6:8; Лк. 16:22). Дух разделяется с телом. Тело человека от земли взято, в землю и возвращается. Бог сказал Адаму: будешь жить и трудиться, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят; ибо прах ты и в прах возвратишься (Быт. 3:19). Тело, оставленное духом, превращается в прах, жизненной силы в нём больше нет. Ведь человек стал душею живою, только когда Бог вдунул в лицо человека дыхание жизни (Быт. 2:7). И отходит от тела в момент смерти именно дух (дыхание) חור (руах). Общепринято верить и считать в церкви, что отходит душа. Многие святые отцы дух и душу не различают, считают за одно. Однако, согласно Писанию, дух и душа различаются. Выразить догматически точно это различие сложно. Св. арх, Лука (Войно-Ясенецкий), хирург и профессор медицины, сводит душу человека к его психофизической природе. Психофизическая деятельность в момент смерти прекращается. Тело уходит в землю, рассыпаясь в прах, дух, как неразрушимая субстанция, возвращается к Богу, Который и дал его. Вот тогда и начинаются необратимые процессы и для тела, и для духа. Тело, становясь трупом, распадается. Дух переходит в бессмертие, в вечность. раскрывают свои врата вечная жизнь и вечная гибель, а решается всё пред Богом и Богом.

Мысль философа, мысль нищего странника, мысль великого царя-мудреца дошла до последней черты напряжения. Горизонт. Дальше не видно ничего. Ветер уныло проносится над могильным холмом. Тело вернулось в землю. Дух – в запредельных высотах, там, где Бог.

А что со смыслом жизни?

Еккл. 12:8 Суета сует, сказал Екклесиаст, всё – суета!

Круг замкнулся. Начальные слова книги оказались и конечными. Еккл. 1:2 и Еккл. 12:8 – одно и то же. Блж. Иероним: «Изобразив смерть человеческую, прекрасно повторяет начальные слова своей книги и говорит: Суета сует, сказал Екклесиаст, всё – суета. Ибо, если весь труд смертных, о котором рассуждалось во всей этой книге, сводится к тому, что прах возвращается в землю свою, а душа возвращается туда, откуда взята: то трудится в веке сем и добиваться того, что не принесёт никакой пользы, – дело великой суеты» [там же]. Мучительно следуя за философом, мы вместе с ним искали и ждали, ждали и надеялись, ища итрон, нечто высшее и остающееся, ища смысл жизни и цель. Неленостно прошли по всему крушу жизни, по всему, что только бывает. Погнались за ветром, ветер и поймали. Вокруг был пар, вокруг пар и остался.

Потрясающая книга. Великая книга. Страшная книга. В этой жизни и вся эта жизнь – суета сует всё суета. Всё, что ты делаешь – томление духа, погоня за ветром. Линия горизонта замкнулась в круг.

Круг бессмысленности этой жизни, круг суеты сует, который кружится, кружится на ходу своём и вновь возвращается… на круги своя.

А что же наши семь временнообязанных мужиков? С поисков «кому на Руси жить хорошо» – вернулись? Что выходили?

Кому жить-то хорошо?

– Видать, попу!

Да, встретившись с попом, мужики бедному Луке, завистливо глянувшему было на поповское житиё, чуть бока не намяли.

И уж вовсе не лучше тому, о ком и в книжечку записали:

В деревне Босове

Яким нагой живёт,

Он до смерти работает,

До полусмерти пьёт!

Добравшись и до помещика,

Крестьяне добродушные

Чуть тоже не заплакали,

Подумав про себя:

«Порвалась цепь великая,

Порвалась – расскочилася:

Одним концом по барину,

Другим по мужику!»

Ну, так кому же жить-то хорошо на Руси?

Наследники с крестьянами

Тягаются доднесь.

Влас за крестьян ходатаем,

Живёт в Москве… был в Питере…

А толку что-то нет!

– А толку что-то нет, – повторили помещик и чиновник.

– А толку что-то нет, – вторят поп и купец.

Боярин и царь шепчут то же самое.

А толку что-то нет!

Всё пар, всё суета сует. Мужики временнообязанные, вы бегали за ветром. Вы искали «покой, богатство, честь», – а толку что-то нет!

Эхом из веков и тысячелетий, из хоромов и лачуг перекликается:

– А толку что-то нет!

Вновь бессмысленно замкнулся круг и кружится, кружится на ходу своём. А в центре пустое сердце философа-царя и философа-мужика, ведь толку всё что-то нет!

Толкование второе – духовное

Толкователь Екклесиаста Дидим Слепец находит в символическом изображении старости образы духовной жизни человека [47; 12, 1–6].

Старость у Соломона названа тяжёлые дни, или точнее с оригинала: злые дни (Еккл. 12:1). Дидим пользуется греческим словом κακίας. Тяжёлые или злые дни – это худые дни. Духовный смысл Дидим Слепец находит такой – помни своего Творца, служи Ему, доколе – или лучше: «чтобы» – не наступила эта самая худость, злобность, противоречащая добродетели. Дидим говорит о худости, которая «враждебна благочестию». «Пока ты восприимчив к благочестию и худости (злости), то не ожидай худости (гадости), не готовься к ней». Опыт показывает, что устойчивое пребывание в грехе лишает человека чувствительности к различению добра и зла. Жизнь в нераскаянности делает человека порой неспособный к покаянию. Некоторые старики и умирающие не могут покаяться, хотя им и предоставляется такая возможность87. Κακίας, или худость, рассуждает Дидим, может означать наказание. В таком случае он выстраивает свою мысль так: «Прежде чем придёт наказание, худость, делай, что я тебе говорю, чтобы когда придёт наказующее повреждение, оно не нашло тебя виновным».

Еккл. 12:1 …доколе не пришли тяжёлые дни и не наступили годы, о которых ты будешь говорить: «нет мне удовольствия в них!»

У Дидима Слепца эти слова звучат так: И наступят годы, в которые ты скажешь: Моё желание в них не выполняется. В дни воздаяния исполняются желания благочестивых, «ведь они желают войти во вкушение обетований». Желания же нечестивых в те дни выполняться не будут, «и кто желает, когда гнев [Божий. – Г. Ф.] обрушится, сгореть?»

И далее в конкретных образах старости Дидим Слепец находит указания на недостатки и несовершенства в духовной жизни.

Еккл. 12:2 Доколе не померкли солнце и свет и луна и звёзды.

Дидим: «Пока мы в этой жизни и непоколебимо обладаем свободной волей, можем быть осияны солнцем правды и светом истинным, луной и звёздами. Под луной можно иносказательно понимать учение церкви. Ибо относительно Солнца правды [Христа. – Г. Ф.] луна [как отражённый свет. – Г. Ф.] может означать научение… Соответственно этому понимай под звёздами ангелов, чрез которых Бог возвещает своё слово» [там же]. «Померкли, имеется в виду в тебе» – сами светила не исчезают, это мы становимся недостойными быть освещёнными светом истины.

Еккл. 12:2 Доколе… не нашли новые тучи вслед за дождём.

Дидим "Под тучами часто обозначали распорядителей духовного дождя – людей ли ангелов. Они, правда, возвращаются за дождём, но уже не изливают никакого дождя, ибо это не приносит уже никакой пользы, чтобы после этого шёл дождь» [там же]. Был дождь, тебе была дана благодать, но ты не явил плоды Духа. После этого раздаятели благодати (люди и ангелы) приходят ещё, но тебе не подают уже никакой благодати, да в этом и не было бы никакой пользы – ты всё равно не плодоносишь.

Еккл. 12:3 В тот день, когда задрожат стерегущие дом.

Дидим Слепец рассуждает: «Церковь может быть большим домом, и так же мир.

Стерегущие этого дома те, кто поставлены его стеречь, ангелы или учителя. Если под домом ты понимаешь церковь, то это учителя. Но им следуют и ангелы… Вопрос: Когда же они задрожат?

Ответ: Наступило накопление [предел. – Г. Ф.]пороков в тех, кого стерегут. Стерегущие оставят их, даже если они совершенные учителя или ангелы» [там же].

Еккл. 12:3 …и перестанут молоть мелющие…

Дидим Слепец рассуждает относительно церковной жизни. Кто такие мелющие? Это те, «кто по церковным правилам слова Божии, то есть семя, различают, готовят питательные хлебы и приносят чистую муку к жертвеннику» [там же]. Это учителя церкви. Они перестанут молоть, по Соломону, потому что их немного осталось. Дидим объясняет это своеобразно. Это произошло не по причине учащих, а по причине невосприимчивости к Слову Божию учащихся. Мало учителей, потому что мало учащихся. «Насколько это вас касается, то это вы сделали их немногими, сделали их невостребованными» [там же]. Прп. Серафима Саровского спросили:

– Почему ныне мало старцев-наставников?

Подвижник ответил:

– Это потому, что ныне мало послушников!

Мало слушающих – мало учителей.

Еккл. 12:3 …и помрачатся смотрящие в окно.

У Дидима Слепца используется не слово «окно», а «щель» (ὀπαῖς), или «отверствие».

Духовно толкуя слова Екклесиаста, Дидим Слепец находит четыре символических значения для окна (щели).

Первое значение окна – чувства человека. Смотрящие в окно – это души, воспринимающие мир через свои органы чувств. Чувства затемнены грехом, а души «лишены возможности точного чувственного восприятия» мира. позднейшие святые отцы назовут это состоянием прелести, некоей духовной неадекватности, скажем языком психологии.

Второе значение окна-щели – взгляд на Писание, его разумение. В результате оскудения учителей затемняется взгляд на Писание.

Третье значение окна – несовершенная познавательная способность человека в этой жизни. «Ибо если они [окна. – Г. Ф.] по мере нынешней возможности восприятия затемнены, то в действительности они тем лучше увидят всё, когда то, что отчасти, прекратится (1 Кор, 13:10), когда несовершенная щель упразднится, потому что большое отверстие явится» [там же].

Четвёртое значение Дидим Слепец извлекает из того, что слово ὀπαῖς может быть и во множественном числе – ὀπαὶ. Если окно единственно, то человек взирает на единую истину. Многие окна – различные заблуждения.

Еккл. 12:4 И запираться будут двери на улицу; когда замолкнет звук жернова.

Дидим Слепец: "Двери на улицу – это двери премудрости. Двери на улицу будут затворены, когда место научения будет убрано» [там же]. Люди лишаются таким образом вразумления Божия.

Это пройдёт, когда замолкнет звук жернова, голос духовных учителей.

Еккл. 12:4 …и будет вставать человек по крику петуха и замолкнут дщери пения;

У Дидима Слепца говорится о крике не петуха, а воробья (τοῦ στρουθὶου). Воробей у Дидима иносказательно означает «Спасителя в его человеческой природе», или «любого учителя», претворяющего слова Иисуса в дела, или «истинную весть», или «зов к воскресению» (здесь смысл уже эсхатологический). Всё это служит к духовному, а последнее – к телесному восстанию человека.

Дочери пения, по Дидиму, голос «не духа, не мудрости, не знания, не света». Дочерьми они названы по «изнеженности» и «преходящести», они не мужественны. Эти плотские учителя будут «петь» только до крика петуха. При голосе Господа или истинных учителей они замолкнут. Да молчит всякая плоть человеческая – се, грядёт Царь славы.

Еккл. 12:5 и высоты будут им страшны.

У Дидима это звучит так: И они будут взирать с высоты.

Дидим Слепец: "Если кто взирает с высоты после того, как он достиг высоты, то его сердце высоко, высоко его помышление» [там же]. Это как апостол Павел учит: О горнем помышляйте, а не о земном (Кол. 3:2). Горé имеем сердце и оттуда взираем на дорогу земной жизни.

Еккл. 12:5…и на дороге ужасы.

Своеобразно, что эти слова Екклесиаста Дидим Слепец рассматривает, как нечто положительное: «Когда эти провозвестники истины бывают возвышены, ужасаются те, которые ещё на дороге; но они уже должны начать восхождение на высоту» [там же]. Новоначальные в подвижничестве, ещё находящиеся на пути, ужасаются величию Божественной истины, ведомой достигшим высоты. Но кто ещё не начал восхождения, тому этот ужас неведом.

Еккл. 12:5 …и зацветёт миндаль.

И расцветёт мудрость. Миндаль зацветает в Палестине ранее других дерев, и тем заметнее его цветение. На фоне мирской жизни «превосходящая сила премудрости стала видимой… Человек цветёт, когда он преуспевает в благочестии и преобразует своё тело так, что оно становится подобным Телу Христову» [ Дидим, там же].

Еккл. 12:5 …и отяжелеет кузнечик.

Отяжелеет, согласно Дидиму, «ожиреет», а это бывает при обильном питании. Питание кузнечика, или, согласно Дидиму, саранчи – это бедствие для природы. Дидим: «Саранча [или кузнечики. – Г. Ф.] – это образ наказания… Тогда она отяжелеет, когда обильным будет её питание; её питание – это люди, отданные ей» [там же]. Христос дал нам власть наступать на змей и скорпионов и на всю силу вражию (Лк. 10:19), а мы по нерадению своему поддаёмся ей и питаем её.

Еккл. 12:5 …и рассыплется каперс.

Поскольку цветущие пуски каперса возбуждают плотскую страсть, то время, когда рассыплется каперс, – это время, когда благодатью Божией побеждаются плотские страсти и стяжается святая добродетель целомудрия.

Еккл. 12:5 …Ибо отходит человек в вечный дом свой.

Дидим Слепец: «Это можно и так понимать: …Когда упразднится всё, что прилипло е человеку достойное порицания, плохое, тогда он идёт в собственное жилище, в свой эон. Этот эон, соответственно, и есть дом для человека, сотворённого по образу и подобию Божию, божественное состояние, в которое он перешёл из нынешнего эона» [там же]. Согрешая, человек покидает свой дом, то есть образ и подобие Божие. По пути святости человек возвращается в свой вечный дом, то состояние, которое и есть жизнь вечная.

Еккл. 12:5 …и готовы окружить его по улице плакальщицы.

Плакальщицы – это те души, которые в состоянии плакать и скорбеть о грехе другого человека, тем самым подвигая его к покаянию. Дидим Слепец: «Ибо если при грехе одного другой скорбит и ударяет себя в грудь, то первый, конечно, скажет: «Если этот из-за меня скорбит, то и я должен это делать» [там же].

Еккл. 12:6 Доколе не порвалась серебряная цепочка, и не разорвалась золотая повязка, и не разбился кувшин у источника, и не обрушилось колесо над колодезем.

Символические образы смерти, приведённые Екклесиастом, описывают и состояние духовной смерти, в которую через грех попадает душа.

Серебро означает Слово Божие. Так у псалмопевца: Слова Ягве – слова чистые, серебро, очищенное от земли в горниле, семь раз переплавленное (Пс. 11:7). Серебряная цепочка – учение церкви. Ереси разрывают эту цельную цепочку божественных слов и догматов и тем духовно умерщвляют душу. Апостол Павел называет ересь делом плоти и предостерегает: Предваряю вас, как и прежде предварял, что поступающие так Царствия Божия не наследуют (Гал. 5:19–21)! Дидим Слепец, толкуя соломоновы слова, говорит: «До тех пор, пока серебряная цепочка действенна» [там же]. Когда серебряная цепочка Слова Божия и его православного понимания перестаёт быть действенной, тогда душа умирает.

Разорвалась серебряная цепочка Слова Божия, и раскололась золотая чаша. По Дидиму Слепцу: "Если под серебром понимать выраженное88 Слово¸ то под золотом надо здесь понимать мысль, значение его» [там же]. Серебро и золото – буква и смысл (дух) Писания. Разрывается одно, раскалывается другое. Повреждено Писание – искажены догмат и благочестие.

Можно рассудить и иначе. Порвалась серебряная цепочка богооткровенного учения, раскололась и золотая чаша – утрачена истинная Евхаристия, нет подлинного причастия Тела и Крови Христовой. С золотой чашей в руке один католический священник (Менно Симонс) усомнился в подлинности Тела Христова и Его Крови. Золотая чаша разбилась… Последователи реформатора лишены Божественного дара.

Еккл. 12:6 …И …разбился кувшин у источника.

Дидим Слепец напоминает, что Ревекка напоила жаждущего слугу Авраама, почерпнув воду кувшином, сама же она пила непосредственно из источника. Иносказательно Дидим говорит, «что познание отчасти и пророчество отчасти (1Кор. 13:8–10) есть тот кувшин, который был наполнен из источника. Когда то, что отчасти, прекратится, разобьётся кувшин» [там же]. Теперь Господь Сам даёт воду живую, напояет жаждущих, а уверовавших делает источниками рек воды живой (Ин. 7:38–39). И всё это говорится о Духе Святом. Самарянка оставила теперь уже ненужный кувшин у колодца и поспешила в город, чтобы и её сограждане испили воду, текущую в жизнь вечную (Ин. 4:14). Как часто и мы, самоограничиваясь тем, что отчасти, страшась отпустить или даже разбить (!) кувшин ветхости, не припадает к живительному источнику Духа Святого! Зубы стучат о кувшин, а в нём иногда только на донышке, рядом же Сам источник – Христос, крестящий нас Духом Святым. Призванные ревновать о дарах духовных (1Кор. 14:1), мы можем их иметь. Сам Дух Святой, подаваемый Господом, освящает нас, очищает от греха, плодоносит обильно, творит молитву, говорит иными языками, пророчествует, преобразует нас в новое творение Божие, соделывает причастными Божеского естества (2Пет. 1:4).

Еккл. 12:6 …И …обрушилось колесо над колодезем.

Сначала Дидим Слепец толкует эти слова подобно предыдущим. Если появляется возможность пить непосредственно из колодца, то зачем и колесо?!

Далее Дидим позволяет себе и христологическое осмысление этих слов. Слово λάκκον может означать не только «колодец», но и «яму». Дидим отмечает, что этим словом Писание часто называет преисподнюю. Иисус как человек был распят, положен во гроб, а душою сошёл во ад. Это и означает, что обрушилось колесо над колодцем.

На этом и заканчивается дошедший до нас отрывок текста Дидима Слепца с его толкованием на книгу Екклесиаста, а мы прощаемся с этим древним удивительным толкователем всего Священного Писания. Воистину, Господь умудряет слепцы!

И что же? Эта замечательная духовная аллегория александрийского учителя, к которой мы приложили и свои размышления, благочестива и истинна.

Но это была всего лишь аллегория.

Едва ли о ней думал Соломон.

Великий мудрец, царь и нищий странник слышал, как разбилось на дне колодца обрушившееся водоподъёмное колесо. Рядом с колодцем валялись осколки кувшина и золотой чаши. В траве серебром поблёскивали рассыпавшиеся звенья порванной цепочки. Философ видел конец, он не постигал его смысл. Вокруг него была суета сует, всё было непрочно, как пар.

Всё – суета!

И добавить к этому он не мог ничего.

Толкование третье – историческое

Образ юности и старости, так ярко начертанный Екклесиастом, иудейские толкователи с глубокой древности прилагали к своей истории. Детали толкований местами различаются, тот или иной образ прилагался к различным событиям и лицам, однако общая картина у всех одна. Дни юности – расцвет Израиля, старость – его упадок и плен.

Историческое толкование приводится в мидраше Эйха Раба, на него ссылается Раши [23; 12, 1–8]. Подобное толкование имеется у блж. Иеронима, который взял его также у еврейских толкователей [64; 12, 1–8]. Что касается разорения Израиля и Иерусалима, блж. Иероним отмечает одновременно, как плен Вавилонский и царя Навуходоносора, так и разрушение Иерусалима римлянами во главе с Титом и Веспасианом. Для цельности изложения мы не будем рассматривать римское рассеяние иудеев, а только их ветхозаветную историю.

Еккл. 12:1 И помни Создателя твоего в дни юности твоей.

Юность Израиля – счастливое время Давидо-Соломонова царства и прочих великих царей. Время, когда честь и слава была над народом Божиим. «Пока в сохранности избрание…; пока существует служение левитов, о чём сказано: Ибо его избрал Ягве, Бог твой, из всех твоих колен (Втор. 18:5), пока существует царство дома Давидова, о чём сказано: И избрал Давида, раба Своего (Пс. 78:70), пока существует Йерушалаим, о котором сказано: Город, который Я избрал (1Цар. 11:32); пока существует дом избранный (храм), о котором сказано: Ныне Я избрал и освятил этот дом (2Пар. 7:16); пока вы существуете, как сказано: И тебя избрал Ягве (Втор. 14:2)» [ Раши, там же]. Пока всё это есть у тебя, Израиль, помни Творца своего, внемли Ему во время благоприятное. Помни Создателя Твоего, пока не пришли злые дни – дни твоего изгнания.

А злые дни придут, придёт время, о котором ты, Израиль, скажешь: Нет мне удовольствия в нём!

Еккл. 12:2 Доколе не померкли солнце и свет и луна и звёзды, и не нашли новые тучи вслед за дождём.

Пока не померкло солнце – «это царство дома Давидова, о котором сказано: И его престол, как солнце предо Мной (Пс. 89:37). И свет – это Тора, как сказано: Ибо свеча – заповедь, а Тора – свет (Притч. 6:23). И луна – это Верховная судебная палата (синедрион), которая располагалась полукругом. И звёзды – это учители, о которых сказано: И обратившие многих к правде, как звёзды (Дан. 12:3).

И возвратились тучи после дождя – это бедствие после тяжкого бедствия» [ Раши, там же]. Пророк Иеремия пророчествовал о бедствиях, которые придут ещё после разрушения храма.

Еккл. 12:3 В тот день, когда задрожат стерегущие дом и согнутся мужи силы; и перестанут молоть мелющие, потому что их немного осталось; и помрачатся смотрящие в окно;

В тот день, когда задрожат стерегущие дом – «когда удалятся ангелы, стражи храма» [ блж. Иероним, там же].не иначе мог быть разрушен храм, как после оставления его ангелами, небесными воинами. Раши замечает к тому ещё: «Это смены священнослужителей и левитов» [там же] – земные ангелы храма.

И согнутся мужи ратные – «и смутятся все самые крепкие в войске твоём» [ блж. Иероним, там же].

И перестанут молоть мелющие – «когда умолкнут слова учителей» [64]. Раши добавляет при этом о более поздних временах: «Это учения великих – раби Акибы, и учение раби Хии, и учение бар Капары» [23].

И померкнут смотрящие – «и померкнут пророки, обычно получавшие с неба свет видений своих» [64].

Еккл. 12:4 И запираться будут двери на улицу; когда замолкнет звук жернова, и будет вставать человек по крику петуха и замолкнут дщери пения;

И заперты двери на улицу – «когда заключатся двери храма» [64].

Когда замолкнет звук жернова – «из-за того, что не занимались Торой достаточно. Сказал раби Шмуэль: Сынов Израиля сравнивают с работающими жерновами. Подобно тому, как жернова не останавливаются ни днём, ни ночью, так и здесь: И размышляй над ним день и ночь (Нав. 1:8)» [23].

И подниматься он будет от голоса птичьего. Кто будет подниматься? – Навуходоносор со своими халдейскими полчищами. Какая птица поднимает его?

Блж. Иероним приводит мнение, что это пророк Иеремия: «И придёт халдей, накликанный голосом Иеремии, как бы пением птицы» [64].

Раши приводит слова некоего раби Леви: «На протяжении восемнадцати лет раздавался глас с неба и грозно взывал он во дворце Навуходоносора: «Нерадивый слуга! Иди, разрушь дом твоего Господа, потому что сыновья твоего Господа Ему не внемлют!» [23].

Голос, который, согласно преданию, слышал Навуходоносор, говорит то же самое, к чему сводилось пророческое слово Иеремии, обращённое к иерусалимлянам.

И замолкнут дщери пения – «хоры поющих в храме» [64]. Ещё Давидом установленное пение умолкло. В разрушенном Иерусалиме уже никто не слышал хоры поющих. Не слышно их было и в земле Халдейской. Там пленившие нас требовали от нас слов песней и притеснители наши – веселья: «Пропойте нам из песней Сионских». Как нам петь песнь Ягве на земле чужой?.. (Пс. 136:3–4).

Еккл. 12:5 И высоты будут им страшны, и на дороге ужасы; и зацветёт миндаль, и отяжелеет кузнечик, и рассыплется каперс. Ибо отходит человек в вечный дом свой, и готовы окружить его по улице плакальщицы.

И от высоты убоятся и устрашатся на пути. Раши передаёт эти слова даже так: Вышнего будут бояться. Эль Элион – Всевышний Бог Израиля внушит страх даже грозному завоевателю Навуходоносору. Он ощущает разницу между прочими покоряемыми им землями и этой. Он чувствует, что вступил во владения Всевышнего Бога. Ему ведомы поражения прежних завоевателей этой Земли, но он идёт, ибо на сей раз он – орудие в руках всевышнего. Блж. Иероним: «В то время, когда приходящие в Иерусалим, даже самые враги, убоятся величия Божия и устрашатся погибели Сеннахирима на пути сомнительном» [там же]. По летописям Навуходоносор мог знать о том страшном поражении, которое потерпели войска Сеннахирима сто лет назад здесь, у стен Иерусалима, не от рук воинов иудейских, а от ангела Божия. Раши: "Вышнего будут бояться – Всевышнего над миром будет страшиться сердце его, как бы Он не содеял с ним, что сделал с предшественниками. И страхи на пути – потому стал он просить знамений и знаков, успешным ли будет тот путь, по которому он пойдёт, как сказано: Царь Вавилонский остановился на распутье, при начале двух дорог, для гаданья; трясёт стрелы, вопрошает терафимов, рассматривает печень… (Иез. 21:21)» [там же]. Страх объял Навуходоносора, приближающегося к святому городу. Подобное будет позднее происходить с дальнейшими покорителями Иерусалима – Александром Македонским, римским полководцем Помпеем. Не ведавшие страха железные мужи – Навуходоносор, Александр Македонский, Помпей испытали страх Божественного Присутствия.

И зацветёт миндаль. Раши: «Произрастёт пророчество Иеремии, который сказал: Вижу жезл миндального дерева (Иер. 1:11)» [там же]. С этого началось пророчество Иеремии – пророка, возвестившего падение Иудеи и Иерусалима. Он призывал царей Иерусалима подчиниться Навуходоносору. Миндальное дерево зацвело, Иеремия пророчествовал, но Иерусалим не слышал, устремляясь к своей погибели. И всё это потому, что отяжелеет кузнечик и рассыплется каперс – нарушится «содружество Бога с Израилем» [64]. Рассыпался каперс – ослабло и исчезло влечение народа Божия к Богу своему.

Ибо отходит человек в вечный дом свой… Раши толкует, что человек – «это сыны Израиля». Так у Иезекииля: Вы – человеки, а Я – Бог ваш, говорит Ягве Бог (Иез. 34:31). "В свой извечный дом – из Вавилона пришли они, в Вавилон возвратились. Фара, отец Авраама, был из Заречья». В Авраамовых чреслах Израиль вышел из земли Вавилонской и пленником при Навуходоносоре вернулся туда. Вот и вечный дом!

И готовы окружить его по улице плакальщицы. Блж. Иероним: «И при отходе его [из Иерусалима. – Г. Ф.] в дом свой [Вавилон] окружат его на улице плачущие и рыдающие, окружённые вражескою осадою» [там же]. Так и ушли в плен оплакиваемые иудеи. Да и там, при реках Вавилона, там сидели они и плакали, когда вспоминали о Сионе… (Пс. 136:1).

Еккл. 12:6 доколе не порвалась серебряная цепочка, и не разорвалась золотая повязка, и не разбился кувшин у источника, и не обрушилось колесо над колодезем.

Веселись, Израиль, и помни Творца своего, доколе не порвалась серебряная цепочка, «то есть пока слава ваша с вами, доколе не разорвалась золотая повязка, – доколе, то есть, не отнят ковчег завета89; пока не разбился кувшин у источника… пока во Святом Святых есть заповеди закона и благодать Святого Духа» [64]. Перед разрушением храма, по свидетельству пророка Иезекииля, слава Ягве ушла из Святого Святых на Елеонскую гору (Иез. 10 гл.), И устремился ворот в колодец – это Вавилон, дно мира [23].

Так пал Израиль. Так пал святой город Иерусалим.

Еккл. 12:7 И возвратится прах в землю, чем он и был; а дух возвратится к Богу, Который дал его.

И возвратится прах в землю, чем он и был. Раши: «Из Вавилона пришли они, в Вавилон возвратились» [там же].

…А дух возвратится к Богу. Раши: «Это Дух Святой. Поскольку он устранился, они подверглись изгнанию» [там же]. Как глубоко раввин-иудей понимает причину упадка Израиля, поражение Иерусалима и храма и отведение народа в Вавилонский плен! И, конечно, в ещё большей мере это относится к ещё большему падению Израиля, когда Мессия пришёл к своим, а свои не приняли Его. Когда остался их дм пуст, а потом Титом и Веспасианом и разорён совсем. И начался не семидесятилетний плен, как в Вавилоне, а девятнадцативековое изгнание и рассеяние среди всех народов мира.

Соломон! Соломон! Думал ли ты, как многие цари, о том, что будет после тебя? Соломон! – ты вершина истории Израиля, думал ли ты о тех исторических путях и дорогах, которыми пойдёт твой народ? Да и не повторяет ли народ твой твою собственную историю? В Гаваоне ты был осенён крылами Божественной Премудрости. В Иерусалиме слава Ягве вошла в построенный тобою храм Богу Живому. А потом видели тебя в гареме и приносящего жертвы чужим и мёртвым богам. И вот ты стар и сед. Ты в пыли после долгого странствия. В руках твоих остался один только посох странника-философа. На твоём лице исчезает мысль, ты сидишь, как изваяние, а посох беззвучно и машинально чертит в пыли: Суета сует, всё – суета!

Страшно.

Неужели вся священная история народа Божия свернулась в этот замкнутый круг суеты мира сего? И закружилась, закружилась в веках на одном месте… Из Вавилона в Вавилон, хотя бы и через Иерусалим.

Толкование четвёртое – эсхатологическое90

Церковь Христова, как невеста, ждёт своего небесного Жениха. Ожидание второго пришествия Христова – внутреннее состояние христианина. Среди христианских толкователей книги Екклесиаста возникает эсхатологическое восприятие символического описания вечера человеческой жизни. С экзегетической точки зрения это образец применения метода асмахты. То же самое можно сказать и об историческом толковании текста Екклесиаста. эсхатологическое толкование имеется у св. Григория Чудотворца, св. Кирилла Иерусалимского и отчасти у Дидима Слепца. Поскольку св. Григорий и св. Кирилл создают цельные и достаточно поэтические толкования, то мы ознакомим с ними нашего читателя, приведя их полностью.

Если первые одиннадцать глав св. Григорий Чудотворец фактически просто пересказывает, перелагает, то текст Еккл. 12:1–7 превращается у святого отца в некую эсхатологическую песнь. Как бард, берущий в руки инструмент, извлекает из него мелодичные звуки и прилагает к ним песнь своего сердца, так Неокесарийский Чудотворец святой Григорий взял текст древнего философа-мудреца, извлёк из него звуки и образы и воспел песнь о грядущем Царе.

Св. Григорий Чудотворец:

«Должно же ещё будучи юным бояться Бога, прежде чем предашь самого себя злодеяниям, прежде чем придёт день Божий, великий и страшный, когда солнце уже не будет светить, ни луна, ни прочие звёзды, когда в то время общего бедствия и смятения поколеблются высшие силы, ангелы, охраняющие мир, так что прекратят свою деятельность мужи-вельможи, и женщины перестанут работать и убегут в сокровенные части домов, заперши все двери; женщина, из страха переставшая молоть, подобно самой малой птичке, будет кричать самым тонким голосом, и падут на землю все нечистые женщины из города и их начальство, запятнанное убийством, ожидая наказания свыше, так как настаёт горчайшее и кровавое время, как бы во время цветения миндаля, и будут теснить беспрерывные наказания, как бы когда налетает множество саранчи, и будут выброшены прочь беззаконные, подобно тому, как чёрный и презренный каперсовый куст. Добрый муж с радостью пойдёт в вечный свой дом; дурные же наполнят всё своим рыданием, и ни серебро, собранное в сокровищницу, ни золото испытанное больше не принесут им пользы, ибо великий удар постигнет всё до кувшина, стоящего у источника, и колесо колесницы, которое случайно оставлено в колодце, когда положен будет конец течению времён и мимоидёт уготовляемая водою жизнь века, приносящего омовение. Для людей же, находящихся на земле, одно спасение, если души их узнают и возлетят к Тому, Кем они сотворены.

Итак, я снова говорю то, что сказал в начале: очень суетно настроены люди, и суетность замышляемых ими дел такова, что её невозможно и превзойти» [44; 12].

Так более чем через тысячу лет озвучил соломоновы слова св. Григорий Чудотворец.

Св. Кирилл Иерусалимский кратко истолковывает слова Екклесиаста, прилагая к ним новозаветное учение о последних временах и втором пришествии Господа Иисуса Христа.

Св. Кирилл Иерусалимский:

«О сем пришествии Господнем и о окончании мира знал Екклесиаст, и говорит: Веселися, юноше, в юности твоей; и за сим: Отстави ярость от сердца твоего, и отрини лукавство от плоти твоея. И помяни Сотворшаго тя, дóндеже не придут дние злобы, дóндеже не померкнет солнце, и свет, и луна, и звёзды, и помрачатся зрящии в скважнях (даёт разуметь силу зрения), дондеже не превратится уже сребряное (указывает на сочетания звёзд; потому что они сребровидны) и не сокрушится повязка златая (даёт разуметь сим златовидное солнце; потому что повязка (ἀνθέμιον) называется из известного цветка (ἀνθεμῖς), у которого много кругом лучевидных лиственных отростков). И восстанут на глас птицы, и от высоты узрят, и ужас на пути. Что же узрят? Тогда узрят Сына Человеческого, грядуща на облацех небесных (Мф. 24:30), и восплачутся по племенам (Зах. 12:12). И что же будет в пришествие Господне? Процветёт амигдал, отолстеют грузи, и разрушится каппарис. Но, как говорят толковники, цветущий амигдал означает окончание зимы. Ибо тогда тела наши после зимы дадут от себя небесный цвет. И отолстеют грузи; это – окрылённая душа, облекаемая телом91. И разрушится каппарис, рассеются подобные тернию беззаконники. Видишь, как все предрекают пришествие Господне. Видишь, как знают глас и птицы. Какой это глас? – посмотрим: Яко Сам Господь в повелении, во гласе архангелове, и в трубе Божии снидет с небесе (2Фес. 4:16)» [77; Слова огласительные, Слово 15, пп. 20–21].

Так удивительным образом христианская эсхатология находит себе место у Екклесиаста. Слова Екклесиаста были изрекаемы Духом Святым, тем Самым, что говорит и в Новом Завете о кончине времён.

А сам Екклесиаст?

Отшумели пиры, затворён гарем, обесценилось золото. Стали тени длинней. Тихо окутывали вечерние сумерки уставшую землю. Впереди была ночь. Отяжелел Соломон. Тело клонилось к земле. Пахло сыростью. Душа стремилась к звёздам, к Тому, Кто её создал, но, уставшая, падала вниз. Ещё не пришёл Спаситель. Едва шепчут уста: суета сует, всё, всё, всё – суета…

И почил Соломон с отцами своими, и погребён был в городе Давида, отца своего (3Цар. 11:43).

* * *

84

Γεροντιχός = старческий (греч.). Геронтология – учение о старости.

85

Косметическими средствами люди стремятся скрыть миндальный цвет, что-то глубинно теряя от переживаний и благословений старости.

86

По утверждению М. Рижского, здесь явно испорченное в еврейском тексте слово ירחק «удалиться» на основании LXX, Вульгаты и Пешито заменено на ינתק «порвётся» [107,, с. 65].

87

Как-то я был приглашён к умирающей женщине. Она едва могла произносить слова. Никогда в жизни она не каялась. Я попросил её сказать хотя бы два слова: «Господи, помилуй!» Она ответила другими: «Не могу». Второе было сказать не легче первого, однако она так и умерла со своим «не могу».

88

Сказанное слово, написанное слово.

89

Перед разорением Иерусалима пророк Иеремия спрятал его в горе Нево, а эфиопы утверждают, что он находится у них. Ковчег был обложен золотом.

90

Эсхатология – учение о последнем времени и конечных судьбах мира.

91

У кузнечика есть крылья – окрылённая душа. Кузнечик отяжелел (отолстел) – облёкся в воскрешённую плоть.


Комментарии для сайта Cackle