архимандрит Ианнуарий (Ивлиев)

Беседа № 6

б) Призвание Левия и трапеза с мытарями (Мк.2,13–17) (Мф 9,9–13; Лк 5,27–32)

13И вышел [Иисус] опять к морю; и весь народ пошел к Нему, и Он учил их. 14Проходя, увидел Он Левия Алфеева, сидящего у сбора пошлин, и говорит ему: следуй за Мною. И [он], встав, последовал за Ним. 15И когда Иисус возлежал в доме его, возлежали с Ним и ученики Его и многие мытари и грешники: ибо много их было, и они следовали за Ним. 16Книжники и фарисеи, увидев, что Он ест с мытарями и грешниками, говорили ученикам Его: как это Он ест и пьет с мытарями и грешниками? 17Услышав [сие], Иисус говорит им: не здоровые имеют нужду во враче, но больные; Я пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию.

Теперь служение Иисуса Христа принимает иной оборот, что удивляло тех, кто следовал за Ним, и раздражало тех, кто за ним не следовал. Он берет Себе в качестве ученика мытаря! И это удивляло и раздражало. Действия Иисуса Христа, будучи непонятыми многими из Его современников, воспринимались ими как соблазнительные. Зная привычки и характер мыслей этих людей мы должны допустить, что они возмущались поведением Иисуса из положительных в их системе координат соображений. Для нас сейчас слова «фарисей», «фарисейский» имеют откровенно негативный оттенок. Но там и тогда было совсем иначе.

Фарисеи, которые выступают на сцену в нашей истории, вовсе не обязательно считали, что они «лучше других», хотя, конечно, были и такие фарисеи. Но такие люди бывают в любом обществе. Дело не в этом. Они выступали против воззрения, что времена, мол, теперь другие, изменились, и старой веры придерживаться несовременно и глупо. Фарисеи же были консерваторами и желали сохранить «веру отцов». Они объединялись в небольшие группы и общества, в которых каждый мог полагаться на верность и помощь другого. Тем самым они как бы выпадали из рамок «современности», из рамок их времени. Отсюда их название: «фарисеи», то есть «отделенные», «неприспособленцы».

Они считали, что заповеди Божии нельзя приносить в жертву постоянно меняющимся временам, к ним следует серьезно относиться в любое время. По этой причине для них столь важным было изучение закона. По этой причине среди них пользовались особым уважением книжники, то есть ученые знатоки закона Моисея, ибо Тора, Закон, был для них основой всей жизни.

Насколько уважаемы были фарисеи в иудейском народе, читаем мы у историка Иосифа Флавия. Он пишет в своих «Иудейских древностях»:

«Фарисеи ведут строгий образ жизни и отказываются от всяких удовольствий... Они отличаются своим почтительным отношением к людям престарелым и отнюдь не осмеливаются противоречить их предначертаниям... Фарисеи верят в бессмертие души и что за гробом людей ожидает суд и награда за добродетель или возмездие за преступность при жизни... Благодаря этому они имеют чрезвычайное влияние на народ,.. так как все были убеждены, что фарисеи на деле и на словах стремятся лишь к наиболее высокому» /(«Древн.», 18, 1, 3)/.

Так что мы были бы несправедливы, если бы утверждали, что книжники и фарисеи соблазнялись общением Иисуса с мытарями и грешниками исключительно из их высокомерного самомнения о собственной праведности. Нет, для них существовали основания считать общество, окружавшее Иисуса, очень и очень сомнительным. Они искренне удивлялись: Как это Он ест и пьет с мытарями и грешниками? Ими руководила такая установка: Всякое нарушение закона, всякий проступок имеет свои следствия. Например, всякая ложь (даже в шутку сказанная) умаляет готовность людей доверять своим ближним. Об этом ведь говорит Книга Притч: «Как притворяющийся помешанным бросает огонь, стрелы и смерть, так – человек, который коварно вредит другу своему и потом говорит: “я только пошутил”» (Притч. 26,18–19). То же со всяким необдуманным обидным словом, даже если после этого говорится: «да я не хотел тебя обидеть». Иначе говоря, всякое прегрешение умаляет шалом, то есть благо мира. Всякий грешник разрушает благое творение Божие, и становится противником Божиим.

По этой причине израильтяне, ищущие праведности, были убеждены, что с грешниками просто нельзя сидеть за одним столом – по меньшей мере, пока они не покаялись. В ином случае можно было бы подумать, что у них какие-то общие дела с грешниками, или что они готовы терпеть их греховное поведение.

К лицам, которые поступали против блага своих ближних и таким образом разрушали единство народа, относились мытари, которые, как правило, действительно воровали, то есть собирали пошлины в свой карман. Дело в том, что они не относились к имперским служащим. Они собирали таможенные пошлины на границе земель. Местный владыка, скажем, Ирод Антипа, за деньги сдавал им таможню в аренду, на откуп. Поскольку сумма пошлины четко не устанавливалась, жадные откупщики имели возможность обогащаться. Они были в глазах общественности воры и грешники. К тому же им на границе приходилось постоянно иметь дело с язычниками, людьми нечистыми. И это вызывало у иудеев презрение и отвращение.

Одним из таких грешников был Левий, сын Алфея, из Капернаума. Капернаум, городок на севере Геннисаретского озера, был на границе областей двух Иродов: Филиппа и Антипы. Здесь Иисус Христос обрел Свою новую родину. Капернаум был «Его город», как нам о том говорит Евангелие от Матфея (Мф 9,1). Когда Иисус увидел Левия, Он призвал его следовать за Ним. И не напрасно. Тот беспрекословно последовал за Христом. Конечно, прежде чем Левий все оставил, он вместе со своими коллегами и друзьями устроил угощение для Иисуса и Его учеников. Но это возмутило книжников и фарисеев. С их точки зрения Он подавал дурной пример. Разве Он, уважаемый в народе учитель и чудотворец, не вводит в соблазн и создает опасное смущение? Разве Он не вводит в заблуждение и не приводит в замешательство людей, которые трудятся над послушанием заповедям Божиим? Сидеть за пиршественным столом с мытарями и грешниками – это позор!

Ответ Иисуса замечателен. Он утверждает (Мк.2:17), что грешники – не просто нарушители закона или погибшие существа, но больные и нуждаются в исцелении. Поэтому Он сознает себя посланным к их столу, а не к тем, кто достаточно силен8, чтобы соблюдать заповеди Божии. И это важнее спокойствия тех, чья жизнь в порядке.

Этот рассказ – болезненный и для христиан. Церковь, как фарисеи в свое время, защищает некие нормы. Это накладывает ограничение на общение с людьми посторонними, чуждыми христианскому образу жизни. Такое общение действительно может быть опасным в разных отношениях. Но отгороженность от чуждого окружения неизбежно превращает церковь в некую субкультуру. Она оказывается в изоляции, как гетто. Надо искать золотую середину между двумя крайностями.

6. Как Царствие Божие изменяет мир. Вопрос о посте (Мк.2,18–22) (Мф 9,14–17; Лк 5,33–39)

18Ученики Иоанновы и фарисейские постились. Приходят к Нему и говорят: почему ученики Иоанновы и фарисейские постятся, а Твои ученики не постятся? 19И сказал им Иисус: могут ли поститься сыны чертога брачного, когда с ними жених? Доколе с ними жених, не могут поститься, 20но придут дни, когда отнимется у них жених, и тогда будут поститься в те дни. 21Никто к ветхой одежде не приставляет заплаты из небеленой ткани: иначе вновь пришитое отдерет от старого, и дыра будет еще хуже. 22Никто не вливает вина молодого в мехи ветхие: иначе молодое вино прорвет мехи, и вино вытечет, и мехи пропадут; но вино молодое надобно вливать в мехи новые.

Право Иисуса Христа прощать грехи для Евангелиста Марка, как и для всех христиан, после Воскресения Христова было вне всякого сомнения. Но как Сам Иисус пришел к знанию о том, что Он может от Имени Божия прощать грехи? Что это означало для Него Самого? Конечно, для нас невозможно по Евангелиям составить биографию или психологический портрет Иисуса Христа. Но мы не должны оставить без всякого внимания вопросы, которые нас волнуют, когда мы серьезно задумываемся о жизни и деяниях Спасителя. Отрывок об отношению к посту говорит нам нечто важное о том, как Иисус Сам смотрел на Себя и Свои действия.

Пост имел в жизни иудеев долгую традицию и имел ясное обоснование. Самым естественным был пост в случае какого-нибудь несчастья, когда у человека, так сказать, «пропадал аппетит», «в рот ничего не лезло». Например, когда Давид узнал о гибели Саула и Ионафана и о поражении всего его народа. «Тогда схватил Давид одежды свои и разодрал их, также и все люди, бывшие с ним, [разодрали одежды свои,] и рыдали и плакали, и постились до вечера о Сауле и о сыне его Ионафане, и о народе Господнем и о доме Израилевом, что пали они от меча» (2Цар 1,11–12). Так пост стал общественным выражением траура о постигшем всех несчастье. Кто не постился, тот производил впечатление, как будто беда его не касалась.

Пост мог также выражать печаль перед Богом о свершившемся преступлении Закона – в надежде, что Бог откажется от заслуженного отмщения. Именно таково происхождение Йом киппур, Дня примирения и очищения, когда постился весь народ. Именно поэтому постились жители Ниневии: «И начал Иона ходить по городу,.. и проповедывал, говоря: еще сорок дней и Ниневия будет разрушена! И поверили Ниневитяне Богу, и объявили пост, и оделись во вретища, от большого из них до малого... и крепко вопияли к Богу: Кто знает, может быть, еще Бог умилосердится и отвратит от нас пылающий гнев Свой, и мы не погибнем» (Ион. 3,4–9). Но здесь мы видим, что пост – не только печаль о содеянной неправде, но также выражает готовность обратиться к Богу. Постился всякий, кто желал быть особенно готовым вслушаться в голос Божий и принять Его призыв. Например, Моисей сорок дней оставался на Синае без пищи и воды, чтобы записать на скрижалях десять заповедей Божиих (Исх 34,28). Или Даниил, когда он хотел понять данные ему от Бога откровения: «В эти дни я, Даниил, был в сетовании три седмицы дней. Вкусного хлеба я не ел; мясо и вино не входило в уста мои, и мастями я не умащал себя» (Дан 10,2–3). Так было и с Иисусом, когда Он после Своего крещения сорок дней постился в пустыне (Мф 4,2; Лк 4,2).

Итак было две причины, которые придавали посту большую ценность. Во-первых, пост выражал печаль о совершенных грехах отдельного человека или всего народа. Во-вторых, пост считался путем к более серьезному и углубленному отношению с Богом. Пост сдерживает грех и возвышает дух, а также дает силу в борьбе со злыми духами: «сей род не может выйти иначе, как от молитвы и поста» (Мк 9,29).

Помимо всего прочего, ортодоксальные иудеи постились два дня в неделю – в понедельник и в четверг. Однако проблема фарисеев заключалась в том, что они постились частенько для того, чтобы выставить себя напоказ; тем самым они привлекали внимание людей к своей добродетели. Они даже накрашивали свои лица белой краской и расхаживали в дни поста в небрежно одетом виде, чтобы каждый видел, что они постятся. Одновременно их пост должен был привлечь внимание Бога к их благочестию. Пост таким образом становился из духовной потребности ритуалом и, к тому же ритуалом напоказ.

Ввиду всех традиций, тот факт, что Иисус Христос не призывал Своих учеников к посту, казался не только странным, но и соблазнительным. Разве Его ученикам не надо было сдерживать грех, возвышать дух и обретать силу в борьбе со злыми духами? Разве в их жизни не было ничего такого, в чем они должны были каяться? И разве они не должны были своим постом свидетельствовать о наступлении судного времени, как это делали фарисеи и ученики Иоанна Крестителя?

Разумеется, Иисус не имел ровным счетом ничего против поста. Люди не меняются, и поэтому им нужен пост! Но Он считал, что изменились не люди, но времена! С Ним пришло время исполнения пророчества Исаии: «Как юноша сочетается с девою, так сочетается с тобою, Сион, твой Строитель; и [как] жених радуется о невесте, так будет радоваться о тебе Бог твой» (Ис.62,5). Именно поэтому Его ученики не могут поститься. Если бы они постились, они поступали бы не по времени!

Дело в том, что после иудейской свадьбы молодые супруги в течение недели держали дом открытым и непрерывно пировали и веселились. На эту неделю приглашали близких друзей жениха и подруг невесты и называли их «сынами брачного чертога»9. Иисус сравнивал восседавших с Ним учеников с сынами брачного чертога, избранными гостями на брачном пиру. Надо сказать, что существовало раввинское правило: «Все присутствующие на брачном пире освобождаются от соблюдения всех тех религиозных правил, которые уменьшают радость и веселье».

Но весь эпизод заканчивается мрачным предзнаменованием. Ведь придет время, когда Его ученики тоже будут поститься. Это будет тогда, когда Его ученики своим постом будут выражать печаль об отсутствии Его, Жениха. Правда, само отсутствие жениха или еще вдобавок и невесты еще не означало, что присутствовавшие на свадьбе должны были начать поститься. Но в словах Иисуса Христа звучит намек на судьбу, постигшую Иоанна Крестителя. Ведь среди удивленных и возмущенных вопрошавших были ученики Иоанна. Иначе говоря, Иисус намекает на Свой арест и на предстоящий Ему Крест. В момент, когда Иисус говорил об этом, вряд ли кто-то из присутствовавших понял, что означают его слова об отсутствии жениха. Но Сам-то Он уже тогда, в самом начале Своего пути, видел Свой крест впереди. Смерть не застала Его врасплох, и несмотря на это Он последовательно шел Своим путем.

Вопреки всем попыткам оправдать пост в обществе учеников Иисуса теми мотивами, какие побуждали поститься Израиль до Его пришествия, Иисус заявляет: Такие попытки не принесут ничего кроме вреда. Ибо Иисус хорошо понимал, что принесенная Им весть является поразительно новой, и что Его образ жизни отличается от образа жизни традиционных учителей. Его поведение не умещается в старые правила (ветхую одежду и ветхие меха). И дыра на ветхой одежде будет еще хуже, и новое вино вытечет, и старые мехи пропадут. Соединение невозможно и даже опасно. Настает время, когда уже невозможно латать и ремонтировать – нужно делать все заново. – Здесь проблема традиции и новаторства. С возрастом почти все люди начинают чувствовать неприязнь ко всему новому и незнакомому. Но что́ праведно и правильно, мы можем познать, только думая о Боге и Его воле. А Бог ныне – Тот, Кто желает среди нас воздвигнуть Свое Царство. Что́ это означает, и ка́к это понимать, Иисус Христос пытался разъяснить в дискуссиях вокруг соблюдения субботы.

* * *

8

Здесь следует сказать, что в оригинале Мк.2:17 звучит так: «не сильные (ἰσχύοντες) имеют нужду во враче, но которым худо (больные)».

9

Это специфически еврейский способ выражения. Слово «сын (дочь)» могло быть просто приставкой, обозначающей относительные понятия. Например, «сын колчана» = стрела; «дочь голоса» = эхо.


Вам может быть интересно:

1. Евангельская этика архимандрит Ианнуарий (Ивлиев)

2. Евангелие от Иоанна. Исторический и богословский комментарий – Глава 16 митрополит Иларион (Алфеев)

3. "О Новом Завете Господа нашего Иисуса Христа" Сочинение архимандрита Феодора (рецензия) протоиерей Михаил Архангельский

4. Беседы пастыря на воскресные литургийные евангельские чтения – Беседа на Евангелие двенадцатой недели по Пятидесятнице протоиерей Иоанн Бухарев

5. Воспитательная проблема в школе протоиерей Василий Зеньковский

6. Древние жития свт. Иоанна Златоуста – Список сокращений профессор Алексей Иванович Сидоров

7. Странствия архиепископ Иоанн (Шаховской)

8. Воспоминания старого профессора. С 1847 по 1913 год профессор Александр Львович Катанский

9. Письмо к А.А. Краевскому Александр Матвеевич Бухарев

10. Письма о богослужении восточной Кафолической Церкви Андрей Николаевич Муравьёв

Комментарии для сайта Cackle