архиепископ Игнатий (Семенов)

Беседа в неделю мясопустную

Сказана в Донском кафедральном соборе в 1846 году

Тогда отвещают Ему праведницы, глаголюще: Господи!

когда Тя видехом алчуща, и напитахом, или жаждуща, и напоихом?

Когда же Тя видехом странна, и введохом, или нага, и одеяхом?

Мф.25:37, 38.

Каждодневно, и в каждый день неоднократно молится Св. Церковь Господу, и с нею молимся мы о том между прочим, чтобы сподобиться каждому из нас, Христиане, отдать добрый ответ на страшном судище Христовом. Сегодня представляет Евангелие мысленному взору нашему и всемирное оное позорище, когда пред престолом Судии, тьмою Ангелов окруженного, соберутся все народы и племена, и произведется суд в таких подробностях, что не только значительные дела, добрые и худые, но и то, напитали ли мы бедного, утолили ли жажду жаждущего, отверзли ли странным врата дома своего, посещали ли болящих, – и то пред лицом неба и земли будет объявлено и рассуждено. И, конечно, тот добрый будет на сем испытании ответ, Слушатели, который скажут пред Богом праведники. А они, по засвидетельствованию Испытующегo сердца и утробы праведно, исполнивши в жизни своей все дела милосердия (предмет всего более на суде видимый), ответствуют Ему в изумлении, что они ничего доброго не делали!

Поучимся и мы той особенной истине Евангельской, что наше пред Богом оправдание приобретается осуждением себя пред Ним, и что надобно исполнить сие здесь же прежде страшного суда Божия, при самом делании добра.

После греха, другое не меньшее у нас зло – то, что обыкновенно ищем мы оправдывать себя даже в проступках своих. Лишь только учинен первый в мире грех; что воспоследовало на первом суде Божием над ними36? Адам слагает вину греха на жену, как бы с укорением и Творца за то, что он дал ему такую жену; жена слагает вину на змия, и – самооправдание сие кончилось всеродным, вечным осуждением. Кольми паче ныне мы, осужденное потомство грешника, во всяком случае должны быть пред Богом с глубоким чувствованием своей пред Ним виновности. Не говоря о том, что само по себе ясно худо, будем рассматривать, Слушатели, и добрые дела свои не по одной наружности их и собственным о себе мыслям; станем вникать в самый источник их, в ту таибницу37 сердца, откуда исходят и помышления, и слова, и деяния. Там, без сомнения, увидим глубокие следы повреждения своего по природе. Учинено дело доброе? Есть самые добродетели на вид – тяжкие по сущности грехи! Смотреть должно, с каким намерением производятся в добрые дела наши? С совершенным ли к добру расположением, или с другими, даже иногда нечистыми побуждениями, напр. из боязни, из корысти, из чести, из лицемерия, как находил все сие Сердцеведец в фарисеях? Смотреть надобно и на то между прочим, не есть ли доброе наше дело естественным свойством сердца, или только следствием бессилия быть нам в таком роде худыми? Такой суд с одной стороны может объять во всем его пространстве один только Всеведущий; с другой – трудно, невозможно человекам отделить в себе и в самых добродетелях всякую примесь чувственного или земного. Почему с Царствующим Пророком надобно всем нам просить Господа, дабы Он от тайных наших и нам самим неизвестных нечистот очистил! Не похвалится, по слову Апостольскому, всяка плоть пред Богом38! Вот основание наше, наше собственное, по Слову Божию, касательно оправдания нашего: да будет весь мир повинен Богови39!

На сих развалинах растленного естества нашего благодать Божия зиждет из человека нову тварь40, производит таинственное освящение того, что есть в человеке греховного, и дает нам иные неизъяснимые силы к добру. Но сие-то самое и есть новым убеждением для нас к признанию своего ничтожества. Теперь человек, рассматривая самого себя, находит, по указанию Апостольскому, что нет ничего в нем, чего бы не приял он свыше41: не доволен от себе и помыслити что, яко от себе42. Что же представим мы собственного пред очами Всевышнего, кроме своих немощей, худости, ничтожества?

Боже Праведный! При одном воспоминании о стольких дарах и силах Твоих, естеству нашему сообщенных, наипаче же в Царстве благодати Твоей о Христе Иисусе непрерывно изливаемых, невольным образом ужасается сердце, сколь много оставлено нами внушений Твоих, даров Твоих, сил Твоих без всякого внимания, и даже с укорением Духа Твоего! Что-ж, когда на весах правосудия Твоего взвесятся, вместе с малым числом малых добродетелей, и множества падений наших, все тяжести оскорблений Твоего величия? Минута воздыханий к Тебе, и – дни, годы, жизни, проведенные для себя и мира! Сегодня едва воскрыляюсь от земли душою, и завтра вновь падаю еще ниже прежнего!

Но и тот малый остаток добрых дел, или лучше, только намерений, что будет пред Богом, Слушатели Благочестивые, как разве малый долг твари ко Творцу, Которому всяческая работна, – отнюдь не заслуги наши, – скудный, ни мало несоответственный плод благодатной Его попечительности. Ибо обо всем, что нами ни сделано доброго, рассуждать нам прилично не иначе, как напоминает Господь наш: Еда имать господин хвалу рабу тому, иже сотвори повеленная? Не мню, говорит Он. Тако и вы, егда comвopume вся повеленная вам, глаголите, яко раби неключими есмы: яко еже должни быхом comвopити, coтворихом43.

Одно то, Слушатели, когда на подвиг добродетели нужны такие для нас и подобные убеждения к смирению, уже показывает недостаток в нас духа истинного и прямого благочестия. Истинное благочестие таково, что чем более оно спеет и умножается в ком-либо, тем смиреннейшие рождает в человеке мысли. Авраам, отец верующих, удостоен был единобеседования с Богом; но и он ничего не нашел приличнее сказать о себе в то время, как, что он земля и пепел. Ныне начах глаголати ко Господу моему, говорил Авраам; аз же есмь земля и пепел44. Таким образом и высокие человеческие достоинства души ничтожными делаются при свете Божества.

Пред Ним и Архангельская светлость исчезает, и Серафимский пламень не блистает, и Херувимская чистота закрывает лице свое! А человеческая правда? Вся правда наша, говорит один Пророк, есть яко порт45 нечистыя46. В самом деле, дух избранных Божиих всегда был таков, что избранные Божии старались один пред другим уничижать себя. Св. Павел Апостол едва ли не паче других потрудился и на сем поприще – смирения, самоуничижения.

В самой вещи, Слушатели, прежде нежели совершенно испразднится в нас душенный человек, нельзя без опасности наслаждаться ощущениями в себе и добродетелей. Тайный враг наш, при начинании оных, препятствует нам делать добро, а при успехе, кажется, усиливает добро и превозносит, но с новым коварством, – с тем, чтоб низвергнуть нас в бездну высокомерия. И в сем-то состоит едва ли не труднейшая часть Евангельского терпения и, так сказать, духовного воздержания. В противном случае всякое приобретение благочестия иждивается в то же время самими вами без всякого остатка для вечности, для Бога. Аминь глаголю вам47, – глаголал о фарисеях Спаситель, – они восприемлют мзду свою. Суетная мзда! – кичение мыслей, минутное удовольствие сердца, слабый и краткий блеск славы в глазах людских! То ли плод священной добродетели?

С крайнею осторожностью в жизни своей должны мы, Слушатели Благочестивые, проходить подвиг благочестия, памятуя всегда слово псаломское, или лучше, молясь им ко Господу: аще беззаконие назриши, Господи, Господи, кто постоит48? Однако же с таким сознанием, с сим беспрерывным покаянием тем паче и паче усугубим, Слушатели, делание добрых дел. Чувствование недостатков своих должно воспламенять в нас всегда новую ревность и усилие, а неусыпный труд пусть займет каждого из нас так, чтоб не было никому времени и подумать, сколько чего доброго у нас сделано, но было бы пред глазами только то, что делать еще бесконечно многое предлежит впредь, – забывая, по примеру Апостольскому, задняя, в предняя же простираяся49.

Тем более да возбуждает нас к тому святое напоминание Апостольское, особенно настоящему дню воспоминание будущего страшного суда Христова приличное, и как бы особенно в день сей сказываемое: Кацем подобает быти вам во святых пребываниих и благочестиих, чающим и скорее быти желающим пришествия Божияго дне50. Пришествия Божиего дня! Так. Небо и земля мимо идут, словеса же Господня без исполнения не останутся. И, конечно, с продолжением времени тем ближе настоит тот день и час, когда востребуется от нас отчет во всей нашей жизни, во всех и тайных помышлениях, и даже возможных движениях сердца. Произведем же прежде здесь сами над собою строгий суд, дабы не быть осужденными там на веки. Еще продолжается утешительное благовестие, что Сын Божий спасает мир, а не судит мир. Воспользуемся сим временем спасения! Аминь.

* * *

37

сущ. (греч. μύστις) тайнослужительница. посвященная или посвящаемая в тайны, познавшая или познающая тайны (ПремСол.8:4)

45

сущ. (греч. ῥάκος) тряпка, рубаха.



Источник: О покаянии : Беседы пред великим постом и в пост, по воскрес. дням, говоренные Игнатием, архиепископом Донским и Новочеркасским. - Санкт-Петербург : тип. Деп. внеш. торговли, 1847. - VIII, 278 с.; 23.

Вам может быть интересно:

1. Простые и краткие поучения. Том 8 протоиерей Василий Бандаков

2. Церковная проповедь на двунадесятые праздники. Часть 2 протоиерей Пётр Смирнов

3. Слова и речи – 287. Речь при вручении жезла новопосвященному Епископу Дмитровскому Алексию святитель Филарет Московский (Дроздов)

4. Слова и речи. Том I – Слово в неделю ваий митрополит Никанор (Клементьевский)

5. Толковый Апостол. Часть III. Объяснение последних семи посланий святого Апостола Павла епископ Никанор (Каменский)

6. Мои дневники. Выпуск 6 архиепископ Никон (Рождественский)

7. Очерки по истории Византии. Выпуск 2 Владимир Николаевич Бенешевич

8. Лампада Глинская. Старчество в современном мире профессор Константин Ефимович Скурат

9. Сборник 12-ти главнейших противосектантских бесед Михаил Александрович Кальнев

10. Собрание слов и размышлений епископ Вениамин (Платонов)

Комментарии для сайта Cackle