митрополит Иерофей (Влахос)

Второе пришествие Христово

Все события, связанные со Вторым пришествием Христа, называются эсхатологическими, потому что связаны с последним днем (ἡμέρα. ἡμέρα), то есть с тем, что случится после окончания бытия нынешнего мира. Обычно мы говорим о конце истории, но это не выражает полной действительности, потому что история не исчерпывается историческими событиями, но связана и с жизнью святых. Жизнь святых после смерти, впрочем, как и жизнь людей после Второго пришествия Христова, составляет не так называемую метаисторическую эпоху, а историческую эпоху, историю святых. Как мир не уничтожается, а обновляется, как человек не исчезает, а преображается, так и история не заканчивается никогда, но изменяет свое содержание и жизнь.

Итак, когда мы говорим об эсхатологических событиях, то подразумеваем главным образом то, что произойдет вместе со Вторым пришествием, когда Христос будет судить людей. Следовательно, мы ожидаем эти эсхатологические события. Но можно сказать, что по отношению к образу жизни эсхатологическое уже пребывает, потому что святые вкушают Царство Божие уже в настоящей жизни. Как мы удостоверимся впоследствии, святые, уже начиная с нынешнего времени, предвкушают все то, что должно открыться в так называемые последние времена.

С точки зрения времени последние события мы только ожидаем. С точки зрения образа жизни святые уже переживают их в своем опыте.

Здесь мы сосредоточим свое внимание на трех определенных темах, связанных с эсхатологическими событиями и Вторым пришествием Христовым. Сначала мы обратимся ко Второму пришествию, затем в развернутом виде представим богословскую истину о воскресении тел и в конце рассмотрим предстоящий Страшный Суд, имеющий связь как с пришествием Христовым, так и с воскресением человеческих тел.

Преславное пришествие Христово

Все святоотеческое предание свидетельствует о том, что Христу до́лжно вновь прийти в мир, чтобы судить людей. Для христиан это несомненная истина.

Сам Христос в евангельском зачале о будущем Суде говорит о Своем новом пришествии: Когда же приидет Сын Человеческий во славе Своей (Мф. 25,31). "Когда» является не условным союзом, а обстоятельством времени, означающим, что наступит время, когда Христос придет в мир в Своей великой славе. И в другом месте Христос сказал: Тогда увидят Сына Человеческого, грядущего на облаках (Мк. 13, 26).

В Деяниях апостолов, когда описывается вознесение Христово, говорится, что Ангелы сказали изумленным ученикам: Мужи Галилейские! что вы стоите и смотрите на небо? Сей Иисус, вознесшийся от вас на небо, придет таким же образом, как вы видели Его восходящим на небо (Деян. 1,11). Новое пришествие Его будет таким же, как и Его вознесение.

Апостол Павел учит, что те, кто будет жить тогда, когда придет Сын Человеческий, вместе с праведниками будут взяты на облаках в сретение Господу на воздухе (1Фес. 4, 17). И в Апокалипсисе написано: Се, грядет с облаками, и узрит Его всякое око (Откр. 1, 7).

Эти яркие цитаты доказывают, что верные непоколебимо верили в то, что Христос придет на землю судить людей, когда наступит конец этого мира и начало новой жизни. Потому в Символе веры мы исповедуем: «И паки Грядущего со славою судити живых и мертвых, Его же Царствию не будет конца».

В Священном Писании есть много мест, говорящих о пришествии Христовом. Здесь мы приведем лишь некоторые из них, наиболее показательные.

Прежде всего Второе пришествие Христово называется днем, наиболее же всего днем Господним и днем Суда. Апостол Петр пишет: Придет же день Господень (2Пет. 3, 10). Апостол Павел называет его днем Господа нашего Иисуса Христа (1Кор. 1, 8), и днем Христовым (Флл. 1,10), и днем, который обнаружит все (см. 1Кор. 3, 13). И евангелист Иоанн называет его днем Суда (см. 1Ин. 4,17). Второе пришествие называется днем, потому что в сравнении с настоящей жизнью, которая является тьмой, слово «день» выражает новую действительность. Образ дня связан с образом солнца. Поскольку Христос – это Солнце правды, Который явится тогда, то Второе пришествие называется днем.

Евангелист Иоанн связывает этот день с последними временами и называет его последним днем. В Евангелии от Иоанна Сам Христос говорит о последнем дне. В одном месте Он говорит, что воскресит человека в последний день (Ин. 6,39), а в другом, что слово Его будет судить людей в последний день (Ин. 12, 48). Здесь слово «день», связанное с последним, по большей части указывает на последний перед началом Царства Божия день. Стало быть, он по большей части связан с концом настоящей жизни.

День Господень неразрывно связан с явлением Христовым. Именно по этой причине используются и другие выражения, чтобы выявить эту действительность. День этот называется днем явления славы Божией (см. Тит. 2, 13). Также он называется днем явления Господа нашего Иисуса Христа (1Тим. 6,14). Иногда он связывается со словом «пришествие», потому что тогда придет Христос. Ученики спросили Христа: Какой признак Твоего пришествия и кончины века? (Мф. 24,3).

В день тот произойдет явление славы Божией, и все люди, и те, которые не знали о ней раньше, увидят ее. Апостол Петр говорит о явлении славы Божией (см. 1Пет. 4, 13), и апостол Павел – о явлении Господа нашего Иисуса Христа с неба, с Ангелами силы Его (2Фес. 1, 7).

Эти места указывают на веру Церкви, основанную как на словах откровения Самого Христа, так и на уверенности апостолов в том, что непременно придет день, в который произойдет кончина этого мира, и придет Христос судить людей, которые воскреснут, потому что души их вновь войдут в свои тела и предстанут на Страшное Судище.

Несомненно то, что Христос придет судить людей, но этот великий и выдающийся день, когда Он придет, неизвестен, что видно из Священного Писания. Сам Христос сказал Своим ученикам: О дне же том, или часе, никто не знает, ни Ангелы небесные, ни Сын, но только Отец (Мк. 13,32). И когда после Его Воскресения ученики полагали, что пришел тот день, Христос, освобождая их от ошибочных воззрений, сказал им: Не ваше дело знать времена или сроки, которые Отец положил в Своей власти (Деян.1,7).

Конечно, когда Христос говорит, что никто, кроме Отца, не знает часа того, Он не подразумевает под этим, что Он Сам как Бог этого не ведает. Факт тот, что не знают о нем ни Ангелы, ни люди. А все, что знает Отец, знает и Сын. Преподобный Симеон Новый Богослов, толкуя это место, говорит: «Никто не знает, кроме как Святая Троица, Единая и Нераздельная». Троичный Бог, Отец, Сын и Святой Дух, обладающие единой сущностью и природой, знают тот час, когда наступит кончина мира и придет Христос. Христос о том, что Сын не ведает часа сего, «сказал, что не знает по человеческой природе, а не по божественной»!.

То есть здесь Христос говорит о Своей человеческой, а не о божественной природе. Здесь, по всей вероятности, Он хотел сказать, что тварное не может знать час и день кончины мира и Его пришествия.

Не только неизвестны день и час Второго пришествия, но и само это пришествие наступит внезапно. Христос, открывая эту истину, говорит, что произойдет это подобно молнии. Как молния внезапно появляется от одного края неба до другого, так будет и Сын Человеческий в день Свой (Лк. 17, 24).

Апостол Павел, чтобы показать внезапность пришествия Христова, использует иной образ. Этот образ он берет из криминального мира. Как вор не предупреждает, но совершенно неожиданно входит в дом, так будет и в тот день: Вы… знаете, что день Господень так придет, как тать ночью (1Фес. 5, 2). В подходящее время откроет блаженный и единый сильный Царь царствующих и Господь господствующих (1Тим. 6,15) день Своего явления.

Внезапность этого дня видна и из иных мест Священного Писания. Христос, уча о неизвестности великого дня Своего явления, говорит о том, что два человека будут на поле: один будет взят, а другой оставлен. Две женщины будут молоть на жерновах: одна будет взята, а другая оставлена (см. Мф. 24, 40–41). Апостол Павел, обращаясь к этой действительности, говорит, что, кто в день тот будет жить и не умрет, изменится в самое кратчайшее время, достаточное для того, чтобы ресницам открыться и закрыться. Не все мы умрем, но все изменимся вдруг, во мгновение ока, при последней трубе (1Кор. 15, 51–52).

Несмотря на то что день тот неизвестен и приходит внезапно, существует некоторые признаки, возвещающие его пришествие. В совершенстве события этого знать не может никто, но в меру своей готовности, трезвения можно по внешним признакам понять кризисный характер времен. Это описывается Самим Христом (см. Мф. 24).

Главными знамениями, как описывает их Христос, являются проповедь Евангелия всей твари, торжество великой апостасии (отступления от Христа) людей во всей вселенной и появление многих лжепророков. Антихрист своими чудесами и знамениями будет стремиться прельстить и избранных. Разразятся войны, гонения, голод, землетрясения и многое тому подобное.

Однако нужно сказать, что даже из этих событий трудно постигнуть конец мира и пришествие Христово. Церковь развивает эсхатологическую проповедь, но вместе с тем определяет, что толковать события, происходящие с каждым поколением, вовсе не легкое дело. Лишь просвещенные и имеющие откровение от Бога гадательно познают, что это события, предшествующие явлению Христову, и происходят они лишь с одной целью – привести народ к покаянию и обращению к Богу.

Итак, Церковь убеждена в том, что Христос придет вновь, чтобы судить людей, однако день и час Его пришествия неизвестны. Только лишь те, кто имеет просвещенный ум, могут гадательно познавать из различных событий, что приближаются дни, но и снова они не ведают пришествие сего дня, согласно изреченному утверждению Христову. Потому мы в Православной Церкви избегаем того, чтобы определять времена и сроки, в которые, как мы полагаем, произойдут эти эсхатологические события.

В таких рамках движутся святые отцы. Позже мы поговорим о некоторых знамениях, весьма наглядных, взятых из святоотеческого учения.

Первое. Слово о Суде над людьми, Суде, который последует за пришествием Христовым, «трудно толковать», согласно преподобному Симеону Новому Богослову, потому что речь идет о событиях не нынешних и видимых, а о будущих и невидимых. Потому и говорящие, и слушающие нуждаются во многой молитве, многом учении и многой чистоте ума. Потому обязательно, чтобы говорящие хорошо знали предмет своей речи, а слушающие слушали с мудростью200.

Это слово преподобного Симеона Нового Богослова, о котором мы напомним позже, когда будем говорить о будущем Суде, имеющим быть после пришествия Христова, весьма интересно, потому что как раз в этом бывает много ошибок. Есть люди, которые об эсхатологических событиях говорят очень по-человечески и во многом искажают слова Священного Писания и отцов. Сами они впадают в прелесть, а людей ввергают в отчаяние. Есть и другие люди, которые слово Писания и отцов понимают по-своему. Потому необходима духовная мудрость и великое рассуждение, чтобы слово Писания и отцов было понято и привело к покаянию. И потому все то, что приводит к психологическому страху и человеческому отчаянию, – неправославно. Напротив, истинное и православное посредством духовного страха приводит человека к надежде по Богу, к покаянию и молитве.

Второе. Преподобный Симеон Новый Богослов говорит, что день пришествия Христова называется днем Господним не потому, что это последний из земных дней, не потому, что в день этот придет Христос, и даже не потому, что в день этот состоится Суд над людьми, «но потому что Сам Бог всяческих и Владыка просияет во мгновение ока славой Своего Божества». Значит, день этот называется днем Господним ради сияния Света Божества, а не по причине простого пришествия. Как днем все звезды гаснут пред сиянием чувственного солнца, то же произойдет и в день тот. Все видимое отступит и уступит место Творцу неба и земли. И Тот, Кто сейчас невидим для всех, тогда будет единственным «днем же и Богом». И для святых это будет днем вечной радости. Для грешников, не увидевших через очищение в своей жизни Свет этот, Христос останется недоступным и в будущем!.

Третье. В Священном Писании, когда говорится о пришествии Христовом, упоминаются молнии, облака, трубы, престолы и иные образы. Святитель Григорий Палама говорит, что слово о Втором пришествии Христовом снисходит к немощи человеческой, потому что все эти события превосходят, конечно, человеческий ум, человеческую логику и чувство. Христос в точности знает все, что должно произойти, но «снисходит силе учащихся, подавая соразмерные слова»201. Человеческая природа привычна к человеческим и чувственным событиям и только так и может постигать события эсхатологические. Потому и Христос по снисхождению использует такие образы.

Будет, конечно, Суд, будет радость праведных и мука грешных, будет ад и рай, но все это не чувственное, потому что мы знаем из святоотеческого предания, что там не будет тварных вещей. Даже огонь ада будет не тварным и чувственным, но нетварным. Читатель должен терпеливо подождать, доколе не прочтет специально выделенную для этого в книге главу под названием «Рай и ад», чтобы убедиться в том, что подразумевается под всеми этими реалиями.

Мы не должны задерживаться на чувственных примерах и терять саму суть сказанного. Но и саму суть, презирая примеры, увидеть нельзя. Поскольку их использовал Сам Христос, мы должны оставаться с ними и истолковывать их в самом глубоком смысле, приводя людей к покаянию, а не к отсутствию страха Божия.

Четвертое. Второе пришествие Христово противопоставляется Его первому пришествию. Когда мы говорим о первом пришествии, то подразумеваем под этим вочеловечение Христа, а когда говорим о Втором, то понимаем под этим пришествие Христово для Суда над людьми. Существует очевидное различие между первым и Вторым пришествиями.

Святитель Григорий Палама демонстрирует разницу между этими двумя пришествиями. Он говорит, что во время первого пришествия слава Его Божества была сокрыта под плотью, которую Он получил от нас ради нашего же спасения. И до сих пор слава Его Божества сокрыта у Отца Христовой единобожественной202 плотью. Но тогда, во время Второго пришествия, «Он откроет всю славу». Тогда Он явится сияющим, освещая все концы вселенной лучами Божества. И толкуя слова Христа: «Когда приидет Сын Человеческий во славе Своей и все святые Ангелы с Ним» (Мф. 25, 31), он говорит, что во время первого Своего пришествия Он привел с Собой Ангелов и был окружен ангельскими полками, но невидимо. Он удерживал их ревность против богоборцев. Но во время Второго пришествия Он придет с Ангелами видимым образом, во всей Своей славе и величии203.

Пятое. В творениях преподобного Симеона Нового Богослова мы можем найти еще одну истину о Втором пришествии Христовом, а особенно о Суде над людьми. Преподобный Симеон подробно говорит о том, что Второе пришествие Христово и будущий Суд будут главным образом для грешников, живущих в страстях и грехе, а не для святых, уже отселе переживающих пришествие Христово. К тем, кто становится чадами того света и сынами будущего дня, «к ним день Господень не придет никогда». Конечно, Христос придет, чтобы судить людей, но они уже были судимы в этой жизни, и над ними суда не будет. Пришествие Христово для них будет предметом радости и веселья. Когда христианин в страхе и трепете хранит заповеди Христовы и живет в покаянии, он некоторым образом сродняется с тем светом и таким образом в действительности еще в этой жизни проходит суд. Обоженный человек получает крещение божественным огнем и Святым Духом «и становится весь чистым, весь непорочным, сыном света и дня, и с тех пор он уже не сын человека смертного»204.

Я приведу один поразительный отрывок из творений преподобного Симеона Нового Богослова, потому что, с одной стороны, не могу обойти его вниманием, а с другой – передать его своими словами. «Таковой во время будущего Суда и воздаяния не судится, ибо уже был судим; и светом тем не обличается, ибо уже просвещен; и входя в сей огонь, не испытывается и не опаляется, ибо уже испытан; и явившийся тогда день не считает днем Господним, ибо от беседы и общения с Богом он сам стал светлым и сияющим днем»205.

Слово преподобного Симеона поразительно. Я бы хотел подчеркнуть, что, по сути, Суд происходит еще в этой жизни. Человек, видящий Свет, крещается Духом Святым и не считает Второе пришествие днем Господним, потому что в своем общении с Богом он весь становится светлым и сияющим днем. Мы должны заметить, что слово «συνουσία"206 указывает на общение человека с Богом. И действительно, раз весь человек стал светлым и сияющим днем, весь – светом, то он не может различить наступление дня. Этот день является его собственным бытийным событием.

Второе пришествие, таким образом, будет явлено главным образом грешникам, прожившим эту жизнь в страстях и не хранившим заповеди Божии. Для святых это естественное состояние, в котором они находятся еще здесь. Конечно, и святые ожидают Второго пришествия Христова, дабы воскресли их тела, которые и теперь пребывают в нетлении. Тела их воскреснут, чтобы весь человек вкусил изобильных даров великого дня и славного явления Господа нашего Иисуса Христа.

Следовательно, Второе пришествие Христово – это событие, не вызывающее сомнений, потому что о нем свидетельствует слово Откровения Божия, оно подтверждается апостолами и опытом святых, еще в этой жизни переживающих Царство Божие.

Воскресение мертвых

Со Вторым пришествием Христовым тесно связано и воскресение мертвых, что является несомненной верой Церкви, и потому в Символе веры мы исповедуем: «Чаю воскресения мертвых и жизни будущего века».

Когда мы говорим о воскресении мертвых, то подразумеваем под этим воскресение тел, то, что души вновь войдут в мертвые тела, и тела эти оживут, и так составится вновь весь человек. Это вполне естественно и оправданно, потому что, по существу, души никогда не умирают, ибо бессмертие души – это дар, данный Богом из начала. Тела умирают, а под термином воскресения мертвых мы всегда понимаем воскресение тел.

Здесь видно различное понимание философией и православным богословием воскресения мертвых. Классическая философия никогда не сможет принять тот взгляд, что тела воскреснут. Она не согласна с этим именно потому, что верит в бессмертную по природе душу и в смертное по природе тело. Согласно мысли древней философии, бессмертная по природе душа прежде находилась в мире идей, а потом была заключена в тело, как в темницу. Спасение и, следовательно, избавление души – это отрешение от тела. В таком понимании тело – это зло, и затворение души в теле является ее падением и выражает его.

Этим объясняется сопротивление афинян, когда апостол Павел на Ареопаге начал говорить о воскресении мертвых. Апостол Павел говорил о Христе, Который придет судить вселенную. Среди прочего он сказал: «Он назначил день, в который будет праведно судить вселенную, посредством предопределенного Им Мужа, подав удостоверение всем, воскресив Его из мертвых». На этом месте афиняне оборвали его, как говорят о том Деяния апостолов: Услышав о воскресении мертвых, одни насмехались, а другие говорили: об этом послушаем тебя в другое время (Деян. 17, 32). Сопротивление это связано с непониманием ими идеи воскресения мертвых тел.

Но из всего библейского и святоотеческого предания становится очевидным, что воскресение тел произойдет обязательно, чтобы образовался весь человек. С отделением души от тела человек, конечно, не потерял своей ипостаси.

Ниже мы постараемся сделать краткое обозрение того, что говорит Священное Писание и святоотеческое предание о воскресении тел и о том, какими будут тела в той жизни, которая начнется после Второго пришествия Христова. Нам станет очевидным, что это является несомненной верой и основным местом православного предания. Ведь и само восприятие Христом человеческой природы и обожение ее, тот факт, что плоть, принятая Христом от Божией Матери, является единобожественной, а также то, что божественная и человеческая природы во Христе всегда едины, указывает на ценность тела. Тело изначала не было злом. Оно является не темницею души, но позитивным творением Божиим.

Вначале нужно привести несколько цитат из Священного Писания, в которых говорится о воскресении тел.

Пророк Исаия исповедует: Оживут мертвецы Твои, восстанут мертвые тела! (Ис. 26, 19). В Книге пророка Иезекииля дается картина поразительного события воскресения мертвых, из которой видно, как по слову Божию сухие кости получили нервы, плоть и кожу. Потом им был дан дух, то есть душа (см. Иез. 37,1–14). Это чрезвычайное и чудное событие показывает то, как произойдет воскресение мертвых при Втором пришествии Христовом, и потому Церковь читает это зачало на службе погребения Спасителя (на утрене Великой Субботы), когда мы возвращаемся в храм после крестного хода. Воскресение Христово – прелюдия нашего собственного воскресения, потому что Христос Своею смертью и воскресением победил державу смерти и всем людям даровал будущее воскресение.

Иудеи имели непоколебимое убеждение в будущем воскресении мертвых. Характерно то, что Христос при встрече с Марфой, сестрой Лазаря, после смерти последнего уверил ее в том, что воскреснет брат ее. Марфа ответила ему: Знаю, что воскреснет в воскресение, в последний день (Ин. И, 24).

Три воскрешения, соделанные Христом (дочери Иаира, сына наинской вдовы и Лазаря), а также и Его собственное воскресение, произошедшее силою Его Божества, это подтверждение и прелюдия воскресения всех людей во время Второго пришествия Христова.

В учении Христа мы находим много мест, говорящих о воскресении мертвых. В одной из Своих бесед Христос сказал: Наступает время, в которое все, находящиеся в гробах, услышат глас Сына Божия (Ин. 5, 28). Еще Он сказал: Я есмь воскресение и жизнь (Ин. 11,25).

Это учение получают апостолы, и оно содержится в их посланиях. Особенно апостол Павел много раз говорит о воскресении тел в своих посланиях, обращенных к основанным им Церквам. На эти Церкви влияло их языческое окружение, где было распространено мнение, что тело – это зло. Мы приведем здесь некоторые характерные отрывки.

В Послании к Римлянам он говорит об искуплении тела, касаясь, очевидно, темы воскресения тела: И мы в себе стенаем, ожидая усыновления, искупления тела нашего (Рим. 8, 23). В Послании к Фессалоникийцам он говорит, что воскресение произойдет силою Христовой во время

Его Второго пришествия. Сам Господь при возвещении, при гласе Архангела и трубе Божией, сойдет с неба, и мертвые во Христе воскреснут прежде (1Фес. 4, 16).

В текстах Священного Писания мы видим не только веру Церкви в воскресение мертвых во время Второго пришествия Христова, но и то, какими будут эти тела. Из всего православного предания мы знаем, что тела будут духовными.

Христос объявляет, что люди в будущей жизни не будут иметь элементов плотяности. Известно, что после падения человек облекся в тление и смерть, и, следовательно, образ его зачатия, его чревоношения и вскармливания относится к жизни после падения. Но это, конечно, благословил Бог ради умножения человеческого рода. А после воскресения это состояние будет упразднено, и люди будут жить, как Ангелы. Христос говорит: Сподобившиеся достигнуть того века и воскресения из мертвых ни женятся, ни замуж не выходят, и умереть уже не могут, ибо они равны Ангелам и суть сыны Божии, будучи сынами воскресения (Лк. 20,35–36).

Тела святых, несмотря на то, что еще здесь предвкушают славу Божию, потому что имеют нетварную благодать Христову, тогда преобразятся и станут телами славы. Апостол Павел говорит, что Христос уничиженное тело наше преобразит так, что оно будет сообразно славному телу Его (Флп. 3, 21). Как тело Христово получает сияние от Божества, так просияют на небе и тела праведных. Будет, конечно, большая разница между телом Христовым и телами святых. Потому что тело Богочеловека стало источником нетварной благодати Божией, в то время как тела святых сами освящаются этой благодатью Божией. Кроме того, из Предания мы знаем, что человек воспринимает обожение, в то время как Христос это обожение соделывает.

Апостол Павел развивает учение о воскресении мертвых в своем Первом Послании к Коринфянам. Видимо, некоторые коринфяне находились под влиянием философских идей о человеческом теле. Апостол Павел пишет, что если тела не воскреснут, тогда и Христос не воскрес из мертвых (см. 1Кор. 5, 12–16).

Потом он отвечает на вопросы, заданные, видимо, коринфянами, о том, как воскреснут мертвые и какие у них будут тела (см. 1Кор. 15, 35–41). Отвечая на эти вопросы, он использует пример из чувственного мира. Человек сеет маленькое семя, и Бог этому семени дает иное тело. Довод состоит в следующем: человек не сеет пшеницу, а семя, и из семени этого изводится другое тело, в соответствии с семенем. То же самое будет и в воскресение мертвых. Силою Христовой произойдет воскресение тел. И тела, несмотря на свою одинаковость, будут иметь различное служение. Мертвые восстанут нетленными, потому что, как он говорит характерно, тленному сему надлежит облечься в нетление, и смертному сему облечься в бессмертие (1Кор. 15, 53).

Очень важно, что апостол Павел подробнейшим образом описывает состояние тел в воскресение мертвых. Он пишет к коринфянам: Сеется в уничижении, восстает в славе; сеется в немощи, восстает в силе; сеется тело душевное, восстает тело духовное (1Кор. 15, 43–44). Здесь выявляется разница между телом до и после смерти и телом после воскресения во время Второго пришествия Христова.

В этом апостольском отрывке мы видим четыре характерных признака, которыми будет обладать тело после воскресения. Первый признак заключается в том, что тело это будет нетленным в противоположность телу биологическому. Второй – в том, что тело это будет прославленным в противоположность телу бесчестия. Третий – в том, что тело это будет сильным в противоположность немощному телу. И четвертый, что тело это будет духовным в отличие от первого тела – душевного. Это означает, что в то время как тело биологическое было тленным, бесчестным, немощным и душевным, то есть подчиненным движениям души, тело воскресения будет нетленным, прославленным, сильным и духовным.

Если мы, опираясь на святоотеческое предание, рассмотрим учение апостола Павла, то можем сказать, что тела людей после своего воскресения будут нетленными, не будут нуждаться в пище и сне, не будут подвержены изменениям. Отцы говорят, что они будут подобны телу Христа, которое вышло из гроба, не замеченное никем, входившему в горницу и исходившему из нее через запертые двери. Оно не нуждалось в пище, пересекало большие расстояния и так далее. Христос ел после Своего воскресения, конечно, не потому, что нуждался в этом, но чтобы ученики поняли, что это не привидение. Эта пища была сожжена Его Божеством, потому что уже не было пищеварительной системы и всех тех действий, которые суть признаки тленности и смертности.

И тела грешников тоже отвергнут тление и смерть, но не будут духовными и прославленными, как тела святых. Тела святых будут обладать такой славой, которая будет соответствовать состоянию души. Апостол Павел говорит: Звезда от звезды разнится в славе (1Кор. 15, 41). Как иное есть свет солнца, иное – свет луны и звезд, так же будет и со славой святых. Соответственно очищению, просвещению и обожению, приобретенному человеком в сей жизни, будет он сиять и в жизни вечной. Со стороны Бога здесь нет вовсе никакого лицеприятия, но сам человек получит благодать такую, какую он способен вместить. Бог пошлет благодать всем, и каждый засияет и засверкает в соответствии со своим духовным состоянием.

В рамках этого богословия мы должны увидеть и то, что все люди приобретут один возраст. В одном тропаре мы поем: «И все единого возраста будут». Это означает, что все люди будут возраста зрелого человека. И младенец, умерший в малом возрасте, и тот, кто умер в глубокой старости, будут одного возраста, и, как говорят, возраста

Христова. Естественно людям приобрести возраст зрелого человека около тридцати лет.

Преподобный Симеон Новый Богослов в одном своем творении пишет, что души людей, которые вновь соединятся со своими телами, «каждая душа обретет горницу по своему достоинству, исполненную либо света, либо тьмы». Возжегшие свой светильник еще в этой жизни будут находиться во свете невечернем. Те, что были нечисты, у кого очи сердца были слепы, не увидят божественного Света. Тела же святых станут святыми сосудами Святого Духа. Сколь чистыми были они здесь, столь прославленными, «сияющими, сверкающими подобно Свету божественному»207 восстанут они и тогда.

Я мог бы привести учение многих святых как о несомненности воскресения тел и вечной жизни, так и о том, как произойдет воскресение. Однако я удовольствуюсь изложением учения святителя Григория Нисского о воскресении тел. Рассмотрим некоторые стороны этого учения. Полагаю, что учение это весьма светло и характерно.

Вначале святитель Григорий Нисский учит о том, что когда мы говорим о воскресении, или возрождении, или преукрашении208 и когда используем многие другие имена, то описываем тело, подчиненное тлению, а не душу, которая, как нетленная, не гибнущая и бессмертная, не будет воскресать, потому что не умирает209.

Воскресение тел связано и с воскресением всех тех частей тела, которые погибли по различным причинам. В день воскресения даже та часть человеческого тела, которая тысячу лет назад была съедена плотоядными птицами, обретется, как будто она и не была потеряна. И те члены, которые были съедены китами, акулами или любыми другими морскими животными, воскреснут вместе с человеком. Те тела, которые сжег огонь и съели в могилах черви, и вообще все тела, уничтоженные тлением, «целыми и неповрежденными будут отданы землей»210. Все недостающие части тела будут восполнены, и человек предстанет целиком. Это означает, что у нас будет наше собственное тело, которое, однако, не будет подвластно тлению и смерти.

Это произойдет непременно, потому что связано с творением человека Богом. Бог сотворил человека не для того, чтобы тот умер. Смерть является результатом и плодом греха. И если пасущий овец желает, чтобы стадо его было здоровым и почти бессмертным, если пасущий волов желает различными лечебными мерами увеличить прирост своих волов, если пасущий коз молится, чтобы козы его рожали близнецов, и все вообще стремятся к чему-либо полезному, то того же хочет и Бог. Из этих примеров очевидно, что Бог желает воссоздать «творение, преданное тлению»211.

Святитель Григорий Нисский в этой беседе, сказанной на день Пасхи и посвященной воскресению Христову и воскресению тел во время Второго пришествия Христова, утверждает, что воскресение мертвых произойдет обязательно, что это не невозможно для Бога, и, кроме того, анализирует то, как это произойдет. Сказанное святителем Григорием очень важно, и мы изложим это вкратце.

Воскрешению тел состояться не невозможно. По многим причинам.

Первая причина. Бог, Который воскресит тела мертвых, это Тот же Самый Бог, Который сотворил человека из праха. Мы, говорит святитель Григорий, считаем творение некоей данностью, но если поразмыслим над ним, то увидим, что это нечто чудесное. Действительно, каким образом тонкий прах сконцентрировался и получилась плоть? И из того же вещества произошли кости и кожа, жир и волосы. То есть, несмотря на то, что есть одна плоть, вместе с тем появились различные члены. Он описывает различную ткань каждой части тела: легкое мягко, печень шершава и красна, сердце – жесткий орган, и так далее.

Также очень удивительно и то, что Ева произошла из такой малой части тела, как ребро Адама. Но как же из ребра получились голова, ноги, руки и остальные части тела? Бог, сотворивший человека таким образом, имеет силу воссоздать его вновь и исправить истлевшую часть тела. Ведь Сам Бог является творцом и первого творения, и второго преукрашения. Посему признаком благоразумия и мудрости является вера в то, что говорит Бог, не исследуя способов и причин, что превосходит наши силы212.

Вторая причина. Различные примеры, существующие в природе, показывают нам, что Бог всесилен и что для Него нет ничего невозможного и затруднительного. Его всемогущество видно из разнообразной и сложной природы. Вся природа громко проповедует величие Божие и Его силу. Сотворенные Христом воскрешения – четверодневного Лазаря, сына наинской вдовы и дочери Наира – показывают, что так можно воскресить всех людей, когда Он того пожелает. Мастер, изготавливающий одну статую, может изготовить и другие, подобные ей. Так и Христос, воскресивший трех человек, может сделать так со всеми людьми. Потому на вопрос, как воскресают мертвые, он отвечает вопросом: «Как восстал четверодневный Лазарь?» 213

Не только при первом творении, но и впоследствии при сохранении природы проявляются сила и всемогущество

Божии. Мы знаем, что рождение человека – это плод действия Божия. Человек по благодати Божией зачинается, носится во чреве, рождается и возрастает. Святитель Григорий Нисский говорит, что воскресение мертвых может произойти таким же образом, каким рождается человек. С точки зрения человеческой логики весьма странно, как семя, которое в начале бесформенно, впоследствии приобретает формы, как появляются части человеческого тела. Если из бесформенного семени образуется человек, то ничего несовместимого с этим не будет, если вещество, находящееся в гробах и имеющее некий образ, во мгновение ока обновится в прежнее телесное сложение, и персть снова станет человеком, как было то и при первом творении214.

Некоторые люди считают невероятным воскрешение тел и после смерти составление тела человека из различных элементов, а формирование эмбриона и развитие человека в его естественном рождении считают вполне естественным процессом. Но если возможно второе, то возможно и первое, потому что Тот же Самый Бог творит и первое, и второе.

Он также приводит пример гончара, который делает из глины прекрасные вещи. Вдруг кто-то входит в его мастерскую и разбивает их. Хороший гончар, если захочет, может исправить случившееся, изготавливая вновь те же предметы, которые не хуже первых. Неразумно полагать, что гончар, который является лишь малым творением силы Божией, может сделать это, и не верить в то, что Бог может воссоздать мертвого.

Апостол Павел использует пример пшеничного зерна. Оно падает в землю и умирает, но из него произрастает большой колос. Святитель Григорий искусно использует этот образ. Он подробно разбирает то, что происходит с этим маленьким зернышком и сколько тайн оно сокрывает в себе. Он говорит, что удивительно, как сухое зерно пшеницы, сгнив, творит чудеса, потому что само падает в землю и произрастает в изобилии. Воссоздание человека проще воссоздания зерна, потому что человек в воскресении не получает ничего более того, чем обладал.

Святые отцы используют множество образов, взятых из природы, и представляют их своей пастве. Мы видим это во множестве их бесед, в том числе и в этой беседе святителя Григория, разбираемой здесь. Чтобы показать, что воскресение мертвых возможно, он прекрасно, весьма реалистично и наглядно, в живых красках и с несомненным писательским талантом разбирает то, что деревья во время зимы сухи, а с пришествием весны расцветают и становятся таким местом, где собираются птицы, благодарящие человека. Пресмыкающиеся и змеи во время зимней спячки скрываются в земле, но лишь только наступит подходящее время и раздастся гром – призыв к жизни, они просыпаются и приходят к жизни. Как просыпаются змеи, заслышавшие этот гром жизни, так и мертвые тела людей приимут души и воскреснут, когда раздастся звук трубы Божией.

Он прекрасно описывает человека от его рождения до смерти и замечает, что жизнь людей, впрочем, как и животных, претерпевает изменение. Человек после своего рождения постепенно развивается, приобретает различные способности. Когда он вырастает и достигает заката жизни, то снова становится младенцем: шепчет тихим голосом, глупеет и ползает при помощи ног и рук, как в начале своей жизни. Все это показывает, что и до смерти человек беспрерывно меняется и обновляется215. То же самое, конечно, произойдет и во время воскресения. Поскольку тленное истлевает по закону тления, но тем более обновится силою и действием Божиим.

Да и сон, который весьма необходим для нашего ежедневного отдыха, как и пробуждение от сна, указывают на таинство воскресения мертвых. Сон – это образ смерти, а пробуждение – образ воскресения. Многие называли сон братом смерти, потому что тогда человек похож на бесчувственного мертвеца, который не узнает ни друзей, ни врагов, не замечает тех, кто находится рядом с ним. И потому спящим можно легко причинить вред. Когда человек просыпается, он постепенно восстанавливает свои силы, как будто оживает. Если в человеке во время дня и ночи происходит много изменений и исступлений, то неверие Богу, обещавшему «последнее обновление», обличает человека неразумного и сварливого216.

Из всех этих примеров видно, что воскресение мертвых – вполне естественное событие. Как мы считаем естественными рождение человека, изменения в природе, рост растений и вообще все те события, которые происходят в природе, настолько же естественным мы должны считать обновление и воссоздание человека, воскресение мертвых. Потому что Бог, сотворивший первое, может сотворить и последнее.

Третья причина. Тело после выхода из него души не уничтожается полностью, но распадается «на то, из чего составлено», ибо составлено оно из четырех элементов (стихий): воды, воздуха, огня и земли. Тело распадается, но не исчезает полностью. В другой главе мы рассматривали взгляды святителя Григория Нисского на то, что душа хотя и разлучается с телом, но помнит элементы и части своего тела, силою Божией соприкоснется с ними в надлежащее время, соберет их, и составится духовное тело. Это доказывает, что, несмотря на отделение души от тела, личность (ипостась) не упраздняется.

В изучаемой нами гомилии святитель Григорий Нисский говорит, что тело не исчезает полностью, но распадается на те элементы, из которых состояло, «и есть в воде, воздухе, земле и огне». То, что первообразные стихии остаются и приступают к тому, что происходит от них, после распада тела, указывает на то, что в общем сохраняется частное. И даже когда эти четыре стихии, из которых состоит человек, вернулись к своим первообразным, то эти первообразные, сохраняясь, сохраняют и частное.

Мы очень хорошо знаем, что весь мир был сотворен из ничего, из несуществовавшего вещества. Если Богу легко снова сотворить что-либо из ничего, то для Него еще легче сотворить что-либо из уже существующих элементов. Итак, поскольку существует первообразное, то Богу возможно сотворить человека вновь.

Четвертая причина. Святитель Григорий Нисский, говоря о воскресении тел, использует примеры из представлений людей своего времени. Многие люди считали и считают вполне естественным, чтобы свойства тел истлевших передавались потомкам этих людей. Естественным они считали даже то, чтобы свойства чужих тел передавались другим телам. Однако эти же люди не верят в возможность того, чтобы эти свойства, которыми обладали люди, обновлялись в них же. Я приведу слово самого святителя Григория Нисского, потому что оно достойно внимания. Он говорит нечто неудобопонятное: «…они не соглашаются с тем, чтобы обновлялись и оживали те же самые и особые свойства, некогда ими приобретенные»217.

Рассматривая этот отрывок, мы можем убедиться в том, что во время воскресения тел люди получат свои собственные тела, обладающие особыми отличительными признаками. Но тела эти будут преображенными. Тело воскреснет «в силе и нетлении», что означает, что оно не будет носить на себе шрамов тления, смертности и немощи. Больших подробностей мы, конечно, не ведаем. Однако и уже сказанное, полагаю, является достаточно выразительным.

Пятая причина. Святитель Григорий Нисский настаивает на том, что воскресение мертвых весьма необходимо для доброго поведения людей в этой жизни. Потому что если смерть – это конец жизни, то убийца, прелюбодей, корыстолюбец, клятвопреступник, лгун и бессердечный станут еще хуже, преуспеют во зле. Если нет воскресения, то нет и Суда. Если нет Суда, тогда теряется страх Божий и, как следствие, где не образумливает человека страх Божий, «там грех ликует вместе с диаволом»218.

Таким образом, когда Церковь говорит о будущей жизни и Суде, она умножает в людях страх Божий. Этот страх придает жизни более человечный характер. Потому учение о смерти и воскресении тел делает человека элементом общества. Кто изгоняет этот страх, тот становится подвластен демонам, становится игрушкой всех страстей.

Вывод таков: воскресение мертвых состоится. Об этом нам свидетельствует Слово Божие, это открыл нам Бог, это своей жизнью и своим учением подтверждают святые, об этом свидетельствует опыт человечества. Потому мы и относимся уважительно к человеческому телу. Мы его уважаем, любим, подвизаемся, чтобы очистить его от грехов, дабы и оно прославилось. Весьма характерен тот факт, что исихазм святых отцов касался и тела, которое мы очень почитаем. Это видно из трудов святителя Григория Паламы.

Уважение человеческого тела видно и при чине погребения. В Православной Церкви не признается сожжение или кремация тела, но его погребение. Конечно, как мы уже сказали, согласно учению святителя Григория Нисского, и сожженные тела воскреснут. Однако если человек сам желает сожжения своего тела, то это указывает на то, что он не верит в его воскресение. И совсем не случайно, что там, где господствует традиция сожжения тел, там господствует мнение о том, что тело – это темница души, которая должна быть отброшена, чтобы душа получила свободу. Мы же уважаем тело, погребаем его и ожидаем его воскресения. Святые почивают в ожидании воскресения. Они «чают воскресения мертвых и жизни будущего века».

Будущий Суд

Второе пришествие Христа и воскресение мертвых тесно связано с будущим Судом, который называют еще Страшным Судом. Все люди предстанут пред Страшным Судом Христовым.

В Символе веры мы исповедуем, что Христос придет со славою «судить живых и мертвых». Это убеждение является центральным учением Церкви, как мы увидим ниже. На всех литургических собраниях, в том числе и на Божественной Литургии, говорится о предстоянии пред Престолом Божиим. Священник молится: «Христианския кончины живота нашего, безболезнены, непостыдны, мирны, и добраго ответа на Страшнем Судищи Христове просим».

Ниже нам представится прекрасная возможность подчеркнуть, что, несмотря на то, что мы используем образы юридические, Суд все же по большей части будет иметь характер откровения и выявления духовного состояния человека. Все используемые образы имеют символический характер. Христос и святые используют такие образы, чтобы люди образно представили себе тот день, в который они увидят действительность. Следовательно, не отбрасывая этих образов, мы должны вникнуть в их суть, в их внутреннее содержание.

По преподобному Симеону Новому Богослову, «слово о Суде велико и неудоборазумеваемо, потому что оно не о настоящем и видимом, а о будущем и невидимом». Настоящее – видимо, в то время как будущее – невидимо. Посему необходима чистота ума, многая молитва и великое прилежание219.

В Священном Писании много говорится о будущем Суде, который является началом и вечной жизни, и вечной муки. Известны притчи Христовы о десяти девах, о плевелах и о браках. Нелегко и почти невозможно подробно проанализировать все то, что говорит Писание о будущем Суде. Мы же представим наиболее наглядные предметы.

Христос уверяет людей в том, что Сам придет их судить в будущем веке. Отец не судит никого, но весь суд отдал Сыну (Ин. 5, 22). Это связано с тем, что Христос – это первообраз человека, потому что человек – это образ Христов, и потому что через Христа произошло возрождение человека. Он вочеловечился, пострадал, был распят, воскрес и вознесся. Итак, Он будет Судьей людей.

Апостол Петр в одной из своих бесед говорит, что получил заповедь от Христа проповедовать, что Он будет судьей людей. И Он повелел нам проповедыват людям и свидетельствовать, что Он есть определенный от Бога Судия живых и мертвых (Деян. 10,42). То же учение проповедует и апостол Павел в ареопаге, когда говорит: Он назначил день, в который будет праведно судить вселенную, посредством предопределенного Им Мужа, подав удостоверение всем, воскресив Его из мертвых (Деян. 17,31).

Из апостольских фраз видно, что Христос будет судьей людей. Параллельное место у апостола Павла – это побуждение своего ученика Тимофея: Итак заклинаю тебя пред Богом и Господом нашим Иисусом Христом, который будет судить живых и мертвых в явление Его и Царствие Его (2Тим. 4,1). Второе пришествие называется явлением и Царством, связанным с Судом над живыми и мертвыми, то есть над теми, кто умер прежде, и теми, кто будет тогда живым.

Связь Второго пришествия Христова с престолом указывает на величие Божие и власть Христову судить людей, а также на страх людей пред Судом и Судией. Христос использовал этот образ, когда сказал, что после Своего пришествия вместе с Ангелами Он сядет на престоле славы Своей (Мф. 25,31).

Престол является символом Бога и Его славы, а также той власти, которую Он имеет над людьми. Происходит этот образ из культа античных божеств, бога-импе-ратора римлян, а также из Ветхого Завета и Откровения Иоанна Богослова. Еще пророк Давид говорит в одном из своих псалмов: Приготовил Он для суда престол Свой. И Он будет судить вселенную по правде (Пс. 9, 8–9).

Существует один иконографический сюжет, который называется «приготовлением престола», и связан он с Голгофой. С XI века этот сюжет «приготовления престола» связывается со Вторым пришествием Христовым и будущим Судом220.

Понятие престола, напоминающего императорский престол и суд, тесно связано с Судом Христовым над живыми и мертвыми, что встречается во многих местах Посланий апостола Павла. Обращаясь к этой теме, апостол говорит, что все мы ходатаи, все рабы Христовы и не должны осуждать других. В подтверждение своих слов Он говорит: Все мы предстанем на суд Христов (Рим. 14,10). Римские христиане, которым это было сказано, знали на опыте, что означает престол императора и судии. То же самое он говорит и коринфским христианам: Ибо всем нам должно явиться пред судилище Христово, чтобы каждому получить соответственно тому, что он делал, живя в теле, доброе или худое (2Кор. 5, 10).

Поскольку окончательный суд над людьми произойдет и поскольку подлинный Судия – это Христос, постольку христиане должны избегать осуждения других людей – своих собратьев. Апостол Павел пишет: Судия же мне Господь. Посему не судите никак прежде времени, пока не придет Господь, Который и осветит скрытое во мраке и обнаружит сердечные намерения (1Кор. 4, 4–5). Здесь, кроме того, что о Христе говорится как об истинном Судии людей, представлен и способ, которым этот Суд будет совершаться. Тот, Кто является Светом истинным, Своим явлением откроет все скрытое во мраке и обнаружит все намерения и желания сердца.

В другом месте апостол Павел говорит о Суде, который будут творить святые. Он пишет: Разве не знаете, что святые будут судить мир? (1Кор. 6, 2). Это место тоже показывает то, как будет происходить суд. Речь вовсе не о мирском суде, где будет зачитано обвинение, будут свидетели «за» и «против» и где судом будет вынесено решение. Образ будущего суда взят из юриспруденции, однако содержание будущего суда будет совсем иное. Явление Солнца правды откроет все, все обнажатся от внешнего, и между святыми и грешниками будет произведено сравнение. В этом смысле и говорится о том, что святые будут судить мир. Все это мы увидим чуть позже, когда будем говорить о том, как отцы толкуют те места Священного Писания, где говорится о будущем Суде.

Христова притча о браке достаточно известна. Когда царь вошел туда, где были собраны призванные на брак его сына, он увидел одного человека, который не имел брачного одеяния. Сделав ему выговор: Друг! как ты вошел сюда не в брачной одежде? – он приказал связать ему руки и ноги и ввергнуть его во огнь внешний, где будет плач и скрежет зубов (Мф. 22,1–14).

Согласно толкованию этой притчи святителем Григорием Паламой, брак соотносится со Вторым пришествием Христовым и Царством Небесным. Вход Царя, которым является Бог, – «это Его явление во время будущего Суда». Одеянием духовного брака, обязательным для приглашенных, является добродетель. И когда святые отцы говорят о добродетели, то понимают под этим плоды Святого Духа, а не просто поверхностную человеческую добродетель. Не имеющий одеяния добродетелей не только будет недостоин Царства Божия, но и будет наказан. Не только душа окажется недостойной того чертога, но и тело, если не жило в воздержании, чистоте и целомудрии. Наказание человека, не имеющего брачного одеяния, связывается с удалением его от жилища и места обитания веселящихся. По сути, речь идет об отделении от Бога, о непричастности Его благодати.

Связывание рук и ног по приказу Царя указывает на сдавливание человека грехами, что происходит еще в этой жизни. Непереносимое страдание и великая боль, которую ощущает человек при впадении в грех теперь, будет продолжаться и в будущей жизни. Ввержение в огонь внешний указывает на то, что человек «стал окамененным для Бога, как не сотворивший здесь дела Света». Раз он в этой жизни не соделал дел Света, то не сможет приобщиться Света и в день тот. Это говорит о том, что он отлучается от Бога. Тьма, в которую он будет приведен, – это синоним неугасимого огня, неусыпающего червя, плача и скрежета зубов. Все это указывает на «угрожающие душе и телу несносные муки», на скорбный плач от бесполезного и нескончаемого раскаяния, на покаяние о содеянном, которое никогда не закончится и не получит утешения221.

Евангельское зачало о будущем Суде неповторимо и весьма выразительно. И поскольку это учение Христа, то авторитет его неоспорим. Никто не может оспорить этого, называя себя христианином. Потому что слово о Суде исходит из неложных уст Христовых (см. Мф. 25,31–46).

Здесь мы не будем приводить евангельского текста, описывающего будущий Суд, но сразу обратимся к толкованию святителя Григория Паламы и через призму этого толкования посмотрим на евангельские строки.

Христос, придя со славою и Ангелами Своими, разделит людей, как делает пастух, и праведные будут поставлены по правую сторону от Него, а нераскаянные грешники – по левую. Суд будет проходить на основе того, что проявили люди по отношению к своим братьям, находившимся в тяжелой ситуации, – любовь или ненависть. Но вот вопрос: почему же единственным критерием является милостыня? И в конце концов, справедливо ли, чтобы люди спаслись по причине одной лишь милостыни, а другие были осуждены на вечную смерть только лишь за то, что не проявили сострадания по отношению к ближним?

Святитель Григорий Палама благодаря всему церковному опыту проводит чудесный анализ этого зачала. Он говорит, что праведные насладятся Царством Божиим не просто за одну маленькую милостыню, сотворенную ими, а за все свое возрожденное бытие. Для такого вывода есть три причины.

Первая заключается в том, что они называются овцами. Этим словом Он показывает, что они праведные, кроткие, терпеливые, что они прошли прямым и протоптанным путем добродетелей, то есть последовали за Христом – подлинным Пастырем людей. И они не просто последовали за Ним, но и уподобились Ему – Агнцу Божию. Это означает, что они всю свою жизнь хранили заповеди Божии и всегда были готовы «к смерти ради добра». Из них иные – сыны Божии, потому что суть хранители «таинственного Божиего возрождения», иные – наемники, потому что стяжали благодать потами покаяния и смирения.

Вторая. Праведники проводили свою жизнь в любви, которая есть исполнение закона, добродетель, превосходящая все остальные добродетели и являющаяся их главой. Человеколюбие – это проявление возрожденного человека, особенно когда оно бывает в рамках любви к Богу.

Третья. Праведники выделяются и своим смирением. Потому что, несмотря на то, что Христос напоминает им о том, что они сделали, они этого не помнят. Смирение связано с любовью. Праведники чувствуют себя недостойными похвал. Такими признаками праведники указывают, следовательно, на то, что они соединены с Богом, возрождены духовно.

Противоположное приключается с грешниками, стоящими слева от Христа. Они осуждаются не просто за опущение некоторых малых дел любви и человеколюбия, но по прямо противоположным причинам, за которые праведные получили похвалу.

Первое: грешников Он называет козлищами, «как дерзких, непослушных и бродящих по пропастям греховным». Как козы забираются на отвесные утесы, то же можно видеть и у грешников. Нераскаянные грешники не стяжали разума Христова, не стали овцами, водимыми Истинным Пастырем, но предпочли непослушную и дерзкую жизнь, не уподобились Ангцу Божию, что означает, что они не приобрели жертвенного нрава по отношению к своим братьям.

Второе: они не проявили человеколюбия и любви, что означает, что они не возродились от Пресвятого Духа. Напротив, они проявили ненависть. Как любовь является исполнением всех добродетелей, так и ненависть и дела ненависти, не сочувствие ближним и неизменное собственное мнение – «исполнение есть греха». Грешники осуждаются за человеконенавистничество, потому что от него происходит все зло.

Третье: грешники отличаются гордостью, потому что она связана с бесчувственным по отношению к ближним поведением. И осуждаемые за несочувствие, они, вместо того чтобы приступить смиренно, противоречат и оправдывают себя. Очевидно, что человеконенавистничество стало их природой.

Именно по этой причине праведные входят в Царство Небесное, а грешники отсылаются в муку.

Анализируя это место, святитель Григорий Палама говорит, что праведные вкушают вечную жизнь: «Они будут иметь жизнь, и будут иметь с избытком» (см. Ин. 10,10). «Жизнь» – это бытие вместе с Богом. «Избыток» говорит о том, что они – сыны и наследники Царства Божиего, то есть являются общниками той же славы и царства. Грешники не вкусят Бога. Они будут жить с демонами и предадутся адскому огню222.

Преподобный Симеон Новый Богослов, толкуя это зачало, говорит, что Христос имеет в виду нечто более глубокое и существенное. Обличение грешников в том, что Он алкал и они не дали Ему есть, что Он жаждал и они не дали Ему воды, означает, что он алкал их спасения, а они не ответили на это ничего.

Человек через свое творение Богом по Его образу и подобию, через вход в Церковь, которая является Телом Христовым, тесно связан с Богом. Особенно через Таинства человек становится членом Тела Христова. Но когда он не живет по заповедям Божиим, то он как бы оставляет Христа алчущим и жаждущим.

Развивая свою мысль, преподобный Симеон говорит, что Христос алкал обращения и покаяния человека, а тот не утолил его голода. Он жаждал его спасения, а человек не дал Ему возможности вкусить его. Он был обнажен от добрых дел, и человек не одел Его. Потому что христианин – член Тела Христова. Лишенный добродетелей, он как бы обнажает и порочит Его члены. Он был заключен в тесную, грязную и темную темницу его сердца, и человек не восхотел посетить его и вывести на свет. Христианин знал, что Христос ослаб из-за его лени и бездействия (самого христианина), и не послужил ему посредством благих дел и поступков 223.

Действительно, Христос желает спасения человека – Своего творения, ради любви к которому Он много пострадал. Одновременно в святом Крещении христианин становится членом Его Тела. И когда христианин не отвечает на это желание Христово и остается во тьме греха, тогда сам себя подвергает осуждению.

Впечатляют его слова о том, что Он находится в тесной, темной и грязной темнице сердца. Действительно, благодаря святому Крещению благодать Божия пребывает в глубине сердца человека. Грехами, которые мы творим после входа в Церковь, покрывается божественная благодать. Так Христос становится похожим на заключенного в сердце. В этом и заключается мучение человека.

В согласии с этим находится и толкование святителем Григорием Паламой притчи Христовой о десяти девах. В притче пять мудрых дев, у которых в светильниках был елей, вошли на брак, а пять юродивых, не имевших елея, этой великой радости не удостоились (см. Мф. 25,1–13).

Согласно святителю Григорию Паламе, вход в Царство Божие – это скрепление девства, не просто девства телесного, а главным образом девства души, достичь которого может каждый. Девство достигается подвигом, воздержанием и различными подвигами в добродетелях. Но нужны и руки, чтобы держать горящие светильники, как, впрочем, и елей. Руки – это деятельность души: покаяние, усилия по очищению души. Зажженные светильники – это собственный ум, в котором существует деятельное ведение, опирающееся на деятельность души и посвященное своей жизнью Богу, соединяющееся с Ним посредством осияний, исходящих от Него. Отсюда видно, что речь идет об очищении души и просвещении ума. Умная молитва – непрестанное общение с Богом – связана с осияниями, исходящими от Бога. Но еще нужен и неиссякаемый елей, которым является любовь – вершина всех добродетелей224.

Благодаря всему тому, что мы изложили до сих пор, проведя святоотеческий анализ некоторых наиболее показательных мест, в которых говорится о будущем Суде, становится очевидным, что будущий Суд – это не просто обычное судопроизводство, которое бывает в судах, но явление и откровение посредством Христа внутреннего состояния человека. Человек, возрожденный Святым Духом, тогда будет увиден чисто всеми людьми. Откроется, засияет и засверкает его родство со Христом. Невозрожденный же человек, обладающий темным и непросвещенным умом, тоже откроется пред всеми людьми, потому что не будет приобщен Богу. Как явление чувственного солнца открывает все, так и пришествие истинного Солнца правды будет настоящим обнажением внутреннего расположения людей и их пожеланий. Это наиболее выпукло мы увидим в учении преподобного Симеона Нового Богослова.

Вначале нужно снова подчеркнуть, что Сам Христос и является Царством Небесным. Он и является Светом истинным, Который воссияет в Своем пришествии, чтобы судить людей. Преподобный Симеон Новый Богослов, обращаясь ко Христу, говорит:

Ты – Царство Небесное,

Ты – земля, Христе, кротких,

Ты – зеленеющий рай,

Ты – чертог божественный,

Ты – палата неизреченная,

Ты – трапеза для всех,

Ты – хлеб жизни,

Ты – новейшее питие…

Он добавляет, что Христос, Который есть неприступное Солнце, воссияет среди святых. И тогда все засияют в меру своей веры, деяния, надежды, любви, своего очищения и просвещения, исходящего от Его Святого Духа. Разные обители, которые будут в раю, – это «различные меры любви и Твоего созерцания»225.

Следовательно, в меру своей чистоты человек и засияет Светом Божиим. Пришествие среди людей Солнца правды обнажит все. Таким образом понимается и слово апостола Павла: Жизнь ваша сокрыта со Христом в Боге. Когда же явится Христос, жизнь ваша, тогда и вы явитесь с Ним во славе (Кол. 3,3–4). Согласно с ним и другое его слово: Все же обнаруживаемое делается явным от света, ибо все, делающееся явным, свет есть (Еф. 5,13). Все делавшие в своей жизни божественные дела будут во Свете, а содетели пороков, как учит преподобный Симеон Новый Богослов, «будут находиться во тьме наказаний». Посреди же них будет великая пропасть226.

Так Христос Своим явлением откроет образ жизни людей, все их бытие, все то, что находится в глубине их сердец. Это откровение и есть вечная жизнь или вечная мука, потому что первое является приобщением к Богу, а второе связано с неприобщением, непричастностью Богу.

То, что произойдет в иной жизни, что произойдет во время будущего Суда, происходит уже здесь. Святитель Григорий Палама говорит, что Христос – Солнце правды, невечернее, подлинное и вечное. В нем сейчас пребывают души святых, в то время как тогда, в будущей жизни, в нем будут пребывать и их тела. Те, кто не кается еще сейчас, хотя и наслаждаются чувственным солнцем и утешаются другими творениями Божиими, живут вне Света и тогда, в будущей жизни, окажутся очень далекими от Бога и будут преданы вечной муке227.

Следовательно, то, что произойдет в будущей жизни, происходит уже сейчас. Потому преподобный Симеон Новый Богослов просит Бога дать ему Свою благодать уже сейчас, как обручение, дабы насладиться Богом и в будущей жизни: «И удостой здесь послужить Тебе, Спасе мой, и приять Твоего Духа Божия, обручение Царства, и там насладиться чертога Твоей славы, зря Тебя, Боже мой, во веки вечные»228.

Это является заботой всех святых. Они боятся не смерти, а того, что произойдет после нее, а особенно того, что будет во Второе пришествие Христово. Их занимает не столько время смерти, сколько то, каким образом они отойдут из этой жизни, то, в каком состоянии они будут в тот час, потому что это будет иметь вечные последствия.

Преподобный Симеон говорит, что его устрашает и приводит в трепет то, что если он вдруг умрет, обладая слепым умом. Если человек после своего воскресения и восприимет чувственный свет, свет очей своих, то не будет ему от того никакой пользы, если у него не будет духовных очей, чтобы зреть Бога. В таком случае человек, выйдя из тьмы, снова входит во тьму, чтобы пребывать вовеки отлученным от Бога229.

Таким образом, явление Бога как солнца откроет духовную наготу человека. Сейчас у нас есть возможность различными способами прикрыть свою духовную наготу, в то время как тогда нагота эта откроется. Преподобный Симеон Новый Богослов в одном из своих огласительных слов представляет следующую истину: тогда человеку не будет никакой пользы от всех материальных, чувственных и интеллектуальных дарований, которыми он обладал в своей жизни.

Он ставит множество вопросов. Где, к примеру, тогда будут роскошные трапезы, различные прекрасные одежды, высокомерие властителей и тому подобное? Я хотел бы сосредоточить внимание на его словах о том, что тогда откроется душевная нагота человека. Он спрашивает: «Где тогда великие имена? Где святость, которой мы обладаем по мнению других или по своему мнению? Где льстецы и обманщики, называющие нас святыми и подьемлющие пыль наших ног?»230

Многие из нас имеют ложное чувство того, что мы святы, что мы исполнены добродетелей. Кроме того, есть и некоторые льстецы, возделывающие это тщеславие. Но тогда откроется все, и все люди узрят нашу наготу.

В жизни есть много вещей, прикрывающих слепоту нашего сердца и наготу нашей души. Часто этими вещами являются мудрость и знание мира сего. Мы думаем, что мы что-то собой представляем, в то время как по сути мы мертвы по Богу и не имеем ничего доброго. Тогда же будет явлено все. Преподобный Симеон Новый Богослов спрашивает: «Где мнимый разум гордых знанием и мудростью мира? Где возношение, мнящее быть чем-то, когда мы – ничто?»231 Именно поэтому ленивых, расслабленных и нерадивых охватит тогда великий страх и трепет.

Потому блажен человек, живущий в покаянии и видящий себя «ниже всякой твари», потому что «тогда, украшенный, станет по правую сторону от Него»232. Лишь украшенные благодатью Божией станут по правую сторону от Престола Божия.

Когда преподобный Симеон Новый Богослов говорит об одежде и наготе, то под этим подразумевает не присутствие или отсутствие добродетелей, а Сам Дух Святой, сам Свет Божий. Тогда ночь просветится как день, тогда всякий дом, пещера, и небо, и земля будут упразднены. Тогда те, кто не облекся во Христа, то есть «те, кто не принял Свет… и в нем прежде не бывшие и Светом не ставшие», явятся нагими и исполнятся великого стыда. Будет явлено всякое дело худое и доброе, каждый помысел и воспоминание наше от рождения и до последнего нашего дыхания. Все откроется пред людьми233.

Здесь нас впечатляет то, что нагими явятся те, кто не увидел Свет еще в этой жизни и не стал Светом. Проблема, стало быть, становится не нравственной, но духовной, онтологической (бытийной). Нагота связана с причастием Свету еще в этой жизни. Потому преподобный Симеон советует подвизаться, чтобы через покаяние войти узкими вратами «и внутри узреть свет» еще в этой жизни234. Созерцание нетварного Света – это не излишество и не роскошь духовной жизни, но сама суть ее и цель.

Из учения преподобного Симеона Нового Богослова видно и еще нечто, связанное с предыдущим. Храня заповеди Божии, мы приводимся к Свету. Следовательно, не хранение заповедей Божиих удаляет нас от Света и отсылает во тьму. Действительно, заповеди Божии будут судить человека. Слово Божие живо и пребывает во веки. Слово Божие, которое презрели, «станет пред лицом каждого человека и осудит каждого, не хранившего его». Суд будет произведен заповедями Божиими, которые будут обличать верных и неверных. Ведь действительно, неверные будут самоосуждены за содеянные дела. Тогда человеку не помогут ни человеческая мудрость и знание, ни красноречие, ни деньги, ни стяжание земных вещей235.

В библейском и святоотеческом предании мы видим еще один способ, согласно которому люди будут преданы будущему Суду. Говорится, что люди будут судимы святыми. Это мы встречаем уже в слове Христа Своим ученикам: Истинно говорю вам, что вы, последовавшие за Мною, – в пакибытии, когда сядет Сын Человеческий на престоле славы Своей, сядете и вы на двенадцати престолах судить двенадцать колен Израилевых (Мф. 19,28). То есть ученики сядут на двенадцати престолах и будут судить колена Израилевы.

То же утверждает и апостол Павел. Осуждая христиан за то, что они прибегают к мирским судам, чтобы разрешить различные проблемы, он говорит: Разве не знаете, что святые будут судить мир? (1Кор. 6, 2). Но как понимать этот суд святых?

Преподобный Симеон и на это дает ответ. Он говорит, что каждый человек, оказавшись пред вечной жизнью и неизреченным тем Светом, увидит «подобного себе и будет судим им». Все люди, проводившие на земле различный образ жизни, подвергнутся сравнению с другими людьми, жившими вместе с ними и в тех же условиях. И одни жили согласно с волей Божией, а другие отреклись от Его заповедей. Это значит, что не будет никакого оправдания в том, что условия жизни были тяжелы, и потому они не могли-де жить в согласии с заповедями Божиими.

Таким образом, отцы будут судимы отцами, родственники и друзья – родственниками и друзьями, братья – братьями, богачи – богачами, нищие – нищими, семейные – теми, кто преуспел в семейной жизни, и так далее. Когда грешники увидят грешников покаявшихся, блудники – покаявшихся блудников, когда цари увидят святых царей и вообще каждый человек увидит подобного себе, имевшего то же естество, те же руки и глаза, такие же условия жизни, увидит, что он спасся, то это станет самоосуждением, человек не будет иметь никакого довода и никакого оправданияSC 96. С. 434–436..

Весьма характерно слово преподобного Симеона, которое я приведу дословно: «Таким образом, каждый из нас, грешников, получит осуждение от каждого святого, так же как неверующие от верующих, согрешившие, но не покаявшиеся осудятся еще более согрешившими, но тепле покаявшимися»236.

Страшно увидеть в тот час во славе Божией «того, с кем некогда вместе спал, ел, пил, равного тебе по возрасту, одной с тобой профессии», увидеть, что он подобен Христу, в то время как ты сам – нечто противоположное. Ты совсем не сможешь ничего сказать237.

Именно так и будут нас судить святые. Нас обличит их покаяние и то, что они жили в тех же условиях, но стали сосудами Пресвятого Духа, уподобились во всем Христу. Мы не сможем оправдаться ни в чем.

Еще один момент мы видим в учении преподобного Симеона Нового Богослова. Во время будущего Суда вечной жизни будут лишены те, кто не принял Святого Духа. Рая лишатся не только те, кто согрешил. Не согрешивший, но и не имеющий добродетелей, которые суть плоды Всесвятого Духа, лишится вечной жизни, будет извержен из рая и пойдет в муку. Примечательно слово преподобного Симеона: «И если греха не будет иметь, но и без добродетелей будет, встанет наг»238. Таким образом, если мы и не сотворим грехов, окажемся недостойными славы Божией, если не имеем добродетелей.

Он идет еще далее, чтобы подчеркнуть, что недостаточно одних лишь добродетелей, но необходима еще и слава Божия, благодать Божия. Это означает, что добродетели – это не просто то, что достигнуто личными усилиями человека, но плоды Всесвятого Духа. Как Адам, не сохранивший заповедей Божиих, обнажился божественной славы и лишился рая, так и тот, кто «как и Адам обретется поистине обнаженным божественной славы», изыдет из рая Царства Божия и небесного чертога239.

Для входа в Царство Небесное во Второе пришествие Христово необходима причастность Всесвятого Духа. Страшен день Суда, потому что, кроме всего прочего, человек узнает, «что не имеющие Духа Божия, в уме сияющего справедливостью Суда и в сердце обитающего неизреченно, в вечный отсылаются мрак»240.

Потому преподобный Симеон Новый Богослов, которого по справедливости считают богословом Света, и не устает повторять свои советы об удалении от зла и страстей, об очищении сердца от всякой нечистоты, о стяжании чистоты ума, о причастии божественной благодати и вкушении божественного Света. Когда человек живет так, тогда в пришествие Христово откроется неизреченная и неизглаголанная радость. Он будет причастен Богу, в то время как грешник хотя и увидит Бога, но это станет для него самоосуждением и наказанием для самого себя. Он испытает на себе опаляющее действие Света.

Подводя итоги, мы говорим, что Христос снова придет в мир, и это будет Его Вторым пришествием. Обновится вся тварь, мертвые восстанут, живущие тогда обновятся, и наступит Суд людей. Все это – истина. Все это обязательно сбудется. Однако мы не знаем ни дня, ни часа, когда это случится.

Потому Христос побуждает нас быть готовыми всегда. Как было во дни потопа при Ное, когда люди ели, пили, женились и выходили замуж , доколе не вошел Ной в ковчег, и тогда они поняли, что пришел потоп, то же самое будет и в пришествие Сына Человеческого. Потому Христос говорит: Итак бодрствуйте, потому что не знаете, в который час Господь ваш приидет (Мф. 24,37–42). И в конце притчи о десяти девах Христос сказал: Итак, бодрствуйте, потому что не знаете ни дня, ни часа, в который приидет Сын Человеческий (Мф. 25,13).

* * *

200

SC 129. С. 258.

201

Григорий Палама. Труды. 9 ЕПЕ. С. 110 (на греческом языке).

202

ομόθεη

203

Григорий Палама. Труды. 9 ЕПЕ. С. 120 (на греческом языке).

204

SC 129. С. 266.

205

^ Там же. С. 268.

206

Мы уже перевели его как «общение». В ином употреблении оно может пониматься как тесное общение, подобное супружескому.

207

iscmc. 178.

208

Μετακόσμησις – то есть украшение вновь, новое украшение, переукрашение. – Прим. пер.

209

Григорий Нисский. Труды. 10 ЕПЕ. С. 436 (на греческом языке).

210

Там же. С. 410–412.

211

Там же. С. 416.

212

Там же. С. 416–418.

213

Там же. С. 420–422.

214

Там же. С. 422–424.

215

Там же. С. 428–430.

216

Там же. С. 430–432.

217

Там же. С. 442.

218

Там же. С. 434.

219

SC 129. С. 258.

220

Религиозно-нравственная энциклопедия. Т. 5. С. 953–955 (на греческом языке).

221

Григорий Палама. Труды. 10 ЕПЕ. С. 574–576 (на греческом языке).

222

Там же. 9 ЕПЕ. С. 122 и далее.

223

SC 129. С. 306.

224

Григорий Палама. Творения. 9 ЕПЕ. С. 126.

225

SC 156. С. 168.

226

SC 156. С. 166.

227

Григорий Палама. 10 ЕПЕ. С. 186–188.

228

SC 174. С. 70–72.

229

SC 156. С. 164.

230

1SC113.C. 188.

231

Там же. С. 190.

232

Там же. С. 190.

233

Там же. С. 140–142.

234

! Там же. С. 142.

235

Там же. С. 142.

236

Там же. С. 458.

237

Там же.

238

SC 174. С. 46.

239

Там же. С. 44–46.

240

Там же. С. 146.


Источник: Жизнь после смерти / Иерофей (Влахос), митрополит Навпакта и святого Власия ; пер. иерея Василия Петрова. - Изд. 4-е. - Москва : ДАРЪ, 2013. - 320 с. ISBN 9-785-485-00430-9

Комментарии для сайта Cackle