святитель Игнатий (Брянчанинов)

СКОРБИ 1

(см. также: Грех, Искушение, Крест). ...Что без скорби сделаешь, то непрочно бывает, и что посеешь да слезами не польешь, то худо всходит. 29.

...Слава Богу за все скорбное, случающееся с нами! Кому попускаются скорби, тот, значит, помянут Богом в Царствии Его, а кто живет бесскорбно, тот забвен Богом.

К нашей обители есть милость Божия, потому что в ней хотя и не столько, сколько следовало бы, есть люди, имеющие намерение быть приятными Богу. Господь посылает и искушения: кому посылаются скорби, тот, значит, есть часть Божия, а кому идет все, как по маслу, тот – часть диавола. А когда Господь восхощет взять его из части диаволовой, то взимает посланием скорбей. Скорби – чаша Христова на земле. Кто на земле участник чаши Христовой, тот и на Небе будет участником этой чаши. Нам она – непрестающее наслаждение.

...Милосердный Господь, избирающий тебя в число Своих, попускает тебе различные скорби и от людей, и от болезней телесных. Это благой знак – прими его с великодушием и верой. Когда осыпают ругательствами и стараются уловить тебя в чем словами, помяни, что то же делали со Христом, и вкуси благодушно чашу чистительную.

Подобает душе и телу истончиться, как паутине, пройти сквозь огонь скорбей и воду очистительную покаяния и войти в покой духовный – в духовный разум, или мир Христов, что одно и то же. [...]

Чаша скорбей обнаруживает внутренний залог человека: Давид идет в пустыню, а Саул – к волшебнице.

Когда человек во время своей скорби обращает взоры на кого-нибудь, с доверенностью простирает к нему руки, просит помощи, это значит – предполагает в нем духовную силу. Духовной силы не имею. Я окован цепями страстей, нахожусь в порабощении у них, вижу в себе одну немощь. Но проведши всю жизнь в страданиях, почитаю сострадание страждущим священным моим долгом. Только из этого побуждения пишу к Вам; только в этом отношении сочтите письмо мое достойным внимания Вашего; примите его как отклик души, участвующей в Вас. В одиночестве, в скорби и ничтожное участие приятно.

При нынешних обстоятельствах человеческие пути к вспоможению Вам заграждены. Таково мнение не только мое, но и тех, знающих Вас и помнящих, с которыми я счел полезным посоветоваться. Нельзя уклониться ни направо, ни налево, надобно по необходимости идти путем тесным и прискорбным, который перед Вами внезапно открылся по неисповедимым судьбам Божиим.

Такое положение мне не незнакомо. Не раз я видел полное оскудение помощи человеческой, не раз был предаваем лютости тяжких обстоятельств, не раз я находился во власти врагов моих. И не подумайте, чтобы затруднительное положение продолжалось какое-нибудь краткое время. Нет! Так протекали годы; терялось телесное здоровье, изнемогали под тяжестью скорбного бремени душевные силы, а бремя скорбей не облегчалось. Едва проходила одна скорбь, едва начинало проясняться для меня положение мое, как налетала с другой стороны неожиданная, новая туча – и новая скорбь ложилась тяжело на душу, на душу, уже изможденную и утонченную, подобно паутине, предшествовавшими скорбями.

Письмо Ваше я получил и увидел из него, что путь жизни Вашей пролегает по теснинам и скорбям, как это обещано всем желающим последовать Христу. Кто последует Христу, как верховный Петр и первозванный Андрей, тому предназначен крест. Кто обращается ко Христу, как разбойник, того удел – опять крест. В первом случае крест соделывается венцом, во втором он бывает лествицей. Но каковы бы ни были наши обстоятельства, к какому бы образцу мы ни подходили, невозможно быть Христовым без креста; «еже есть, – говорится при пострижении в монашество, – готову присно быти к подъятию всякой скорби, которую Промыслитель нам попустит». Господь да укрепит Вас.

Милосердный Господь, дарующий путь спасения и самое спасение произволяющим спастись, да укажет Вам подобающий путь. В наше время предоставлено спасаться наиболее терпением скорбей.

Скорбь действует противоположно наслаждению, а потому противодействует нашему падению, способствует нашему восстанию. По этим свойствам своим скорбь необходима нам ко спасению. По причине необходимости ее Спаситель повел стезей скорбей Свое святое стадо в страну блаженства вечного. Тому, кто отказывается от скорбей, он возвещает решительно: «иже не приимет креста своего и вслед Мене грядет, несть Мене достоин» (Мф. 10, 38).

Через мрачную, глубокую пропасть скорби, внезапно открывшуюся перед нами, перенеситесь на крыльях веры! Не испытывайте волн недоверчивой стопой размышления человеческого, идите смело по ним мужественными шагами веры- и обратятся под ногами Вашими мягкие, влажные волны в твердые мраморные или гранитные плиты. Тем более нейдут Вам робость и сомнение, при зрении моря скорбного, при зрении ветра крепкого, что призывающий Вас ходит по морю скорбей, отделяющий для такового хождения от прочей братии Вашей – Сам Господь. Это призвание есть вместе и блаженное избрание! Христос знаменует «Своих» печатью страданий! Он обрел душу Вашу благопотребной Себе и потому печатлеет ее Своей печатью! И стоит отдельно малое стадо, часть Христова, от множества прочих людей; Христовы держат в руках своих признак избрания их Христом – чашу Христову; на раменах их знамя – Христов Крест. Далеко, далеко отшатнулись от них сыны мира! Бесчисленной толпой, с шумом, в упоении странном, гонятся они за попечениями и наслаждениями временными. Время в очах их преобразилось в вечность! Они проводят жизнь бесскорбную, преуспевают в тленном, забыты Богом, не возбуждают против себя диавола: они угодны диаволу – часть его. Чаша Христова отверзает вход в страну разума духовного, состояния духовного, вошедший туда и причастившийся трапезы утешения духовного соделывается мертвым миру, бесчувственным к временным скорбям и лишениям, начинает совершать свое земное странствование, как бы несущийся по воздуху превыше всего, на крыльях веры. Оковы разума притягивают нас к земле – стране мучений; находясь на земле, мы невольно подвергаемся и мучениям, «приложивый разум приложит болезнь» (Еккл. 1, 18), – говорит Писание. Вера подымает с земли, освобождает от оков, изъемлет из среды мучений, возносит к Небу, вводит в покой духовный. Вошедшие в этот покой почивают прохладно, насладительно на роскошно постланных, драгоценных одрах боговидения.

Примите эти строки, произносимые от сердечного участия, которое с первого свидания с Вами возбуждено во мне Вашей душой, носящей во глубине своей какой-то особенный залог, залог таинственный, боголюбезный – залог богоугождения. Примите эти строки из страны страданий, в которую я поселился очень давно: Богу не было угодно, чтобы шел я путем общим, обыкновенным! Он поставил меня на стезю отдельную, в страну совсем особенную – и редко встречаю путешественника, идущего по этой стезе, посетившего эту страну, с которым бы можно было перемолвить слово на том языке, которым говорят в стране той, и который сделался мне несколько знакомым, – утешительно звучит он для слуха души моей. В звуках его слышу что-то родное. [...]

...С самого берега глядя на темное, глубокое море скорбей, на даль, где синева вод сливается с синевой небес, на эту беспредельную даль, пугающую веру, прислушиваясь к гневному говору волн, к их плесканию однообразному и бесчувственному, не предавайтесь унынию, не впустите в душу Вашу море грустных дум. Тут гораздо более опасностей! В этом море потонуть гораздо удобнее, нежели в море скорбей наружных. Радуйтесь! – И паки реку: радуйтесь! Вы для того на берегу моря скорбей, чтобы переплыть в страну радостей: даль моря имеет противоположный берег, хотя и невидимый для очей человеческого разума. Этот берег – рай умственный, преисполненный духовных наслаждений. Достигшие этого блаженного берега забывают, в упоении наслаждением, все скорби, претерпенные ими на море. Становитесь бестрепетной ногой в легкую ладью веры, носитесь, как крылатый, по влажным буграм! Скорее, нежели предполагаете, нежели можете себе представить, перенесетесь через море, перенесетесь в рай. – Но между духовным раем и жизнью плотской, душевной, обыкновенной, которой живут вообще все люди, положены в разграничение – как бы обширное море – крест и распятие. – В рай нет другого пути! Кого Бог хочет возвести в рай, того начинает сперва наводить на путь к нему – на крест. «Признак избрания Божия, – сказал некоторый святой аскетический писатель, – когда пошлются непрестанные скорби человеку». Претерпим умерщвление миру скорбями, чтобы сделаться способными принять в себя существенное оживление для Бога явственным, вполне ощутительным действием Духа. Пожертвуем тлением для Духа! Вполне отдайтесь Богу! Киньтесь в спасительную бездну веры, как бы в море с утеса!

Людей оставьте в стороне, как орудия Промысла! Эти орудия – слепые, сами по себе не имеют никакой силы, никакого движения! «Не имаши власти ни единыя на Мне, – сказал Господь Пилату, – аще не бы ти дано свыше» (Ин. 19, 11), хотя Пилат, водимый суждением человеческим, признавал и утверждал (а в этом, без всякого сомнения, согласны были с ним и все водящиеся таким суждением!), что он имеет власть распять предстоящего ему Узника и власть отпустить Его. – Не озабочивайтесь никакими сношениями с людьми, никакими оправданиями перед ними! Такие сношения и оправдания только нарушат мир сердечный, не принесут никакой пользы. Немощные люди – цветы, являющиеся на короткое время на поверхности земной! Вы мечтаете о себе много, Вы приписываете себе много, а Вы – немощные люди! Вы почтены самовластием, а вместе с тем не перестаете быть орудиями, слепыми орудиями, вполне орудиями! И того даже Вы не видите и не ведаете, что Вы орудия! Вы самовластны – так! Вы не можете не принять мзды за дела Ваши! Но в бесконечно мудрых судьбах Божиих эти самовластные суть действователи без малейшей власти, без всякой самостоятельности. Иисуса Назореа, говорил святой апостол Петр иудеям, «Сего нарекованным советом и проразумением Божиим предана приемше, руками беззаконных пригвождше убисте» (Деян. 2, 22–23); «вем, яко по неведению сие сотвористе, якоже и князи ваши: Бог же, Яже предвозвести усты всех пророк Своих пострадати Христу, исполни тако» (Деян. 3, 17–18). В делах Промысла Божия люди – слепые орудия. Потому-то Господь не сподоблял людей, по-видимому облеченных полной властью, никакого ответа! Потому-то назвал Он чашу, приготовленную злоумьппленниками, демонами, бесплотными и во плоти, чашей, подаваемой Отцом.

...Находящие скорби терпеть безропотно и без жалоб, в сознании своей греховности, достойной вечных наказаний, заменяемых милосердием Божиим временными наказаниями. «Аще кто правильного или неправильного запрещения отвергся, – своего спасения отвергся», – сказал святой Иоанн Лествичник. Притом надо веровать, что Бог не попускает искушения паче силы, почему перед посылаемым искушением надо смирять свою выю. [...]

Старец Василиск однажды во время великого молитвенного утешения услышал глас: «Имей во всю жизнь единым делом – ношение в сердце Господа Иисуса, а между тем примешь бесчестия». Сам Господь, все апостолы, все святые провели жизнь свою в многоразличных скорбях. Без бесчестий нам не спастись.

Скажите сестре Е.: «Ум не может быть бесстрастным – по Великому Максиму- аще не приемлют его многие и различные видения». – Понимая цель, надо оставлять средства без особого внимания.

Многими скорбями и смертями подобает нам, по примеру всех от века святых, наследовать Царство Небесное! – Так говорится в одной из молитв иноческого пострижения. Не дивись ничему случившемуся. «Не искушение ли человеку житие его на земле?» (см.: Иов. 7, 1) – давно сказал праведный Иов. Блажен человек, иже претерпит искушение и, через искушение и терпение, внидет в познание закона Божия, а через его познание – в живот вечный. Храни ум твой в тишине и преданности воле Божией, удерживай его от порывов и дерзновения. «Радуйтеся Господеви, – говорит Пророк, – со трепетом» (см.: Пс. 2, 11). Страх и благоговение, изливающиеся от Престола Божия, да прольются в твою душу и да сохранят ее от козней вражеских. Мир тебе от Бога и человеков! А где решительное примирение, там полное прощение.

Теперь ты можешь сказать с пророком Давидом: «Господь, наказуя наказа мя, смерти же не предаде мя» (см.: Пс. 117, 18). Многими скорбями и смертями подобает нам наследовать Царствие Небесное, да умертвится наш ветхий человек со страстями и похотями его, и да соделается сердце способно к принятию Божественной благодати.

...Скорбь надо потерпеть, в надежде на милосердие Божие и на помощь Божию. Возлагая все упование свое на Господа Бога, подвижник Христов должен и сам стараться об уничтожении причин скорби, если это зависит от него.

Веруем, что без воли Божией не может к нам приблизиться никакая скорбь; всякую скорбь, как приходящую от руки Божией, приемлем с благоговейной покорностью воле Божией, с благодарением, славословием Всеблагого Бога, непостижимого в путях Его, дивного во всех делах Его.


Источник: Симфония по творениям святителя Игнатия (Брянчанинова) / под общ. ред. архимандрита Романа (Лукина). – Ставрополь : Издательский центр Ставропольской Духовной Семинарии ; ССШ, 2007. – 368 с. ISBN 978-5-93078-507-4

Комментарии для сайта Cackle