протоиерей Григорий Дьяченко

Первый год обучения

Образцы рисования по клеточкам

Предисловие

Второе издание «Доброго Слова» в трех частях является исправленным и значительно переработанным согласно указаниям как официальной, так и частной – в педагогических журналах – критики. Кроме того составитель этой книги для чтения соображался, где то возможно и необходимо было, с теми отзывами о его книгах, которые были получены им с разных концов России в письмах от многих лиц, близко стоящих к делу народного просвещения – народных учителей и священнослужителей. – Долгом считаем заявить здесь самую горячую благодарность всем, кто своими добросовестными, на опыте проверенными и научно обоснованными критическими замечаниями, дал нам возможность усовершенствовать «Доброе Слово», как книгу для классного чтения в сельских народных училищах с трехлетним курсом и в церковно-приходских школах.

Во втором издании «Доброго Слова» произведены следующие перемены, которые, как мы глубоко убеждены, должны содействовать улучшению как внешней, так и внутренней стороны означенной книги:

1. Объем «Доброго Слова» год первый, равно как и других годов, значительно сокращен – почти вдвое против книг при первом их издании. Это дало возможность почти вдвое понизить и стоимость книг, что для бедных сельских училищ и церковно-приходских школ имеет очень важное значение. Но через такое сокращение мы не повредили содержанию книг ни в количественному ни в качественном отношении. Вместо статей и стихотворений с более значительным объемом мы внесли во второе издание наших книг статьи и стихотворения с меньшим объемом, сделали самый строгий выбор материала как прозаического, так и поэтического и тщательно выбрали из массы по возможности цельных поэтических и прозаических произведений только такие стихотворения и статьи, которые при ясности, чистоте, силе и правильности грамматического, стилистического и логического построения речи и богатстве форм языка, изящном изложении и общедоступности своего содержания для самого младшего школьного возраста, отличаются в то же время глубоким и полезным, умственно-развивающим и нравственно-воспитывающим характером.

2. Почти все стихотворения и статьи при втором издании заимствованы из образцовых русских писателей, за ничтожным исключением.

3. Все поэтические и прозаические произведения, вошедшие в настоящее издание «Доброго Слова», распределены нами в пяти отделах, вместо прежних двадцати, через что избегнуто допущенное в первом издании неточное в некоторых случаях распределение статей по отделам.

4. Устные задачи, помещенные в первом издании «Доброго Слова» под многими статьями, в настоящем издании опущены, потому что опыт показал, что большинство учителей не пользуется ими.

5. Допущенные в прежнем издании некоторые типографские погрешности и неточности исправлены и уничтожены при втором издании «Доброго Слова».

6. В настоящем (сокращенном) издании «Доброго Слова» мы значительно сузили цель, первоначально нами поставленную при первом издании этой книги. Теперь мы старались иметь в виду главным образом одно – при помощи того литературного материала, который собран и обработан в «Добром Слове», довести ученика народной школы до грамотности, до возможности плодотворнейшим образом пользоваться всякой школьной книгой вообще через практическое усвоение им основ родной речи и через таковое же ознакомление его с богатством, силой, красотой и разнообразием форм языка. Вследствие такой точки зрения на книгу для чтения мы не гнались за разнообразием и богатством содержания книги, или, так сказать, за ее энциклопедичностью: школьная книга должна быть прежде всего только средством или орудием к приобретению всяких познаний, или, говоря другими словами, орудием саморазвития и самообразования. Но само собой разумеется, что это не значит, чтобы мы не придавали большого значения содержанию статей и стихотворений: пренебрежение содержанием в книге для школьного народного чтения, которая нередко служит первой и последней книгой на всю жизнь, было бы более чем неразумно. Мы содержание школьной книги отодвинули только на второй план, поставив на первом усвоение формы ее т.е. мы имели в виду изучение через книгу для чтения не только образовательно-воспитательного материала, но и (главным образом) законов и правил отечественного языка, грамматического, логического и стилистического построения речи и разнообразных форм словесного выражения мысли.

        7. Внося в содержание «Доброго Слова» статьи и стихотворения, преимущественно высоко художественные, которые способны сильно действовать на развитие в детях любви ко всему доброму, прекрасному и истинному, мы в то же время никогда не забывали, что предназначаем свою книгу для детей крестьянской среды и старались, насколько возможно, при обработке этой книжки всегда иметь в виду эту среду, с ее бытовыми, религиозно-нравственными и иными, исторически выработанными условиями, от которых зависит сила и крепость духовно-физического организма русского народа. Вследствие этого, путем подбора известных поэтических и прозаических произведений, мы, с одной стороны, старались осмыслить многие явления крестьянской жизни через художественное воспроизведете их лучшими поэтами и писателями родной страны, с другой, – всемерно избегали всего того, что так или иначе, прямо или косвенно, клонится к колебанию православно-христианских и национально-самобытных основ русской народной жизни, с третьей – так как народная крестьянская школа, по программе, утвержденной Св. Синодом, должна впечатлеть в сердцах детей основные истины веры и благочестия, для привлечения их к спасительному и любвеобильному материнскому руководству церкви и для наклонения их воли в послушание ей – мы внесли в «Доброе Слово» только те статьи духовного содержания, которые отличаются строгой православной церковностью и высокими достоинствами изложения.

8. В настоящем издании, как и в первом, удержано концентрическое расположение материала по всем трем годам школьного обучения, т.е. все отделы и в том порядке, в каком они расположены в первой части, встречаются и во второй и в третьей, при чем статьи, входящие в состав отделов, постепенно увеличиваются в объеме, в относительной трудности понимания их, в расширении точки зрения, в сообщении новых и более подробных сведений, при строгой сообразности с постепенным развитием ребенка, ростом его духовных сил и приобретенными им познаниями. Таким образом пять отделов в одинаковой последовательности: проходят через все три года школьной жизни ученика.

Преимущества такого именно расположения учебного материала очевидны.

Во-первых. Концентрическое расположение учебного материала соответствует как нельзя более росту духовных сил ребенка и постепенному приобретению им познаний. Вначале может быть воспринято только простое и очевидное, не требующее для своего восприятия ни развитых способностей, ни предварительной подготовки в виде ранее приобретенных каким бы тони было способом познаний, ни усилий мыслительной способности сделать тот или другой вывод; далее, примерно через год, на почве приобретенных уже познаний и несколько развитой уже мыслительной способности, ребенок может к прежде узнанному им присоединить другое, более сложное по своим свойствам и требующее большого напряжения познавательных и мыслительных способностей; еще дальше, на третьем году, ученик не только приобретает познания об остальных сторонах значительно уже знакомого ему предмета, но и путем сравнения одних умственных приобретений с другими, еще лучше уясняет и усвояет как те, так и другие, делает общий обзор их, замечает связь и соотношение между ними и прочно запоминает, чтобы впоследствии сделать тот или другой вывод, определяющий его образ мыслей, убеждения и характер.

Теперь представим противоположное. Допустим, что в книге для чтения есть несколько отделов, из коих одни отнесены к первому году, другие ко второму и третьи к третьему. При этом не нужно забывать, что книга для классного чтения в начальных народных училищах и церковно-приходских школах имеет громадное влияние на развитие ребенка в умственном, религиозно-нравственном, патриотическом и художественном отношениях, помимо того, что те сведения, кои приобретены из этой книги, наряду с практическим усвоением законов и форм языка, часто остаются; на всю жизнь ребенка, как его единственное духовное достояние. Спрашивается: может ли ребенок, ученик 1-го года начальной школы, сразу во всей полноте воспринять те сведения, о коих он прочтет в своей книжке и с которыми ни во втором, ни в третьем году более не встретится? Естественно, что он останется на всю жизнь с теми скудными познаниями, кои он воспринял, или кои он мог воспринять на первом году своей школьной жизни. Для него не будет возможности расширить их, проверить, уяснить, связать и вообще усвоить их в той полноте и с теми качествами, без коих усвоенное́ познание остается мало полезным и односторонним. Такого неудобства не может быть при концентрическом расположении учебного материала, где одно напоминает, развивает, расширяет, обосновывает, уясняет и закрепляет другое.

Во-вторых. Такое именно расположение материала, назначенного для классного чтения, удобно еще и в том отношении, что содействует прочному его запоминанию , которое совершается тем успешнее, чем чаще приходится ученику возвращаться к прежде узнанному и так или иначе воспоминать его. Прочным же усвоением читаемых в народной школе статей в книге для чтения, от которой можно и должно по всей справедливости ожидать благотворного воспитательного и образовательного влияния на детей, а равно и прочным усвоением через чтение и заучивание наизусть образцовых произведений отечественной прозы и поэзии законов и форм языка, нельзя не дорожить уже по одному тому, что дети этих школ почти никуда не поступают для дальнейшего своего образования и воспитания.

В-третьих. Концентрическое расположение учебного материала в книге для классного чтения вызывается чисто бытовыми условиями русской народной школы. Известно, что ученики этой школы далеко не все оканчивают полный курс учения. Очень часто бывает, что по семейным или иным условиям ученик, проучившись год или два, должен навсегда оставить школу. Поэтому, чтобы хоть несколько ослабить эту неправильность в нашей школьной жизни, весьма желательно поставить дело обучения здесь так, чтобы ученик, покидая школу через год или два, вынес из нее нечто цельное и законченное, хотя бы в самых кратких чертах. Было бы, напр., весьма печально, если бы ученик, оставив школу спустя два года пребывания в ней, не прочитал ни одной статьи о семье, о церкви, о своей родине и своем царе потому только, что статьи этого рода помещены в книжке, читаемой только в третьем году. При нашем же – концентрическом – расположении учебного материала такого неудобства быть не может.

9. Мы нашли необходимых расположить весь собранный и обработанный нами литературный материал в пяти отделах: человек, мир Божий, родина, церковь и церковно-славянское чтение, присоединив к ним «приложение», где обработаны письменные упражнения в связи с книгой для чтения. Не будем много говорить о необходимости и целесообразности именно такого содержания книги, – скажем только, что мы сделали это по двум, стоящим в тесной связи между собой, основаниям: во-первых – человек, мир Божий, родина и церковь (церковно-слав. чтение является орудием влияния церкви на воспитываемого ей человека) исчерпывают главнейшие и необходимейшие отношения всякого человеческого существа: было бы более, чем неразумно, не пролить умственного света в эти отношения; во-вторых, намеченные отделы с свойственным каждому содержанием дают возможность практически через чтение соответствующих статей ознакомиться с запасом слов и оборотов речи, необходимых для чтения книг общелитературного содержания (отдел – человек), по естествознанию (отдел – мир Божий), исторических (отдел – родина), религиозно-нравственных (отдел – церковь) и церковно-славянских (слав. чтение).

10. Шрифт избран нами крупный, четкий и весьма удобный для чтения. Мы думаем, что такой именно шрифт безусловно необходим для зрения ребенка, еще не вполне навыкшего отчетливо замечать мелкие предметы, напр. буквы мелкого шрифта, которым очень легко испортить зрение, особенно если он кроме того слишком плотен и уборист.

11. В орфографии мы всюду старались держаться общепризнанного руководства академика Я. Грота: «Русское правописание».

Григорий Дьяченко.

Москва. 1889 года, Ноября 8-го дня.

Предварительные упражнения в чтении

I. Первые опыты в осмысленном чтении отдельных слов

1) Из следующих слов прочитайте вслух только те, которые означают учебные принадлежности 1 :

Хлеб. Вода. Перо. Окно. Тетрадь. Мячик. Чернила. Шапка. Карандаш. Квас. Щи. Сапоги. Линейка. Лошадь. Соловей. Дом. Книга. Яблоко. Яйцо. Прописи.

2) Из следующих слов прочитайте вслух только те, которые означают пищу и питье:

Поле. Сад. Pепa. Молоко. Земля. Камень. Квас. Лен. Рубашка. Говядина. Книга. Школа. Дерево. Лес. Пиво. Дым. Печка. Каша. Картофель. Суп. Пол. Погреб. Жаркое. Масло. Рюмка. Ведро. Сыр. Соль.

3) Из следующих слов прочитайте вслух только те, которые означают названия одежды:

Соль. Сковорода. Противень. Сюртук. Кафтан. Самовар. Шуба. Кувшин. Армяк. Ушат. Полушубок. Шапка. Огород. Сад. Ухват. Сарафан.

4) Из следующих слов прочитайте вслух только те, которые означают посуду:

Молоко. Чашка. Тарелка. Мельница. Кузница. Бутылка. Кружка. Чай. Мед. Котел. Горшок. Самовар. Чулки. Носки. Ведро. Ушат. Кадка. Квашня. Шкаф. Стул. Миска. Стакан.

5) Из следующих слов прочитайте вслух только те, которые означают названия родственников:

Голова. Глаза. Мать. Отец. Книга. Сестра. Брат. Лес. Сад. Дядя. Тетка. Племянник. Небо. Тучи. Дождь. Племянница. Ночь. Двоюродный брат. Зима. Бабушка. Дед.

6) Из следующих слов прочитайте вслух только те, которые означают хлебные и огородные растения:

Лошадь. Грабли. Ячмень. Пшеница. Воробей. Овес. Гречиха. Гусь. Утка. Морковь. Картофель. Мак. Репа. Игла. Нитка. Редька. Горох. Огурцы. Хрен. Перо. Ножик. Бобы. Белый гриб. Капуста. Лук. Укроп.

7) Из следующих слов прочитайте вслух только те, которые означают земледельческие орудия:

Ель. Сосна. Грабли. Соха. Муха. Жук. Серп. Борона. Цепь. Малина. Вилы. Заступ. Вишня. Брусок. Плуг.

8) Из следующих слов прочитайте только те, которые означают названия дней недели:

Зима. Воскресенье. Понедельник. Весна. Вторник. Среда. Лето. Четверг. Осень. Пятница. Щавель. Грибы. Суббота. Брат. Дедушка.

9) Из следующих слов прочитайте только те, которые означают месяцы:

Яблоко. Груша. Январь. Февраль. Март. Лещ. Щука. Апрель. Май. Медведь. Воин. Июнь. Июль. Серп. Август. Сено. Сентябрь. Опенок. Рыжик. Октябрь. Береза. Сыроежка. Желудь. Ноябрь. Вишня. Палка. Декабрь.

10) По прочтении каждого олова придумать и сказать вместе с ним какое-либо другое подходящее к нему слово.

Высокий – ? (например дом). Глиняный – ? (напр. горшок). Круглый – ? Тупой – ? Острый – ? Кривой – ? Прямой – ? Короткий – ? Длинный – ? Синий – ? Красный – ? Белый – ? Голубой – ? Черный – ? Деревянный – ? Железный – ? Каменный – ? Серебряный – ? Соломенный – ? Медный – ? Пшеничный – ? Бумажный – ? Прилежный – ? Ленивый – ? Упрямый – ? Послушный – ? Ласковый – ? Милосердный – ? Трудолюбивый – ? Любопытный – ?

11) По прочтении каждого слова придумать и сказать вместе с ним какое-либо другое подходящее к нему слово.

Красивый – ? (напр. сад). Каменная – ? (напр. церковь). Глубокое – ? Мелкая – ? Новый – ? Старый – ? Веселый – ? Скучный – ? Тесный – ? Просторный – ? Свежий – ? Испорченный – ? Дешевый – ? Дорогой – ? Рассеянный – ? Внимательный – ? Умный – ? Глупый – ? Старательный – ? Нерадивый – ? Горький – ? Сладкая – ? Кислый – ? Пресный – ? Широкий – ? Узкий – ? Летний – ? Зимний – ? Осенняя – ? Летнее – ? Синий – ? Синее – ? Синяя – ?

12) По прочтении каждого слова придумать и сказать вместе с ним какое-либо другое подходящее к нему слово.

Широкая (улица). Тесный (переулок). Крестьянская – ? Крепкая – ? Худая – ? Чистая – ? Грязный – ? Праздничный – ? Кожаный – ? Полотняный – ? Суконный – ? Бумажный – ? Деревянный – ?

13) По прочтении каждого слова придумать и сказать вместе с ним какое-либо другое подходящее к нему слово.

Слепой (человек). Правдивая (девочка). Холодный – ? Теплая – ? Большое – ? Глубокое – ? Сладкий – ? Кислое – ? Ленивая – ? Умная – ? Добрая – ? Злая – ? Дорогая – ? Дешевый – ? Хрупкое – ? Прозрачное – ? Богатый – ? Бедный – ?

14) По прочтении каждого слова придумать и сказать вместе с ним какое-либо другое подходящее к нему слово.

Читает ученик. Объясняет учитель. Сверкает – ? Пишет – ? Говорит – ? Спрашивает – ? Поучает – ? Ласкает – ? Бегают – ? Поют – ? Косит – ? Жнет – ? Рубит дрова – ? Шьет платье – ? Шьет сапоги – ? Журчит – ? Воет – ? Поет – ? Мяукает – ? Сидит – ? Спит – ? Лежит – ? Воркует – ? Щебечет – ? Лает – ? Квакает – ? Ржет – ? Мычит – ? Цветет – ? Вянет – ? Растет – ? Зреет – ?

15) По прочтении каждого слова придумать и сказать вместе с ним какое-либо другое подходящее к нему слово.

Ученик пишет. Дитя играет. Корова – ? Лошадь – ? Соловей – ? Петух – ? Земледелец – ? Дровосек – Рыболов – ? Портной – ? Кухарка – ? Косарь – ? Жница – ? Плотник – ? Ледокол – ? Дровокол – ? Водовоз – ? Купец – ? Кузнец – ? Стекольщик – ? Пастух – ? Молния – ? Ветер – ? Дождь – ?

16) По прочтении каждого слова придумать и сказать вместе с ним какое-либо другое подходящее к нему слово.

Земля – черного цвета. Небо – синего. Листья ... ? Молоко ... ? Чернила ... ? Золото ... ? Кровь ... ? Снег ... ? Уголь ... ? Кумач ... ? Сера ... ? Зола ... ? Огонь ... ? Серебро ... ? Медь ... ? Мука ... ? Бумага ... ? Волк ... ? Медведь ... ? Васильки ... ? Земляника ... ? Песок ... ? Яйцо ... ? Рябина ... ? Сажа ... ? Сахар ... ? Груша ... ? Сливы ... ? Солома ... ? Мясо ... ? Трава ... ?

17) Продолжить чтение следующих примеров:

Нитки прядут изо льна. Стаканы делают из стекла. Муку мелют из... Хлеб пекут из... Столы делают из... Лапти плетут из... Дома делают из... Глиняную посуду делают из... Топоры делают из... Кирпичи делают из... Холст ткут из... Восковые свечи приготовляют из... Стальные перья делают из... Шерстяные нитки прядут...

18) Продолжите чтение:

Хлеб служит для еды. Вода служит для питья. Стул служить... Коса служит... Лавка... Чернила... Карандаш... Лодка... Квас... Сено... Солома... Дом... Хлев... Яблоко... Дрова... Окно служит для того, чтобы пропускать свет в дом. Печь... Труба... Рукомойник... Баня... Кузница...

19) Продолжить чтение:

Глазами смотрят. Ушами слушают. Зубами... Руками... Ногами... Граблями... Метлой... Топором... Пилой... Удочкой... Серпом... Ножницами... Иглой... Ложками... Гребнем... Полотенцем... Замком... Ключом... Ножом... Молотком...

II. Упражнения в чтении кратких предложений

1) Без Бога – ни до порога.

2) Друг о друге, а Бог обо всех.

3) Нынче на ногах, а завтра в могиле.

4) Кто в море не бывал, тот досыта Богу не маливался.

5) Злой человек в добре не проживет весь век.

6) Для долгого житья держи голову в холоде, желудок в голоде, а ноги в тепле.

7) В лихости и зависти нет ни проку, ни радости.

8) Глупому не в помощь богатство.

9) С Божьей помощью все удается.

10) Тот в сей жизни лишь блажен, (т.е. счастлив) кто малым доволен.

11) Сытый голодного не разумеет.

12) Не испытав горького, не увидишь сладкого.

13) Гордым быть – глупым слыть.

14) В согласном доме ангел обитает.

15) Богу молиться всегда пригодится.

16) Кто потеет на ниве, да Богу молится в клети, тот с голоду не умрет.

17) Все минется, одна правда останется.

18) Тише едешь, дальше будешь.

19) Что посеешь, то и пожнешь.

20) Чужим добром не разживешься.

21) Неправдой весь свет пройдешь, а назад не воротишься.

22) За двумя зайцами погонишься, ни одного не поймаешь.

23) Семь раз примерь, один отрежь.

24) Хлеб-соль ешь, а правду режь.

25) Беречь здоровье нет греxa.

26) Правда светлее солнца.

27) С Божьей помощью всякий труд легче.

28) Грамоте учиться всегда пригодится.

29) Чего не желаешь себе, того и другому не желай.

30) Людей пожалеешь, и тебя пожалеют.

31) Что деревня, то обычай.

32) Пропал, как камень в воду канул.

33) Конец делу венец.

34) Будь беден, да честен.

35) Хлеб – дар Божий.

36) У чужих людей горек хлеб.

37) Где любовь, там и Бог.

38) Корень учения горек, а плод сладок.

39) Даст Бог дождь, уродится и рожь.

40) Вода и хлеб – вот и обед.

41) Чужим умом да чужим хлебом не долго прожить можно.

42) Старый друг лучше новых двух.

43) Голод народный из бед беда.

44) Хозяйский глаз – алмаз.

45) Не ленись класть в землю навоз: он даст больше хлеба.

46) У ленивых хозяев хлеб растет так, что колос от колоса – не слышно голоса.

47)Труд людей кормит, а лень портит.

48) Богатство не делает людей счастливыми.

49) Согласие крепче стен каменных.

50) Кто много зевает, тот воду хлебает.

51) Лень – мать многих пороков.

52) Лучше по миру сбирать, чем чужое обирать.

53) Мир да лад – Божья благодать.

54) Лучше хлеб с водой, чем пирог с бедой.

55) Век живи – век учись.

56) В беде не унывай, а на Бога уповай.

57) Без соли, без хлеба половина обеда.

58) Куй железо, пока горячо.

59) Совесть – глас Божий.

60) Дорого – при пожаре ведро воды, а при бедности подаяние.

61) И обед не в обед, как хозяев дома нет.

62) На чужой каравай рот не разевай.

63) Чужая душа – темный лес.

64) Любишь кататься, люби и саночки возить.

65) Чужим добром богат не будешь.

66) Злому человеку не прибавит Бог веку.

67) Глупому сыну не в помощь наследство.

68) Больше говоришь, больше грешишь.

69) Всякая неправда грех.

70) Стоячая вода гниет.

71) Соломенный мир лучше железной драки.

72) У ленивой пряхи и про себя нет рубахи.

73) На одном месте лежа и камень мохом обрастает.

74) Первое счастье – с малого кусочка сыту быть.

75) Грозную тучу Бог пронесет.

76) Железо ржавчина съедает, а завистник от зависти погибает.

77) Скупой богач беднее нищего.

78) Труд человека кормит, а лень портит.

79) Рубаха к телу близка, а смерть ближе.

80) Собираемся жить в локоть, а живем с ноготь.

81) Бог долго ждет, да больно бьет.

82) Сначала думай, а потом делай.

83) Под лежачий камень и вода не течет.

84) Не величка капля, а камень долбит.

85) Не вкусив горького, не едать сладкого.

86) Не живи как хочется, а живи как Бог велит.

87) Не имей сто рублей, а имей сто друзей.

88) Не думай быть нарядным, а думай быть опрятным.

89) Не клади плохо: не вводи вора во грех.

90) Не смейся слепому и хромому, чтобы не быть самому такому.

91) Из крошек куча, из капель море.

92) Не то худо, что худым кажется, а то худо, что точно худо.

93) Чего глаза не видят, тем и язык не бредит.

94) Больше верь своим очам, нежели чужим речам.

95) «Авось» и «как-нибудь» до добра не доведут.

      96) Добрые слова лучше мягкого пирога.

97) Дружба дружбой, а служба службой.

98) В ком добра нет, в том и правды мало.

99) Цену вещи узнаешь, как потеряешь.

100) Приказывай слуге, да делай сам, так и делу лад.

101) Больше слушай, а меньше говори.

102) Будь гол, да не вор, а беден, да честен.

103) Терпеть не беда: было бы чего ждать.

104) У скупого в Крещенье льда не выпросишь.

105) Учись доброму, так худое на ум не пойдет.

106) Бог даст день, Бог даст и пищу.

107) Дракой прав не будешь.

108) Не стыдно хлеб достать трудом, стыдно хлеб достать стыдом.

109) Стой за правду горой – и Бог с тобой.

110) При сытости помни голод, а при богатстве не забывай убожества.

III. Упражнения в беглом чтении 2

БАСНИ

1. Волк и Журавль

В горло волку засела кость. За большие деньги он нанял журавля, чтобы тот всунул свою голову в его глотку и вытащил из нее кость. Журавль достал кость и потребовал обещанной платы. Но волк оскалился, заскрежетал зубами и закричал: «Что? Ты, кажется, уж довольно награжден, если безопасно вынул свою голову из пасти и челюстей волка!..

(Эзоп ).

2. Мухи и горшок меду

В комнате ключницы был выставлен горшок с медом. Множество мух стали на мед своими ножками и ели его. Но их ножки так прилипли к меду, что мухи не могли освободиться с помощью своих крыльев и все задохлись. В минуту смерти они только воскликнули: «О, безумные мы! из-за лакомства мы сгубили сами себя»!

  (Эзоп).

3. Дуб и Дровосеки

Дровосеки повалили могучий горный дуб и раскололи его на части клиньями, сделанными из собственных его ветвей. Дуб со вздохом сказал: «Мне не были чувствительны удары топора, направленные на корни мои, но тяжело мне то, что меня разнесли на части клинья, сделанные из собственных моих ветвей». (Эзоп) .

4. Предсказатель

Гадальщик, сидя на торговой площади, предсказывал будущее всем приходящим. Вдруг с большой поспешностью прибежал некто и объявил ему, что двери его дома разломаны, что они стоят настежь, и все его добро раскрадено. Тяжело вздохнул гадальщик и опрометью бросился к себе. Сосед, видя, как он бежит, сказал: «Ох ты, продувной молодец! другим предсказываешь их будущее, – как же ты своего-то не предвидишь?» (Эзоп.).

5. Сорока и Голуби

Сорока заметила, что голуби имеют вдоволь корму в своей голубятне; она вымазала себя белой краской и пристала к ним, чтобы сделаться участницей их привольной жизни. Пока она молчала, голуби считали ее одной из них и держали ее в своей голубятне, но когда она раз, забывшись, застрекотала по своему, они узнали, кто она такова и прогнали ее от себя своими клювами. Не успев поживиться у голубей, она опять вернулась к сорокам. Эти тоже, не признав ее под ее белой окраской, не позволили ей жить вместе с ними. Так, пожелав и того и другого, она не получила ничего. (Эзоп.).

6. Мальчик и Крапива

Мальчик обжегся крапивой. Он побежал домой и жаловался своей матери, говоря: «Мне очень больно, а я дотронулся до крапивы тихонько!». Мать сказала: «Потому именно она так и обожгла тебя. На будущее время, когда ты захочешь тронуть крапиву, схвати ее смело, и она будет мягка, как шелковая в твоей руке и не причинить (т.е. не сделает) тебе никакой боли». (Эзоп.).

7. Пастух и Волк

Пастух нашел однажды маленького волчонка и вырастил его, а спустя некоторое время научил его выкрадывать овец из соседних стад. Волк выказав себя понятливым учеником, сказал пастуху: так как ты выучил меня красть, то теперь смотри зорким глазом; иначе ты будешь терять и из своего стада. (Эзоп.)

8. Два товарища

Шли по лесу два товарища, и выскочил на них медведь. Один бросился бежать, влез на дерево и спрятался, а другой остался на дороге. – Делать было ему нечего – он упал на земь и притворился мертвым. Медведь подошел к нему и стал нюхать: он и дышать перестал.

Медведь понюхал ему лицо, подумал, что мертвый, и отошел.

Когда медведь ушел, тот слезь с дерева и смеется: «ну что», говорит, «медведь тебе на ухо говорил?»

«А он сказал мне, что – плохие люди те, которые в опасности от товарищей убегают». (Гр . Л. Толстой) .

9. Лев и Лиса

Старый и дряхлый лев не мог ловить зверей и задумал жить хитростью: поселился в пещере и притворился больным. Между зверями разнесся слух, что царь занемог, и они стали его проведывать. Приходить наконец и лисица; осмотрелась, стала у входа в пещеру и спрашивает: «Как тебе можется, царь? – «Плохо, отвечает лев; но что ж ты не войдешь?» – «Да оттого, что следов-то к тебе много, а от тебя ни одного не видать».

10. Догадливый скворец

Томимый жаждой скворец нашел в поле забытый пахарем кувшин, который до половины быль наполнен водой. С какой стороны ни зайдет скворец, как ни нагнется, а все никак не может напиться. Попробовал было повалить кувшин, но не хватило силы. Наконец он напал на счастливую догадку: стал носить в кувшин камешки. Когда дно кувшина застлалось толстым слоем камней, – вода поднялась, и скворец утолил жажду. Терпение и труд – все перетрут.

11. Три золотых рыбки

У одного хозяина в маленьком пруду, который был соединен с большим, было три золотых рыбки, которыми он ежедневно любовался, принося им корму. Хозяин каждый раз напоминал рыбкам, что не следует выходить в большой пруд и выплывать в его отсутствие на поверхность, но рыбки не понимали его. Наконец он решил вразумить своих любимиц страхом: когда какая-нибудь из рыбок подплывала к большому пруду или выходила на поверхность, он бил по воде палкой. Рыбки поняли желание хозяина, но две из них сговорились не повиноваться ему. «Мы», говорили они, «не видим никакой причины этим строгостям». Одна из непослушных зашла в большой пруд и была проглочена щукой, а другая всплыла на поверхность и сделалась добычею чайки. Послушная же осталась цела и жила долго и спокойно.

12. Олень и Виноградник

Олень спрятался от охотников в виноградник. Когда охотники проминовали его, олень стал объедать виноградные листья.

Охотники приметили, что листья шевелятся и думают: «не зверь ли тут под листьями» – выстрелили и ранили оленя.

Олень и говорит, умирая: «поделом мне за то, что я хотел съесть листья те самые, какие спасли меня».

(Гр. Л. Толстой).

13. Гусь

Перья одного гуся были белы, как только что выпавший снег. И гусь вообразил, что ему приличнее быть лебедем, чем гусем. Он отделился от других гусей и стал плавать одиноко. Подражая лебедям, он то вытягивал шею, изо всех сил стараясь скрыть, что она коротка, то старался придать своей шее тот прекрасный изгиб, от которого у лебедя является гордая осанка. Но все было напрасно: шея была все также коротка и недостаточно гибка, и все старания гуся привели к тому, что он оказался очень смешным гусем, а лебедем так и не сделался.

( Лессинг).

14. Муравей и Голубка

Муравей спустился к ручью: захотел напиться. Волна за- хлестнула его и чуть не потопила. Голубка несла ветку; она увидела, что муравей тонет, и бросила ему ветку в ручей. Муравей сел на ветку и спасся. Потом охотник расставил сеть на голубку и хотел захлопнуть. Муравей подполз к охотнику и укусил его за ногу; охотник охнул и уронил сеть. Голубка вспорхнула и улетела. (Толстой).

СКАЗКИ

15. Зайцы и лягушки

Сошлись раз зайцы и стали плакаться на свою жизнь: «и от людей, и от собак, и от орлов, и от прочих зверей погибаем. Уж лучше раз умереть, чем в страхе жить и мучиться. – Давайте утопимся».

И поскакали зайцы в озеро топиться. Лягушки услышали зайцев и забултыхали в воду. Один заяц и говорит: «стойте, ребята! Подождем топиться; вот лягушачье житье, видно, еще хуже нашего: они и нас боятся».

16. Лисица и журавль

Лиса с журавлем подружилась, даже покумилась с ним у кого-то на родинах. Вот и вздумала однажды лиса угостить журавля, пошла звать его к себе в гости: «приходи, куманек! приходи, дорогой! уж я как тебя угощу!» Идет журавль на званый пир, а лиса наварила манной каши и размазала по тарелке. Подала и потчевает: «покушай, мой голубчик – куманек! сама стряпала». Журавль хлоп-хлоп носом, стучал-стучал, ничего не попадает! а лисица в это время лижет себе да лижет кашу, так всю сама и скушала. Каша съедена; лисица и говорить: «не обессудь, любезный кум! больше потчевать нечем». – «Спасибо, кума, и на этом! Приходи ко мне в гости». На другой день приходит лиса, а журавль приготовил окрошку, наклал в кувшин с малым горлышком, поставил на стол и говорить: «кушай, кумушка! право, больше нечем потчевать». Лиса начала вертеться вокруг кувшина, и так зайдет, и этак, и лизнет его, и понюхает-то, все ничего не достанет! не лезет голова в кувшин. А журавль меж тем клюет себе да клюет, пока все не поел». «Ну, не обессудь, кума, больше угощать нечем». Взяла лису досада: думала, что наестся на целую неделю, а домой пошла как несолоно хлебала. Как аукнулось, так и откликнулось. С тех пор и дружба лисы с журавлем врозь.

(Из собрания народных сказок.).

17. Мужик и медведица

Как весенней полной порой, из-под утренней белой зорюшки, что из лесу, лесу дремучего, выходила медведица, с малыми детушками – медвежатами, поиграть-погулять, себя показать. Села медведица под березкой; стали медвежата промеж себя играть, обниматься, бороться, да кувыркаться. Отколь ни возьмись мужик идет: он в руках несет рогатину, а нож-то у него за поясом, а мешок-то у него за плечами. Как завидела медведиха мужика с рогатиной, заревела медведиха, стала кликать детушек, глупых медвежат своих: «Ах вы детушки, медвежатушки! Перестаньте валяться, обниматься, кувыркаться! Становитесь, хоронитесь за меня. Уж я вас мужику не выдам, а сама мужика съем, проглочу!». Медвежатушки испугались, за медведиху побросались; а медведиха осерчалась, на дыбы поднималась. А мужик-то он догадлив был, он пустился на медведиху, он сажал в нее рогатину. (А. Пушкин.)

18. Стариково великое горе

Жил-был старик со старухой, у них была курочка рябушечка; снесла рябушечка первое яичко в куте перед печкой, под самым окошком; пестро-востро-костяно-мудрено.

Положила старуха яичко на полочку, мышка бежала, хвостиком вильнула, полочку свернула, яичко скатилось, об пол разбилось. Старик плачет, старуха рыдает, курочка кудахчет, огонь в печи пылает, двери скрипят, сор под порогом вскружился, тын покосился, ворота хлопают, щепы в поле летят. Сбежались соседи: – что, что?

Старик говорит: «вот так и так, наша курочка рябушечка снесла яичко, пестро-востро-костяно-мудрено. Положила старуха яичко на полочку, мышка бежала, хвостиком вильнула, полку свернула, яичко скатилось, об пол разбилось; я, старик, плачу, старуха рыдает, курочка кудахчет, огонь в печи пылает, двери скрипят, сор под порогом вскружился, тын покосился, ворота хлопают, щепы в поле летят!». Как услыхали соседи про стариково горе, так развели руками и ну вопить на все село.

Сбежалось село: что, что?

Старик говорит: «вот так и так, наша курочка рябушечка, снесла яичко пестро-востро-костяно-мудрено. Положили яичко на полочку, мышка бежала, хвостиком вильнула, полку свернула, яичко скатилось, об пол разбилось! Я, старик, плачу, старуха рыдает, курочка кудахчет, огонь в печи пылает, двери скрипят, сор под порогом вскружился, тын покосился, ворота хлопают, щепы в поле летят, соседи на все село плачут, руками машут!». Тут заголосило все село в голос, стало рвать на себе волос, тужить по стариковом великом горе. (Из Первой Первинки Даля.).

19. Бабушкин козлик

Жил-был у бабушки козлик, да такой прыткий, что и удержу на него не было: вырастет ли на деревне молодое деревцо, все с верху до низу обдерет и огложет, и ветви поломает, и листья поест. Побьют козла и приведут к бабушке, а бабушка: «Ах да ох!» пожурит козла, побранить козла, да запрет в хлевушок. А козел и ухом не ведет! вышибет дверь рогами и пойдет гулять да куролесить по огородам, не столько проест, сколько перетопчет. Изловят козла, приведут к бабушке, а бабушка: «Ах да ох»!» пожурит козла, да запрет в хлевушок. Васька козел и ухом не ведет, вышибет дверь рогами и пойдет гулять да куролесить. Вот разбесился он, разбодался, народ опять поймал его, побил, да и ведет к бабушке на расправу, а бабушка: «Ах да ох!» пожурила козла, побранила козла, отдала его пастуху на руки, а сама козлу приговаривает: «уж ты, козлик мой, уж, серенький, смирненько в стаде пасись, по долам, по горам не носись, в лес не ходи, там тебя волки съедят!». Васька козел и ухом не ведет, все стадо перебодал и пошел скакать по долам, по горам, насилу к ночи домой вернулся. Пришел пастух на козла к бабушке с жалобой, стала бабушка пастуха укланивать, умаливать, стала пастуха задабривать; вынесла ему криночку молока да кусок пирога. На утро погнал пастух стадо, погнал и козла, а бабушка козелку приговаривает: «уж ты, козлик мой, уж ты, серенький, ты смирненько в стаде пасись, по долам, по горам не носись, в лес не ходи, в лесу волки съедят!». А Васька и ухом не ведет! все стадо разогнал и пошел гулять по горам, по долам, по дремучим лесам; увидали козлика серые волки, и съели козлика волки, покинули рожки, да ножки, да голые копытца.

(Из Первой Первинки Даля.).

20. Журавль в небе не добыча

Жил-был мужичок без земли, без пашни, без кола, без двора, без скотинки, словом, как есть бобыль. Голод морит, по свету гонит, говорит пословица; нанялся бобыль к богатому мужичку в работники; дело учит, дело мучит, дело и кормить; сыт наш бобыль и одет и в угреве, а все своя воля на уме. Идет он раз полем, и видит под кустом лежит заяц; вот он поднял булыжник и думает: «это мне клад дается, убью я зайца, продам его, а на деньги куплю поросеночка; выкормлю поросенка, станет он свинкой, свинка та же скотинка, свинка моя выведет двенадцать поросят, поросенок вырастет, большой свиньей будет, каждая свинья выведет по двенадцати поросят, и будет у меня стадо во сто сорок и пять свиней; тут то обзаведусь я своим домком, сосватаю лучшую девку на деревне, и заживет она у меня барыней; старшего сына назову Иваном, подстаршего Тимофеем, среднего Дорофеем, малого Еремеем, подмалого Андреем; станут сынки расти, как грибки, я их на работе не умучу, найму работников, а сыновья станут за батраками надсматривать, а я из окошка на двор поглядывать, да порядки чинить: Андрей, Еремей, Дорофей, Тимофей, Ванюшка, что балуете, дела не делаете, за работниками не приглядываете, аль в бедности не живали? Вот я вас!». Бобыль наш так крикнул, что заяц проснулся, вскочил и дал тягу. «Вот те на! сказал мужичок, почесываясь, вот те и свинка с избой, и хозяюшка с Ванюшкой и с Андрюшкой, с Тимошей и Дорошей, и с Еремушкой!». И пошел своим путем все тем же бобылем.

(Из «Первой Первинки» Даля.).

21. Лиса

Шла лиса по дорожке и нашла лапоток, пришла к мужичку и просится: «хозяин, пусти меня ночевать». Он говорит: «некуда, лисанька, тесно». – Да много-ли мне нужно места! я сама на лавку, а хвост под лавку. – Пустили ее ночевать, она и говорить: «положите мой лапоток к вашим курочкам». Положили; а лисанька ночью встала и забросила свой лапоть. Поутру встают, она и спрашивает свой лапоть; ей хозяева говорят: «лисанька, ведь он пропал!» – Ну отдайте мне за него курочку. – Взяла курочку, приходить в другой дом и просит, чтоб ее курочку посадили б к хозяйским гуськам. Ночью лиса припрятала курочку и получила за нее гуська. При­ходить в новый дом, просится ночевать и говорит, чтобы ее гуська посадили к барашкам; опять схитрила, взяла за гуська барашка и пошла еще в один дом. Осталась ночевать и просит посадить ее барашка к хозяйским бычкам. Ночью лисанька украла и барашка, а по утру требует, чтобы за него отдали ей бычка. Всех: и курочку, и гуська, и барашка, и бычка она передушила, мясо припрятала, а шкурку бычка на­била соломой и поставила на дороге. Идет медведь с волком, а лиса говорит: «подите, украдите сани да поедемте кататься». Вот они украли и сани и хомут, впрягли бычка, сели все в сани; лиса стала править и кричит: шню, шню! бычок –  соломенный бочок, сани чужие (или не наши), хомут не свой, погоняй не стой! Бычок нейдет. Она выпрыгнула из саней и закричала: «оставайтесь, дураки!» а сама ушла. Медведь с волком обрадовались добыче и ну рвать бычка, рвали–рвали: видят, что одна шкурка да солома, покачали головами и ра­зошлись по домам.            (Из собр. народ. сказ.)

   22. Ворона

Жила-была у нас на Руси ворона, и жила она у нас не одна, а с няньками, мамками, с малыми детками, с ближ­ними и дальними соседками. Прилетели птицы из заморья, большие и малые, гуси и лебеди, пташки пичужки, свили гнезда в горах и долах, в лесах, в лугах и нанесли яичек; подметила это ворона, и ну перелетных птиц обижать, у них яички таскать! Летел сыч и увидал, что ворона больших и малых птиц обижает, яички таскает. «Постой, говорит он, негодная ворона, найдем на тебя суд и расправу!». И полетел он далеко, в каменные горы, к сизому орлу, прилетел и просит: «Батюшка, сизой орел, дай нам свой правед­ный суд на обидчицу ворону; от нее житья нет ни малым, ни большим птицам: наши гнезда зорит, детенышей крадет, яйца таскает, да ими своих воронят питает!».

Покачал сизый орел головой и послал за вороной легкого, меньшего своего посла воробья. Воробей вспорхнул и полетел за вороной: она было ну отговариваться, а на нее поднялась вся птичья сила, все пичуги, и ну ее щипать, клевать, к орлу на суд гнать. Нечего делать, каркнула и полетела, а все птицы взвились, на улику следом за ней понеслись. Вот и прилетели они к орлову жилью и обсели его, а ворона стоит посреди, да обдергивается перед орлом, охорашивается.

И стал орел ворону допрашивать: – «Про тебя, ворона, сказывают, что ты на чужое добро рот разеваешь, у больших и малых птиц детенышей да яйца таскаешь?

– Напраслина, батюшка сизый орел, напраслина, я только одни скорлупки подбираю!

– Еще про тебя жалоба до меня доходит, что как выйдет мужичок пашню засевать, так ты подымаешься со всем своим содомом, с гальем, с вороньем, и ну семена клевать.

– Напраслина, батюшка сизый орел, напраслина! Я с подружками, с малыми детками, с чадами, домочадцами только червячков из свежей пашни таскаю!

– А еще на тебя всюду народ плачется, что как хлеб сожнут, да снопы в копны сложат, то ты налетишь со всем содомом своим, со всей чернью, гальем, вороньем, и давай озорничать, снопы ворошить да копны разбивать!

– Напраслина, батюшка сизый орел, напраслина! мы это все ради доброго дела, по благостыне своей помогаем, копны разбираем, солнышку да ветру доступ даем, чтобы хлебушка не пророс, да зерно просохло!

Рассердился орел на старую врунью ворону, велел ее засадить в острог, в решетчатый теремок, за железное засовье, за булатные замки – там она сидит и по сей день!

(Из «Первой Первинки» Даля) .

23. Правда и кривда

Жили два купца: один кривдой, другой правдой: так все и звали их: одного Кривдой, другого Правдой. «Послушай, Правда!» – сказал раз Кривда: ведь кривдой жить на свете лучше!» – «Нет!» – «Давай спорить!» – «Давай!» – «Ну, слушай: у тебя три корабля, у меня два; если на трех встречах нам скажут, что жить правдой лучше, то все твои корабли; а если кривдой, то мои». – «Хорошо!» Плыли они, много-ль, мало-ль – встретился им купец. «Послушай, господин купец, чем на свете жить лучше: кривдой или правдой?» – «Кривда лучше!» Плывут они дальше, много-ль, мало-ль, и встречается им мужичок. «Послушай, добрый человек, чем на земле лучше жить: кривдой или правдой!» – «Кривдой!» На третьей встрече им сказали то же самое.

Отдал Правда три корабля Кривде, вышел на берег и пошел тропинкой в темный лес. Пришел он в избушку и лег под печку спать. Ночью поднялся страшный шум, и вот кто-то и говорить: «А ну-тка, похвалитесь! кто из вас нынче гуще кашу заварил?» – Я поссорил Кривду с Правдой! – Я разорил мельницу! – Я смутил человека убить! – А я напустил семьдесят чертенят на одну царскую дочь; а вылечит ее тот, кто сорвет жар-цвет!

Как ушли они, Правда вышел и запрудил мельницу, не дал убить человека, достал жар-цвету и вылечил царевну. Подарил ему царь пять кораблей, и поехал он домой. На дороге встретил Кривду. Кривда удивился богатству Правды, повыспросил у него все, как что было, да и залег ночью под печку в той же избушке. Слетелись духи и начали совет держать: как бы узнать того, кто испортил им все дела? Подозревали они самого из них негодного. Как стали его бить да щипать, он бросился под печку, да и вытащил оттуда Кривду. «Я –Кривда!» – говорит купец чертям, да все-таки они его не послушали и разорвали на мелкиe кусочки.

Так и выходит, что правдой – то жить лучше, чем кривдой. (Народн. сказка.).

24. Морозко

I. У мачехи была падчерица, да родная дочка; родная что ни сделает, за все ее гладят по головке да приговаривают: «умница!», а падчерица как ни угождает, ничем не угодит – все не так, все худо; а надо правду сказать, девочка была золото; в хороших руках она как сыр в масле купалась бы, а у мачехи каждый день слезами умывалась. Что делать? Ветер хоть шумит да затихнет, а сварливая баба расходится – не скоро уймешь: все будет придумывать да зубы чесать. И придумала мачеха падчерицу со двора согнать. «Вези, вези, старик, ее куда хочешь, чтобы мои глаза ее не видали, чтобы мои уши о ней не слыхали; да не вози к родным в теплую хату, а во чисто поле, на трескун-мороз!» Старик затужил, заплакал; однако посадил дочку в сани, хотел прикрыть попонкой, и то побоялся; повез бездомную во чисто поле, свалил на сугроб, перекрестил, а сам поскорее домой, чтобы глаза не видали дочериной смерти.

II. Осталась бедненькая, трясется и тихонько молитву творит. Вдруг слышит: невдалеке Морозко на елке потрескивает, с елки на елку поскакивает, поскакивает да пощел­кивает. Вот очутился он на той сосне, под коей девица сидит; пощелкивает, поскакивает, на красную девицу поглядывает: «девица, девица, я Мороз-красный-нос!»

– «Добро пожаловать, Мороз! Знать Бог тебя принес по мою душу грешную!» – «Тепло-ли-те, девица?» – «Тепло, тепло, батюшка-Морозушко!» Стал Морозко ниже спускаться, больше потрескивать и чаще пощелкивать, и спросил опять девицу: «тепло-ли-те, девица? Тепло ли-те, красная?» Девица чуть дух переводит, но еще говорит: «тепло, Морозушко, тепло, батюшка!» Пуще затрещал и сильнее защелкал Мороз­ко, и сказал девице: «тепло-ли-те, девица? тепло-ли-те, крас­ная? тепло-ли-те, лапушка?» Девица окостенела и чуть слышно сказала: «ой, тепло, голубчик-Морозушко!»

   III. Полюбились Морозке ее ласковые речи: он над ней сжалился и окутал ее шубами, отогрел одеялами, да принес ей сундук и высокий, и тяжелый, полный всякого приданого, а потом подарил ей платье, шитое серебром и золотом. Надела она его и стала какая красавица! какая нарядница! Си­дит и песенки попевает. А мачеха по ней поминки справ­ляет; напекла блинов. «Ступай, муж, вези хоронить дочь свою». Старик поехал. А собачка под столом: «тяв! тяв! старикову дочь в злате, в серебре везут, а старухину же­нихи не берут!» – «Молчи, дура! нá блин, скажи: старухину дочь женихи возьмут, а стариковой одни косточки привезут!» Собачка съела блин да опять: «тяв! тяв! старикову дочь в злате, в серебре везут, старухину женихи не берут!». Ста­руха и блины давала, и била ее, а собачка все свое: «стари­кову дочь в злате, в серебре везут, а старухину женихи не возьмут!».

IV. Скрипнули ворота, растворились двери, несут сундук высокий, тяжелый, идет падчерица в золоте да в серебре – так и сияет! Мачеха глянула – и руки врозь: «Старик, ста­рик, запрягай других лошадей, вези мою дочь поскорей! По­сади на то же поле, на то же место». Повез старик на то же поле, посадил на то же место. Пришел и Мороз-красный-нос, поглядел на свою гостью и стал ее спрашивать: «тепло-ли-те, девица?» – «Убирайся ты!» – отвечала ему старухина дочь: «или ты ослеп, – не видишь, что у меня руки и ноги окостенели». Попрыгал, поскакал Морозко, а хороших речей не дождался, рассердился, хватил ее и убил. – «Старик, сту-пай мою дочь привези: лихих коней запряги, да саней не по­вали, да сундук не оброни!» – А собачка под столом: «тяв, тяв! старикову дочь женихи возьмут, а старухиной в меш­ке кости везут!» – «Не ври! на пирог, скажи: старухину в злате, в серебре везут!» – Растворились ворота, старуха вы­бежала встречать дочь, да вместо ее обняла холодное тело. Заплакала, заголосила да поздно.

25. Сказка о рыбаке и рыбке

         I. Жил старик со своей старухой

У самого синего моря.

Они жили в ветхой землянке

Ровно тридцать лет и три года;

Старик ловил неводом рыбу,

Старуха пряла свою пряжу.

Раз он в море закинул невод,

Пришел невод с одной тиной;

Он в другой раз закинул невод,

Пришел невод с травой морской;

В третий раз закинул он невод,

Пришел невод с золотой рыбкой,

С непростой рыбкой, с золотой.

Как взмолится золотая рыбка,

Голосом молвит человечьим:

«Отпусти ты, старче, меня в море,

Дорогой за себя дам откуп:

Откуплюсь, чем только пожелаешь!»

    II. Удивился старик, испугался:

Он рыбачил тридцать лет и три года

И не слыхал, чтобы рыба говорила.

Отпустил он рыбку золотую

И сказал ей ласковое слово:

«Бог с тобой, золотая рыбка!

Твоего мне откупа не надо;

Ступай себе в синее море,

Гуляй там себе на просторе».

   III. Воротился старик ко старухе,

Рассказал ей великое чудо:

«Я сегодня поймал было рыбку,

Золотую рыбку, не простую;

      По нашему говорила рыбка,

      Домой в море синее просилась,

      Дорогой ценой откупалась:

      Откупалась, чем только пожелаю;

Не посмел я взять с нее выкуп,

   Так пустил ее в синее море».

  IV. Старика старуха забранила:

Не умел ты взять выкупа с рыбки!

Хоть бы взял с нее корыто:

Наше-то совсем раскололось!»

Вот пошел он к синему морю.

Видит: море слегка разыгралось.

Стал он кликать золотую рыбку;

Приплыла к нему рыбка и спросила:

«Чего тебе надобно, старче?»

Ей с поклоном старик отвечает:

«Смилуйся, государыня-рыбка!

Разбранила меня моя старуха,

Не дает старику мне покою:

Надобно ей новое корыто;

Наше-то совсем раскололось».

Отвечает золотая рыбка:

«Не печалься, ступай себе с Богом!

Будет вам новое корыто».

V. Воротился старик ко старухе:

У старухи новое корыто.

Еще пуще старуха бранится;

«Дурачина ты, простофиля!

Выпросил, дурачина, корыто!

В корыте много ли корысти?

Воротись, дурачина, ты к рыбке;

   Отвечает золотая рыбка:

«Не печалься, ступай себе с Богом!

Так и быть; изба вам уж будет».

VII. Пошел он ко своей землянке,

А землянки нет уж и следа:

Перед ним изба со светелкой,

С кирпичной беленой трубой,

С дубовыми, тесовыми вороты. 3

Старуха сидит под окошком,

На чем свет стоит мужа ругает:

«Выпросил, простофиля, избу!

Воротись, поклонись рыбке:

Не хочу быть черной крестьянкой,

Хочу быть столбовой дворянкой!»

VIII. Пошел старик к синему морю:

Неспокойно синее море:

Стал он кликать золотую рыбку.

Приплыла к нему рыбка, спросила:

«Чего тебе надобно, старче?»

Ей с поклоном старик отвечает:

«Смилуйся, государыня-рыбка!

Пуще прежнего старуха вздурилась,

Не дает старику мне покою:

Уж не хочет быть крестьянкой,

Хочет быть столбовой дворянкой».

Отвечает золотая рыбка:

«Не печалься, ступай себе с Богом!»

IX. Воротился старик ко старухе.

Что ж он видит? Высокий терем;

На крыльце стоит его старуха

В дорогой собольей душегрейке,

Парчевая на маковке кичка 4 ;

Жемчуга окружили шею,

На руках золотые перстни,

На ногах красные сапожки;

Перед ней усердные слуги;

Она бьет их, за чупрун таскает.

Говорить старик своей старухе:

«Здравствуй, барыня-сударыня-дворянка!

Чай, теперь твоя душенька довольна?»

На него прикрикнула старуха,

На конюшне служить его послала.

X. Вот неделя-другая проходит;

Еще пуще старуха вздурилась;

Опять к рыбке старика посылает.

«Воротись, поклонись рыбке:

Не хочу быть столбовой дворянкой,

А хочу быть вольной царицей».

Испугался старик, взмолился:

«Что ты, баба, белены объелась?

Ни ступить, ни молвить не умеешь –

Насмешишь ты целое царство».

Осердилась пуще старуха,

По щеке ударила мужа.

«Как ты смеешь, мужик, спорить со мной,

Со мной, дворянкой столбовой?

Ступай к морю, говорят тебе честью,

Не пойдешь, поведут по неволе!»

      XI. Старик отправился к морю.

Почернело синее море.

Стал он кликать золотую рыбку;

Приплыла к нему рыбка, спросила:

«Чего тебе надобно, старче?»

Ей с поклоном старик отвечает:

«Смилуйся, государыня рыбка!

Опять моя старуха бунтует:

Уж не хочет быть она дворянкой,

Хочет быть вольной царицей».

Отвечает золотая рыбка:

«Не печалься, ступай себе с Богом!

Добро! будет старуха царицей!»

 XII. Старик к старухе воротился.

Что ж? Перед ним царские палаты:

В палатах видит он свою старуху.

За столом сидит она царицей,

Служат ей бояре да дворяне,

Наливают ей заморские вина;

Заедает она пряником печатным;

Вкруг стоить ее грозная стража,

На плечах топорики держать.

   Как увидел старик, испугался,

В ноги он старухе поклонился,

Молвил: «Здравствуй, грозная царица!

Ну, теперь твоя душенька довольна?»

На него старуха не взглянула,

Лишь с очей прогнать велела.

Подбежали бояре и дворяне,

Старика в зашей затолкали,

А в дверях-то стража подбежала,

Топорами чуть не изрубила;

А народ-то над ним насмеялся:

«По делом тебе, старый невежа!

Впредь тебе, невежа, наука:

Не садись не в свои сани!»

      XIII. Вот неделя–другая проходит,

Еще пуще старуха вздурилась:

Царедворцев за мужем посылает.

Отыскали старика, привели к ней.

Говорит старику старуха:

«Воротись, поклонись рыбке:

Не хочу быть вольною царицей,

Хочу быть владычицей морской,

Чтобы жить мне в океане-море ,

Чтобы служила мне рыбка золотая

И была бы у меня на посылках».

Старик не осмелился перечить,

Не дерзнул поперек слово молвить.

 XIV. Вот идет он к синему морю;

Видит: на море черная буря –

Так и вздулись сердитые волны,

Так и ходят, так воем и воют;

Стал он кликать золотую рыбку:

Приплыла к нему рыбка, спросила:

"Чего тебе надобно, старче?»

Ей старик с поклоном отвечает:

«Смилуйся, государыня-рыбка!

Что мне делать с проклятой бабой?

Уж не хочет быть она царицей,

Хочет быть владычицей морской,

Чтобы жить ей в океане-море,

    Чтобы ты сама ей служила,

И была бы у ней на посылках».

Ничего не сказала рыбка,

Лишь хвостом по воде плеснула –

И ушла в глубокое море.

Долго у моря ждал он ответа.

Не дождался, к старухе воротился....

Глядь: опять перед ним землянка,

На пороге сидит его старуха,

А перед ней разбитое корыто.

(Пушкин).

ЛЕГЕНДЫ 5

26. Малиновка

Было время, когда эта красивенькая, маленькая птичка была одного серогo цвета. В тот ужасный день, когда Господь наш Иисус Христос был распят на кресте, солнышко не освещало земли, небо, покрытое тучами, не пропускало света; ветер дул сильно, точно перед бурей, и маленькая птичка в испуге летала с одного дерева на другое, отыскивая место, где бы укрыться от непогоды. В беспокойстве, видя, что становится все темнее и темнее, малиновка поднялась на высокую гору и там увидала три креста. На одном из них был распять Сын Божий. Долго летала птичка около этого ужасного места, не зная, чем облегчить страдания Христа. – «Чем могу я доказать мою любовь и благодарность Избавителю, я – такое ничтожное творенье?» У распятого Спасителя был надет колючий терновый венец, причинявший Ему такую боль, что кровь виднелась на Его светлом челе. – «Боже милосердный»! просила малиновка: «помоги мне хоть чем-нибудь убавить боли Твоему распятому Сыну!» Она робко подлетела к голове Спасителя и мало-помалу своим тоненьким носиком выклевала один терний из венца. – «Все-таки», подумала она радостно, «теперь будет меньше одним уколом, и я могла хоть чем-нибудь доказать Спасителю любовь и благодарность за милости Его к маленькой, слабенькой птичке». И в этот час ее грудка получила тот прекрасный цвет с отливами, который так красит и поныне эту маленькую птичку.

27. Незабудка

Я хочу поговорить с вами о цветочках, особенно об одном маленьком голубом цветочке, с золотистым венчиком, точно сердечком – в середине; цветочек этот называют незабудкой. Когда я была еще маленьким ребенком, то, гуляя с няней в обширном парке, окружавшем наш сельский дом, всегда надолго останавливалась около широкой канавы, отделявшей парк от темного бора; по краям этой канавы росло множество самых крупных, самых прелестных незабудок. Я не могла насмотреться на них, не могла на них нарадоваться; мне казалось, что незабудки смотрят на меня своим лазоревым взором и говорят: «не позабудь меня!»

– Не говорят ли цветы? спрашивала я иногда свою няню. Няня моя была старушка, малороссиянка, необыкновенно добрая, простая сердцем и глубоко набожная. Она любила слушать Священное Писание и знала много занимательных рассказов религиозного содержания. На повторяемые мои вопросы, не говорят ли когда цветы, раз она ответила мне.

– Да, рассказывают благочестивые люди, что однажды цветы говорили и лучшее слово сказал твой любимый лазоревый цветок.

– Расскажи, няня, что это за слово сказала незабудка?

– Изволь, друг сердечный, отвечала няня, горячо любившая меня, слушай и не балуй, пока буду говорить.

Я смиренно уселась подле няни на мягкой траве, около канавы, и, не спуская глаз с окружавших нас незабудок, слушала следующий рассказ. «Когда Господь Бог», начала, перекрестясь, няня, «сотворив мир, почил от трудов Своих, то позвал к Себе первого человека – Адама, и при нем дал имя каждому животному; потом поставил перед Собой рядами все растения, стал посреди них и каждому дереву, цветку, травке, былинке говорил подряд его название и для чего оно назначено, до тех пор, пока они упомнили все. Только один цветочек стоял безмолвно в большом смущении. Подняв на великого Творца свои голубенькие глазки, и открыв ему свое, золотое сердечко, он в блаженном восторге все позабыл, кроме Создателя, и не мог ничего запомнить.

Опустив к земле цветы и бутончики, голубой цветочек залился румянцем смущения и умоляющим голосом пролепетал: «Господи! Отец всего создания, прости меня: я не мог оторвать от Тебя своих взоров и позабыл самого себя. Если Тебе угодно будет повторить мое название, я никогда его не забуду. Творец неба и земли, видя у ног своих цветочек, с любовью взглянул на него и произнес: – «Вины нет в том, что ты забыл самого себя. Меня ты только не забудь!» и удалился. Цветок так и остался в блаженном состоянии божественного восторга, сделался любимцем всех и каждого, вот как и тебя, сказала обратясь ко мне няня. Господь наградил его за любовь к Себе прекрасным именем незабудки. Вложи и ты в свое детское сердце завет Господа, данный незабудке: «Меня ты только не забудь!»

28. Чудесный мальчик

Поздно вечером, накануне Рождества, лесом возвращался крестьянин домой из города. Там он своим деткам купил для праздника каравай хлебца. А то бедняжки питались одной почти корой. Был сильный мороз. На небе светила луна. Вдруг он видит: в сугробе, прислонившись к дереву, стоит полуодетый, почти окоченелый от стужи мальчик и согревает руки своим дыханием. Крестьянин снял с себя шубу, одел мальчика и привел к себе в избу. Домашние обласкали гостя. Потом семья, помолившись, села за стол, где был поставлен хлеб с водой. Хозяйка посадила гостя около себя, начала резать хлеб и первый кусок подала мальчику. «Благословен убогих дар», со слезами промолвил отрок принимая хлеб. Хозяйка продолжает резать каравай, но хлеб все цел, не убывает... Вдруг необыкновенный свет озарил хату. Изумленная семья глядит на гостя – он весь преобразился: на месте оборванного мальчика сидел в белоснежной одежде светло-крылатый, прекрасный, как рай, ангел.

Он встал, благословил семью и исчез.

С тех пор под кровом этих добрых бедняков воцарилось полное довольство и благоденствие. С тех пор поныне то место за столом в избе крестьянина, где когда-то, в образе нищего мальчика, беседовал Божий ангел, остается во время обеда и ужина не занятым.

– То место свято, говорит, набожно крестясь, хозяин, там ангел был.

Отдел Первый

Человек

1. Сыновняя любовь

Один мальчик бежал через улицу. Вдруг наезжает телега. Мальчик споткнулся и попал под телегу; колесо переломило ему ногу. Бедняжку принесли домой. Мать его была больна и, когда услыхала стон сына, соскочила в испуге с постели и упала без чувств. Мальчик сейчас же перестал стонать, и пока ему вправляли и перевязывали ногу, ни разу не крикнул. «Разве тебе не больно?» – спросил наконец его доктор. «Даже очень больно!» – шепотом ответил мальчик: «но я не хочу, чтобы мама знала об этом, так как её очень огорчает моя болезнь».

2. При солнышке тепло, при матери добро

Забежал Коля к соседу и увидал, что у него в доме нехорошо: дети грязны, в изорванных рубашонках, с не расчесанными головками. Меньшие валяются по грязному полу, двое других дерутся, а старшенький лежит болен, и некому за ним присмотреть. Вспомнил тут Коля, что у соседа недавно жена умерла, вспомнил и свою мать, побежал домой и крепко обнял родимую.

3. Молитва матери

I. «Служил я у одного богатого купца», – рассказывал один крестьянин; «хозяин мой торговал хлебом: свои барки ходили по Волге, я и состоял при барках».

«Раз на перекате у Костромы нас застала ночь, да такая бурная, ненастная. Течение там быстрое, судно наше так и несло на самое высокое место на перекате. Видим, – беда неминучая, а справиться не можем. Только хотели было отвернуться от мели, как ветер налетел да двинул барку; ударилась она со всего размаху, только дно затрещало. Мы бросились в воду. Холодная волна набежала и окатила мне голову; пробовал плыть, да мочи нет... «Ну, думаю, смерть пришла!»

II. «И вспомнил я тут про старуху мать, что в деревне осталась, и так мне стало жаль ее, так страшно было помирать, что я в голос заплакал: «Матушка, помолись, умираю!»

«И чудное дело: точно у меня силы прибавилось, стал я шибче руками работать; вижу – бревно плывет; я ухватился за него, да за ним до берега и добрался».

III. «Приезжаю домой на праздники, а матушка мне и сказывает, что на Фролов день она всю ночь не спала. – «Лежу, говорит: вдруг кто-то в окно стукнул, и слышу твой голос: «матушка! умираю!» потом опять. Ужас меня взял, зажгла я свечу перед образом и стала на молитву».

– «А беда-то со мной случилась как раз на Фролов день».

IV. «Мать, ведь, что солнышко, – и греет, и радует, а молитва ее до самого Господа Бога доходит».

4. Колыбельная песня

Спи, дитя мое, усни!

Сладкий сон к себе мани!

В няньки я к тебе взяла

Ветер, солнце и орла.

Улетел орел домой,

Солнце скрылось под горой;

Ветер после трёх ночей

Мчится к матери своей.

Ветра спрашивает мать:

«Где изволил пропадать?

Али звезды воевал?

Али волны все гонял?» –

Не гонял я волн морских,

Звезд не трогал золотых:

Я дитя оберегал,

Колыбелечку качал.

(Майков).

5. Дорогая могила

I. Есть небольшое сельское кладбище в одном из отдаленных уголков Poccии. Как почти все наши кладбища, оно являет вид печальный: окружавшие его канавы давно заросли; серые деревянные кресты поникли и гниют под своими когда-то крашеными крышами; каменные плиты все сдвинуты, словно кто их подталкивает снизу; два, три ощипанных деревца едва дают скудную тень; овцы безвозбранно бродят по могилам...

II. Но между ними есть одна, до которой не касается человек, которую не топчет животное: одни птицы садятся на нее и поют на заре. Железная ограда ее окружает; две молодые елки посажены по обоим ее концам... К ней, из из недалекой деревушки, часто приходят два уже дряхлые старичка – муж с женой.

III. Поддерживая друг друга, идут они отяжелевшей походкой; приблизятся к ограде, припадут и станут на колени, и долго, и горько плачут, и долго, и внимательно смотрят на немой камень, под которым лежит их сын; поменяются коротким словом, пыль смахнут с камня, да ветку ели поправят, и снова молятся, и не могут покинуть это место, откуда им как будто ближе до их сына, до воспоминаний о нем... (И. Тургенев).

6. Отцовские труды

Мы-то, детки, день-деньской кирпичи таскали,

И под нашей рукой стены вырастали.

Мы рубили топором – глядь и вышла хата!

Вспоминай-ка нас добром, да живи богато.

Мы изъездили поля с матушкой сохой,

И покрылась земля рожью золотой.

Хлеб-кормилец, теплый дом – к сроку все приспело:

Вспоминайте нас добром: это ваше дело.

Будь же умницей, родной, честью заработай,

Так и черный хлеб свой съешь ты тогда с охотой.

(Водовозова).

7. Малые сиротки – Божьи детки

Ясно солнышко

Закатилось;

Светла месяца

Не видать нигде;

Часты звездочки

В туче спрятались,

И темным-темна

Ночь осенняя!

Трудно в свете жить

Сиротинушке,

Без родимого

Отца-батюшки,

Без родимой

Своей матушки,

Без братьев, сестер...

Как есть круглому!

8. Сиротка

Вечер был, сверкали звезды,

На дворе мороз трещал.

Шел по улице малютка,

Посинел и весь дрожал.

«Боже!» говорил малютка,

«Я прозяб и есть хочу;

Кто ж согреет и накормит,

Боже добрый, сироту?»

Шла дорогой той старушка,

Услыхала сироту,

Приютила и согрела,

И поесть дала ему,

Положила спать в постельку.

«Как тепло!» промолвил он:

Закрыв глазки улыбнулся

И заснул... Спокойный сон!

Бог и птичку в поле кормит

И кропит росой цветок,

Бесприютного сиротку

Не оставить также Бог.

(Плещеев).

9. С миру по нитке – голому рубашка

Поступил сиротка Гриша в школу. Был он мальчик тихий, скромный, прилежный. Не было у Гриши отца и матери, жил он у чужих людей. Некому было купить Грише книжечку, тетрадку, доску и ничего-ничего не было у Гриши, что необходимо всякому школьнику. Гриша плакал, когда не знал урока, или не написал заданной письменной работы; между тем ему не по чем было учить и не на чем писать. Тяжело было Грише, что он начал отставать от товарищей.

Товарищи любили Гришу, а больше всех любил друг его Степа. Раз Степа и говорит товарищам в школе: «Ну-ка, ребятки, сложимся по грошу да купим Грише книжку: он ведь сирота: ему некому купить». Степа с шапкой обошел своих товарищей, и копеечки, трешники, посыпались в шапку. Набрали полтину денег и купили Грише книжку, доску, грифель. Гриша теперь обзавелся всем и стал хорошим учеником и добрым товарищем для всех.

10. Приглашение к труду

Дети! надобно трудиться:

Бог нас создал для труда;

Ах! от праздности родится

Много горя и стыда.

Тот кто хочет доброй славы,

Должен хлеб свой в поте есть;

Не за игры и забавы

Достается людям честь.

Дети! дети! не ленитесь!

Труд всегда приносит плод:

Будешь смолоду трудиться –

Встретишь старость без забот.

рот).

11. Рукодельная песня

Ну, подруженьки, скорее!

Солнце красное взошло.

За работу мы дружнее!

Пока время не ушло.

Помолись, потрудись,

Только знай не ленись!

Без нужды проживёшь,

Да добра наживёшь.

Чтоб добра себе прибавить,

Надо в жизни работать,

Все самим уметь исправить

И другим не докучать.

(Кн. Одоевский).

12. Нужда и труд

Дайте грабли, лопату, топор или лом.

Или серп для жнитва отточите,

Или косу давайте вы мне для косьбы.

Или цепь, – или что вы хотите!

И сильна, и крепка будет эта рука,

И ко всякой работе привычна,

Потому что нужда, в тяжкой жизни труда,

Нас работать учила отлично... (Жуковский).

13. Приглашение в школу

Дети, в школу собирайтесь! петушок пропел давно.

Попроворней одевайтесь! смотрит солнышко в окно.

Человек и зверь, и пташка – все берется за дела;

С ношей тащится букашка; за медком летит пчела.

Ясно поле, весел луг; лес проснулся и шумит;

Дятел носом: тук, да тук! звонко иволга кричит...

Рыбаки уж тащат сети; на лугу коса звенит...

Помолясь, за книгу, дети! Бог лениться не велит.

(Из Р. Сл.).

14. Старый Петр

Старый Петр стучит да тычет,

Да колотит в мастерской;

Под нос песенку мурлычет

И трудится день-деньской.

«Грех и жить-то без работы,

На грехи наводит лень;

Поработай до субботы,

Отдохнешь в воскресный день.

Пару добрых рук в наследство

Получил я от отца,

И живем на эти средства

Мы по милости Творца.

Только знай себе работай,

Душу на Бога возложь;

О грядущем дне заботой

Втуне сердца не тревожь,

И гляди вперед без страха.

Черный хлеб не нищета,

А посконная 6 рубаха –

Далеко не нагота».

15. Самые лучшие приправы к обеду

Знатный 7 и богатый господин охотился в лесу, устал и зашёл отдохнуть в избушку лесника. В это время дети лесника сидели за столом. Перед ними стояла чашка с овсяным киселём, и лежал грубый черный хлеб. Дети с большим удовольствием ели то и другое, и были здоровы и румяны, как маков цвет.

– «Не понимаю, – сказал охотник леснику, – как это ваши дети едят с таким удовольствием 8 такую грубую пищу и все так здоровы и румяны?»

Лесник отвечал охотнику: «Это происходит от того, что обед я ежедневно приправляю тремя пряностями 9 : во-первых, дети мои весь день работают и трудом зарабатывают себе пищу; во-вторых, они всегда садятся за стол голодными, так как вплоть до самого обеда я не даю им ничего есть; в-третьих, дети мои привыкли к умеренности в еде и не знают никаких лакомств».

16. Награда

Однажды ехал по своему селу помещик и увидал старика, который пересаживал в саду маленькие деревца.

– Сколько тебе лет, старик? – спросил его помещик.

– Минуло 80, – ответил старик, – но Бог даль мне крепкое здоровье, так что я могу еще трудиться.

– А долго ли ты думаешь еще жить, что садишь эти деревья? Дождешься ли ты плодов от них?

– Я и не думаю о том, – ответил старик, – я или кто другой будет пользоваться плодами их. Я делаю так, как делал мой отец, который садил деревья уже в старости, а если бы он не посадил, я не попробовал бы ни яблочка, ни груши. Почему же я должен быть хуже для детей моих, чем был мой отец для меня?

– Ну, так что ж тебе с этого? – спросил помещик.

– Я буду рад, – отвечал старик, – что сделал доброе дело.

Это так понравилось помещику, что он вынул червонец и дал его старику.

– Видите, барин, – сказал старик: – вы говорили, что я не увижу плодов от этих деревьев, – а они уже в первый день принесли мне червонец.

Никогда не следует допытываться, на что и для кого мы делаем добро; будем делать его лишь потому, что оно добро, а награда за доброе дело придет рано или поздно. (Наука 1883 г.).

17. Здоровье и долголетие

I. В теплый осенний день на завалинке у своей избы сидел восьмидесятилетий старик. Голова его была бела, как снег, но лицо было здоровое, веселое, глаза живые, а руки, казалось, годились еще ко всякой работе. Тут же на дороге играли внуки и правнуки стариковы: здоровые, как рыжики, и румяные, что ягодки калиновые.

Подошел к старику молодой человек, недавно приехавший из города, и стал допытываться у него: как он дожил до таких лет и сохранил столько сил и крепости?

Старик и говорит ему: «От самых малых лет меня никогда не заставало восходящее солнце в постели. Я ложился спать, как только наступала ночь, которую Господь Бог дает нам для отдыха. Вставши с постели, я никогда не зевал, никогда не ленился, а работал усердно. Работа крепила мое тело, а молитва крепила мой дух. Я всегда был весел, так как всегда верил в Божью помощь».

II. А кто же тебя научил этому? – спросил молодой человек.

Старик встал и повел его в свой садик. Там между деревьями, погнувшимися от тяжести созревающих плодов, стояли рядами ульи с пчелами. «Вот на том да на этом учился я уму-разуму», сказал старик, указывая на деревья и на ульи. «Я садил, прививал, доглядывал деревья; они росли на моих глазах и веселили мое сердце. Я был между деревьями, как между своими детьми; они учили меня, как добр Господь Бог, как Он награждает человека за честные и полезные труды. А маленькая мушка-пчелка учила меня трудолюбию, бережливости и порядку . Я прожил мой век в приятном труде, весело, и вырастил так моих детей и внуков».

18. Странничек

На работу, в дальни! путь

Плелся странничек убогий.

Притомился он с дороги,

Сел у хаты отдохнуть.

В двери глянула хозяйка,

Говорит: «Уснул, родной?

Вишь ты холод-то какой!

Что тут сел? В избу ступай-ка!

Не красна изба у нас,

А тепленька, слава Богу!

Обогрейся на дорогу –

Щец покушай, в добрый час».

19. Ответ боярина Шереметева

«Куда девалось твое имение?» спросил некогда царь Иоанн Васильевич у Шереметева, своего вельможи. – «Через руки бедных я препроводил его к Отцу небесному», отвечал он. – Вот самое лучшее употребление богатства, достойное истинного христианина и русского вельможи! (Из Дух. Цветн.).

20. Алтарь для жертвы

I. Один богатый юноша сделался очень болен и долгое время пролежал в постели, но наконец стало ему легче, и он выздоровел. Выйдя в первый раз в сад, он был, как бы новорожденный, полон радости и славословил Господа громким голосом, и в избытке благодарных чувств, обращая взоры и сердце свое к небу, произнес: «О Всеблаженный и Вседовольный! если бы человек мог что-либо воздать Тебе... о, как охотно отдал бы я все свое имение!»

II. Слова эти слышал один благочестивый старец и, подойдя к богатому юноше, сказал: «Благие дары нисходят свыше; туда послать ты ничего не можешь. Но иди, следуй за мной!»

Юноша последовал за благочестивым старцем, и они пришли в одну мрачную, полуразвалившуюся хижину, где встретили их ужасная нищета и горесть. Отец лежал больной, мать плакала, дети были наги и просили хлеба. Ужаснулся юноша. Тогда старец сказал ему: «Вот здесь алтарь для твоей жертвы! Это меньшие братья Господни». Юноша дал щедрое пособиe бедствующей семье, и утешенные несчастные благословили его и назвали ангелом Божьим.

Но старец, улыбаясь, сказал ему: «Так всегда: сначала обращай благодарный взор свой на небо, а потом на землю».

21. Нищий

Знавал я нищего: – как тень,

С утра, бывало, целый день

Старик под окнами бродил

И подаяния просил.

Но все, что в день ни собирал,

Бывало, в ночи раздавал

Больным, калекам и слепцам,

Таким же нищим, как и сам...

(Я. Полонский).

22. Божия копилка

I. Жил богач. Он помогал бедным, и все его очень любили. В комнате его была прибита к стене большая железная копилка, а над ней написано было золотыми буквами: «Божия копилка». Когда Господь посылал богачу какую радость: крестины, день ангела или другое что, тогда жена, бывало, скажет ему: «Бог дал нам всего вдоволь, пригласи полный дом гостей, пусть люди вместе с нами порадуются». – «А сколько же человек пригласить?» спрашивал он жену. – «Ну, хоть сорок человек», отвечала жена. Богач, бывало, подумает и скажет: «Знаешь, голубка моя, теперь очень много бедных людей, у многих деточки от голода плачут, не опять. Так не лучше ли пригласить к нам человек двадцать, а то, чтό пошло бы на вино и угощение других двадцати, я вкину в Божию копилку?» Так он обыкновенно и делал.

Прочитает или услышит, бывало, добрый человек о каком-нибудь несчастии: о пожаре, наводнении, о градобитии, – он тотчас скажет про себя: «Боже, ты сохранил меня от такого несчастия!» и снова бросит в копилку жертву благодарения.

II. Бывало, зайдет к богачу купец с товарами. Богач посмотрит того, другого товару и идет уже за деньгами. Вдруг нечаянно взглянет на копилку и скажет себе: «Стой, на что тебе столько? Можешь обойтись и половиной». И возьмет наполовину меньше всего; а то, чтό нужно было заплатить за другую половину, бросит в Божию копилку.

День за день, год за годом – на старости лет богача в копилке Божией собралась огромная сумма денег.

III. Перед смертью он созвал к себе стариков того села, где жил, и сказал им: «Не отнимая у детей своих ни гроша, я собрал много добра на дело Божие; я меньше гулял, меньше разбрасывал, чем мог; то, что я намеревался пустить через горло свое или друзей моих, и то, что я хотел истратить на прихоти, вы найдете в этой Божией копилке».

VI. Открыв копилку, старики нашли в ней огромную сумму и прослезились от радости. Когда богач отдал Богу душу, люди величали его своим благодетелем. Память об этом добром человеке никогда не исчезнет на родине его: о нем веки-вечные напоминать будут потомству вышедшие из копилки Божией приют для детей, школа, больница и новая каменная церковь.

(Из «Науки» протоиерея Наумовича).

23. Скворец

I. У старичка-охотника был скворец, который умел говорить несколько заученных слов. К охотнику часто приходил сынишка его соседа послушать чудную птицу. Особенно нравилось ему, как старичок, бывало, спросит: «где ты, скворушка?» А скворец тотчас и крикнет: «здесь, дядюшка!».

II. Раз мальчик приходит, а охотника нет в комнате. И задумал плутишка украсть редкую птицу: схватил ее и проворно сунул в карман. Входит в комнату старик... Не видя скворца, он спросил: «где же скворушка?» – Здесь, дядюшка! – крикнул изо всей мочи скворец в кармане воришки.

24. Спесь

Ходить Спесь, надуваючись,

С боку на-бок переваливаясь.

Ростом-то Спесь аршин с четвертью,

Шапка-то на нем во целу сажень,

Пузо-то его все в жемчуге,

Сзади-то у него раззолочено

А и зашел бы Спесь к отцу к матери,

Да ворота не крашены!

А и помолился б Спесь во церкви Божьей,

Да пол не метен!

Идет Спесь, видит: на небе радуга;

Повернул Спесь во другую сторону:

Не пригоже-де мне нагибаться!

(Гр. А. Толстой).

25. Дурное употребление богатства

I. У одного крестьянина близ Москвы был только небольшой участок земли с садом, но он жил счастливо и семью свою содержал своими трудами; он был добр к людям, набожен, здоров и доволен. У него не только хватало на прежние и на все необходимые нужды, но он ежегодно мог еще откладывать несколько денег в запас на детей.

II. Однажды, при чистке своего колодца, он нашел в илу большой медный сосуд с золотыми и серебряными деньгами, Находка обрадовала его и он вообразил, что добыл истинное счастье.

III. С этой минуты он передал все полевые работы прислуге, стал одеваться богаче, чем позволяли его занятия, стал роскошно есть и пить, а наконец и играть; забыл Бога, не заботился о будущей жизни, тратил без толку деньги на все прихоти и пустые удовольствия и вовсе не думал, что он может когда-либо обеднеть и что такая жизнь и вредна, и грешна. Скоро случилось то, чего и нужно было ожидать.

IV. Через дурное употребление богатства он стал нищим. Все, что он имел, было продано с молотка. Здоровье его расстроилось от беспорядочной жизни, и в сердце его не осталось искры благочестия. В заключение, он утопился в том же колодце, в котором нашел клад.

Все гоняются за богатством, а оно губит многих.

26. Не завидуй чужому счастью

Тимофей пас чужих овец и получал за это такую гро­шовую плату, что не на что было купить сапог. Однажды, под вечер, когда он босой стоял у ворот постоялого двора, к дому подъехала господская карета. «Ведь бывают же такие счастливцы, что в карете разъезжают!» сказал Тимофей, с завистью поглядывая на богатый экипаж, – а наш брат не только пешком, изволь ходить босиком. Чем я, сиротинуш­ка, прогневал Господа, что вечно должен маяться и по чу­жим людям скитаться? И за что такая милость Божья вот хоть бы этому барину?... Кабы с ним хоть на час поме­няться, то-то бы счастье!» Едва он это сказал, как дверцы кареты растворились и из нее, с помощью двух слуг, вышел безногий калека. «С нами крестная сила!» воскликнул оторопелый Тимофей, перекрестился и без оглядки побежал в поле. С тех пор он не только никому не завидовал, но и на босоту свою более не жаловался.

27. На кого похож злословящий ближнего своего

Однажды некто из братии одного общежительного монасты­ря худо говорил пастырю о ближнем своем. Преподобный настоятель тотчас велел изгнать его, говоря: «не позволю, чтобы в обители был видимый и невидимый дьявол».

(Из «Лествицы» св. Иоанна, игум. Син. горы) .

28. Пастух и царский казначей

I. Был у одного царя казначей. Царь очень любил его и во всем доверял ему. Другие царские чиновники завидовали ему и задумали его погубить. Они узнали, что у казначея есть в доме комната, куда никто не ходит, кроме него. Узнали они, что комната эта всегда заперта, и ключ от нее казна­чей никогда никому не дает.

II. «У него там собраны сокровища из царской казны», подумали завистники, «царская казна у него на руках, царь ему доверяет, так утаить, сколько хочет, ему не трудно». И донесли царю, что казначей казну царскую обкрадывает и деньги хранить у себя в доме. Царь сам захотел узнать правду, пошел в дом к казначею и велел открыть ему двери той комнаты, про которую говорили ему завистники.

III. Казначей с радостью исполнил приказание царя, повел его и отпер дверь комнаты; царь увидал четыре голые стены, простой сосновый стол и скамью. На столе лежала старая котомка, какую носят пастухи, и пастуший рожок; а больше в комнате ничего не было. Удивился царь, и казначей сказал ему: «я был прежде пастухом, пас овец. Ты, государь, взял меня и дал мне высокую должность, но не забыл я, чем был прежде. Велика твоя милость, живу я в почете и роскоши, но много у меня забот и горя. Каждый день в этой комнате вспоминаю о прежней своей счастливой жизни, когда я был простым работником: никто мне тогда не завидовал, и не было у меня врагов».

29. Притча о яблоке

I. Однажды люди толковали о счастье: какое кому счастье суждено. Дело было не без зависти: больные завидовали здоровым, младшие – старшим, а особливо бедные – богатым. Бедные утверждали, что только и есть счастье, что в богатстве, и что если человек богат, то все ему нипочем.

II. Мудрец, выслушав все эти неразумные толки, рассказал следующую притчу.

Знавал я одного богача; жил он в раззолоченных палатах, носил тонкое, дорогое платье, сладко ел, сладко пил, каждый день у него на дому было словно пир какой. Однажды приехал к богачу в гости старый друг; давно уж они не видались; на радости богач сделал пиршество и созвал гостей. На столе были поставлены золотые и серебряные блюда, а в блюдах были дорогие яства; кубки также были золотые, а в кубках пенились заморские вина.

III. Долго сидели друзья за столом; ели и пили, и были веселы; лишь хозяин почти ничего не ел и не пил, хотя и вел потешную речь с своими гостями. Под конец обеда приезжий друг сказал богачу: «Нигде я не видал такого богатства и такой роскоши, как у тебя; должно сказать, что нет человека счастливее тебя в целом свете».

IV. Богач вздохнул, взял с золотого блюда яблоко и подал его другу; яблоко было румяно и свежо на вид, но когда его разломили – в нем сидел червяк и точил его сердцевину.

Все гости с удивлением посмотрели на богача, а богач промолвил: «То, что это яблоко, то и я: с виду я счастлив, а никому незаметно, что червяк меня точит».

С этими словами богач развернул свое богатое платье, и все увидели, что на груди его была страшная, неизлечимая язва, которая называется раком и которая очень скоро сводить человека в преждевременную могилу.

30. Как приобрести смирение

Некоторого старца спросили: каким образом душа может стяжать 10 смирение? Он отвечал: если она будет смотреть только на свои грехи. Этот старец говорил: совершенство человека – смирение. (Отечн. Епископа Игнат).

Басни

31. Обоз

Шел некогда обоз;

А в том обозе был такой престрашный воз,

Что перед прочими казался он возами,

Какими кажутся слоны пред комарами;

Не возик и не воз: возище то валить.

Но чем сей барин-воз набит?

– Да пузырями. ( Дмитриев).

32. Ворона и кувшин

Во всех почти делах догадка нам нужна.

Ворона бедная от жажды умирала,

И где-то на поле она

Кувшин с водой сыскала;

Но вот беда:

Низка для ней была в колодце том вода.

Как станешь пить? Нельзя ей влезть туда;

Кувшин велик – нельзя его Вороне сдвинуть,

Не только опрокинуть.

А надобно воды достать!

Вот стала камушки она в него бросать:

С краями наравне вода приподнялась –

И тут уже моя Ворона напилась.

( Измайлов).

33. Заяц на ловле

Большой собравшися гурьбой,

Медведя звери изловили;

На чистом поле уложили –

И делят меж собой,

Кто что себе достанет.

А заяц за ушко медвежье тут же тянет.

«Ба! ты косой!»

Кричат ему: «пожаловал отколе?

Тебя никто на ловле не видал».

– «Вот, братцы», заяц отвечал:

«Да из лесу-то кто ж? все я его пугал

И вам доставил прямо в поле

Сердечного дружка».

Такое хвастовство хоть слишком было явно,

Но показалось так забавно,

Что зайцу дан клочок медвежьего ушка.

( Крылов).

34. Мирская сходка

В овечьи старосты у льва просился волк...

Но так как о волках худой на свете толк,

То велено звериный весь народ

Созвать на общий сход

И расспросить того, другого,

Что в волке доброго он знает, иль худого.

Исполнен и приказ: все звери созваны.

На сходке голоса чин-чином собраны;

Но против волка нет ни слова,

И волка велено в овчарню посадить.

– Да что же овцы говорили?

На сходке ведь они уж верно были?

– Вот то-то нет! Овец то и забыли!

А их-то бы всего нужней спросить.

( Крылов).

35. Пчела и мухи

Две мухи собрались лететь в чужие края

И стали подзывать с собой пчелу:

Они обиделись, что их на родине своей

Везде гоняют из гостей.

«Путь добрый вам», пчела на это отвечала,

"А мне

И на моей приятно стороне.

От всех за соты я любовь себе сыскала –

От поселян и до вельмож.

Но вы летите,

Куда хотите, –

Везде вам будет счастье то ж:

Не будете, друзья, нигде, не быв полезны,

Вы ни почтенны, ни любезны,

А рады пауки лишь будут вам

И там.

(Крылов).

36. Собака и лошадь

У одного крестьянина служа,

Собака с лошадью считаться как-то стали:

«Вот», говорит Барбос: – «большая госпожа!

По мне хоть бы тебя совсем с двора согнали. Велика вещь – возить или пахать!

Об удальстве твоем другого не слыхать;

И можно ли тебе равняться в чем со мной?

Ни днем, ни ночью я не ведаю покоя:

Днем стадо под моим надзором на лугу,

А ночью дом я стерегу».

– «Конечно», лошадь отвечала:

– «Твоя правдива речь;

Однако же, когда б я не пахала,

То нечего б тебе здесь было и стеречь».

( Крылов).

37. Крестьянин и змея

К крестьянину вползла змея

И говорит: «Сосед! начнем жить дружно!

Теперь меня тебе стеречься уж не нужно;

Ты видишь, что совсем другая стала я,

И кожу нынешней весной переменила».

Однако ж мужика змея не убедила.

Мужик схватил обух

И говорит: «Хоть ты и в новой коже,

Да сердце у тебя все то же».

И вышиб из соседки дух.

(Крылов).

38. Лошадь и осел

Добро, которое мы делаем другим,

В добро послужить нам самим;

И в нужде надобно друг другу

Всегда оказывать услугу.

Случилось лошади в дороге быть с ослом.

И лошадь шла порожняком,

А на осле поклажи столько было,

Что бедного совсем под ней задавило.

«Нет мочи!» говорит, «я, право, упаду,

До места не дойду».

И просит лошадь он, чтоб сделать одолжение –

Хоть часть поклажи снять с него.

«Тебе не стоит ничего,

А мне б ты сделала большое облегченье»,

Он лошади сказал. –

«Вот! чтоб я с ношей ослиной таскалась!»

Сказала лошадь и помчалась.

Осел дотуда шел, пока под ношей пал.

И лошадь тут узнала,

Что ношу разделить напрасно отказала,

Когда ее нести одна

С ослиной кожей была принуждена.

(Хемницер).

39. Мартышка и очки

Мартышка в старости слаба глазами стала;

А у людей она слыхала,

Что это зло не так большой руки:

Лишь стоит завести очки.

Очков с полдюжины 11 себе она достала:

Вертит очками так и сяк:

То к темю их прижмет, то их на хвост нанижет,

То их понюхает, полижет;

Очки не действуют никак.

«Тьфу пропасть!» говорит она: «и тот дурак,

Кто слушает людских всех врак:

Все про очки лишь мне налгали;

А проку на волос нет в них».

Мартышка тут с досады и с печали

О камень так хватила их,

Что только брызги засверкали.

К несчастью, то ж бывает у людей:

Как ни полезна вещь, цены не зная ей,

Невежда про нее свой толк все к худу клонит;

А ежели невежда познатней,

Так он ее еще и гонит.

(Крылов).

40. Камень и червяк

«Как расшумелся здесь! Какой невежа!»

Про дождик говорит на ниве камень лежа:

«А рады все ему, пожалуй – посмотри!

И ждали так, как гостя дорогого,

А что же сделал он такого?

Всего-то шел часа два-три.

Пускай же обо мне расспросят:

Так я уж веки здесь! тих, скромен завсегда,

Лежу смирнехонько, куда меня ни бросят;

А не слыхал себе спасибо никогда.

Не даром, право, свет поносят:

В нем справедливости не вижу я никак».

– «Молчи!» сказал ему червяк:

«Сей дождик, как его ни кратко было время,

Лишенную засухой сил Обильно ниву напоил,

И земледельца он надежду оживил,

А ты на ниве сей пустое только бремя».

Так хвалится иной, что служит сорок лет;

А проку в нем, как в этом камне нет.

(Крылов).

41. Прохожие и Собаки

Шли два приятеля вечерней порой

И дельный разговор вели между собой.

Как вдруг из подворотни

Дворняжка тявкнула на них;

За ней другая... там еще две-три – и вмиг

Со всех дворов собак сбежалося с полсотни.

Один, было, уже прохожий камень взял. –

«И полно, братец!» тут другой ему сказал:

«Собак ты не уймешь от лаю,

Лишь пуще всю раздразнишь стаю.

Пойдем вперед: я их натуру лучше знаю».

И подлинно: прошли шагов десятков пять.

Собаки начали по малу утихать...

И стало наконец совсем их не слыхать.

Завистники на что ни взглянуть,

Подымут вечно лай;

А ты себе своей дорогой ступай:

Полают, да отстанут.

(Крылов).

42. Стрекоза и муравей

Попрыгунья стрекоза

Лето красное пропала,

Оглянуться не успела

Как зима катит в глаза.

Помертвело чисто поле;

Нет уж дней тех светлых боле,

Как под каждым ей листком

Был готов и стол, и дом.

Все прошло: с зимой холодной

Нужда, голод настает:

Стрекоза уж не поет.

И кому же в ум пойдет

На желудок петь голодный?

Злой тоской удручена,

К муравью ползет она.

«Не оставь меня, кум милый!

Дай ты мне собраться с силой:

И до вешних только дней

Прокорми и обогрей»!

– «Кумушка, мне странно это!

Да работала ль ты лето?»

Говорит ей муравей.

– «До того ль, голубчик, было?

В мягких муравах у нас

Песни, резвость всякий час:

Так что голову вскружило».

– «А! так ты»... – «я без души

Лето целое все пела».

– «Ты все пела? это дело:

Так пойди же, попляши»! –

(Крылов).

Пословицы

43. Пословицы о лени

Рано встала, да мало напряла. – Работа в руках плеснеет. – У него лень за пазухой гнездо свила. –

44. Пословицы о бедности

Тарас есть пряники горазд, а Филат и каше рад. – С корочки на корочку перебивается. – У кого густо, а у нас пусто. – Три кола вбито, да небом покрыто. – Ни коня, ни возу, ни того, что на воз положить. – Стужа да нужа – нет их хуже, голод да холод – не легче того. – С сумой идти стыдно, а сидеть дома тошно. – Кто нужды не знавал, до-сыта Богу не маливался.

45. Пословицы о земледелии

Господь повелел от земли кормиться. – Держись за сошенку, за кривую ноженьку. – Глубже пахать, больше хлеба жевать. – Добудь дедовского навозу – снопы будут валиться с возу. – Заря деньгу родит.

46. Пословицы о бережливости

Кто не бережет копейки, тот сам не стоит рубля. – Денежка рубль бережет. – По капле и море собирается. – Дальше спрячешь, скорее найдешь. – Глупому сыну не в помощь богатство.

47. Пословицы о похвальбе

Сам поет, сам слушает, сам похваливает. – Звонко поешь, да где-то сядешь. – Похвальное слово гнило. – В хвасти нет сласти.

48. Пословицы о семейной жизни

Не оставляй отца и матери на старости лет, и Бог тебя не оставит. – У кого есть матка, у того головка гладка. – Как Бог до людей, так и отец до детей. – Родительское слово мимо не молвится. – Родительское благословение на воде не тонет и в огне не горит. – Материна молитва со дна моря вынимает.

Своя хатка – родная матка. – Вся семья вместе, так и душа на месте. – В семье любовь да советь, так и нуждушки нет. – В семье все за одного и один за всех. – Корми деда на печи: сам будешь там. – При солнышке тепло, при родителях добро. – На что и клад, коли в семье лад.

49. Пословицы как надобно жить с людьми

Не рой другому ямы: сам в нее попадешь. – В лихости и зависти нет ни проку, ни радости. – Убогого слеза жидка, да едка. – Бог видит, кто кого обидит. – Обидеть-то легко, да душе каково! – Как аукнется, так и откликнется. – Злой человек не проживет в добре век. – Хлеб-соль ешь, а правду режь. – Хлеб-соль кушай, а правду слушай. – Кто правды не скажет, тот многих свяжет. – Дракой прав не будешь.

50. Пословицы о человеке

Руки работают, а голова кормит. – Память в теле, мысль во лбу, а хотенье в сердце. – Велик телом, да мал делом. – Речи слышим, а сердца не видим. – Совесть с молоточком: и настукивает и наслушивает. – На красивого глядеть хорошо, с умным жить легко. – Не верь речам, верь своим очам. – Не глаза видят, а человек; не ухо слышит, а душа.

Отдел второй

Мир Божий

1. Осень

Хорош лес осенью. Ветра нет, нет и солнца; ни света, ни тени; ни движенья, ни шума; в мягком воздухе разлить осенний запах; тонкий туман стоит вдали над желтыми полями. Сквозь обнаженные, бурые сучья деревьев мирно белеет неподвижное небо; кой-где на липах висят последние, золотые листья. Сырая земля упруга под ногами; высокие, cуxие былинки не шевелятся; длинные нити блестят на побледневшей траве.

(И. Тургенев).

2. Сеятель

Вышел сеятель сеять, – и замерло сердце: что-то будет? На хлебе вся надежда, да на нем же бед и напастей столько, что и не пересчитать всех. Бывает на хлеб недород, а затем и голод и на людей голодная смерть. Может быт полон двор, а может быть корень вон. Может хлеб позябнуть на корню от ранних морозов, в малоснежную зиму – от лютого холода: намочат осенние дожди землю, да вдруг сорвется сухой мороз без снега, – зерно обволочется льдом, как стеклом, и сопреет: нет ему никакой защиты, не стало ему тепла и угревы под пушистыми снежными сугробами. Гниет хлеб на корню от обильных дождей; заливаясь ими, он мало подымается, не доходит зерном. Может однако и подняться, и налиться зерном, да выпадет бешеный град, исколотит солому, выбьет ее с корнем и повалить гнить на корм свиньям. Нападает летучая мошка, подбирается ползучий червь и поедает хлеб в зерне и наливах. Как не замирать сердцу на этот раз?

(С. Максимов).

3. Песня пахаря

Ну, тащися, сивка,

Пашней-десятиной!

Выбелим железо

О сырую землю.

Весело на пашне...

Ну! тащися, сивка!

Я сам друг с тобой,

Слуга и хозяин.

Весело я лажу

Борону и соху,

Телегу готовлю,

Зерна насыпаю.

Весело гляжу я

На гумно, на скирды,

Молочу и вею...

Ну! тащися, сивка!

Пашеньку мы рано

С сивкой распашем,

Зернышку сготовим

Колыбель святую.

Его вспоит, вскормит

Мать-земля сырая;

Красавица-зорька

В небе загорелась;

Из большого леса

Солнышко выходит.

Выйдет в поле травка...

Ну! тащися, сивка!

Выйдет в поле травка...

Вырастет и колос,

Станет спеть, рядиться

В золотые ткани.

Заблестит наш серп здесь,

Зазвенят здесь косы;

Сладок будет отдых

На снопах тяжелых!

Ну! тащися, сивка!

Накормлю досыта,

Напою водой,

Водой ключевой.

С тихой молитвой

Я вспашу, посею:

Уроди мне, Боже,

Хлеб – мое богатство!

(Кольцов).

4. Грибы

1. Когда осенью появится много грибов, то каждый день из деревни тянутся к лесу партии 12 детей и подростков.

2. Храбрая детская ватага, с кузовками 13 за плечами и в руках, весело выходить из деревни. Какая-нибудь косматая барбоска или жучка сопровождает в лес партию своих любимцев, идущих по грибы.

3. Добравшись до места, дети безопасно бродят по лесу и наполняют свои корзинки и кузовки целыми сотнями грибов при громких криках «ау!» и задорном тявкании барбоски или жучки. Наполнив корзинки, с тяжелой ношей мокрых грибов, дети возвращаются домой веселые, довольные, счастливые: они чувствуют, что приносят пользу, что они уже люди и оказывают хозяйству серьезные услуги.

(Разин).

5. Осень

Посмотри, в саду деревья

Листья по ветру летят.

Обнаженные стоят,

Солнце красное не греет,

Все печально доцветает,

Не поют уж соловьи,

Ночи холодны и темны,

И коротки стали дни.

Небо пасмурно и хмуро,

Мелкий дождик моросит...

Осень близко, осень злая

К нам в окошко уж глядит!...

(В. Никитин).

6. Осенний ветер

I. Уныло воет ветер в дождливую, холодную осень. Прислушайтесь: слышите, с каким суетливым беспокойством шарит он вокруг каждого кусточка и стебля, как будто отыскивая там что-то забытое или утраченное? Он заглядывает в каждое дупло, в каждую скважину, поднимает каждый поблекший листок, каждую травку, и как путник, вернувшийся на родину, который, вместо уютного крова, находит всюду одну глухую пустыню, мчится далее к темному лесу, неся на плечах своих гряды сизых туч – нажитое богатство.

II. Но помертвелый лес, окутанный туманным своим саваном, не встречает уже его ласковой речью, не кивает ему приветливо кудрявой головой. Отчаянный рев ветра сменяется тогда тоскливым плачем и ропотом. Серые тучи нависли и нахмурились. Поля, лощины и леса окропились прощальной слезой. И вот снова, как бы негодуя на свою слабость, ветер одним махом подобрал сизые тучи, бросился к опушке и, взметнувшись вихрем, помчался далее, увлекая на пути мокрые, желтые листья. (Григорович).

7. Лес осенью

Осенние листья по ветру кружат,

Осенние листья в тревоге вопят:

«Все гибнет, все гибнет! ты черен и гол,

О, лес наш родимый, конец твой пришел!»

Не слышит тревоги их царственный лес:

Под темной лазурью суровых небес

Его спеленали могучее сны,

И зреет в нем сила для новой весны. (Майков).

8. Овсяный кисель

Дети! овсяный кисель на столе: читайте молитву;

Смирно сидеть, не марать рукавов, и к горшку не соваться!

Кушайте: всякий нам дар совершен и даяние благо;

Кушайте, светы мои, на здоровье: Господь вас помилуй!

В поле отец посеял овес, и весной заскородил.

Вот Господь Бог сказал: «поди домой, не заботься:

Я не засну; без тебя он взойдет, расцветет и созреет».

Слушайте ж дети: в каждом зёрнышке тихо и мирно

Спит невидимкой малютка-зародыш. Долго, долго

Спит он, как в люльке, не ест и не пьет, и не пикнет, доколе

В рыхлую землю его не положат, и в ней не согреют;

Вот он лежит в борозде, и малютке тепло под землей;

Вот тихомолком проснулся, взглянул, и сосет, как младенец,

Сок из родного зерна, и растет и невидимо зреет;

Вот уполз из пелен, молодой корешок пробуравил;

Роется в глубь, и корму ищет в земле и находит.

Что же?... Вдруг скучно и тесно в потемках... Как бы проведать,

Что там, на белом свете, творится?... Тайком боязливо

Выглянул он из земли... Ах! Царь мой небесный, как любо!

Смотришь – Господь Бог ангела шлет к нему с неба:

«Дай росинку ему и скажи от Создателя: здравствуй!»

(Жуковский).

9. Приходи, зима!

Приходи, зима!

Покрывай поля

Снежной скатертью!

Реки скуй, мороз,

Ледяной корой;

Белым инеем,

Словно серебром,

Дерева укрой!

Разрумянь скорей

Щеки детские, –

Зацветут зимой

Розы алые.

Полетят – помчат

В легких саночках

Детки к зимушке

На веселый пир.

Приходи, зима!

Приходи скорей!

Приводи с собой

Дни морозные,

Ночи звездные!

(С. Сериков).

10. Привет русской зиме

Здравствуй, русская молодка,

Раскрасавица – душа,

Белоснежная лебедка,

Здравствуй, матушка-зима!

Здравствуй в белом сарафане

Из серебряной парчи,

На тебе горят алмазы,

Словно яркие лучи...

Нам не страшен снег суровый:

С снегом – батюшка мороз,

Наш природный, наш дешевый

Пароход и паровоз...

Ты у нас краса и слава,

Наша сила и казна,

Наша добрая забава,

Молодецкая зима!

(Кн. Вяземский).

11. Зима

Где сладкий шепот

Моих лесов?

Потоков ропот,

Цветы лугов?

Деревья голы;

Ковер зимы 14

Покрыл холмы,

Луга и долы.

Под ледяной

Своей корой

Ручей немеет;

Все цепенеет;

Лишь ветер злой,

Бушуя, воет

И небо кроет

Седой мглой.

(Баратынский).

12. Зимняя дорога

Сквозь волнистые туманы

Пробирается луна,

На печальные поляны

Льёт печальный свет она.

По дороге зимней, скучной,

Тройка борзая бежит,

Колокольчик однозвучный

Утомительно гремит.

Что-то слышится родное

В долгих песнях ямщика:

То разгулье удалое,

То сердечная тоска...

Ни огня, ни чёрной хаты –

Глушь и снег... Навстречу мне

Только версты полосаты

Попадаются одни.

(Пушкин).

13. Зимнее утро

Вечор, ты помнишь, вьюга злилась;

На мутном небе мгла носилась;

Луна , как бледное пятно,

Сквозь облака едва смотрела...

А нынче – посмотри в окно!

Под голубыми небесами

Великолепными коврами,

Блестя на солнце, снег лежит;

Прозрачный лес один чернеет;

И ель сквозь иней зеленеет,

И речка подо льдом блестит.

(А. Пушкин).

14. Зимняя ночь

Весело сияет

Месяц над селом;

Белый снег сверкает

Синим огоньком.

Месяца лучами

Божий храм облит;

Крест под облаками,

Как свеча, горит.

Пусто, одиноко

Сонное село;

Вьюгами глубоко

Избы занесло.

Тишина немая

В улицах пустых,

И не слышно лая

Псов сторожевых.

Помоляся Богу,

Спит крестьянский люд,

Позабыв тревогу

И тяжелый труд.

(Никитин).

15. Прощальная песня зиме

Уходи, зима седая,

Уж красавицы весны

Колесница золотая

Мчится с горной высоты!

Старой спорить ли, тщедушной,

С ней, царицей цветов,

С целой армией воздушной

Благовестных ветерков!

А что шума, что гуденья,

Теплых ливней и лучей,

И чиликанья, и пенья!

Уходи себе скорей.

У нее ни лук, ни стрелы,

Улыбнулась лишь – и ты,

Подобрав свой саван белый,

Поползла в овраг, в кусты.

Да найдут и по оврагам:

Вон уж пчел рои шумят,

И летит победным флагом

Пестрых бабочек отряд.

(А. Майков).

16. Доброе дитя

Была суровая зима. Снег покрыл всю землю. Дома и гумна стояли занесенные снегом. Голодные воробьи уныло чирикали под стрехами: они думали, как теперь им трудно достать зернышек для пропитания. О том же думала и маленькая Маня, единственная дочь богатых родителей. Она собрала крошек хлеба, прибавила к ним немного зерна, вышла на двор и стала кормить воробьев, которые стаями слетались к ней.

Увидев это, отец ее сказал: «Что ты мерзнешь на дворе, Маша? Иди в комнаты, а то простудишься»!

– Мне так жаль этих воробушков... Они такие голодные, – ответила Маша. – Я буду их кормить, пока не потеплеет на дворе!

– Но ты, дочка, ведь всех их не накормишь, – сказал отец.

– А я думаю, папа – заметила дочь, – что в каждом доме есть дети, которым жаль бедных воробушков, и которые покормят их в тяжелое для них время.

– О, если б это так было! – сказал отец. – Видишь ли, есть такие люди, которые не пожалеют и людей голодных, а не то что воробьев!...

Истинно сказал Иисус: «если не обратитесь, и не будете, как дети, не войдете в царство небесное». (Мф.18:3).

(Из «Науки» Прот. Наумовича).

17. Ель

Деревья весело шумели,

Когда вернулась к ним весна,

И только ель одна меж ними

Была безмолвна и мрачна.

Деревья жалобно шумели,

Когда настали холода;

Лишь ель молчала равнодушно

И зеленела как всегда.

(А. Плещеев).

18. Весна

Голубенький, чистый

Подснежник – цветок!

Последние слезы

А подле сквозистый,

Последний снежок...

Последние слезы

О горе былом,

И первые грезы

О счастье ином...

(А. Майков).

19. Вид реки весной

Вид большой тронувшейся реки представляет не только величественное, но страшное и поразительное зрелище. Около полугода река как будто не существовала: она была продолжением снежных сугробов и дорог, проложенных по их поверхности. По реке ходили, ездили и скакали, как по сухому месту, и почти забыли про ее существование, и вдруг – широкая полоса этого твердого, неподвижного, снежного пространства пошевелилась, откололась и пошла... пошла со всем, что на ней находилось в то время, с обледеневшими прорубями, навозными кучами, вехами и почерневшими дорогами, со скотом, который случайно бродил по ней, а иногда и с людьми! Спокойно и стройно, сначала сопровождаясь глухим, но грозным и зловещим шумом и скрипом, плывет снежная, ледяная, бесконечная, громадная змея... Скоро начинает она трескаться и ломаться, и выпираемые синие глыбы встают на дыбы, как будто сражаясь одна с другой, треща и сокрушаясь и продолжая плыть. Потом льдины становятся мельче, реже, исчезают совсем: река прошла!... Освобожденная из полугодового плена мутная вода, постепенно прибывая, переходить края берегов и разливается по лугам.

(С. Аксаков).

20. На поле

I. Погода прекрасная. Кротко синеет майское небо; гладкие, молодые листья ракит блестят, словно вымытые; широкая, ровная дорога вся покрыта той мелкой травкой с Красноватым стебельком, которую так охотно щиплют овцы: направо и налево по длинным скатам пологих холмов, тихо зыблется зеленая рожь; жидкими пятнами скользят по ней тени небольших тучек. В отдалении темнеют леса, сверкают пруды, желтеют деревни.

II. Жаворонки сотнями поднимаются, поют, падают стремглав, вытянув шейки, торчать по глыбочкам 15 ; грачи на дороге останавливаются, приникают к земле, дают вам проехать и тяжко отлетают в сторону.

III. За оврагом на горе мужик пашет; пегий жеребенок с куцым 16 хвостиком и взъерошенной гривкой бежит на неверных ножках вслед за матерью.

( И . Тургенев).

21. Пред грозой

В душном воздухе молчанье,

Как предчувствие грозы;

Жарче роз благоуханье,

Звонче голос стрекозы.

Чу! за белой грозной тучей

Прокатился глухо гром;

Небо молнией летучей

Опоясалось кругом.

(А. Толстой).

22. Гроза

I. Уже давно вдали толпились тучи тяжелые, росли, темнели грозно... Вот сорвалась и сдвинулась громада. Шумя плывет и солнце закрывает передовое облако; внезапный туман разлился в воздухе: кружатся суxиe листья... птицы притаились... Из-под ворот выглядывают люди, спускают окна, запирают двери...

II. Большие капли падают... и вдруг помчалась пыль по дорогам, поднялся вихрь и по стенам и крышам ударил злобно; хлынули потоки дождя... запрыгал угловатый град... крутятся, бьются, мечутся деревья, столпились тучи...

III. Молния! ждешь удара... загрохотал и прокатился гром. Сильнее дождь... Широкими струями, волнуясь, льет и хлещет он – и ветер с воды срывает брызги... вновь удар! Через село растрепанный, без шапки, мужик за стадом в поле проскакал. А вслед ему другой кричит и машет... смятенье!

(И. Тургенев).

23. Ландыш

Цветет он, стройный,

В тени густой,

Во мгле 17 спокойной,

Во мгле сырой.

Цветет весной

Вдали от сел,

Боится зноя

И жадных пчел.

Чудесной силой

Цветок объят,

Он весь – кадило,

Весь – аромат.

К Творцу вселенной,

К Его стопам, –

Он шлет смиренно

Свой фимиам.

(Баронесса Е.К. Остен-Сакен).

24. Лето

Вот уж и красное лето

К нам, улыбаясь, пришло!...

Вот и березка одета

В новое платье. Тепло!...

В роще уж птички запели;

Все оживилось вокруг,

Все торжествует, мой друг!...

Вон, посмотри, деревушка

Влево на горке стоит,

Вон и Федота избушка

Чуть из-за тына глядит.

Дяде Федоту забота,

Дяде большая работа –

Сети да невод чинить,

Скоро ведь рыбу ловить!

Речка-то важно, широко

Так и бежит, и бежит,

Змейкой вьется далеко,

Вьется, на солнце блестит.

Скоро мы целыми днями

Будем ходить за грибами

Шумной, веселой толпой

В лес, что шумит под горой.

Скоро малина поспеет, –

Мы за малиной в лес!

Там уж и груша созреет...

(Никитин).

25. Засуха

Ни тучки, ни ветра, и поле молчит;

Горячее солнце и жжет, и палит.

И пылью покрытая, будто мертва,

Стоит неподвижно под зноем трава,

И слышится только в молчании дня

Веселых кузнечиков звон – трескотня.

(Никитин).

26. Друзья земледельца

I. Страшный вред причиняют насекомые земледельцу, и трудно ему бороться с ними: земледелец часто не видит своих врагов и не знает. Но у человека есть и друзья, которые усердно служат ему, охраняя его поля, сады и леса.

Белоносые грачи во множестве истребляют гусениц и майских хрущей.

Целыми стаями летают по полям и по лугам скворцы и поедают вредных насекомых. Как бы в благодарность за это, крестьяне устраивают около своих домов скворечницы, в которых скворцы и выводят своих птенцов.

Бесчисленное множество летающих и ползающих насекомых поедается всякими мелкими пташками: белогрудые ласточки-щебетуньи, длиннокрылые стрижи, бойкие синички, желто-зеленые чижики, красивые зяблики, певуньи малиновки, соловьи, воробушки и другие птички истребляют за лето несчетное число бабочек, гусениц, жучков, мух, комаров и т.п. вредных для земледельца и садовода насекомых.

II. В лесу насекомых преследуют и пожирают дятлы, дрозды, иволги, кукушки и другие птицы.

Ночных насекомых ловят и поедают летучие мыши и похожая на ласточку птичка козодой, или полуночник.

Все птицы, которые питаются насекомыми, пожирают их в несметном числе, потому что насекомые мало-питательны. Высчитано, примерно, что небольшая птичка королек уничтожает за лето более трех с половиной миллионов насекомых. Лазоревка съест в лето не менее шести с половиной миллионов яичек бабочек. Каждая птичка выводить летом птенцов: трудно и высчитать, сколько насекомых уничтожить в лето вся семья птички!

III. Для своей собственной пользы человек должен заботиться, чтобы эти пернатые друзья его не покидали полей, лугов и лесов. Не нужно пугать и тревожить птичек; не нужно разорять птичьих гнезд, не нужно ловить насекомоядных птичек и убивать их. В иных местах для птичек нарочно устраивают домики, в роде наших скворечниц, чтобы дать птичкам пристанище.

27. Сенокос

Пахнет сеном над лугами...

Песней душу веселя,

Бабы с граблями рядами

Ходят, сено шевеля.

Там – сухое убирают;

Мужички его кругом

На воз вилами кидают.

Воз растет, растет, как дом…

В ожидании конь убогий.

Точно вкопанный, стоит...

Уши – врозь, дугой ноги,

И как-будто стоя спит.

Только жучка удалая

В рыхлом сене, как в волнах,

То взлетая, то ныряя,

Скачет, лая в попыхах.

(А. Майков).

28. Как кошки ловят рыбу

I. Хотя я знал, что кошки ловят рыбу, но никогда не слыхал и не видал, как они производят эту работу.

Один раз в мае сидел я очень тихо на берегу небольшого проточного пруда, где водились окуни и лини. Около противоположного берега, уже обросшего травой, била икру плотва и для того выбрасывалась на траву у самого берега. Вдруг я вижу, что большая пестрая кошка осторожно подкрадывается, ползет и прячется, растянувшись в самой береговой траве. Так всегда поступают кошки, выжидая своей добычи. Я стал смотреть пристально. Плотва продолжала метать икру и выкидываться на траву – кошка бросилась, схватила одну плотичку и унесла ее во рту.

II. Я указал на эту проделку садовнику, который недалеко от меня копался в своих грядах; он нисколько не удивился, а, напротив, рассказал мне, что рано по утрам, когда еще нет народу, всякий день выходит на этот промысел кошек шесть и более, располагаются по удобным местам вдоль берега и ловят рыбу.

(С. Аксаков).

29. Летний вечер

Солнце уже спускалось за лес. Оно бросало несколько чуть-чуть теплых лучей, которые прорезывались огненной полосой через весь лес, ярко обливая золотом верхушки сосен. Потом лучи гасли один за другим. Последний луч оставался долго; он, как тонкая игла, вонзился в чащу ветвей; но и тот потух. Предметы теряли свою форму 18 : все сливалось сначала в серую, потом в темную массу. 19 Пениe птичек особенно ослабевало; вскоре они совсем замолкли, кроме одной какой-то упрямой, которая будто наперекор всем, среди общей тишины, одна монотонно чирикала с промежутками, но все реже и реже, и наконец заснула. Все смолкло. Одни кузнечики взапуски трещали сильнее. Из земли поднялись белые пары и разостлались по лугу и по реке. Река тоже присмирела; немного погодя и в ней вдруг кто-то плеснул еще в последний раз, – и она стала неподвижна. Запахло сыростью. Становилось все темнее и темнее... На небе ярко сверкнула, как живой глаз, первая звездочка.

(Гончаров).

30. Страда

Было около полудня. Солнце пекло невыносимо. В воздухе становилось жарко и душно, как в раскаленной печке. Кой-где, разве под воротами да навесами, бросавшими синевато-сквозные тени, можно было найти убежище от зноя.

В деревне царствует тишина мертвая. В иное время в тот же полдень, когда все отдыхает от утренних трудов, встретишь хоть толпу ребятишек, играющих у колодца, или старушенку, расстилающую холст на лужайке, или послышатся мерные удары валька 20 с ближайшего плота; теперь все пусто, собака не пробежит по пыльной улице. – Пора стоит рабочая, страдная пора, как называют ее в деревнях. Теперь и старушки, и детки их, и даже животные, все живмя живет в поле. Вот почему так тихо в деревне, и кроме неугомонных воробьев, перелетающих иногда целыми стаями от одного коноплянника к другому, ничего не встретишь на улице.

(Д. Григорович).

31. Мельница

Кипит вода, ревет ручьем,

На мельнице и стук, и гром.

Колеса-то в воде шумят,

А брызги вверх огнем летят.

От пены-то бугор стоит.

Что мост живой, весь пол дрожит.

Шумит вода, рукав трясет,

На камни рожь дождем течет;

Под жерновом муку родит,

Идет мука, – в глаза пылит.

Об мельнике и речи нет:

В пыли, в муке, и лыс и сед.

Кричит весь день.

Одна певунья-ласточка

Под крышей обжилась,

Свила, слепила гнездышко,

Детьми обзавелась.

В ночь темную, под крылышко

Головку подогнет

И спит – себе под гром и стук,

Носком не шевельнет.

( Никитин).

32. Уженье

Как только напились мы чаю, я стал просить отца, чтобы он показал мне уженье. Наконец мы пошли, и Евсеич с нами. Он уже вырубил несколько вязовых удилищ; поплавки сделали из толстого, зеленого камыша; привязали лесы и стали удить с плота. Евсеич приготовил мне самое легонькое удилище и навязал тонкую лесу с маленьким крючком. Он насадил на крючок крошечный кусочек мятого хлеба, закинул удочку и дал мне удилище в правую руку, а за левую – крепко держал меня отец; в ту же минуту поплавок привстал и погрузился в воду. Евсеич закричал: «тащи! тащи!». И я с большим трудом вытащил порядочную плотичку. Я весь дрожал, как в лихорадке и совершенно не помнил себя от радости: я схватил свою добычу обеими руками и побежал показать её матери.

(Аксаков).

33. Летний сон мальчика

I. Среди теплого-теплого летнего дня, под высоким тенистым деревом, в густой траве лежал мальчик. Вот над самой головой его, на ветке дерева села крошка-малиновка. Села и довольная и счастливая запела свои песни. Мальчик внимательно смотрит на птичку. «Хорошо бы тебя, голубушку, поймать, да и в клетку, пусть бы попела у меня в комнате», думает он. А сам все слушает и слушает песни малиновки. Вдруг видит он – немного подальше, на другой ветке, висит клетка, а в ней сидит щегленок. «Кто бы это повесил сюда клетку»? думает он: «да никак и клетка то моя, с моей птицей? Так и есть!». Мальчик хотел встать, но будто замер на месте . Вдруг щегленок заговорит человеческим голосом. «Неужели тебе не жаль меня? Мне так скучно в этой клетке: я сижу здесь одинокий; а все мои прежние друзья, маленькие птички, летают на свободе, поют, порхают целый день. Не так давно и я был свободен, я тоже пел на воле, веселился; а теперь я заперт в клетке... Пожалей же меня! О, как весело жилось нам в зеленом лесу. Так много, много разных птичек там было! мы все весело пели, и резвились вместе. Да, хорошо то было житье! И ягод там много, а в поле много зернышек было. Все мы были счастливы. Был у нас и любимый ручеек: к нему мы все вместе летали пить и купаться. А теперь вместо прозрачного ручейка – у меня только чашка с водой; вместо ягод – сухое семя, вместо зеленого леса – тесная клетка. О, как бы я желал быть на воле!»

II. Щегленок так грустно сказал это, что мальчик за- плакал и очнулся: лежа на траве, он уснул, и весь разговор щегленка был слышен им во сне. Проснувшись, мальчик с удивлением посмотрел вокруг себя: малиновка уже улетела, а клетки никакой на ветке не было. Он тотчас пошел домой в свою комнату, где пригорюнившись сидел в клетке красивый щегленок. Мальчик, подойдя к клетке, сказал птичке: «хотя все, что я слышал, было только сном, но я не хочу больше отнимать у тебя свободы: я выпускаю тебя!». Сказано – сделано. Маленькая птичка с звонкой песней взвилась на воздух.

34. Из жизни голубей.

(Рассказ старого голубятника)

I. Голубь! Да есть ли птица чище и красивее, и нежнее?

Ведь, смотреть, так прелесть и загляденье! А если теперь, примером сказать, замечать всю их жизнь, как они добры, чистоплотны, да пойдут у них молодые, – и хоть завези их за город (что и бывало с моими голубями) да там выпусти, и они к тебе назад прилетят – так, ведь, это нужно по­нимать и ценить, что малые птицы такую привязанность имеют.

Господи, Боже мой! чего я от них не насмотрелся, каких радостей не испытал... Выпустишь голубей, денек теплый; разбредутся они по крыше: кто гуляет, кто приляжет, кто нежничает! Сидишь себе да глядишь на них: блеск, чистота, невинность!

Голуби созданы Господом не иначе, как на утешение человека.

II. Но как больно бывает для голубятника, если с птицей случается какое-нибудь несчастие. Я разумею здесь ее врагов. Больше всех для нее опасны крысы. Прогрызут они дыру в голубятню и в одну ночь истребят несколько пар. Ужасное зрелище! Вместо тех, которые вчера тешили вас своим полетом, весело ворковали, видны только пучки пуху, местами с мясом, перемятая, окровавленная головка и отгрызанные лапки.

У голубей есть еще один коренной их враг – ястреб.

Часто, когда стая весело вьется в вышине, вдруг влетит он стрелой в самую ее середину, ударит одного, бросится к другому, разгонит всех и потом, выбравши которого-нибудь, гонится за ним, залетает ему вперед, бьет его с размаху острой грудью своей, схватывает когтями и тащит в гнездо свое. Каждый удар, который наносить ястреб голубю, отзывается в сердце охотника да так, как будто кто кольнет его. Есть что-то ужасное в нападении сильного на беззащитное и незлобное существо!

35. Соловей в неволе

– Что же ты, соловушка, корму не клюешь?

Вешаешь головушку, песен не поешь?

«На зеленой веточке весело я жил,

В золотой же клеточке буду век уныл;

Зеленая веточка сердце веселит,

Золотая ж клеточка умереть велит;

Подружка на веточке тужит обо мне,

Стонут малы деточки – до пенья ли мне?»

– Отперто окошечко к рощице твоей,

Будь счастлив, мой крошечка, улетай скорей!

36. Паук и пчела

В улье паук всему дивился:

«Посмотришь: эка теснота!

А целый рой сюда явился

И сел без ссор вокруг сота.

Жужжат и лепят общим хором;

И каждой пчелке место есть,

И сыты все; нет места спорам:

А сколько их! не перечесть!

Скажи мне, пчелка, что за диво?

И в чем секрет такой у вас,

Что вы живете так счастливо?

Не то, что мы, – хоть меньше нас.

У нас один лишь сеть расставит,

Другой туда же лезет зря...»

– «Царица мудрая здесь правит,

А вы живете без царя!»

(Плещеев).

37. Ласточка

Травка зеленеет,

Солнышко блестит;

Ласточка с весною

В сени к нам летит.

С ней солнце краше,

И весна милей...

Прощебечь с дороги

Нам привет скорей!

Дам тебе я зерен,

А ты песню спой,

Что из стран далеких

Принесла с собой.

(Плещеев).

38. Сосна

На севере диком стоит одиноко

На голой вершине сосна,

И дремлет, качаясь, и снегом сыпучим

Одета, как ризой, она.

И снится ей, будто в пустыне далекой,

В том крае, где солнца восход,

Одна и грустна на утесе горючем

Прекрасная пальма растет.

(Лермонтов).

39. Птичка

Птичка Божия не знает

Ни заботы, ни труда;

Хлопотливо не свивает

Долговечного гнезда;

В долгу ночь на ветке дремлет;

Солнце красное взойдет –

Птичка гласу Бога внемлет,

Встрепенется и поет.

За весной, красой природы,

Лето знойное пройдет –

И туман, и непогоды

Осень поздняя несет:

Людям скучно, людям горе;

Птичка в дальние страны,

В теплый край, за сине море

Улетает до весны.

(А. Пушкин).

40. Птичка и дети

«А, попалась, птичка, стой!

Не уйдешь из сети;

Не расстанемся с тобой

Ни за что на свете».

«Ах, зачем, зачем я вам,

Миленькие дети?

Отпустите полетать,

Развяжите сети».

«Нет, не пустим, птичка, нет!

Оставайся с нами;

Мы дадим тебе конфет,

Чаю с сухарями». –

«Ах, конфет я не клюю,

Не люблю я чаю:

В поле мошек я ловлю,

Зернышки сбираю...»

«Там замерзнешь ты зимой

Где-нибудь на ветке;

А у нас-то в золотой

Будешь жить ты клетке!»

«О! не бойтесь: в теплый край

Улечу зимой,

А в неволе – светлый рай

Будет мне тюрьмой».

«Птичка, птичка! как любить

Мы тебя бы стали!

Не позволили б грустить,

Все б тебя ласкали.» –

«Верю, детки, но для нас

Вредны ваши ласки:

С них закрыла бы как раз

Я на веки глазки.» –

«Правда, правда, птичка! ты

Не снесешь неволи...

Ну, так Бог с тобой – лети

И живи на воле!»

41. Смерть дерева

Я никогда не мог равнодушно видеть не только вырубленной рощи, но даже падения одного большого подрубленного дерева. В этом падении есть что-то невыразимо грустное: сначала звонкие удары топора производят только легкое сотрясение в древесном стволе: оно становится сильнее с каждым ударом и переходит в общее содрогание каждой ветки и каждого листа; по мере того, как топор прохватывает до сердцевины, звуки становятся глубже, больнее... еще удар, последний: дерево осядет, надломится, затрещит, зашумит вершиной, на несколько мгновений как будто задумается, куда упасть, и, наконец, начнет склоняться на одну сторону, сначала медленно, тихо, и потом с возрастающей быстротой и шумом, подобным шуму сильного ветра, рухнет на землю!... Многие десятки лет достигало оно полной силы и красоты, и в несколько минут гибнет, нередко от пустой прихоти человека.

(С. Аксаков).

42. Сумерки в деревне

Полно тишиной

Все в лесу, в полях;

Шепчут лишь порой

Струйки в ручейках.

Чашечки закрылись

Миленьких цветов,

Птички воротились

Под домашний кров.

Как им там привольно

В гнездышках своих!

Дерево спокойно;

Ветерок затих.

К сладкому покою

Час для всех настал;

Щедрой рукой

Тот его послал,

Чье благословенье

Множество щедрот,

Жизнь всему, движенье

И покой дает.

( Козлов).

43. Вечер

Вечер отрадный

Лег на холмах.

Ветер прохладный

Дует в полях.

Дует, лобзает

Травку, цветы,

Тихо качает

Розы кусты.

Роза младая

Льет аромат;

Птички, порхая,

В роще свистят.

Все веселятся,

Пляшут, поют,

К играм стремятся,

К шуткам зовут.

Вечером в поле

Мило гулять;

Мило по воле,

Други, играть!

Время терпенью,

Время трудам,

Время ученью,

Время гульбам.

Играм час смело

Мы отдадим;

Книгам день целый

Мы посвятим.

(Плещеев).

44. Утро

Уж солнца первый луч

Чудесно озолотил востока край, –

Вставай дитя мое, вставай!

Игриво жаворонок вьется

С веселой песенкой своей;

Чириканье повсюду раздается

Средь зеленеющих ветвей.

Уже при солнечном сиянии

Цветы, покрытые росой,

Как в серебристом одеянии,

Блистают новой красотой.

Прекрасно утра пробуждение!

Минут напрасно не теряй,

Молись в сердечном умилении, –

Вставай, дитя мое, вставай!

(Никитин).

45. Ночь

Навис покров угрюмой нощи

На своде дремлющих небес:

В безмолвной тишине почили даль и рощи,

В седом тумане дальний лес;

Чуть слышится ручей, бегущий в сень дубравы,

Чуть дышит ветерок, уснувший на листах,

И тихая луна, как лебедь величавый,

Плывет в сребристых облаках.

(Пушкин).

46. Ночь

Глубокая ночь. Все окружающие меня предметы потонули в темноте и скрылись от моего взора.

Не видно более зелени на лугу; исчезли блестящие краски на цветах; исчезли дерева, стада, деревни: все потонуло во мраке.

Исчез и последний огонь, мелькавший из окна далекой хижины...

Но взгляни на небо: чудным, блестящим сводом простерто оно над землей, и тысячи тысяч звезд сверкают в его неизмеримом пространстве.

И все эти неисчислимые миры, все эти блестящие светила двигаются – каждое по своей дороге; и движением каждой звезды управляет всемогущая Рука Божья.

Если бы ты умел летать, и с такой быстротой, с какой летит стрела, пущенная из лука; если бы ты целые миллионы лет все дальше и дальше летел от земли: то и тогда не долетел бы ты до конца творений Божьих, и на пути твоем новые звезды и новые солнца являлись бы непрестанно перед твоими глазами.

Разнообразны жители земли: суша, вода и воздух наполнены бесчисленными существами; и тот, кто знает жизнь и свойства только некоторых из них, считается мудрым между сынами человеческими.

А Бог знает каждое и малейших существ, и в целой вселенной нет места, которое было бы скрыто от Его всеведения.

47. Сад

Зеленейся, зеленейся

Мой зеленый сад;

Расцветайте, расцветайте

Мои алые цветочки!

Поспевайте, поспевайте

Вкусны ягоды скорей!

Ко мне будут, ко мне будут

Мои гости дорогие.

Сударь батюшка родимый

Будет по саду ходити,

Спелы ягоды щипати,

Меня младу похваляти,

Что горазда сад садити,

Что горазда поливати,

От морозу укрывати.

(Народ. песня).

48. Пословицы о рыбах

Рыба мелка, да уха сладка. – Спела б и рыба песенку, когда б голос был. – Не учи плавать щуку: щука знает свою науку. – Чтоб рыбку съесть, надо в воду лезть. – Кот охотник до рыбы, да воды боится. – Не до шуток рыбке, когда крючком под жабру хватают.

49. Пословицы о птицах

С нас беда, как с гуся вода. – Одна ласточка весны не делает. – И крылья есть, да некуда лететь. – Летает хорошо, а сесть не умеет. – Пушинка к пушинке и выйдет перинка. – Глупа та птица, которой гнездо свое не мило. – Знать зверя по когтям. – Клюет носок, набивает зобок. – Зоб полон, а глаза голодные. – Соколу лес не в диво. – Подстреленного сокола и ворона носом долбит. – Хоть под небеса летай, а все сове соколом не быть. – Знать сову по полету.

50. Пословицы о домашних животных

Животинку водить, не разиня рот ходит. – Бодливой корове Бог рог не дает. – Нужды нет, что плохо имя: было бы хорошо вымя. – Черная корова, да белое молочко. – Лошадь человеку крылья. – На лошадь не плеть покупают, а овес. – Конь о четырех ногах, да спотыкается. – Куда один баран, туда и все стадо. – И велик верблюд, да зря бродит; мал козел, да стадо водит. – В согласном стаде волк не страшен. – Говорит – словно жвачку жует.

51. Пословицы о растениях

Бобы не грибы: не посеяв, не взойдут. – Криво дерево, да яблоки сладки. – От одного порченного яблока целый воз загнивает. – Без корня и полынь не растет. – По семени и плод. – Не верь козлу в капусте, а волку в овчарне. – Съешь и морковку, коли яблочка нет. – Картошка хлебу присошка. – Красна ягодка, да на вкус горька. – Это еще цветочки, а ягодки впереди. – Весна цветами красна, осень снопами. – По семени и племя. – Хорош бы цветок, да остер шипок. – От худого семени не жди хорошего племени. – Порожний колос выше стоит. – По зернышку ворох, по капельке море. – Посеяно с лукошко, так и выросло немножко. – Грибы растут в деревне, а их в городе знают. – Всякий гриб в руки берут, да не всякий гриб в кузов кладут.

52. Природа учит о Боге

(Из твор. св. Тихона Задонского)

Смотришь на небо, так чудное, высокое и обширное, различными звездами украшенное; на солнце и луну сияющие и всю поднебесную осиявающие; на облака, в воздухе туда и сюда преходящие, и, как мехи, дождь точащие и напояющие нивы наши. Представляет тебе чувство и разум землю с исполнением ее: с деревьями, травами, скотами, зверями, морями, озерами, реками, источниками и прочим украшением. От видимых перейди умом к невидимым, от создания миpa к Создателю. Да будет тебе случай сей удивляться: 1) всемогуществу Бога нашего, который все это сотворил из ничего единым словом 21 ; 2) премудрости Его, который так премудро устроил; 3) благости Его, который все это сотворил для нас. Так размышляющему и от создания силу, премудрость и благость Создателя познавающему следует с Псалмопевцем радостно духом возвеселиться и воспевать: яко возвеличишася дела Твоя, Господи: вся премудростию сотворил еси! (Псал.103:24).

53. Природа говорит о воскресении

I. Взглянем весной на то место, где поблекла роза. Куст ее весь покрыть новыми распуколками – новыми цветами, которые благоухают по-прежнему.

II. Солнышко закатилось вчера в глазах наших. Ночь покрыла всю землю, все краски потухли, все звуки умолкли, а сегодня рано утром восток осветился новой зарей. Она позолотила вершины гор и холмов. Жаворонки радостно поднялись к небу, чтобы песнями своими приветствовать восходящее солнце.

III. Я видел, как ослабевший червячок сам готовил себе могилку, как он, завернувшись в куколку, лежал в ней мертвый. Но через несколько времени он начал прогрызать свою могилку и, полный сил и красоты, раскрыв пестрые, блестящие крылья, взвился на воздух, радуясь новой жизни: червячок пропал, но из него вылетела бабочка. Точно так же обновится и жизнь человека: красота восстанет из тления, и новая жизнь возникнет из праха.

IV. Недолго пролежим мы в земле, как семя, брошенное в нее, чтобы восстать в новом виде.

Но кто же придет и отверзет гробы, кто пробудить мертвых, кто соберет народы с лица всей земли?

Он, наш Искупитель, явится на облаках небесных с силой и славой многой, с сонмами ангелов, которые вострубят Его славу.

V. Христос, Сын Божий, Спаситель человека, Друг всех добрых, придет во славе Отца Своего, потому что Он получил от Отца власть на небе и на земле.

И потому перестанем печалиться, что смерть уничтожает жизнь; будем помнить, что Христос – победитель смерти. Дитя бессмертия, радуйся и торжествуй! (Из соч. «Бог в природе»).

Отдел третий

Родина

1. Православная Русь

I. Одна у человека родная мать, одна у него и родина. «Нет такого дружка, как родима матушка», говорит русский человек; нет на свете места милее родины. Здесь все наше дорогое: родимый дом, братья, сестры, родственники, товарищи детства, соседи... Всякое деревце, речка, лужок, ласкавшие наш детский взор, церковь, куда няня носила нас на руках и где учила впервые молиться, благовест родного храма, могилы близких, – все это исполнено сладких воспоминаний, которых ничто не в силах изгладить или заменить, – все это делает родину драгоценной для нашего сердца на всю жизнь.

II. У каждого человека своя родина – какая-нибудь деревня, город, село, где он родился, рос, учился, играл и провел свое детство. Общая же родина для всех русских – матушка святая православная Русь – наше дорогое отечество.

III. Матушкой мы ее зовем за то, что она, как добрая мать, кормит нас своим хлебом, поит своей водой, учит своим языком, защищает от врагов, а когда умрем – своей землей прикроет и кости наши. Наше она отечество потому, что в ней спокон века жили отцы отцов и дедов наших. Она для нас страна святая, ибо мы дорожим ею и чтим ее, как святыню. Православная она, так как на всем неизмеримом пространстве ее исповедуется в бесчисленных храмах Божьих православная вера.

IV. Все на Руси нам, ее сынам, одинаково дорого и любопытно: степи, леса, реки, нивы, полное гумно; изба, покрытая соломой, с резными ставнями окна; в степи кочующий обоз; песня косарей и жниц; стук цепов; праздничные хороводы; святочные игры, игровые сказки, песни; вдохновенное слово родных писателей; богатырские подвиги обороняющего нас воинства; памятники родной старины; сияющие кресты бесчисленных сел и городов; торжественный гул колоколов и священные могилы предков.

V. Велика и обширна святая Русь: около ста миллионов у нее сынов. Все они повинуются одному Царю православному; все одинаково Его любят и благословляют, и все готовы душу положить за славу и честь своего дорогого отечества.

(Из «Родины» Радонежского)

2. Откуда и как пошла русская земля

I. Более тысячи лет назад Poccию уже населял народ, от которого мы происходим. Народ этот называл себя славянами и разделялся на несколько племен, которые назывались поляне, древляне, северяне, кривичи, ляхи, поляки и другие. Только одно племя не имело особого имени и называлось просто славянами: племя это сидело по берегам озера Ильменя и реки Волхова в нынешней Новгородской губернии.

II. У славян этих был город Новгород, у кривичей – Смоленск, у полян – Киев. Городов тогда было немного, и состояли они из таких же хижин, как и селения, только были побольше селений. Городами назывались эти села потому, что были огорожены валом, обведены рвом, либо обнесены тыном или засекой. Деревнями земля наша в то время тоже была небогата; земли было много, а народу мало; оттого деревни стояли редко и были очень невелики.

III. Жили славяне в худых избах, которые строили из леса; камня в славянской земле было мало и каменного мастерства славяне не знали. Да и не сподручны были им каменные жилья. Времена были неспокойные; многие люди только и жили грабежом; мирному селянину приходилось ждать врага во всякое время, отовсюду. А наедут лихие люди, так ни чему спуску не дадут: что можно взять, возьмут, а остальное пожгут и поломают. Лесу же везде было много; новую избу срубить ничего не стоило. На всякий случай, чтобы можно было уйти при нежданном вражеском нападении, славяне в избах своих делали по два и по три выхода. А что у зажиточных людей было подороже, то они прятали в землю; оттого в прежние времена многим удавалось находить клады.

IV. При такой беспокойной жизни славяне однако не бросали земли впусте, а пахали пашню и сеяли хлеб. Почти все славяне в то время обрабатывали землю; лучшими земледельцами были поляне, только некоторые грубые племена, например древляне, не занимались этим делом совсем или занимались мало.

Кроме пахотной работы славяне жили и другими промыслами: ловили рыбу, били зверя лесного, разводили стада, водили пчел в бортях 22 ,

торговали с соседними народами. Леса в славянских землях стояли огромные, зверя в них было много всякого; водились даже такие, про которых теперь и помину нет, например, бобры. Рыбы в реках и озерах водилось тоже вдоволь. Торг славяне водили хлебом, шкурами звериными, воском, медом. Большого торгового промысла у них не было, да и быть не могло: городов не было, и везде можно было наткнуться на лихих людей, на грабителей. Оттого и ездили только при нужде и торг вели не сухопутьем, а реками.

V. Славяне были нрава доброго и очень гостеприимны. Выходя из дома, славянин не запирал дверь и на столе оставлял разную еду на случай, если зайдет странник; у иных не считалось даже бесчестием, если хозяин, за бедностью, украдет что-нибудь для гостя. С пленными обходились славяне кротко и через несколько лет отпускали на волю.

Славяне были высоки ростом, статны, крепки телом, легко сносили и стужу, и зной. Они не любили биться с врагами открытым боем, а выбирали места узкие, закрытые. Они хорошо плавали и могли долго держаться под водой. Для этого они брали в рот выдолбленный тростник и плавали под водой так, чтобы конец тростника выходил выше воды; так и дышали. Бились они на войне короткими копьями и стрелами; часто намазывали стрелы сильным ядом.

VI. Почти все славяне платили дань, подать, соседним иноплеменным народам, потому что те были сильнее их и к ратному делу больше привычны. Северные славяне и соседи их, финские племена, давали дань варягам, народу, который жил за Варяжским (Балтийским) морем. Варяги землепашеством заниматься не любили, а разгуливали в легких лодках по морю да грабили, забираясь иногда в дальние страны. Славян варяги знали давно, потому что добывали у них хлеб и меха, и потому, что через славянскую землю лежал им путь в Грецию, куда варяги ходили или на грабеж, или наниматься в службу к греческим императорам. Но, высмотревши все у славян, варяги вдруг явились из-за моря в их земле и на ильменских славян, на кривичей, да на несколько финских племен наложили дань. Племена стали платить дань, только платили не долго: года через два им удалось выгнать варягов за море. Избавившись от врагов, они однако не нашли себе покоя и мира: пошли неурядицы, война, грабеж. Тогда ильменские славяне, кривичи, да два финских племени: весь и чудь, собравшись, стали рассуждать, как бы завести у себя мир и порядок. Решили поставить князя, который бы владел ими и судил по праву. А чтобы князь не радел своему роду больше, чем другим, и не развел бы прежних смут и усобиц, они положили призвать князя чужого, из варягов.

Было между варягами одно небольшое племя, которое называлось «русь»; к этому-то племени и отправились послы. Придя к варягам-руси, послы сказали им: «Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет: приходите княжить и владеть нами». И собрались три брата с родичами своими, взяли с собой всю русь, и в 862 году пришли. Старший брат, Рюрик, построил Ладогу и сел в ней: второй брат, Синеус, сел на Бело-Озере; третий брат, Трувор, в Изборске. От них-то и прозвалась земля «русской».

(Петрушевский).

3. Удельные усобицы на Руси

I. Самое большое зло было в старинном обычае князей – делить между собой землю. Князья, Рюриковы потомки, владели русской землей сообща, поделивши ее на уделы; сколько было князей, столько и уделов. Между князьями один был старший и назывался великим князем; княжил он в стольном городе русской земли. При Рюрике стольным городом, столицей, был Новгород, после стал Киев, а потом Владимир. Когда великий князь умирал, то на его место садился не старший сын его, а старший в роде между всеми князьями. Прежняя волость нового великого князя доставалась опять-таки не сыну его, а старшему в роде княжеском, по великом князе. Никто не владел своей волостью вечно, с детьми и внуками; все двигались и переходили с одного княжества на другое. Taкиe переходы не могли всегда идти по правде и по обычаю; подымались между князьями ссоры и войны. Великий князь другим князьям государем не был, а только заступал им отцово место, оттого слушались его мало. Если же он поступал не по правде, или князьям казалось, что он не по-отцовски их рассуживает, то они подымались на него самого и бились с ним, как с своей ровней.

II. Чем больше становилось князей, тем больше разводилось усобиц, и русские рати резались между собой, как враги заклятые. Коли не хватало своей силы, звали на подмогу иноземцев; кто звал венгеров, кто поляков, кто диких половцев, что кочевали в полуденных степях, по Волге и Дону. Иноземцы, забравшись в русскую землю, пустошили ее не жалея; доставалось тут и тем, на кого ратью шли, и тем, за кого шли. А коли иноземцев и не звали, то они приходили сами, особенно половцы. Зная, что за смутами да усобицами князьям не до них, они грабили землю, жгли деревни и города, избивали, либо уводили в полон народ беззащитный.

III. Так тянулись не год и не два, а целые сотни лет. Русские люди разумели, что они братья, а между тем усобицы не утихали. Русская земля распалась на несколько областей; в каждой области княжил особый род княжеский: в каждой был свой великий и свои удельные князья. Только в одной из русских земель не было особого рода княжеского, а сидели князья выборные; это было в Новгороде.

(Петрушевский).

4. Владимир-Мономах (1113–1125 г.) миротворец и добрый страдалец за Русскую землю

I. Вздохнула было не много Русь, когда сделался великим князем внук Ярослава от третьего его сына Всеволода, Владимир, прозванный по матери своей, дочери греческого императора Константина Мономаха, Мономахом, что значит единоборец. Он был человек добрый, умный, просвещенный, богобоязненный и храбрый; он отлично понимал, сколько бед приносят русской земле княжеские междоусобия и всегда старался всеми силами водворить между родичами мир. В этом смысле он много работал еще до своего великого княжения, и его всегда все любили.

II. Все в нем нравилось народу. Как князь и судья, он был справедлив,  решал дела по правде, заступался за слабых и ненавидел ссор, меж­ду тем как другие князья о правде-то мало заботились и

бо­лее надеялись на свою силу. Они крепко держались известной поговорки: «у сильного всегда бессильный виноват». Он любил установившиеся порядки и уважал старшинство, а потому не спорил, не домогался того, что не принадлежит ему по праву. О том же он всегда просил и братьев своих, мирил их, и все его прозвали за это братолюбцем.

III. Как частный человек, Мономах был добрым хозяином, сам за всем приглядывал, держал порядок в доме, не тратил зря имущества и увеличивал казну, хотя и отличался необыкновенной щедростью.

IV. Все имели к нему доступ; для всех он был ласков и приветлив. Но вместе с тем Мономах был страш­ной грозой для врагов: достаточно половцам увидеть его знамя, и они бегут без оглядки. Они обыкновенно с весной, когда подрастали травы, делали свои военные набеги на Русь. Моно­мах всегда старался предупредить их. «Сделал я», говорил, «83 больших похода, а малых и не припомню. Двадцать раз без одного заключал я с половецкими князьями мир, при отце и без отца, и давал им много от себя скота и платьев; пустил же из оков более 100 их лучших князей, да избил около 200».

V. Раз, будучи еще удельным князем, он задумал предупредить набег половцев и самому напасть на их ко­чевья. Послал он сказать об этом своему двоюродному бра­ту в Киев. Тот передал речь Владимира дружине, но дру­жина отвечала: «теперь не время идти на половцев: отнимем пахаря от сохи». Тогда князья съехались на совещание, сели в одном шатре, двоюродный брат с своей дружиной, а Мономах с своей, и все молчали.

«Брат!» сказал наконец Владимир, «ты старший, скажи первый, как нам промыслить о русской земле».

«Брат! лучше ты начни».

– «Как же мне говорить», продолжал Мономах, «когда твоя и моя дружина против меня, будто я хочу погубить работников и пашню. Но дивно мне, дружина, что жалеете пахаря и его лошадь, а того не понимаете, что когда начнет поселянин орать землю, придет половчанин, стрелой убьет пахаря, отнимет лошадь, разорить село, захватит жену и детей и сожжет его гумно... Об этом не думаете? Лошади вам жаль, а самого его не жаль?».

«Правда, правда», вскричала дружина.

И князья решили идти на поганых.

VI. Пригласили на подмогу к себе других князей: кто пришел, а кто отговорился больным. Отправились в поход. Пешие плыли в лодках по Днепру, а конные ехали берегом; потом четыре дня шли степью к Дону. Половцы собрались в несметном числе и сначала было решили просить у руси мира, но раздумали и ударили на нее. Сеча была злая с обеих сторон. Pусскиe князья стояли крепко, дрались храбро и наголову разбили половцев. Одних только князей их было убито 20 человек. Множество добычи, скота всякого, овец, коней, верблюдов, кибиток и рабов досталось русским. И разнеслась слава русских по всем дальним странам.

VII. Вот за все это любили Мономаха pусскиe люди и называли его добрым страдальцем за русскую землю. Даже впоследствии, когда приходилось народу и дружине выслушивать приглашение князей идти на его род, то все говорили: «нет, князь, за тебя мы готовы идти и с детьми, а на Владимиров род не пойдем». Когда он умер, то весь народ плакал о нем, как плачут дети по отце или по матери. Летописец говорит, что Владимир Мономах прославил русскую землю, как солнце, и слава его прошла по всем странам.

VIII. Перед смертью своей вот какое «Поучение» он оставил детям.

«Дети мои, или кто другой! прочитав эту грамоту, не смейтесь, а примите ее в сердце. Если кому она не нравится, то пусть лучше скажут: собираясь в дальний путь, говорил он нелепицу. Прежде всего будьте верны своему слову. Раз встретили меня послы братьев на Волге: «Присоединись к нам», говорили братья, «выгоним Ростиславичей (Володаря и Василька) и позаймем их волость; если не пойдешь с нами, то и мы не будем помогать тебе». «Гневайтесь, пожалуй», отвечал я, «не могу идти с вами: я целовал крест, давая клятву жить в мире». Дети, ради Бога, не ленитесь, не тяжка заповедь Божья: слезы и милостыня – вот все, что спасет вас.

Самое главное: не забывайте убогих, но сколько можете, по силе, кормите; и сироту, и вдовицу оправдайте сами, не давая сильным обидеть человека.

Ни правого, ни виноватого не убивайте и не дозволяйте убивать, хотя бы и заслуживал смерти: не погубите ни одной души христианской. Более всего не имейте гордости в своем сердце и уме: все мы смертны, сегодня живы, а завтра в гробе. Все, что нам дано, не наше, и поручено нам на мало дней, и в земле не хороните сокровищ: то великий грех.

В дому своем не ленитесь; надо всем надзирайте сами, не полагайтесь на других, чтобы приходящие к вам не посмеялись над домом вашим и над обедом. На войну выйдя, не ленитесь: не надейтесь на воевод; не предавайтесь ни еде, ни питью, ни сну; сторожей сами расставляйте, и ночью, все устроив, лягте также при войске, а встаньте рано; не снимайте оружия, не разглядев хорошенько, есть или нет опасность; от беспечности человек легко погибает.

Когда путешествуете по своим землям, не дозволяйте своим отрокам (дружине) наносить обиды ни в селах, ни в деревнях, чтобы не стали вас проклинать. Где остановитесь, напоите и накормите хозяина, а более всего чтите гостя, (т.е. торгового человека; откуда бы он ни пришел, будет он простой человек, или знатный, или посол; если не можете одарить его, то хоть напоите и накормите: гости мимоходом разнесут по всем землям добрую или злую молву о человеке.

Больного посетите; мертвых провожайте: мы и сами смертны; не пропустите ни одного человека без привета, всякому скажите доброе слово. «Жену свою любите, но не давайте ей власти над собой. Что знаете доброго, того не забывайте, а чего не знаете, тому учитесь; отец мой, сидя дома, знал пять языков; за это нам почет от других земель. Леность – мать всякого порока. С ней человек забудет и то, что умеет, а чего не умеет, тому не научится; но если, служите добру, то не будьте ленивы ни на какое доброе дело».

IX. Но умер Владимир Мономах, и все пошло по-старому: снова ссоры, снова распри, и снова

Как барсы степные,

Размялись половцы злые

По русской земле,

В пучину несчастий ее погружая...

Не стало уже человека, который соединил бы всех в одно сердце. И пришлось стонать русской земле, пришлось ей плакаться. Да и

Как не стонать и не плакаться русской земле, вспоминая

Старое время и старых князей! Нельзя же было вечно

В Киеве стольном Владимиру старому княжить...

Нельзя ж было, по словам древнего поэта, приковать его к горам киевским, чтобы он вечно сторожил родной край. Единодушия в князьях ни в ком не было. Хотя и ходили они опять на врагов, на половцев, но, как прежде, более в одиночку: каждый шел в свою голову, под своим знаменем, отдельно, чтобы добыть только себе одному славы, а потому успехов было мало. Весьма картинно и живо воспевается один из таких неудачных походов в «Слове о полку Игореве», замечательнейшем и поэтическом произведении нашей древней поэзии. Здесь описан поход Северского князя Игоря, в 1185 г., на половцев, окончившийся страшным поражением русских: истреблением почти всего русского войска и пленением самого князя, его брата и сына.

(Из «Истории России для народа», Малинина).

5. Первое наш ec тви e татар

1. В 1224 году явился народ незнаемый; пришла неслыханная рать 23 , безбожные татары, о которых никто хорошо не знал, кто они и откуда пришли, и что у них за язык, и какого они племени, и какая у них вера. Пленив многие страны, пришли они в землю половецкую. Половцы не могли противиться им и побежали к Днепру. Хан их Котян был тесть Мстиславу Мстиславовичу Галицкому: он пришел с поклоном к князю Мстиславу, зятю своему, и ко всем князьям русским, поднесь им богатые дары, коней, верблюдов, буйволов и невольниц и сказал: «Татары отняли нынче нашу землю, а завтра вашу возьмут; так защитите нас; если же не поможете нам, то мы нынче иссечены будем, а вы будете завтра иссечены». Котян умолял о пособии зятя своего; а Мстислав стал умолять князей русских, братью свою, говоря: «Если мы, братья, им не поможем, то они передадутся татарам, и у тех будет больше силы».

2. Князья думали, думали и, наконец, решились помогать Котяну. Совет у них был в городе Киеве, где говорили так: «Лучше нам принять татар на чужой земле, чем на своей», и начали строить войско, каждый свои полки. Совокупив всю землю русскую против татар, князья пришли к реке Днепру. Тут татары прислали к ним послов с такими словами: «Слышим, что вы идете против нас, послушавшись половцев; а мы вашей земли не занимали, ни городов, ни сел ваших, и на вас не приходили; пришли мы, попущением Божьим, на холопов своих и конюхов, на поганых половцев; возьмите с нами мир; а нам с вами рати нет; если побегут к вам половцы, то вы бейте их оттуда, а именье их берите себе, потому что, как слышно, они вам много зла делают; оттого мы их бьем отсюда». Князья русские не послушались послов, но перебили их; пошли против татар и стали на Днепре.

6. Второе нашествие татар

1. В 1237 году пришли от восточной страны на Рязанскую землю, лесом, безбожные татары с царем Батыем и послали послов своих, жену чародейку, да двух мужей с ней, к князьям рязанским, прося у них десятины со всего: с князей, и с людей, и с коней белых, вороных, бурых, рыжих и пегих. Князья рязанские отвечали им: «Если нас не будет всех, то все ваше будет». И послали рязанские князья к князю Юрию Владимирскому просить помощи; но князь Юрий сам не пошел и не послушал мольбы князей рязанских: он хотел один воевать особо. Тогда иноплеменники обступили город Рязань и огородили острогом 24 , а князь рязанский затворился в городе с людьми. Татары взяли Рязань, князя Юрия убили.

Предание прибавляет, что жена его, княгиня Евпраксия прекрасная, оставалась тогда дома: она все стояла в своем высоком тереме, держа на белых руках сына, и смотрела – не возвращается ли князь. Вдруг узнает о его гибели. Горько заплакала княгиня и вместе с сыном бросилась из своего высокого терема. Так и убилась до смерти Евпраксия прекрасная. С тех пор это место называется «Зараз». 25

2. Многих мужей, жен и детей рассекали татары мечами, других расстреливали стрелами, иных в огонь бросали, остальных вязали; многие святые церкви огню предали, монастыри и села пожгли; имение немалое собрали и потом пошли на Коломну. В ту же зиму пошли князья с своей ратью из Владимира против татар; тогда же князь Юрий Владимирский послал Еремея Глебовича в сторожах воеводой. Обступили их татары у Коломны и бились крепко. Была сеча великая, татары пошли к Москве, взяли ее, убили воеводу, и князя Владимира, сына Юрьева, руками взяли; людей перебили от старцев до младенцев и, взяв много имения, пошли прочь. Князь Юрий выехал из Владимира, урядив 26 вместо себя сыновей своих, поехал на Волгу и стал станом на реке Сити, поджидая к себе братьев, князей Ярослава и Святослава, с полками.

3. Третьего февраля, татары, как саранча, обсели Владимир. Владимирцы затворились в городе. Татары подъехали к Золотым воротам, ведя с собой княжича Владимира Юрьевича, и начали спрашивать: «Великий князь Юрий в городе ли?» Владимирцы пустили по стреле на татар; те пустили также по стреле на город и на Золотые ворота, потом сказали владимирцам: «Не стреляйте!» Когда владимирцы перестали стрелять, татары подъехали поближе к воротам, показали гражданам Владимира и спросили: «узнаете ли своего княжича?» потому что он был уныл лицом и изнемог от беды и нужды. Всеволод и Мстислав стояли на Золотых воротах и узнали брата своего Владимира. Князья, бояре и все граждане стали плакать, смотря на него. Князья сказали своей дружине и воеводе: «Братья! лучше нам умереть перед Золотыми вратами за святую Богородицу и за правую веру, нежели быть в их воле». Татары, урядив станы свои около города Владимира, сами пошли и взяли Суздаль, разграбили церковь Богородицы, двор княжеский огнем пожгли, а людей старых и молодых иссекли. Был тогда трепет великий всюду. Множество полона 27 свели татары в станы свои, а сами пришли ко Владимиру и начали леса и пороки 28 ставить от утра до вечера, а ночью огородили тыном весь город. Князья, видя, что городу быть взяту, вошли в церковь св. Богородицы и постриглись в монахи от владыки Митрофана. Седьмого февраля, после заутрени, татары приступили к городу. Они зашли от Золотых ворот у св. Спаса и вошли по примету 29 в город через стену и взяли до обеда Новый город и запалили его огнем. Князья бежали в Печерный город. Епископ Митрофан, княгиня Юрьева с дочерью, со снохами и со внучатами, и прочие княгини, множество бояр и людей затворились в церкви св. Богородицы. Татары отбили двери, наволочили лесов около церкви и в церковь и зажгли: все бывшие здесь люди задохлись от великого зноя; другие погибли в огне, иные от оружия; а св. церковь разграбили и чудную икону Богоматери ободрали. Оттуда пошли на великого князя Юрия. Одни шли к Ростову, другие к Ярославлю, иные на Волгу. Оттуда пленили всю страну и много городов.

4. Князь Юрий, узнав о взятии Владимира, послал Дорожа с 3.000 человек проведать про врагов. Дорож прибежал и сказал: «Князь! уже татары нас обошли». Услыхав это, Юрий сел на коня с братом своим Святославом, племянниками, мужами и пошел против поганых. Князь начал ставить полки, и вот внезапно приспели татары на Сить. Юрий, отложив всю печаль, пошел к ним. Обои полки соступились. Была сеча злая, и наши побежали перед иноплеменниками. Тут убит был великий князь Юрий Всеволодович на реке Сити, и воины его многие погибли. А Василька Константиновича руками взяли и повели в станы свои с большой нуждой. Дойдя до Шеренского леса, татары остановились и стали нудить Василька быть в их вере и воевать вместе с ними. Но он не повиновался их обычаю, не брал ни пищи их, ни питья и говорил против них так: «О, глухое царство и скверное! не отлучить вам меня от христианской веры. Если я теперь и в большой беде, то Бог навел ее на меня за грехи мои. Какой ответ дадите Богу, что погубили столько душ без правды? За них Бог будет мучить вас в бесконечные веки». Они скрежетали на него зубами, желая насытиться его крови, и убили его в том лесу. Был князь Василько красив лицом, очами светел, взором грозен, необыкновенно храбр, на охоте отважен, сердцем легок, и кто служил ему, тот не мог забыть его до смерти.

5. Только ста верст не дошли татары до Новгорода. Воротился Батый и пришел к городу Козельску, где был молодой князь, именем Василий. Поганые сведали, что у людей в городе ум крепкодушевный, что словами льстивыми нельзя взять города. Жители Козельска решили не сдаваться Батыю, говоря: «хотя князь наш и молод, но положим живот 30 свой за него; приняв здесь славу этого света, там примем от Христа Бога венцы небесные». Татары разбили стены и взошли на вал; граждане резались с ними ножами; потом положили выйти на полки татарские и, выйдя из города, побили четыре тысячи врагов, но и сами были все перебиты. Батый взял наконец Козельск и истребил всех, до грудных младенцев; а о князе Василии неизвестно; говорят, будто он утонул в крови, потому что был молод. С тех пор татары не смели называть этого города Козельском, но звали его злым городом, потому что они бились около него семь недель и потеряли троих сыновей Темниковых; они искали их, но не нашли во множестве трупов.

6. Батый, взяв Козельск, пошел в землю Половецкую. Отсюда начал он посылать воевод своих на города русские: взят был город Переяславль копьем 31 ; жители избиты. В то же время послал и на Чернигов: обступили город в силе тяжкой; князь Мстислав Глебович, услыхав о нападении иноплеменных, пришел на них со всем войском своим, но был побежден; множество воинов его побито, город взят и запален огнем. Воевода татарский пришел осмотреть Киев и удивился красоте и величеству его; он прислал послов к князю Михаилу и к гражданам, желая прельстить их, но они его не послушали.

(«Из Русск. лет. М. Соловьева»).

7. Скоро вся ужасная сила Батыева 32 , как густая туча, с разных сторон облегла Киев. Скрип бесчисленных телег, рев верблюдов и волов, ржание коней и свирепый крик неприятелей, по сказанию летописца, едва дозволяли жителям слышать друг друга в разговорах. Димитрий 33 бодрствовал и распоряжался хладнокровно. Ему представили одного взятого в плен татарина, который объявил, что сам Батый стоит под стенами Kиевa со всеми воеводами могольскими. 34 Сей пленник сказывал о батыевой рати единственно то, что ей нет сметы. Но Димитрий не знал страха. Осада началась приступом к вратам Лятским, к коим примыкали дебри 35 : там стенобитные орудия действовали день и ночь. Наконец рушилась ограда и киевляне стали грудью против врагов своих. Начался бой ужасный: «стрелы омрачали воздух; копья трещали и ломались»; мертвых издыхающих попирали ногами. Долго остервенение не уступало силе, но татары к вечеру овладели стеной. Еще воины российские не теряли бодрости, отступили к церкви Десятинной и, ночью укрепив оную тыном, снова ждали неприятеля, а безоружные граждане с драгоценнейшим своим имением заключились в самой церкви. Такая защита слабая уже не могла спасти города, однако ж не было слова о переговорах: никто не думал молить лютого Батыя о пощаде и милосердии: великодушная смерть казалась и воинам, и гражданам необходимостью, предписанной для них отечеством и верой. Димитрий, исходя кровью от раны, еще твердой рукой держал свое копье и вымышлял способы затруднить врагам победу. Утомленные сражением моголы отдыхали на развалинах стены, утром возобновили оное и сломили бренную 36 ограду россиян, которые бились с напряжением всех сил, помня, что за ними гроб св. Владимира, и что ее ограда есть уже последняя для их свободы. Варвары достигли храма Богоматери, но устлали путь своими трупами; схватили мужественного Димитрия и привели к Батыю. Сей грозный завоеватель, не имея понятия о добродетелях человеколюбия, умел ценить храбрость необыкновенную и с видом гордого удовольствия сказал воеводе российскому: «дарую тебе жизнь!» Димитрий принял дар, ибо еще мог быть полезен для отечества.

( Карамзин).

6. Князь Иван Данилович Калита и святитель Петр

I. Пятьсот лет тому назад Москва не была такая большая, как теперь. Тогда это был маленький деревянный городок. На той горе, где теперь Кремль, стоял небольшой княжеский терем, со службами да пристройками и с одной деревянной церковкой во имя Спаса. Это та, что нынче называется «Спас на бору». Горы кругом были покрыты еще густым лесом, и кое-где разве расчищены места для пашни, да кой-где стояли слободы или деревушки. В городке и в этом терему проживал один князь, внук св. Александра Невского, Иван Данилович, по прозвании Калита. Митрополитом в то время был св. Петр; митрополиты жили во Владимире на Клязьме, и Владимир был столицей великих князей. Объезжая свою паству, св. Петр часто заезжал в Москву к князю Ивану Даниловичу. Полюбился ему этот князь. В маленьком городке, в бедном терему, над Москвой-рекой, частенько, долго и по душе беседовали князь с святителем о несчастных делах русской земли, как все-то князья ссорятся друг с другом, никого не слушаются; татары вмешиваются в ссоры их, и идет повсеместная война и разорение. Митрополит говорил князю Ивану Даниловичу:

«Всех перевидал я князей и всех их знаю; есть между ними и доброго нрава, да горячи и легкомысленны: вдаль не смотрят, а только думают, как бы нынче прошло хорошо; думают о себе, а не о народе, не о всей Руси. И от разделения их вся-то Русь пополам распалась; одна часть под Литву подпала, другая под татар. А князьям и горя мало: от татарского насилия страдают и воздыхают, а о том не думают, как бы дело повести так, чтобы хоть со временем, детям и внукам, совсем от татар избавиться. Изо всех князей только ты, Иван Данилович, нрава твердого и ума великого. Принимайся с Богом за собирание земли под одну руку твою. Ты бережлив, казны у тебя много, и так тебя прозвали «калита», полный мешок. Скупай от князей села и города: им деньги нужны, задаром волости продают. И устройся так, чтоб у тебя народу было жить хорошо, и народ отовсюду к тебе потянет. А я в Москве поселюсь и в ней свой престол митрополичий поставлю, и буду помогать тебе советом и делом, и молитвами моими перед Господом и Пресвятой Богородицей. Ты построй во имя Успения Пресвятой Богородицы соборный храм, и пророчу тебе, что если ты меня во всем послушаешь, то и сам прославишься с родом твоим больше других князей, и город твой прославится надо всеми русскими городами; святители после меня будут жить в нем; руки его взойдут на плещи (т.е. на плечи) врагов его, и Бог прославится в нем».

II. Так беседовал святитель с князем, и послушался его князь Иван Данилович. И стал он скупать как можно больше земель от соседних князей; иные, может быть, и знали его тайную думу об освобождении от татар, и сами, умирая, отказывали ему свои владения. От этого при нем и при сыновьях его московское княжество заняло все земли между Окой и Белым озером и Сухоной, все нынешние губернии: Московскую, Ярославскую, Костромскую, и части Новгородской и Нижегородской; Иван Данилович устроил в Мологе большую ярмарку. А как он всю землю свою постарался очистить от разбойников, и по рекам учинил стражу, чтобы не грабили товаров, там проходивших, и везде устроил правильный суд, а дела свои с татарами вел так, что они не показывались в его владениях, и была при нем на Руси «тишина великая», – то в земли его стало переходить много народу из других княжеств, и народ стал богатеть от промыслов и торговли; а сам московский князь сделался через то еще богаче и сильнее других князей. И начали переезжать к нему от других князей самые знатные и умные бояре, и делались ему помощниками, и вместе с ним стали думать тайную думу, как избавиться от татар. И умер Иван Данилович Калита, а дума его не умерла при сыне его Симеоне. Гордом. Умирал Симеон и, перед смертью, передавая престол свой брату Ивану Ивановичу, отцу Димитрия Донского, писал ему в своем завещании: «Слушайся старых бояр, они отцу нашему и нам добра всегда хотели; слушайся затем, чтобы и свеча не погасла ". А что разумел он под этой притчей, чтобы свеча не погасла? А свеча тут значить то дело, что думал Иван Данилович с митрополитом Петром, и дум свою вложил в сердце своим боярам, то есть – освобождение от татар.

«Не погасла свеча» ни при двоих сыновьях Ивана Даниловича, один за другим княживших в Москве, ни даже, при малолетнем внуке его Димитрии.

(А. Майкова).

7. Мамаево побоище

I. После хана Узбека, начались в Орде распри между князьями: вельможи взяли верх и поддерживали раздор, принимая сторону то одного хана, то другого. Пользуясь этим, в разных городах России, народ уже не раз избивал татар. Орда ослабела, тогда как московское княжество, со времен Иоанна Калиты,

очень усилилось. В 1378 году ордынский хан, Мамай, пошел ратью на московского князя, Дмитрия Иоанновича, чтобы принудить его платить прежнюю дань.

II. Войска русские встретились с татарами на берегах реки Вожи (в Рязанской области). Татары первые переехали через реку, вскочили на коней, и с диким воплем быстро ударили на русских. Дмитрий изрядил войско. После крепкой битвы, татары повернули «свои копья и побежали за реку Вожу. Наши стали рубить и колоть их: убили множество, а других утопили в реке. Наступил вечер, и в темноте скрылись из глаз враги, которые бежали всю ночь. На другой день утром был большой туман, и только перед обедом Дмитрий мог пойти следом за татарами. В поле он нашел их шатры и вежи 37 , телеги и весь обоз: все было разбросано в беспорядке, но сами неприятели удалились в Орду.

III. В 1380 году Мамай соединил всю силу татарскую, чтобы отомстить за это поражение. С ним пошло много князьков разных народов; кроме того, ему обещал помощь и Ягелло, князь литовский, которого отец, Ольгерд, постоянно воевал с Дмитрием Донским. Мамай, надеясь на свои полчища, сказал: «Пойдем на русского князя и на всю силу русскую, как было и при Батые: христиан уничтожим, церкви попалим и законы их изрубим». Когда к Дмитрию Донскому пришла об этом весть, то он молвил: «Еще наша рука высока». Он послал за двоюродным братом своим, Владимиром Андреевичем, и за другими князьями русскими. Почти все соединились около московского князя, исключая Олега Рязанского. Область Рязанская перед тем несколько раз была опустошена татарами, и Олег думал спасти свою вотчину покорившись Мамаю.

IV. Под начальством Дмитрия собралось огромное русское войско, какого прежде не видано (до 150.000 или даже до 200.000) – и стало у Коломны, а Мамай со своими ордами расположился за Доном. Он послал к московскому князю требовать дани, какую русские платили при Узбеке; Дмитрий готов был посылать хану дары, но не согласился давать прежней дани. 20 августа он двинулся на Оку, где соединился с братом своим Владимиром Андреевичем. 6 сентября наши войска уже достигли Дона. При вести о выступлении Дмитрия Иоанновича в поход, по всей Москве начался плач; русские жены тосковали о своих детях, которые пошли с князем на острые копья. «Бедные наши дети! говорили они: лучше бы нам не родить их, чем рождать на верную смерть». Между тем пр. Серий, игумен Троицкого монастыря, тогда только что построенного, послал к Дмитрию ободрительную грамоту и свое благословение. «Ступай, князь, писал он, Бог и святая Богородица тебе помогут». Дмитрий устроил полки и стал держать совет. Одни говорили: «Иди, князь, за Дон», а другиe напротив советовали: «не ходи, сильно умножились враги наши; тут не одни татары, а Литва и рязанцы. Но великий князь именно для того и спешил вперед, чтобы не дождаться, пока Ягелло подаст помощь Мамаю. Он велел мостить мосты на Дону и испытывать брод, и в ночь стал переправляться через реку.

V. На другой день, при восходе солнца, был густой туман, но в третьем часу прояснилось; русскиe уже стояли за Доном в чистом поле, при устье Непрядвы. Это случилось 8 сентября. Скоро начали появляться татары. От множества войск, которые сошлись на этом поле, известном под названием Куликовского, задрожала земля, загудели окрестные холмы. «Бог нам прибежище и сила», – вскрикнул Дмитрий и вступил в битву с врагами. Такой битвы не слыхано от начала Руси. На целых десять верст все залито было кровью, от наваленных трупов не было проезда коням; там русский гнался за татарином, здесь татарин одолевал русского: все перемешалось в свалке. Наше пешее войско лежало избитое, труп на трупе. Татары одолевали. Но в засаде, в лесу, скрывались еще свежие русские полки, под начальством Владимира Андреевича и московского воеводы, Дмитрия Волынского. Владимир с нетерпением рвался на бой, но Волынский его останавливал: «Еще нельзя: ветер дует нам в лицо», говорил он. Скоро ветер переменился. «Теперь пора» – сказал Волынский. Засадное войско ударило на татар. С этими новыми силами, pусскиe окрепли и сломили врагов. Они гнали их до реки Мечи (Красивая Меча в Тульской губернии): и захватили весь их стан.

VI. Владимир Андреевич решив победу, стал на костях и велел трубить в трубы. Ратники собрались, но между ними не было великого князя. Начали расспрашивать: кто видел Дмитрия? Одни толковали, что он тяжело ранен и надо его отыскивать между трупами; другие видели, как он один отбивался от четырех, но потом потеряли его из глаз; кто-то сказал, что князь, весь израненный, пешком удалился от битвы. Владимир Андреевич просил его со слезами отыскать брата, и обещал тому, кто найдет его большую награду. Все рассеялись по полю; скоро нашли тело любимца Дмитрия, Бренка, которому князь дал свои латы и шлем; некоторым попался труп одного из князей белозерских, похожего на Дмитрия, и его было приняли за великого князя. Наконец двое воинов, отойдя в сторону, увидели Дмитрия: усталый, он лежал под ветвями срубленного дерева и едва дышал; его панцирь был избить, но на теле не было ни одной смертельной раны. Владимир Андреевич тотчас поскакал к нему и с радостью известил его о победе .

VII. Мамай бежал в Орду, где побит был другим ханом Тохтамышем. Этот Тохтамыш, захватив всю власть над татарами, пошел на Москву два года спустя после Куликовской битвы, обманом взял ее и разорил в то время, как Дмитрий в Костроме собирал войско. Куликовская победа стоила дорого: в живых осталось не более 40.000 и московскому князю невозможно было вступить в новую борьбу с татарами; Русь снова на некоторое время обложена была данью. Но слава этой победы осталась в памяти народной: Димитрий получил название Донского; в нескольких сказаньях о Задонщине, в подражание «Слову о полку Игореве», поется слава Дмитрию Иоанновичу и его брату Владимиру Андреевичу; приведем отрывки.

VIII. «Князья и бояре и удалые люди оставили дома свои и богатство, жен, детей и весь почет, чтобы сложить свои головы за землю русскую... Великий князь Дмитрий Иванович и брат его, Владимир, наострили сердца свои мужеством и своей крепостью напомнили прадеда своего, Володимира Киевского. Эй, жаворонок, птица, в красные дни утеха! взойди под синие облака, спустись к сильному городу Москве, пой славу великому князю и его брату. Они, как соколы, поднялись с земли русской на поля половецкие (задонские). Кони ржут в Москве, бубны бьют в Коломне, трубы трубят в Серпухове, звенит слава по всей земле русской. Звонят вечевые колокола в великом Новгороде, стоят новгородские мужи у св. Софии и творят такую жалобу: «Уже нам, братья, не поспеть на пособь великому князю, Дмитрию Ивановичу». Тогда орлы слетелись со всей полуночной стороны: то не орлы слетелись, выехали посадники из великого Новгорода с 7000 войска к великому князю, Дмитрию Ивановичу, и к брату его, Владимиру Андреевичу. Съехались все русские князья, говоря: «Господин великий князь! уже наступают поганые татары на поля наши; пойдем, господин, за быструю реку, Дон: пусть наша отвага будет землям диво, старым повесть, а молодым в память». И отвечал Дмитрий Иванович своей братье: «Братцы мои милые, русские князья, мы с вами одно гнездо великого князя, Ивана Даниловича. До сих пор, братцы, еще никому не давались мы в обиду: ни соколу, ни ястребу, ни белому кречету, ни тому псу, поганому Мамаю»...

IX. «Не стук стучит; не гром гремит, – стучит сильная рать Дмитрия Ивановича и его брата, гремят удальцы золочеными шлемами, красными щитами... То не серые волки завыли: идет татарская сила на землю русскую... Настала ночь; погасла заря. Дмитрий Волынец сел на коня и поехал с великим князем на поле Куликово и слышат они, позади полков татарских кричат вороны и галки, в великой тревоге перелетают птицы с места на место, а на реке Непрядве гуси, лебеди и утята плещутся крыльями. Волынец спросил великого князя: «Что слышал, господин?» – «Великая гроза, брат», отвечал князь. Волынец снова промолвил: «Оборотись теперь на полки русские». Князь оборотился, но тут была глубокая тишина. «Что, господин, слышал?» – «Ничего, брат, не слышал, сказал великий князь, только видел: огненная зарница вспыхивает, не угасая». – «Огонь – доброе знамение», молвил Волынец: «У меня есть еще примета», – и он слез с коня, припал к "земле правым ухом, долго так пролежал; наконец встал, но молчал, опустив голову. Великий князь понудил его говорить. «У меня две приметы, сказал Волынец: одна в пользу, а другая печальная. Земля плачется на двое: есть надежда, что мы победим поганых, но много христиан погибнет».

X. «Грянули копья и мечи булатные, топоры легкие, щиты московские, шлемы немецкие... На том поле Куликове сошлись сильные тучи, а из них засверкали молнии, загремели великиe громы; то сошлись pусскиe удальцы с татарами за свою великую обиду, а шли на них золоченые доспехи и гремели pусскиe князья булатными мечами о ханские шлемы: бились от утра до полудня в субботу на Рождество Богородицы... Тогда среди трупов человечьих борзые кони не могли скакать, а в крови по колено бродили. Великий князь, Дмитрий Иванович, говорил своим боярам: «Братья и бояре, и воеводы, и дети боярские: вот вам ваши московские сладкие меда и великие места. Тут добудете себе места и своим женам, тут старый помолодеет, а молодой добудет чести»... Тогда рубили татар без милости; их трупами были поля засеяны, а кровно текли реки... побросали они свое оружие на землю и склонили голову под мечи pyccкиe... a pуccкиe удальцы разграбили татарские узорочья: и доспехи, и коней, и волов, и верблюдов, и вино, и сахар... Зачем ты, поганый Мамай, посягал на русскую землю? не бывать тебе в Батыя царя. У Батыя царя было 400.000 кованой рати, а воевал он всю русскую землю от востока до запада. И ты, царь Мамай, пришел с многими силами, с девятью ордами и семьюдесятью князьями, а ныне ты, поганый, бежишь сам-девят в лукоморье. 38 Не с кем тебе зимы зимовать в поле, видно, тебя князья pусскиe гораздо употчевали. Ни князей с тобой, ни воевод: видно, гораздо упились у быстрого Дона, на поле Куликове, на траве-ковыле»...

XI. Димитрий Иванович со своим братом, с князем Владимиром Андреевичем и с остальными воеводами стали на костях на поле Куликове, у речки Непрядвы. Страшно и жалостно было в то время видеть, как лежали христианские трупы на берегу у великого Дона, и Дон река три дня текла кровью. Великий князь сказал: «Сосчитайте, братья, сколько у нас нет воевод и сколько нет молодых людей». Тогда сказал московский боярин, Михайло Александрыч: «Государь, великий князь, у нас нет сорок бояр московских, двенадцать князей белозерских, тридцать новгородских посадников, двадцать князей белозерских, тридцать новгородских посадников, двадцать бояр коломенских, сорок серпуховских, тридцать панов литовских, двадцать бояр переяславских и т.д. – а всего посечено татарами полтретья ста тысяч и три тысячи».

(Из рассказов Водовозова).

8. Родной край

Край ты мой, родимый край!

Конский бег на воле,

В небе крик орлиных стай,

Волчий голос в поле.

Гой ты, родина моя!

Гой ты, бор дремучий

Свист полночный соловья,

Ветер, степь да тучи.

(Гр. А. Толстой).

9. Родина

Ведь на свете белом

Всяких стран довольно,

Где и солнце ярко,

Где и жить привольно.

Но и там, при блеске

Голубого моря,

Наше сердце ноет

От тоски и горя, –

Что не видят взоры

Ни берез плакучих,

Ни избушек этих,

Сереньких как тучи.

Что же в них так сердцу

Дорого и мило?

И какая манит

Тайная к ним сила?

(Плещеев).

10. Родина

Мила мне русская природа

И быт родного мне народа,

Все ежедневные картины,

Поля, и села, и равнины,

И шум колеблемых лесов,

И звон косы в лугу росистом,

И пляска с топаньем и свистом

Под говор наших мужичков;

В степи чумацкие ночлеги,

И рек безбережный разлив

И скрип кочующей телеги,

И вид волнующихся нив.

Люблю я тройку удалую

И свист саней на всем бегу,

На славу кованную сбрую

И золоченую дугу;

Люблю тот край, где зимы долги,

Но где весна так молода,

Где вниз по матушке по Волге

Идут безчисленны суда...

(А. Толстой).

11. Русский гимн

Боже, Царя храни!

Сильный, державный,

Царствуй на славу нам,

Царствуй на страх врагам,

Царь православный,

Боже, Царя храни!

(Жуковский).

12. Молитва за русского царя

Держи свою десницу,

О Боже, над Царем,

Храни, Господь, Царицу

И весь державный дом!

Пошли благословение

На каждую семью,

Яви благоволение

И милость нам Свою!

13. Слава (гимн)

Славься, славься.

Наш русский Царь!

Господом данный

Нам Царь-Государь!

Да будет бессмертен

Твой Царский род,

Да им благоденствует

Русский народ.

(Глинка).

14. Многолетие

Многи лета, многи лета,

Православный русский Царь!

Дружно, громко песня эта

Пелась прадедами встарь.

Дружно, громко песню эту

И теперь вся Русь твердит;

С ней по целому полсвету

Имя Царское гремит.

Ей повсюду отвечая.

Мчится русское ура

От Кавказа до Алтая,

От Амура до Днепра.

Прогреми ж до граней света,

И по всем сердцам ударь,

Наша песня: многи лета,

Православный русский Царь!

(Жуковский).

15. Патриотическое 39самопожертвование жизнью

В половине прошлого столетия башкирцы подняли кровопролитный бунт. Они изрубили в Пермской губернии несколько эскадронов 40 драгун 41 и хотели взять хитростью

одного русского барабанщика и велели ему бить обыкновенный поход. Уже приближались они к крепости, и им хотели отворить ворота, как вдруг барабанщик вместо похода ударил тревогу. Тут гарнизон приметил, с кем имел дело, и приготовился к обороне. Башкирцы тогда не отважились напасть на крепость и принуждены были отступить. Из мщения они изрубили в куски смелого барабанщика в виду его одноземцев.

16. Награжденная верность и наказанная измена воина

I. В войсках римского императора Константина Великого носили знамя с изображением креста Христова; его велено было носить впереди полков и приближать к тому отряду, который утомлялся и ослабевал в сражении: боголюбивый царь после видения чудесного знамения креста на небе веровал, что сам Царь небесный и Владыка вселенной, победивший крестом ад и смерть, благословляет силу христолюбивых воинов и дает победу благочестивым царям на сопротивные, что крепкиe поборники креста и веры в Распятого – крепки и в борьбе с врагами.

II. Однажды державший это знамя воин устрашился внезапного нападения врагов и, передав знамя другому, сам бежал с поля сражения. Дерзнувший спастись бегством, когда другие отражали нападение, уже находился вне полета стрел, как мгновенно поражен был на смерть, и пал; между тем другой воин, который принял от бежавшего и держал знамя, при всей видимой опасности от стрел неприятельских, остался жив и невредим: враги Константина и защищаемого им креста Христова нарочито направляли свои стрелы против державшего знамя креста; множество стрел вонзалось в самое знамя, но ни одна из них не коснулась верного долгу воина, как бы чудесно охраняемого от смерти. Кто верен своему призванию и долгу, тому и при опасности – крепкая защита в силе Божьей; изменник встречается с опасностью и там, куда бежит от опасности.

(Из «Воскр. Чт.» 1854 г.).

17. Пословицы о родине

В каком народе живешь, того обычая держись. – И кости по родине плачут. – С родной стороны и ворона мила. – Научить горюна чужая сторона. – Велика святорусская земля, а везде солнышко. – Москва всем городам мать. – Москва сердце, а Питер голова. – Родимая сторона – мать, чужая – мачеха. – В чужом месте, что в лесу. – Чужая сторона – дремуч бор. – Всякому мила своя сторона. – Любит и нищий свое рубище. – Бог на небе, царь на земле. Светится одно солнце на небе, а царь русский на земле. – Одному Богу царь ответ держит. – Царю правда – лучший слуга. – За Богом молитва, а за царем служба не пропадают.

18. Пословицы о царской власти

Без Бога свет не стоит, без царя земля не правится. – Богат Бог милостью, государь – жалостью. – Чего Бог не изволит, того и царь не изволит. – Царь повелевает, а Бог на истинный путь направляет. – Грозен царь, да милостив Бог. – При солнце – тепло; а при государе – добро. – Близ царя – близ чести. – Ни солнышку на всех не угреть, ни царю на всех не угодить. – Народ – тело, а царь – голова.

Отдел четвертый

Церковь

1. Лучшее утешение в жизни

I. Знатный 42 и очень богатый язычник 43 крестился в христианскую веру. За это у него отняли все имения, отобрали все богатства его, и даже жена и дети оставили его. Покинутый всеми, он скитался 44 по миру, не имея ни крова, ни хлеба.

II. Некто спросил его: «Как у тебя хватает силы терпеть столько лишений и переносить столько горя, обид и неправды людской?» – «Моя радость, мое счастье от того, что я познал Христа Спасителя, так велики», отвечал тот, «что при них я не чувствую ни горя, ни обиды, ни скорби».

2. Большой стол

I. Однажды, при начале жатвы, один учитель сказал своим ученикам: «Сегодня я намерен показать вам очень большой стол, за которым в течение целого года едят и насыщаются не несколько только голодных людей, но целые тысячи народа со всеми животными, которые живут при них.

II. Сказав это, он взошел с детьми на высокую гору и велел им посмотреть на обширные, простиравшиеся на целые версты, прекрасные плодородные поля. «Вот видите, любезные дети», сказал он, «это большой стол, который ежегодно для всех созданий накрывается и обильно уставляется пищей нашим небесным Отцом. Мы все – Его гости, и Он, по благости Своей, насыщает всех нас с бесчисленным множеством животных. Поэтому и за искусно покрытым столом никогда не забывайте с искренней благодарностью обращаться к Нему, вседержительному, невидимому Благодетелю».

III. Проникнутые словами учителя, дети стали спускаться с горы и во время пути один из них сказал: «Теперь только я вполне понял молитву: «Господи! глаза всех смотрят на Тебя с надеждой, и Ты даешь им пищу в свое время. Ты открываешь Свою щедрую руку и наполняешь Своей милостью всякое живое существо».

(Из «Кн. для чтения» Паульсона).

3. Спасительная сила имени Господа нашего И. Христа

1. В книге, именуемой Лимонарь, имеется следующее сказание об авве Иулиане столпнике. В окрестностях того места, где жил Иулиан,

 завелся лев и пожирал многих. В один день старец призвал к себе своего ученика и ска­зал ему: пойди ты за две мили отсюда на юг, там лежит лев, скажи ему: «смиренный Иулиан именем Иисуса Христа, Сына Божьего Живого, велит тебе удалиться из сей страны». Ученик пошел, нашел льва, сказал ему слова старца, – и лев сейчас же удалился. Все прославили Бога.

 2. С одним учеником препод. Пафнутия случилась болезнь глаза и страшно мучила его. Преподобный, дав ему свои четки, велел тысячу раз прогово­рить эту молитву: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, поми­луй мя грешного». Едва ученик успел совершить половинное число, как болезнь прошла.

4. Громоносный легион 45

Император Константин великий до вступления своего на престол имел много врагов, с которыми и воевал довольно часто. В одну из таковых войн армия его зашла в некоторую пространную, но дикую и совершенно безлюдную степь; воины начали томиться нестерпимой жаждой, и сам Константин был в затруднительнейшем положении; по счастью он узнал, что между его легионами был один легион, составленный из христиан. Константин, хотя не был еще в это время просвещен святым крещением, но внутренне уважал христианскую веру и обратился к этому легиону с такой просьбой, чтобы христиане-воины искренно помолились Господу Иисусу Христу о даровании его армии спасения от неминуемой погибели. Легион упал на колени – и вдруг все небо покрылось черными тучами, загремел гром, заблистали молнии и полился сильнейший дождь. Войска утолили свою жажду, освежились, и вскоре одержали полную и решительную победу над неприятелем. Константин в память этого чудесного действия христианский легион назвал «громоносным».

5. Случай из жизни преподобн. Иакова Низибийского

I. Св. Иаков, епископ Низибийский, живший в 4 веке, был высокой, святой жизни и еще при жизни прославлен от Бога даром чудотворения: молитвами его град Низибия был твердо огражден и неоднократно спасаем от врагов. Однажды св. епископ шел из города в одно селение. На пути встретили его нищие, которые, желая побольше получить подаяния, употребили лукавство. Они положили одного из своих товарищей близ дороги, научив притвориться мертвым. Когда св. Иаков приблизился, нищие стали просить помощи для погребения. Святой не обличил тотчас их коварства, но дал им милостыню и затем, встав перед мнимоумершим, помолился о упокоении души его и оставлении его согрешений.

II. Как только св. Иаков отошел, нищие, довольные тем, что удалась их хитрость, подошли к своему товарищу и ужаснулись, найдя его действительно умершим. Они бросились догонять святого и, павши перед ним на колена, просили прощения в своем проступке. Св. Иаков, явивший силу благодати Божьей к обличению и наказанию обманщиков, действием той же благодати утешил их покаявшихся, возвратив жизнь умершему их товарищу.

6. Богатое одеяло

I. Жил богатый вельможа. Услышал он о великих подвигах святого Иоанна Милостивого; захотелось ему повидать его. Побывал вельможа у Иоанна и заметил, какая у него убогая постель, и какое изношенное на ней одеяло. Возвратись домой, вельможа послал ему новое одеяло, красивое и дорогое. Преподобный не хотел обидеть вельможу и в ту же ночь уснул под новым одеялом, но вдруг проснулся и воскликнул: «Горе, тебе, грешному! Ты спишь под дорогой и нежной тканью, тогда как нищие, братья Христовы, зябнут на морозе. Сколько убогих, которым нечем прикрыть наготу свою! Сколько есть странников, которые проводят ночь без крова и буйные ветры одолевают их. Долой это покрывало! Пусть оно покроет бедных!».

Как только наступило утро, Иоанн тотчас послал продавать одеяло на торг.

II. Случайно пришел туда тот самый вельможа. Он увидал свое одеяло, купил его и опять отправил к Иоанну, прося усердно, чтобы он сам покрывался им. Старец принял, поблагодарил и опять велел продать его. Вельможа снова купил его и возвратил старцу. Старец в третий раз сделал тоже и вельможа в третий раз купил одеяло. Наконец праведник, удивляясь его щедрости, послал сказать ему: «увидим, кто из нас прежде соскучится: я ли продавать, ты ли покупать?» И продолжали оба свою благочестивую продажу и покупку. Многих бедных одел и накормил праведный Иоанн на вырученные деньги.

(Ч. М.).

7. Святая сила церковного благовеста

I. Однажды нужно было одному богатому купцу по делам переправиться за Волгу. А Волга только что тронулась и пошла; переехать на ту сторону никак нельзя. Купец решился переночевать на постоялом дворе, который (теперь двора нет, да и хозяин давно умер) за селом один бобылем стоял. Содержал двор один крестьянин. Купец ехал по торговым делам и вез с собой большие деньги. Поместил проезжего хозяин в отдельной комнате, а сам ночевал с семьей через сени в другой избе. Постоялец разговорился с хозяином: куда, как и зачем едет. Лукавый силен, горами шатает... Мужик заметил у купца много денег, соблазнился и – что бы вы думали? решился убить проезжего.

II. Наступила ночь. Купец с дороги крепко уснул. В деревне какие запоры? да купцу и на мысль не приходило что-нибудь дурное... Мужик берет топор и тихонько крадется к спящему; вот он ощупал постель... Вдруг благовест к заутрени... Мужик вздрогнул. Топор у него выпал из рук и грохнулся о пол... Купец проснулся, зажег свечку... Перед ним, ни жив, ни мертв, стоит хозяин, а на полу топор...

III. Остолбенел мужик и бежать не мог. – «Прости, Христа ради», сказал он, встав на колени перед купцом и горько заплакав, «винюсь, согрешил окаянный, задумал тебя убить и завладеть твоими деньгами... Если бы удар святого колокола, словно громом грянувший на мою грешную голову, не остановил меня, не образумил, – я бы сделал худое дело: и твою, и свою душу загубил... Прости, прости!...» рыдал мужик.

– Бог тебя простит, – отвечал ему купец, перекрестившись: – тебя мои деньги соблазнили: я тебе отдам их все, что есть со мной... Вот тебе бумажник; мне жизнь дороже.

И купец подал ему бумажник с деньгами.

Мужик только молил о прощении, плакал и ни за что не хотел брать денег.

Тогда решил купец, – так как благовест спас ему жизнь, – пожертвовать эти деньги на новый колокол.

– Приход ваш большой, – сказал купец, – и раскинулся далеко; в будничные дни, может быть, до иных деревень и не достигает гул Господнего благовеста. А потому новый колокол закажу я в Москве позвонче, пудов в двести, и пусть он будет повседневным. Пришлю его сюда от неизвестного с письмом на имя священника, а в письме я ничего не скажу, а только завещаю, чтобы благовестили в него по будням: пусть раздается благовест его по всем дням... Ведь благовест – голос Божий: заслышав его в далекой деревне, не одна христианская душа перекрестится, вспомнит о Боге и, может быть, удержится от злого дела...

IV. Так и сделал добрый купец. Спустя несколько времени колокол привезли, подняли, повесили: на нем вылита надпись: «Пожертвован в благодарность Богу за спасение погибавшего». Что еще чудно: крестьянин, содержатель постоялого двора, умер в ту самую минуту, как в первый раз заблаговестили к обедне в новый колокол.

(Из «Солнышка» Радонежского).

8. Три друга (Притча)

1. Один человек имел трех друзей; будучи потребован к царю, он испугался и искал себе защитника. Первый, которого он считал своим лучшим другом, отказался с ним идти; другой согласился проводить его до ворот дворца, но отказался говорить в его защиту; третий, которого он наименее уважал, предстал с ним перед царем и так убедительно его защищал, что испросил ему освобождение.

2. Всякий человек имеет трех друзей, когда смерть призывает его предстать перед божественным Судьей. Первый самый дорогой его друг – деньги, не делает с ним ни шагу; второй – его друзья и родственники – провожают его до могилы, но не далее, и не избавляют его от суда – третий же – наименее им ценимый – закон и добрые дела являются с ним перед царем и избавляют его от осуждения.

9. Не осуждай

Один брат в ските пал в грех. Братия собрались и послали за аввой Моисеем; но он не хотел идти. Пресвитер опять послал звать его таким образом: «иди, тебя ожидает собрание». Авва Моисей встал и пошел. Взяв корзину с дырами и наполнив ее песком, он нес ее позади себя. Братия, вышедшие к нему навстречу, спрашивают его: «Что это такое, отец»?» Старец отвечал им: «Это грехи мои сыплются позади меня, но я не смотрю на них, а пришел теперь судить чужие грехи». Братия, услышав это, ничего не стали говорить согрешившему брату и простили его.

(Из «Достоп. сказ, о подв. свв. и блаж. отцов»).

10. Молитва за умерших

Св. Иоанн Дамаскин повествует, что «у одного из святых мужей был ученик, живший беспечно. Что же? Смерть застигла его в таковой беспечности. Милосердый Отец небесный, подвигнутый слезами и воплями старца, открыл ему того юношу горящим в пламени даже до выи 46 , подобно немилосердому богачу, упоминаемому в притче о Лазаре. Когда же святой подверг себя строгим подвигам поста и молитвы, с крепким воплем умоляя Бога, то увидел своего ученика, объятого пламенем до пояса; наконец, когда св. муж присоединил болезни к болезням (то есть еще более усилил свою молитву), то Бог в видении явил юношу старцу изъятым из пламени и совершенно свободным».

11. О почитании святых икон

1. Св. Афанасий, apxиепископ Александрийский, повествует, что в городе Вирите, где много было евреев, в бедной хижине жил один христианин; у него в переднем углу висела икона Спасителя. Спустя некоторое время христианин этот купил себе новый дом и покинул хижину, забыв в ней, по усмотрению Божьему, икону Спасителя. В этой хижине поселился еврей; он иконы не заметил. Однажды пришел к нему в гости один друг его, еврей же. Этот, сидя за столом, заметив икону, спросил хозяина: «как он, будучи еврей, держит в своем доме христианскую икону?» Хотя хозяин и уверял, что он не замечал доселе иконы, но гость этим не успокоился и пошел к своему apxиерею и старцам и объявил им об этом.

2. Поутру все евреи города собрались в хижину, где была икона Спасителя, сняли ее со стены, начали ругаться над ней, а потом, подобно отцам своим, пригвоздили ее к дереву, и один из евреев ударил копьем в ребро образа Господня; но, о чудо! тотчас из иконы потекла кровь и вода и наполнила целый сосуд. Великий страх объял всех бывших тут евреев. Они составили совет и на нем положили, что если от этой крови увидят какое-нибудь чудо, то все уверуют в Распятого. Сначала принесен был хромой от рождения; ему помазали ноги кровью – и он тотчас стал здоров. Слух об этом чуде разнесся по всему городу; приводили слепых, бесноватых, расслабленных и прокаженных – и все получили исцеление;

3. Все евреи того города уверовали во Христа, рассказали об этом тамошнему епископу и приняли от него крещение со всеми своими семействами, и построили в этом городе церковь во имя Господа нашего Иисуса Христа.

Всякий христианин должен покланяться святым иконам с верой и любовью, почитать их честно и с благоговением.

(Из кн. «Наставление в законе Божьем» П. Афинского).

12. Средство жить в мире с ближними

1. Один инок 47 , живший в небольшом монастыре, был доволен добрыми к нему отношениями пяти братий, но только с одним не мог сойтись и, вступив с ним в разногласиe, получал от него разные оскорбления. Не мог снести этого инок, вышел из монастыря и поселился в другом. Вскоре оказалось, что здесь два брата не полюбили его и всячески преследовали. В досаде инок удалился в третий монастырь, но тут у же нашлось пять братий, которые возненави­дели его, оскорбляли и обижали. Инок опять ушел с величайшей досадой из этого монастыря, но дорогой он ужас­нулся, подумав: что будет, если везде будет также? Что делать? Как ужиться на месте?

2. Вдруг его озарила мысль о терпении и преданности во­ле Божьей. Он взял листок бумаги, написал на нем сло­ва: «во имя Иисуса Христа, Сына Божия, терплю», положил его за пояс и решился всякий раз, как придет досада, про­читывать эти слова. И действительно, поселившись в первом попавшемся монастыре, инок при всяком неудовольствии вынимал записку и прочитывал написанные на ней слова: «во имя И. Христа, Сына Божия, терплю». Дух его, возмущенный досадой, скоро успокаивался силой животворящего имени Спа­сителя, и инок окончательно утвердился в мирном житии среди братий.

13. Прежде сам прости

Аще(бо) отпущаете человеком согрешения их, отпустит и вам Отец ваш небесный: аще ли не отпущаете человеком согрешения их, ни Отец ваш отпустит вам согрешений ваших(Mф. 6:14,15), Отпущайте и отпустит вам, тою бо мерою, еюже мерите, возмерится вам! (Лк. 6:36,38).

Вот какой рассказ читаем мы в житии святителя Иоанна Милостивого: был в Александрии один вельможа, кото­рый, не смотря на все увещания угодника Божия, не хотел и слышать о примирении с своим врагом. Раз святитель пригласил его в свою домовую церковь на Божественную литургию. Вельможа пришел. В церкви никого не было из богомольцев, сам патриарх служил, а на клиросе был только один певец, которому вельможа и стал помогать в пении. Когда они начали петь молитву Господню: Отче наш , запел ее и святитель; но на словах: хлеб наш насущный даждь нам днесь – св. Иоанн вдруг замолчал сам и остановил певца, так что вельможа один пропел слова молитвы:  и остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим ... Тут святитель обращается к непримиримому вельможе и с кротким упреком говорит: «Смотри, сын мой, в какой страшный час и что говоришь ты Богу; оста­ви мне, как и я оставляю... Правду ли ты говоришь? Остав- ляешь ли?..» Эти слова так поразили вельможу, что он весь в слезах бросился к ногам архипастыря и воскликнул: «Все, что ни повелишь, владыко, все исполнит раб твой!» И исполнил: он в тот же день помирился с своим врагом и от всего сердца простил ему все обиды.

(Ч. М).

14. О странноприимстве

Св. Григорий, папа 48 римский, рассказывает следующее: один богатый человек каждый день имел обыкновение приглашать к себе странников, кормил их и со всем семейством служил им. Однажды между обычными посетителями явился некоторый новый, неизвестный ему странник. Хозяин пригласил его к столу, а сам между тем пошел за водой, чтобы по обычаю умыть руки. С водой он возвратился тотчас же, но к удивленно своему, нового посетителя на месте его уже не увидал. Страннолюбец недоумевал: что бы это значило? Но недоумение его скоро разрешилось. В ту же ночь явился ему Господь и сказал: «В прежнее дни ты принимал братий Моих меньших, а вчера принял самого Меня. И вот. Имеющий придти на суд вместе с другими скажет и тебе: понеже единому от братий Моих меньших cиe сотвори, то Мне сотвори. И знай, что тех, которые прежде суда принимают Меня в лице странных, Я на суде взыщу Своими милостями».

И вас взыщет Он Милосердый, своими милостями, если не по принуждению, но добровольно и с христианской любовью вы дадите хоть временный приют бесприютным.

15. Мужественное исповедание христианской веры

Святой мученик Варлаам 49 за исповедание имени Христова уже в глубокой старости предан был суду и претерпел много мучений... Наконец нечестивые язычники, принуждая его к идолопоклонству, привели в капище Аполлона, и, повелев протянуть руку над пылающим жертвенником, положили на нее горящие угли с ливаном и смирной, в том намерении, что св. страдалец, чтобы избавиться от ужасных мучений, вынужден будет отрясти эту жертву на идольский алтарь; и если бы это случилось, хотели перед ним восплескать руками и с хохотом сказать: «уже принес жертву богам нашим!» Но нечестивые и жестокие язычники не могли восторжествовать над твердостью св. мученика: старец, держа в руке своей горящий огнь, явился тверже железа и, не тро­нувшись с места, не испустив ни одного вздоха, стоял до тех пор, пока отгорели пальцы его и с углями упали на жертвенник. Он произносил только тихим голосом: «Благословен Господь Бог мой, научаяй руце мои на ополчение и персты мои на брань». 50 Так мужествен и непобедим показался крепкий страдалец и воин Христов Варлаам! Имея десницу 51 свою вместо алтаря Господня, как говорит святой Василий Великий, он принес себя в жертву всесожжения Господу и в руце Его предал святую душу свою.

(Уч. благоч.).

16. Мужество христианина

I. В 257 году по P. X. воздвигнуто было императором Валерианом гонение на христиан; тяжесть его особенно пала на служителей алтаря. В числе прочих христиан представлен был в судилище и св. Лаврентий, диакон римской церкви. – Где сокровища вашего храма, спрашивал его Валериан? – «Приходи, государь, – я укажу их тебе», отвечал св. Лаврентий, и показывая потом на нищих, вдов, сирот, слепых и хромых, сказал: «вот они, вот эти сокровища, которых драгоценнее ничего нет в миpe и которых не могут и не захотят лишить нас и самые тираны.»

II. Осужденный потом на сожжение, св. Лаврентий, изумив своей твердостью современников, изумляет и потомство. Перед его глазами приготовляли костер и железную решетку, на которую потом повергли его в оковах.

Медленный огонь умножал мучения страдальца; но лицо его сияло необычайным величием; страдания не вынудили у него ни одной жалобы, ни одного стона. Когда огонь пожрал одну сторону его тела, он с неизменяемой твердостью и мужеством сказал стражу: «испеклось, оборачивай». В этих словах св. мученика видна сила любви ко Христу, крепкой, аки смерть.

17. Урок обманщику

I. Один купец, для оборота в торговле, часто занимал деньги у святого Спиридона; когда же, возвращаясь, при- носил ему долг свой, старец обыкновенно приказывал ему самому положить деньги в ящик, из которого взял. Старец верил купцу и не считал денег.

II. Многократно купец, с позволения святого, брал и отдавал золото, и Господь благословлял его торговлю. Но однажды, соблазнившись, не положил купец принесенных денег в ящик и, обманув св. Спиридона, удержал у себя... Что же вышло? Не только утаенное золото не принесло ему никакого прибытка, но он вскоре обнищал совершенно.

III. В этой крайности приходит купец опять к св. Спиридону и просит у него взаймы золота. Святой, по обыкновению, послал его в свою спальню за деньгами, но так как купец не положил в ящик ничего, то и взять было нечего. Возвратившись с пустыми руками, объявил он святому, что в ковчеге золота нет. «Кроме твоей руки, доселе ничьей в ковчеге не было», спокойно отвечал ему старец: «если бы ты положил тогда деньги, то теперь опять взял бы их; роптать не на кого, – сам виноват». Пораженный стыдом, купец пал к ногам Спиридона. Старец немедленно простил его, но отпустил в дом уже не с деньгами, ибо не имел их, а только с убедительным наставлением вперед не осквернять совести корыстью и обманом.

18. Пост по принуждению не составляет заслуги перед Богом

Возвратясь однажды в Тавеннисиотский монастырь после месячного отсутствия, преп. Пахомий Великий узнал, что повар во все время его отлучки не приготовлял варива, потому что братия питалась сухоядением. «Чтобы времени не проводить в праздности, пояснял повар, я плел рогожи для монастыря». – «А много ты сплел рогож»? спросил Пахомий. – «Пять сот», был ответ. Преподобный приказал их сжечь при себе. – «Это тебе в наказание, сказал Пахомий, за нарушение устава. Раз положено готовить вариво – ты и обязан был исполнять повеленное. Не твое дело рассуждать – едят ли или не едят. Другой бы, может, и поел, а ты заставил всех поневоле поститься. А пост по принуждению не составляет заслуги перед Богом».

(Ч. М. Май).

19. Ангел-хранитель

Однажды во время путешествия св. Поликарп, епископ Смирнский, остановился в одной гостинице, вместе с дьяконом, на ночлег. В полночь явился ангел и приказал Поликарпу тотчас же выбраться из гостиницы, ибо, по словам его, в гостинице этой совершалось много дурных темных дел, и Господь осудил ее на разрушение. Долго не мог святой добудиться своего дьякона. Ангел три раза возвещал волю Божию, и только после сего дьякон очнулся. Едва Поликарп с ним вышел из гостиницы, как она рухнула и задавила ее обитателей.

(Четьи-Минеи. Февраль).

20. Чудесное спасение от пожара

«Между 1768 и 1769 годами зимой, не упомню месяца и числа, в Санкт-Петербурге, в Сухопутном кадетском корпусе сделался в поварне пожар, от которого неминуемо все мы, малолетние, сгорели бы, потому что пожар случился в самую полночь, если бы особенным чудным образом не были спасены. В самую полночь, когда все находились в глубоком сне, вдруг привратник слышит голос: «мы горим!» Он пробуждается, поднимает голову с постели и осматривает, нет ли кого, и, не видя никого, опять лег. Слышит вторично голос: «встань, мы горим!» Он встал, перетревожившись, и везде осматривает, где можно, даже и за печкой – нет ли кого, но и вторично никого не находит, и опять ложится. И в третий раз слышит голос: «да что же не встаешь? встань, мы горим!» Тогда он поспешно встал, вышел на двор и в ужасе увидел сильный огонь, который быстро усиливался: если бы еще промедлить несколько времени, пламя охватило бы все здания, и много людей сгорело бы. Тогда он побежал и всех перебудил нас; мы не успели почти одеться и обуться – кто босиком, кто в одном чулке, иной без платья, бросились из комнат, и в таком положении должны были по снегу бежать на значительное пространство, и, благодарение Всевышнему! все были спасены, даже все остались здоровы. А без этого чудесного ангельского голоса, посланного от Бога, неминуемо все бы сгорели».

(«Простая речь о мудреных вещах». М. Погодина).

21. Спокойстви e ближнего

Преподобный Иоанн Колов однажды пошел с некоторыми братьями из скита. Дорогой застигла их ночь, и провожатый к несчастию сбился с пути... «Что нам делать?» сказали Иоанну спутники: «скитаясь здесь, можно погибнуть». – «Не говорите провожатому ничего», отвечал старец: «бедный устыдится и будет печалиться, досадовать и, может быть, роптать... Лучше сделаем вот что: я скажу, будто болен, что не могу идти далее, и останусь здесь, пока не рассветет». Так и поступил. Прочие объявили, что останутся с ним: все пробыли тут до утра и не причинили сокрушения брату.

22. Как святые наказывали себя за невольную жестокость к животным

Однажды св. Макарий на рассвете сидел в своей келье; на ногу ему сел комар и впился в нее. Дав ему напиться крови, Макарий, когда почувствовал боль, раздавил его. Но после стал раскаиваться, что отмстил за самого себя и за такой грех осудил себя – сидеть нагим шесть месяцев при скитском (в Египте) болоте, которое находилось в глухой пустыне. Комары здесь величиной равняются осам и прокусывают кожу даже у кабанов. Ими он так был весь искусан и изъеден, что некоторые думали, не в проказе ли он. Когда через шесть месяцев он возвратился в свою келью, то по голосу только узнали, что это сам Макарий.

(Лавсаик, стр. 73).

23. Пример христианской кротости императора Константина.

Apианe, негодуя на Константина Великого за то, что о покровительствовал православным, с ругательством ниспровергли его статуи в Александрии. Когда потом побуждали императора к отмщению за эту дерзкую наглость, то он, положив руку на лице свое, сказал: «я не чувствую никакого уязвления», давая знать, что поступок apиан не причинил ему существенного вреда, и что он не намерен мстить им за личное оскорбление.

(В. Ч. XV.).

24. Братская любовь

Некоторый брат из числа сирийских пустынников принес однажды авве 52 Макарию гроздь винограду. Авва, который жил по духу христианской любви, которая не ищет своего, отнес виноград другому брату, бывшему тогда больным. Больной чрезвычайно обрадовался этому знаку любви святого мужа и возблагодарил за то Господа. Но, помышляя более всего о благе ближнего, чем о своем собственном, не вкусил винограда, а отослал его к другому брату. Этот сделал то же и переслал четвертому. Таким образом грозд обошел все кельи братий и, переходя из рук в руки, возвратился наконец опять к тому, кто первый получил его в дар, к авве Макарию. Священная радость объяла душу праведника, когда он увидел между братией любовь и воздержание, живо выражавшие слова божественного апостола: «не оставайтесь должными никому ничем, кроме взаимной любви, ибо любящий другого исполнил закон»

(Рим.13:8).

25. Радость и печаль духовная равно приятна Богу

I. Два инока, однажды выйдя из своего монастыря, впали в тяжкий грех, но они скоро одумались, тотчас возвратились в свою обитель и открыли грех настоятелю. Настоятель по обыкновенно положил им приличное наказание, именно такое: они несколько времени должны были прожить в разных кельях, никуда не выходя, и питаясь хлебом и водой. Когда они прожили положенное время, настоятелю монастыря было свыше открыто во сне, что согрешившим инокам все прощено.

II. Настоятель на следующий день велел освободить их из заключения. И вот, они явились к нему; но какая чудная разность была между ними! Один из них был свеж и полон лицом, как будто он питался самой вкусной пищей; другой, напротив, был сух и слаб, как будто он целый год ничего не ел. Удивляясь этому, настоятель спросил первого: «что ты делал в своем заключении? – Я, отвечал он, день и ночь радовался и благодарил Бога, что Он не дал мне погибнуть в грехе, а сподобил раскаяться». А ты что делал? спросил он другого. – «А я, отвечал тот, непрестанно все плакал о своем грехе и просил у Бога прощения». Значит, и радость Богу приятна, когда человек радуется тому, чему должно, и печаль Ему приятна, когда челевек печалится ради Бога, и о том, о чем следует печалиться.

(Из Пролога 15-е апреля).

26. Радость по поводу скорбей

Некоторый брат тем был веселее духом, чем более бесчестили его и насмехались над ним. Он говорил: бесчестящие нас и насмехающиеся над нами доставляют нам средства к преуспеянии, а похваляющие нас вредят душам нашим.

(Отечн. Еп. Игнатия).

27. О терпении

1. Хотите ли на опыте видеть, как спасительно для души терпение? Выслушайте, что рассказывает один праведный муж, который сподобился видеть те места, где по смерти покоятся святые. 53 В одном славном месте он увидел некоего человека, и спросил его: «что ты делал в миpe, и чем заслужил такое место?» – Я был работником у одного злого человека, отвечал тот, и много терпел от него до конца жизни. После он увидел другого человека в столь же славном месте, и спросил его: «ты чем занимался в миpe?» – Я долго был болен и терпеливо переносил свою болезнь.

2. Итак, вот что значит терпение! Терпеть так же спасительно для нашей души, как и заниматься спасением; переносить что-нибудь горестное так же полезно, как и делать добрые дела; удерживаться от слов оскорбительных для ближнего так же приятно Богу, как и славословить Его непрестанно.

Итак слушатель благочестивый, все переноси терпеливо, все – малое и великое. Нетерпением ты не умалишь горя, а только прибавишь; огорчением не утушишь оскорбления, а только усилишь: так лучше терпи. В терпении вашем стяжите души ваши (Лк.21:19).

Тот слабый имеет дух, кто всем огорчается, на все досадует; так покажи своим терпением, что ты не слабого духа. Претерпевый до конца той спасен будет (Мф.10:22); так терпи же – и ты спасешься.

(Из проп. Прот. Р. Путятина).

28. Молитва убогих

I. Лет семьдесят назад жил в Петербурге один добрый благочестивый вельможа. К сожалению, он имел несчастье подвергнуться немилости государя: на него взвели перед государем какую-то клевету, отдали под суд, и дело грозило тюрьмой. Несчастный вельможа заболел и слег с горя в постель.

В это время приехал в Петербург строгий подвижник Валаамского монастыря, отец Назарий. Он был знаком с несчастным вельможей и зашел утешить его в скорби. Супруга вельможи встретила Назария словами: «Помолись, отец, чтобы дело моего мужа получило добрый исход». – «Хорошо», отвечал ей старец, «конечно, надо молиться Господу; но необходимо попросить ходатайства и приближенных государя; дайте мне немного денег, я сам попрошу их за вас». Старцу подали золота. «Нет», сказал он, «это мне не годится; нет ли медных или мелкого серебра?» Подали тех и других. Отец Назарий взял деньги и ушел.

II. Поздно вечером приходит он опять к вельможе и спокойно говорит: «Bсе царские приближенные обещались похлопотать за вас; успокойтесь и ждите радостных вестей». И что же? Еще старец сидел у постели больного, как получается известие о благополучном окончании дела. Радостная весть благотворно подействовала на больного. Он начал благодарить старца и просил его открыть ему, кто из приближенных государя больше других принимал участие в нем.

III. Тут только открылось, что о. Назарий ни у кого из ближних к государю не был и никого не просил. Вместо того он ходил целый день по улицам города и раздавал бедным деньги, взятые им у вельможи. «Итак, благодарите Господа», сказал в заключение старец: «Он, милосердый, внял молитвам убогих и положил на сердце доброму государю еще раз пересмотреть ваше дело. Да не забывайте и вельмож его, ваших благодетелей, нищих и убогих: они много могут у Господа Бога!»

(Из «Троицких Листков»).

29. Преподобный Макарий Египетский.

1. Отечеством преподобного Макария была Египетская страна, лежащая на северо-западном берегу Африки. Родители преподобного жили сначала в самом Египте, где Авраам, отец Макария, был пресвитером; они были люди добрые, любили помогать странникам и неимущим. Уже в ранней юности запала ему мысль об иноческой жизни, но родители настаивали, чтобы Макарий женился и, убеждаемый постоянно, он, наконец, уступил просьбам своих родителей. Скоро он однако овдовел. С тех пор

храму Божьему и божественным книгам посвятил Макарий все свое время. Умер затем отец Макария, умерла потом и мать. Все роздал Макарий, что осталось после отца и матери, и удалился в пустыню. Один старец с любовью принял Макария, научил его безмолвному житию, показывал ему рукоделия иноков – корзины, и объяснял, как они делаются; потом устроил старец для Макария особую келью, недалеко от своей, и отвел его в новую келью, преподав ему наставления о молитве, пище и рукоделии. Так начал Макарий свое иноческое житие.

2. Было сорок лет преподобному Макарию, когда получил он от Бога дар исцеления и пророчества и удостоился священнического сана. И много приходило народу к преподобному Макарию: одни для молитвы, другие для исцеления. Преподобный же, любя уединение, выкопал себе пещеру, чтобы скрываться в ней от приходящих к нему не вόвремя и мешающих его молитвам. Однажды Макарий, ходя по пустыне, нашел череп человеческий. Когда его жезл дотронулся до кости, то кость издала звук человеческий. «Кто ты?» спросил старец, и отвечала кость: «Я был начальником идольских жрецов, живших на этом месте; а ты – Макарий, исполненный Духа Божьего; когда ты молишься за нас, находящихся в мучении, то мы ощущаем некоторую отраду». Много народу стекалось к преподобному. Ради стекающегося народа нужно было построить гостиницу, которую Макарий и устроил. В ней покоились больные и странники.

3. Кротость и смирение были всегда отличительными чертами преподобного. Раз пришел к нему один из братии и сказал: «Отец, научи меня, как мне спастись.» – «Ступай к тому месту», сказал Макарий, «где лежат мертвые и злословь их». Послушался брат, пошел и злословил мертвых, а потом возвратился к преподобному. «Что же отвечали тебе мертвые на твое злословие?» спросил старец. – «Ничего», отвечал инок. – «Поди теперь опять туда же и хвали мертвых», учил инока старец. Тот так и сделал. «Ну, что же теперь сказали тебе мертвые?» спросил Макарий у инока, когда тот возвратился к нему. – «Ничего», был ответ его. – «Вот видишь, сказал Макарий, злословил ты их, – они ничего не отвечали тебе; ты начал хвалить, – и не отозвались они на твою хвалу. Так и ты, если хочешь спастись, будь, как мертвый: гонять тебя – не гневайся; почитают тебя – не возносись!».

4. Настала наконец блаженная кончина преподобного Макария, на семьдесят девятом году его полезной для других жизни. «В руки Твои, Господи предаю дух мой», сказал умирающий старец, испуская дух. Беседы Макария Египетского о душе, о человеке, о внутренних его совершенствах и пр. для всех христиан бессмертны. Они весьма полезны: читайте их!

30. Из жизни препод. Феодосия

I. Однажды великий князь Изяслав посетил преподобного Феодосия Печерского и остался у него обедать. На простом столе приготовлена была простая монашеская пища: черный хлеб и обыкновенные овощи. Но эта пища показалась так вкусна великому князю, что он с изумлением спросил преподобного Феодосия: «у меня всего много, припасы дорогие, приправа заморская, повара ученые, но я никогда дома не ел с таким вкусом, как у тебя: отчего это происходит?» Государь! отвечал Феодосий, у нас братия, когда хотят варить пищу или печь хлебы, имеют вот какой устав: сначала берут у настоятеля благословение, потом кладут три поклона перед алтарем, зажигают свечку из лампадки перед образом Спасителя и этою свечей разводят огонь в кухне и хлебне. Когда же нужно вливать в котел воду, служитель говорит старцу: благослови, отче! а тот скажет: Бог да благословит тебя, чадо! Таким образом у нас все делается с благословением. Вот причина, почему у нас все вкусно. А ваши слуги каждое дело начинают с ропотом и досадой друг на друга. А где есть грех, там не может быть удовольствия. Кроме того, ваши дворецкие часто бьют служителей за малейшую неисправность; а их слезы также прибавляют много горечи в кушанья, как бы они дороги ни были.

II. Великий князь согласился, что святой старец говорит правду, принял от него благословение и возвратился домой.

Урок Феодосиев полезен и каждому из нас: мы иногда без благословения принимаемся за свои дела. Садясь за стол, часто не читаем никакой молитвы, а иногда забываем и перекреститься.

Дети! принимаясь за какое бы то ни было дело, всегда молитесь Богу, или по крайней мере перекреститесь и скажите в себе: «Господи, благослови!».

31. Смиренный чудотворец

I. Когда преподобный Сергий избирал себе место для пустынного безмолвия, он вовсе не заботился о том, чтобы иметь воду по близости; трудолюбивому подвижнику даже было приятно носить ее издалека, дабы тем еще более утруждать свою плоть. Но с умножением братии недостаток воды становился все ощутительнее.

Не раз братия жаловались ему, что приходится далеко хо­дить за водой, и некото­рые, менее терпеливые, даже говорили ему с упреком: «для чего на таком месте построил ты обитель?» На это пре­подобный отвечал: «я хотел здесь безмолвство­вать один; Богу угодно было воздвигнуть здесь обитель во славу Его пресвятого имени; дерзайте в молитве и не уны­вайте; если Он в без­водной пустыне дал во­ду из камня непокорно­му народу еврейскому, то неужели Он оставит вас, работающих Ему на сем месте день и ночь?» Раз, после такого наставления братии, он взял с собой одного инока и пошел с ним в лесной овраг под монастырем; тут он нашел немного дождевой воды, преклонил над ней колена и помолился так: «Боже Отче Господа нашего Иисуса Христа, сотворивший небо и землю и все видимое и невидимое, создавший человека и не хотящий смерти грешника! Молим Тебя мы, грешные и недо­стойные рабы Твои: услышь нас в час сей и яви славу Твою! Как в пустыне чудодействовала крепкая десница Твоя, от камня воду источив, так и здесь яви силу Твою! – да­руй нам воду на месте семь и да уразумеют все, что Ты послушаешь боящихся Тебя и имени Твоему славу возсылаю- щих – Отцу и Сыну и Святому Духу ныне и всегда и во веки веков, аминь!».

II. Так молился угодник Божий, и едва произнес он молитву cию и осенил крестным знамением место, где стояла дождевая вода, как вдруг из-под земли пробился обильный источник холодной ключевой воды, и она потекла быстрым ручьем по долине. С той поры многолюдная обитель Сергиева не имела уже недостатка в воде. Преподобный Епифаний, ученик Сергиев, свидетельствует, что бывали исцеления от воды сей и даже издалека присылали за ней для болящих, так что ручей тот получил прозвание Сергиевой реки; но смиренный чудотворец, узнав о том, строго запретил братии называть так изведенный молитвой его источник: «не я», говорил он, «а Господь дал воду сию нам недостойным». И братия, из послушания к заповеди своего святого старца, мало-помалу отвыкли от сего наименования.

32. Из жизни святителя Алексия, митрополита Московского.

I. Св. Алексий, живший в трудное время монгольского ига, под которым стонала вся Россия, неусыпно заботился о благе церкви и государства. Он несколько раз путешествовал в Орду – к ханам, завоевателям России, и всегда его путешествиe приносило много пользы церкви и отечеству. Так, к великому князю Иоанну Иоанновичу явилось из Орды послание, в котором хан писал, что жена его Тайдула, потеряв зрение, прибегала напрасно к разным пособиям, и заключал словами: «Нам говорили, что главный ваш священник, о чем он ни помолится, будет услышан вашим Богом. Отпусти его к нам: он исцелит Тайдулу». Раздражить хана отказом было опасно для России, но Алексий не смел рассчитывать на действительность своих молитв, и ханский гнев мог обрушиться на него; однако святитель не колебался и собрался в путь.

II. В народной памяти осталось по поводу его отъезда чудное предание. Ночь стояла над Москвой. Он ждал рассвета, чтоб покинуть, может быть навсегда, родимый город, чтобы принять смерть мученика, чтобы оставить свой прах на чужбине, и тоска лежала камнем на его сердце. Он зажег фонарь, пошел в Успенский собор и, обняв с рыданьем гробницу митрополита Петра, молил основателя храма, первого святителя юной Москвы, быть ходатаем перед Богом за него и за Русь, и во время его молитвы зажглась внезапно лампада, висевшая над гробницей. 54

III. Радостное известие привез по возвращении своем митрополит: Тайдула прозрела. Но вскоре совершились в Орде события, которые потребовали нового путешествия Алексия. Хан был умерщвлен сыном своим, который накладывал на нас новую тяжелую дань. Слабая Русь должна была умилостивить своего владыку, и митрополит явился снова ее предстателем в Орде. Грозный хан уступил его увещаниям, отказался от своих требований и между прочим подтвердил ярлыком 55 освобождение от налогов нашего духовенства.

Москва, провожавшая в унынии святителя, встретила его в радости. Великий князь с малолетним сыном Димитрием, облеченное в праздничные ризы духовенство с крестами и иконами, бояре и народ вышли к нему навстречу. Святитель Алексий скончался на 79 году жизни в 1378 г. и погребен в Москве в Чудовом монастыре, где и почивают его святые мощи.

(Толычевой).

33. Святитель Тихон

I. Святитель Тихон (в миpe Тимофей) родился в 1724 году от беднейшего причетника (села Короцка в пределах нын. Валдайского уезда) и вскоре по рождении лишился своего отца. Детство и отрочество его прошли среди ужасающей нищеты: иногда целый день приходилось ему работать у поселян ради одного куска хлеба. Едва избегнув разбора (для отдачи в военное звание), среди великой нужды учился он в Новгородской семинарии, в которой после был наставником. Некоторые особенные обстоятельства (чудесное спасение от смертной опасности, чудные видения) расположили его к принятию иночества, к которому он давно стремился, и наконец, по явному указанию свыше, он был избран в епископы. Около двух лет (1761–1763) он был викарием в Новгороде и около четырех (1763–1767) на самостоятельной кафедре в Воронеже. Во все это время он ревностно проповедовал и побуждал к этому подчиненных ему священников. В Воронеже от времени язычества соблюдался праздник в честь Ярилы, соединенный со множеством разных бесчинств. Один раз святитель неожиданно является на народную площадь среди самого разгара веселья и начинает обличительное слово, которое так подействовало, что при нем балаганы и лавки были сломаны, и праздник более не возобновлялся. Усиленные труды расстроили его здоровье, и последние 16 лет (1767–1783) жизни он провел на покое в Задонском монастыре.

II. Все время здесь, за исключением 4–5 часов тревожного отдыха, у него посвящалось молитве, чтению Слова Божьего, делам благотворительности и составлению душеполезных сочинений. Ежедневно он был в храме. Дома, кроме обычных часов молитвы, часто падал на колена и ниц, и, обливаясь слезами, как бы самый тяжкий грешник, взывал: Господи, пощади, Господи, помилуй! Непременно каждый день он читал по нескольку глав из Священного Писания и в дорогу никогда не ездил без маленькой Псалтыри. Вся его 400-рублевая пенсия шла на благотворения, и сюда же обращалось все, что получал он в дар от знакомых. Часто в простой монашеской одежде он отправлялся в ближайший город (Елец) и посещал заключенных в тамошней тюрьме: утешал их, располагал к покаянию и затем оделял милостыней. Сам он был в высшей степени нестяжателен и жил среди самой простой и бедной обстановки. Садясь за скудный стол, он часто вспоминал о бедняках, не имеющих такого, как он, пропитания, и начинал себя упрекать за то, что, по его рассуждению, мало потрудился для церкви, и горькие слезы лились из его глаз.

III. По природе горячий и вспыльчивый, он был удивительно кроток и незлобив: до земли кланялся келейнику, прося, прощения за какое-либо слово, показавшееся тому обидным, и старался всегда платить добром, когда кто сделает ему какое-либо оскорбление. Раз в доме знакомого он вступил в беседу с одним не веровавшим дворянином и кротко, но так сильно во всем опровергал безбожника, что гордый человек не вытерпел и, забывшись с кем говорил, ударил святителя в щеку. Св. Тихон бросился ему в ноги, прося прощения за то, что привел его раздражение. Этот подвиг незлобивого смирения так подействовал на дерзкого оскорбителя, что тот обратился к вере и после был хорошим христианином. Особенно он любил беседовать с простым народом, утешал его в тяжкой доле, помогал разоренным. Из монастырской слободы ходили к нему дети: он учил их молитвам и оделял деньгами. Когда пойдет, бывало, он из церкви, они идут за ним; войдет в келью и они за ним, – положат три поклона и громко скажут, по его наставлению: «Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе». Он спрашивает: «Дети! где Бог наш?» Они в один голос отвечают: «Бог наш на небеси и на земли». – «Вот хорошо, дети!» – погладит их по головке, даст им по копейке и по куску белого хлеба, а в летнее время по яблоку. Когда же по слабости здоровья не бывал он в храме, дети посмотрят, что его нет, и уходят из церкви. Узнавая о том, преосвященный улыбался и говорить: «Беда, они бедные ходят для хлеба».

IV. Блаженная кончина св. Тихона последовала 13 августа 1783 года; через 63 года открыты нетленные мощи его, а в 1861 году (через 76 лет) он торжественно причислен к лику святых угодников.

Всякий православный христианин с великою душевной пользою и удовольствием прочитает сочинения св. Тихона. Особенно замечательны его творения: Об истинном христианстве, Сокровище веры, от мира собираемое, Наставление христианское  и др.

34. Корабль

Видишь корабль, волнующийся на море и бедствующий. От сего разумей, что так и жизнь наша на море миpa сего бедствует, и многоразличными напастями, как волнами, обуревается. А сим научаешься часто и усердно молиться и воздыхать к премудрому Управителю Христу, чтобы не дал твоему кораблецу в волнах бедствий утонуть, но наставил бы достигнуть в тихое и безопасное жизни вечной пристанище.

(Из «Твор. св. Тихона Задонского») .

 

35. Свеча горящая

Видишь, что свеча горит, и далее сгорает. Этот пример подает тебе знать, что и жизнь наша, пока живем, как свеча горит, а потом и угаснет, – и помнить кончину жизни, которая неизвестна, в какой день и час будет, а потому всегда ожидать ее должно.

(Из «Твор. св. Тихона Задонского»).

36. Кротость

Один благочестивый старец (близ Александрии, окруженный толпой неверных, стал подвергаться со стороны их не только злословию, но и ударам, и когда с насмешкой говорили ему: «что удивительного сделал вам Христос, которого вы почитаете?» он отвечал: «то, что я не возмущаюсь и не оскорбляюсь этими и бόльшими обидами, если бы вы их нанесли мне».

(Из «Духовн. Цветн.».)

37. Когда бывает услышана молитва?

1. Кто не почитает себя грешником, того молитва не приемлется Богом (Св. Исаак Сирин).

2. Молитва без любви не бывает услышана (Филар. митрополит Московский).

3. Тщетны молитвы человека, желающего мщения (Авва Исаия).

38. Болезни

1. Если поразить тебя болезнь, не унывай и не падай духом, но возблагодари Бога, что Он промышляет доставить тебе этой болезнью благо (Авва Исаия).

2. Некоторый старец часто подвергался болезни. Случилось ему в течение одного года не болеть; старец очень скорбел об этом и плакал, говоря: «оставил меня Господь мой и не посетил меня» (Древн. Патер.).

3. Кто переносит болезнь с терпением и благодарением, тому вменяется она вместо подвига и даже более (Схимон. Сераф. Саровск.).

4. Кто терпит болезни и благодарит, тот мученический венец получает (Златоуст).

39. Помяни Христа

1. Помяни Христа в вертепе и в темнице – и тебя не будет прельщать великолепно украшенный дом (Филар. м. Московский).

2. Помяни Христа обнаженного и облекаемого в одежду поругания – и для тебя не желательна будет изящная 56 одежда

(Он же).

3. Помяни оцет и желчь, вкушаемые Христом: и ты не взалчешь роскошного пиршества

(Он же).

4. Помяни Христа, пролившего Свою кровь и за тех, которые проливали ее; помяни Его, возносившего с креста молитву и за тех, которые вознесли Его на крест: и ты не станешь думать о мщении врагам своим, но великодушно простишь им.

40. Бог на тебя смотрит

1. Если ты стыдишься подобных тебе грешников, чтобы не увидели тебя грешащим: сколько более ты должен страшиться Бога, который совершенно зрит тайны сердца твоего

(Авва Исаия).

2. Если хочешь все дела свои хорошо делать, то представляй себе, что Бог на тебя смотрит.

3. Если в присутствии царя мы не позволим себе никакой небрежности, а тем более неприличия, но стараемся, чтобы всякое наше слово, всякое движение было ему благоугодно: то тем более представляющий себя в присутствии Божьем не позволит себе никакого греха, поревнует о святом деле, благоугодном Богу

(Филар. митроп. Московский).

41. Благотворительность

Сын мой! при благодеянии не делай упреков и при всяком даре удерживайся от оскорбительных слов. Слово не дороже ли подаяния? Но то и другое дает добрый человек. Глупец безжалостно делает упреки, и дар скупца выжимает слезы из глаз

(Из Книги премудрости Иисуса, сына Сирахова).

42. Богатство

1. За первым богачом, как и за последним нищим, идут в вечность одни дела его – благие или злые

(Иннокентий, apxиеп. Херсонский).

2. Кто раб богатства, и хранить его как раб; а кто сверг с себя иго рабства, тот раздает богатство, как господин

(Блаж. Августин).

3. Богатые только тогда внидут в царство небесное, когда введут их бедные (Лк.16:9).

43. Скудость

У скупого одно натвержено слово: «нет у меня; не дам, потому что сам беден». Действительно, ты беден и скуден всяким добром; беден ты любовью, беден человеколюбием, беден верой в Бога, беден вечным упованием

(Св. Василий Великий).

44. Истина и ложь

1. Истина никогда не тонет. Сколько бы ни погружали ее в глубину, она всегда всплывает на поверхность воды.

2. Только на истине и правде основать можно спокойствие себе и другим (Филар. м. Московский).

3. Не только верить должно истине, но и говорить истину.

4. Говори всегда правду с точностью и без уклончивости: и твоему простому слову будут верить как клятве

(Филарет митроп. Московский).

45. Как нужно поступать при виде согрешающего твоего ближнего

1. Когда что худое в ближнем твоем увидишь или услышишь, то запечатлей уста твои молчанием, а о нем воздохни ко Господу, да исправит его; и о себе молись, чтобы в такой же порок не впасть, потому что всякому падению подлежим, как немощные

(Св. Тихон Задонский).

2. Когда увидишь ближнего твоего погрешающим, обратись к Богу и скажи Ему с признательностью, как блаженный Августин: «Ах, Господи! Ежели бы Ты попустил, я бы еще хуже его поступил».

46. Совет св. Иоанна Лествичника

«Если ты усладился или умилился каким словом молитвы, то остановись на нем», говорит св. Иоанн Лествичник: ибо тогда хранитель наш молится вместе с нами». Отсюда – духовная радость, отсюда – чистые мысли, благоговейные чувства, святые желания.

47. Что надобно наблюдать при исповеди?

Когда мы желаем очистить свою совесть от грехов таинством покаяния, то нам надобно

1) иметь твердую веру и надежду на Иисуса Христа;

2) иметь сокрушение и соболезнование о том, что мы прогневали Бога;

3) простить всем своим врагам и оскорбителям все обиды, какие они нам сделали:

4) без всякой утайки, чисто и откровенно объявить грехи свои перед духовником;

5) положить твердое намерение вперед жить как можно осторожнее.

Вот, что должен исполнять тот, кто хочет, чтобы Бог простиль ему грехи его.

48. Преимущество церковной молитвы перед домашней

«Дома, конечно, молиться можно, говорить св. Златоуст, но не можно так молиться, как в церкви, где такое множество отцов, где возносится к Богу единодушный глас. Ты не можешь так возноситься, когда один станешь призывать Господа, как возноситься можешь, когда стоишь вместе с братиями; ибо здесь есть нечто более – единение многих, союз любви, молитвы священников. Для того и предстоят священники, чтобы молитвы народа, будучи слабее, совокуплялись с их сильнейшими и вместе с ними восходили на небо».

(3 Бес. о непостиж.).

49. Дела, угодные Богу

(Из твор. св. Димитрия мит. Рост.)

Чистота, – Святым Духом всякая душа живится и чистотой возвышается и светлеется; всякий чистый во Христе пребывает и Христос в нем. От нечистых Господь отвращает лицо Свое.

Правда, – боговдохновенный пророк говорит: любящий неправду ненавидит свою душу, так как неправда всякая есть смертный грех.

Пост, – необходимо приступать к пище поздно и есть мало; воздерживающийся поселится в раю: как птице без крыльев невозможно летать, так человеку без поста и молитвы нельзя спастись. Воздерживайся от пищи обильной, от пустого многословия, от всякой неправды и от хмельного питья.

Молитва, к Богу искренняя, сердечная, чистая от помышлений мирских.

Сострадани eи милостыня , – если ты и не богат, подавай мало, но не скупись.

Любовь, – люби не только собратьев своих, но и врагов, и ненавидящих, и зло причиняющих тебе, люби и не отмщай им злом.

Терпение. С благодарностью переноси обиды, насмешки и поругания.

Люби смирение  и ни в каком случае не гордись.

Будь молчалив, не болтай без пользы, особенно же когда стоишь в церкви святой.

Не будь ленивымк делу Божьему, а, напротив, с бодростью и охотой подвизайся всегда.

Не завидуйни в чем никому, не клевещи ни на кого, не лги, не осуждай никого, если даже и видишь собственными глазами какой-либо грех.

Живи, постоянно с молитвойв душе, думай о смерти, о том, чтобы хранить заповеди Господни; быть готовым всегда предстать на суд, и отдать ответ Богу о всех грехах своих. В чем застанет нас Господь, так и осудит: среди добрых дел и в покаянии – благо нам; застанет нас во зле, не раскаявшихся, – горе нам, ибо ожидает за это нас мука, конца не имеющая. Приноси всегда истинное покаяние о грехах Богу и своему отцу духовному, в скорби и умилении; обещайся не грешить и согрешения свои омывай слезами.

50. Поклонение Господу нашему Иисусу Христу

(Из твор. св. Дмитрия мит. Рост.)

Поклоняюсь рождению Твоему от Отца без матери бывшему прежде творения миpa, и Твоему несказанному попечению о нас, Сыне Божий.

Поклоняюсь Твоему таинственному снисшествию, через наитиe Св. Духа, в утробе Девы воплощенно, Твоему рождению и первому в яслях успокоению. Поклонюсь и прославлю Твое обрезание, смиренное от раба крещение, на Фаворе преображениe, славное и победное шествиe в Иерусалим на добровольное страдание. Ты с юных лет принял на Себя все труды, за нас постился и подвижничал, ходил и трудился, учил и проповедовал, исцелял, воскрешал; воспоминая все это, прославляю, чту и с любовью припадаю к Тебе, милосердый Творец миpa!

Поклоняюсь Твоей Тайной Вечери, когда Ты Самого Себя, отдал в снедь верным, прославляю Твое глубокое смирение, сказавшееся в умовении ног ученикам Своим и молю Тебя: смири гордость души моей и научи меня кротости.

Поклоняюсь Твоему коленопреклонению в иерусалимском саду, где с кровавым потом молился Ты о том, чтобы прошла мимо Тебя чаша страданий. Теперь же молюсь к Тебе, Господи: научи меня усердной молитве и чашей спасения напои меня.

Поклоняюсь Тебе, Господи, вспоминая Твои страдания – предательское целование Иуды, взятие, бесчисленные поругания, нанесение ударов, заушения и другие унижения. Представляя все это в уме и в сердце своем, исполняюсь любовью и состраданием к Тебе, Господи, и приношу благодарение за то, что Ты душу Свою положил за меня в бесконечной любви Своей.

Поклоняюсь Твоему, Судья мой, на смерть осуждению, мучительному несению креста и Твоему среди двух разбойников распятию, поклоняюсь и молю: не осуди меня по делам моим, дай мне силу нести крест свой и распни меня со страстями и вожделениями моими.

Поклоняюсь пречистой главе Твоей, уязвленной ради меня острыми терновыми иглами, и прошу Тебя: искорени все злое, скверное, нечестивое из мыслей моих.

Поклоняюсь пречистым очам Твоим, залитым слезами и кровью ради меня, и молю Тебя: пусть очи мои не видят суеты мирской.

Поклоняюсь пресвятому лицу Твоему, как солнце сиявшему на горе Фаворе и так потемневшему во дни страданий, и молю: пролей свет лица Своего на раба Твоего.

Поклоняюсь Твоим пресвятым устам, томившимся жаждой и вкусившим уксус с желчью, и молю: наложи молчаниe на уста мои.

Поклоняюсь пресвятой язве, что на правой руке Твоей и молю: удостой меня стать по правую сторону Тебя, когда приидешь Ты во славе Своей.

Поклоняюсь пречистой язве Твоей на левой руке и молю: избавь меня от участи стоящих по левую сторону славы Твоей.

Поклоняюсь пресвятой язве Твоей на правой ноге и молю: наставь меня на правый путь покаяния.

Поклоняюсь пресвятой язве Твоей на левой ноге и молю: не допусти меня до пути нечестивого.

Поклоняюсь пресвятой, пречистой и животворящей язве Твоей на ребрах Твоих и сердце Твоем и молю: порази жестокое сердце мое и уязви его любовью Своей так, чтобы я возлюбил Тебя всем сердцем своим и всей душей своей и чтобы из сокрушенного сердца моего потекли источники слез, омывающие грехи мои.

Поклоняюсь святому телу Твоему, ради меня израненному, и молю: исцели меня, всего покрытого грехами.

Поклоняюсь пречистой наготе Твоей и молю: прикрой постыдную наготу души моей.

Поклоняюсь снятию со креста тела Твоего и погребению и молю: пошли, чтобы я для миpa сего был мертв.

Поклоняюсь и прославляю Твое во ад сошествиe, Твою победу над смертью и Твое из гроба воскресение и молю: душу мою, плененную грехами, победи любовью Своей, ее умершую воскреси и от мук адских избавь.

Поклоняюсь Твоему на небеса вознесению, где сидишь Ты одесную Бога Отца, видишь мою немощь, слышишь мою грешную молитву и знаешь все помышления мои; молю Тебя, Господи: вознеси ум мой от всего земного, укрепи немощь мою, исправь молитву мою, чтобы не был я осужден Тобой, когда приидешь судить живых и мертвых.

Павши на землю ниц, восклицаю: воистину достоин поклонения Ты, Господи, перед именем Которого преклоняются все существа неба, земли и преисподней. Преклоняю и я недостойный колена свои перед Тобой, Господи, и молю: спаси меня по благости Твоей, а не по делам моим, спаси, как хочешь, как можешь, как знаешь. Я на Тебя только надеюсь и вверяю себя воле Твой святой; делай со мной, что хочешь – хочешь видеть меня среди света, благословляю Тебя, хочешь обречь во тьму, благословляю также; откроешь мне двери милосердия – благо мне, закроешь – благословен Ты, Господи; не погубил меня со беззакониями моими – слава Твоему безмерному милосердию, погубишь меня – слава Твоему праведному суду! –

51. Что такое храм Божий

I. Храм есть место присутствия Божьего – Божий дом. А потому мы должны стоять в нем чинно, с благоговением и страхом Божьим, молиться усердно и думать только о Боге и душе своей.

II. Что такое еще храм Божий? Это дом общественной молитвы. Его Сам Бог нарек молитвенным домом: храм Мой храм молитвы наречется (Мф.21:13). Действительно, в храме, вдали от суеты мирской, нам и молиться лучше. Здесь присутствует Сам Господь и близок к нашим молениям; здесь Ему приносится бескровная жертва. А у подножия креста Господня как хорошо молиться! Во храме мы имеем целый сонм 57 за себя святых молитвенников. Взгляни на священный иконостас храма. Вот по правую сторону царских врат – Господь наш И. Христос, а по левую – Заступница

 грешных. Взгляни на иконостас выше, где теплится лампада перед образом Всевышнего; там увидишь целый ряд угодников Божьих, наших молитвенников и скорых помощников душам нашим. В храме все нас располагает к молитве святой, богоугодной: и торжественность Богослужения, и благоговейное чтение, и благозвучное пение.

III. Что такое еще для нас церковь – храм Божий? Это духовная врачебница (лечебница) душ и телес наших. В беззакониях мы зачинаемся, во грехах рождаемся. Но лишь появимся мы на свет Божий, святая церковь к самой колыбели нашей приступает с своими врачебными пособиями. Так, во святом крещении омывает нас от греха первородного, во св. миропомазании укрепляет дарами Духа Святого; через служителя

 Христова врачует наши греховные язвы в таинстве покаяния, потом во всю жизнь питает нас телом и кровью Христовой во исцеление души и тела. Когда мы сделаемся боль­ны и не в силах сами приходить в церковь за спасительным врачевством, она к одру (постели) болезни нашей посылает своих служителей с таинством елеосвящения для вoсcтaнoвлeния нашего здоровья или с таинствами тела и кро­ви Христовой для напутствия в жизнь загробную. Когда мы помрем, когда, быть может, отступятся от нас и друзья, и родные, церковь и тут нас не покидает, а своими молит­вами и песнопениями облегчает страшный час смерти. Когда наши кости истают в могиле, когда наше имя совсем забудут на земле, св. церковь все-таки будет молиться о про­щении грехов наших.

IV. О мать наша, православная церковь, как ты благоде­тельна для нас грешных! Все может покинуть и забыть нас: богатство и слава, честь и достоинства, отец и мать, друзья и сродники, – ты одна не забываешь и не покидаешь нас даже после смерти. Как же мне не благоговеть перед тобой и не любить тебя? Признательный сын ее и не пройдет мимо церкви, чтобы своим поклоном не выразить своего уважения к ней. Признательный сын ее печется о благоукрашении церкви и щедрой рукой подает в нее от своих трудов; он радуется, когда видит новую одежду на престоле, или икону на иконостасе.

52. Что такое православная Христова церковь?

I. Православная Христова церковь есть общество истинно верующих в Иисуса Христа. Основатель и Глава этой церкви есть Иисус Христос. Она есть единая, святая, соборная и апостольская церковь. Единой называется Христова церковь потому, что один Иисус Христос ее основатель и глава, и один Дух Святой ее освящающий и в ней действующий. Церковь Христова называется святой , потому что Иисус Христос освятил ее Своими страданиями и крестной смертью, и Дух Святой всегда освящает ее Своим присутствием и благодатными действиями, и потому что свято ее учение, святы таинства, и главная цель ее есть освящение верующих в Иисуса Христа. Называется соборной или кафолической, то есть вселенской или повсеместной, потому что она простирается на все времена и на все места по вселенной. Называется апостольской, потому что апостолы первоначально насаждали и распространяли ее по всем странам миpa, и через апостолов получила она от Самого Иисуса Христа Евангельское учение и спасительные таинства.

II. Кто члены православной церкви Христовой? Все истинно верующие в Иисуса Христа, т.е. все те, которые искренно и с несомненным убеждением принимают Его Божественное учение, содержат спасительные таинства, повинуются Богом установленному священноначалию, и таким образом пребывают в православной церкви, оказывая послушание церковным заповедям и уставам, как покорные дети.

III. Кто не принадлежит к православной церкви Христовой? Все неверующие в Иисуса Христа и не принимающие учения Его не принадлежат к православной церкви Христовой. Иже не имет веры , говорит Господь, осужден будет (Мк.16:16). Слушаяй вас, говорит Господь апостолам и их преемникам – (епископам т.е. архиереям и священникам), Мене слушает, и отметаяйся (отвергающийся) вас, Мене отметается, отметаяйся же Мене, отметается пославшаго Мене (Лк.10:16).

(Из поучений Евсевия Apxиепископa Могилевского).

53. Светлое Воскресение.

Светлый день Христов явился,

С ним сопутствует весна;

Зимней ночи мрак сокрылся,

Жизнь природе отдана:

Воды плещут, льдины тают,

Хвалит Бога всяка тварь;

В радостях сердца играют,

Зиждется 58 любви алтарь.

( Князь И. Долгорукий).

54. Величание

Господь велик! – Велик и славен, –

И кто с Ним во вселенной равен?!....

Перед Ним и солнце и луна

В благоговении немеют:

Его рука миров полна,

И мириадами 59 Он сеет,

Как сельский сеятель зерна...

Господь велик! – Велик и славен, –

И кто с Ним во вселенной равен?!...

(Ф. Глинка).

55. Упование

Как опирается пловец

Ретивой грудью о волны,

Так на Твою любовь, Отец!

Я оперся, надежды полный....

Играй, волна! кипи, волна!

Пылай, гроза! шуми, ненастье!

Запала в душу мысль одна:

«Я где-нибудь да встречу счастье!»

(Ф. Глинка).

56. Не говори, что нет спасенья...

Не говори, что нет спасенья,

Что ты в печалях изнемог:

Чем ночь темней, тем ярче звезды,

Чем глубже скорбь, тем ближе Бог...

( Майков).

57. Подражание псалму 1.

Блажен, кто мудрости высокой

Послушен сердцем и умом,

Кто при лампаде одинокой

И при сиянии дневном

Читает книжку ту святую,

Где явен Божеский закон:

Он не пойдет в беседу злую,

На путь греха не ступит он.

Ему не нужен путь разврата:

Он лишний гость на том пиру,

Где брат обманывает брата,

Сестра клевещет на сестру;

Ему не нужен праздник шумный,

Куда не входит стыд и честь,

Где суесловят вольнодумно

Хула, злоречие и лесть.

(Языков).

58. Зачем...

Зачем ты липнешь все к себе?

Предайся безусловно Богу,

И Сам святой Своей рукой

Он поведет тебя в дорогу,

И Сам введет тебя в покой!...

(Ф.Н. Глинка).

59. Надежда на Бога

Надейся на Бога, дитя дорогое!

На милость Его уповай!

И детского сердца моленье простое

С надеждой к Нему воссылай.

Лишь в утреннем небе заря загорится,

Смиренно колена склони,

С тобой, мой ангел, мы станем молиться

Источнику вечной любви.

Молиться мы станем душой умиленной,

Чтобы мир Он крылом осенил,

И чтобы Всемогущий Создатель вселенной

Нас грешных, ничтожных простил.

( Никитин).

Отдел пятый

Церковно-славянское чтение

1. Цервовно-славянская азбука


А а аз А а ѹ оник
Б б буки Б б У  ꙋ (оу) ук У у
В в веди В в Ф ф ферт Ф ф
Г г глаголь Г г Х х хер Х х
Д д добро Д д Ѿ ѿ от
Е е есть Е е Ц ц цы Ц ц
Ж ж живете Ж ж Ч ч червь Ч ч
Ѕ ѕ зело З з Ш ш ша Ш ш
З з земля З з Щ щ ща Щ щ
И и иже И и  Ъ ъ ер Ъ ъ
I ї I i Ы ы еры Ы ы
К к како К к Ь ь ерь Ь ь
Л л люди Л л Ѣ ѣ ять Ѣ ѣ
М м мыслете М м Ю ю ю Ю ю
Н н наш Н н Ꙗ ꙗ Ѫ ѧ я Я я
Оо Ѻ Ѡѡ он О о Ѯ ѯ кси
П п покой П п Ѱ ѱ пси
Р р рцы Р р Ѳ ѳ фита Ѳѳ
С с слово С с Ѵ ѵ ижица
Т т твердо Т т  

 

2. Церновно-славянские слова, употребляемые под титлами.

А. А҆҆гг҃лъ(ангел), агг҃льскїй,  А҆҆рха́гг҃елъ, (архангел), а҆рха́гг҃ельскїй,   А҆҆пⷵлъ (апостол), а҆пⷵльскїй.

Б. Бг҃ъ(Бог), бжⷵтво (божество), бжⷵтвенный, Бцⷣа (Богородица), Бл҃женъ (блажен), бл҃гослове́нъ (благословен), блгⷣ҇ть (благодать) , бг҃облг҇ⷣтный (богоблагодатный).

В. Влⷣка(Владыка), вл҇ⷣчца (владычица), влⷣ҇чество, воскрⷵнїе (воскресение).

Г. Гдⷵь(Господь), гдⷵство, гдⷵрь (государь), гдⷵинъ (господин), гпⷵжа̀ (госпожа).

Д. Дх҃ъ(Дух), дх҃о́вный, Дв҃дъ (Давид), дв҃цл (девица), двⷵтво, дш҃а (душа), дн҃ь (день).

Е.Е҆҆тⷵво (естество), Е҆҆ѵⷢ҇лїе (Евангелие), Е҆҆ѵⷢ҇лі́стъ, Е҆҆пⷵкпъ  (Епископ), є҆пⷵкпство.

Ї. І҆и҃ль(Израиль), Іи҃льскїй, І҆и҃съ (Иисус), І҆єрⷵли́ мъ (Иерусалим).

К. Крⷵтъ(крест), кр҃ще́нїе (крещение), Крⷵти́тель (Креститель).

     Л. Лв҃вь (любовь).

М. Мрⷣ҇ъ(мудр), мрⷣ҇ость (мудрость), млⷵть (милость), млⷵрдїе (милосердие), мл҃тынѧ, мл҃тва (молитва), мт҃и (мати), Мр҃і́а (Mapия), м҃трь (матерь), мч҃нкъ (мученик), мч҃ичество (мученичество), мц҃ъ (месяц), млⷣ҇нцъ (младенец).

Н. Нб҃о(небо), нб҃ный (небесный), нб҃омрⷣ҇енный (небомудренный), нн҃ѣ (ныне), нш҃ъ (наш).

Ѻ. Ѻ҆ц҃ъ (отец), ѻч҃ь (отечь), ѻ҆ ч҃ество, ѻ҆ч҃ескъ.

П. Премрⷣ҇ость(премудрость), прⷵтъ (пресвят), прⷵтолъ (престол), првⷣ҇нъ (праведен), прпⷣ҇бенъ (преподобен), Прро́къ (пророк), Прⷣ҇те́ча (предтеча), прⷵнѡ (присно).

    Р. Ржⷵтво (рождество), ржⷵтвенъ (рождествен).

 С. Ст҃ъ (свят), сл҃нце (солнце), срⷣ҇це (сердце), срⷣ҇чный, стрⷵть (страсть), сщ҃е́нникъ (священник), Ст҃ль (Святитель).

 Т. Трⷪ҇ца (Троица), трⷪ҇ческъ, трⷪ҇ченъ, трⷵтъ (трисвят), трⷵто́е (трисвятое).

Оу҆. Оу҆чт҃ль (учитель), оу҆чн҃къ (ученик), оу҆чн҃цы, оу҆ч҃ни́цы (ученицы), оу҆ч҃нческъ.

Х. Хрⷵо́съ(Христос), хрⷵтїа́нинъ (христианин).

Ц. Цр҃ь(царь), цр҃и́ца, цр҃ковь (церковь), црⷵтво (царство), црⷵкїй (царский).

Ч. Чл҃къ(человек), чл҃чь (человечь), члⷵкїй, чтⷵь (честь),  чⷵтенъ, чⷵтны́й.

3. Числа


Церковные Гражданские Римские Наименование
а҃ 1 I один
в҃ 2 II два
г҃ 3 III три
д҃ 4 IV четыре
є҃ 5 V пять
ѕ҃ 6 VI шесть
з҃ 7 VII семь
и҃ 8 VIII восемь
ѳ҃ 9 IX девять
і҃ 10 X десять
а҃і 11 XI одиннадцать
в҃і 12 XII двенадцать
г҃і 13 XIII тринадцать
д҃і 14 XIV четырнадцать
є҃і 15 XV пятнадцать
ѕ҃і 16 XVI шестнадцать
з҃і 17 XVII семнадцать
и҃і 18 XVIII восемнадцать
ѳ҃і 19 XIX девятнадцать
к҃ 20 XX двадцать
л҃ 30 XXX тридцать
м҃ 40 XL сорок
н҃ 50 L пятьдесят
ѯ҃ 60 LX шестьдесят
ѻ҃ 70 LXX семьдесят
п҃ 80 LXXX восемьдесят
ч҃ 90 XC девяносто
р҃ 100 C сто
с҃ 200 CC двести
т҃ 300 CCC триста
у҃ 400 CD четыреста
ф҃ 500 D пятьсот
х҃ 600 DC шестьсот
ѱ҃ 700 DCC семьсот
ѿ 800 DCCC восемьсот
ц҃ 900 CM девятьсот
҂а҃ 1000 M тысяча
҂аѿп҃и҃ 1888 MDCCCLXXXVIII Тысяча восемьсот восемьдесят восемь

 

4. Мл҃твы

Во имѧ Ѻ҆ц҃а̀, и҆ Сн҃а̀, и҆ Ст҃а́го Дх҃а. А҆҆ми́нь.

Гдⷵи, Іи҃се Хрⷵте, Сн҃е Бж҃їй, моли́твъ ра́ди Пречⷵтыѧ Твоеѧ̀ Мт҃ре и҆ всѣ́хъ ст҃ы́хъ твои́хъ, поми́лй на́съ . А҆҆ми́нь.

Бж҃е, ми́лостивъ б́ди мн гршном.

Сла́ва теб, Бж҃е на́шъ, сла́ва теб.

Цр҃ю̀ нбⷵный, Оу҆тшителю, Дш҃е 60истины, иже везд сы́й 61и всѧ̀ и҆сполнѧ́ѧй, сокро́вище бл҃ги́хъ, и҆ жи́зни пода́телю, прїидѝ, и҆ всели́сѧ въ ны̀, и҆ ѡ҆чи́сти ны̀ 62ѿ всѧ́кїѧ скве́рны, и҆ спасѝ, бл҃же, д́шы на́шѧ.

Ст҃ы́й Бж҃е, Ст҃ы́й крпкїй, Ст҃ы́й безсме́ртный, поми́лй на́съ. (Три́жды).

Сла́ва Ѻ҆ц҃, н҆ Сн҃, и҆ Ст҃о́м Дх҃, и҆ ны́нѣ 63, и҆ при́снѡ 64, и҆ во вки вѣкѡ́въ. А҆ми́нь.

Прест҃а́ѧ Трⷪ҇це, поми́лй на́съ: Гдⷵи, ѡ҆чи́сти грѣхѝ на́шѧ: Влⷣ҇ко, простѝ веззакѡ́нїѧ на́ша: Ст҃ы́й, посетѝ и҆ и҆сцели не́мѡщи на́шѧ, иене Твоегѡ ра́ди.

Гдⷵи поми́лй, в҃і. Сла́ва, и҆ ны́нѣ:

Ѻч҃е на́шъ, иже 65є҆сѝ на нб҃сѣхъ! да ст҃и́тсѧ имѧ Твоѐ: да прїи́детъ црⷵтвїе Твоѐ: да б́детъ во́лѧ Твоѧ́, ꙗкѡ на небесѝ и҆ на землѝ. Хлбъ на́шъ нас́щный да́ждь на́мъ дне́сь, и҆ ѡ҆ста́ви на́мъ до́лги на́шѧ, ꙗкоже и҆ мы̀ ѡ҆ставлѧ́емъ должникѡ́мъ на́шымъ: и҆ не введѝ на́съ во и҆скше́нїе, но и҆зба́ви на́съ ѿ лка́вагѡ. Ꙗкѡ Твоѐ есть црⷵтво, и҆ си́ла, и҆ сла́ва во вки. А҆ми́нь.

Мл҃твы оутреннїѧ

Воста́вше ѿ сна̀, припа́даемъ Тѝ, бл҃же, и҆ агг҃ельскꙋю пснь вопїе́мъ Тѝ Си́льне: Ст҃ъ, Ст҃ъ, Ст҃ъ є҆сѝ, Бж҃е, Бг҃оро́дицею поми́лꙋй на́съ.

Сла́ва Ѻ҆ц҃̀, и҆ Сн҃ꙋ, и҆ Ст҃о́мꙋ Дх҃ꙋ.

Ѿ ѻ҆дра̀ и҆ сна̀ воздви́глъ мѧ̀ є҆сѝ, Гдⷵи, оу҆мъ мо́й просвѣтѝ и҆ се́рдце, и҆ оу҆стн моѝ ѿве́рзи, во еже пти Тѧ̀, Ст҃а́ѧ Трⷪ҇це: Ст҃ъ, Ст҃ъ, Ст҃ъ є҆сѝ, Бж҃е, Бг҃оро́дицею поми́лꙋй на́съ.

И҆ ны́нѣ и҆ при́снѡ, и҆ во вки вѣкѡ́въ. А҆ми́нь.

Напра́сно 66Сꙋдїѧ̀ прїи́детъ, и҆ коегѡ́ждо дѣѧ̑нїѧ ѡ҆бнажа́тсѧ 67, но стра́хомъ зове́мъ въ пол́нощи: Ст҃ъ, Ст҃ъ, Ст҃ъ є҆сѝ Бж҃е, Бцⷣею поми́лꙋй на́съ.

Гдⷵи поми́лꙋй, в҃і.

Сла́ва Ѻ҆ц҃̀, и҆ Сн҃ꙋ, и҆ Ст҃о́мꙋ Дх҃ꙋ, и҆ ны́нѣ, и҆ при́снѡ, и҆ во вки вѣкѡ́въ. А҆ми́нь.

Ѿ сна̀ воста́въ, бл҃годарю̀ Тѧ̀, Ст҃а́ѧ Трⷪ҇це, ꙗкѡ мно́гїѧ ра́ди Твоеѧ̀ бл҃гости и҆ долготерпнїѧ, не прогнвалсѧ є҆сѝ на мѧ̀ лѣнн́ваго и҆ гршнаго, нижѐ погꙋби́лъ мѧ̀ є҆сѝ со беззако́нми мои́ми, но чл҃колю́бствовалъ є҆сѝ ѻ҆бычнѡ, и҆ въ неча́ѧнїи 68лежа́щаго воздви́глъ мѧ̀ є҆сѝ, во єже оутреневати 69и҆ славосло́вити держа́вꙋ 70Твою̀. И ны́нѣ просвѣтѝ моѝ ѻчи мы́слєнныѧ, ѿве́рзи моѧ̀ оу҆ста̀, поꙋча́тисѧ словесє́мъ Твои́мъ, и҆ рлзꙋмти за́пѡвѣди Твоѧ̀, и҆ твори́ти во́лю Твою̀, и҆ пти Тѧ̀ во и҆сповданїи серде́чнѣмъ, и҆ воспѣва́ти всест҃о́е имѧ Твоѐ, Ѻ҆ц҃а̀ и҆ Сн҃а и҆ Ст҃а́гѡ Дх҃а, ны́нѣ и҆ при́снѡ, и҆ во вки вѣкѡ́вь. А҆ми́нь.

Мл҃тва вече́рнѧѧ

Бж҃е вчный и҆ Цр҃ю̀ всѧ́каго созда́нїѧ, сподо́бивый мѧ̀ да́же въ ча́съ се́й доспти 71, прости́ ми грѣхѝ, ꙗже сотвори́хъ въ се́й де́нь, дломь, сло́вомъ и҆ помышле́нїемъ: и҆ ѡ҆чи́сти, Гдⷵи, смире́ннꙋю мою̀ д́шꙋ ѿ всѧ́кїѧ скве́рны пло́ти и҆ д́ха. И҆҆ да́ждь мѝ, Гдⷵи, въ нощѝ се́й со́нъ прейтѝ въ ми́рѣ 72, да воста́въ ѿ смире́ннагѡ мѝ ло́жа, бл҃гоꙋгожд̀ прест҃о́мꙋ имени Твоем̀, во всѧ̑ дни̑ живота̀ 73моегѡ̀, и҆ попер̀ 74борю́щыѧ мѧ̀ врагѝ плѡтскі́ѧ и҆ безплѡ́тныѧ: и҆ изба́ви мѧ̀, Гдⷵи, ѿ помышле́нїй с́етныхъ ѡ҆сквернѧ̀ющихъ мѧ̀, и҆ по́хотей лꙋка́выхъ. Ꙗкѡ Твоѐ есть црⷵтво, си́ла и҆ сла́ва, Ѻ҆ц҃а̀ и҆ Сн҃а и҆ Ст҃а́гѡ Дх҃а, ны́нѣ и҆ при́снѡ, и҆ во вки вѣкѡ́вь. А҆ми́нь.

Мл҃твы ко Прест҃ѣй Бцⷣѣ

Милосе́рдїѧ две́ри ѿве́рзи на́мъ, благослове́ннаѧ Бг҃ородице, надющїисѧ на Тѧ̀ да не поги́бнемъ, но да изба́вимсѧ Тобо́ю ѿ бдъ: Ты́ бо єсѝ спасе́нїе ро́да Хрⷵтїа́нскагѡ.

Прест҃аѧ Влⷣчце моѧ̀ Бг҃ородице, ст҃ы́ми Твои́ми и҆ всеси́льными мольба́ми ѿженѝ ѿ менѐ смире́ннаго и҆ ѻкаѧннагѡ раба̀ Твоегѡ̀ оу҆ны́нїе, забве́нїе, нераз́мїе, нераднїе, и҆ всѧ̑ скве́рнаѧ, лꙋка̑ваѧ и҆ х́льнаѧ помышлє́нїѧ ѿ ѻ҆каѧ́ннагѡ моегѡ̀ се́рдца и҆ ѿ помраче́ннаго оу҆ма̀ моегѡ̀: и҆ погасѝ пла́мень страсте́й мои́хъ ꙗкѡ ни́щь єсмь и҆ ѻ҆каѧ́ненъ, и҆ и҆зба́вимѧ̀ ѿ мно́гихъ и҆ лю́тыхъ воспомина́нїй и҆ предпрїѧ́тїй и҆ ѿ всхъ дйствъ злы́хъ свободи́ мѧ̀: ꙗкѡ бл҃гослове́нна є҆си́ ѿ всхъ родѡ́въ, и҆ сла́витсѧ пречⷵтное имѧ Твоѐ во вѣ́ки вѣкѡ́въ. А̑҆ми́нь.

Ангельское привтствїе

Бг҃оро́дице Дв҃о, ра́дꙋйсѧ, Бл҃года́тнаѧ Мр҃і́е, Гдⷵь съ Тобо́ю: благослове́на 75Ты въ жена́хъ, и благослове́нъ пло́дъ чре́ва 76Твоегѡ̀, ꙗкѡ 77Сп҃са 78родила̀ є҆сѝ д́шъ на́шихъ.

Пснь Прест҃й Бцⷣ҇ѣ

Досто́йно єсть, ꙗкѡ вои́стиннꙋ, блажи́ти 79Тѧ̀ Бцⷣ҇ꙋ, приснобл҃же́ннꙋю и҆ пренепоро́чнꙋю, и҆ Мт҃рь Бг҃а на́шегѡ; Честнйшꙋю херꙋвімъ, и҆ славнйшꙋю бѐз сравне́нїѧ серафі̑мъ, бѐз и҆стлнїѧ Бг҃а Сло́ва ро́ждшꙋю, с́щꙋю Бцⷣ҇ꙋ Тѧ̀ велича́емъ.

Мл҃тва ко ст҃о́мꙋ Агг҃лꙋ храни́телю

Агг҃ле Бж҃їй, храни́телю мо́й ст҃ы́й, на соблюде́нїе мн ѿ Бг҃а съ небесѐ да́нный, прилжно молю́ тѧ: ты́ мѧ дне́сь просвѣтѝ, и҆ ѿ всѧ́кагѡ ѕла сохранѝ, ко благо́мꙋ дѣѧ́нїю наста́ви, и҆ на п́ть спасе́нїѧ напра́ви. Ами́нь.

Мл҃тва ѡ҆ Цар

Спасѝ Гдⷵи лю́диТвоѧ̀, и҆ благослови достоѧ́нїе Твоѐ: побды Благоврном̀ І҆МПЕРА́́ТОРꙊ̀ на́шему А҆҆ЛЕѮА́́НДРꙊ А҆ЛЕѮА́НДРОВИЧꙊ на сопроти́вныѧ 80да́рꙋѧ, и҆ Твоѐ сохранѧ́ѧ крⷵто́мъ Твои́м жи́тельство.

Мл҃тва пре́дъ ѻ҆бѣ́дом

Ѻчи всхъ на Тѧ̀, Гдⷵи, оу҆пова́ютъ, и҆ Ты дае́ши имъ пи́щꙋ во бл҃говре́менїи 81: ѿверза́еши Ты̀ ще́дрꙋю р́кꙋ Твою̀ и҆ и҆сполнѧ́еши всѧ́ко живо́тно благоволе́нїѧ.

Мл҃тва по́слѣ ѻ҆бда

Благодарю́ Тѧ̀, Хрⷵтѐ Бж҃е мо́й, ꙗкѡ насы́тилъ мѧ̀ є҆си́ земны̀хъ твои́хъ бла̑гъ, не лиши́ мѧ̀ и҆ нбⷵнагѡ твоегѡ̀ црⷵтвїѧ.

Мл҃тва предъ оу҆че́нїемъ

Пребл҃гїй Гдⷵи! низпослѝ на́мъ благода́ть Дх҃а Твоегѡ̀ Ст҃а́гѡ, да́рствꙋющаго и҆ оу҆крѣплѧ́ющаго дꙋше́вныѧ на́шѧ си҆лы, давы̀, внима́ѧ преподава́емомꙋ на́мъ оу҆че́нїю, возраслѝ мы̀ Теб, на́шемꙋ Созда́телю, во сла́вꙋ, роди́телемъ же на́шымъ на оу҆тѣшенїе, цр҃кви и҆ оте́чествꙋ на по́льзꙋ.

Мл҃тва по́слѣ оу҆че́нїѧ

Благодари́мъ Тевѐ, Созда́телю, ꙗкѡсподо́билъ є҆сѝ на́съ благода́ти Твоеѧ̀, во єже внима́ти оу҆че́нїю: благословѝ на́шихъ нача́льникѡвъ, роди́телей и҆ ѹ҆чи́телей, вед́щихъ н́асъ къ позна́нїю бла́га, и҆ пода́ждь на́мъ си́лꙋ и҆ крпость къ продолже́нїю оу҆че́нїѧ сегѡ̀.

Мл҃тва св. Е҆҆фре́ма Сѵ́рина

1. Гдⷵи и҆ Влⷣ҇ко живота̀ моегѡ̀, д́хъ пра́здности, оу҆ны́нїѧ, любонача́лїѧ и҆ праздносло́вїѧ не да́ждь мѝ. (Покло́нъ).

2. Д́хъ же цѣлом́дрїѧ, смиренном́дрїѧ, терпнїѧ и҆ люввѐ да́рꙋй мѝ, раб̀ твоем̀. (Покло́нъ).

3. Ей Гдⷵи Царю̀, да́рꙋй ми зрти моѧ̀ прегрѣше́нїѧ, и҆ не ѡ҆сꙋжда́ти бра́та моегѡ̀: ꙗкѡ благослове́нъ є҆сѝ во вки вѣкѡ́въ. А҆҆ми́нь. (Покло́нъ)

5. Дв гла́вныѧ за́пѡвѣди

1. Возлю́виши Гдⷵа Бг҃а твоего̀ всмъ се́рдцемъ твои́мъ, и҆ все́ю дꙋше́ю твое́ю, и҆ всмъ оу҆мо́мъ твои́мъ, и҆ все́ю крѣ́постїю твое́ю.

2.И҆҆ возлю́биши бли́жнѧго своего̀, ꙗкѡ са́мъ себѐ.

6. Де́сѧть за́повѣдей

а҃. Азъ єсмь Гдⷵь Бг҃ъ тво́й, да не б́дꙋтъ теб бо́зи и҆ні́и, ра́звѣ 82 Менѐ.

в҃. Не сотворѝ себ куми́ра, и҆ всѧ́кагѡ подо́бїѧ, є҆ли̑ка 83на нв҃сѝ гор, и҆ є҆ли̑ка на землѝ ни́зꙋ, и҆ є҆ли̑ка въ вода́хъ под̾ земле́ю, да не покло́нишисѧ имъ, ни посл́жиши имъ.

г҃. Не прїе́мли имене Гдⷵа Бг҃а твоегѡ́ вс́е. 84

д҃. По́мни де́нь сꙋббѡ́тный, єже свѧти́ти его: ше́сть дне́й длай, и҆ сотвори́ши (въ ни́хъ) всѧ̀ дѣла̀ твоѧ̀, де́нь же седьмы́й сꙋббѡ́та Гдⷵꙋ Бг҃ꙋ твоем̀.

є҃. Чтѝ ѻ҆тца̀ твоегѡ̀ и҆ ма́терь твою́, да вла́го тѝ б́детъ, и҆ да долголтенъ б́деши на землѝ.

ѕ҃. Не оу҆бі́й.

з҃. Не прелюбы̀ сотворѝ.

и҃. Не оу҆кра́ди.

ѳ҃. Не посл́шествꙋй 85на др́га твоего̀ свидтельства ло́жна.

і҃. Не пожела́й жены̀ искреннѧго твоего̀, не пожела́й до́мꙋ бли́жнѧго твоего̀, ни села̀ є҆гѡ̀, ни раба̀ є҆гѡ̀, ни рабы́ни є҆гѡ̀, ни вола̀ є҆гѡ̀, ни ѻ҆сла̀ є҆гѡ̀, ни всѧ́кагѡ скота̀ є҆гѡ̀ ни всегѡ̀, є҆ли̑ка с́ть бли́жнѧго твоегѡ̀.

7. За́пѡвѣди бл҃же́нства

а҃. Бл҃же́ни 86ни́щїи дх҃омъ: ꙗ кѡ тѣ́хъ єсть црⷵтвїе небе́сное.

в҃. Бл҃же́ни пла́чꙋщїи: ꙗ кѡ ті́и оу҆тѣ́шатсѧ.

г҃. Бл҃же́ни кро́тцїи: ꙗ кѡ ті́и наслѣ́дѧтъ зе́млю.

д҃. Бл҃же́ни алчꙋщїи и҆ жа́ждꙋщїи пра́вды: ꙗ кѡ ті́и насы́тѧтсѧ.

є҃. Бл҃же́ни ми́лостивїи: ꙗ кѡ ті́и поми́ловани б́дꙋтъ.

ѕ҃. Бл҃же́ни чи́стїи се́рдцемъ: ꙗ кѡ ті́и Бг҃а оузрѧтъ.

з҃. Бл҃же́ни миротво́рцы: ꙗ кѡ ті́и сы́нове Бж҃їи нарек́тсѧ.

и҃. Бл҃же́ни и҆згна́ни пра́вды ра́ди: ꙗ кѡ тѣ́хъ єсть црⷵтвїе небе́сное.

ѳ҃. Бл҃же́ни є҆стѐ, є҆гда̀ поно́сѧтъ ва́мъ, и҆ и҆жден́тъ, и҆ рек́тъ всѧ́къ ѕо́лъ глаго́лъ, на вы̀ лж́ще Менѐ ра́ди. Ра́дꙋйтесѧ и҆ весели́тесѧ, ꙗ кѡ мзда̀ 87ва́ша мно́га на небесхъ.

8. Сѵ́мволъ вры

1. Врꙋю во є҆ди́наго Бг҃а Ѻ҆ц҃а̀, Вседержи́телѧ, Творца̀ нб҃ꙋ и҆ землѝ, ви̑димымъ же вс̑мъ и҆ неви̑димымъ. 2. И҆҆ во є҆ди́наго Гдⷵа І҆҆и҃са Хрⷵта, Сн҃а Бж҃їѧ, Є҆диноро́днаго, иже ѿ Ѻ҆ц҃а̀ рожде́ннаго пре́жде всхъ ве̑къ: свта ѿ свта, Бг҃а истинна ѿ Бг҃а истинна, рожде́нна, не сотворе́нна, є҆динос́щна Ѻ҆ц҃̀, имже всѧ̑ бы́ша. 3. На́съ ра́ди 88чл҃вкъ, и҆ на́шего ра́ди спасе́нїѧ, сше́дшаго съ нб҃съ, и҆ воплоти́вшагосѧ ѿ Дх҃а Ст҃а, и҆ Марі́и Дв҃ы, и҆ вочеловчшасѧ. 4. Распѧ́таго же за ны̀ 89при Понті́йстѣмъ Пїла́тѣ, и҆ страда́вша, и҆ погребе́нна. 5. И҆҆ воскрⷵшаго въ тре́тїй де́нь по писа́нїємъ. 6. И҆҆ возше́дшаго на небеса̀, и҆ сѣдѧ́ща ѡ҆десн́ю Ѻ҆ц҃а̀. 7. И҆҆ па́ки грѧд́щаго со сла́вою сꙋди́ти живы̑мъ и҆ мє́ртвымъ, є҆гѡ́же Црⷵтвїю не б́детъ конца̀. 8. И҆҆ въ Дх҃а Ст҃а́го, Гдⷵа, животворѧ́щаго, иже ѿ Ѻ҆ц҃а и҆сходѧ́щаго, иже со Ѻ҆ц҃е́мъ и҆ Сн҃омъ спокланѧ́ема и҆ ссла́вима, гл҃авшаго Прⷪ҇роки. 9. Во є҆ди́нꙋ Ст҃́ю, Собо́рнꙋю и҆ А҆҆п҃льскꙋю Цр҃ковь. 10. И҆҆сповдꙋю є҆ди́но креще́нїе во ѡ҆ставле́нїе грхѡ́въ. 11. Ча́ю 90воскрⷵнїѧ ме́ртвыхъ. 12. И҆҆ жи́зни б́дꙋщаго вка. А҆҆ми́нь.

9. Пра́вила вры и благоче́стїѧ

Три́ гла́вныѧ добродтєли:

Вра, Наде́жда, Любо́вь

Се́дмь та́инствъ Но́ваго Завта:

Креще́нїе. Мѷропома́занїе. Причаще́нїе. Покаѧ́нїе. Сщ҃е́нство. Бра́къ. Елеѡсщ҃е́нїе.

Се́дмь дарѡ́въ Дх҃а Ст҃а́гѡ:

Прем́дрость. Ра́зꙋмъ. Совтъ. Крпость. Вдѣнїе. Благоче́стїе. Стра́хъ Бж҃їй.

Де́вѧть плодѡ́въ Дх҃а Ст҃а́го:

Любо́вь. Радость. Ми́ръ. Долготерпнїе. Бл҃гость. Млⷵрдїе. Вра. Кро́тость. Воздержа́нїе.

Се́дмь длъ млⷵти вншнихъ:

Алчꙋщаго напита́ти. Жа́ждꙋщаго напои́ти. Нага́го ѡ҆дѧти. Стра́ннаго въ до́мъ вводи́ти. Больна́го посѣща́ти. Ходи́ти къ с́щимъ въ темни́цѣ. Оу҆ме́ршаго погреба́ти.

Се́дмь дѣ́лъ млⷵти дх҃овныхъ:

Согрѣша́ющаго и҆справлѧ́ти. Невѣ́дꙋщаго наста́вити. Сомнѧ́щемꙋсѧ до́брѣ совѣ́товати. Ѡ҆ спасе́нїи бли́жнѧгѡ Гдⷵа моли́ти. Печа́льнаго ѹ҆тѣша́ти. Нестѝ непра́вды съ терпѣ́нїемъ. Ѻ҆ви́ды пови́ннымъ проща́ти.

Се́дмь грѣхѡ́въ сме́ртныхъ, имже противостоѧ́тъ чтⷵны́ѧ добродтели:


Го́рдость. Смире́нїе.
Сребролю́бїе. Нелювостѧжа́нїе.
Бл́дъ. Цѣлом́дрїе.
Гнвъ. Кротость.
Чревоꙋго́дїе. Воздержа́нїе.
За́висть. Доброжела́тельство.
Оу҆ны́нїе (отчаяние ). Оу҆пованїе (надежда ).

Четы́ре послднѧѧ и҆ достойнопа́мѧтнаѧ:

Сме́рть. С́дъ Бж҃їй. Гее́нна (адъ). Црⷵтво нбⷵное.

10. Изрече́нїѧ изъ свѧще́ннагѡ писа́нїѧ.

1. Сы́не, чтѝ Гдⷵа, и҆ оу҆крепи́шисѧ (При́тч. з҃: а҃).

2. Бг҃а бо́йтесѧ, царѧ̀ чти́те (а҃ Петр. в҃: з҃і).

3. Все́ю дꙋше́ю твое́ю благоговй Гдⷵеви, и҆ і̑ерє́и є҆гѡ̀ чтѝ (Сїр. з҃: л҃а).

4. Всѧ́ка дꙋша̀ власте́мъ предержа́щымъ да повин́етсѧ. Нсть бо вла́сть, аще не ѿ Бг҃а: с́щыѧ же вла́сти ѿ Бг҃а ѹ҆чинены̀ с́ть. Тмже противлѧ́ѧйсѧ вла́сти, Бж҃їю повелнїю противлѧ́етсѧ (Ри́м. г҃і: а҃, в҃).

5. Дломъ и҆ сло́вомъ чтѝ ѻ҆тца̀ твоего̀ и҆ ма́терь, да на́йдетъ тѝ бл҃гословѐнїе ѿ ни́хъ. Бл҃гослове́нїе бо ѻтчее оу҆твержда́етъ до́мы ча̑дъ, клѧ́тва же (проклятие) ма́тернѧ и҆скоренѧ́етъ до ѡ҆снова́нїѧ (Сїр. г҃: и҃, ѳ҃).

6. Всмъ се́рдцемъ твои́мъ прославлѧ́й ѻ҆тца̀ твоего̀, и҆ ма́тернихъ болзней не заб́ди: помѧнѝ, ꙗкѡ тма рожде́нъ є҆сѝ, и҆ что̀ има возда́си, ꙗкоже ѻ҆нѝ теб (Сїр. з҃: к҃ѳ, л҃).

7. Да весели́тсѧ ѻ҆тецъ и҆ ма́ти ѡ҆ теб, и҆ да ра́дꙋетсѧ ро́ждшаѧ тѧ̀ (При́тч. к҃г: к҃є).

8. Ча̑да, посл́шайте роди́телей свои́хъ во все́мъ: сїѐ бо оу҆го́дно єсть Гдⷵеви (Колос. г҃: к҃).

9. Повин́йтесѧ наста́вникѡмъ ва́шымъ и҆ покорѧ́йтесѧ: ті́и бо бдѧ́тъ ( заботятся ) ѡ҆ дꙋша́хъ ва́шихъ (Е҆҆вр. г҃і: з҃і).

10. Не везче́сти человка въ ста́ростиє҆гѡ̀: ибо и҆ ты са́мъ состарешисА (Сїр. и҃: з҃).

11. Юнїи, повини́тесѧ ста́рцемъ (а҃ Петр. є҃: є҃).

12. Всѧ́ко сло́во гни́ло (худое, неаристойное) да не и҆схо́дитъ и҆з̾ оустъ ва́шихъ (Е҆҆ф. д҃: к҃ѳ).

13. Аще кто̀ рече́тъ, ꙗкѡ люблю̀ Бг҃а, а҆ бра́та своего̀ ненави́дитъ, ло́жь єсть (а҃ І҆н. д҃: к҃).

14. Аще др́гъ др́га лю́вимъ, Бг҃ъ въ на́съ пребыва́етъ (а҃ І҆н. д҃: в҃і).

15. Любѧ́й бра́та своего̀, во свте пребыва́етъ, и҆ собла́зна въ не́мъ нсть: а҆ ненави҆дѧй бра́та своего̀, во тм єсть, и҆ во тм хо́дитъ (а҃ І҆н. в҃: і҃, а҃і).

16. Всѧ̑, є҆лн̑ка аще хо́щете, да творѧ́тъ ва́мъ человцы, та́кѡ и҆ вы твори́те имъ (Мѳ. з҃: в҃і).

17. Аще (бо) ѿпꙋща́ете человкѡмъ согрѣшє́нїѧ ихъ, ѿп́ститъ и҆ ва́мъ Ѻ҆ц҃ъ ва́шъ небе́сный: аще ли не ѿпꙋща́ете человкѡмъ согрѣшє́нїѧ и҆хъ, ни Ѻ҆ц҃ъ ва́шъ ѿп́ститъ ва́мъ согрѣшє́нїй ва́шихъ (Мѳ. ѕ҃: д҃і, є҃і).

18. Б́дите милосе́рди, ꙗкоже и҆ Ѻ҆ц҃ъ ва́шъ милосе́рдъ єсть (Лк. ѕ҃: л҃ѕ).

19. Ми́лꙋѧй ни́ща, взаи́мъ дае́тъ Бг҃ови (При́тч. ѳ҃і: з҃і).

20. Всмъ ҆ви́тисѧ на́мъ подоба́етъ пред̾ сꙋди́щемъ Хрⷵто́вымъ (в҃ Кор. є҃: і҃).

21. Ѻко не ви́дѣ, и҆ ѹхо не слы́ша, и҆ на се́рдце человкꙋ не взыдо́ша, иже оу҆гото́ва Бг҃ъ лю́бѧщымъ є҆го̀ (а҃ Кор. в҃: ѳ҃).

11. Разска́зы и҆зъ житїѧ̀ св. првⷣ҇нагѡ Фїларе́та Ми́лостивагѡ

1. И҆҆зы́де повелнїе црⷵкое всмъ во́инѡмъ собра́тисѧ въ полкѝ и҆ и҆тѝ проти́вꙋ безбо́жныхъ пога́нъ, на црⷵтво Гре́ческое востаю́щихъ, всѧ́къ же во́инъ давы̀ бы́лъ до́брѣ воѡрꙋже́нный и҆ два̀ конѧ̀ и҆м́щїй. Причте́нъ же бы́сть къ тмъ полка́мъ нкїй ѹ҆бо́гїй во́инъ именемъ Мꙋси́лїй, и҆м́щїй є҆ди́наго то́чїю 91конѧ̀, и҆ внеза́пꙋ и҆ то́й ко́нь издше. 92Во́инъ же оу҆бо́гїй, не и҆мы́й чи́мъ и҆но́го кꙋпи́ти конѧ̀, течѐ 93 къ бл҃же́нномꙋ Фїларе́тꙋ, и҆ речѐ 94: господи́не мо́й Фїларе́те, поми́лꙋй мѧ̀, вмъ, ꙗкѡ и҆ ты ѡ҆бнища́лъ є҆сѝ до ѕѣла̀, и҆ не имаши бо́льши, то́кмѡ є҆ди́наго конѧ̀: ѻ҆ба́че Бг҃а ра́ди млⷵрдовавъ ѡ҆ мн, да́ждь мѝ и҆ того̀ конѧ̀ своего, да не впад̀ въ р́цѣ ты́сѧщника, и҆ ѿ негѡ̀ лю́тѣ бїе́нъ б́дꙋ. Бл҃же́нный же Фїларе́тъ речѐ є҆м̀: поимѝ, бра́те, конѧ̀ моего̀, и҆ и҆дѝ съ ми́ромъ: ѻ҆ба́че сїѐ вждь, ꙗкѡ не ты́сѧщникова ра́ди на тѧ̀ преще́нїѧ, но млⷵти ра́ди Бж҃їѧ даю̀ теб є‌҆го̀. Во́инъ же, прїи́мъ конѧ̀ ѿ ст҃а́гѡ, ѿи́де сла́вѧ Бг҃а .

2. И҆҆ ѡ҆стасѧ оу҆жѐ оу̑ ст҃а́гѡ Фїларе́та є҆ди́нато́кмѡ кра́ва съ телѧ́темъ, и҆ ѡ҆се́лъ є҆динъ, и҆ пче́лъ нколикѡ оу҆лье́въ. Оу҆бо́гїй же нкто и҆здале́ча, слы́шавъ ѡ҆ млⷵтивомъ Фїларе́тѣ, прїи́де къ нем̀ молѧ́сѧ и҆ глаго́лѧ: гдⷵи́не, хощ̀ да мѝ да́си є҆ди́но ѿ ста́дъ твои́хъ, да и҆ азъ стѧж̀ нача́токъ бл҃гослове́нїѧ твоего: вмъ бо, ꙗкѡ даѧ́нїе твоѐ блгⷵве́но єсть, и҆ аще гд вни́детъ въ до́мъ, развогати́тъ є҆го̀, и҆ блгⷵве́нїѧ и҆спо́лнитъ. Бл҃же́нный же Фїларе́тъ, съ ра́достїю пои́мъ телѧ̀, дадѐ просѧ́щемꙋ, ре́къ: Бг҃ъ, бра́те, да сотвори́тъ тѝ множа́йшее блгⷵвенїе, и҆ оу҆мн́ожитъ, є҆ли́ка аще тре́бꙋеши. Чл҃къ же то́йпоклони́всѧ ѿи́де, веды́й телѧ̀ съ собо́ю. Кра́ва же, ѡ҆зира́ющисѧ смѡ и҆ ѻ҆ва́мѡ, смотрѧ́ше телѧ́те своегѡ̀, и҆ ꙗкѡ не оу҆зр є҆гѡ̀, нача̀ ѕѣлѡ̀ тꙋжи́ти, ве́лїимъ гла́сомъ рыча́щи, ꙗкѡ сожалти ѡ҆ не́й всмъ дома̑шнимъ, а҆ наипа́че жен бл҃же́ннаго, ꙗже со мно́гою ско́рбїю и҆ стена́нїемъ возопѝ къ нем̀: кто̀ не посмѣе́тсѧ младо́мїю твоем̀; ви́ждꙋ оу҆жѐ дне́сь, ꙗкѡ нима́лѡ ѡ҆ мн сꙋпр́гѣ твое́й не бреже́ши, и҆ ча̑да замори́лъ є҆сѝ, є҆ще́ же и҆ безслове́сныѧ дои́лнцы не поми́ловалъ, но без̾ милосе́рдїѧ телѧ̀ ѿ сосє́цъ є҆ѧ̀ ѿлꙋчи́лъ є҆сѝ, и҆ ком̀ бл҃годѣѧнїе сотвори́л є҆сѝ; до́мъ тво́й ѡ҆ѕло́билъ, и҆ ѻнагѡ просѧ́щагѡ не ѡ҆богати́лъ є҆сѝ: ѹ҆ ѻнагѡ бо телѧ̀ без̾ ма́тере поги́бнетъ, ѹ҆ на́съ же кра́ва без̾ телѧ́ти тꙋжи́ти и҆ рыча́ти б́детъ, и҆ ка́ѧ по́льза во ѻ҆бои́хъ; Сїѐ слы́шавъ честны́й м́жъ Фїларе́тъ ѿ жены̀ своеѧ̀, речѐ къ не́й кро́ткимъ гла́сомъ, гл҃ѧ: нн҃е вои́стиннꙋ до́брѣ и҆ пра́веднѡ рекла̀ є҆сѝ, ѽ же́но, ꙗкѡ не млⷵтивъ и҆ не млⷵрдъ єсмь, поне́же разлꙋчи́хъ мла́до телѧ̀ ѿ ма́тере є҆ѧ̀: но б́детъ л́чшее дѣ́ло сїѐ, є же сотворю̀. И҆҆ ше́дъ спшнѡ въ слдъ чл҃вка, пове́дшагѡ телѧ̀, нача̀ зва́ти: возврати́сѧ, чл҃вче, возврати́сѧ съ телѧ́темъ, ꙗкѡ ма́терь є҆гѡ̀ не дае́тъ на́мъ поко́ѧ, вельмѝ 95рев́щи при две́рехъ до́мꙋ. Ни́щїй же сїѐ ѿ бл҃же́ннагѡ оу҆слы́шавъ, мнѧ́ше ꙗкѡ ѿѧ́ти ѹ҆ негѡ̀ да́нное телѧ̀ хо́щетъ, и҆ глаго́лаше въ себ скорбѧ̀: оу҆вы̀ мн, ꙗкѡ нсмь досто́инъ имти ѿ бл҃же́ннагѡ сегѡ̀ м́жа на блгⷵве́нїе и҆ є҆ди́нагѡ сегѡ̀ ма́лагѡ скота̀, се́ бо жалѧ ѡ҆ не́мъ зове́тъ мѧ̀, да ѿи́метъ є҆го̀ ѿ менѐ. Возвраща́ющꙋсѧ же съ телѧ́темъ чл҃вкꙋ том̀, се́ телѧ̀ ѹ҆зрвши свою̀ ма́терь течѐ къ не́й, та́кожде и҆ ма́терь течѐ къ телѧ́ти своем̀ рев́щи, єже ви́дѧщи Ѳео́зва, жена̀ Фїларе́това, ра́довашесѧ, ꙗкѡ телѧ̀ въ до́мъ возвра́щено бы́сть. Бл҃же́нный же Фїларе́тъ, ви́дѣвъ чл҃вка ѻнаго ско́рбна и҆ ничто́же гл҃ати смюща, речѐ къ нем̀: бра́те, гл҃етъ подр́жїе моѐ, ꙗкѡ грхъ сотвори́хъ, разлꙋчн́въ телѧ̀ ѿ своеѧ̀ ма́тере, и҆ до́брѣ гл҃етъ: поймѝ оубо съ телѧ́темъ и҆ ма́терь є҆гѡ̀ вк́пѣ, и҆ и҆дѝ, и҆ Гдⷵь да блгⷵви́тъ тѧ̀, и҆ ѹ҆мно́житъ сїѧ̀ въ дом̀ твое́мъ, ꙗкоже дре́вле и҆ моѐ ста́до. Чл҃вкъ же, пое́мь кра́вꙋ съ телѧ́темъ, ѿи́де ра́дѧсѧ: и҆ блгⷵви Бг҃ъ до́мъ є҆гѡ̀ Фїларе́та ра́ди оу҆го́дника своегѡ̀, толи́кѡ бо скота̀ оу҆мно́жисѧ ѹ҅бо́гомꙋ чл҃вкꙋ том̀, ꙗкѡ бы́ти оу҆ негѡ̀ мно́жае дв́хъ ста́дъ волѡ́въ и҆ кра́въ дои́лицъ.

3. По ма́лѣмъ же вре́мени бы́сть гла́дъ въ стран то́й, честны́й же м́жъ Фїларе́тъ въ послѣ́днюю нищет̀ прише́дъ, не и҆мѧ́ше чи́мъ пита́ти жен̀ свою̀ и҆ ча̑да. Оу҆слы́шавъ же бл҃же́ннаго Фїларе́та въ таково́мъ оу҆бо́жествѣ бѣ́дствꙋющаго, нѣ́кто ѿ дре́внихъ дрꙋгоѡ́въ є҆гѡ̀, бога́тъ сы́й, посла̀ є҆м̀ четы́ри ѻ҆сла̀ ѡ҆бремене́ны, носѧ́щыѧ по десѧтѝ сп́дѡвъ 96пшени́цы. Сїѧ̀ прїи́мъ бл҃же́нный, поклони́сѧ до землѝ. Та́же просте́ръ р́цѣ и҆ ѻчи возве́дъ на нб҃о, хвал̀ воздадѐ Бг҃ꙋ, гл҃ѧ: бл҃годарю́ тѧ̀ Гдⷵи Бж҃е мо́й, ꙗкѡ не ѡ҆ста́вилъ є҆сѝ раба̀ твоегѡ̀, и҆ не презрѣ́лъ є҆сѝ оу҆пова́ющагѡ на тѧ̀. Таково́е поми́лованїе Бж҃їе ꙗкѡ оу҆зр жена̀ є҆гѡ̀, ѿложѝ серде́чнꙋю ско́рбь, и҆ съ кро́тостїю речѐ къ своем̀ м́жꙋ: господи́не, да́ждь мѝ досто́йнꙋю ча́сть пшени́цы, та́кожде и҆ ча́дѡмъ на́шымъ, є҆ще́ же и҆ заи́мное оу҆ сосдѡвъ ѿда́ждь: ты́ же взе́мши свою́ ча́сть, сотворѝ съ не́ю, є же хо́щеши. Ѻнъ же по гл҃ꙋ жены̀ своеѧ̀ сотворѝ, и҆ раздѣлѝ пшени́цꙋ, взѧ̀ себѣ̀ пѧ́ть сп́дъ, и҆ ты́ѧ въ два̀ днѝ раздѣлѝ оу҆бѡ́гимъ. Ѡ҆ се́мъ па́ки 97разгнѣ́васѧ на него̀ жена̀ є҆гѡ̀, и҆ не хотѧ́ше съ ни́мъ ниже ꙗсти, но ѻ҆со́бь съ чад́ы ѻтай 98м́жа своегѡ̀ трапе́зꙋ и҆мѧше. Во є҆ди́нъ же ѿ дне́й вни́де къ ни́мъ по ма́лꙋ бл҃женный Фїларе́тъ, и҆ речѐ: прїими́те, дти, и҆ менѐ къ трапе́зѣ, аще не ꙗкѡ ѻ҆ц҃а̀, то понѐ 99ꙗкѡ го́стѧ и҆ стра́нна, ѻ҆ни́ же возсмѣѧ́шесѧ прїѧ́ша є҆го̀.

4. И бы́сть ст҃ы́й Фїларе́тъ весьма̀ ни́щъ и҆ оу҆бо́гъ, ничто́же н҆мы́й, то́кмѡ є҆ди́ны пче́лы, и аще когда̀ прихожда́ше ка нем̀ оу҆бо́гій просѧ̀, ѻнъ, не и҆мы́й хлба, нижѐ что̀ и҆но̀, ходѧ̀ къ ѹльємъ, и҆ взима́ѧ ѿ ни́хъ ме́дъ, даѧ́ше ни́щемꙋ: ѿ тогѡ́же ме́да и҆ са́мъ ꙗдѧ́ше и҆ ча́да є҆гѡ̀. Та́же дома́шнїи є҆гѡ̀ ви́дѧще, ꙗкѡ̀ и҆ ме́да лиша́ютсѧ, и҆до́ша та́й къ пче́ламъ, и҆ ѡ҆бртше є҆ди́нъ то̀чїю послднїй оулей съ ме́домъ, и҆ то́й до конца̀ и҆стреби́ша. Во ѹтрїе же па́ки прїи́де къ првⷣ҇номꙋ ни́щїй, просѧ̀ млⷵтыни, ѻнъ же ше́дъ ко оулью и҆ ѿве́рзъ и, ѡ҆брте то́щъ, не и҆мы́й же что̀ ино да́ти ни́щемꙋ, совлечѐ съ себѐ ве́рхнюю ѻ҆де́ждꙋ, и҆ дадѐ є҆м̀. Егда̀ же са́мъ прїи́де въ до́мъ въ є҆ди́ной ѻ҆де́ждѣ, речѐ къ нем̀ жена̀: гд єсть ѻ҆де́жда твоѧ̀; є҆дл̀ и҆ т̀ да́лъ есй ни́щемꙋ; ѻнъ же речѐ: сквозѣ̀ пче́лы ходѧ̀, та́мѡ ю ѡ҆ста́вихъ. Сы́нъ же є҆гѡ̀ ше́дъ на ѻно мсто, поиска̀ ѻ҆де́жды ѻ҆ч҃їѧ, и҆ не ѡ҆бртъ, сказа̀ мт҃ри свое́й, ѻ҆на́ же не терпѧ́щи м́жа своего̀ нелпотнѡ въ є҆ди́ной ѻ҆де́ждѣ ходѧ́щаго зрти, свою̀ ѻ҆де́ждꙋ претворѝ на м́жескꙋ, и҆ ѡ҆блечѐ его̀. Си́це и҆ въ нищет сы́й милости́вый Фїларе́тъ, є҆ли́кѡ можа́ше, доброхо́тною ще́дростїю подава́ше.

12. Тропа́рь и конда́къ на Рождество̀ Христо́во

Тропа́рь.Ржⷵтво твоѐ, Хрⷵтѐ Бж҃е на́шъ, возсїѧ̀ мі́рови свтъ ра́зꙋма, (т.е. озарил мир светом богопознания) въ не́мъ бо ѕвѣзда́мъ слꙋжа́щїи, ѕвѣздо́ю ѹ҆ча́хꙋсѧ, Теб кла́нѧтисѧ сл҃нцꙋ пра́вды, и҆ Тебѐ вѣ́дѣти (т.е. познавать) съ высоты̀ восто́ка: Гдⷵи, сла́ва тебѣ̀.

Конда́къ.Дв҃а дне́сь прес́щественнаго (который выше всякого существа) ражда́етъ, и҆ землѧ̀ верте́пъ (пещеру) неприст́пномꙋ прино́ситъ: Агг҃ли съ па́стырьми (пастухами) славословѧ́тъ, волсвѝ же со звѣздо́ю пꙋтеше́ствꙋютъ: на́съ бо ра́ди роди́сѧ Ѻ҆троча̀ мла́до, предвѣ́чный Бг҃ъ (потому что для нас родился младенец, который есть вечный Бог).

13. Тропа́рь и стихи́ра на Па́схꙋ

Тропа́рь.Хрⷵто́съ воскре́се изъ ме́ртвыхъ, см҃ртїю см҃рть попра́въ (т.е. разрушив), и҆ с́щимъ во гробхъ (т.е. находящихся во гробах) живо́тъ (т.е. жизнь) дарова́въ.

Стихи́ра.Воскресе́нїе твоѐ Хрⷵтѐ Сп҃се, агг҃ли пою́тъ на нб҃сѣ́хъ, и҆ на́съ на землѝ сподо́би, чи́стымъ се́рдцемъ Тебѐ сла́вити.

Приложение

Подготовительные письменные упражнения 100

Приучениe к верному списыванию и диктовке

Задача 1.Списать правильно следующие слова: Ученик. Дом. Школа. Отец. Мать. Церковь. Учитель. Священник. Поле. Сад. Сестра. Брат. Бумага. Книга. Перо. Стол. Класс. Кладбище Лес. Хлеб. Огород. Крестьянин. Земледелец.

Правило. При начале письма и после точки ставь всегда большую (прописную) букву.

Задача 2.Следующие слова списать правильно, начиная каждое слово с большой буквы и ставя в конце его точку: весна зима осень лето понедельник вторник среда четверг пятница суббота воскресенье урок статья картинка карандаш игла нитка пуговица рубашка шапка сапоги рукавицы палка прут кол бревно дерево.

Задача 3.Списать следующие примеры и подчеркнуть в словах букву ь.

Больше, меньше, тоньше, раньше, сильнее, Васька, Ванька, льдина, мельница, маленькое кольцо, стальные коньки, большая польза, скромненький мальчик, красненькие кошельки, комья грязи. Портной шьет платье. Дядя пьет квас. Бушует сильная вьюга. Ульи пусты. Чье это ружье? Настасья и Татьяна – родные сестры. Коля заболел сильной корью. Шуба овечья тепла. В лесах раздаются птичьи голоса. Крестьянин пашет. Деньги любят счет. Мальчик поймал воробья. Скоро начнется ученье. Прочитай письмо. Дом занят жильцами. Почитай мать. Учись прилежно. Трудись усердно. Не тронь чужой вещи. Русский царь – отец большой семьи – государства. Молись Богу.

Задача 4.Следующие слова списать и вставить, где нужно, букву ь .

Вол-ный, Ол-га, Тат-яна, капел-ка, папен-ка, зор-ка, плат-е, сем-я, молот-ба, п-ют, ш-ют. Тетен-ка. Дяден-ка. Мамен-ка.

Задача 5.Списать следующие примеры и подчеркнуть в середине слов букву ъ.

Объявить, отъехать, съесть, подъехать, подъем, предъявить, разъяснить. Скоро мы разъедемся. Объедки бросили собакам. Учитель разъяснил урок.

Задача 6.Следующие слова списать и вставить, где нужно, букву ъ .

С-ел, с-ехал, об-едать, с-емка. Раз-яренный лев опасен. Пустыня сном об-ята. Гости под-ехали к воротам и в-ехали на двор. До того дожили, что ножки с-ежили.

Задача 7.Списав следующие слова, поставить над буквой и в каждом слове знак «˘».

Мои, свои, твои, чаи, рои, твердыи, синии, христианскии, добрыи, худои, милыи, волчии, летучии.

Задача 8.Из следующих примеров выписывать в один ряд слова с буквой ы , а в другой – с буквой и .

Бил–был, пил–пыл, висок–высок, клик–клык, губи–губы, мил–мыл, мило–мыло, Миша–мышь, нить–ныть. Собрались плыть. Привезли много плит. Метла пылит. Он пилит дрова. Отец простил сына. Чай простыл.

Образец работы


Слова с буквою ы : Слова с буквою и :
Был, пыл, высок и т.д. Бил, пил, висок и т.д.

Задача 9.Выписать слова, в которых е звучит как ё .

Зерно–зёрна. Слеза–слёзы. Ведро–вёдра. Село–сёла. Шесть–шост. Пчела–пчёлка. Лён–лень. Мёд–медь. Ель–ёлка. Чернила высохли. Черная смородина. Старушка поплелась. Старик поплелся. Туча пронеслась. Ураган пронесся. Воры увели лошадь. Отец увел сына. Ручеек течет. Клен растет. Теплый денек настает.

Правило. Где е звучит как ё , пиши е, а не ѣ .

Задача 10.Списать слова, вставив е или ѣ.

М-л пол. П-к хлебы. Н-с дрова. В-з сено. Пч-лка улетала. Ч-рная шапка. С-рая птичка. Маленький пос-лок.

Задача 11.Выписать слова с буквой я .

Пальцы–пяльцы, мать–мять, мал–мял, мясо, масло, правда, прямо, пряжа, кража, тряпочка, трава, прясло, править.

Задача 12.Придумать и написать несколько слов, в которых была бы буква я (напр. червячок, стряпуха, пятачок и т.под.).

Задача 13.Из следующих слов выписать слова с буквой у.

Пилу. Пилю. Люди. Луди. Сюда. Суда. Тюк. Тук. Труд. Хрюкать. Рука. Рюмка. Крюк. Утюг. Дюжина. Дубина. Приют. Утка. Июнь. Дуб. Отец пошел удить рыбу.

Задача 14.Выписать слова с буквой п .

Хлоп. Лоб. Шубка. Тряпка. Сноп. Озноб. Тулупчик. Голубчик. Зуб. Суп. Шапка. Столб. Пробка. Покупка. Ошибка. Гибкий. Липкий. Ступка. Трубка.

Задача 15. Выписать слова с буквой ф .

Ров. Шарф. Клюв. Кровь. Кофта. Лавка. Скуфья. Кувшин. Отлив. Давка. Сафьян. Кафтан. Готов. Поливка. Туфли. Вызов. Обувь. Штраф. Сметлив. Овца.

Задача 16.Списать слова и подчеркнуть букву х.

Луг. Дух. Слух. Мог. Мох. Шаг. Сапог. Пух. Рог. Петух. Испуг. Плуг. Друг. Посох. Шорох. Набег. Порог. Порох. Страх. Враг. Мох. Ох.

Задача 17.Выписать слова с буквой д.

Доска, Тоска. Пруд. Прут. Рад. Рот. Плот. Утка. Раз- лад. Метка. Нитка. Затхлый. Подрядчик. Кадка. Ухватка. Брод. Знать по лицу, сколько лет молодцу. В зимний холод всякий молод. Хоть редко, да метко. Это еще цветки, а ягодки впереди. Остатки бывают сладки.

Задача 18.Списать слова и подчеркнуть букву с . Глаз. Глас. Воз. Раз. Тряско. Просьба. Резьба. Алмаз. Сбруя. Ось. Букет роз. Святой образ. Он говорит просто, без всяких прикрас. Сбылось одно, сбудется и другое. Здо­ровье дороже денег.

Задача 19.Выписать слова с буквой ж .

Нож. Ковш. Крышка. Кружка. Пташка. Бедняжка. Рубашка. Пряжка. Ландыш. Дрожь. Пушка. Денежка. Ложка. Чашка. Дрожки. Ватрушка. Кочерыжка. Стружки. Исподтишка. Лицом пригож, а на дело не гож. Бумага, книжка, нож, карандаш – весь ученический запас.

Задача 20.Следующие примеры списать и подчеркнуть в каждом слове гласные буквы и полугласную.

Под лежачий камень и вода не течет. От своего слова не отрекайся. Новая метла чисто метет. Конец делу венец. Конь ушами прядет, удила грызет, шею словно лебедь гнет, копытом землю дерет. Много звезд сияет на небе. Это мой лучший друг.

Образец работы.

Под лежачий камень и т.д.

Задача 21.Следующие слова списать, разделив при этом чертой каждое слово на столько частей (слогов), сколько в нем гласных букв.

Разметал паук свои тенета в простенке: теперь берегись, мухи! Благовещенье – великий праздник. У кого много занятий, тому не до шалостей. Время и терпение смягчают страдания и горести. Сознание – половина исправления. Русский солдат отличается сметливостью и смелостью при опасности, мужеством и храбростью в сражениях, терпением и выносливостью в походе и при лишениях походной жизни, послушанием и точным исполнением приказаний начальства.

Образец работы.

Раз-ме-тал па-ук сво-и те-не-та в про-стен-ке: те-перь бе-ре-гись, му-хи!

Правило. Из одной строки в другую слова нужно переносить по слогам. 101

Задача 22.Из следующих примеров выписать сначала слова односложные, потом двухсложные, дальше трехсложные и наконец многосложные, разделив слова чертой на слоги.

Яма. Птица. Он. Мы. Я. Рыба. Сказка. Сарай. Горький. Роса. Пауки. Прохладно. Работник. Ремесленник. Трудолюбивый. Рай. Сад. Уж. Ухо. Ты. Они. Край. Трактирщик. Береза. Соль. Чернильница. Комната. Окно. Дно. Река. Берег. Лес. Переулок. Улица. Село. Церковь. Хлеб. Нива. Ну. Дай. Нищий. Книга. Водовоз. Садовник. Черезседельник. Человек. Работа приятнее безделья. Сегодняшней работы не откладывай на завтрашний день.

Образец работы.

Слова односложные: Он, мы, я и т.д.

Слова двухсложные: Я-ма. Пти-ца. Ры-ба. Сказ-ка и т.д.

Задача 23.Следующие примеры списать и поставить над каждым словом, где следует, ударение, означая его знаком «ˊ».

Честное имя дороже богатства. Добрый человек надежнее каменного моста. Смерть не щадит ни богатого, ни бедного, ни доброго, ни злого. Просящему дай, голодающего накорми, голого прикрой, болящего посети. Всегда надейся на Бога.

Образец работы.

Че́стное ́имя дор́оже боѓатства. Д́обрый челов́ек над́ежнее ќаменного м́оста и т.д.

Задача 24.Списать примеры и поставить ударение над каждым словом, которое напечатано письменными буквами. 102

В яйце есть белок. В лесу много белок. Я плачу горькими слезами. Я плачу подать. Из пшеницы делается белая мука . Голод великая мука . Волны били о берег реки. Я берег заработанные деньги. В России есть большие реки . Судно пристало к берегу реки . Сенокос торопятся кончить в ведро . Ведро – это посуда. Вот умные головы. В нашей волости хороший голова . Что стоит фунт орехов? Наш дом стоит на берегу реки. Вешние воды сильно разлились. Дай мне стакан воды . У нас xoрошиe хлеба . У него нет хлеба . У него болят ноги . Он уже без ноги . Вы пили воду? Пили дрова. Купи соли . Соли суп. Моли Бога. В нашем доме много моли . Приехали гости . Гости у нас. Я мою руки. Возьми мою палку. Я знаком с ним. Каким знаком нужно обозначать ударения в словах? 103

Задача 25.Следующие слова списать, изменив их при списывании так, чтобы после неясного согласного звука ( в или ф ? з или с ? ж или ш ? г или к или х ? б или п ? д или т ?) стоял гласный звук:

1) Морковь. Нарыв. Кровь. Рукав. Церковь. Лавка. Сливки. Травка. Головка. Веревка. Ров. Овца. Дров. Голов. Разлив.

2) Картуз. Обоз. Подвязки. Замазка. Сказка.

3) Ложь. Сторож. Кружка. Ложка. Книжка. Стружка. Еж. Нож. Дрожь.

4) Враг. Друг. Круг. Луг. Стог. Порог. Легкий. Ногти.

5) Зуб. Луб. Сугроб. Лоб. Столб. Зубчик. Ошибка. Пробка. Трубка.

6) Сладкий. Гвоздь. Город. Желудь. Клад. Лед. Мед. Лодка. Загадка. Тетрадка. Грядка. Водопад.

Ход работы: Моркови, морковок...

Картуза...

Лжи, лжец...

Враги, врага, врагов...

Зуба, зубов, зубастый...

Сладок, сладость и т.п.

Правило. Чтобы не сделать ошибки при письме в сомнительном (неясном) согласном звуке, следует слово (с сомнительным звуком) изменить так, чтобы после сомнительного согласного звука стоял гласный.

Задача 26. 104Списать, вставив, где следует, букву – верхнюю или нижнюю.

Старый де д везет во з дро в .

Тру д человека кормит.

Краси в са д весной.

Мой бра д – мой лучший дру г .

Работники копали ро в  и нашли кла д .

Лоша д ку кормят овсом.

Ска з ка скла д ка, а песня быль.

Ло ж ка де г тя испортила всю ка д ку меду.

В зимний холо д всякий моло д .

т т

Задача 27.Списать слова, вставив пропущенную букву ж или ш .

Но-. Ло-ка. Ло-ь. Лачу-ка. Кни-ка. Дене-ка. Сторо-. Стри-. Мы-ь. Дро-ь. Чи-. Ча-ка. Мы-ка. Пря-ка. Со-ка. Бума-ка. Сторо-ка. Стару-ка. Задви-ка.

Задача 28.Списать слова, вставив пропущенную букву б или п .

Ба-ка. Су-. Зу-. Гри-. Ря-чик. Ша-ка Це-ь. Хле-. Гро-. Сру-. Погре-. Прору-ь. Шу-ка. Тру-ка. Ду-. Сту-ка. Ло-. То-ь. Стол-. Сно-. Оши-ка. Купил у ку-ца две шу-ки. Глу-. Попал на реке в глу-ь. Старый ду- крепок, а молоденький сла-. Ро-кий. Про-ка. Гу-ка. Ги-кий. То-кий.

Задача 29. Списать слова, вставив пропущенную букву в или ф .

Петро-. Ивано-. Нары-. Рука-. Клю-. Ло- рыбы. Бро-ь. Морко-ь. Жерно-. Хле-. Ле-. Кро-ь. Ла-ка. Да-ка. Тра-ка. Глубокий ро-.

Задача 30.Списать слова, вставив пропущенную букву г, к или х.

Дол-. Лу-. Ша-. Сто-. Кру-. Сне-. Моз-. Бере-. Творо-. Доро- он мне, как лучший мой дру-. Вра- ты мне или друг? Наш лу- затопило. Я купил плу-. Ро-. Жемчу-. Сегодня большой тор-. Слу-. Ду-. Он ловит му-. Сту-. Я сажал лу-. Су-.

Задача 31.Списать слова, вставив пропущенную букву з или с.

Моро-. Гу-ь. Во-. Ле-. Гла-. Гря-ь. О-ь. Но-. Обо-. Ква-. Ра-. Ма-ь. Воло-.

Задача 32.Списать слова, вставив пропущенную букву д или т.

Ме-. Ле-. Го-. Са-. Гра-. Лебе-ь. Пру-. Кла-. Ма-ь. Дего-ь. Плу-. Пру-. Тру-. Огоро-. Наро-. Лоша-ь, Гвоз-ь. Кос-ь. Тетра-ь. Ка-ка. Коло-ка. Реше-ка. У-ка. Нахо-ка. Ло-ка. Лоша-ка. Пала-ка. Моне-ка. Сла-кий.

Задача 33.Списать слова, подчеркнув в них букву о , которая произносится как а.

Холодная вода. Рогатая скотина. Сосна – хвойное дерево. Вода окружает остров. Пахарь заботливо смотрел за своей лошадью: поил ее ключевой водой, кормил хорошим овсом. Поля и холмы покрыты белым ковром холодной зимы.

Решениe:Холодная вода...

Задача 34.Из примеров 3З-ей задачи выбрать и напи­сать слова, в которых буква о звучит как а . изменив при этом их так, чтобы ударение пало на о .

Решениe:Холод. Воды...

Правило. Чтобы при, письме не сделать ошибки в сомнительном гласном звуке, нужно слово изменить так, чтобы ударение пришлось над этим звуком.

Задача 35.Как написать правильно: домком или дамком?

Ст о лица? К о са? Г о в о рить? См о ла? Д о р о гой?

Задача 36.Написать правильно под диктовку учителя следующие примеры 105 и потом поправить написанное, смотря в книгу.

Русь стара. Голь хитра. Была игра. Косы тупы. Ноги босы. Яйца круты. Сабли остры. Храм высок. Работа трудна. Мысль быстра. Мы рады. Я спал. Ты добр. Я иду туда. Ты ступай: сюда. Между садами рос лен.

Задача 37.Сделать то же со следующими примерами:

Мой брат купил лисью шубу. Добрая слава тут и стала. Валит сила сильная. Царю нужна голая правда. Бывают споры и между друзьями. Зайца ноги носят. Волка зуб кормит. Нужда ум дает. Пастухи дали быкам травы. Хоть пруды пруди.

Задача 38.Сделать то же со следующими словами:

Мой дядя страдал глазной болью. Глаза смотрят. Руки работают. Музыкант играет. Дитя спит. Работник несет воду. Сани новы. У нас будут гости.

Задача 39. Сделать то же со следующими словами: Стальная иголка. Мышка мала. Наш дом красив. Моего брата зовут Иваном. У нас много всякого добра. Окунь вкусная рыба. Гуси плыли. Он дряхл. Мать стара. Мой дядя добр.

Задача 40.Выучить наизусть следующее стихотворение и потом, не смотря в книгу, написать его правильно в свою тетрадь.

У врат обители святой

Стоял просящий подаянья,

Бессильный, бледный и худой,

От хлада, жажды и страданья.

Куска лишь хлеба он просил:

И взор являл живую муку,

И кто-то камень положил

В его протянутую руку.

(Лермонтов)

Задача 41.То же сделать с след. стихотворением:

Живи и жить давай другим,

Но только не на счет другого

Всегда доволен будь своим,

Не трогай ничего чужого.

(Державин).

Задача 42.Сделать то же с басней: «Обоз» (стр. 39).

Задача 43.Сделать то же с басней: «Ворона и кувшин» (стр. 39).

Задача 44. Сделать то же с басней: «Крестьянин и змея» (стр. 41).

Задача 45.Сделать то же с стихотв. «Лес осенью"(стр. 49).

Задача 46.Сделать то же с стихотв. «Зимняя дорога» (стр. 51).

Задача 47.Сделать то же с стихотв. «Зимняя ночь» (стр. 52).

Задача 48.Сделать то же с стихотв. «Перед грозою» (стр. 54).

Задача 49.Сделать то же с стихотв. «Птичка» (стр. 63).

Задача 50. Сделать то же с тихотв. «Зачем» (стр. 129).

Задача 51. Сделать то же с стихотв. «Надежда на Бога» (стр. 129).

Конец

* * *

1

Примеч. для учителя .Само собой разумеется, что учитель перед чтением выясняет ученику, что называется учебной принадлежностью, что называется пищей, напитком, земледельческим орудием и т.д.

2

Примеч. Здесь помещены басни, сказки и легенды – как такие произведения, которые по своей форме и содержанию весьма удобны для детей самого младшего возраста, не требуя от них почти никакого умственного напряжения.

3

Вместо: воротами.

4

Кичка (кика) – головной женский убор.

5

Легенда – народное мало достоверное предание о каком-либо чудесном событий.

6

Посконь – конопля.

7

Знатный – знаменитый, славный, важный.

8

Удовольствие – чувство радости, приятности.

9

Пряность – то, чем приправляют пищу: перец, корица, лук, горчица и т.п.

10

Стяжать – приобрести.

11

Дюжина – 12 однородных предметов, напр. дюжина ложек. Полдюжина, следовательно, равняется шести.

12

Партия детей – толпа детей.

13

Кузовок – корзинка.

14

Т.е. снег.

15

Глыбочки или глыбы – комья земли.

16

Куцый – короткохвостый или бесхвостый.

17

Мгла – туман.

18

Форма – наружный вид предметов.

19

Масса – толща, значительная груда веществ.

20

Валек – деревянное орудие с рукояткой, которым колотят белье при полоскании.

22

Борть – дупло дерева в лесу, в котором поселился рой пчел.

23

Рать – воинство, брань, сеча.

24

Острог – укрепление из заостренных сверху бревен, плотно одно подле другого, стоймя вкопанных в землю.

25

Заразиться прежде значило «убиться».

26

Урядить – приводить в порядок, снарядить.

27

Полон – плен.

28

Стенобитные орудия.

29

Примет – лес и др. зажигательные вещества, которые во время осады при­кидывали к строениям для зажжения их.

30

Живот – жизнь.

31

Т.е. приступом.

32

Батый – племянник татарского хана Октая, с 300.000 воинов вторгнувшийся в Россию.

33

Дмитрий – боярин, которому была поручена столица.

34

Могольскими – татарскими: татары иначе – моголы или монголы.

35

Дебри – рощи и леса.

36

Бренный – слабый, легко разрушаемый.

37

Вежи – палатки.

38

Лукоморье – морской излучистый берег.

39

Патриотический – вытекающий из любви к родной земле. Патриотизм – любовь к родине, отечеству.

40

Эскадрон – отряд конницы.

41

Драгун – конный воин, который может сражаться на коне и пеший.

42

Знатный – знаменитый, известный, важный.

43

Язычник – идолопоклонник, не знающий истинного Бога.

44

Скитаться – бродить, переходить с места на место, странствовать.

45

Легион – отряд римского войска в 6.000 человек.

46

Выя – шея.

47

Инок – монах, отшельник, подвижник.

48

Папа – епископ, apxиepeй города Рима.

49

Святой мученик Варлаам, уроженец Антиохии Сирийской, жил в царствование Диоклетиана. Память его ноября в 10 день.

51

Десница – правая рука.

52

Авва – отец, старший инок, настоятель монастыря.

53

См. Пролог на 21 июля.

54

По другому преданию: зажглась не лампада, а свеча, во время молебна, который митрополит служил всенародно в соборе перед своим отъездом.

55

Ярлык – ханская грамота, указ.

56

Изящная – красивая, прекрасна сделанная.

57

Сонм – собор.

58

Зиждется – строится.

59

Мириада – неисчислимое множество.

60

Дух.

61

Сущий.

62

Нас.

63

Теперь.

64

Всегда.

65

Который.

66

Неожиданно.

67

Откроются.

68

Въ неча́ѧнїи – в беспечности.

69

Во єже оутреневати – чтобы я встретил утро.

70

Держа́ва – сила.

71

Доспти – достигнуть.

72

Прейтѝ въ ми́рѣ – провести, мирно благополучно.

73

Живота̀ – жизни.

74

Попер – покорю.

75

Благослове́на – прославленна, удостоена милостей Божьих.

76

Пло́дъ Чре́ва – младенец (здесь разумеется Иисус Христос).

77

Ꙗ кѡ – потому что.

78

Спа́съ – Спаситель.

79

Блажи́ти – ублажать, прославлять.

80

на сопроти́вныѧ – на врагов.

81

бл҃говре́менїи – в надлежащее время.

82

Ра́звѣ – кроме.

83

Е҆ли̑ка – который, сколький.

84

Вс́е – напрасно.

85

Послшествовать – свидетельствовать.

86

Блаженъ – счастлив.

87

Мзда̀ – награда.

88

На́съ ра́ди – за нас.

89

За ны̀ – за нас.

90

Ча́ю – ожидаю.

91

То́чїю – только.

92

Издше – пал.

93

Течѐ – пошел.

94

Речѐ – сказал.

95

Вельмѝ – очень.

96

Сп́дъ – мера зернистого хлеба.

97

Па́ки – опять, снова.

98

Ѻтай – тайно.

99

Понѐ – по крайней мере, хотя.

100

Заметка для учителя.Само собой разумеется, что учитель объясняет детям всякую задачу, показывает ее требования, прежде нежели предложить ее детям для исполнения.

101

Заметка для учителя.Впоследствии ученику нужно будет дополнить это правило так: слог, состоящий из одной буквы, нельзя ни оставлять, ни переносить на другую сторону.

102

З аметка для учителя. После выписки каждой пары предложений ученик пусть и расставляет ударения. Этим способом механическое списывание будет одновременно оживляться умственным упражнением.

103

Заметка для учителя.Цель всех изложенных до сих пор задач состоит в том, чтобы постепенно приучить зрение детей к внимательному наблюдению за каждой буквой списываемого слова и слух их к отчетливому различению звуков диктуемого слова, без чего дальнейшие письменные работы не могут совершаться надлежащими образом.

104

Заметка для учителя. Эта задача, как и некоторые другие значительные по объему, исполняется не в один, а в несколько приемов – смотря по летам и развитию детей.

105

Заметка для учителя. Здесь выбраны такие примеры, относительно которых существует правило: пиши каждое слово так, как оно произносится. Детям нужно только напомнить, что всякая речь начинается с прописной буквы, а в конце ее нужно ставить точку. К этому нужно добавить, что каждое слово нужно писать отдельно.


Источник: Доброе слово. Первый год обучения. Книга для классного чтения. - М., 1890. / Доброе слово. Второй год обучения. Книга для классного чтения. - М., 1890. / Доброе слово. Третий год обучения. Книга для классного чтения. - М., 1890.

Комментарии для сайта Cackle