Азбука веры » Православная библиотека » Гермоген Шиманский

Гермоген Шиманский

Гермоген Шиманский

Гермоген Шиманский (1915–8 марта 1970)

Гермоген Иванович Шиманский родился в марте 1915 г. в семье железнодорожного служащего на станции Бирзула (ныне город Котовск Одесской области). Он был третьим, младшим ребенком в семье. В крещении он был наречен Гермогеном — в честь священномученика Ермогена, Патриарха Московского и всея Руси.

Отец Гермогена Шиманского, самоотверженно трудясь во время Первой мировой войны, умер рано, когда его сыну было всего два года. После смерти мужа мать Шиманского переехала с тремя сыновьями к себе на родину в Молдавию, в село Флеры, где «занималась хлебопашеством и в честном вдовстве вырастила, выучила и воспитала всех ... троих сыновей» .

Даже скупые строки официальных документов говорят о том, что Гермоген Шиманский обладал незаурядными способностями. Но на стезю богословия он вышел не сразу, что вполне объясняется обстоятельствами жиз¬ни тех лет. До поступления в 1945 г. в Богословский институт в Москве Шиманский проделал путь обыкновенного советского человека. После окончания средней школы он поступил в техникум механизации в городе Ананьеве. Успешно окончив техникум, он поступил в 1934 г. в Харьковский машиностроительный институт.

Этот институт он окончил с отличием в 1939 г. и был оставлен аспирантом и научным сотрудником на кафедре тракторостроения. За два года пребывания в аспирантуре Шиманский сдал почти весь кандидатский минимум, в который входил и ряд гуманитарных предметов, таких, как философия, диамат, истмат, английский и немецкий языки.

В связи с началом Великой Отечественной войны работа в институте была прервана. В июле 1941 г. в числе других аспирантов Шиманский был откомандирован на временную работу на Харьковский завод им. Коминтерна. Осенью 1941 г. вместе с заводом переехал в Нижний Тагил, где работал инженером-конструктором. Его однокурсники по Московской духовной академии вспоминали, что Шиманский был причастен к разработке проекта легендарного танка Т–34. В начале 1943 г. талантливого инженера из Нижнего Тагила перевели в подмосковные Мытищи.

«С раннего детства приучала нас мать неотменно ходить в храм к праздничному и воскресному богослужению, — писал Шиманский в автобиографии перед поступлением в Богословский институт. — Частое пребывание с юности в храме и особенно в алтаре при богослужении (начиная с десятилетнего возраста я прислуживал священнику в сельском храме, а затем епископу Молдавскому иподиаконом) еще тогда заронило в душе любовь к богослужению Православной Церкви, его красоте и великой духовной преобразующей и укрепляющей силе на верующих и молящихся (так в оригинале — и. Е.), заронило стремление быть служителем алтаря. Шли годы учебы, работы. Это стремление не заглохло, но более окрепло несмотря на все превратности жизни. И сейчас, осознавая все свое недостоинство сего великого и тяжелого подвига пастырского служения, решаюсь вступить на этот путь служения Богу и людям в одном уповании на помощь и укрепление благодати Божией, силу Свою в нашей немощи совершающей».

Молодой инженер, с отличием окончивший не только престижный технический вуз, но и аспирантуру, и имевший, конечно, все возможности для жизни «нормального советского человека», тем не менее стремился к другому. В своем прошении о зачислении на первый курс Богословского института он писал: «Имея только высшее гражданское образование, знания в области духовных наук получил путем самостоятельного чтения и изучения святоотеческих писаний, духовно-назидательной и богословской литературы. Надеюсь, что с помощью Божией, при всем моем горячем стремлении и желании учиться, если и имеются какие пробелы в подготовке для слушания курса института, они в первые же месяцы учебы будут мною ликвидированы».

Среди документов, собранных для поступления в Богословский институт, находится и рекомендация, данная Гермогену Шиманскому настоятелем московского храма святых мучеников Адриана и Наталии протоиереем Михаилом Кузнецовым. «Шиманский Гермоген Иванович — прихожанин церкви святых мучеников Адриана и Наталии. Его нравственные качества прекрасны. Он достоин принятия в Богословский институт, в котором проситель ищет восполнения своих знаний, необходимых ему для будущего служения Церкви Христовой. Надеюсь, что Шиманский оправдает как данную рекомендацию, так и высокое звание студента Богословского института, ибо он действительно православный христианин. Тот святой огонек, который теплится в его чистой душе при воспитательном воздействии Богословского института несомненно возгорится ярким огнем чистого служения Богу и во славу Святой Церкви, и в пользу ближним».

В 1945 г. Гермоген Шиманский был принят на первый курс Богословского института и ревностно взялся за изучение богословских наук. Уже с первых месяцев учебы у него проявился интерес к изучению богослужения и богослужебных книг. Он был уставщиком академического хора и знал церковный устав до мельчайших подробностей. По воспоминаниям митрополита Волоколамского и Юрьевского Питирима (Нечаева), он был образцовым студентом: не только его успеваемость, но и его духовная жизнь была очень высокой. Он был самым глубоким из студентов и всегда носил в кармане четки. Он был весь — система, и в то же время был душой курса. Конспекты Шиманского, написанные каллиграфическим почерком, были образцом для всех.

Литургику в Богословском институте, а затем в академии, преподавал протопресвитер Николай Колчицкий, который был, по воспоминаниям учившихся у него студентов, выдающимся совершителем богослужения. Свой предмет он преподавал по «Закону Божию» для светских учебных заведений, в котором содержались, конечно, только самые элементарные, предварительные сведения о богослужении. Отец Николай восполнял недостающее рассказами из собственной практики, делясь со студентами своим богатым литургическим опытом, а благоговейной и величественной манерой совершения богослужения умел пробуждать к нему любовь студентов. Гермоген Шиманский неизменно был первым на курсе по литургике, которая стала одним из его любимых предметов.

Но к сожалению, здоровье одаренного студента не позволяло ему с полной силой отдаваться учебе. Как явствует из сохранившихся документов, вскоре после поступления он перенес туберкулез в тяжелой форме. Болезнь на долгое время оторвала Гермогена Шиманского от учебы и впоследствии постоянно напоминала о себе. В своем прошении от 22 октября 1948 г. на имя ректора академии, епископа Гермогена (Кожина), Шиманский просит «ввиду состояния здоровья (после перенесенной болезни)... разрешить жить на частной квартире». В 1950 г., через пять лет после поступления в Богословский институт, Шиманский числился только на третьем курсе Московской духовной академии, и в этом же году он перенес еще одну тяжелую болезнь и операцию.

2 мая 1950 г. он просил ректора академии, протоиерея Александра Смирнова, о переводе без экзаменов на 4 курс академии «в связи с ... необходимостью дальнейшего хирургического и консервативного лечения». В августе того же года он просит отца ректора позволить ему проживать на частной квартире ввиду того, что «после перенесенной болезни жить в общежитии по медико-санитарным условиям ... временно не показано». Резолюция, положенная на прошении Шиманского протоиереем Александром Смирновым, гласила: «Необходимо пойти навстречу лучшему студенту МДА».

В 1951 г. Гермоген Шиманский успешно защитил кандидатскую диссертацию «Православное учение о спасении по богослужебным книгам», которую он написал под руководством профессора протоиерея Сергия Савинского. Ученый Совет МДА дал этой работе высокую оценку. Ректор МДА, протоиерей Александр Смирнов, в своей характеристике, данной выпускнику МДА Гермогену Шиманскому, писал: «В нравственном отношении характеризуется высокими моральными качествами, безукоризненным поведением, строгою дисциплинированностью. Глубоко религиозен. Обладает незаурядными умственными способностями и хорошим общим развитием. По успешности в проходимых курсах является лучшим студентом. Вследствие слабого здоровья и периодического обострения туберкулеза он был переведен с 3 на 4 курс по некоторым предметам без экзаменов. Оставить его профессорским стипендиатом нельзя, так как усиленная умственная работа и неподходящие климатические условия Загорска могут надорвать и без того слабые физические его силы. Можно было бы рекомендовать на духовно-педагогическую работу на юг (Одесса, Киев)». Пожелание ректора было учтено: Шиманского направили на преподавательскую работу в Киевскую духовную семинарию. Там же, в Киеве, жили самые близкие ему люди: духовник, мать и старший брат.

Именно в Киеве, преподавая Литургику, Шиманский активно работал над составлением пособия по этому предмету. Его главный интерес как богослова лежал в области исследования православного богослужения. В работе над этим курсом он пользовался советами выдающегося литургиста, профессора Киевской духовной академии М. Н. Скабаллановича.

В письме от 18 января 1952 ректору академии, протоиерею Константину Ружицкому, Шиманский писал: «Тема эта (имеется в виду тема кандидатской диссертации — и. Е.) настолько меня увлекла и пришлась по душе, что я и сейчас не оставляю мысли ее разрабатывать дальше. Правда, для богословствования на такую тему и самому богослову надо много иметь сил духовных и телесных. И даже и теперь я всегда вспоминаю и чувствую всю высоту слов св. Иоанна Златоуста, сказавшего, что «кто хочет быть богословом, в том должны соединиться все добродетели». И здесь полагаюсь только на милость, благую волю и благодать Божию, «немощная врачующую и оскудевающая восполняющую».

К этому же письму было приложено прошение на имя ректора академии, протоиерея Константина Ружицкого, в котором Шиманский ходатайствует перед советом академии об утверждении своей темы как темы магистерской диссертации и обосновывает необходимость ее дальнейшей разработки: «Прошу Вас и Ученый совет академии утвердить к разработке в качестве магистерской тему по кафедре догматического богословия в следующей формулировке: «Учение о спасении по богослужебным книгам Православной Церкви (Праздничной и Месячной минеям, Постной и Цветной Триодям, Октоиху, Требнику и Литургиям древним и ныне совершаемым)». В 1950–1951 учебном году я окончил Московскую духовную академию магистрантом. Темой написанного мной кандидатского сочинения было: «Учение о спасении по службам двунадесятых праздников, Постной и Цветной Триоди и Октоиха (воскресным и св. Кресту, среды и пятка)».

Дальнейшая разработка этой темы как магистерской имеет в виду заполнить существующий большой пробел в православном отечественном богословии в части изучения православного богослужения как важнейшего источника научно-богословского ведения и еще мало использованной сокровищницы богословия.

Литургическое богословие, находимое в богослужении, менее всего разработано в центральном своем вопросе, а именно в учении о спасении, что и выдвигает необходимость постановки такой темы для дальнейшей углубленной разработки как магистерской. По сравнению с выполненным кандидатским сочинением в выдвигаемой магистерской теме расширяется список основных первоисточников и таким образом охватывается основной круг богослужебных книг Православной Церкви в той своей части, которая дает материал к теме.

При разработке темы автор полагает основной своей задачей дать углубленно-научное, приведенное в стройную систему изложение учения о спасении по богослужебным книгам Православной Церкви, а также показать тесную связь его с учением святоотеческим. При этом намечается к более углубленной разработке на основе первоисточников ряд вопросов, а именно: Об обожении человека и кенозис Сына Божия в Его воплощении. О земной жизни Спасителя и тайне спасения. О Кресте Христовом, сошествии во ад, воскресении, вознесении Иисуса Христа и сошествии Святого Духа и тайне спасения и др.». Эта тема была утверждена советом академии на заседании 31 марта 1952 г. Характерно, что Шиманский просил закрепить свою тему по кафедре догматического богословия, что говорит о том, что изучение богослужебных текстов помогало восходить ему на высоты богословия, открывало глубину православных догматов. К сожалению, автору не удалось воплотить свой замысел в жизнь. Не известно, в каком состоянии осталась работа над магистерской диссертацией. Известно лишь, что степень магистра богословия он так и не получил — определенную роль в этом, очевидно, сыграли непростые обстоятельства церковно-государственных отношений в те годы.

После закрытия Киевской духовной семинарии Шиманский продолжал свою педагогическую деятельность в Волынской духовной семинарии. А после того как и эта духовная школа была закрыта, он жил в Киеве, вплоть до самой кончины работая над обширным трудом «Учение святых отцов и подвижников Церкви о главных страстях и борьбе с ними, и о главнейших христианских добродетелях: любви, смирении, кротости, терпении, воздержании и целомудрии». Часть этого труда вышла недавно отдельным изданием . Вскоре болезнь подорвала силы талантливого богослова, он скончался 8 марта 1970 г. в Киеве.

На страницах издаваемого ныне учебного пособия подробно говорится о богослужениях годового круга и раскрывается их внутренний смысл. Особое внимание уделяется тому, какое значение имели празднуемые события в истории Церкви. На основе праздничных песнопений дается обширный материал, который может быть использован в проповедях.

Поскольку данное учебное пособие составлено на основе лекций по литургике, читанных автором в Киевской духовной семинарии в 50-е годы минувшего столетия, этим, в частности, объясняется то, что Шиманский часто в качестве примера указывает на богослужебную практику Киево-Печерской Лавры.

Автор также часто ссылается на издания: «Богослужебные указания на 1950 год» и «Богослужебные указания на 1951 год», что в наше время может показаться анахронизмом. Однако редакция в целях сохранения авторского замысла сочла целесообразным не изменять структуру работы.