блаженный Иероним Стридонский

Толкование на книгу Екклезиаст

Глава 10

Еккл.10:1. Мертвые мухи портят и делают зловонною благовонную масть мироварника: то же делает небольшая глупость уважаемого человека с его мудростью и честью.

Мёртвые мухи портят благовонную масть; сильнее мудрости и славы небольшая глупость. Доказательство представляет мысль предшествующего стиха, в котором сказал, что из-за одного глупого может погибать много доброго, что худой человек, примешавшись к хорошим, заражает многих, подобно тому как мухи, если умрут в благовонной масти, портят и запах и цвет ее. И так как к мудрости часто примешивается хитрость, и ум часто бывает соединён с нечестием: то повелевает, чтобы мы искали мудрости чистой, чтобы она соединялась с голубиною невинностью, чтобы мы были разумны на добро, а просты на зло. Может быть и такой смысл: праведному лучше иметь немного простоты и, при чрезвычайной терпеливости, когда отмщение он предоставляет Богу, казаться неразумным, чем, тотчас отомщая, делать зло, сохраняя вид умного. Иначе: мухи, которые, по Исайе (Ис.7:18), владеют частью реки Египетской, портят вкус елея, в каждом верующем оставляя запах и следы своей нечистоты. От этих-то мух и получил название князь бесовский Веельзебуб (Мф.12:24), что в переводе значит: "идол мух", или «человек мух», или «имеющий мух».

Еккл.10:2–3. Сердце мудрого – на правую сторону, а сердце глупого – на левую. По какой бы дороге ни шел глупый, у него всегда недостает смысла, и всякому он выскажет, что он глуп.

Сердце мудрого на правой стороне его, а сердце глупого на левой стороне его. Но и по дороге, когда глупый идёт, сердце его уменьшается, и он говорит, что всякий глуп. В Евангелии заповедуется, чтобы левая рука мудрого не знала, что делает правая (Мф.6:3). И получившим удар в правую щеку, повелевается подставлять бьющему не левую щеку, но другую (Мф.5:39). Ибо праведный не имеет у себя левого, а у него все правое. И когда Спаситель придёт для суда, агнцы станут по правую, а козлища будут по левую сторону (Мф.25:33). И в Притчах написано: «пути бо десныя весть Господь, развращени суть, иже ошуюю» (Прит.4:28). Итак, кто мудр, тот всегда помышляет о будущем, о том что ведёт к правой стороне; а кто неразумен, тот помышляет о настоящем, что поставлено по левую сторону. Следуя этому, философ и поэт сказал:

К стенам властелина великого правая всех нас ведет сторона;

Ею нам путь во поля Елисейския; левая ж

Муки дает и в ад нечестивый низводит.

(Виргилий, Энеид. VI).

И наш Фирмиан в прекрасной книге своих наставлений вспоминает о букве V6 и весьма подробно рассуждает о правом и левом, то есть о добродетелях и пороках. И не будем думать, что мысли этой противоречит сказанное: «не уклонися ни на десно, ни на шуе» (Прит.4:27). Ибо здесь правая сторона принимается в смысле доброго, а там – обвиняется не столько правая сторона, сколько уклонение от неё, чтобы мы не мудрствовали больше того чем сколько нужно, так как добродетели в средине, а всякое излишество есть недостаток. А смысл следующего стиха, в котором сказано: «но и по дороге, когда глупый идёт, сердце его уменьшается, и он говорит, что всякий глуп», таков: глупый думает, что как он сам грешит, так подобным образом грешат и все, и судит о всех по себе. Наконец, Симмах перевёл так: «но и на дороге, когда глупый идёт, он, будучи сам неразумен, предполагает о всех, что они глупы.» А Семьдесят дали иной смысл, поставив: «все, что неразумный думает, весьма суетно».

Еккл.10:4. Если гнев начальника вспыхнет на тебя, то не оставляй места твоего; потому что кротость покрывает и большие проступки.

Если дух имеющего власть взойдёт на тебя, то не оставляй места твоего, потому что врачевание успокаивает грехи великие. Теперь Писание указывает князя мира сего и мироправителя тьмы сей, действующего в сынах противления, о котором упоминает и Апостол (Ефес.2:2,6:12), и говорит, что если он войдёт в сердце наше, и дух получит рану злого помысла, то мы не должны дальше давать ему места, но должны бороться против нечестивейшего помысла и избавлять себя от греха величайшего; не должны, то есть, помысл исполнять на деле, так как иное дело грешить помыслом, и иное самым делом. Об этом великом грехе и в Псалме написано: «аще не обладают мною, тогда непорочен буду, и очищуся от греха велика» (Пс.18:14). Симмах еврейское слово "marphe", которое все сходно переводили словом: ïαμα, то есть исцеление или врачевание, перевёл в ином смысле, сказав: «если дух начальника нападет на тебя, то не сходи с места твоего: потому что целомудрие сдерживает грехи великие», то есть: если диавол будет щекотать ум твой и возбуждать тебя к похоти, то не следуй нечестивейшему помыслу и ласкающей похоти, но стой мужественно и твердо, и холодом целомудрия гаси пламя похоти. Еврей в этом месте подозревал не знаю что в таком роде: если в мире ты получишь какой-либо высокий сан и будешь поставлен начальником над народом, то не оставляй прежних дел своих, не начинай забывать о прежних добродетелях, не ослабевай в прежнем подвиге: ибо врачевание грехов проистекает из доброй жизни, а не из гордой и надменной сановитости.

Еккл.10:5–7. Есть зло, которое видел я под солнцем, это – как бы погрешность, происходящая от властелина: невежество поставляется на большой высоте, а богатые сидят низко. Видел я рабов на конях, а князей ходящих, подобно рабам, пешком.

Есть зло, которое видел я под солнцем: это как бы неведение, выходящее от лица властелина, – что глупый поставляется на высотах великих, а богатые сидят низко. Видел я рабов на конях, а князей, ходящих пешком как рабы. Вместо поставленного нами: «как бы неведение, выходящее от лица властелина», Акила, Феодотион и Семьдесят перевели: «как бы невольное», то есть ω᾿ς ακούσιον, «от лица князя». И Симмах близко к этому переводу сказал, что «глупый поставлен на высоте великой, а богатые сидят низко». Итак упоминает, что он видел в мире такое зло, что, по-видимому, суд Божий неправеден, – что при неведении ли Его, или без Его воли, происходит то, что как между властями светскими, так и между представительством церкви те, кои богаты и словом и мудростью, богаты даже добрыми делами, сидят безвестными, а какой-нибудь глупец занимает в церкви первое место. Апостол не умалчивает, что это делается диаволом, который имеет в мире власть угнетать сильных и учёных мужей и не допускать их появляться в народе, а тех, кого знает в церквах за людей неразумных, делать начальниками, чтобы они, слепые, вели в яму слепых. Такой же смысл дают и следующие за тем слова: «видел я рабов на конях, а князей, ходящих пешком как рабы». Рабы пороков и греха, или люди столь ничтожные, что их можно считать рабами, неожиданно возносятся действием диавола на высокую должность и утаптывают публичные дороги своими иноходцами, а какой-нибудь достойный и умный человек, угнетаемый бедностью, ходит пешком подобно рабам. Еврей под властелином и князем, от лица коего, по-видимому, выходит неведение, разумел Бога, – что люди, при неравенстве состояний в жизни сей, полагают, что Он судит несправедливо и не по заслугам. Далее, некоторые думают, что эти слова нужно соединять с предшествующими, так, что князем здесь называется тот-же, о ком говорится выше: «если дух властелина найдет на тебя, то не оставляй места своего». Итак, не будем скорбеть, если мы кажемся ничтожными в мире сем, – зная, что действием диавола и глупые возвышаются и богатые унижаются, рабы имеют отличия господ и князья ходят в униженном виде рабов. Нужно заметить также, что и здесь конь принимается в хорошую сторону, как и в другом месте: «и кони спасение твое».

Еккл.10:8. Кто копает яму, тот упадет в нее, и кто разрушает ограду, того ужалит змей.

Кто копает яму, тот впадет в нее; и кто разрушает ограду, того ужалит змей. Смысл отчасти простой и отчасти таинственный. И в другом месте сам Соломон7 сказал: «ископоваяй ров впадется в онь и распростираяй сеть увязнет в ней» (Сир.27:29), и в Псалме седьмом: «ров изры и ископа и, и падет в яму, юже содела» (Пс.7:16). А разрушение ограды или стены – это церковные догматы и постановление (institutio), основанное апостолами и пророками; кто разрушит их и захочет обойти, тот в том самом, чем он пренебрегает, поражается змеем, о котором и у Амоса написано: «если сойдет в ад, я повелю змею, и ужалит его» (Амос.9:3).

Еккл.10:9. Кто передвигает камни, тот может надсадить себя, и кто колет дрова, тот может подвергнуться опасности от них.

Кто передвигает камни, тот надсадит себя ими; и кто колет дрова, подвергнется опасности от них. И у Захарии (Зах.9:16) катаются по земле святые камни. Ибо они не лежат в неизменном положении, но переменяют место, и всегда стремясь к высшему, спешат перейти отсюда. Из этих живых камней и в Апокалипсисе (Откр.21:18) строится город Спасителя, и апостол говорит, что из них созидается церковь. Итак, если кто обольщенный еретическим лжеучением выймет эти камни из здания церкви (почему и выразительно Акила и Симмах, вместо поставленного нами: «кто передвигает камни, тот надсадит себя ими», сказали: «кто переносит камни, тот будет поранен ими»), тот впоследствии терпит мучения. А так как Писание говорит вообще: «кто передвигает камни, или кто переносит камни» без прибавления добрые или худые: то, посему, можно понимать и наоборот, – что муж церковный, то есть епископ и пресвитер, если по заповеди книги Левит (Лев.14:45) из дома прокаженного выймет камень, который он должен и стереть в прах и пепел: то он будет болеть от того самого, что вынужден взять камень из церкви Христовой, говоря с апостолом: «плакати с плачущими», скорбеть с скорбящими (Рим.12:15) и: «Кто изнемогает и не изнемогаю? Кто соблазняется, и аз не разжизаюся» (2Кор.11:29). И тот, «кто колет дрова подвергнется опасности от них». Бесплодные дрова и безполезный лес – это еретики. Поэтому и в храме Божием запрещается разводить лес и презирается пустая тень листьев, то есть только слов трескучих. Итак, хотя бы был умен и учен тот муж, который колет эти дрова мечем своего слова, он подвергнется от них опасности, если не будет достаточно внимателен, особенно, если с ним случится то, что далее следует: «если притупится топор и лице его смутит», то есть, если его опровержение будет найдено не сильным, если оно не будет иметь острия, чтобы посекать им все противное; но, если внутреннее сердца его притупится, то он перейдет на противную сторону, и укрепит его сила превратная. Это именно выразили Семьдесят толковников, поставив «и силою укрепится»: укрепившись, то есть, излишнею мудростью, будет иметь силу и мудрость такую, которая излишня и которая не в помощь имеющему ее.

Еккл.10:10. Если притупится топор, и если лезвие его не будет отточено, то надобно будет напрягать силы; мудрость умеет это исправить.

Если притупится топор и будет не таков как прежде, а будет смущен, то усилиями укрепится; восполнение силы – мудрость. Если, говорит кто-нибудь увидит, что по нерадению он потерял знание Писаний, если острие ума его будет притуплено, то в смущении духа он не будет уже таким, каким начал быть. Случается иногда, что кто-либо, получив немного мудрости и возгордившись перестает учиться и читать, и оттого, что к этой мудрости ничего не прибавляется, она оскудевает, душа пустеет познаниями и железо, бывшее острым, притупляется; ибо праздность и бездеятельность есть как бы некая ржавчина для мудрости. Итак, если кто будет терпеть это, то пусть он не отчаивается в средстве к исцелению, но пусть идет к учителю и снова учится у него: после труда, занятий и чрезвычайных усилий, он будет в состоянии снова получить потерянную мудрость. Это именно выразительнее сказано в еврейском; «усилиями укрепится», то есть: трудом и пoтом, занятиями и ежедневным чтением он достигнет мудрости, и усилие его будет иметь тот конец, что он получит мудрость.

Еккл.10:11. Если змей ужалит без заговаривания, то не лучше его и злоязычный.

Если змей ужалит молча, то не лучше его и злоязычный. Простой смысл таков: змей и злоязычный одинаковы: как первый, тайно жаля, впускает яд: так последний, тайно злословя, изливает на брата яд своего сердца и ничем не лучше змея. Тогда как язык у человека сотворен для благословения и назидания ближнего, злоязычный делает его равным змею, когда в превратную сторону злоупотребляет его силами. Иначе: если кого-либо тайно уязвит змей – диавол и неведомо ни для кого заразит его ядом греха: то, если пораженный будет молчать, не принесет покаяния и не захочет сознаться в язве своей брату и учителю, в таком случае брат и учитель, имеющие язык для врачевания, не будут в состоянии скоро помочь ему. Ибо, если больной стыдится открыть свою рану пред врачом, то врачебное искусство не излечивает того, о чем не знает.

Еккл.10:12. Слова из уст мудрого – благодать, а уста глупого губят его же:

Слова из уст мудрого – благодать, и уста глупого погубят его. Глупость причиняла бы несколько меньше вреда, если бы довольствовалась своим невежеством. Но она ведет еще войну против мудрости и из зависти не терпит ничего, что бы ни заметила умного в человеке ученом. Муж мудрый высказывает слова знания и слова благодати, способные доставлять пользу слушателям, а уши глупого принимают высказываемое не так как оно говорится, а напротив глупый старается подставить ногу умному и сделать его подобным себе. И поистине, человек мудрый, говоря глупому, губит себя, и слова его, так сказать, гибнут в пропасти или бездне. Поэтому блажен тот, кто говорит уху слушающего.

Еккл.10:13–14. начало слов из уст его – глупость, а конец речи из уст его – безумие. Глупый наговорит много, хотя человек не знает, что будет, и кто скажет ему, что будет после него?

Начало слов его – глупость, а конец уст его – заблуждение наихудшее? И глупый умножает слова. Не знает человек что было, и что будет после него, кто возвестит ему? Еще рассуждает о глупом, уста коего губят мудрого, или, по другому переводу, служат к падению для самого глупого. Начало и конец речи его – глупость и заблуждение самое худшее; или, как перевел Симмах, «беспорядок и некоторое непостоянство в словах», когда он не держится мысли, а думает, что в многословии он может избежать греха. Ибо ни прошедшего не помня, ни будущего не зная, вращаясь в невежестве и тьме, усвояя себе мнимое знание, он воображает себя ученым и мудрым из-за того, если он многоречив. Это может быть относимо к еретикам, которые не принимают слов людей умных, но настроившись на противоречия, и начало и конец своих речей составляют из вздора, бестолковщины, заблуждений, и ничего не зная, говорят больше, чем сколько знают.

Еккл.10:15. Труд глупого утомляет его, потому что не знает даже дороги в город.

Труд глупых утомит тех, которые не знают дороги в город. Соединяй и эти стихи с предыдущими. Говорит или вообще о всех глупых, которые не знают Бога, или в частности о еретиках. Читай Платона, ознакомься с тонкостями Аристотеля, просмотри внимательно Зенона и Карнеада, – и ты увидишь, что истинно сказанное: труд глупых утомит их. Хотя они со всею ревностью искали истину, но, так как не имели руководителя и указателя пути и думали, что они могут постигать мудрость человеческими чувствами: то вовсе не достигли того города, о котором говорится в Псалме: «Господи, во граде Твоем образ их уничижиши» (Пс.72:20). И Господь во граде своем рассеет все тени, различные образы и маски, в которые облеклись они в различных учениях, – во граде своем, о котором и в другом месте пишется: «речная устремления веселят град Божий» (Пс.45:5), и в Евангелии: «не может град укрытися верху горы стоя» (Мф.5:14) и у Исайи: «аз град крепкий, град воюемый» (Ис.27:3). Этот-то город истинной мудрости, город крепкий и сильный, стараются преодолеть все и мудрецы века и философы. И что мы сказали о философах, тоже самое должно думать и о еретиках, – что напрасно они трудятся и утомляются в изучении Писаний, когда блуждают в пустыне и города найти не могут. О блуждании их упоминает и Псалмопевец, говоря: «заблудиша в пустыни безводней, пути града обителнаго не обретоша» (Пс.106:4).

Еккл.10:16–17. Горе тебе, земля, когда царь твой отрок, и когда князья твои едят рано! Благо тебе, земля, когда царь у тебя из благородного рода, и князья твои едят вовремя, для подкрепления, а не для пресыщения!

Горе тебе, земля, у которой царь юн, и князья твои рано едят. Блаженна земля у которой царь твой сын благородных, и князья твои едят вовремя, в силе, а не в смущении. По-видимому, не одобряет правление юношей и осуждает властолюбивых судей, – что у юного князя по его летам не тверд ум, а у судей и зрелый возраст расслабляется от наслаждений и наоборот, одобряет князя с добрыми нравами и хорошо направленного, а также восхваляет тех судей, которые удовольствий не предпочитают делам общественным, а только после многого труда и занятий общественными делами принимают пищу как бы по необходимости. По мне под смыслом буквальным представляется нечто более таинственное, – что в Писании юношами называются те, которые уклоняются от авторитета старины и пренебрегают седыми заповедями предков, – те, которые, пренебрегая заповедью Божьею, хотят установлять предания человеческие. О них и у Исайи (Ис.8) Господь высказывает угрозы Израилю за то, что он не захотел пить тихо текущей воды Силоамской и уклонился от старого водоема, избравши себе потоки Самарийские и пучины Дамасковы. «И поставлю, говорит, юноши князи их, и ругателие господствовати будут ими» (Ис.3:4). Читай Даниила, и ты найдешь Бога ветхаго денми (Дан.7); читай Апокалипсис Иоанна, и ты встретишь главу Спасителя чистую как снег, и белую как волну (Откр.1). И Иеремии, так как он был мудр и сединами его почиталась мудрость, запрещается говорить, что он юн (Иер.1). Итак, горе земле, у которой царь – диавол, который, всегда замышляя новое, и Авессалома вооружает против отца; горе земле, которая имеет судей и князей таких, которые любят наслаждения мира сего, которые, пока не наступит день смерти, говорят: «да ямы и пием, утре бо умрем» (Ис.22:13). Напротив, блаженна земля церкви, царь коей есть Христос, сын благородных, происшедший из рода Авраама, Исаака, пророков и всех святых, коими не обладал грех и кои, поэтому, были истинно свободны. От них родилась Дева свободнейшая, Святая Мария, не имеющая никакого сучка, никакого бокового отпрыска, но вся плодоносная сила Которой произрастила цвет, говорящий в Песни Песней: «аз цвет польный и крин удольный» (Песн.2:1). Князья земли этой – апостолы и все святые, имеющие царем Сына благородных, Сына свободной, рожденного не от рабыни Агари, а от свободы Сарры. Не едят они ни рано, ни скоро. Ибо не в настоящем веке ищут наслаждений, а будут вкушать в свое время, когда наступит время воздаяния, и будут вкушать в силе, а не в смущении. Всякое благо века настоящего есть смущение, а будущего – непрестающее укрепление. Нечто подобное говорится и у Исайи: «се работающий ми ясти будут, вы же взалчете»; и еще: «се работающии ми возрадуются, вы же посрамитеся» (Ис.65:13–14).

Еккл.10:18. От лености обвиснет потолок, и когда опустятся руки, то протечет дом.

От лености обвиснет потолок, и от ослабления рук протечет дом. От сотворения предназначенный нам дом и жилище, которое имеем на небесах, ухудшится, если мы ленивы и медленны на добрые дела. Всякий потолок, который должен быть высок, упавши на землю, придавит живущего под ним; когда ослабеет деятельная сила рук и добродетели, то сверху обрушиваются на нас всякие невзгоды и дождевые бури. Затем изъясненное нами в отношении к одному человеку лучше может быть отнесено к церкви, – что по нерадению представителей падает вся высота ее, когда соблазны ко греху бывают там, где думали видеть вершину добродетели.

Еккл.10:19. Пиры устраиваются для удовольствия, и вино веселит жизнь; а за все отвечает серебро.

Со смехом едят хлеб и вино живущие, чтобы пировать. И серебру повинуется все. Думаю, что последующее зависит от предыдущего. Выше мы изъяснили, что от лености и нерадения учителей ухудшается церковь, падает ее вершина и протекают ее кровли. Теперь говорит о тех же учителях. И Поелику, по-видимому, он обвинял их, зачем они молчали и не исполняли обязанности учителей, зачем, быв поставлены в церкви епископами и пресвитерами, не трудились в слове и учении, что заповедуется делать и Титу и предписывается Тимофею, чтобы он не пренебрегал благодатью, полученною чрез возложение рук, так как в том они и должны поставлять свои епископские и пресвитерские обязанности, чтобы принимать меры врачевания и в качестве учителей искать сугубой почести, подобающей трудящимся в слове и учении (1Тим.4:14): – то теперь, наоборот, обвиняет тех, которые, хотя и говорят в церкви и учат народ, но учат тому, что услаждает слух народа, что ободряет грешников в их пороке и возбуждает шумные восторги слушателей. Когда в церкви слышишь ласкающее слово, обещающее всем блаженство и царство небесное: то не представляется ли тебе, что живущие едят хлеб со смехом и к радости примешивают вино? – что или сами учащие через приятные обещания ищут себе богатства, хлеба и имений, или, что хлеб церкви, который есть хлеб плачущих, а не смеющихся (ибо блажени плачущие, ибо они воссмеются) они устрояют в веселии и радости? А следующее затем: "деньгам" или «серебру повинуется все», должно понимать двояко, или что сами учители, обогатившись чрез свое ласкательство царствуют над народом; или, так как серебро всегда принимается в смысле слова, как: «словеса Господня словеса чиста, сребро разжжено, искушено земли, очищено седмерицею» (Пс.11:7): – утверждает то, что красноречию и речи, составленной из пустых фраз, легко поддается невежественная толпа. Иначе: те, которые имеют у себя жениха и которым поэтому запрещается сетовать и поститься, едят хлеб со смехом, от такового смеха Исаак получил свое имя, и в веселии приготовляют вино для пьющих. Итак, всякий святой муж, который состоит учителем церкви по духу заповеди Христовой, ест хлеб со смехом и веселием и в радости уготовляет сосуды для вина. А серебро, которому повинуется все, – это оные пять, два и один таланты домовладыки Евангелия и десять мин, которые вверяются рабам для употребления их в дело (Мф.25).

Еккл.10:20. Даже и в мыслях твоих не злословь царя, и в спальной комнате твоей не злословь богатого; потому что птица небесная может перенести слово твое, и крылатая – пересказать речь твою.

В уме твоем не злословь царя, и в тайне спальни твоей не злословь богатого: потому что птица небесная перенесет речь, и пернатая возвестит слово. И простое наставление назидает слушателей. Не будем под влиянием гнева и раздражения позволять себе брань и злословие на царя и начальников; потому что иногда сверх нашего ожидания случается, что это доносится тем, которых мы злословим, и мы, за невоздержность языка, подвергаемся опасности. А сказанное: «птица небесная перенесет речь, и пернатая возвестит слово» нужно понимать в смысле гиперболы, подобно тому, как и мы обыкновенно говорим, что и стены при которых мы говорим, не скроют сказанного. Но лучше это наставление принимать в смысле заповеди, что не только ничего не должно говорить неразумного против Христа, но и в тайне сердца не должно помышлять ничего нечестивого, ничего богохульного, хотя бы мы и удручались различными испытаниями И так как мы обязаны и ближнего любить так же, как Христа, ибо «возлюбиши Господа Бога твоего и ближняго твоего, яко сам себе»: то нам повелевается, чтобы, кроме Царя, мы легкомысленно не поносили и святых и язвительным языком не грызли тех, кого увидим обогатившимися мудростью, знанием и добродетелями: потому что ангелы, которые обходят землю, которые суть служебные духи и которые говорят у Захарии: «обыдохом всю землю, и се, вся земля населена есть, и молчит» (Зах.1:11), – ангелы, наподобие птиц, доносят на небо слова и помышления наши, и от ведения Божия не сокрыто что мы помышляем в тайне.

* * *

6

Буква, о значении которой неоднократно упоминалось уже в примечаниях к переводу бл. Иеронима, – правая сторона которой служила аллегорическим выражением добродетели, а левая – порока.

7

По-видимому и бл. Иероним, сообразно с мнением многих как греческих, так и латинских отцов, признает здесь самого Соломона автором книги Премудрости Иисуса сына Сирахова. Предисловие к толкованию на Екклезиаст, где он исчисляет все книги Соломона, но не говорит о принадлежности ему этой книги, противоречит однако же такому мнению.


Комментарии для сайта Cackle