блаженный Иероним Стридонский

Толкование на книгу Екклезиаст

Глава 9

Еккл.9:1. На все это я обратил сердце мое для исследования, что праведные и мудрые и деяния их – в руке Божией, и что человек ни любви, ни ненависти не знает во всем том, что перед ним.

Все это дал я в сердце моем, чтобы исследовать все, что праведные и мудрые и дела их в руке Господа. И даже любовь, и даже ненависть: не знает человек всего в лице их. И это место Симмах перевел яснее, поставив: все это я решил в сердце моем, чтобы исследовать все, – что и праведные и мудрые и дело их в руке Божией. И сверх того ни дружбы, ни вражды не знает человек; но все пред ним неверно, потому что всем подобная участь – праведному и неправедному. Смысл такой: и к этому я проложил сердце мое, и хотел знать, кого Бог любил и кого ненавидел. И нашёл я, что хотя дела праведных в руке Божией, однако же теперь они не могут знать, любит ли их Бог, или нет, и колеблются в сомнении, – в испытание ли терпят они то, что терпят, или в наказание. Узнают же они в будущем; «и все в виду их», т. е. знание этого ожидает их когда они отойдут из этой жизни; ибо суд тогда, а теперь – борьба. А теперь остается неизвестным – по любви ли Божией, как Иов, терпят те, кои терпят бедствия, или по ненависти, как очень многие грешники.

Еккл.9:2. Всему и всем – одно: одна участь праведнику и нечестивому, доброму и [злому], чистому и нечистому, приносящему жертву и не приносящему жертвы; как добродетельному, так и грешнику; как клянущемуся, так и боящемуся клятвы.

Всем исход один – праведному и нечестивому, доброму и злому, чистому и нечистому, приносящему жертву и не приносящему жертвы. Как добрый, так и грешник, как клянущийся, так и боящийся клятвы. То, что само по себе ни хорошо ни худо, но мудрецами века называется средним (потому что постигает равно и праведных и неправедных), смущает некоторых простецов, почему оно так бывает; и поэтому они думают, что нет суда, когда в будущем должно быть различие во всем, а здесь все соединено вместе. А сказанное: «всем исход один – праведному и нечестивому», означает исход или бедствий или смерти, и потому они не знают ни любви к себе Божией, ни гнева. А приносящий жертву и не приносящий жертвы и прочее исчисленное со противоположностями должно быть понимаемо духовно, по оному: «жертва Богу дух сокрушён» (Пс.50:19).

Еккл.9:3. Это-то и худо во всем, что делается под солнцем, что одна участь всем, и сердце сынов человеческих исполнено зла, и безумие в сердце их, в жизни их; а после того они отходят к умершим.

Это наихудшее во всем, что сделалось под солнцем, что исход одень всем. Но и сердце сынов человеческих исполнено зла, и заблуждения в сердце их в жизни их, и после этого – к умершим. Ибо кто такой, кто сообщался бы со всеми живущими? И это Симмах, по своему обычаю, перевёл яснее, поставив: «но и сердце сынов человеческих исполнится зла и безстыдства по сердцу их в жизни их. А последнее их отходит к умершим. Ибо кто может на веки оставаться живым?» Писание повторяет ту же мысль, о которой мы говорили немного выше, – что тогда как все одинаково суждено всем и нет никакого разбора в испытании доброго ли или худого, тогда как всех нас уносит из мира сего одинаковая смерть, – мы тем не менее исполняемся заблуждений и безстыдства и зла, а после этого мгновенно похищаемся смертью и больше не можем иметь общения с живущими. Или смысл такой: так как одинаковые бедствия удручают и праведных и нечестивых: то поэтому люди побуждаются ко греху; и одинаково после всех усилий, в которых напрасно истощаются, они, в неведомый им час, нисходят во ад.

Еккл.9:4–6. Кто находится между живыми, тому есть еще надежда, так как и псу живому лучше, нежели мертвому льву. Живые знают, что умрут, а мертвые ничего не знают, и уже нет им воздаяния, потому что и память о них предана забвению, и любовь их и ненависть их и ревность их уже исчезли, и нет им более части во веки ни в чем, что делается под солнцем.

Есть надежда, поелику пес живой лучше льва мёртвого; поелику живые знают, что умрут, а мертвые не знают ничего и нет им более награды. Ибо в забвении проходит память их. Но и любовь их и ненависть их и ревность их уже погибли, и нет уже им части в мире во всем, что делается под солнцем. поелику выше говорил, что сердце сынов человеческих исполняется зла и непотребства и после этого все оканчивается смертью: то теперь дополняет и повторяет тоже, что пока люди живут, они могут сделаться праведными, а после смерти не дается никакой возможности творить добрые дела. Грешник живой может быть лучше праведника умершего, если захочет перейти к его добродетелям. И во всяком случае бедный и самый презренный может быть лучше того, кто хвалился во зле, могуществе и нечестии, и умер. Почему? потому что живые из за страха смерти могут совершать добрые дела, а мертвые ничего не могут прибавить к тому, что однажды с собою унесли из жизни, согласно с тем, что написано в псалме: «забвен бых яко мертв от сердца» (Пс.30:13). Но любовь их и ненависть и ревность и все, что они могли иметь в мире, оканчивается с приходом смерти: не могут уже они ни праведно что либо делать, ни грешить, ни добродетелей прибавлять, ни пороков. Впрочем, некоторые противоречат такому толкованию, доказывая что и после смерти мы можем возрастать и ухудшаться, и слова: «и не будет уже им части в мире во всем, что делается под солнцем» понимают так, что они не имеют никакого общения в этом мире и под этим солнцем, которое мы видим, но имеют в ином мире, о котором Спаситель сказал: «аз несмь от мира сего» (Ин.8:23) и под солнцем правды, – и что этими словами не устраняется мнение, что и по переселении из сего мира, мы, разумные существа, можем и падать и усовершаться. Еврей сообщал, что этот стих, в котором говорится: «пес живой лучше льва мертваго» у них объясняется иначе: именно, что хотя неученый, но еще живущий и учащий учитель полезнее совершенного, но уже умершего учителя, хотя бы под псом примерно разуметь какого либо учителя из многих, а под львом Моисея или другого кого либо из пророков. Но так как нам это объяснение не нравится, то будем простираться к высшему и скажем, что пес, по Евангелию, это та хананеянка, которой сказано: «вера твоя спасе тя» (Мф.9:22), а мертвый лев – это народ обрезания, как говорит Валаам пророк: «се, людие яко лъвичища востанут, и яко лев вознесется» (Чис.23:24). Итак, пес живой – это мы из язычников, а лев мертвый – это народ иудейский, оставленный Господом. И лучше пред Господом этот пес живой, нежели тот лев мертвый. Ибо мы живые знаем Отца и Сына и Духа Святаго, а они мертвые ничего не знают и не ожидают какого либо обетования и воздаяния, но исполнилась память их. И ни сами они не помнят того, что должны были знать, ни Господь уже не вспоминает о них. И любовь их, которою некогда любили они Бога, исчезла, и ненависть, о которой они дерзновенно говорили: «не ненавидящыя ли Тя, Господи возненавидех, и о вразех Твоих истаях?» (Пс.138:21), а также исчезла и ревность, какою поревновал Финеес и от которой тряслись поджилки Маттафии. И очевидно, нет им и части в мире, ибо не могут сказать: «часть моя Господь» (Пс.72:26).

Еккл.9:7–12. Итак иди, ешь с весельем хлеб твой, и пей в радости сердца вино твое, когда Бог благоволит к делам твоим. Да будут во всякое время одежды твои светлы, и да не оскудевает елей на голове твоей. Наслаждайся жизнью с женою, которую любишь, во все дни суетной жизни твоей, и которую дал тебе Бог под солнцем на все суетные дни твои; потому что это – доля твоя в жизни и в трудах твоих, какими ты трудишься под солнцем. Все, что может рука твоя делать, по силам делай; потому что в могиле, куда ты пойдешь, нет ни работы, ни размышления, ни знания, ни мудрости. И обратился я, и видел под солнцем, что не проворным достается успешный бег, не храбрым – победа, не мудрым – хлеб, и не у разумных – богатство, и не искусным – благорасположение, но время и случай для всех их. Ибо человек не знает своего времени. Как рыбы попадаются в пагубную сеть, и как птицы запутываются в силках, так сыны человеческие уловляются в бедственное время, когда оно неожиданно находит на них.

Иди и ешь в веселии хлеб твой и пей в добром сердце вино твое, ибо уже угоднее стали Богу дела твои. Да будут во всякое время белы одежды твои и да не оскудевает елей на голове твоей и прочее до того места, где сказал: «как рыбы, которые попадаются в пагубную сеть, и как птицы, которые запутываются в силке, так и сыны человеческие уловлены будут во время наихудшее, когда оно упадёт на них неожиданно». Прежде чем будем говорить о каждом стихе порознь, сделаем краткий общий обзор, чтобы было видно, в каком смысле говорится все это. Так как в предыдущем отделении сказал, что люди после смерти своей исчезают из сердца людей и к ним никто не имеет ни любви, ни ненависти, по выражению поэта: «Нет уж борьбы никакой с побеждёнными, мертвыми» (Энеид. II) и так как под солнцем они ничего не могут делать: то теперь приводит, как людское заблуждение, самый способ их взаимного убеждения пользоваться благами мира сего. По обычаю риторов и поэтов он делает олицетворение, говоря: о человек, если таким образом после смерти ты ничто и сама смерть ничто, то послушай совета моего и пока живешь в этой краткой жизни, пользуйся наслаждениями, употребляй драгоценные ткани, предавайся вину и пойми, что все это Богом дано тебе в пользование. Ходи разодетый в белые одежды, голова твоя пусть будет раздушена благовониями, какая бы из женщин тебе ни понравилась, наслаждайся в ее объятиях и суетную и краткую жизнь проводи в суетном и кратком наслаждении. Ибо кроме этого ничего у тебя не будет чем бы тебе можно было насладиться; спеши срывать все, что тебе может доставлять удовольствие, спеши, чтобы оно не исчезло. И пусть не тревожат тебя пустые сказки, будто в каждом деле добром ли или худом тебе нужно будет отдать отчёт во аде. Ведь в смерти нет никакой премудрости: по прекращении этой жизни не остается никакого ощущения. Так скажет, говорит, какой-нибудь Эпикур, Аристипп, Киринеики и другие скоты из философов. А я, тщательно размыслив сам с собою, нахожу, что не случайно все происходит и не слепая Фортуна играет делами человеческими, как некоторые худо думают, а все это происходит по определению Божию. Ни быстроногий, если он бежит, не должен бег считать своим, ни сильный пусть не полагается на силу свою, ни умный пусть не думает, что богатство и имение он собирает умом своим, ни красноречивый и ученый, что он приобретает любовь у народа своим красноречием и учёностью; нет, но все делается устроением Божиим. И если Он не направит всего Своею волею, если Он не созиждет дом, то напрасно трудились строящее его; если Он не сохранит города, то напрасно бодрствуют стерегущие его (Пс.126:1). Итак не один исход всем, и не случаен порядок жизни этой, как они думают: потому что, когда они о том не думают, похищенные мгновенно смертью, они пойдут на суд. И как рыба попадает на удочку и в сети и вольные в воздухе птицы запутываются в силок неведомо для них: так и люди, тогда как они полагали что все вертится по игре случая, при неожиданном наступлении смерти и суда, по заслугам своим будут отведены на мучения вечные.

Это в смысле краткого общего обзора всего сказанного; теперь же следует объяснить все порознь и так, как бы он говорит не от лица другого, а от себя.

Еккл.9:7. Итак иди, ешь с весельем хлеб твой, и пей в радости сердца вино твое, когда Бог благоволит к делам твоим.

Иди и ешь в веселии хлеб твой и пей в добром сердце вино твое, ибо уже угодны стали Богу дела твои. поелику ты знаешь, что смертью все оканчивается и во аде нет покаяния и никакого возвращения к добродетелям: то, пока ты находишься в этом мире, спеши, ревнуй покаяться, подвизайся, пока у тебя есть время. Ибо Бог охотно принимает кающегося. Иначе: полезно и простое понимание этого места, сообразное с оным: «аще ясте, аще ли пиете, аще ли ино что творите, вся во славу Божию творите» (1Кор.10:31) и еще: «с умом пей вино». Ибо тот не имеет истинной радости и доброго сердца, кто сверх меры злоупотребляет сотворенным. Но лучше понимать так: чьи дела угодны Богу, тот никоим образом не будет нуждаться в истинном хлебе и вине, истоптанном из виноградника Сорех. Итак, если нам дана заповедь говорящая: «пожелал ты премудрости, храни заповеди, и Господь подаст тебе ее»: то будем хранить заповеди, – и мы будем в состоянии обрести хлеб и вино духовное. А кто не хранит заповедей и хвалится изобилием хлеба и вина, тому говорится чрез Исайю: «не говори: я уже знаю ее: ты и не постиг и не знаешь, и от начала Я не открыл уши тебе; ибо знаю, что презирая презришь» (Ис.48:8). Далее то, что говорится у Семидесяти Толковников: «иди, ешь в радости хлеб твой» есть голос того Екклезиаста, Который говорит в Евангелии: «жаждяй да грядет ко мне и да пиет» (Ин.7:37) и в Притчах: «приидите, ядите мой хлеб и пейте вино мое" (Прит.9:5).

Еккл.9:8. Да будут во всякое время одежды твои светлы, и да не оскудевает елей на голове твоей.

Да будут во всякое время белы одежды твои и да не оскудевает елей на голове твоей. Имей, говорит, тело чистое, и будь милосерд. Или так: да не будет времени, когда бы у тебя одежды были не белы, остерегайся когда-либо ходить в нечистых одеждах. Ибо народ грешный изображается сияющим в тёмных одеждах. А ты облекайся светом, а не проклятием, которое написано на Иуду: «и облечеся в клятву яко ризу» (Пс.108:18). Облекай внутреннее свое милосердием, благостью, смирением, кротостью, терпением. И когда совлечёшься ветхого человека с делами его, облекайся в нового, который обновляется со дня на день. А касательно сказанного: «да не оскудевает елей на голове твоей» нужно знать, что свойство елея таково, что он и питает свет, и облегчает страдания измождённых. Есть и елей духовный, елей радости, о котором пишется: «сего ради помаза Тя, Боже, Бог Твой елеем радости паче причастник твоих» (Пс.44:8). Этим-то елеем должно радостно сиять лице наше. Этим-то елеем должна быть помазана голова постящегося, елеем, которого не могут иметь грешники, коим говорится: «несть пластыря приложити, ниже елея, ниже обязания» (Ис.1:6). Ибо они имеют елей противоположный, которого гнушается муж праведный, говоря: «елей грешников не утучнит головы моей». Этот елей имеют еретики, и им-то хотят умащать головы обольщённых.

Еккл.9:9. Наслаждайся жизнью с женою, которую любишь, во все дни суетной жизни твоей, и которую дал тебе Бог под солнцем на все суетные дни твои; потому что это – доля твоя в жизни и в трудах твоих, какими ты трудишься под солнцем.

Повидь жизнь с женою, которую полюбил ты, во все дни жизни суеты твоей, какие даны тебе под солнцем: потому что это доля твоя в жизни и труде, которыми ты трудишься под солнцем. Следуй мудрости и ведению Писаний и пойми в супружество себе ее, о которой говорится в Притчах: «возлюби ее, и она сохранит тебя; обними ее и она оградит тебя» (Прит.4:8). А дни суеты означают дни века сего непотребного, о котором не умалчивает и апостол. А сказанное: «повидь жизнь с женою, которую полюбил ты», сказано в смысле двояком, – или повидь и посмотри жизнь ты сам и жена твоя с тобою (ибо ты один без такой жены не будешь в состоянии видеть жизнь), иди: посмотри на то и другое – повидь и жизнь и женщину во дни суеты твоей. И прекрасно заповедует, чтобы во дни суеты нашей мы искали истинной жизни с женою-мудростью. Ибо в этом-то и есть доля наша, здесь-тo и есть плод труда нашего, если в этой как тень призрачной жизни мы можем обретать жизнь истинную.

Еккл.9:10. Все, что может рука твоя делать, по силам делай; потому что в могиле, куда ты пойдешь, нет ни работы, ни размышления, ни знания, ни мудрости.

Все что находит рука твоя делать, по силе твоей делай, потому что в аде, в который ты идешь туда, нет ни дела, ни заботы, ни знания, ни мудрости. Делай теперь все что можешь и подвизайся, потому что когда сойдешь в ад, не будет уже места покаянию. Подобное этому заповедуется и Спасителем: делайте «дондеже день есть: приидет нощь, егда никтоже может делати» (Ин.9:4). А относительно слов: «в аде, в который ты идешь туда,» заметь, что должно верить, что истинно и Самуил (Соломон?) был во аде и что до пришествия Христова все, хотя бы и святые, подлежали закону ада. А что за тем, по воскресении Господа, святые не заключены в аде, свидетельствует апостол, говоря: лучше «разрешитися и со Христом быти» (Флп.1:23); а кто со Христом, тот конечно не заключен во аде.

Еккл.9:11. И обратился я, и видел под солнцем, что не проворным достается успешный бег, не храбрым – победа, не мудрым – хлеб, и не у разумных – богатство, и не искусным – благорасположение, но время и случай для всех их.

Обратился я и видел под солнцем, что не у проворных бег, не у сильных борьба, не у мудрых хлеб, не у умных богатство, не у сведущих благодать; но что время и случай встретится всем им. Кто связан железными узами и обременён тяжелыми свинцовыми кандалами – ибо «неправда сидит на таланте свинцовом» (Зах.5:7) и в псалме говорит: «яко бремя тяжкое отяготеша на мне» (Пс.37:5), – тот не способен к тому бегу, о котором говорится: «течение скончах, веру соблюдох» (2Тим.4:7). И тот кто лёгок и душа которого не обременена, тем не менее и он не может достигнуть до конца без Бога. Также когда и будет борьба с противными силами, о которой написано: «освятите войну» (Иер.6:4), хотя бы он был и силен, не сможет однако победить собственными силами. И совершенный в сынах человеческих и мудрый не будет в состоянии иметь живой хлеб и небесный иначе, как чрез премудрость, увещевающую: «приидите, ядите мой хлеб». И так как есть богатство, о котором апостол сказал: «богатитеся в делах добрых» (1Тим.6:18) и в другом месте: «обогатистеся во всяком разуме» (1Кор.1:5): то следует знать, что муж мудрый может собирать это богатство не иначе как получив его от Господа, Которому принадлежит это богатство. О нем и в другом месте сказано: «искупление души мужа свое ему богатство» (Прит.13:8). И благодати хотя бы и образованный муж обрести не сможет, если она не будет сопровождаться ведением и не будет дана от Бога. И Павел, зная это, сказал: «паче всех их потрудихся: не аз же, но благодать Божия, яже со мною» (1Кор.15:10) и еще: «и благодать его, яже во мне, не тща бысть». И, в заключение, неведомо для человека, когда придёт время, в которое последует различный исход и конец для всех. Это по смыслу таинственному (secundum αναγωγήν).

В более же простом смысле, этому месту соответствует послание к Римлянам: «ни хотящаго, ни текущаго, но милующаго Бога» (Рим.9:16). А сказанное: «не у мудрых хлеб» ежедневно доказывается примером многих, которые, будучи весьма умными, нуждаются в необходимом. «Нe у сведущих благодать». Ибо можно видеть, что в церкви процветают некоторые самые невежественные люди: они, приобретши себе самоуверенную осанку и бойкость языка, говоря не думавши, считают себя умными и образованными, особенно если получат благосклонность толпы, которая более услаждается и увлекается легкими фразами. И наоборот муж образованный скрывается в неизвестности, терпит преследования и не только не имеет благорасположения в народе, но чахнет от нужды и бедности. А это бывает потому, что все вращается в положении непрочном и в настоящем нет воздаяния заслугам, а в будущем.

Еккл.9:12. Ибо человек не знает своего времени. Как рыбы попадаются в пагубную сеть, и как птицы запутываются в силках, так сыны человеческие уловляются в бедственное время, когда оно неожиданно находит на них.

И не знает человек своего времени. Как рыбы, которые попадаются в пагубную сеть и как птицы, которые запутываются в силке, так и сыны человеческие уловлены будут во время наихудшее, когда оно упадет на них неожиданно. Как мы сказали уже и выше, – неведомо для людей приходят к ним несчастия или смерть. Затем, в смысле аллегорическом, следует знать, что царство небесное подобно неводу закинутому в море (Мф.13:47–50), и наоборот – что еретики имеют невод, чтобы ловить им рыб на погибель. Невод их – приятная речь, ласкающее слово, притворные или вынужденные посты, скромная одежда, подражание добродетелям. И если они станут рассуждать о предметах выспренних, на высоту поднимать уста свои и искать высот Божиих, то они расставляют сети на высотах этих. Итак, как рыбы и птицы скоро уловляются такою сетью и такими силками: так, когда умножится нечестие и охладеет любовь многих и будут твориться знамения и чудеса, чтобы обольстить, если возможно, и избранных, – скоро могут пасть даже и люди церковные, те, которые называются сынами человеческими и которые маловерны. Следует заметить, что во всей этой книге везде где стоит: «сыны человеков», в Еврейском стоит: «сыны человека» т. е. «сыны Адама». И почти все Писание полно этой особенности (idioma), называя весь род человеческий сынами Адама.

Еккл.9:13–15. Вот еще какую мудрость видел я под солнцем, и она показалась мне важною: город небольшой, и людей в нем немного; к нему подступил великий царь и обложил его и произвел против него большие осадные работы; но в нем нашелся мудрый бедняк, и он спас своею мудростью этот город; и однако же никто не вспоминал об этом бедном человеке.

Вот еще какую мудрость видел я под солнцем, и она показалась мне важною. Город небольшой, и людей в нем немного: и подступил к нему царь великий, и обложил его, и построил против него машину большую. Но нашел в нем человека бедного и мудрого, и он спас город своею мудростью; и однако же никто не вспоминал об этом бедном человеке. Тогда как другие говорят, что все непрочно и праведный не имеет никакого преимущества пред неправедным, я нашел и в том величайшую мудрость, что часто случается, что город мал, жителей в нем немного, и облагается он войском безчисленных врагов, осаждается и народ погибает в нем от голода: но вдруг, сверх ожидания, отыскивается простой, бедный человек, который, превосходя мудростью всех богатых, великих, сильных и гордых, находящихся в этой опасности и упавших духом при виде осады, думает, разыскивает и находит средства избавить город от бедствий. Но, – о, неблагодарная забывчивость людей! как только они избавились, как только с города снята осада и возвращена отечеству свобода, никто не помнит об этом мудром бедняке, никто не благодарит его за спасение, но все честят богачей, не умевших во время несчастия оказать никакой помощи. Еврей иначе объяснял это место, именно так: Город небольшой – это человек, который у философов называется малым миром; и людей в нем немного, – членов, из которых составляется этот человек; когда же выступит против него царь великий – диавол и будет искать места, чрез которое мог бы вторгнуться в него, находит в нем простое, мудрое и спокойное размышление внутреннего человека и оно сохраняет город, обложенный осадою. Но когда человек избавится от опасности гонения ли, или бедствий, или какого-либо другого несчастия и греха, тогда тот внешний человек, который враждебен оному человеку бедному и мудрому, не вспоминает о внутреннем человеке и не подчиняется его внушениям, но снова живёт по своей свободе. Иначе: город небольшой и людей в нем немного, – это Церковь, по сравнению с целым миром; против неё часто восстаёт царь великий – диавол (не потому, чтобы он был велик, но потому что хвалится своим величием) и облагает ее осадою или гонения, или другого рода бедствий; но находит в ней человека бедного и мудрого – Господа Иисуса Христа, Который и обнищал ради нас (2Кор.8:9) и есть Сама Премудрость, и этот муж бедный освобождает город своею мудростью. Сколько раз мы видали, как лев сидящий в засаде с богатыми, то есть сенаторами и князьями века сего, и замышляющий против церкви, был поражаем мудростью бедного Онаго! И когда этот бедный победит и в городе будет восстановлен мир, то едва кто-либо помнит о Нём, едва кто-либо чтит Его повеления, но все, предавшись роскоши и наслаждениям, ищут богатства, которое не избавляет в бедствии.

Еккл.9:16. И сказал я: мудрость лучше силы, и однако же мудрость бедняка пренебрегается, и слов его не слушают.

И сказал я: мудрость лучше силы, и мудрость бедняка, которая была презираема и слова его, которых не слушали. Хотя никто не помнит о мудром бедняке Оном, когда все предается удовольствиям и все преклоняются пред силою и богатством: тем не менее я, согласно со всем вышеизложенным толкованием, более почитаю презираемую мудрость бедняка и слова, которых никто не удостаивает внимания.

Еккл.9:17. Слова мудрых, высказанные спокойно, выслушиваются лучше, нежели крик властелина между глупыми.

Слова мудрых выслушиваются спокойно, лучше, нежели крик властелина между глупыми. Если увидишь в церкви, что какой-либо вития угождением народному вкусу и красными словами возбуждает рукоплескания, вызывает смех, приводит слушателей к взрывам восторга, то знай, что это призрак неразумия как оратора, так и слушателей. Ибо слова мудрых выслушиваются спокойно и в скромном молчании, а кто неразумен, тот, хотя бы он был и человек властный и сам ли кричал бы, или возбуждал крики народа, будет причисляем к неразумным.

Еккл.9:18. Мудрость лучше воинских орудий; но один погрешивший погубит много доброго.

Мудрость лучше воинских орудий, и один согрешивший погубит много доброго. И теперь предпочитает силе мудрость и говорит, что она гораздо важнее, чем воинские орудия. Ибо, если один будет неразумен, хотя бы он был мал и ничтожен, часто, однако, по его глупости тратятся большие средства и богатства. А так как на Еврейском можно читать: «а кто грешит в одном, тот потеряет много доброго», то можно думать и так: из-за одного греха погибает много дел праведности; добродетели соединены между собою, и кто имеет одну, имеет все, а кто согрешит в одном, тот подлежит всем порокам (Иак.2:10).


Комментарии для сайта Cackle