архимандрит Геронтий (Кургановский)

Отдел первый

I. Местность обители до ее основания

По историческим указаниям видно, что местность Воронежской губернии и, в частности, местность, занимаемая Задонским Богородицким первоклассным мужским монастырем, как и вся южная часть Европейской России, с самых отдаленных времен, точнее, со времени «Великого переселения народов» и до первой четверти XVIII столетия была приютом разным кочевым народам, которые выселялись сюда из Средней Азии, завладевали многими землями на запад и восток от Волги до Днепра, в том числе и пространством к северу от Донца до самого Дона, и располагались вниз до р. Дон степными ордами.

И как в древности р. Волга не без основания считалась пределом Азии, то и р. Дон исстари почиталась с точки зрения географической границей Европейской Сарматии. По сему мнению, и местность Воронежской губернии всем своим пространством составляла тогда собой середину обеих Сарматий. Здесь, на донском бассейне, в разное время от начала IX до половины XI века, сменяя друг друга и порабощая силой каждый своего недруга, владычествовали: авары, или обры, болгары, хазары и казары, печенеги и половцы.

Но в XIII веке половцы, подобно предшественникам своим хазарам и печенегам, также были разбиты и окончательно уничтожены родственным по происхождению племенем – монголами, предводительствуемыми Батыем. Сделавшись чрез меч могущественными властителями многих народов и опустошив весь северо-восток и остальную часть России, воинственные монголы раскинули кочевья свои в юго-восточных степях ее, отсюда-то они в течение 248 лет наводили ужас и господствовали над Россией.

Предки наши, без сомнения, не имели тогда точных сведений обо всех этих народах. Они знали только, что то не были «словене», а племя враждебно-иноплеменное, и потому обзывали тех в общих чертах «ворогами», т.е. врагами, каковыми на самом деле и были последние в глазах первых по отношению к родной Руси. Впоследствии люди сведущие оставили нам свои сказания, из коих узнали мы, кто были эти бродячие дикие толпы, откуда они пришли, какого племени и какой веры... Узнали мы по тем же сказаниям, как нелегко было русским князьям бороться и отстаивать свои «права и волости» от напора этих разноплеменных диких пришельцев Азии, смело раскинувших свои шатры по юго-восточным степям нашей Родины.

В 1112 и 1113 годах русские князья громили половцев, и тогда, по свидетельству истории, Владимир Мономах пил золотым шлемом Дон3. И потом князья наши храбро и неустанно сражались с набегавшими на них чуждыми им народами, победоносно отражая тех от пределов русских; но в большинстве печальных случаев и по причине несогласия между собой они сами оставались впоследствии чрез то побежденными, в особенности от татар, и принуждены были надолго платить тем дань. С этой целью князья наши ездили с поклоном в Золотую орду татарскую, не уверенные, что возвратятся живыми. Многие там и погибали. Иго татарское с 1224 г. и в продолжение почти двухсот пятидесяти лет тяжелым бременем лежало на нашем отечестве. Памятны нам и доселе грозные имена завоевателей Руси: Батыя, Мамая, Тамерлана и других. Все они с многочисленными своими воинственными силами с востока устремлялись через Воронежское «Поле» к пределам рязанского княжества и далее к возникавшей Москве, громя и разоряя все встречавшееся на пути.

Об этом ужасном минувшем времени и воинственных погромах еще свидетельствуют «сторожевые курганы, городища и маяки», во множестве раскинутые и уцелевшие доныне в степях придонских.

И эти памятники древности, свидетельствующие о некогда живших здесь культурных народах и сопровождающие течение Дона в пределах Воронежской губернии, видны даже и в самом Задонском уезде.

Так, «Тюнинское селище», находящееся в 7 верстах (7,4 км) к северу от г. Задонска представляет площадь около 6 квадратных верст (6,7 км2), усеянную курганами, кои, помимо стратегического своего значения, носят на себе несомненные следы «Скифского кладбища».

Тут же видится не менее интересный древний памятник – место, так называемая «Донская Беседа», о которой «книга большому чертежу» говорит, что она представляет собой «каменные суды»; находится в 12 верстах (12,7 км) ниже Задонска на высоком и крутом берегу Дона4. Здесь на значительной высоте белеют пять громадных колонн. По мнению некоторых ученых, Донская беседа – место древнего судилища, так как у многих северных народов суд производился на высоких и открытых местах, окруженных громадными камнями, которые служили судьям седалищами (каменные суды), а один из числа их был выше остальных (каменный стол).

Переходя от погрома татарского к изложению внутреннего удельного устройства пограничных пределов юго-восточной России того времени, заметим, что в верхней донской речной системе в XIII веке пограничными русскими княжествами были Липецкое и Воргольское5, а на исходе XIV века – Елецкое, удел Великого князя Рязанского6. Местность же, занятая монастырем Задонским Богородицким, как и все дикое безлюдное прибрежье р. Дон вместе с воронежской стороной, хотя и причиталось в XIV веке к области Елецкого княжества, но как удел князей Рязанских зависела полностью от Великого князя Рязанского и в XV столетии была во владении князей Рязанских. Это обстоятельство объясняется договорной взаимной грамотой, писанной в 1496 году, где говорится: «Цна... Воронеж верхний, Тешев весь и в Дону реце жребий, с прочими доходы по старине закреплен и отдан в удел Великим князем Иваном Васильевичем Московским7 князю Федору Васильевичу Рязанскому». Понятно, что князь Рязанский, будучи зависим от Великого князя Московского, как неполный хозяин не мог дать своему бедному жребию Тешевскому благоустройства подобно Московскому, который свободен был от набегов татар и оставался долгое время малозаселенным.

Ненаселенность и пустынная дикость Воронежского края свидетельствуется Московским митрополитом Пименом, ознакомившимся с этой местностью в 1389 году во время своего путешествия в Константинополь водным путем по волнам извивающегося Дона. Сему знаменитому священному путешественнику по наказу Великого князя Олега Рязанского елецкий князь Юрий со своими боярами на берегах Дона, близ устья реки Воронеж, делал почетную встречу, о которой впоследствии путешествующий святитель достохвально отзывался: «Приспехом до усть Воронежа реки, на утрие прииде к нам кн. Юрий Елецкий с боляры своими и со многими людьми... и воздаде нам радость и честь велию». Описатель этого путешествия (диакон Игнатий) изображает современное ему состояние края безотрадной пустыней; но замечает также, что некогда берега Дона, хотя не везде, но имели значительную населенность, по всей вероятности составляющуюся пришельцами Азии. Вот его собственные слова: «Влезши в суды и поплыхом рекою Доном на низ; бысть же сие путное шествие печально и унынливо, бяше бо пустыня зело; не бяше бо видети тамо ни града ни села, (аще бо и бяше прежде тамо грады красны и нарочиты зело видением), точию место пустошь все и не населенно; не бяше бо видети человека, точию пустыня велия и зверие множество и птицы».

И после сего, через 87 лет, местность придонская все еще представлялась в пустынном и неприглядном виде. Так, в 1476 г. венецианский посол Контарини, а с ним и московский посланец Марко Руф, на обратном пути из Персии в Москву проезжали через пустынные Донские и Воронежские степи; они не видели здесь ничего, кроме неба и земли, не находили ни верных дорог, ни мостов; сами делали плоты при переправах через реки и восхваляли милость Божию, когда достигли Рязанской области8. Иначе и не могло быть там, где беспрестанно бродили разноплеменные полчища диких до зверства народов, сменявших друг друга и наводивших на все своим появлением ужас и саму смерть.

И только жизнь политическая и религиозная в Рязанской области с уделом князя Елецкого составляла тогда возможно благоустроенную православную юго-восточную часть; а потому для русских, живших в татарской орде и в вольных степях придонского края, была в XIV веке учреждена архиерейская кафедра, и епископы ее назывались Сарскими (Сарайскими) и Подонскими (т.е. заведующими русскими селениями по р. Дон).

В конце XIV столетия здешняя местность ознаменовывается страшным и вместе с тем чудесным событием. В 1395 г. Темир-Аксак, или Тамерлан, с воинственной ордой, от Волги пробравшись чрез здешние дебри, напал на княжество Елецкое как составлявшее передовую цепь владений рязанских, «и воеваша татарове по за Дону реки власти Рязанския, кн. Елецкого Феодора со всеми его боярами в плен взяша и много зла сотвориша»9. От дальнейшего похода на Русь Тамерлан остановлен был чудесной благодатной силой – видением во сне Царицы Небесной, перед Которой московитяне каждодневно усердно молились о спасении земли Русской10. Этим событием должно было завязаться родство Москвы с Доном, на привольных берегах которого раскинуты были тогда шатры татарские. Москва в память сего чудного освобождения в стенах своих, на месте, где был встречен образ Богоматери, принесенный из Владимира11, в том же 1395 г. воздвигла Сретенский монастырь. Задонская же местность ожидала своей чреды для восприятия семени слова Божия.

Но это ожидание имело недолгий срок. При помощи Божией и при содействии установившейся взаимной дружбы с Московским государством удельных князей татарские силы с течением времени ослаблялись и от русского оружия, и засеками12 (мудрой выдумкой Великого князя Иоанна Даниловича Калиты) до покорения Иоанном IV главных татарских царств: в 1552 году Казанского и в 1557 году Астраханского. И только благодаря бдительной заботе московского правительства, край этот со второй половины XVI века постепенно начал заселяться русскими колониями, из коих впоследствии возникли города, которые по уничтожении местничества и с покорением Крыма в 1783 году уже окрепли и составляют ныне географическую область Воронежской губернии, в том числе и Задонский уезд.

Уездный город Задонск (52° 23» с.ш. и 8° 35» долготы от Пулкова), получивший право так называться и быть уездным городом с Высочайшего соизволения императрицы Екатерины II 25 сентября 1779 года (а до того назывался Тешевской слободой), лежит на левом отлогом берегу реки Дон на расстоянии 84 версты (89 км) от губернского города Воронеж, в 38 верстах (40,3 км) от города Елец, и разделяется руслом почти высохшей речки Тешевки, впадающей в Дон, на две части: правая по течению Тешевки, лучшая часть города, называется дворянской, левая – мещанской. В самом центре города, на открытой полугоре, в дворянской части, расположен мужской прекрасной архитектуры Задонский Богородицкий первоклассный монастырь, придающий красу, значение и известность городу. Все каменные здания монастыря хотя построены не в одно, а в разное время, но с необычайным вкусом. Через город пролегает Московско-Черкасский тракт, по которому стелется белым полотном Московское шоссе до г. Воронеж. На расстоянии 3 верст (3,2 км) от города, при спуске от села Болховского, расположенного на горе за

правым берегом Дона, путешественнику открывается вся картинно-приятная местность, занятая Богородицким монастырем, вокруг коего в тени садов и оставшихся участков пригородного леса раскинут на открытой полугоре за р. Дон скромный город Задонск с прилежащими селениями. И первым из этих селений с северо-восточной стороны примыкает слобода Тешевка, жители которой с самого основания монастыря составляли крестьян монастырских, с 1765 года при учреждении монастырских штатов отписана была от монастыря Задонского в казну и оставалась в числе экономических до открытия города в 1779 году, названного по монастырю Задонском.

Герб города Задонска представляет построенную за рекой Дон на отлогом косогоре башню в серебряном поле, что означает истинное положение сего города.

Вообще, город Задонск кроме святыни своей может назваться лучшим и привлекательным по местоположению из всех уездных городов Воронежской губернии после Острогожска. Открытая возвышенность города, оттененная садами, способствует тому, что здесь во всякое время года всегда замечается прекрасный чистый воздух, а протекающий у подножия города «Тихий Дон» доставляет чистую, приятную воду; то и другое, без сомнения, составляет уже в гигиеническом отношении главное условие для жителей этой местности.

Черепичные крыши, которых так много в городе Задонске, представляют очень красивый вид, особенно издали. Жаль, что железная дорога миновала город Задонск и находится от него с одной стороны в 28% верстах (30,2 км) от Донской, или Патриаршеской, станции, а с другой – в 40 верстах (42,4 км) от города Ельца. Впрочем, теперь ходят тут по шоссе от Ельца до Воронежа более или менее удобные дилижансы от двух компаний, и этим путь значительно удешевился против вольного найма местных ямщиков, которые вдвое дороже брали за свои услуги со случайных посетителей городов Задонска и Воронежа.

Налево, т.е. к югу от Богородицкого монастыря, в мещанской части, на площади красуется городской собор. Церковь эта одноэтажная, каменная, с трехъярусной, каменной же, колокольней. Расположена она в южной части базарной площади, отделенной от монастыря мужского Богородицкого оврагом, в коем когда-то протекала вышеупомянутая река Тешевка. Соборная церковь эта начата постройкой в 1798 году июня 12-го по благословению Преосвященного Мефодия Воронежского и Черкасского; придельная же окончена и освящена в 1800 году.

Главный престол в летней церкви освящен в честь Успения Пресвятой Богородицы. В придельной, теплой, два престола: 1) с правой стороны во имя св. Архистратига Михаила и 2) с левой – во имя святителя и чудотворца Тихона Амафунтского13.

Собор отеняется пирамидальными тополями, а на площади размещаются обывательские каменные и деревянные дома, магазины и ряды лавок, в которых производится торговля необходимыми предметами.

Три раза в неделю, по воскресеньям, средам и пятницам, здесь же на площади бывают базары. Кроме того, бывают в Задонске в течение года 4 ярмарки: 1-я – 21 мая, 2-я – 23 июня, 3-я и 4-я – 13 и 26 августа; но назваться значительными по торговле ярмарки эти не могут.

Помимо соборной церкви в городе есть еще бесприходная, так называемая «больничная», однопрестольная каменная церковь во имя святителя Тихона Амафунтского, построенная в 1830-х годах помещиком С. А. Викулиным, – находится в городском саду. К этой церкви тогда же пристроены два каменных корпуса, в которых помещалась городская общественная больница; но в 1878 году Задонское земство устроило более просторную и лучшую больницу на площади с северной стороны Богородицкого монастыря, а в помещении прежде бывшей Викулинской больницы город открыл четырехклассное городское училище для детей. Кроме городской больницы, устроенной земством на 50 кроватей, в Задонске в настоящее время (с 1885 г.) открыто три богадельни: первая – Демидовская, для десяти престарелых обоего пола лиц14, вторая – Охотниковская и третья – ростовской купчихи А. И. Асмоловой. Г-жою же Демидовой был оставлен находящийся в городе дом со службами под помещение богадельни и завещан капитал в сумме 25000 рублей на содержание призреваемых, отданный в заведование Воронежскому попечительному о бедных комитету. Ею же выстроена на городском кладбище каменная однопрестольная церковь во имя иконы Пресвятой Богородицы Казанской и Всех Святых, а на содержание церкви и причта при оной пожертвовано также 25000 рублей. Г-жа М. А. Охотникова по смерти своей оставила два дома свои под богадельни: один – на шесть бедных старушек из дворян, а другой – под помещение двенадцати воинов-инвалидов и в обеспечение завещала капитал в 30000 рублей. При охотниковских богадельнях построен в саду каменный однопрестольный храм, освященный в честь Марии Магдалины в 1885 году.

Направо, т.е. к северу от Задонского Богородицкого монастыря, виднеются еще два монастыря женских. Первый, на окраине города, – это Свято-Троицкий Скорбященский женский монастырь, устроенный в 1864 году на капитал, оставленный первой основательницей странноприимного дома в Задонске – благочестивой старицей Матроной Наумовной Поповой, скончавшейся в 1851 году, прах которой покоится в этом же монастыре. Затем далее, на холме за городским кладбищем, в пригородной слободе Тюниной, возвышается между крестьянскими хижинами второй – женский общежительный Тюнинский монастырь. Обитель эта, основанная в 1860 году, замечательна по своему источнику, устроенному в церкви и именующемуся «Тихоновским» источником.

Еще далее на север, по прямой линии от Тюнинского монастыря, в трех верстах (3,2 км) расстояния от него, в лесной даче, принадлежащей Задонскому Богородицкому монастырю, в прекрасной местности красуется новый, самостоятельный мужской общежительный Тихоновский монастырь15, известный в народе более под названием «скита».

В «скиту», или Тихоновском монастыре, также есть источник прекрасной воды, который, как удостоверяет предание, вырыл своими руками святитель Тихон, любивший уединяться в эту лесную глушь, когда жил на покое в Задонском монастыре. Все эти иноческие обители прекрасно обстроены.

В городе Задонске имеются в настоящее время 7 училищ: одно уездное, одна женская прогимназия, два приходских, одно духовное училище; две церковно-приходских школы: на 30 мальчиков при Задонском Богородицком монастыре и на 30 девочек при Свято-Троицкой Скорбященской женской обители. Последние две школы открыты в 1891 году и содержатся на средства упомянутых монастырей.

Есть в городе администрация и присутственные дома: полицейское управление, городская и земская управы, управа по крестьянским и уездным делам и воинское присутствие.

По своему населению уезд Задонский есть самый древний. Он граничит с северной и восточной сторон с Тамбовской губернией, на юге – с Воронежским уездом, на западе – с Землянским уездом и Орловской губернией в длину. Землянский уезд образовался в 1779 году с учреждением города, а до того времени села, вошедшие в его состав, принадлежали к уездам городов Ельца, Лебедяни, Белоколодска и Воронежа, подразделяясь двумя станами: Засосенским и Брусиловским.

Первоначальными насельниками города Задонска были по преимуществу люди служивые, в обязанности которых лежало делать разъезды по окрестным местам для охранения от татарских набегов. С течением же времени эти люди делались оседлыми и заселялись тут между городами Данковым и Ельцом, составлявшим в то время сторожевую линию16.

В настоящее время жителей в городе Задонске считается по последней переписи до 10000 обоего пола.

II. Причины к основанию Задонской обители (XVII век)

Что же вызвало устроение на этом месте обители Задонской? Кто были первые ее основатели? Какими средствами поддерживалось существование обители?

В благословенном Отечестве нашем созидались православные монастыри не без особенного указания: иногда по особенным историческим обстоятельствам, а чаще всего существенная религиозная потребность вызывала их на том основании, что видели в них возвышенную цель, обусловливающую способы к полному, истинному познанию себя и к достижению духовного совершенства как задатка, необходимого со стороны христианина, для будущей жизни. Ибо идея «монашества» есть не что иное, как высочайшая черта человеческой души, дышащей «не духом мира сего, но духом, иже от Бога» (1Кор.2:12), стремящейся к более возвышенному, совершенному. Благоустроенное общество иночествующих строгим исполнением своих возвышенных правил возбуждало в окружающих ревность к благочестию и благотворно влияло на дух народности17. Монастыри всегда служили колыбелью наук, главным источником просвещения и лучшим приютом для общественной молитвы. Миссионерские труды, добросовестно, с самопожертвованием воспринятые и исполняемые в былые времена для блага Церкви Православной ученым монашеским сословием, доставили честь монашеству. Так, в XVII столетии монахи были почти единственными утешителями (или, по выражению древних наших летописцев, – «печальниками») русского народа и поборниками его православия во все времена тяжкого ига татарского, и Россия во многом обязана монастырям за их содействие при избавлении от этих бедствий.

Испытав много притязаний со стороны врагов Отечества и быв в 1604 году в подданстве у лже-Дмитрия18, здешняя придонская местность только под благотворным влиянием царственных забот московского государя Михаила Феодоровича, обратившего свое особенное внимание на этот край, с 1613 года начала постепенно успокаиваться. Сей благочестивый государь для большей защиты южных русских границ повелел строить здесь земляные валы и города, разоренные татарами и изменником Заруцким во время прохода его тут (в 1613 году) к Астрахани19. Юг – херсонская степь – ограждался от нагаев и крымских татар «ротами» из ратных людей. Так, в 1571 году сторожевые пункты, дававшие возможность русским станичникам наблюдать за движением татар, первоначально были у Галичьих гор (тогда в Ливенском уезде) и Тешевского леса (близ нынешнего г. Задонска) и у Красного Бора на Польном-Воронеже (на границе старинного Карачустана с Чертовицким, или, по-нынешнему, – Воронежского с Задонским).

Поселения эти русских служивых людей, конечно, были тогда немногочисленны и ограничивались преимущественно правым берегом Дона выше устья реки Сосна, как более защищенным, но потом стали появляться и на левом берегу, когда был построен (или, вернее, укреплен) город Воронеж; но самыми прочными насельниками и благодатными оградами в то время являются здесь монастыри.

По историческим источникам видно, что в одно XVII столетие, с первых его дней, в степях и дебрях воронежских основывается более десятка монастырей20. В это самое время, в начале XVII века, в благодарность Всевышнему и в память незабвенных происшествий, при впадении речки Тешевки в Дон возникает и Задонский (Тешевский) Богородицкий мужской монастырь.

Основанию Задонского Богородицкого монастыря в здешнем крае, по всей вероятности, послужили две главные исторические причины:

1) воспоминание о благодатном, чудесном заступлении Царицы Небесной от Темир-Аксака, предпринявшего походы с берегов Дона на Москву и грозившего совершенным разорением нашего Отечества в 1395 году21;

2) смуты, происходившие от поляков внутри Москвы в 1610и 1615 годах. Это также многих, быть может, принуждало против воли оставлять удрученную Москву и селиться там, где более или менее было уже безопасно.

Вследствие ли этих событий, или по склонности к невозмутимому уединению в 1620-х годах два благочестивых старца Московского Сретенского монастыря Кирилл и Герасим пришли сюда за реку Дон в безлюдную пустыню, в лесах которой обитали только хищные звери и птицы, и, избрав более удобное место (над рекой Тешевкой), поселились здесь22, имея при себе твердую охранительницу, драгоценное сокровище – в копии святое изображение с чудотворной иконы Владимирской Богоматери23, оригинал которой и по настоящее время находится в Москве, в Успенском Синодальном соборе.

Опровержение местного предания

Непонятно, почему именно первоначальное место обители Задонской Богородицкой относится народным преданием в урочище Данщино, находящееся в 12 верстах (12,7 км) в восточной стороне от города Задонска. Правда, там когда-то был мужской монастырь под тем же наименованием «Сретенский Богородицкий», имевший свою историю и самостоятельность: ибо о нем упоминается в писцовых книгах под 1676 г. В этом году черный поп (иеромонах этой обители) Зиновий написал в поданной им челобитной, что «монастырю сему Великого Государя жалования 150 четвертей, да крестьян монастырских 25 человек, да бобылей24 6 дворов. Да в казне 10 рублей денег, да рыбной ловли на Дону плесо, а с того плеса платить оброку в год по два рубля, а прежде с того монастыря плачивали в домовую казну золотой на год по рублю»25. Когда именно основан монастырь Данщинский на безлюдном левом побережье Дона и кто был первый его строитель – неизвестно. Вероятно, эта иноческая обитель возникла здесь не раньше конца XV столетия в числе других монастырей, устроявшихся тут в придонском крае по распоряжению московского правительства. И быть может, что обитель эта в 1659 году подверглась нападению и разгрому от крымского хана, ибо в то же самое время татары разорили до основания и разграбили соседний с Данщинской обителью Карачунский Богородицкий монастырь, находившийся в с. Карачун Задонского уезда26, почему иеромонах Зиновий и напоминает тогда правительству в своей челобитной о восстановлении за Данщинским монастырем утраченного имущественного права. Но эта жалоба, как видно, осталась без последствий, отчего монастырь сей пришел в совершенный упадок и под именем «пустынка» доселе не мог изгладиться из народной памяти. Между прочим, у описателя Воронежской губернии Преосвященного Евгения, митрополита Киевского, сказано, что эта «пустынка» построена в 1690 году Московского Донского Богородицкого монастыря архимандритом Антонием, но из выше приведенной выписки о. Зиновия видно, что эта пустынь существовала ранее; может быть, архимандрит Антоний ее возобновил в 1690 году. Император Петр I в 1698 году в бытность свою в Воронеже подарил Данщинскую пустынь Воронежскому Архиерейскому дому на храмовый праздник Благовещения Пресвятой Богородицы во время самой литургии. Это видно из донесения св. Митрофана Святейшему Патриарху Адриану. Когда и при каких условиях «пустынка» уничтожена – неизвестно. Пустынка эта стояла на возвышенном утесистом берегу на Донщине, т.е. над протоком, по которому прежде текла река Дон; но после, отклонясь в другую сторону, Дон оставил там только вид залива или озера27. Другие называют эту пустынь Данщина оттого, что будто бы здесь временно останавливался Тамерлан с войском (на пути к Ельцу) и отсюда посылал баскаков для сбора дани с русских князей. По историческим же данным можно судить, что монастырь Данщинский имел свое начало, самостоятельное значение и свой определенный конец. Следовательно, выводить возникновение первой обители от «пустынки» Данщинской весьма неосновательно; да и само название монастыря Задонского монастырем Тешевским уже верно определяет первоначальное место Задонской обители. Неосновательно утверждать и то, будто бы обитель Богородицкая по особенному благодатному указанию первоначально основалась на месте, где существовала «часовня» над источником, напоминавшая, по народному преданию, о чудесном явлении иконы Владимирской Богоматери. Без исторических доказательств это событие, как и прочие предположения, естественно наводят сомнения; к тому же, низменная местность, находившаяся под влиянием сырого воздуха от близкого протока речки Тешевки, тогда весьма обильной водой, и по крутому склону правого ее берега, не могла казаться удобной для такой цели. Итак, утвердительно можно сказать, что монастырь Задонский прямо занял вышеозначенную возвышенную, прекрасную местность на полугоре, где и по настоящее время существует. Бывший в 1692 году пожар и потеря актов не дают возможности в точности определить год основания, побудительную причину к оному и первоначальное положение монастыря.

Древнейшее название сего монастыря «Задонский» по географическому положению указывает на Москву, и древняя святыня – Богородицкая икона Владимирская, в честь которой был посвящен храм и сама обитель – указывает на Московский Сретенский Богородицкий монастырь, с коим место сие с 1395 года исторически крепко связано. Это мнение основывается на том историческом указании, что многие московские монастыри основывали от себя пустыни «по Рязанской части и по за Дону реки». Откуда же всего естественнее было прийти сюда первым строителям с благословенной иконой Богоматери Владимирской, здесь уже победно прославившейся, как не из Москвы? Посему признаем достовернейшим предание, что старцы Кирилл и Герасим – первые основатели монастыря Задонского Богородицкого; что они пришли (быть может, даже по благословению многострадального святого Патриарха Гермогена) от Московского Сретенского монастыря, принесли икону Владимирской Богоматери и, избрав более удобное место – правый берег по течению р. Тешевки, навсегда поселились здесь.

Первая заботливость и усердие старцев обнаружилась в том, что, пользуясь вольностью и обилием леса, они построили на полугоре при впадении речки Тешевки в реку Дон первую деревянную церковь во имя Сретения Владимирской иконы Богоматери, дивно явившей милость Свою на берегах Дона в конце XIV века28. Церковь эта, как видно, и послужила началом монастырю Задонскому, а благочестивая жизнь боголюбивых старцев привлекла сюда многих соревнителей по благочестию. То же говорит о первоначальных основателях монастыря и Преосвященный Евгений29. Одновременно с основанием монастыря близ него возникает слобода монастырских крестьян. Ибо в старину, говорит Преосвященнейший митрополит Евгений, обычай был сразу по построении монастыря просить вотчин на содержание30. И этот монастырь, по праву обычая и законности, вскоре по основании своем получил в 1627 году, как видно из писцовых книг, сему монастырю данных, на свое содержание земли и угодья с вотчинами. Вотчинники же, числом 236 душ, были вторые скромные насельники здешней местности и составляли принадлежащую монастырю вышеозначенную крестьянскую слободку Тешевку, расположенную в верховье реки Тешевки, некогда обильной родниками, протекавшей по соседнему яру, поросшему непроходимым лесом; и только при учреждении монастырских штатов, последовавшем в 1764 году, слободка эта была отписана в казну.

До 1863 года только по преданию было известно, что старцы Кирилл и Герасим были первые основатели Задонского (Сретенского) Богородицкого монастыря; но в настоящее время догадка эта подтверждается вытребованными монастырем из (бывшего) вотчинного департамента копиями с писцовых книг, в которых между прочим говорится: «за рекою Доном монастырь Тешевский... и церковь поставлена, и в церкви образа местные, книги и ризы, у церкви колокола и все церковное и монастырское строение двух старцев Кирилла и Герасима...»31.

Вот начало существования монастыря. Обилие кругом леса, никем не усвоенного, давало монастырю полную возможность обстраиваться. Поэтому первоначальное здание монастыря было деревянное и ограда частокольная. Речка Тешевка, загаченная, образовала пруд, на котором была небольшая монастырская мельница32, уничтоженная впоследствии по маловодью. Дон приносил байдары, которые останавливались здесь с пользой для монастыря и доставляли свежую рыбу для трапезы иноков33. Но самые существенные средства для содержания получались Задонской обителью от честной чудотворной иконы Богородичной Владимирской, к которой притекали во множестве усердствующие поклонники и доброхотно оставляли посильные лепты свои на благоустройство честной обители. В 1692 году, как было выше сказано, монастырь весь и деревянная его церковь сгорели34, но тогда же все было возобновлено по-прежнему «деревянным строением», ибо храмовая Богородичная икона Владимирская, принесенная Кириллом и Герасимом, осталась среди пожара совершенно неповрежденной. Это обнаружение чудодейственной силы благодатной от честной Владимирской иконы Богоматери еще более усилило веру в молящихся пред нею. После бывшего пожара монастырь Задонский по возобновлении своем и оставался в таком виде по 1736 год.

III. Подробности о прежней недвижимой собственности сего монастыря (до 1764 года)

Елецкого уезда, Засосенского стана, в писцовых книгах 1627, 1631, 1632 и 1633 годов о прежней недвижимой собственности сего монастыря значится, что под Тешевским лесом было принадлежащей монастырю земли пашенной 6 четвертей, перелогов 4 четверти и дикого поля 11 четвертей; да сверх того принадлежал монастырю починок Елисеевский, которым завладел ельчанин боярский сын Филипп Тюнин, а после смерти – его родные братья Федор, Ольфер и Богдан. Игумен Прохор с братией бил челом Михаилу Феодоровичу о сыске этой земли, об «отказе» (закреплении) за монастырем и о выдаче на ту землю «с отказных книг памяти».

Для лучшего определения местности, к которой принадлежала монастырская земля, и для ознакомления с прежними приемами очертания границ выпишем подлинные слова отдельных книг ельчан Чурсина и Пискунова 23 апреля 1632 года; в них написано так: «отдельно под монастырь Пречистой Богородицы Владимирской иконы, как преж было под монастырем по старой меже и граням, а сенные покосы и озера от монастыря прямо возле бортного лесу к селищу Колоденскому, а от него к Проходненскому селищу пустошь возле лесу чернаго Тешевскаго, от Проходненского селища на Ямки, и на Ямках стоит береза суховерха, на ней старая грань; от оной грани прямо чрез речку Проходню, – за речкою на березу. Стоит береза згюлява, на ней грань вторая; от той березы прямо чрез дуброву вверх вершка стоит дуб толщак кряковит; на нем старая грань; от того дуба прямо к липягу Извольскому стоит дуб – толст кряковит; на нем старая грань; от того дуба прямо чрез извольский песок на дегтярную яму и от дегтярной ямы прямо к реке Дону на песочки, от песочки вниз по реке Дону до Тешевского монастыря».

Чем кончилась тяжба монастыря с боярскими детьми Тюниными – неизвестно, но монастырь Задонский с тех пор не владел уже и теперь не владеет ничем из названной земли. Судя по селищам и урочищам, описанная местность находилась потом во владении детей помещиков С. И. Кожина, Г. Н. Славянова и государственных крестьян слобод Тешевки и Тюниной. Последние владеют землей этой и поныне.

* * *

3

Река сия в древние времена называлась Танаис или Тана, что на языках арабском и от него происходящих означает нарицательное имя всякой реки. В том же смысле называли Дон: татары – Тин, турки – Тен, а славяне, по сходству звуков, назвали его Дон. Начиная от границ Воронежской губернии, до самого впадения в Азовское море четырьмя устьями Дон в полную воду везде судоходен; летом же при низкой воде, по причине многих мелей, грузы могут быть отправляемы только на малых лодках и судах. Из рек, впадающих в Дон, значительнее других с правой стороны Северный Донец или просто Донец с побочными реками Калитвой и Быстрой; а с левой – Хопер, Медведица, Иловая, Сол, Маныч и Кагалъник. Хопер и Медведица во время весенних вод судоходны. Миус и Калъмиус вливаются прямо в Азовское море.

4

У современного села Каменка Задонского района Липецкой области (прим. ред.)

5

Современная историческая наука считает, что эти княжества располагались не в По-донье, а в бассейне реки Сейм (прим. ред.)

6

Рязанская принадлежность Елецкого княжества не подтверждается современной наукой (прим. ред.)

7

Ошибка автора. На самом деле цитируется договорная грамота великого князя Рязанского Ивана Васильевича (полного тезки современного ему московского правителя) и его брата Федора Васильевича (прим. ред.)

8

Карамзин Н. М. История Государства Российского, т. V, примеч. 354.

9

Татищев В. Н. История Российская, т. IV, с. 468.

10

Карамзин Н. М. История Государства Российского, т. V, с. 85–87.

11

Предание повествует, что чудотворная икона Богоматери Владимирская – из числа икон, писанных евангелистом Лукой. Эта икона долгое время находилась в Царьграде и между 1149 и 1155 годами была привезена оттуда на одном корабле с иконой Богоматери, именуемой Пирогощей, в Киев к Великому князю Юрию Владимировичу Долгорукому. Там она была недолго, потому что когда сын его Андрей Боголюбский переехал в 1155 г. из Киева в Суздальское княжение, то икону ту Богоматери увез с собой. Святая икона эта находилась во Владимире Суздальском до 1395 г. и получила название Владимирской чудотворной иконы Богоматери. В 1395 г., когда грозный завоеватель Азии свирепый Тамерлан, вступая в Россию и опустошая в ней огнем и мечом города и селения, шел к Москве, то Великий князь Василий Дмитриевич, зная о великих чудесах, бывших от Владимирской иконы Богоматери, повелел торжественно перенести ее из Владимира в Москву. Она была встречена всем духовенством и народом в Москве. С того времени чудотворная икона Богоматери Владимирская осталась в Москве и впоследствии была поставлена в Успенский (Синодальный) собор. Тогда же, повелением Великого князя Василия Дмитриевича, по благословению митрополита Московского Киприана, в память избавления России помощью и заступлением Богоматери от нашествия в 1395 г. Темир-Аксака, или Тамерлана, установлено было на вечные времена празднество ей в 26 день августа, а впоследствии назначены еще два дня в году: 21 мая и 23 июня. И в тот же день 26 августа, когда принесена была честная икона из Владимира в Москву, Тамерлан устрашен был видением во сне, почему, к удивлению всех, отступил от Москвы, «никимже гонимый». Видение же то было так: «Тамерлан дремал в своем шатре, и вот, точно наяву, видит, будто бы он находится при подошве горы. С вершины этой горы шло к нему множество мужей в блестящих одеждах, с жезлами в руках, а над ними узрел он Деву в лучезарном сиянии, в полном небесном блеске, окруженную несметными тьмами Ангелов с пламенными мечами. Обратив к нему свое грозное лицо, Она сказала ему: «Тамерлан! Оставь землю Русскую, выйди из нее вон, иначе Я накажу тебя». – В знамение Своей силы и Своего могущества по Ее мановению напали на него молниеобразные воины и начали поражать его своими пламенными мечами. В ужасе проснулся тот, кто никого в мире не боялся. Сам он не мог объяснить этого ужасного явления и потому созвал старейшин и спросил их, что значит это страшное видение. Ему отвечали, что виденная им во сне Дева должна быть Матерь Бога христианского – Заступница русских. «Итак, – сказал Тамерлан, – мы не одолеем их». Радостно было русским, когда они услышали о внезапном отступлении врага. В радости они взывали к Богоматери: «Не наши войска прогнали его, но сила Твоя, Мати Божия». Это было в 1395 году.

12

Они тянулись от Оки к Дону и через Дон к Волге.

13

До 1805 года при церкви было одно место по штату; с 1805 года открыто второе, а с 1817 года – третье. И в настоящее время существует при церкви соборной три штатных места: протоиерей В.И.Попов и два священника с причтом.

14

Ныне здание этой богадельни отдается городом под присутствие Воинской канцелярии.

15

Основан этот монастырь старанием и заботами архимандрита Димитрия в 1866 году. Кругом этой обители прекрасная лесная дача площадью 300 десятин (0,14 га), из коих 200 десятин (0,09 га) принадлежат монастырю Задонскому Богородицкому.

16

См. об этом «Очерк постепенного населения Воронежской губернии» архимандрита Димитрия Самбикина. Воронеж, 1886 год.

17

Монастыри, по мнению в Бозе почившего Филарета, митрополита Московского, «нужны не только для тех, которые в них живут, но и для Церкви и государства. И при несовершенстве их в них всегда есть люди, которые с любовью и с силой молятся за царя и Отечество, и их святыней, и прилежным богослужением немало питается народное благочестие». И потому возникновение монастырей в России получило начало еще при святом Владимире, что подтверждается свидетельством Иллариона, первого митрополита Киевского, из которого видно, что вслед за крещением земли Русской «монастырове на горах сташа, черноризцы явишася».

18

Воронеж, Валуйки, Елец, Ливны в числе других окраинных городов поддались лжеДмитрию (Карамзин Н. М. История Государства Российского, т. XI, с. 90).

19

«Воевода князь Ив. Никитич Одоевский с ратными людьми пошел с Рязани к Воронежу, и воров, Ивашку Заруцкого и Маринку с казаки нашли у Воронежа, и с Ивашком Заруцким бились два дня безпрестани и вора Заруцкого и казаков побили на голову, и наряд и знамена и обоз взяли, и языки многие поймали, и коши все отбили. И с того боя вор Заруцкий с невеликими людьми побежал на поле к Медведице, и кн. Одоевский с товарищи прошли на Воронеж со всеми людьми, а с Воронежа пошли в Тулу».

20

В 1659 году Карачунский монастырь (находившийся в Задонском уезде) крымские татары разорили без остатка и выжгли, строителя взяли в полон, а братию всех и крестьян посекли...

21

Карамзин Н. М. История Государства Российского, т. V, с. 85–87.

22

Описатель Воронежской губернии митрополит Евгений Болховитинов о первоначальниках обители и о начале монастыря сего между прочим говорит: «Вероятно, какие-нибудь отшельники скрытно основали оный в сих диких еще тогда бывших странах» (Болховитинов Е. А. Историческое, географическое и экономическое описание Воронежской губернии. 1800 г.). В исторической же аргументации положительно известно, что Задонский монастырь построился здесь под р. Тешевкой с разрешения московского правительства, которое тогда же и обеспечило монастырь землей и крестьянами. Оно само смотрело поэтому на монастыри и на их скромных, благочестивых жильцов как на более полезных колонизаторов, пионеров и двигателей христианской культуры в придонском крае.

23

В другой своей книге, посвященной Задонскому Тихоновскому мужскому монастырю, основанному первоначально как скит Богородицкого монастыря, о. Геронтий уже говорит о том, что «Святую икону эту принесли с собою из Москвы в 1610 году первые основатели монастыря Задонского, выходцы из Сретенского монастыря схимонахи Кирилл и Герасим» (прим. ред.)

24

Бобыль – крестьянин, не имевший тягла и собственной пашни.

25

Воронежские Губернские Ведомости №3 за 1862 г.; Указатель храмовых праздников. Сост. архим. Димитрий Самбикин. Ноябрь, 22 день, с. 267–269.

26

Нужно думать, что село Карачун имело тогда административное значение: большая часть Задонского уезда была приписана к нему и называлась Карачунским станом.

27

И теперь видны следы прежних зданий на том месте. На колокольне Задонского Богородицкого монастыря сберегается небольшой старого литья колоколец весом 35 фунтов, найденный в земле в 1815 году путешествующими богомольцами на месте упомянутой «пустынки».

28

В то время, говорит предание, была встреча князей Рязанских и Елецких с Тамерланом за Доном в вышеупомянутой деревне Данщине; битва же между ними происходила будто бы на месте, занимаемом ныне монастырем Задонским. Это предание подтвердилось в 1827 году тем, что при закладке ныне существующей монастырской колокольни, при бутировании ее, нашли тут огромную могилу, наполненную костями человеческими.

29

Болховитинов Е. А. Указ. соч., с. 139.

30

Болховитинов Е. А. Указ. соч., с. 140; Памятная книжка Воронежской губернии за 1863 и 64 годы.

31

Памятная книжка Воронежской губернии за 1863 и 64 годы, с. 17, 18.

32

Болховитинов Е. А. Указ. соч., с. 139.

33

Река Дон в здешней местности не представляется теперь судоходной рекой, даже заметно мельчает, и рыбная ловля становится время от времени скудней. В последнее время так называемые бирючки – чрезвычайно вкусная рыбка из породы ершей, составляющая лакомое блюдо не только в трапезе иноков здешней обители, но даже для более утонченного гастрономического вкуса – ценится дорого и часто доходит от 15 до 20 копеек за фунт, не говорю уже о стерлядях, которые составляют здесь с некоторых пор своего рода редкость.

34

Болховитинов Е. А. Указ. соч., с. 140.


Источник: Историко-статистическое описание первоклассного Задонского Богородицкого монастыря / Иером. Геронтий (Кургановский). - Задонск : Задонский Рождество-Богородицкий мужской монастырь, 2010. - 303 с.

Комментарии для сайта Cackle