протоиерей Геннадий Нефёдов

ИСПОВЕДЬ XVIII. СВЯТОЕ ВОЗНОШЕНИЕ БОГУ. По духовным беседам преподобного Гавриила, старца Седмиезерной пустыни (1844 – 1915).

1. Богатство благости Божией

Говорю вам, делатели виноградника Христова, спасающиеся о Господе, – не думайте, что исчерпаете когда-нибудь всю сладость у Господа. Нет! Он – неисчерпаемая бездна сладости. Если бы весь мир небесный и земной неотступно стремился познавать Его, то и тогда Он бы только все более и более открывал нам Свою Премудрость и Любовь, восходя от силы в силу, от совершенства к совершенству, и от восторга и благоговения люди бы, как Ангелы, вечно взывали: свят, свят, свят Господь… полны небеса и земля славы его, Аллилуиа!

Господи, Боже наш! Мы призваны осознать себя делателями виноградника Христова, спасающимися тем обилием благодати и милосердия, которые Ты даруешь нам. И как таковые мы обязаны вкушать и испытывать сладость от плодов растущего в нем винограда. В Тебе, Господи, неисчерпаемая бездна сладости от познания Твоей Премудрости и Любви. Господи, прости нас, ибо, не вкушая Твоих плодов, мы не восходим от силы в силу, от совершенства к совершенству и от восторга и благоговения не взываем: «Свят, свят, свят Господь, полны небо и земля славы Твоея. Аллилуиа!»

Делатели виноградника Христова! Пусть не познавшие Бога с недоверием спрашивают: «Когда это будет? Не мечта ли все это?» Мы слышим призыв Христа Спасителя: Аще кто жаждет да приидет ко Мне и пиет: веруяй в Мя, якоже рече Писание, реки от чрева его истекут воды живы (Ин. 7, 37–38), и молитву Его к Отцу: Отче праведный, и мир Тебе не позна, Аз же Тя познах, и сии познаше, яко Ты Мя послал еси: И сказах им имя Твое, и скажу: да любы, еюже Ты Мя еси возлюбил, в них будет, и Аз в них (Ин. 17, 25–26), мы знаем, что Он принес людям Богосыновство и верующим во имя Его дал радость быть чадами Божиими (Ин. 1, 12)

Господи, очень часто, имея уши, мы не слышим призыв Твой: приходить к Тебе и с верой пить воду живую, реки которой через слух текут в наше сердце. Прости нас, Господи, за потерю жажды к воде живой. Признак воды живой – в познании праведного Отца и посланного Им в мир Сына Своего. Сердцевина этого познания – любовь Отца к Сыну, которая становится и нашим достоянием, если мы храним единство со Христом. Результат этого единения – наше усыновление Богу по благодати и введение в ту благодатную реальность (в Церковь), где мы действительно можем быть «чадами Божиими». Господи, прости нас, что любовь Твоя к Сыну еще не вошла в должной мере в наше «зажатое» сердце так, чтобы она руководила нашей жизнью. Прости нас и за то, что мы не возгреваем в себе благодатный дар быть «чадами» Твоими.

Делатели виноградника Христова! Только сердцам смиренномудренно следующим по стопам Сына Божия открывается любовь Божественная, которая всюду видит Отца Небесного, всюду слышит призывающий, наставляющий и утешающий голос Его. Эти чада Божии следуют завету Спасителя: Научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем: и обрящете покой душам вашим (Мф. 11, 29), они исполняют волю Его, и осуществляется в них обещание Христово: придем к ним, и обитель у них сотворим. Они делаются жилищем Отца и Сына, и Дух открывает им глубины Божии (1Кор. 2, 10).

Господи, не получается у нас смиренномудренно следовать по стопам Твоим. Прости нас. И любовь Божественная еще не вошла в нас. Поэтому мы не видим всюду Отца Небесного, не слышим всюду призывающий и утешающий голос Твой. Мы не следуем завету Спасителя быть кроткими и смиренными сердцем и не исполняем волю Твою. Прости нас, Господи, и осуществи в нас обещание Твое: придти к нам и обитель Себе в нас сотворить.

Делатели виноградника Христова! Нам еще здесь, на земле, Блаженство Богопознания доступно. Здесь, в сердцах людей, еще облеченных бренной плотью, воцаряется Царство Божие. Только бы не мечтали люди, что они сами приобрели это великое сокровище. Не вы Мене избрасте, – прямо против этого говорит Христос, – но Аз избрах вас и положих вас, да вы идите и плод принесете, и плод ваш пребудет, да, его же просите от Отца во имя Мое, даст вам (Ин. 15, 16).

Господи, по свидетельству старца, и нам здесь, на земле, доступно блаженство Богопознания. В наших сердцах, еще обрамленных бренной плотью, может воцариться Царствие Божие. Только надо оставить мечты, что мы сами можем приобрести это великое сокровище. Господи, прости, что подобные мечты довольно часто посещают нас и становятся препятствием к получению сего великого сокровища.

Смиряя себя, вседушно следуй Слову Божию и исполняй волю Его, и по молитве твоей в сердце свое примешь Господа и тогда поистине будешь повсюду видеть и слышать Его.

Господи, помоги нам смирять себя, от всей души верить слову Твоему и исполнять заветы Твои. И помоги нам, Господи, вместе со словом Твоим принимать в свое сердце Тебя Самого, чтобы повсюду видеть и слышать Тебя. Прости нас, Господи, что мы не стремимся к этой цели.

Делатели виноградника Христова! Смиряющий себя, когда поносят его и злословят на него, слышит вразумляющий голос Божий, видит указующий на греховные раны перст Его и с благодарностью приемлет от руки Врачующего этот жгучий, но цельбоносный пластырь. Он знает, что нет ни от кого такой пользы, как от врагов, и легкой, даже желанной становится для него заповедь: Любите враги ваша, благословите кленущия вы, добро творите ненавидящим вас и молитеся за творящих вам напасть и изгоняющия вы (Мф. 5, 44). Смиряющий себя человек считает их своими благодетелями, способствующими ему приблизиться к Богу, войти в Царствие Его, и не только не ненавидеть и не сердиться, но и любить их даже больше других и скорбеть об их ожесточении и гибели. Вспоминая своего Спасителя, молящегося на кресте за врагов, и он взывает к Богу: Авва, Отче, не вмени им греха сего!

Господи, встречаясь с лицами, поносящими нас, мы не умеем с благодарностью принимать от их руки врачующий, хоть и жгучий, но цельбоносный пластырь. Прости нас за это неумение, Господи. Мы не научились еще видеть спасительную пользу от врагов, для нас еще не стала легкой и желанной заповедь Твоя о любви к врагам. Прости нас за отсутствие такой любви. Поэтому мы и не считаем их своими благодетелями, способствующими нам войти в Царство Небесное. Мы не стараемся через них приблизиться к Тебе, Богу нашему, не любим их больше других и не скорбим об их ожесточении и гибели. Господи, прости нас и дай нам способность взывать к Тебе: «Авва, Отче, не вмени им греха сего!»

Делатели виноградника Христова! Поистине, когда возгорится в сердце человека пламенная любовь к Богу, он на все бывает готов, все с радостью терпит ради Возлюбленного своего. Как воск тает от огня, так сердце его тает под горящими лучами любви. Как угодно обидь его тогда, он и не заметит обиды, ибо он будет осознавать себя ничтожеством в сравнении с всегда стоящим пред его глазами Божественным Страдальцем, понесшим на кресте все наши немощи и скорби. Прездзрех Господа предо мною выну, яко одесную мене есть, – воззовет он, – и не подвижуся! (Пс. 15, 8). Он ощущает и видит простирающуюся к нему силу благодати от Креста Иисуса Христа распятого; событие прошедшее являет ему силу в настоящем подвиге.

Господи, мы смиренно ожидаем, когда и в нашем сердце возгорится пламенная любовь к Тебе, нашему Богу, и мы испытаем готовность все с радостью потерпеть ради Тебя, нашего Возлюбленного. Но не горит еще в нашем сердце такая любовь к Тебе, сердце наше не тает под горящими лучами Твоей любви. Господи, прости нас. Мы замечаем обиды, потому что не сознаем себя ничтожеством в сравнении с всегда стоящим перед нашими глазами Божественным Страдальцем, понесшим на Кресте все наши немощи и скорби. Прости нас, что не ощущаем и не видим простирающуюся к нам силу благодати, исходящую от Креста Иисуса Христа распятого нашего ради спасения. Господи, прости, что событие крестной смерти Сына Божия не оказывает на нас своего благодатного воздействия и не используется нами в настоящем подвиге.

Делатели виноградника Христова! Нам надлежит видеть в сердце своем спасительный рост (приращение) сокровища Божия, которое откроется нашему пониманию более ярким возгоранием в нем (в сердце) Любви Божественной, и захочется нам еще теснее прильнуть ко Господу своему и взойти от прежней силы в новую, большую. Вот награда за поношение! Вот бесконечное милосердие Божие к страдающему ради Него сердцу! Вот неописуемое и конца неимущее блаженство!

Господи, мы призваны наблюдать приумножение Твоего богатства в нашем сердце, которое обычно сказывается в нас более ярким возгоранием в нас Твоей Божественной любви, более тесным единением с Тобой, Господом нашим, и вхождением в новую, большую силу по сравнению с прежней. И это воспринимается нами поощрительной наградой за благодушно перенесенное ради Тебя поношение. Господи, прости нас, что мы не наблюдаем за умножением Твоего богатства, Твоей Божественной Любви в нас; прости и за неумение переносить приходящие поношения как страдания ради Тебя.

Делатели виноградника Христова! Знайте, что человек, приняв в себя это богатство, именуемое Любовью Божественной, сам как бы горит, отражает и распространяет вокруг тот свет, о котором сказал Господь: Аз есмь свет миру: ходяй по Мне не имать ходити во тме, но имать свет животный (Ин. 8, 12). Сердце сокрушенное и смиренное заменяет ему все правила, и, идя во свете Божием, он приближается прямо к Богу, в простертые к людям объятия Его.

Господи, мы призваны принять в себя богатство Твоей Любви, загореться от нее сердцем, отражать и распространять вокруг себя тот свет, о котором Ты сказал: «Аз есмь свет миру». Господи, прости, что мы не выполняем это призвание, что сердце наше еще не наполнено смирением и сокрушением, в каждом правиле этот свет не присутствует и не приближает нас прямо к Тебе, Богу нашему. Господи, прости нас, что не видим простертых к нам объятий Твоих и не богатеем Твоей Любовью.

Делатели виноградника Христова! Умягчим же сердца свои и смирим их, и они тогда сами научат нас всему.

Господи, прости нас, что не умягчаем своих сердец и не смиряем себя так, чтобы они учили нас всему.

2. О смирении

Сложное дело – наше спасение: из многих подвигов оно составляется. Каждый подвиг имеет в нем свое место, тесно связан с другими, и все они вместе составляют стройное, отделанное здание спасения. Здесь своего рода есть основание, стены, возглавия.

Господи, старец Гавриил учит нас, что дело спасения – это совокупность подвигов, согласованное действие которых похоже на строительство здания, в котором есть основание, стены, возглавия. Господи, прости нас, что мы с этой точки зрения не смотрим на дело нашего спасения, и не заостряем своего внимания на составляющих его подвигах.

Что же составляет основание подвига спасения? Таким основанием служит смирение. Все подвиги стягиваются и утверждаются на одном главном – самоотвержении, самоотвержение же происходит от смирения. Без смирения все добродетели, как здание без фундамента, не могут прочно созидаться, как и долго стоять. Без смирения нельзя иметь ни самоотвержения, ни чистой, совершенной любви к Богу и ближним. Нечего уже и говорить о подвигах поста, бдения, упражнения в чтении Писания, вольной нищеты и других: эти служат только средствами к возведению здания.

Основанием строящегося здания является самоотвержение, происходящее от смирения. Без него не может быть чистой, совершенной любви к Богу и ближним. Без смирения мы не устоим в подвигах поста, бдения, упражнения в чтении Писания, вольной нищеты. Господи, прости нас, не желающих дело спасения строить на прочном основании смирения.

Очистив самоотвержением душу от нечистот греха и заложив в ней прочный фундамент смирения, можно возводить и самое здание духовное – совершенство. Оно возводится, слагаясь из трудов доброделания и богоугождения.

Господи, старец говорит нам, что, заложив прочный фундамент смирения, нам необходимо возводить и самое здание духовное, именуемое совершенством. Оно слагается из трудов доброделания и богоугождения. Господи, мы подобных трудов на себя не берем, и поэтому здание спасения у нас не возводится. Господи, прости нас, утрачивающих перспективу строительства.

Здание духовного совершенства возглавляется конечной и высочайшей добродетелью – любовью. Любовь к Богу и ближним – душа всех подвигов благочестия, конец всех выспренних (высоких, высших) стремлений духа. Она есть, по учению Священного Писания, первая и большая заповедь, сущность закона, совокупность, верх духовного совершенства. Без любви, никогда не престающей, все прочие добродетели и духовные дары (даже дар чудотворения и подвиг мученичества) не имеют цены, как средства без цели. Она есть высшее совершенство для человека, ибо ведет его к конечной цели его бытия – единению с Богом. Бог есть любовь по преимуществу, так что пребывающий в любви в Боге пребывает, и Бог в нем пребывает.

Господи, здание спасения возводится и возглавляется конечной и высочайшей добродетелью – любовью. Мы же в суете жизни эту конечную цель забываем, и любви к Богу и ближним не делаем душой нашего благочестия, завершением всех стремлений духа. Господи, прости, что все сделанное нами теряет свою ценность как средство без цели. Только любовь ведет нас к конечной цели бытия – единению с Тобою, нашим Богом (1Ин. 4, 16). Господи, прости, что чувство единения с Тобой и Твоего пребывания в нас нам почти не свойственно.

Так как Бог есть существо беспредельное и совершенное, то и любовь к Богу должна быть развита до высшей степени (или лучше, развиваться до бесконечности), быть чистой, без всяких побуждений самолюбия и земных расчетов; Бога должно любить для Самого же Бога.

Господи, Ты – Существо беспредельно совершенное, и наша любовь к Тебе должна развиваться до бесконечности, быть чистой, без всяких примесей самолюбия и земных расчетов. Господи, прости нас, что мы не умеем любить Тебя для Самого же Тебя.

Эта любовь, по учению Спасителя нашего, должна обнимать собою и оживотворять все силы души: Возлюбиши, – говорит Он, – Господа Бога Твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всею мыслию твоею (Мф. 22, 37). После своей действенности эта любовь, объемля и упражняя все силы души, должна иметь также владычество над человеком, чтобы он и мыслил только о Боге, и желал единого Бога, и жил и дышал только Им. Все мысли, расположения, намерения такого человека делаются отпечатком жизни Божественной, образом Божественной истины, святости, блага, лепоты.

Господи, именно такая любовь должна иметь над нами такое владычество, чтобы мы мыслили только о Тебе, желали только единого Тебя, жили и дышали только Тобой. Господи, прости нас, что любви, над нами владычествующей, мы еще не имеем. Господи, помоги нам, чтобы все наши мысли, расположения, намерения и желания имели отпечаток жизни Божественной, образ Божественной истины, святости, блага, красоты.

На этой высоте своего развития любовь к Богу делает нас чистыми орудиями воли Божией, совершенными оргáнами жизни Его, так что душа взывает с апостолом Павлом: Живу же не ктому аз, но живет во мне Христос (Гал. 2, 20).

Господи, прости нас, что мы не стали еще чистыми орудиями воли Твоей, совершенными оргáнами Твоей жизни. Господи, прости нас, что мы не можем сказать, что Ты живешь в нас.

Любовь! – само слово это звучит в моей мысли и сердце как бы слово «Бог». Какая же преграда существует к приобретению этого сокровища? Почему многие его не имеют и не ищут? Причина тому – злосчастное самолюбие. Нет надобности толковать это слово – оно всякому понятно; это – прямая противоположность любви Божественной: одно – любить Бога, а другое – любить себя.

Господи, в наших мыслях и сердце слово «Любовь» еще не звучит как слово «Бог». И причина тому – наше злосчастное самолюбие, прямая противоположность любви Божественной. Господи, прости нас за то, что мы отдаем предпочтение самолюбию, когда приходится делать выбор между любовью к Тебе, Богу нашему, и любовью к себе.

Вот это-то самолюбие, как непроницаемая стена, и заграждает от многих свет Божественной Любви. Самолюбие, как говорит Господь, – есть смерть для души: кто возлюбит душу свою, погубит ю (Мф. 16, 25). Самолюбие, поясняет святой Максим Исповедник, есть причина всех страстных помыслов, ибо от него рождаются три основных страсти: пресыщение, сребролюбие и тщеславие, а прочие все следуют за которым-нибудь из сих трех; – отсекши страсть самолюбия, ты отсек и все страсти, от нее происходящие.

Господи, по словам старца, самолюбие имеет свойство быть непроницаемой стеной между Богом и человеком. Из-за него свет Божественной Любви не доходит до нас. Помимо мрака самолюбие несет нам смерть. Господи, прости, что мы без опаски пользуемся самолюбием и не наблюдаем опасных результатов его действия в нашей душе. Самолюбие – причина всех страстных помыслов, от него рождаются три основных страсти: пресыщение, сребролюбие и тщеславие. Господи, прости нас, что мы не отсекаем действия в себе страсти самолюбия, а с нею и всех прочих, от нее происходящих.

О Боже! Ужас объемлет меня при взгляде на мир: как он самолюбив, какой в нем непроглядный мрак страстей! Легион имя им… и ничем иным они не могут быть изгнаны, как молитвой и постом (Мк. 9, 29).

Господи Боже! Ужас должен охватывать и нас при взгляде на мир, ибо он самолюбив, в нем непроглядный мрак страстей! Легион имя им… Господи, прости нас, что в силу собственной страстности чувство ужаса редко посещает нас. И нет у нас усердия к молитве и посту, которыми изгоняются страсти. Прости нас.

Авва Исаак Египетский так любомудрствует о сем цельбоносном врачевании (в связи со всем подвигом спасения): цель монаха – совершенство сердца, говорит он, и состоит в непрерывном и неразвлекаемом пребывании в молитве и, сколько возможно, в непоколебимом спокойствии духа и всегдашней чистоте. Для достижения сего мы имеем нужду в телесных трудах, сокрушении духа и прочих добродетелях.

Преподобный Исаак Египетский говоря о цели монашеской жизни, утверждает, что она состоит в совершенстве сердца, то есть непрерывном неразвлекаемом пребывании в молитве и, сколько возможно, в непоколебимом спокойствии духа и всегдашней чистоте. Господи, прости, что указанные преподобным отцом качества сердца мы не насаждаем в себе. Господи, прости и за то, что беспечно относимся к нужде в телесных трудах, сокрушении духа и прочих добродетелях.

Между тем и другим есть неразрывная связь: ибо, как без добродетели нельзя приобрести постоянной, совершенной, чистой молитвы, так и добродетели без постоянства молитвы не могут достигнуть совершенства.

Господи, прости нас, что мы разрешаем врагу стирать в нашей памяти простую истину: без добродетели нельзя приобрести постоянной, совершенной, чистой молитвы, и без постоянства молитвы добродетели не могут достигнуть совершенства. Господи, прости нас, что хромаем то на одно, то на другое колено, и честь совершенства не дается нам.

Итак, закончу я беседу с вами тем, с чего начал, будем подражать повиновению второго Адама, Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа, которое Он оказал Отцу Своему. Аз бо, – говорит, – от Себе не глаголах, но пославый Мя Отец, Той Мне заповедь даде, что реку и что возглаголю (Ин. 12, 49–50).

Господи, и нам, желающим построить здание спасения, необходимо подражать Христу в Его повиновении Отцу Своему и в умении говорить только то, что посылающий нас на дело Отец дает нам употребить в своей речи. Господи, прости нас, что такому подражанию мы еще не научены.

Как в праотце первом Адаме и в его последователях корень всех зол есть превозношение, так и в новом Адаме – Богочеловеке Иисусе Христе и в желающих жить подобно Ему, начало, основание и источник всех благ есть смирение. Противное врачуется противным. Посему, если вина всех зол в непокорности и кичливости, причина же благ – повиновение, то желающим жить праведно надлежит жить в повиновении у искусного старца. А так как силы наши настолько слабы, что и тогда, когда хотим сделать добро, скорее делаем зло, то необходимо нам еще непрестанно обращаться с молитвой о помощи к Богу, подающему всем вся во благое.

Господи, Ты говоришь нам, что последователям первого Адама мешало превозношение, а для последователей второго, Спасителя нашего Иисуса Христа, началом, основанием и источником всех благ явилось смирение. Вот и у нас причину всех зол надо искать в непокорности и кичливости, а основание и источник всех благ полагать в смирении. Господи, прости нас, что эти истины не стали еще для нас убеждением, и мы не корректируем ими нашу христианскую жизнь. Господи, помоги нам, желающим жить праведно, полюбить повиновение и непрестанно обращаться с молитвой о помощи к Тебе, нашему Богу, подающему всем всё во благое.

3. О борьбе со страстями

Вы спрашиваете, как бороться против страстных помыслов? По свидетельству опытных подвижников, много облегчает сию брань усердная молитва к Пресвятой Деве Богородице, а также к тем святым, которые сами выдержали сильную брань с вожделениями или претерпели мученичество за целомудрие. Молитва к ним, как некая небесная роса, угашает раскаленные стрелы лукавого.

Господи, при посещении нас страстными помыслами, многие из нас не прибегают с усердной молитвой к Пресвятой Деве Богородице и к святым, которые сами перенесли сильную брань с вожделениями. Потому, по их молитвам, к нам не нисходит некая небесная роса, угашающая раскаленные стрелы лукавого. Прости нас, Господи, за небрежение к такой молитве.

Необходимы для сохранения душевной и телесной чистоты также частая исповедь и причащение Святых Тайн Тела и Крови Христовых.

Господи, при преодолении страстей нам очень трудно бывает оставить житейскую суету и потратить определенное время на подготовку к частой исповеди и причащению святых Тайн Тела и Крови Христовых. Господи, прости нас, что этот важнейший прием борьбы мы недооцениваем и к нему не прибегаем.

Вообще при борьбе с какой бы то ни было страстью всемерно нужно стараться отвлечь внимание от обуревающих помыслов в сторону любви к Богу.

Господи, при борьбе с каждой страстью нам надо всемерно стараться отвлечь внимание от обуревающих помыслов в сторону любви к Богу. А мы просто этого не умеем. Сделаем два-три робких шажочка в этом направлении и бросаем это занятие, все пуская на самотек. Господи, прости нас за пренебрежение этим способом борьбы со страстями.

К объятой любовью к Богу душе не может приблизиться ни один нечистый помысел, все равно как на горячий сосуд не сядет ни одна муха, будь в нем даже самое лакомое кушанье. Уязвленные любовью к Богу, – говорит преподобный Петр Дамаскин, – даже не едят в продолжение многих дней, забывая свои тела; или если едят, то вовсе не замечают, когда, что и сколько; в таком состоянии души, какие страсти могут приступить к ней? Предавшись в волю Божию, таковые люди всеми силами души стремятся к единому Богу любви, как растение к солнечному свету и теплу.

Господи, нам следует помнить, что к душе, объятой любовью к Тебе, Богу нашему, не может приблизиться ни один нечистый помысел. Господи, прости нас, что не предаемся в волю Твою и всеми силами души не стремимся к Тебе единому Богу любви, как растение к солнечному свету и теплу. Господи, умилосердись и пошли нам такую сильную любовь.

Сокрушают страсти также искреннее сознание своей немощи, смирение, нищета духовная, если они охватывают всю душу, простираются на все расположения, желания, мысли. Даже этого не должно иметь: пристрастия даже к вещам первой необходимости, например, к одежде, сосудам и тому подобное, ибо пристрастие и к малой ничтожной вещи губит чистоту сердца подобно тому, как и один ноготь орла, запутавшийся в сети, не позволяет ему воспарить в небеса, на родную ему высоту. «От того-то и бывает, – говорит авва Моисей, – что некоторые, отказавшись от многочисленных своих имений, не освободились от прежнего пристрастия к вещам. Они возмущаются гневом за самые маловажные вещи, например, за ножичек, грифель, перо и прочее, и с такой бережливостью хранят свои книги, что никому не дают читать, даже прикасаться к ним не дозволяют. От чего можно было бы приобрести приращение в терпении и любви, в том они находят случай к нетерпеливости и погибели. Таковые никогда не могут достигнуть совершенной, описанной апостолом (1Кор. 13, 2–7) любви.

Господи, нам следует сокрушать страсти искренним осознанием своей немощи, смирением, нищетой духовной. И непременно ими охватывать всю душу, простирать на все расположения, желания, мысли. Господи, прости нас, что не умеем эти качества души держать в рабочем состоянии и простирать их на все состояния души, желания, мысли. И в дополнение к этому нам необходимо побеждать в себе пристрастие к разным вещам, ибо они дают повод к нетерпеливости и погибели. Господи, прости нас: мы таковым пристрастием не в состоянии бываем достигнуть совершенной, описанной апостолом, любви.

Прекрасный для достижения бесстрастия совет дал авва Дорофей своему келарю: «Если не хочешь, – говорит он, – впасть в ярость и злопамятство, то отнюдь не имей пристрастия к вещам и не беспокойся много о каких-нибудь сосудах, впрочем, и не пренебрегай ими. Если кто хочет взять у тебя, давай; если по небрежности или же как-нибудь случайно разобьется или затеряется какой-нибудь из них – не печалься. Но это должно делать не по небрежению о монастырских сосудах, а по желанию сохранить себя без смущения. Этого же можешь достигнуть, когда будешь всем распоряжаться не как своим, а как Божиим имуществом, которое вверено тебе для употребления».

Господи, по совету аввы Дорофея, мы должны наблюдать за собой, не впадаем ли мы в ярость и злопамятство, которые появляются у нас через пристрастие к вещам и беспокойство по-поводу их утраты, а иногда и пренебрегаем ими. Господи, прости нас, что не преодолеваем в себе наличие этих отрицательных качеств; прости, что испытываем пристрастие к разным вещам и сильно печалимся при их утрате. Господи, прости нас, что не даем ближним того, что они у нас просят. Господи, прости, что мы не научились еще распоряжаться имуществом не как своим, а как Твоим, Боже наш, которое Ты дал нам для употребления.

Итак, будем ходить как приставники к дому Владыки, пред очами Его, – тогда само собой явится страх Божий. Он сделается непогрешимым руководителем во всех делах наших, и не нужен станет нам совет человеческий. Начало премудрости – страх Господень и совет святых Его – разум (Притч. 2, 10).

Господи, мы призваны Тобой быть ответственными работниками в доме Твоем и ходить пред очами Твоими. Когда у нас начнет это получаться – само собой явится страх Божий. Господи, прости, что не чувствуем себя ответственными послушниками в Твоем доме и не ходим пред Твоими очами, почему и не является в нас страх Твой, чтобы непогрешимо руководить нами.

4. О тщеславии и смирении

Не тщеславься! – Тщеславный – бесплатный работник, труд несет, а награды не получает. – Как дырявый мешок не сохраняет в себе того, что в него положено, так тщеславие губит мзду добродетелей. – Воздержание тщеславного – дым, выходящий из печи; то и другое рассеивается в воздух. – Ветер заметает след человека, и тщеславие заглаждает всякие добрые дела и ни во что обращает милостыню и молитву. – Когда надмевает тебя помысел и в сердце слышатся какие-либо славолюбивые доводы, – тогда отвечай им словами псалма: Да возвратятся абие стыдящееся глаголющии ми: благоже, благоже (Пс. 69, 4).

Господи, старец Гавриил дает нам замечательный образ тщеславного человека: это бесплатный работник, дырявый мешок, дым, выходящий из печи, ветер, заметающий следы всяких добрых дел, и ни во что обращающий милостыню и молитву. Сквозь описанный образ вглядываясь в себя, мы видим, что эти качества присущи и нам. Господи, прости нас, мы пригреваем эту змею у себя на груди и не готовы бываем надмевающим нам помыслам и сластолюбивым доводам отвечать словами псалма: «Да возвратятся абие стыдящеся глаголющие ми: благоже, благоже».

Сердце смиренномудренное есть сокровищница, отовсюду огражденная Благодатью Божиею, возграждение, идеже ни червь, ни тля тлит, идеже татие не подкопывают, ни крадут (Мф. 6, 20). Обилие здоровых плодов нагибает до земли древесные ветви, а страх Божий – добродетельную душу. – Возделывай ум поучением в законе Божием, потому что непрестанное поучение в нем искореняет худые помыслы. – Памятуй всегда о Боге – и небом сделается ум твой. – Радуйся смирению, ибо порождается им высота великая, пасть не могущая.

Господи, наше сердце умудряется смирением. И когда это происходит, оно становится сокровищницей, местом, огражденным благодатью Божией, где «моль и ржа не истребляют и где воры не подкапывают и не крадут». В этой сокровищнице действует страх Божий, ум воспитывается поучением в законе Господнем и всегдашней памятью о Боге. Господи, прости нас, что не умудряем своего сердца смирением, поучением в законе Твоем не искореняем худых помыслов, памятью о Тебе не делаем ум свой небом, не умеем радоваться смирению, от Тебя исходящему в наше сердце.

5. Призыв грешников ко спасению

Страх и ужас объял бы тебя, брат, если бы ты увидел, как души наши изъязвлены грехами. Поистине не осталось в них целого места. Все они покрыты гнойными струпьями, зияющими язвами и слились в сплошную воспаленную рану. Где искать лекарства от этой душевной болезни, где найти цельбоносный источник, заживляющий эти язвы? Кто откроет его, чтобы почерпая из него с верой, мы прохладили души наши, грехами и страхом Суда Божия сокрушенные? Каждый, наверное, задавался целью отыскать его, многие, как та евангельская больная, истратили все свое имение, ища его среди людей, но не нашли, ибо нет против этих язв лекарств у людей.

Господи, к большому сожалению мы не видим, как наши души изъязвлены грехами, поистине в них не осталось целого места. И нет у нас страха и ужаса. Прости нас, Господи. И мы редко задаемся вопросом: где искать лекарства от этой душевной болезни? Прости нас, Господи, что ищем лекарства против этих язв у людей, а не у Тебя.

На наши недоумения и запросы (об источнике исцеления) отвечает Слово Божие, указывая прообраз для нашего исцеления в медном змии, вознесенном на древо Моисеем в пустыне. Как угрызаемые змеями сыны Израилевы, взирая с верой на того медного змия, исцелевали от смертных язв; так и нам, угрызаемым от адского змия, змия древнего – диавола, должно взирать на вознесенного грех ради наших на древо Христа Сына Божия и с умиленным и сокрушенным сердцем просить исцеления от язв греховных, ибо Он есть Агнец Божий, вземляй грехи мира (Ин. 1, 29). Той же язвен бысть за грехи наша… Его язвою мы изцелехом (Ис. 53, 5). Так и Он Сам учил, говоря: якоже Моисей вознесе змию в пустыни, тако подобает вознестися Сыну Человеческому, да всяк веруяй в Онь не погибнет, но имать живот вечный (Ин. 3, 14–15).

Господи мы редко вспоминаем о медном змии, вознесенном на древо Моисеем в пустыне. И не ассоциируем этот образ с вознесенным на крест Сыном Божиим. Мы с умиленным и сокрушенным сердцем не просим у Тебя исцеления от язв греховных. Прости нас, Господи.

Итак, всякому согрешающему должно взирать на Христа Распятого, к Нему, седящему ныне одесную Бога Отца, возводить сердечные очи и с верой просить греховным ранам исцеления. Вот цельба нашим греховным ранам! Вот источник животворящий!

Господи, и нам должно взирать на Христа Распятого, к Нему возводить сердечные очи и с верой просить исцеления нашим греховным ранам. Господи, прости нас, мы недостаточно ценим ту целебную силу, которую Ты посылаешь для исцеления наших греховных ран. Прости нас и за упущенное для исцелений время, в которое мы об этом животворящем Источнике не вспоминали и к силе его не прибегали.

Слышу многих, говорящих: «И хотели бы мы исцелиться от пьянства и других грехов, да не можем сделать над собой усилия, чтобы с верой воззреть на Распятого, с решимостью припасть к ногам Его». Не обманывайте, возлюбленные, себя и других: можете, но не хотите. Не хотите познать любви Божией к вам и ринуться в объятия Господни. А если бы захотели, смогли бы.

Господи, чтобы получить исцеление от пьянства и других грехов, нам необходимо делать над собой усилия, с верой воззреть на Распятого, с решимостью припасть к ногам Его. Господи, прости нас, что не хотим познать любви Твоей и ринуться в объятия Твои. Известно нам: хотящему все возможно, ибо Ты, Господи, помогаешь всякому, хотящему придти в Твои объятия.

Хотящему все возможно, ибо Сам Бог, повелевший нам изыти из сего греховного мира, помогает всякому, хотящему прийти в объятия Его. Он любящих Его любит, прилепляющихся к Нему приемлет, ищущим Его идет навстречу и желающим насладиться любви Его неоскудно дает сладость (см.: Притч. 8, 17). Бог любви изливает господство Духа Святого в сердца наши (см.: Рим. 5, 5). Это господство Духа – не насилие над нами, а благодать, добровольно всех приводящая в единство (см.: Ин. 17, 21). В этом и состоит сущность предложенного нам лекарства. Это высочайший дар союза любви с Самим Иисусом Христом. Всем он преблажен, все им в силах воспользоваться, ибо действующий при этом не немощной человек, а всемогущий Бог.

Господи, Ты неоскудно даешь сладость Свою тем, кто Тебя любит, кто прилепляется к Тебе, кто Тебя ищет, кто желает насладиться Твоей любовью. Им Ты даешь господство Духа Святого, так что сердца их вкушают радость нашего единства с Небесным Отцом (Ин. 17, 21). Вот суть лекарства, предлагаемые нам Тобою! Господи, прости нас, что редко пользуемся этим лекарством и, потому, дар единения с Тобой в себе не возгреваем.

Не отказывайтесь же от предлагаемого вам спасения немощью. Ведь и святые Божии люди, подвизавшиеся о Христе, такие же были, как и мы, земные, плотяные, и, однако, они презрели и победили мир, да и теперь многие презирают и побеждают. Как же им это – возможно, а нам нет? Возжелаем, возлюбленные, понудим себя – и мы сможем. Отвратим сердца наши от неправых путей, размыслим о грядущих бедах, будем взирать на обещанное блаженство и горячая надежда, воскреснув, понудит нас приблизиться к источнику цельбы, и исцелеет унылое сердце каждого из нас.

Господи, прости нас за отказ от предлагаемого нам спасения, ссылаясь на немощь. Мы не отвращаем наших сердец от неправых путей, не размышляем о грядущих бедах, не взираем на обещанное блаженство. Господи, воскреси в нас горячую надежду, которая бы понудила нас приблизиться к Тебе, Источнику цельбы, и исцели наше унылое сердце.

Охваченные огнем все бросают и, хотя жалеют о доме и имуществе, однако, без оглядки бегут, чтобы спасти свою жизнь. Поверьте, возлюбленные мои о Господе, истину говорю вам: если бы увидели гибельность греха и будущую сынов Божиих славу, и вы бы, презрев царские диадемы, всю мира сего славу и все сокровища его, без сожаления бежали бы из огня греховного, охватывающего вас со всех сторон в мире, и к тому единому потщились бы, чтобы удостоиться оной славы. Тогда не только прелести мира сего, но и самое тяжкое мучение не воспрепятствовало бы вам. Не достойны бо суть страсти нынешнего времени сравнительно со славой, хотящей явиться в нас (см.: Рим. 8, 18).

Господи, мы мало размышляем о гибельности греха и будущей славе сынов Божиих. Мы не бежим без сожаления от огня греховного, охватывающего нас со всех сторон в мире. Мы не стремимся позаботиться о том, чтобы удостоиться славы сынов Божиих. Господи, прости нас за то, что страсти нынешнего времени мы не научились ставить ни во что по сравнению со славой, хотящей явиться в нас.

Поверьте, если бы показал Бог адские мучения, которые, думаю, представляют собой все муки и горе мира сего, собранные в единую тьму вечного мучения, то ваша горделивая честь, слава, богатство и вся красота мира сего показалась бы вам горькой полынью и вы были бы в ужасе и плакали, дабы не прийти на место мучения сего.

Господи, Ты через старца говоришь нам, что адские мучения представляют собой все муки и горе мира сего, собранные в единую тьму вечного мучения. Господи, прости нас, что мы не чувствуем именно так адские мучения и поэтому нам не кажется горькой полынью горделивая честь, слава, богатство и все красоты мира сего. Поэтому мы и не плачем в ужасе, чтобы Ты, Господи, не дал нам прийти на место мучения сего. Прости нас за эту бесстрашность.

Увы нам, братие! ей, ей увы! и ей, ей мы не чувствуем, что Бог будет судить народы по Своему всеведению (см.: Ис. 11, 2–3). Покаемся, пока есть время покаянию; и переплавит нас покаяние, как огонь переплавляет серебро и золото, и Бог мира будет для нас, как щелочь очищающая (см.: Мал. 3, 1–3).

Господи, Ты будешь судить народы по Своему всеведению. Ты даешь нам время на покаяние, чтобы переплавить нас им и Самому стать для нас щелочью очищающей. Господи, прости нас, что мы не пользуемся покаянием как огнем, переплавляющим нас подобно серебру и золоту.

Вспомним, что Богу будут служить все народы, племена и языки (см.: Дан. 7, 14). Примем во внимание воплощение Сына Божия и вольное Его страдание. Ради кого Он пришел в мир и пострадал? Нас ради, ради каждого человека. Он сжалился над нами, погибающими, и сошел на землю, дабы Своими страданиями избавить нас от вечного мучения и ввести в жизнь бесконечную. О, дивное дело Божие, о, дивный о нас Промысл Его! Великое и непостижимое будет вечное блаженство, бесконечное, ценой купленное или, лучше, возвращенное нам! Неужели мы пожелаем грехами своими опять, вторично потерять его? Сжалимся над собой, ибо о нас сожалеет Бог.

Господи, Ты учишь нас принимать во внимание воплощение Твоего Божественного Сына, Который нас ради сошел на землю, чтобы Своими страданиями избавить нас от вечного мучения и ввести в бесконечную жизнь. Господи, прости нас: мы не ценим вечное блаженство, бесконечной ценой Тобою возвращенное нам.

Богу душа одного человека дороже неба и земли и всей вселенной. Эту Он создал одним словом (Рече, и быша), а ради души человеческой Сам в мир пришел, воплотился, пострадал и умер. О человеколюбие Божие! О достоинство души человеческой! Так эту благородную, бесценную душу ты хочешь поработить чувственному миру, поработить пьянству, исполнить всякой нечистоты, бросить опьяненную в грязь? Этот многоценный бисер повергаешь в кал тинный? Нет! Пропади ты мир, со всеми своими прелестями! Пусть ищут тебя сластолюбцы и наслаждаются тобой не познавшие Христа.

Господи, душа каждого из нас Тебе дороже неба и земли и всей вселенной. Ты ради души человеческой Сам в мир пришел, воплотился, пострадал и умер. Господи, прости, что мы не испытываем восторга от Твоего человеколюбия и от достоинства нашей человеческой души. Господи, прости, что нашу благородную, бесценную душу мы желаем поработить чувственному миру, поработить пьянству, исполнить всякой нечистоты, бросить опьяненную в грязь.

Нам же, о христиане, да будет един Христос – красота, премудрость, сладость, честь, слава, похвала, утешение, радость, веселье, блаженство, ныне в тайне сердца нашего сокровенные, в день же онь явиться имущие во откровении славы сынов Божиих!

Господи, Ты для нас всё – красота, премудрость, сладость, честь, слава, похвала, утешение, радость, веселие, блаженство, ныне сокровенные в тайне нашего сердца. Господи, прости: мы не созерцаем в тайне своего сердца этих качеств, которые Ты сообщаешь нам Твоим присутствием в нас. Господи, прости нас, что не ждем Твоей помощи в деле раскрытия этих качеств во вне, в нашем поведении, и не готовимся к откровению и для нас славы сынов Божиих.

Он – наше сокровище, которое мы ныне носим в скудельных сосудах плоти нашей. Его, как золото закопченное, презирают и как Маргарит, в грязи валяющийся, попирают, мы же в Нем и Он в нас и довлеет нам.

Господи, мы не ценим Тебя, наше Сокровище, которое мы носим в скудельных сосудах нашей плоти. Прости нас, что мы часто смотрим на Тебя как на закопченное золото и как на Маргарит, драгоценный камень, валяющийся в грязи. Господи, помоги нам почувствовать, что мы в Тебе, и Ты в нас, и что этого чувства нам для жизни достаточно.

Верите ли вы этому? Если верите, то отвратитесь от призрачных сокровищ, которыми, как какими-нибудь миражами, мир прельщает любителей своих, обратитесь ко Христу и у Него взыщите истинного сокровища.

Господи, мы не испытываем своей веры и потому не отвращаемся от призрачных сокровищ, которыми, как каким-нибудь миражом, мир прельщает нас, прости нас. Мы относимся к людям, более любящим мир, и не обращаемся к Тебе, Христу и Богу, чтобы у Тебя найти истинное сокровище, прости нас, Господи.

Если же не верите ныне, то тогда, в день тот, своими глазами увидев, как праведники просветятся, яко солнце, во Царствии Отца их (см.: Мф. 13, 43), с сожалением и теснотой сердца убедитесь, только уже позднее, и бесполезное будет то убеждение.

Господи, если же маловерие одержит верх в нас, то в день, когда мы увидим, что праведники, как солнце, просветятся в царстве Отца их, то это убеждение придет к нам поздно и окажется бесполезным. Господи, прости нас за маловерие, которое навеки подведет нас.

6. Страх Суда Божия

Со страхом и стыдом идет человек на суд человеческий, представьте же с каким чувством явится грешник на Суд Божий. Стоит преступник на суде человеческом, закованный в железо, покрытый стыдом, одержимый страхом; его обличают свидетели, открываются его беззаконные дела, ему износят осуждение, лишают его чести и отлучают из числа добрых.

Господи, страшна нам процедура суда человеческого, она наводит на нас ужас, покрывает стыдом, сковывает страхом; на нём открываются наши беззаконные дела, выносится осуждение, нас лишают чести и отлучают от лица добрых. Господи, прости нас, что не вдумываемся в суть этой процедуры и не даем себе воли испытать стыд за свои поступки.

Этот суд, стыд, страх, бесчестье – только некая тень оного суда, стыда, страха, бесчестья или даже ничто в сравнении с ними. Там истинный страх и ужас, ибо Судья – Бог, ведущий и тайное сердца, от Которого ничто уже не укроется. Явится Он в Божественной славе Своей, окруженный тьмами Архангелов и Ангелов, откроется книга совести и каждому пред лицом всего мира, Ангелов и людей представится содеянное им делом, словом, помышлением, тайно и явно. Увидит грешник праведный гнев Того, Который ради него приходил в мир, пострадал и умер, но был им неблагодарно отвержен, и обымет его сокрушение, теснота и ужас. Вострепещет он, как лист от ветра, услышав за неблагодарность грозный приговор Судии, заклеймят его печатью осуждения, отвергнут от лица Божия, отлучат от лица праведных навеки, причислят к духам злобы, заключат с ними в темницу вечного мучения, и будет он пить вечную, горькую чашу гнева. Вспомните и вообразите в уме праведный и страшный оный Суд – и отыдет от вас любовь к миру. Поверьте, всегдашняя память и размышление о последнем Суде отвратит вас от суетных желаний и подвигнет к истинному покаянию, молитве и той единой заботе, чтобы не посрамиться там.

Господи, Судие праведнейший и человеколюбивый! Страшнее суда человеческого для нас Суд всемирный, на котором будешь Судьей Ты, Бог ведущий и тайное сердца, от Которого ничто уже не укроется. Господи, Ты явишься в Божественной славе Своей, окруженный тьмами Архангелов и Ангелов, откроется книга совести и всем нам представится соделанное нами делом, словом, помышлением, тайно и явно. И увидим мы праведный гнев Твой, страдания и смерть Которого мы неблагодарно отвергли. И услышим мы за неблагодарность грозный приговор Судии, и заклеймят нас печатью осуждения, отвергнут от лица Твоего, отлучат от лица праведных навеки, причислят к духам злобы. Господи, прости нас, что мы не вспоминаем и не воображаем в уме праведный и страшный Суд Твой и, поэтому не отходит от нас любовь к миру сему. Господи, помоги нам утвердиться верой, что всегдашняя память и размышление о последнем Суде отвратят нас от суетных желаний и подвигнут к истинному покаянию, молитве и единой заботе, чтобы не посрамиться там.

В таком состоянии будет грешник тогда, когда вся вселенная вострепещет и поколеблется от страха разгневанного Судии, когда увидит он перед очами огненную реку, в которой он будет гореть и не сгорать, вкушать смерть и не умирать? В тот час цари и вельможи, богатые и судьи неправедные, у которых мзда заменяла правду, сильные и славные и всяк раб и свободный возжелают скрыться в пещерах, посреди горных камней и будут говорит горам и камням: падите на нас и сокройте нас от лица Сидящего на престоле и от гнева Агнца; ибо пришел великий день гнева Его, и кто может устоять? (Апок. 6, 16–17). Что тогда будете делать вы, содержатели и посетители театров, портретных, маскарадов? Закроют ли ваши маски преступные порывы ваши, как закрывают их здесь от людей? Вы, посетители ресторанов, бильярдные игроки, спасут ли вас ваши трактиры и погребки от ярости и огня, готового пожрать грешников? Горе вам, которые зло называете добром и добро – злом, тьму почитаете светом и свет тьмой, жизнь смертью и смерть жизнью! Горе вам, которые мудры в своих глазах и разумны перед самими собой! Горе храбрым пить вино и приготовлять крепкие напитки, оправдывающим за подарки виновных или лишающих правых законного!

Господи, мы, согрешившие на земле, в день, когда вся вселенная вострепещет и поколеблется от страха гнева Твоего, Судии нашего, когда мы увидим пред очами огненную реку, в которой мы будем гореть и не сгорать, вкушать смерть и не умирать, возжелаем скрыться в пещерах, посреди горных камней и будем говорить горам и камням: «Падите на нас и скройте нас от лица Сидящего на престоле и от гнева Агнца; ибо пришел великий день гнева Его, и кто может устоять?» Господи, прости, что не держим в уме этой страшной картины Суда Твоего и в свете этого Суда не видим в себе преступных порывов, склонности добро называть злом, и зло – добром, тьму почитать светом и свет тьмою… Господи, прости, что мы мудры в своих глазах и разумны перед собой, прости за храбрость пить вино и приготовлять крепкие напитки, прости, что за подношения оправдываем виновных и лишаем правых законного.

Горе вам, которые не заповедям Божиим внимаете, а о суете единой замышляете, не Богу, а себе угождаете, не Создателя и Благодетеля Своего, а себя и тварь любите и почитаете, не Божией, а своей чести и славы ищете! За то, как огонь поедает солому и пламя истребляет сено, так истлеет корень ваш, и цвет ваш развеется, как прах.

Прости, Господи, что не заповедям Твоим внимаем, а о суете единой заботимся, не Тебе, Богу нашему, а себе угождаем, не Тебя, Создателя и Благодетеля нашего, а себя и тварь любим и почитаем, не Твоей, Боже, а своей чести и славы ищем. Не помяни всего этого на Суде Твоем.

Вы отвергли закон Господа Саваофа и презрели слово Святого Израилева, за то возгорится гнев Господа, прострет Он руку Свою и поразит вас так, что содрогнутся горы, и трупы ваши будут, как помет на улицах, и при всем том гнев Его еще не отвратится и рука Его будет простерта, и вот Он (опять) придет легко и скоро (см.: Ис. 5, 20–26). Кто мы, чтобы противостоять Ему тогда? Земля мы и пепел! Помыслите сие и исправьте сердца ваши. Да слышится в ушах ваших, и души ваши да уразумеют пророческое слово: Господь во век пребывает, уготова на суд Престол Свой, и Той судити имать… людем в правоте (Пс. 9, 8–9). Готов Судья на Суд, готов Престол Его, готовы Ангелы Его вострубить и собрать всех на Суд, готово Царствие Небесное благословенным, готова геенна нераскаянным грешникам, но ожидает нашего покаяния (Творения святого Тихона Задонского). Не замедлит Господь исполнить обещанное, как некоторые думают, но долготерпит нас, не хотя, да кто погибнет, но да вси в покаяние придут (2Петр. 3, 9).

Господи, мы отвергали закон Твой и презирали слово Святого Израилева. Мы не размышляем об этом и не исправляем наших сердец. У нас не на слуху и душой мы не уразумели пророческое слово: «Господь во век пребывает, уготова на Суд Престол Свой, и Той судити имать… людем в правоте» Господи, прости нас, что не ждем исполнения обещанного Тобою и забываем о Твоем долготерпении по отношению к нам, грешным.

Как в сем веке те, которые обрабатывают землю, трудятся, сеют, – с радостью собирают в свое время плоды трудов своих, а ленивые гуляки и пьяницы не имеют чем и пропитаться, и смотря на довольство трудящихся, скорбят и окаивают себя, так будет и в век онь.

Господи, две категории людей предстанут на Твой Суд: одни обрабатывали землю и с радостью собирали в свое время плоды трудов своих; другие – ленивые гуляки и пьяницы останутся без пропитания, о чем скорбят и впадают в безумство своего окаянства. Господи, прости нас, мы больше тяготеем ко второй категории людей, чем к первой.

Боголюбцы с радостью пожнут плоды своей веры и благочестия и получат благая, их же око не виде, и ухо не слыша, и на сердце человеку не взыдоша» (1Кор. 2, 9), а миролюбцы, видя тех награжденными, а себя лишенными таковых благ, восплачут и возрыдают. Но тогда уж бесполезно будет покаяние еже бо сеет человек, тожде и пожнет: яко сеяй в плоть свою, от плоти пожнет истление, истлевая вечно… а сеяй в Дух, от Духа пожнет живот вечный (Гал. 6, 7–8). Се работавшие Ми, скажет тогда Господь, ясти будут, вы же пьяницы, сластолюбцы, беззаконники, взалчете; се работающии Ми возрадуются и возвеселятся, вы же покрыйтеся срамом, возопийте в болезни сердца вашего и возрыдайте в сокрушении духа. И поразят грешников жалость, скорбь и болезнь, когда они увидят в славе, радости и несказанном блаженстве со Христом праведников; когда увидят, что это были все такие же немощные и с такой же плотью люди, как и они сами, что между ними и те, которых они на земле презирали, осмеивали, злословили, считали злодеями или лицемерами, попирали, как какой-нибудь сор; когда увидят их в Царствии Божием, себя же в крайнем окаянстве, бедствии и бесчестии, отверженными от источника жизни и света навеки; тогда они познают суетность своей минувшей жизни, в которой они вместо истины гонялись за ложью и тьмой, и сие познание еще более увеличит их мучение, и будет, – по слову Господню, – плачь и скрежет зубом, егда узрите Авраама и Исаака и Иакова и вся пророки во Царствии Божии, вас же изгонимых вон (Лк. 13, 28).

Господи, на Твой Суд предстанут люди, жизнь которых была наполнена любовью к Тебе, и другие, жизнь которых была пронизана любовью к миру. Первые с радостью пожнут плоды своей веры и благочестия, получат обещанные Тобою блага. Вторые будут лишены таковых благ, их ждет плач и рыдание. Господи, прости нас, мы мало думаем, что из-за любви к миру нас ожидают раны от жалости, скорби и болезни от увиденной нами славы, радости и несказанного блаженства со Христом праведников. Господи, прости нас, что отступаем от пути праведности, презираем людей, осмеиваем их, злословим, считаем их злодеями или лицемерами, презираем их как какой-нибудь сор.

О вечность злополучная, коль горька память твоя страшная! Тяжко будет вечно терпеть вечное жжение огня геенского, болезнь лютую и несносную, скрежет зубов, угрызение червя неусыпающего и от всего этого страдать душой и телом! Познайте убо вечное страдание от временного и берегитесь, да не впадете в тое и вы; ныне сходите умом во ад, да не потом душой снидете (Творения святого Тихона Задонского). Помышляй о суде и муках – и в твое сердце вселится страх и внимание к своей судьбе. Вонми слову Спасителя: кая бо польза человеку, аще мир весь приобрящет, душу же свою отщетит; или что даст человек измену за душу свою (Мф. 16, 26).

Господи, сколь же важно нам размышлять о жжении огня геенского, о болезни лютой, о скрежете зубов, об укусах (угрызении) червя неусыпающего, приводящим к страданию души и тела! Господи, прости, что не вникаем в суть вечных страданий, не сходим умом своим во ад сейчас, чтобы не сойти в него душой своей потом. Господи, помоги нам усвоить себе страх Твой и внимание к нашей вечной судьбе.

7. Вхождение в вечные селения Божии

Знаете ли, с каким торжеством и ликованием воины, победив неприятельские силы, возвращаются в свое отечество? Народ встречает их с радостью, похвалами и благодарностью, везде им оказывают честь, сам царь дает каждому из них награду по заслуге… Несравненно большее бывает торжество душ, здесь подвизавшихся против мира, плоти и диавола, когда они, победив этих врагов, восходят в отечество свое – на небо. Там они являются пред лицем Царя Небесного, Христа Бога нашего, приемлются Им в объятия, приветствуются радостью и торжеством от Ангелов Божиих и святых, и слившись во едины уста со всеми небожителями, поют благодарственную песнь Богу. Мирно и сладко упокоятся в вечном животе эти души, которые на земле трудились, боролись, подвизались, умножили таланты Господа своего, забудут все здешние труды, беспокойство, перенесенные обиды, скорби, печали и болезни (см.: Евр. 4, 10). Они наследуют град славный вышний Иерусалим, его же Художник и Содетель – Бог.

Господи, мы не готовим себя к торжеству, как те дýши, которые здесь подвизались против мира, плоти и диавола. И победив этих врагов, они восходят в свое отечество – на небо, чтобы явиться пред лицом Небесного Царя, быть принятыми Им во объятия, получить радостное и тожественное приветствие от Ангелов Божиих и святых, слиться со всеми небожителями во едины уста, воспевая благодарственную песнь Тебе, Нашему Богу. Господи, прости нас, что для этой цели мы мало на земле трудились, боролись, подвизались, умножая таланты, полученные нами от Тебя. Мы не научились забывать здешние труды, беспокойства, перенесенные обиды, скорби, печали и болезни. Прости нас, Господи, за это и помоги нам наследовать славный Твой град, Иерусалим вышний.

Кто может описать красоту его? – ибо око не виде, и ухо не слыша, и на сердце человеку не взыдоша, яже уготова (в нем) Бог любящим Его (1Кор. 2, 9). Правда, видели и теперь видят оный град святой, но не могут виденного передать нам; потому что как слепому не рисуй красоты – он не видит, и глухому сколько не кричи – он не услышит, так и нам, которые еще не стяжали в себе Царствия Божия, сколько не описывай – не поймем, пока не вселится в нас вся испытующий и ведущий Дух Божий и не откроется зрение душ наших.

Господи, печаль наша открыта Тебе: мы еще не стяжали в себе Царствия Твоего, в нас еще не вселился все испытующий и ведущий Дух Твой, и не открылось зрение нашей души. Господи, прости нас за пренебрежение желанием войти во град, которого Ты – Художник и Создатель.

Истинно слово тех, кто говорит нам об этом граде, ибо они приняли откровение Духа и сами видели то, что описали в Слове Божием. Град оный из золота чистого подобен стеклу чистому, и основание стены всяким драгим камнем украшено, и стогны града – злато чисто, яко стекло пресветло (см.: Апок. 21, 19–21), описывает тайновидец Иоанн Богослов, стараясь подобием видимых вещей дать нам понятие о невидимом нами. В этом граде в дому Отца небесного – обители мнози (см.: Ин. 14, 2). В этих обителях пресладких, на вечной трапезе Христовой (см.: Лк. 22, 30) и водворятся души избранников Божиих. Блажени живущие в дому Твоем, Господи, во веки веков восхвалят Тя (Пс. 83, 5). Тогда упиются праведники те от тука дому Господня и потоком сладости насытятся (см.: Ис. 65, 13–14), оденутся они в виссон чистый, в ризу спасения и одежду веселия (см.: Апок. 19, 8), и преобразится тело смирения их, яко быти ему сообразну телу славы Христовой (см.: Флп. 3, 21), так что просветятся они, как солнце, в Царствии Отца их (см.: Мф. 13, 43). Будет там слышаться непрестанное пение Ангелов и святых, по всем стогнам града того будут петь пресладкую песнь: аллилуиа, яко воцарися Господь Бог Вседержитель, радуемся и веселимся, и дадим славу Ему, яко прииде брак Агнчий и жена его уготовила есть себе (Апок. 19, 6–7). И будут избранники Божии вовеки торжествовать над врагами своими, смертью и адом, ибо сбудется слово написанное: пожерта бысть смерть победою (1Кор. 15, 54). Между избранниками Божиими будет царствовать совершенный мир, согласие и любовь; Ангелы и люди будут тогда едина Церковь, едино стадо. Едиными усты и единым сердцем будут они хвалить и воспевать Пресвятую и Животворящую Троицу, Бога и Содетеля своего. О любезное и вожделенное дружество, в котором человеки соединятся с Ангелами и Бог будет всяческая во всех! В Боге, в этой самосветящейся бездне сладостной любви Его, почивают святые. О какой радостью они возрадуются тогда пред Царем славы!

Господи, мы неуважительно относимся к свидетельству тех, кто говорит нам об этом граде, вышнем Иерусалиме; они сами видели то, что описали в Слове Божием. Господи, прости нас, мы редко заглядываем в книгу, именуемую Откровением святого Иоанна Богослова. Мы подчас не можем воспроизвести в своей памяти, что это за город и кто будет населять его. А, не зная этого, мы не будем готовить себя к жизни в нем, не обретем вожделенного дружества, в котором мы соединимся с Ангелами и Бог будет всяческая во всех! И допущенные в него мы возрадуемся пред Царем славы! Господи, прости, что не готовимся к этой встрече с тобою в Небесном Иерусалиме.

Того, ради Которого на земле поношение, бесчестие, гонение, страдание терпели, Того Самого увидят уже не верой, но лицом к лицу; прославятся, вознесутся, возвеличатся, увенчаются с Ним, как уды с главой, как меньшие братья с первородным своим. Как сильно желание человека, уязвленного любовью к Богу, увидеть Его! Томится он этой жаждой, восклицая с пророком: имже образом желает елень на источники водная, сице желает душа моя к Тебе, Боже. Возжада душа моя к Богу Крепкому, Живому: когда приду и явлюся лицу Божию (Пс. 41, 2–3). Тогда утолит человек алчбу свою и жажду свою прохладит непрестанным видением прелюбезного Бога: ныне, – говорит боголюбивая душа, апостол Павел, – ныне видим, якоже зерцалом в гадании, тогда же лицем к лицу (1Кор. 13, 12), верою бо (ныне) ходим, а не видением (2Кор. 5, 7). Ныне благодеяниями снабдеваемся, Благодетеля же Своего не видим, тогда и Самого Благодетеля увидим, как дитя видит отца, и возрадуется сердце наше и радости нашей никтоже возмет от нас. Ныне слышим святое слово Его, пророками и апостолами Его явленное, стоим пред Ним и обращаемся к Нему в молитве, Кому же молимся, поклоняемся и поем, – не зрим. Тогда же и Самого лицом к лицу узрим и будем без сытости зреть Его, яко же Он нас (см.: 1Ин. 3, 2), и поклоняться, петь и хвалить без труда. Тогда исполнится слово оное: Якоже мати утешает дитя свое, тако утешу вы… узрите и возрадуется сердце ваше (Ис. 66, 13. 14). И будут у избранных Божиих тела нетленные, здоровые, благоцветущие, краснейшие, славные. Легкие, светлые, одухотворенные, по слову апостола: сеется в тление, восстает в нетлении: сеется не в честь, восстает в славе: сеется тело душевное, восстает тело духовное (1Кор. 15, 42–44).

Господи, мы не умеем еще терпеть поношение, бесчестье, гонение, страдание ради Тебя. Наше сердце не уязвлено любовью к Тебе так, чтобы появилось сильное желание видеть Тебя, томиться этой жаждой, подобно оленю, стремящемуся к источникам вод. Господи, прости нас за отсутствие нужных качеств в нашей душе, которыми пробуждается и укрепляется желание видеть Тебя, нашего Благодетеля, как дитя видит отца, и узрев, возрадоваться сердцем своим.

О прекрасная и вожделенная весна, которая произращает такие цветы на земле новой! Горя благодарностью за все к Богу, предстанут тогда пророки, апостолы, святители, преподобные, исповедники, мученики, праведники и праведницы, и все святые, течение свое добре совершившие и веру соблюдшие, и вместе с Ангелами сольются во едины уста, исповедуя и прославляя Господа, Царя славы.

Господи, мы не горим благодарностью к Тебе за все, мало стараемся течение свое по жизни добре совершить, веру соблюдать и сливаться в единые уста вместе с Ангелами, исповедуя и прославляя Тебя, Господа и Царя славы.

И воспоют: «Прославляем Тебя, Бога Спасителя нашего, прославляем Имя Твое Святое, ибо Ты был нам покровителем и помощником и по множеству милости Твоея избавил нас от погибели, от сети языка клеветнического, от уст, сплетающих ложь и от восставших на нас; исхитил нас от зубов, готовых пожрать нас, от руки, искавшей души нашей; от многих скорбей, случавшихся с нами, от удушающего со всех сторон огня, из среды пламени, в котором мы горели в мире, из глубины чрева адова освободил нас. Души наши близки были к смерти, и жизнь наша была близ ада преисподнего, со всех сторон враги окружали нас, и не было нам помогающего. Искали мы глазами заступления от людей – и не было его.

Господи, прости нас, ибо мы не всегда чтили Тебя Покровителем и Помощником нашим, в должной мере не замечали множества милости Твоей, которой Ты избавлял нас от погибели, от сети языка клеветнического, от уст, сплетающих ложь и от восстающих на нас, от многих скорбей, случавшихся с нами и от руки, искавшей души нашей. И очень часто (ох, как часто) искали мы глазами заступления от людей – но его не было. Прости нас, что не там мы его искали.

И вспомнили мы, Господи, о Тебе; о Твоих страданиях, которые Ты за нас претерпел, о Твоей милости и делах Твоих от века сущих – как Ты избавлял надеющихся на Тебя и спасал их из руки врагов.

Господи, во дни испытания веры нашей, когда мы больше ожидали помощи от людей, мы забывали вспоминать о Тебе, о Твоих страданиях, которые Ты за нас претерпел, о Твоей милости, которой Ты избавлял нас, надеющихся на Тебя и спасал нас от руки врагов. Прости нас за эту забывчивость.

И вознесли мы от земли моления наша и воззвали к Тебе, Господи, и к Отцу Твоему, чтобы Ты не оставил нас во дни скорби нашей, когда не было помощи от людей, и избавил нас от смерти. Теперь мы лицом к лицу предстоим Тебе, Господи, и воочию видим спасение наше. Господи Боже наш! будем хвалить Тебя и превозносить непрестанно и славословить во веки, ибо Ты услышал молитвы наши, спас нас от погибели и от злого времени избавил нас. Тобою Тебя будем прославлять и благословлять. Господи! Хвала наша во устах наших будет пищей и питьем и никогда мы не насытимся ею.

Господи, прости нас за то, что не возносили мы от земли моления наши, не взывали к Тебе и Отцу Твоему, чтобы Ты не оставил нас в дни нашей скорби, когда не было нам помощи от людей. Господи, прости, что не обучились мы Тобою Тебя прославлять и благословлять. Прости нас, Господи, что хвала наша в устах наших не стала еще пищей и питием, которыми мы никогда не сможем насытиться.

О дыхание наше, воскресение и жизнь вечная! Будучи еще юными, прежде нежели пойти странствовать по пути спасения, искали мы Твоей премудрости, в храме Твоем молились Тебе о ней и не оставили поисков ее до смерти. Как виноград, зреющий под лучами солнечными, радовались сердца наши, озаряемые светом ее, ноги наши следовали за нею от юности нашей. Понемногу наклоняли мы выи наши под иго ее, принимали и слагали ее в сердце своем, и, находя в ней много полезных наставлений для себя и для других, удивлялись и восклицали: «Воздадим славу Давшему нам мудрость!» Мы решили следовать ей до конца и не постыдились. В награду Ты дал нам Себя Самого и вложил в уста наша сладость Твоего хваления.

Господи, от юности своей мы вяло искали Твоей премудрости, не молились Тебе о ней в храме Твоем и позволяли себе слабинки, когда оставляли поиск её. Господи, прости нас, мы не научились радоваться сердцем, когда оно озарялось ее светом, не наклоняли постоянно головы своей под ее иго, не принимали и не слагали ее в сердце своем. Господи, прости нас, мы в помрачении своем не видели многих полезных наставлений для себя и для других. Господи, помоги нам впредь следовать Твоей мудрости и вложи в наши уста сладость Твоего хваления!

Господи Боже наш, поклоняемый от Херувимов, Серафимов, Престолов, Господств и от бесчисленного воинства сил небесных певаемый и хвалимый! Ты отверз уста наша к хвалению – и мы славословим Тебя! Преклоняем выи, колена наши, понесшие благое иго Твое. Ты дал нам его, дал и силу снести его, поэтому души наши принимали и смиренно исполняли сродное им учение Твое. Теперь видим глазами своими, что немного потрудились и нашли себе великое успокоение! Слава Тебе, Боже! Слава Тебе, давшему нам победу Господом нашим Иисусом Христом в Дусе Святе! Слава Тебе во веки веков!

Господи, Ты, безусловно, отверзаешь наши уста к Твоему хвалению, но мы не научились еще неразвлекаемо делать это. Мы не склоняем головы своей, не можем свидетельствовать, что наши колени смиренно понесли благое иго Твое. Господи, прости нас, мы не учились принимать и смиренно исполнять сродное нам учение Твое.

Потщимся, возлюбленные, и мы приобрести такое расположение сердца к Богу и смиренно, отвергнув свою волю, предадим себя воле Всевышнего Бога в терпении и труде. Поспешим куплю деять, ибо только здесь, в мире сем, – место торга и время умножать Богом данные таланты доброделанием; здесь путь странствия, а там место упокоения, там отечество и дом. Кто чем может, будем деять куплю: кто благотворя от мамоны неправедной, кто служа физическим трудом, кто полагая душу свою за других, – чтобы приобрести нам Жениха-Христа; и Он будет помощником во спасение со Отцом и Духом Святым. Бросим худые привычки наши, будем пуще огня бояться пьянства и всякого другого греха, трезвиться, подавать милостыню святым – тогда и нас милостиво примет Господь в вечные кровы Свои. Пока имеем время, будем делать добро, тогда и час смерти нашей не смутит нас, ибо милость и добро и на суде хвалятся. Умножая, умножит Господь милость Свою на нас и за все, за все воздаст в свое время щедрой наградой. Пойте же и превозносите Его во веки. Аминь.

Господи, мы не умеем предавать себя воле Твоей в терпении и труде, не уделяем время умножению талантов доброделанием. Господи, прости нас. Мы не наблюдаем с помощью чего мы осуществляем свою торговлю: благотворя от мамоны неправедной, служа физическим трудом или полагая душу свою за других. Господи, прости нас и благослови бояться всякого греха, и милостиво прими нас в вечные Свои кровы.

8. О молитве Иисусовой, в сердце творимой

Великое дело – умная молитва. Хочешь ли узнать, как она необходима? – Без нее никому нельзя спастись, потому что мы спасаемся не своей силой, а помощью Божией, как учит Христос, говоря: Без Мене не можете творити ничесоже (Ин. 15, 5); и как свидетельствует Его апостол Павел, говоря о себе: Вся могу о укрепляющем мя Иисусе (Флп. 4, 13).

Господи, мы еще не умеем видеть в молитве Иисусовой великое дело, необходимое нам для спасения. Мы обманываем себя, когда считаем, что можем спастись своей силой, а не Твоей помощью. Прости нас за эту самонадеянную установку.

Помощь же подается от Христа только по молитве, как свидетельствует тот же апостол, побуждая нас всякой молитвой, молением, прошением, благодарением молиться на всякое время духом (см.: Еф. 6, 18). Хочешь ли узнать, как она чудна и честна? Душа, занятая ею, подобна купине, виденной Моисеем на Хориве, или девственной утробе Богоматери, вместившей Бога воплощаема. В нее, как в утробу Богоматери, вселяется Бог, она, как некогда купина, пламенеет всегда огнем благодати и не сгорает. Об этом, охватывающем душу огне, говорил Христос: Огня приидох воврещи на землю, и что хощу, аще уже возгореся (Лк. 12, 49). Это есть тот огонь совершенной любви и радости, которых просил Спаситель у Отца для Своих учеников, идя на страдание: пусть они имеют радость Мою, исполненную в себе… пусть любовь, которою Ты возлюбил Меня, в них будет и Я в них (Ин. 17, 26). Это есть Царствие Божие, вселившееся в людях (см.: Лк. 17, 21).

Господи, из-за своей самонадеянности мы опускаем возможность молитвой, молением, прошением, благодарением молиться на всякое время духом. Прости нас. Наша душа, когда мы занимаемся этой молитвой, уподобляется купине неопалимой или девственной утробе Богоматери, вместившей Бога воплощаема. В душу, как в утробу Богоматери, вселяется Бог. Она, как некогда купина, всегда пламенеет огнем благодати и не сгорает. Этот огонь совершенной любви и радости, охватывающий душу молящегося, и есть само Царствие божие, вселившееся в людей. Господи, прости, что мы не умеем следить за своей душой, когда огонь совершенной любви и радости касаются ее.

Познав такое великое благо умной молитвы, уподобимся, братия, евангельскому купцу и взыщем сего доброго бисера – сердечного призывания имени Иисусова. Изучим искусство делания и хранения мысленного рая, и, подобно поселённым Богом в раю прародителям, начнем возделывать Царствие Божие в сердцах наших.

Господи, нам еще недоступно благо сердечного призывания имени Иисусова, мы не изучаем искусства делания и хранения этого мысленного рая и не возделываем в наших сердцах Царства Божия. Господи, прости нас, что мы не ищем этого евангельского бисера и оставляем землю сердца своего невозделанной для сеяния в ней молитвы.

Начало этого умного делания есть внимание, собранность мыслей в Боге. Святой Иоанн Лествичник так говорит об этом: сидя на высоте, наблюдай, если только умеешь, и тогда увидишь, как, когда и куда, сколько и какие тати приходят, чтобы войти и украсть твои грозди… Душа, утомившись, встает и молится, потом опять садится и мужественно принимается за прежнее делание (Святой Иоанн Лествичник, Слово 29 о умной молитве).

Господи, начинать умное делание необходимо со внимания. Его суть – в собранности мыслей в Боге. А для этого нам необходимо наблюдать за собой, чтобы увидеть тех воров, которые крадут из нас плоды молитвенного делания. Господи, прости нас, мы не следим за вниманием, совершая свое молитвенное делание.

Чтобы яснее познать значение внимания для умной молитвы, возьмем другое сравнение. Сердце человека подобно лампаде; внимание, сосредоточенное в себе, подобно маслу, наполняющему ее. Когда в лампаде горит масло, от нее исходит свет и тепло; так и в душе, когда внимание занято молитвой Иисусовой, ощущается просветление, теплота, радость. И наоборот, подобно тому, как если выгорит масло, остается одна только холодная, мрачная, смердящая лампада; так и сердце, когда внимание удалится из него и ум начнет блуждать по разным нечистым предметам, – делается холодным, мрачным, наполненным смердящим дымом греховных помыслов; благодатный огонь угасает и молитва делается пред Богом мерзкой жертвой, подобной молитве братоубийцы Каина.

Господи, Ты учишь нас через старца, что наше сердце подобно лампаде, и что маслом для нее является внимание, собранное в себе. Когда в лампаде есть масло, она излучает тепло и свет, так и в душе, когда внимание занято молитвой Иисусовой, ощущается просветление, теплота, радость. Господи, прости, что мы молимся без внимания и пожинаем плоды удаления его из сердца – блуждание ума по нечистым предметам, наполнение его смердящим дымом греховных помыслов. Господи, прости нас, что допускаем угасание в сердце благодатного огня и уподобляем нашу молитву молитве братоубийцы Каина.

Итак, если хочешь начать сие священное делание молитвы умной, прежде всего сосредоточься вниманием, молись неисходно в сердце. Так молиться учит нас своим примером святой апостол Павел. Хощу, – говорит он, – пять словес умом моим глаголати… нежели тмы словес языком (1Кор. 14, 19). Так молиться заповедует и Христос, говоря: Ты, егда молишися, вниди в клеть свою, и затворив двери твои, помолися Отцу твоему иже в тайне (Мф. 6, 6). Святой Василий Великий поясняет: клеть – это сердце, затворить двери – значит сосредоточиться вниманием на сердце.

Господи, чтобы начать это священное делание умной молитвы нам необходимо – сосредоточиться вниманием и неотходно молиться в сердце. Господи, нам хочется этого, но мы не умеем входить в свое сердце, как в клеть, и в нем сосредотачивать свое внимание. Господи, прости нас, не умеющих «молиться Отцу Твоему в тайне».

Второе условие для непрестанного делания молитвы Иисусовой – ограждение себя от греховных помыслов. Всеми силами души старайся не заниматься представляющимися тебе худыми помыслами. Не обманывайте себя, – говорит об этом апостол Павел, – ни воры, ни блудники, ни малакии, ни мужеложники, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые Царства Божия не наследуют (см.: 1Кор. 6, 9–10), если не покаются и не оставят своего нечестия. И святой Иоанн Богослов учит: в Царствие Небесное не войдет ничто нечистое и никто преданный мерзости и лжи (Апок. 21, 27). Сознавая это, пророк Давид молился: Сердце чисто созижди во мне, Боже (Пс. 50, 12). Невозможно молиться, не очистив наперед сердца от греховных помыслов и пожеланий. Ибо сердце – источник всей жизни человека, и когда оно нечисто, то и помышления от него исходят злые (см.: Мф. 15, 19), потому и Христос прямо заповедует: очисти прежде внутренность… чтобы чиста была и внешность (см.: Мф. 23, 26). Если помыслы и пожелания греховные оскверняли сердце и делали его нечистым, то имя Господа Иисуса, произносимое с благоговением, помыслы о нем, о Его заповедях и Царствии послужат оружием, с силой изгоняющим из сердца все греховные пожелания и не допускающим греху овладеть волей человека.

Господи, у нас недостаточно усердия для ограждения себя от греховных помыслов. Все силы нашей души, подверженные влиянию на них греха, всегда готовы устремиться за ними, внимать им и тем осквернять наше сердце. Господи, прости нас, что не копим в себе силы для хранения себя от худых помыслов и пожеланий. Господи, помоги нам, чтобы имя Твое, произносимое нами с благоговением, помыслы о Тебе, о Твоих заповедях и Твоем Царствии послужили нам тем оружием, которое с силой изгоняет из сердца греховные пожелания, и не допусти греху овладеть нашей волей.

Зная такую силу молитвы против греха, святой Иоанн Златоуст умоляет христиан, говоря: молю вас, братие, не оставляйте никогда призывания Господа нашего Иисуса Христа, но при всяком занятии в страхе Божием непрестанно трисвятое имя Его произносите. И апостол Петр заповедал: Господа Бога святите в сердцах ваших (1Петр. 3, 15). Кто освящает свое сердце именем Господним, у того все чувства бывают святы и для врагов спасения неприступны. У такого сердце делается исходищем живота (см.: Притч. 4, 23), из сердца такого человека истекут, по обещанию Господа, реки воды живой, то есть мысли духовные, полные жизни и мира (см.: Ин. 7, 38; Рим. 8, 6).

Господи, мы мало работаем над собой, чтобы опытно узнать силу молитвы против греха. При всяком занятии мы в страхе Божием непрестанно не произносим пресвятое имя Господа нашего Иисуса Христа. Мы забываем святить имя Божие в своих сердцах. Господи, прости нас за такую «теплохладность» и помоги нам освящать сердце свое Твоим именем, чтобы наши чувства стали святы и неприступны для врагов спасения.

Господи, помоги нам в нашем собственном сердце найти исходы жизни и обрести исходящие из него реки воды живой – мысли духовные, полные жизни и мира.

Чтобы достигнуть этой чистоты сердца и свободы его от греховных помыслов, необходимо иметь страх Божий, непритворное смирение, постоянное сокрушение сердечное, терпение во всем и молчание. Последнее особенно советуют святые отцы, сами проходившие подвиг умной молитвы. По их словам, нет ничего возмутительнее многословия, или как они называют – языкоболия, – нет ничего зловреднее болтливого языка; ибо ничто так не расстраивает спокойствия души, как смех и многоглаголивые уста. Отсюда рождаются плотские скверные и суетливые помыслы, которые суть смерть для души, ибо покоряющиеся им не могут уже покоряться закону Божию (см.: Рим. 8, 6–7). Поэтому благо душе того человека, который с пророком Давидом желает, чтобы не говорили уста его дел человеческих (см.: Пс. 16, 4), который возлюбил сладость безмолвия, безмятежной жизни, чтобы предаваться внутренней непрестанной молитве. Многие святые отцы приучали себя к молчанию и тем стяжали Духа Святого. Они всегда радовались, непрестанно пребывая в молитве, благодаря за все Бога, сердца их были исполнены плодов духовных: любви, радости, мира, долготерпения, веры, милосердия, кротости, воздержания (см.: Гал. 5, 22).

Господи, желая приобрести чистоту сердца и свободу от греховных помыслов, нам необходимо иметь страх Божий, непритворное смирение, постоянное сердечное сокрушение, терпение во всем, молчание. Господи, прости нас, мы этими качествами своего сердца не располагаем и работа над их приобретением нами не ведется. А вот возмутительного многословия у нас так много, что им мы расстраиваем спокойствие наших душ. Господи, прости нас, что своими многоглаголивыми устами мы порождаем скверные и суетные помыслы, мешающие нам покоряться закону Твоему. Господи, направи наши души ко благу, чтобы, следуя примеру пророка Давида, уста наши меньше говорили о делах человеческих, чтобы мы возлюбили сладость безмолвия и предавались внутренней непрестанной молитве. Господи, помоги нам приучать себя к молчанию и заботиться о стяжании Духа Святого. Господи, исполни сердца наши плодов духовных.

Итак, молчание есть самый прямой путь, которым водворяется Царство Божие в сердцах людей, которым являет Господь спасение Свое и благословляет людей Своих миром.

Господи, Ты открываешь нам путь, которым водворяется Царство Твое в наших сердцах, которым являешь нам спасение Твое и благословляешь нас миром. Этот путь – молчание. Мы же на него не желаем вставать, и любить молчание нам не хочется. Прости нас, Господи.

Представьте теперь себе, братие, какое неизмеримое блаженство вкушает человек, соединившись через умную молитву с Господом. Как невеста Христова, как родной Ему, он в радости восклицает: уязвлен (есмь) аз любовию к Тебе (Песн. 2, 5), прильпе душа моя по Тебе… десница Твоя поддерживает меня (см.: Пс. 38, 4), возжада душа моя к Богу Крепкому, Живому, когда приду и явлюся лицу Божию (Пс. 41, 3). Тогда понятным для него становится слово: никтоже может рещи Господа Иисуса, точию Духом Святым (1Кор. 12, 3). Тогда он от трудов добродетели своей снесть (см.: Пс. 127, 1–2).

Господи, вступая в единение с Тобой через умную молитву, мы сможем вкушать неизмеримое блаженство. В этом случае мы будем «уязвляться любовью к Тебе», душа сможет прилепиться к Тебе, сердце будет согреваться, и в поучении нашем будет возгораться огонь, души наши начнут испытывать жажду к Тебе, Богу Крепкому и Живому. Тогда мы сможем вкусить труды своих добродетелей, с надеждой смотреть вперед, зная, что Ты исправляешь наши пути, от Тебя мы сможем получить радость и спасение, в соединении с Тобой мы сможем найти истинное успокоение. Господи, оставляя умную молитву, мы теряем перспективу духовного развития и не можем вкушать труды наших добродетелей, прости нас.

Всецело предавшись воле Божией, он с надеждой будет смотреть вперед, зная, что от Господа исправляются пути его (см.: Притч. 4, 29), от Него он получит радость и спасение, в соединении с Ним найдет истинное успокоение. Его осеняет Благодать Божия, внутри его – постоянно пламенеющий огонь любви Божией. Господь, по неложному обещанию Своему, пришел к нему с Отцом и сделал жилищем для Себя (см.: Ин. 14, 21–23). Водворилось внутри его Царство Божие (см.: Лк 17, 21), правда, мир и радость во Святом Духе (см.: Рим. 14, 17); Бог мира и его приобщил к миру Своему. Одно воспоминание имени Божия делает то, что душа такая, забывая все земное, стремится любовью к Нему одному – Царю Небесному, погруженная в безмолвие и бесконечное славословие Господу Богу, она восходит от совершенства к совершенству, воскресает, оживляется, живет для Бога и наслаждается причастием жизни Его.

Господи, видя наш молитвенный труд, Ты осеняешь нас Благодатью Твоею, можешь поселить внутри нас постоянно пламенеющий огонь любви Твоей, можешь сделать нас жилищем для Себя. Как Бог мира, Ты можешь приобщать нас Твоему миру. Господи, прости нас, что мы не живем ожиданием всего этого сбывающимся. Господи, помоги нам жить для Тебя и наслаждаться причастием к Твоей жизни.

Не вдруг достигает этого блаженного состояния грешник, решившийся принять на себя подвиг молитвы. Впереди ему предстоит еще трудная борьба с собой и с миром, дерево молитвы разрастается в душе постепенно, по мере ее очищения.

Господи, прости нас, что мы не готовим себя к трудной борьбе с самими собой и с миром и не предупреждаем рост древа молитвы в себе очищением души.

Море жизни, окружающее подвижника, – бурно; враг его спасения возбуждает против него полчища страстей, вздымает волны невзгод, грозит разбить его корабль искушениями. Когда тебя, брат, начинающего свой подвиг, окружат все эти опасности и ты при виде их почувствуешь свое бессилие и беспомощность, тогда вспомни святых апостолов, как они, застигнутые на море сильной бурей, взывали: Наставниче, Наставниче, спаси нас, погибаем (см.: Лк. 8, 24). Взирай и ты на подвигоположника Христа и сердечно взывай: «Наставниче, спаси, погибаю!» И как тогда Он, встав, запретил ветру и волнению водному, так и к тебе придет и водворит в сердце твоем тишину велию. Ибо если и мы не отказываем в помощи утопающему, тем более Он не оставит без исполнения искренней молитвы.

Господи, бурное море жизни окружает нас, желающих совершать молитвенный подвиг. Враг нашего спасения будет возбуждать против нас полчища страстей, вздымать волны невзгод, грозить разбить наш корабль искушениями. Господи, прости нас, что мы часто испытываем свое бессилие и беспомощность, когда встречаемся с невзгодами. Мы часто забываем обращаться к Тебе в таком состоянии апостольскими словами: «Наставниче, Наставниче, спаси нас, погибаем!» Господи, прости нас за эту забывчивость и ослабление надежды на Твою помощь.

Затворись же, брат, в клети сердца твоего, смиряй себя, помня, что место на нем же ты стоишь, свято, ибо ты предстоишь Самому Богу. Непрестанно взывай в мыслях: Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного! Или когда начнут одолевать какие-либо страсти или помыслы: Сыне Божий, помози мне; Христе мой, помилуй мя! Твой есмь аз, сохрани мя, Господи!

Господи, через старца Гавриила Ты ставишь перед нами наисерьёзнейшую задачу: «затвориться в клети своего сердца, смирять себя и помнить, что место, на котором мы сейчас стоим, свято, ибо предстоим Самому Богу». Господи, прости, что мы не учимся среди обстояния страстей и худых помыслов, непрестанно взывать к Тебе в мыслях: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного!

И, я верую, последует тебе Его помощь, все страсти твои замрут и греховные помыслы отпадут, как зажившие болячки. Постепенно, по мере омертвения в тебе греха, начнет пробиваться в твою душу благодатный огонь молитвы. Мало-помалу овладеет он твоим умом и приведет его в состояние тишины и внимания, потом начнет проникать в сердце, возбуждая его от сна смертного. Пройдет Дух Божий по всем изгибам его, отымет всякую греховную нечистоту, и ты, как бы вновь рожденный, встретишь начало обновленной жизни в слезах и радости умиления.

Господи, утверди в нас веру в Твою помощь и пробуди надежду, что страсти наши Твоею помощью замрут и греховные помыслы отпадут. При этом мы должны учитывать, что по мере омертвения в нас греха, создается тот благодатный «коридор», через который начнет пробиваться в душу благодатный огонь молитвы и мало-помалу овладеет нашим умом, приведет его в состояние тишины и внимания, потом начнет проникать в сердце, возбуждая его от сна смертного. Господи, прости нас, что мы не освоили еще последовательности зарождения и действия в нас молитвы. Боже, пошли Дух Твой по всем изгибам нашего существа, отними всякую греховную нечистоту и дай нам разумение встречать начало обновленной жизни в слезах радости и умиления.

Если ты, брат, уразумел важность умного делания и, возжелав его, не знаешь, как его осуществить, – воспользуйся наставлениями опытных в этом деле старцев. Я приведу советы не древних, а ближайших к нам, живших в наше грешное время подвижников.

Господи, мы желаем уразуметь важность умного делания, но советы опытных старцев не изучали и поэтому мало преуспеваем в этом делании, прости нас.

Священноинок Дорофей, Российский подвижник, так учит о молитве Иисусовой: «Кто молится устами, а о душе небрежет и сердца не хранит (от греха), такой человек молится воздуху, а не Богу и напрасно он трудится, потому что Бог внимает уму и усердию сердца, а не многоречию. Молиться должно от всего усердия своего, от души и ума, в сокрушении сердца со страхом Божиим, тогда умная молитва не допустит входить во внутренность сердца ни мечтанию, ни скверным помыслам.

Господи, при устной молитве мы замечаем за собой, что часто о душе небрежем и не храним сердце от греха, делаем нашу молитву многоречием. Прости нас, Господи, что не ум и усердие сердца предлагаем Тебе в молитве просто, и что молимся Тебе не от всего усердия своего, от ума и души, в сокрушении сердца со страхом Твоим. Прости нас, Господи, что умной молитвой не препятствуем входить во внутренность сердца нашего мечтаниям и скверным помыслам.

Хочешь ли научиться деланию умной, сердечной молитвы, – продолжает угодник, – сначала должно тебе творить Иисусову молитву голосом, устно, вслух себе одному. Когда насытятся уста и чувства молитвой, произносимой гласно, тогда гласная молитва прекратится и начинает она произноситься шепотом. Тогда умная и сердечная молитва сделается манием и будет самовластно и непрестанно действовать во всякое время, при всяком деле, на всяком месте, и сделается хвала Его во устах твоих, как Хлеб Небесный.

Господи, желая творить Иисусову молитву, мы не усвоили еще ее последовательности: сначала устно, вслух себе самому, потом гласная молитва прекратится и произносится шепотом. Господи, прости нас, ибо умная и сердечная молитва не становится в нас манием и не действует в нас самовластно и непрестанно, и хвала имени Твоего в наших устах еще не становится Небесным Хлебом. Господи, прости.

Саровский старец отец Серафим советует: «Когда бы ты ни произносил имя Божие и молитву: Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного, – внимай себе, то есть собирай ум и соединяй его с душой. Сначала день, два и более твори эту молитву одним умом раздельно, внимая каждому слову особо. Тогда Господь согреет сердце твое теплотой Благодати Своея и соединит тебя в един дух, тогда потечет эта молитва непрестанно и всегда будет с тобой, будет наслаждать и питать тебя, тогда исполнятся на тебе слова псалмопевца: чашу спасения приму, когда имя Господне призову.

Господи, мы не умеем еще «внимать себе». Мы не умеем собирать ум и соединять его с душой, не умеем творить Иисусову молитву одним умом раздельно, внимая каждому слову особо. Господи, прости нас, мы еще этому не научились, да и учимся этому неохотно. Господи, согрей наше сердце теплотой Благодати Твоей и соедини нас в единый дух с Тобою.

«И тогда, когда ты стоишь в храме при богослужении, занимайся молитвою Иисусовой; она удержит ум от скитания, ты сделаешься гораздо сосредоточеннее, глубже, гораздо лучше будешь внимать чтению и пению церковным и в то же время неприметным образом и постепенно обучишься умной молитве» (Наст. 6)

Господи, мы забываем на богослужении заниматься Иисусовой молитвой, и потому не удерживаем своего ума от скитания и не сосредотачиваемся на службе. Прости нас, Господи, за это.

«Молчи, непрестанно молчи; помни всегда присутствие Бога и имя Его. Ни с кем не вступай в суетный и пустой разговор, но и остерегайся осуждать разговаривающих и смеющихся» (Наст. 32).

Господи, мы не умеем молчать, не умеем чувствовать Твое присутствие и призывать имя Твое. Прости нас. Господи, суетные и пустые разговоры притягивают нас. Мы вступаем в разговор с ними, а когда не вступаем, то осуждаем других, разговаривающих и смеющихся. Господи, прости нас.

Когда ум и сердце трудом молитвы будут соединены воедино, тогда сердце согреется теплотой духовной, тогда воссияет в душе свет Христов, и радость и мир исполнят всего внутреннего человека. Ничто бо есть лучше мира во Христе, – мира, в нем же разрушается всякая брань воздушных и земных духов. Этот мир как некое бесценное сокровище, оставил Господь наш Иисус Христос ученикам Своим пред смертью, говоря: Мир оставляю вам, мир даю вам… Да не смущается сердце ваше и да не устрашается (Ин. 14, 27).

Господи, трудом молитвы у нас еще не соединены ум и сердце, и мир Твой еще не вошел в нашего внутреннего человека; мир, в котором разрушается всякая брань воздушных и земных духов. Господи, прости, что не только всего этого не имеем, но и хорошенько не ищем.

Если через умную молитву этот мир Христов вселится в сердце твое, храни, брат, со всевозможным старанием сей драгоценный дар Божий. Мир Христов – это веяние Духа Святого, – тонок, почти незаметен для нас, грешных, и немедленно отступает от души, которая предается греху. Чтобы сохранить его, нужно избегать всякого гнева, ярости, осуждения других, ничего не желать себе из сущего, никого не возненавидеть, ни уничижать, отдалять от себя уныние, ибо, по слову премудрого, печаль многих уби, и нет в ней пользы (Сир. 30, 25).

Господи, у нас нет хотя бы посильного желания через умную молитву искать мир Христов. Нет у нас и старания хранить этот дар Божий, когда Ты даруешь его нам. Господи, прости, что мы не замечаем, как он отступает от нас по нашим грехам: мы не избегаем гнева, ярости, осуждения других, все время желаем приобрести нечто из сущего, разрешаем себе ненавидеть и унижать других, не удаляем от себя уныние. Прости нас, Господи.

Есть еще одно особенное искушение, в которое впадали многие неопытные подвижники и которого нужно бояться тебе, брат, начавший подвиг умной молитвы. Многие, потрудившись над умным деланием, впадают в прелесть: считают себя праведниками, желают творить чудеса, пророчествовать, требуют от Бога, как некогда фарисеи, знамения с небес, искушающие Его (см.: Мк. 8, 11). Бойся этого, брат, смотри, как бы свет, который в тебе, не оказался бы тьмой (см: Лк. 11, 35). Ведь каким бы ни был праведным человек, праведность эта не его, но от Бога, как говорит и апостол Павел: Благодатию естé спасéни чрез веру: и сие не от вас, Божий дар: не от дел, да никтоже похвалится (Еф. 2, 8–9).

Господи, мы не заостряем внимания на том, какого качества свет, который в нас – не тьма ли он? – и впадаем в самообман. Прости нас, Господи, что часто мы праведность приписываем себе, тогда как она от Тебя, нашего Бога, от Твоей благодати, а не от наших дел.

Потерявший мир Христов по собственной вине лишается вместе с тем и благодатной молитвы. В душу его опять входят греховные страсти и начинают терзать ее, и бывает тому человеку последняя горше первых.

Господи, прости нас за потерю Твоего мира, и, по этой же причине, благодатной молитвы; прости, что впадаем в греховные страсти, которые терзают нашу душу, принося нам горесть утраты.

Береги же, брат, раз возженный в тебе огонь благодати. Не ищи пресыщения; ибо когда пресытишься и упьешься, священный мир перестанет в тебе действовать, и грех опять возобладает тобой. Не позволяй себе никакой дерзости, ибо надолго прекратится в тебе действие мира. Не люби земного, не пристращайся к вещам и человеку, не ищи здесь правды и успокоения, ибо ты их не найдешь, а мир непременно отступит от тебя. Не услаждайся греховными блудными помыслами, ибо они будут терзать тебя, а мир душевный, как не терпящий никакого зловония греховного (особенно блудного и тщеславного), надолго, надолго, если не навсегда, оставит тебя.

Господи, мы тщательно не бережем воженный в нас огонь благодати, не остерегаемся пресыщения, позволяем себе дерзость. Господи, прости нас, ибо, делая это, мы возбраняем действовать в нас священному миру.

Господи, мы любим земное, пристращаемся к вещам и людям, хотим найти правду и спокойствие здесь, на земле, услаждаемся греховными блудными помыслами, через что теряем надолго мир душевный. Прости нас, Господи, что допускаем в себе проявление греховного зловония.

Словами святого апостола Павла умоляю вас, братие, непрестанно молитеся (1Фес. 5, 17) и удаляйтесь от худых и скверных дел, слов, помышлений, и тогда мир Божий, который превыше всякого ума, соблюдет сердце ваше и помышления ваша во Христе Иисусе, и Бог любви и мира будет с вами (см.: Флп. 4, 7; 2Кор. 13, 11). Аминь.

Господи, заповедь о непрестанной молитве не часто посещает наш ум, мы не удаляемся от худых и скверных дел, слов, помышлений и теряем мир Твой. Прости нас за это и помоги нам исправляться, держи нас, Боже, в единстве жизни с Тобою.

9. Возбуждение к подвигу

Теките, теките, возлюбленные мои о Господе! Теките, – Владыка Христос всерадостно объятия Свои отверзает. Теките, да постигнете Христа, и Он явит вам Самого Себя сладостью – Благодатью Духа Своего. Придет и обитель Свою сотворит внутри вас, водворит Царствие Небесное в сердцах ваших. Тогда, очистив душу, освятив силы, стяжав не мятущийся и не увлекающийся страхованиями помыслов ум, почтите и возлюбите паче всего другого Творца и Владыку всех.

Господи, и нам необходимо возбуждение к подвигу, а для этого притекать ко Христу, постигать Его и принимать от Него сладость – Благодать Духа. Мы должны готовить себя к исполнению на нас словес Твоих, чтобы Ты сотворил обитель Свою внутри нас, водворил Царствие Твое в сердцах наших. Господи, прости нас: мы не заботимся об очищении души, не освящаем силы, не приобретаем ум, не мятущийся и не увлекающийся страхованием помыслов.

К Нему обратите все свои желания, со страхом и трепетом осяжите Его, вкусите бессмертной трапезы Его, обоняйте воню духовную от риз Его, и познаете, что нет никого другого более прекрасного, приятного, сладостного, могучего, премудрого, кто бы мог животворить, делать бессмертными и нетленными, как Бог.

Господи, прости нас, что мы не обращаем все желание к Тебе, не осязаем Тебя со страхом и трепетом, не вдыхаем благоухание духовное от риз Твоих. Господи, оживотвори нас и сделай бессмертными, ибо Ты – Бог наш.

Не смущайтесь, родные мои, что, начав, подвиг, вы чувствуете себя как бы в безводной пустыне, вдали от обетованной земли, текущей млеком и медом. Напротив, ободряйте себя к дальнейшим подвигам тем, что хотя вы и в пустыне, зато избавились от рабства фараону мысленному – врагу спасения нашего, перешли посуху бурное море страстей и стоите у камня, источающего воду живую, у ног Самого Христа, Бога нашего.

Господи, как же часто мы смущаемся тем, что начав подвиг, мы чувствуем себя находящимися как бы в безводной пустыне, вдали от обетованной земли, текущей молоком и медом! Господи, прости нас, ибо мы не ободряем себя к дальнейшим трудам тем, что хотя мы в пустыне, но зато избавились от рабства фараону мысленному, перешли посуху бурное море страстей и стоим у камня, источающего воду живую, у ног Самого Христа, Бога нашего.

Взирайте на Христа очами веры и непрестанно взывайте к Нему: даждь нам сию воду, да не вжаждем во веки! – и Он источит из ребра Своего Кровь и живую воду, – и они утвердят вас в вере, сделают вас готовыми умереть за Христа, за заповеди Его, умирать радостно, в убеждении, что такая смерть (страдания) за Христа приносит жизнь (см.: Мф. 16, 25), нищету обращает в богатство, худость и ничтожество в истинную славу и знатность. Тогда, ничего не имея, вы всем будете обладать. Это – состояние уже познавших Христа, стяжавших Его неисследимое богатство.

Господи, прости нас, мы не взираем на Тебя очами веры и не взываем к Тебе: «Даждь нам сию воду, да не испытаем жажды во веки!» Господи, источи нам из ребра Своего Кровь и живую воду, чтобы утвердиться нам в вере, сделаться готовыми умереть за Тебя, за Твои заповеди, умереть радостно, в убеждении, что такая смерть принесет нам жизнь, даст возможность обладать Твоим неисчислимым богатством.

О, как счастливы они, взирающие на все видимое, как на прах и дым; вера во Христа делает не только то, что они небрегут о приятностях жизни, но еще и то, что терпеливо и благодушно переносят всякое находящее искушение, печали, скорби и неприятности, ожидая, пока благоволит Бог призреть на них.

Господи, мы мало походим на тех, кто на все видимое взирает как на прах и дым. Господи, наша вера в Тебя еще не отгоняет от нас заботу о приятностях жизни, еще не помогает нам терпеливо и благодушно переносить всякое находящее искушение, печали, скорби и неприятности, покорно ожидая пока Ты благоволишь призреть на нас. Прости нас за это.

Подражая Давиду, они говорят себе: Терпя, потерпех Господа, и внят ми (Пс. 39,2), то есть терпя скорби, уповаю, что Господь поможет мне, что Он, видя, как я, не колеблясь, ожидаю помощи от Него, призрит на меня и явит мне милость Свою.

Господи, прости, что терпя скорби, мы слабо уповаем на Тебя и на Твою помощь, колеблемся в ожидании её, и не готовимся принять милость Твою, изливающуюся на нас.

Родные мои о Господе! Вы знаете, как восхваляет Христос таких терпеливо стремящихся к Нему: блажени, – говорит, – жаждущие, яко тии насытятся. Верю этому неложному обетованию Божию и надеюсь, что и вы будете утешены Им, ибо и вы ищете и жаждете Царствия и правды Его. Только бы не возроптать вам как-нибудь в жажде вашей и терпеливо ждать помощи Божией; посетила бы тогда это терпение ваше Божия Благодать, и настал бы тогда конец ваших очистительных странствований по пустыне и начало наследования земли обетованной, ибо это конец всех чаяний и стремлений человека, верх его совершенства.

Господи, и нам надлежит терпеливо стремиться к Тебе, искать и жаждать Царствия и правды Его. Прости нас, ибо нет у нас терпения и жажды, о которых Ты говоришь нам. Прости нас, Господи, что не преодолеваем в себе ропот в жажде нашей и терпеливо не ожидаем помощи Твоей во время наших очистительных странствий по пустыне.

Не очистившие себя от нечистот египетских, сожалеющие еще о египетском мясе не могут войти в этот покой; но смиряющие, предающие себя воле Божией непременно войдут. Они познают Руку Божию, помышляющую об их спасении, отсюда явится у них полная вера, а с верой надежда. Откроется им ведение, вселится в них страх Божий, любовью к Нему растворенный. С одной стороны, сознание своей немощи и греховности, с другой – ощущение Божественной любви и своего возвеличивания – приведут в трепет сердце, умягчат душу – и потекут из глаз радостотворные слезы умиления. Род Божий, семя Божие нетленное – есмы, скажут таковые, и по такому благородству, данному нам, невозможно нам быть рабами каких-либо страстей или пороков; ни за что не сойдем мы с высоты, на которую приставлены Всемогущей Рукой Спасителя нашего.

Господи, нам важно знать о необходимости очищения себя от «нечистот египетских», о смирении, которое помогает нам предавать себя воле Твоей. Нам следует познавать Руку Твою, промышляющую о нашем спасении и подающую нам полную веру. Нам следует приобретать ведение и страх Твой, любовью к Тебе растворенный. Как же огорчительно нам от того, что не осознаем мы своей немощи и греховности; мы не готовы бываем ощущать Твою Божественную любовь и свое возвеличивание ею, которое приводит в трепет сердце и умягчает душу, дает радостотворные слезы умиления. Господи, прости нас, что все это спасительное делание не попадает в центр нашего внимания, и мы не осознаем себя Твоим нетленным семенем и не дорожим полученным от Тебя благородством. Прости нас, Господи, что не удерживаем себя на высоте, на которую нас поставила Всемогущая Рука Твоя.

Еще и еще взываю с апостолом Павлом и возбуждаю вас: Тако тецыте, да постигнете (1Кор. 9, 24). На вас взирает с высоты небес Сам Подвигоположник Иисус Христос, держа в руках неувядаемые венцы. Выходите же, подвизайтесь, сражайтесь, предваряйте друг друга, тщитесь получить венец и украсить оным победоносную свою главу. Не щадя сил, спешите к столь великой почести, да Жениха-Христа приобрящете.

Господи, знание пути и достижение поставленной Тобой цели открывают нам Твое желание спасти нас, ибо неувядаемые венцы, которые Ты держишь в руках, говорят нам об этом. Господи, прости нас, мы не спешим выходить, подвизаться, сражаться, не опережаем друг друга, не прилагаем старания получить венцы. Господи, прости, что жалеем себя и не спешим к великой почести, чтобы приобрести Тебя, Христа-Жениха.

Я же буду умолять Господа моего, да ниспошлет Он вам Благодать Святого Своего Духа, Духа мудрости, веры, мужества, упования на спасение. Верю, что услышит Бог мою молитву, хотя и немощна она; ибо Он для того и сошел с небес, чтобы нас туда возвести; для того Он и воплотился и дал нам Плоть Свою ясти и Кровь Свою пречистую пролил, чтобы заветом этим примирить нас с Отцом Своим; для того и умер и воскрес, чтобы нас вчинить наследниками жизни. Еще ли это не довольное уверение в том, что мы не рабы, но сыновья и дщери, наследницы Божии через Иисуса Христа (см.: Гал. 4, 7).

Господи, теперь мы имеем уверение преподобного Гавриила молиться о нас, внимающих его наставлениям, что он испросит нам у Тебя Благодати Пресвятого Духа, Духа мудрости, веры, мужества, упования на спасение. Господи, прости, ибо мы не готовы воспринять плоды молитв преподобного отца как уверение, что мы наследницы Твои через Иисуса Христа.

Возлюбленные Богу, наследники Царствия Его, сыны и дщери Божии! Вам отверста искуплением прежде заключенная райская дверь, вход в жилище святых открыт верой в Сына Божия, страсть ослаблена, зависть посрамлена. Злоба скрылась, тьма грехов светом Благодати Божией рассеяна; время гнева уступило место милосердию, поносное рабство греху уничтожено, явилась истинная свобода чад Божиих и благословение небесное покровительствует вам! О блаженство, более которого нельзя и пожелать смертному!

Господи, мы возлюблены Тобой и являемся наследниками Твоего Царства, сынами и дочерьми Твоими по благодати. Ты отверз нам искуплением прежде заключенные райские двери, верой в Тебя, Сына Божия, нам открыт вход в жилище святых, страсть ослаблена, зависть посрамлена, злоба скрылась, тьма грехов светом Твоей Благодати рассеяна. Нам понятно, что время гнева уступило место милосердию, поносное рабство греху уничтожено, явилась истинная свобода чад Божиих и небесное благословение покровительствует нам. Мы же все эти блага не храним в памяти своей и, как четки, не перебираем умом своим, чтобы приблизить себя к блаженству, более которого нельзя и пожелать смертному. Господи, прости нас за это.

О торжество всех верующих мира сего! Теките же, теките, чтобы радость и мир Божий, всяк ум превосходящий, водворился в сердцах ваших Господом (см.: Флп. 4, 7). Мира, который вселяет в душу неизглаголанную радость и спокойствие, – мира Божия, которого никакие мирские увеселения и выгоды не могут дать, но только Бог, – мира, превосходящего всякий ум. То есть такого, которого не в силах обнять, а кольми паче выразить ум человеческий – сего-то мира всеусердно вам желаю и радостно взываю: мир вам и союз любви, да возможем вси едиными усты и единым сердцем святое возношение Богу приносити и преблагая глаголати: «Слава Тебе, Боже наш, во веки веков». Аминь.

Господи, мы забываем прибегать к Тебе, чтобы Твои радость и мир водворились в наших сердцах, и вселили в душу радость и спокойствие. Господи, прости нас за вялость в поисках спасения и пробави нам мир и союз любви, да возможем едиными устами и единым сердцем приносить Тебе святое возношение.

10. Путь к Богу – любовь

Господь и Бог наш Иисус Христос вчера и днесь Той же и во веки! Если это так, если Господь не изменился, по-прежнему любвеобилен и милосерд, то чем объяснить, что когда-то за Ним следовали ученики Его и бесчисленная толпа народа, теперь же мы не слушаем зова Его и не следуем по стопам Его? Чем, как не нелюблением Его и путей Его? Возлюбленные, неужели мы не любим Спасителя своего, неужели мы дошли до такого скотского состояния, что смехом будем отвечать на Его призыв, с яростью будем попирать заповеди Его? Оставим наше безумие и с радостью последуем за Господом нашим, как следовали за Ним некогда ученики Его. Ныне ближайшее к нам спасение, нежели в их времена, нынче легче следовать за Господом, чем тогда; ибо нет теперь ни мучения, ни гонений, какие были раньше, ныне вера Христова – господствующая. Последуем же за Христом радостно, послушно и доверчиво, как дети, ибо иначе не будем и в Царствии Его. Так говорит Сам Он: аще не будете, как дети, не внидете в Царство Небесеное, кто умалился и смирился, как дитя, тот больший в Царствии Божием наречется, ибо здесь на земле примет Господа в себя (см.: Мф. 18, 2–5).

Господи, Ты вчера и сегодня и во веки Тот же, Ты не изменился, но по-прежнему любвеобилен и милосерд. Мы же на Твою любовь отвечаем отсутствием любви к Тебе и путям Твоим, часто смехом отвечаем на Твой призыв и с яростью попираем заповеди Твои. Господи, прости нам такое безумие и дай нам силу с радостью следовать за Тобой, нашим Спасителем, следовать послушно и доверчиво, как и положено детям Твоим.

Смотрите, как Господь заботится о таковых: не презрите, – говорит, – никого из умаливших себя Меня ради, ибо Ангел-хранитель его на небесах всегда предстоит пред лицом Отца Моего и ходатайствует о нем.

Господи, мы не умаляем себя Тебя ради, хотя и знаем, что Ангел-хранитель всегда предстоит пред лицом Отца Твоего и ходатайствует о нас. Господи, прости нас, что зная это ходатайство, мы не меняем жизнь свою в знак ответной к Тебе любви.

И еще: Сын Человеческий пришел взыскать и спасти погибших; и нет воли Отца вашего Небесного, чтобы погиб один от малых сих (см.: Мф. 18, 10–11). Отсюда видно, как оберегает Господь возлюбленных Своих рабов, да не погибнет ни один из них; как Он и заблудших сынов, обратившихся от заблуждения, радуясь, приемлет в объятия Свои. Облачив их в одежды первой чистоты, Он слугам Своим – Ангелам, повелевает устроить пир и радоваться о обратившихся (см.: Лк. 15, 23). Обратившихся же сынов не только облекает в одежды света, но и насыщает от трапезы Любви Своей. Так Он обещал через пророка Иеремию: упокоих, – говорит, – всяку душу жаждущую и всяку душу алчущу насытих (Иер. 31, 25), и через псалмопевца, говоря: упиются от тука дому Твоего, и потоком сладости Твоея напоиши я (Пс. 35, 9). Так Он и сделал, сшедши на землю и собираяй как Добрый Пастырь, рассеянные овцы на пажить Свою. Аз приидох, – свидетельствует Он, – да живот имут и лишше имут (Ин. 10, 10). Он радуется о возвратившихся к Нему сынах, говоря домочадцам Своим: возрадуемся и возвеселимся, яко сын Мой мертв бе, и оживе, изгибл бе, и обретеся (см.: Лк. 15, 32).

Господи, мы не спешим отстать от заблуждений своих и поэтому не видим объятий Твоих, всегда готовых принять нас. Господи, прости нас за это и сподоби одежды первой, одежды света и участия в трапезе Любви Твоей.

Такую любовь и милосердие Господь оказывает, такой радостью Он радуется всякий раз, когда греховное упорство и гордость побеждается в людях смирением, – и непрестанно взывает ко всем нам: аще обратитеся, свободит Сын Божий вас от грехов и поистине свободны будете! Зачем же в нас это гибельное пренебрежение к призывам Божественной Любви, ненависть друг к другу и эта доходящая до смешного напыщенность, этот нарыв самомнения, готовый всякую минуту лопнуть и выпустить смердящий гной. Покаемся, братие! Господь вчера и днесь, Той же и во веки. Он всегда любвеобилен и милостив и всегда простирает Свои отеческие объятия кающимся. Аминь.

Господи, Ты любовь и милосердие оказываешь нам, когда мы греховное упорство и гордость побеждаем смирением. Господи, прости нас, что показываем гибельное пренебрежение к призывам Твоей Божественной Любви, ненависть друг к другу и доходящую до смешного напыщенность нашу. Господи, прости нас и за нарыв самомнения, готовый лопнуть всякую минуту. Милостиво прими наше покаяние, Господи, и простри к нам Твои отеческие объятия.


Вам может быть интересно:

1. Прикосновение к тайнам Царства Божия – ИСПОВЕДЬ XIX. протоиерей Геннадий Нефёдов 54,2K 

2. Прикосновение к тайнам Царства Божия – ИСПОВЕДЬ XVII. НАСТАВЛЕНИЯ, СОГРЕВАЮЩИЕ НАШУ ХОЛОДНУЮ ДУШУ протоиерей Геннадий Нефёдов 54,2K 

3. Послания к коринфянам Климент Римский, священномученик

4. Письма к монашествующим. Отделение 2. Письма к монахиням. [Часть 3] преподобный Макарий Оптинский (Иванов) 8,1K 

5. Письма к монашествующим. Отделение 2. Письма к монахиням. [Часть 3] преподобный Макарий Оптинский (Иванов) 8,1K 

6. Беседы о статуях святитель Иоанн Златоуст 20,2K 

7. Беседы о статуях святитель Иоанн Златоуст 20,2K 

8. Уроки и примеры христианской веры. Опыт катехизической хрестоматии. Часть 1 протоиерей Григорий Дьяченко 189,7K 

9. Письма к монашествующим. Отделение 1. Письма к монахам преподобный Макарий Оптинский (Иванов) 1,4K 

10. Слова и речи – 210. Слово в день Тезоименитства Государя Императора Николая Павловича святитель Филарет Московский (Дроздов) 389,8K 

Комментарии для сайта Cackle