праведный Иоанн Кронштадтский

Октябрь

11 октября 1866 г.

Благодарю Тебя, многомилостиве, всеблаже и всесильне Господи, яко сегодня сподобил еси причаститися Божественных Твоих Тайн с верою или, паче, с силою веры неодолимою и прогнал еси гнездившегося во мне беса сластолюбия. Благодарю Тебя, яко третий и четвертый классы даровал еси мне препроводить мирно, благословно, со дерзновением. Но сегодня же вечером я соделал пред Тобою грех великий: толкнул нищего сильно, когда он шел за мною и просил на рубашку уже после поданной ему милостыни. Не возопиют ли на нас некоторые нищие, говоря: наипаче наполнися душа наша поношения гобзующих и уничижения гордых [Пс. 122, 4]?

Во всех плодах земных и во всех благах земных выразилась безмерная любовь Божия к людям – потому надо с любовью преподавать эти блага людям, ибо они Божии, не наши, мы только раздаятели; что нужно себе, то употребим, а избытки должны быть раздаваемы бедным или употреблены на гостеприимство.

Я должен быть святыней Господней, кротостью и долготерпением Господним, щедротами Господними. Облекитесь, как избранные Божии, святые и возлюбленные, в милосердие, благость, смиренномудрие, кротость, долготерпение [Кол. 3, 12].

Помни, что кусок в чужих руках кажется всегда великим и лучшим, чем наш, и не верь своему завистливому глазу. Люби ближнего, как себя: какой себе кусок берешь, такой, по возможности, старайся давать и ближнему.

Цени своих слуг и труды их и долговременное их служение тебе и дому твоему; считай их достойными и предостойными твоего хлеба-соли, чаю-кофе, сахару, одеяния и пр. Не забывай, что и они – члены Христовы. Отринь от себя око лукавое.

Десять лет одно и то же, то есть едим и пьем и пр. Если на других негодуешь, что лакомятся, то и на себя больше других, ибо ты жаднее всех.

Христос, вечная сладость, со мною есть, – сказал я в сердце моем и пропел устами и сердцем, и мне стало легко и мирно, тогда как пред этим сердце мое томилось и беспокоилось пристрастием к земной сласти – сахару.

Сердце мое – одно, и оно должно быть всё Божьим; между тем дьявол хочет, силится завладеть им посредством бесчисленных похотей мирских и часто лишает нас на время пресладкого, премирного, преблагого, пресвятого Владыки нашего. Потому нам должно распинать плоть свою со страстьми и похотьми. Усмиряю и порабощаю тело мое, говорит Апостол, дабы, проповедуя другим, самому не остаться недостойным (1Кор. 9, 27).

Будучи членом Православной Церкви и почитая Церковь Ангелов и первородных и призывая их в молитве, я сам пользуюсь правом на их молитву обо мне пред престолом Божиим, и по смерти, если я умру в мире с нею, Церковь будет обо мне молиться, и таким образом я не лишусь надежды на спасение. Но в лютеранстве и англиканстве кто помолится за верующих из святых и какое право могут иметь на молитву святых за них лютеране и англикане, когда сами их не призывают в молитве и не чтут их? Между тем достойны ли ходатайствовать пред Богом за других их пасторы, не принявшие апостольского рукоположения? Блаженны истинно верующие чада Православной Церкви! Цените православие свое! Участвуйте всем сердцем в молитвах Церкви, вслушивайтесь тщательно в ее молитвы, песнопения, Таинства!

Полно мне ребячиться и состязаться в еде со слугами и домашними и стараться, как бы не меньше, а больше их съесть, ибо, дескать, я хозяин. Мне-то именно, как священнику и как причастнику Божественного брашна, надо меньше всех есть и жить Господом, молитвою, богомыслием, чтением Божественных писаний, а ядение и питье со всеми сластями предоставить другим. Горняя мудрствуй, а не земная.

Воистину, простые люди в тысячу раз лучше в очах Божиих, чем ученые, ибо первые просты (не лукавы), послушны (не противны), кротки, незлобивы как агнцы, смиренны, терпеливы, довольны простым и немногим, добродушны, снисходительны, не завистливы, радушны, доброжелательны, участливы от души; а вторые – лукавы, противоречивы, непослушны, раздражительны, придирчивы, горды, злы, завистливы, скупы, любостяжательны, нетерпеливы, недовольны всем, придирчивы, нерадушны ко всякому, недоброжелательны, холодны, неучастливы. Избрание Господом апостолов из числа рыбарей служит для всех нас, ученых, важным, поучительным, многознаменательным уроком. Славлю Тебя, Отче, Господи неба и земли, что Ты утаил сие от мудрых и разумных и открыл то младенцам (простым душам) [Мф. 11, 25]. Отсюда долг особенно уважать простых людей, о грубости же и необразовании их жалеть и тем паче с любовью их беречь и им служить.

Как я нажил себе сердце гордое, презорливое к бедным и необразованным? – не многознанием ли внешним, не чревоугодием ли, не нарядными ли одеждами, не нарядною ли квартирою и всею обстановкою? Уклонился я от простоты. Воистину, многие образованные люди идут не вперед, а назад сравнительно с простыми, но добрыми и честными людьми (ретроградство), а многие необразованные люди идут вперед. Вот какой обман бывает в человеке! Надо чтобы вравне с умом образовывалось и сердце и воля, а не ум один или память.

Евангелие говорит: люби ближнего, как себя, то есть всякого человека, а мы любим по прихоти и похоти, по вкусу своему растленному; любим, например, красивых лицом, умеющих хорошо говорить, имеющих хорошую манеру, хорошо выступающих, бойких и пр. О, как согрешаем пред Создателем! Всё на свой лад извращаем. О, пресыщенные!

Непременно старайся образовать отношения свои к прихожанам как отца к детям, пастыря к пасомым; наставляй, утешай, вразумляй, обличай, входи в их жизнь, дела, занятия и пр.

Посты в среды и пятки и прочие непременно наблюдай, да не так, как теперь, а просто хлеб с чаем употребляй, и больше ничего.

Излишняя пища и питие рожном78 бодущим и палящим бывают во внутренностях моих.

Чем сытее и богаче человек телесно, тем он голоднее, голее и нищетнее духовно.

Все земные блага – тень преходящая, не имеющая ничего существенного, сон, а жизнь истинная, истинное благо – Христос в сердце, вечный живот и блаженство.

Благодарю Тебя, яко отъял еси от Мене прелесть благ земных ныне по молитве моей и ни во что их вменяти научил еси.

Не бойся страсти – она мечта; смело гляди.

Одним воздухом дышим, одним Духом Святым оживотворяемся.

16 октября.

Благодарю Тебя, Господи, яко грех пресыщения и истечения ночного очистил еси по молитве моей и даровал еси благодать совершить непреткновенно и с силою Божественную литургию и причаститься Святых Тайн в мир душевных сил и слово изречь со дерзновением и силою.

Священник, служащий Богу живому и совершающий пренебесные Тайны, должен сердцем попирать всё земное, всё за сор считать, тогда он будет достойно проходить звание христианина и священника. В противном случае он будет как соль, потерявшая силу [Лк. 14, 34 – 35].

Надо возненавидеть, презреть всё земное, как дьявол презирает, бьет, мучит нашу душу из-за земных сластей. Дух земнолюбия – дух дьявольский.

Человек – образ Божий бесценный, и тело его как бы великолепная, художественная, бесценная колонна или прекрасный, величественный, чистый храм бессмертного богоподобного духа. О, великолепие и красота членов человеческих! Весь мир, как сор, повержен к стопам человека. Когда мы научимся уважать человека, как себя, да и нас уважают всегда и все.

Надо упражняться в живой, дружеской беседе с домашними и с приходящими к нам родственниками и знакомыми для сближения по духу; равно надо иметь общение и с прихожанами, входя к ним для собеседования, вообще, заботиться об общении духовном с ближними. Чрез это будет исполняться заповедь о любви к ближнему, чрез это мы не дадим места дьяволу; поступая таким образом, мы увидим всю нелепость страстей гордости, зависти, плотской нечистоты и пр.

Я, я, Господи, причиною великого неудовольствия на меня ближних моих, а не они.

Часто мы гоним ближнего внутренно (например, домашних) подозрением, осуждением, внутреннею ненавистью или гостей частых осуждением, негодованием.

Когда страсти борют тебя, тогда стой и борись мужественно, как добрый воин Христов.

Тестя своего старца и мать свою благодари за хлеб- соль и за всё, как Господа, а не человека, ибо всё во всех Господь, ибо все – члены Христовы, все по образу Божию, а сами по себе мы – ничто. Вообще обращайся с ними всегда от души, искренно, смиренно, почтительно. Уважай их, как хочешь, чтоб тебя уважали, и больше того: честь, воздаваемая ближнему, обращается на нас самих, ибо мы – едино тело. А кто лицемерно, неискренно, горделиво, враждебно, завистливо или скупо, любостяжательно, с нечистотою обращается с другими, тот прежде всего бесчестит себя самого, делает вред самому себе, сквернит себя, ибо зло наказывает само себя, как добродетель – сама себе награда.

Для чего лампады и свечи, горящие при богослужении? Да будут чресла наши препоясаны и светильники горящи. И мы подобны людям, ожидающим возвращения господина своего с брака [Лк. 12, 35 – 36].

В обществе людском вражда семейная [да] разрушается и узы семейной жизни и взаимного уважения и любви укрепляются.

Образование должно научать тебя искренно почитать и любить всякого человека и с готовностью, с охотою, с радостью служить самому последнему из них, самому необразованному. Ты образован – доставь выгоды, блага образования необразованным; жалей по крайней мере о их необразованности, старайся передать им, что можешь, посочувствуй их невежеству, воздохни о них Богу.

Помни, что человек по образу Божию и в каждом человеке, как он ни грешен по видимому, есть много залогов добра, истины и красоты духа, – надо только дать им случай сказаться. Потому надо всякого человека уважать, любить и доставлять ему случай сказаться в добрую сторону.

Хорошо бы отдельными книжками написать 1) житие каждого святого на известный день, потом 2) службу из месячной Минеи этому святому. Всякий знал бы своего Ангела и мог бы подражать ему: святые – путеводные звезды.

День моего Ангела 19 октября 1866 г.; не святыней души и тела, а мерзостью содомскою одарил я Тебя, Творче мой, Святе святых, – а все из-за чревоугодия, чревообъядения, из-за ядения мяса, молока, сливок и из-за похваления пред отцом Александром Лебедевым, что-де живу девственником, не то что ты. О, окаянство моего! О, грехопадения моего! Толиких благ причастник, ежедневно причащаясь Божественных Тайн! – чрез чревоугодие и причащение я лишаюсь их! Господи, помилуй мя! Согреших паче Давида, содомлян и ниневитян, ибо те не были удостоены толиких благ, толикой благодати, как я. О, горший скота человек! О, невнимательный к толиким дарам Творца! О, нерадивый и ленивый! Но, Долготерпеливе, даждь мне плач за грехи моя, даждь обращение, исправление, совершение79 и спасение! Агнче Божий, вземляй грехи мира, возьми и мое бремя тяжкое греховное и не даждь порадоваться о мне врагу моему, наругавшемуся надо мною моего ради невоздержания и похваления гордыни.

В толикой благодати будучи, что причащаюсь Божественных Тайн ежедневно и непрерывно, я содомски живу, окаянный: ем, пью сыто, ибо и грех содомлян состоял в сытости хлеба и в изобилии вина. Доколе же не изменюсь, доколе не поревную о воздержании и посте? Ибо христианство непременно требует воздержания, как и Господь наш Иисус Христос в самом начале Своего служения нашему спасению показал и указал это примером Своим, постившись сорок дней и ночей. Есть только да пить – это язычество: ядяху, пияху... [Лк. 17, 27]. И как легко это язычество в нас допускается, этот языческий образ жизни! Как будто так и быть должно!

Хорошо у плоти, у души отнимать из сластей ее, вещей, денег, нарядов, чтобы она не была сластолюбива, блудна, жадна, корыстолюбива, надменна, тщеславна, а любила бы Бога больше всего и ближнего своего, как себя; была бы кротка, смиренна, терпелива. Надо чтобы она не пожирала с жадностью яства и напитки, не засматривалась на красоту вещей, на блеск золота и драгоценных камней, на красивую мебель, красивый сервиз, красивый шрифт печати, красивые книги, красоту одежды, ибо всё в ущерб любви к Богу и ближнему и чистоты души. Не послужим, богомудрии, твари паче Создавшего: прекрасна, вожделенна тварь – Творец еще прекраснее, еще вожделеннее; тварь тленна – Творец нетленен.

Мяса не есть, пива не пить, сладкого чаю. О Боже, помози!

О действиях ветхого и нового человека надо написать в «Кронштадтском вестнике» для вразумления публики и об уничтожении ветхого человека и облечении в нового.

Гордость свою познаю́ из того, что не хочу слушать советов и замечаний домашних, как бы всезнающий сам, как бы совершенный во всем, и обижаюсь на них за замечания, вместо того чтобы принимать с благодарностью.

В чем состоит христианское образование? В простоте сердца, кротости, незлобии, терпении, трудолюбии, чистоте и целомудрии, нестяжательности, щедрости, в вере, надежде и любви. К этому должно вести и образование ума в школе или дома. Кто немного знает, и однако же имеет означенные добродетели, тот гораздо выше в очах Божиих, Божией Матери, святых Ангелов и святых человеков и всех здравомыслящих людей, – выше, говорю, того человека, который много учился, много знает и чужд христианских добродетелей – простоты, кротости, смирения, незлобия, чистоты; который при искусстве слова и манер лукав, горд, зол и раздражителен, живет нечисто, служит чреву, богатству, обижает, обманывает, лихоимствует, скуп, жестокосерд, не любит нищих, не молится, не повинуется уставам Церкви.

Надо отличать жадность сердца к земным вещам, например сластям, деньгам, домашнему убранству, убранству в одежде, от действительной потребности телесной: та ложна в начале своем, потому что происходит от дьявола и гибельна для души и тела, безумна и смеха достойна, – а эта есть действительная потребность, имеющая основание в природе. Первой надо всемерно избегать, последней удовлетворять. Следующий по безумию своему первой алчет денег и тогда, когда их весьма много у него, алчет яств и напитков и тогда, когда он сыт по горло, алчет почестей, когда ему едва не все преклоняются, новых и лучших одежд, когда и те, которые есть у него, очень хороши, нового и лучшего жилища, когда у него то хорошо. Удовлетворяющий естественной потребности довольствуется немногим: кусок хлеба простого и простая похлебка удовлетворяют его, простая, но приличная, хотя и грубая одежда достаточна для него; место, занимаемое им в обществе хотя и низкое – высоко для него, ибо он считает себя и его недостойным или он и на нем с достоинством держит себя и совершает на нем много добрых дел.

Жадный жалеет сластей ближнему, когда сам позволяет их себе свободно, оскорбляется, когда ему скажут другие негладкое слово или покажут не совсем ласковый взгляд. Знающий же меру естественных потребностей и повреждение естества человеческого смотрит равнодушно на всё, ибо знает, что для всего положена естественная мера; не оскорбляется ничем, ибо знает, что человек враждует на брата по научению дьявольскому, что он поврежден от природы, весьма немощен, грешен, как и он сам, и охотно прощает ему все обиды, особенно если видит исправление обидчика.

О, какое высокое уважение к человечеству внушает то обстоятельство, что Господь безначальный избрал в Матерь Себе Пречистую Деву и из Нее воплотился и Бог человек бысть, да бога человека соделает80. Какое уважение надо питать к женскому полу, к ложеснам, к двери,которою проходим мы на свет! С какою чистотою должны мы обращаться с ними и вообще со всяким человеком! Ибо в человека облекся Бог и соедини Себе человеческое естество.

Господи мой, Творче и Спасителю, прости мя, яко доселе гоню Тя в лице братии моей, сродников моих, – и из-за чего же? Из-за сору, называемого пищею и питьем, из-за земли, которая Твоя, а не моя, как сказано: Господня земля, и исполнение ея, вселенная и вси живущии на ней [Пс. 23, 1]. Кто я, что считал своими яства и напитки, туне, по единой благости мне Тобою подаваемые, и гневался из-за них на брата? Что за гордость? Что за зверство? Но где вера моя во всеуправляющий Промысл, который и птиц питает? У которого ни одна не забыта? Я ли буду забыт? Какое маловерие! Какое неуважение к личности человека! Какая гордость!

Злоба дьявольская застаревает от частого обращения с теми лицами, которые часто к нам ходят и даром пользуются нашим добром – пищею, питьем (Божьим), но это мечта ветхого, самолюбивого, сластолюбивого, любостяжательного и гордого человека, – надо ее уничтожить и ближнего возлюбить, как себя, как прочих людей, которых мы жалуем за то ли, что они добрые наши знакомые и хорошо нас угощают или добрые наши товарищи по службе и пр. Заповеди Божии, например о любви к ближнему, надо исполнять по воле Божией, а не по своему вкусу, выбору и произволу, не по-язычески любить ближнего, то есть любить не любящих только нас, но и ненавидящих и обидящих, не дающих только нам, но и которым мы должны давать, не богатых только, но и бедных; не красивых только, но и некрасивых, не молодых только, но и старых, не родных только и родственников, но и чужих, не единоплеменных только, но иноплеменных, не единоверных только, но и разноверных или иноверных и даже нехристиан; не искусных только в слове, но и совсем грубых и неискусных, не здоровых только, но и больных, не благородных, но и простых, не хорошо одетых только, но и оборванных, ходящих в нищенском рубище; не чистых только по наружности, но и неопрятных, не угождающих только нам, но и тех, которым мы должны угождать по званию или необходимости обстоятельств или которые нам досаждают, противоречат, смеются над нами.

При виде брата, пришедшего к нам, и думать не надо о пище и питье, деньгах и пр. и не сопоставлять его с веществом, которое есть сор, прах, хоть бы то было золото или алмаз или сласть какая, например сладкий плод, варенье, кушанье или блестящая одежда, знак отличия; особенно не нужно прельщаться ничем земным при богослужении и не служить твари паче Создавшего.

Когда сердце твое озлобляется и порывается на ближнего, часто к тебе приходящего, и жалеет ему сластей, тогда обрати злобу на себя, на свою жадность и скупость, а брата тем больше обласкай, чем больше ты всуе озлобился на него внутренно и чрез то обижал его тайно.

Господи! Я согрешил пред Тобою: в лице брата моего внутренно я гнал Тебя, ибо он член Твой и брат Твой, поколику Ты – Богочеловек и Искупитель наш, искупивший всех нас кровью Своею. О, зачем я доселе не обновился, не совлекся ветхого человека с деяньми его и не облекся в Тебя [Кол. 3, 9 – 10]? Зачем еще господствует во мне земное направление, а не небесное, вещественное мудрование, а не духовное?

И сласти, и деньги, и одежды великолепные – всё сор и сами по себе (как все – земля), и потому, что сильно засоривают сердце наше и отторгают его от любви к Богу и ближнему, когда оно прилепляется к означенным вещам; потому – презирать их и заниматься больше всего единым на потребу. Не всё быть детьми легкомысленными: время взяться за разум, пора с важностью поразмыслить о своем высоком назначении и о тех средствах, коими можно его достигнуть, – о молитве, о слове Божием, о воздержании, о милостыне, о терпении, о послушании Церкви, вообще о заповедях Божиих. Смотри: плевелы растут, усиливаются и сильно заглушают пшеницу, не давая ей расти, а это ужасное состояние: оно может кончиться тем, что плевелы совершенно усилятся и совсем заглушат пшеницу. Какие плевелы? Чревоугодие, лакомство, пресыщение и пиянство, гордость, зависть, скупость, любостяжание и пр. Что пшеница? – Любовь к Богу и ближнему, кротость, смирение, послушание, терпение, воздержание, снисхождение.

Как неусыпно, непрестанно работает во мне враг! То к чревоугодию склоняет, то к любостяжанию, то к скупости, то к злобе и раздражительности, непрестанно поджигает ко греху.

Надо отречься от всего имения, иначе нельзя быть Христовым учеником, нельзя любить Бога и ближнего, нельзя быть кротким, смиренным, нелюбостяжательным, терпеливым, воздержным.

Будь иной человек беден, он был бы хорош, а теперь он богат, и богатство портит его: он горд, жестокосерд, скуп, завистлив, невоздержен, сластолюбив, нетерпелив.

Взирай умными очами на крест и виждь любовь Распятого к человечеству, положившего за них душу Свою, и день ото дня успевай в любви; с радостью, в простоте сердца служи всем: пришел гость – ласково встреть, угости, проводи, хотя и частый гость; нищий просит помощи – подай, какую можешь, и пр.

Больше пищи да питья – больше тяжести, больше гною, больше раздражительности, гордости, зависти, любостяжания, словом, больше безумия. О, бесценное воздержание, бесценный пост!

Помни и наблюдай всегда следующее: с любовью встречай всякого приходящего к тебе в дом, радушно угощай, если пришел к столу, как член Христов, как Христа, – ничего не жалей: за всё будет сугубое воздаяние; ни на кого не озлобляйся, на самых коварных и злых врагов своих или на неисправно делающих свое дело.

Бог дает нам видеть на мертвецах смердящее тление, да возбудит в нас жажду нетления, вечного благоухания;

попускает испытывать болезнь – да возжелаем жизни безболезненной; дает видеть суету и краткость жизни, да возлюбим жизнь не суетную и вечную.

Надо беззаконие презирать и ненавидеть грех, страсть, порок, а мы презираем и ненавидим согрешающего, обижающего брата, вместо того чтобы молиться о нем, как терпящем крушение и беду душевную, или надо бы себя самих ненавидеть и презирать за свою нелюбовь к брату, за множество своих грехов и страстей, а мы обращаем ненависть и презрение на брата.

Мы живем на земле для того, между прочим, чтобы познать лесть и гибельность греха, восчувствовать к нему совершенное отвращение и потом, познав истину и животворность добродетели, прилепиться к ней всем сердцем до последнего издыхания.

Замечай за собою: лучше ли ты стал, исцелился ли, кротче ли смиреннее ли стал, воздержнее ли в пище и питье, терпеливее ли, чистосердечнее ли, бескорыстнее ли, менее ли блудник и хульник, менее ли жаден, чревоугодлив, менее ли горд, ненавистлив, завистлив, скуп? Горе тебе, если всё тот же. Господь для того и дает нам каждый день, что ожидает нашего покаяния и обращения.

Надо изучить науку управлять людьми именно в духе кротости, незлобия, спокойствия, терпения. Надо самому научиться управлять собою, покорять страсти уму и закону Господню, чтобы хорошо управлять другими. Надо быть выше страстей человеческих, надо дать время утихнуть им или употребить средства к укрощению их.

Обязанность наша на земле – возненавидеть во всяком грехе дух дьявола и ненавидеть всякий грех как дух его или порождение его, блевотину его, и возлюбить во всякой добродетели Дух Божий и всякую добродетель творить нелицемерно.

Злоба и всякая страсть – беснование, безумие. Надо или молиться во время страсти, или говорить, ругать свою страсть.

Если ты считаешь себя образованным, просвещенным, но если ты горд, презорлив к людям необразованным, завистлив, скуп, блудлив, сребролюбив, пьяница, чревоугодник – то ты ученый дурак, ты невежда, темный человек.

Мать моя и умна, и благочестива, чувствительна, сердобольна, кротка, смиренна и при необразованности внешней довольно сведуща в основных истинах веры.

Что значит: да отвержется себе [Мф. 16, 24; Мк. 8, 34]? Это значит, что когда будут подступать к сердцу твоему или злоба на ближнего, или гордость и презорство к нему, или зависть, или нечистота, или противление, или златолюбие, или сребролюбие, или скупость, чревоугодие и жадность, леность – всякий раз с твердостью говорить каждой из них: отвергаю, отвергаю, – и таким образом прогонять всякий грех.

Непрестанно, неизменно люби человека, как себя, несмотря ни на какие препятствия от лукавой плоти: красоту или безобразие, бедность или богатство и на разные погрешности ближнего, ибо согрешающего против Бога или лично против нас надо жалеть и молиться за него, а не озлобляться и не впадать самим в тяжчайший грех – злобу и гордость вражью.

Тела наши – земля: нерадеть об них, как о прахе, что под ногами. Бессмертную душу человека любить неизменно, а грехи ее считать за болезни и всемерно стараться врачевать их в себе и в других. Грех преследовать в себе и в других нещадно, но самих человеков щадить, жалеть, – впрочем, спасая душу, можно и должно иногда не щадить и самого человека, подвергая его всей строгости наказания.

Дух братства. Отче наш, Иже ecи на небесех, – да проникаемся желанием небесного отечества и не прилепляемся к земле как странники и пришельцы; да святится имя Твое – да проникаемся непрестанно желанием святости; да приидет Царствие Твое – да стремимся сделаться церквами Бога живого, в которых живет и царствует Троица Бог; да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли, – как дети, всеусильно да стараемся [исполнить] волю Отца Небесного, благую и совершенную, а свою да отвергаем, как растленную; слова: яко на небеси и на земли показывают то, что чрез воплощение Бога Слова составилась одна Церковь из Ангелов и человеков и что мы должны подражать небесным нашим старшим братиям в исполнении воли Отца Небесного; хлеб наш насущный даждь нам днесь – да чаем и земных благ от промысла Отца Небесного, не оставляющего ни одной птички, и да не желаем иметь многого, ибо многое много озабочивает, привязывает к земному, отвращая от небесного, наипаче же да желаем хлеба истинно насущного – Тела и Крови Христовых, слова Божия, молитвы; остави нам долги наша – да проникнемся жаждою прощения наших согрешений, ненавистью к ним; якоже и мы оставляем должником... – да учимся быть незлопамятными; и не введи нас во искушение – да бережемся искушений и да вооружаемся против них молитвою, крестом, именем Господним и молитвою; но избави нас от лукаваго – да стремимся всегда выйти из-под его власти, отвергая страсти.

Многомилостиве, скоропослушниче, скорозаступниче Господи, благодарю Тя, яко сподобил мя еси непреткновенно совершити Таинство Брака дважды и молитву водоосвятительную и благодарственный молебен на акте прочитать с должным благоговением и непреткновенностию.

Пост для человека, а не человек для поста. Потому пост можно разрешить в случае нужды; вообще, не осуждать ядущих скоромную пищу в пост и мира не нарушать. Любовь выше поста.

Какая многоглавая гидра плоть моя! То гордость, то злоба, то златолюбие, то смех, то уныние, то раздражительность.

Когда имеем легкую вещь из дерева, тонкую вещь – это ничего, даже за достоинство это считаем, а когда эта вещь сделана из серебра или золота, то тонкость считаем большим недостатком и бываем недовольны этим, – оттого что к дереву мы не имеем пристрастия, а к серебру и золоту имеем пристрастие и желаем, чтобы сребра и золота было больше, хотя это множество ни к чему доброму не ведет. Так богач как можно больше хочет собрать денег и, сокровиществуя, не весть кому соберет я [Пс. 38, 7]. Так, священник или другой кто, видя малые просфоры на жертвеннике, бывает этим недоволен и хочет, чтобы они были больше, хотя и этих было бы достаточно для него. Так чревоугодник и объедало с жадностью наполняет свое чрево большим количеством пищи, хотя природа требует немногого.

Как лукава плоть! Вместо того чтобы обращать всё внимание на содержание, мы обращаем внимание на содержащее! Когда нужно отложить всякое житейское попечение, тогда мы связуемся желанием множества злата.

Проскомидия – сокращение, оглавление литургии.

О спасении душ наших миром Господу помолимся. Дороже всего – спасение души, ибо какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? Или какой выкуп даст человек за душу свою? [Мк. 8, 36 – 37]. Нашего ради спасения сшел с небес Сын Божий.

Что это значит? Больше блестящей земли в руки, мягкой в рот и всякой около себя? О, плоть! О, пригвождение к земле!

Как уважают наместника царского! Но человек – образ Божий, наместник Царя Небесного на земле, – чти и люби его. А святые?

Причастнику надо помнить слова Господа: придите – и рассудим... Если будут грехи ваши, как багряное, – как снег убелю; если будут красны, как пурпур, – как в όлну81 убелю [Ис. 1, 18].

Всеми тремя силами надо служить Богу.

Для чего священник облачается в особенные одежды во время священнослужения? Да напоминает себе всегда отложити ветхого человека, тлеющего в похотях прелести, облещися же в новаго [Еф. 4, 22 – 24]... Елицы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся [Гал. 3, 27]. Да памятует это непрестанно священник.

Стоя пред престолом, я занимаю место Моисея, ходатая о людях, Самуила, Илии, апостолов, святителей Василия Великого, Григория Богослова, Иоанна Златоустого и прочих святых. Да подоблюсь им в духе, вере, чистоте, любви...

Как не молиться мне о Священном Синоде, о государе?! Они меня воспитали, человеком сделали по воле Господа. Они – отцы мои.

Правило лютеран – не призывать святых на молитве, не почитать святых мощей заключает в себе гордость и фарисейское самодовольство, отвержение авторитета священных преданий, тоже дышит крайнею гордостью. Гордость и то, что лютеране хвалятся своею реформою и празднуют ее торжественно, празднуют свое еретичество, свое отпадение от апостольской Церкви. Это из рук вон. Заблуждение некоторых католиков, из-за которого отделились лютеране, не есть заблуждение всей Западной Церкви. В ней были святой Григорий Двоеслов, святой Климент, святой Амвросий и пр.

Злато, сребро – земля, прах; шелк, бархат, цветные платья – земля, всё земля и прах, – чего мы прельщаемся? Дьявол прельщает все наши чувства и к вражде на ближнего. Он же прельщает разными подозрениями, обидами, мнимыми или действительными погрешностями и пр. Но надо любить неизменно ближнего, как себя.

Не похвалу, но и брань, и ругательство от других люби принимать. Резкость брани часто необходима для исцеления нашего от известной страсти: грех надо иногда как бы выжигать, вырезать, с болью выгонять из сердца. Так вырезают или прижигают дикое мясо. Безрассуден тот, кто любит принимать одну похвалу: он не узнает своих ран душевных, своего безобразия внутреннего и будет, пожалуй, услаждаться мнимыми своими (может быть, и отчасти истинными) своими совершенствами и впадет в гордость, [которая] рассыплет всё духовное богатство. Потому надо любить ругателей.

Греховное пресыщение человеком, например нахлебниками, бедными, коим часто подаем, и уничижение их. Надо радоваться, что мы можем служить ближнему и чрез то угождать Самому Господу и мзду многу у Него заслуживать.

Надо радоваться, что часто ходят к нам добрые гости и имеют к нам доброе расположение из-за нашего чаю-сахару, хлеба-соли и особенно из-за доброго нашего к ним расположения, что они дарят нас своим посещением, общением, беседою. Жалеть чего-либо для них грешно, ибо, во-первых, угощение их ничего не стоит, 2) была бы любовь – всё житейское приложится нам.

Никогда не сочувствуй своему ветхому, греховному человеку, но будь в непрестанной вражде с ним, не сочувствуй злобе своей, зависти своей, высокомерию своему, любостяжанию своему, злорадству своему, лукавству своему, блуду своему, чревоугодию своему (не говори: ах, прелесть, что за кушанье!), лености своей, лицемерию своему, небрежности своей.

Больному человеку служи искренно, как Самому Иисусу Христу, мыслью, словом и делом. Не погнушайся им, не пожелай зла или смерти, не злорадуйся, ибо общая наша немощь, общие грехи. И тебе придется болеть, и тебе умирать. Помяни, что все мы – одно тело, что всё земное – сор.

Неискренно, лукаво помянул я сегодня на литургии отца протоиерея Гавриила Любимова, стоявшего в алтаре, и оттого смутился духом и смутно совершал Святые Тайны и причастился, и смутно служил панихиду, и многих молитв стоило мне возвратить душевное спокойствие и потребити неосужденно Святые Тайны. Нравоучение. Надо искренно поминать на литургии всякого человека, живого и умершего, как себя, как сердце свое. Господи, умудри и утверди! Во время литургии сединым Богом беседовать, никого из людей не стыдиться и не смущаться от их присутствия. Маловерный! зачем ты усомнился? [Мф. 14, 31].

Беда мне от ядения мяса – и к чему я еще ем мясо? О, если бы мне, подобно Апостолу, сказать: не буду есть мяса вовек (1Кор. 8, 13)!

Модников да модниц, богатых купцов, паркетных джентльменов, театральных гостей, людей с нынешним образованием что-то у нас не видно в церкви, а видно в них только больше простонародье! О, неверие, о, неблагодарность к Богу!

Ты пресыт, одет в десять платьев, в несколько сапогов, [и ты ли] яришься, когда у тебя просит нищий?

У парня по сластям да по деньгам сердце болит, что ближний их берет у него или просит у него, а по ближнем, что ближний голоден, наг, бос, болен, – не болит; что за диво, что за уродливость! А оттого, что пристрастие возымел к вещам, оттого, что в первое время этого пристрастия бороться с ним не хотел, а сложил оружие и отдался в плен сластям, оттого, что ближнего не возлюбил, как себя, – забыл, что Господня земля, и исполнение ея, вселенная и вси живущии на ней [Пс. 23, 1], что всё земное земля и пепел, а человек – полновластный царь земной, коему всё покорено под ноги, как прах. По сластям да по деньгам болит сердце, а по заповедям Господним, что надо их исполнить, сохранить зело, – не болит, а по Господе, заповедавшем сохранять их нам как пути, ведущие в живот вечный, – не болит, по животе вечном, превожделенном, не болит, по бесконечной красоте лица Божия, которое обещано зреть праведникам, – не болит, по сладости будущих благ не болит. О, прелесть вражия! О, заблуждение сердца человеческого!

И давать бедным милостыню не жалей, и когда теряешь что – не жалей и не скорби, ибо Бог не имать от Тебе отступите и не имать тебе оставити. Если хочешь, чтоб щедро тебе давали другие, давай сам охотно бедным и своим присным или гостям и странникам, ибо какою мерою мерите, такою и вам будут мерить [Мф. 7, 2]. Но как многие сами скупы, а хотят, чтоб другие были к ним щедры!

Миром Господу помолимся. Всё достояние Божие – вся Церковь земная и небесная и Царица мысленного наздания82. Ектения всеобъемлющая, ектения любви.

Отчего мы жалеем ближнему приятных кушаньев и напитков? Оттого, что хотим большей доли себе, хотим сами с жадностью истреблять всё приятное, но это весьма вредно для нас: для здоровья души и тела необходимы умеренность и воздержание, и так как грешная природа наша увлекает нас к пресыщению при изобилии благ земных, то надо радоваться, что ближний употребляет наши брашна, надо быть довольным, что нам достается меньше, что он отвлекает от нас излишнее, употребляя его сам. Христианину надо жить больше любовью, услугою ближним, Духом Святым, а не вещественными благами.

Ищу человека, искренно любящего Господа, и не нахожу: у этого человека сердце к мебели прилипло: на мебель его не попадай и святая вода, ибо испортить может мебель; у этого пристало к деньгам, у этого к сластям.

Грех – воля дьявола, святость – воля Божия.

Любви к Богу и ближнему изменяю, окаянный, всегда из-за чего-либо маловажного. А любовь должна всё покрывать и с кротостью исправлять.

Пришел кто к тебе из знакомых или своих, и родилось в душе твоей чувство неприязни, вражды к пришедшему: вот это-то чувство неприязни и вражды и преследуй, презирай в себе, а не пришедшего ближнего – и умиротворится после возмущения дух твой, и распространится он после тесноты, и возвысится после уничижения, и возвеселится после скорби. Слова сии истинны. Так вообще преследуй в себе всякий грех, а не ближнего; так преследуй в себе гордость и презорство, зависть, скупость, жестокость, а не ближнего; пьянство, а не вино; чревоугодие, а не лакомые блюда; блуд, а не гоняйся за любодейцами; леность, а не дело.

Благодарю Тя, Господи Боже мой, яко ныне вечером несколько раз Ты услышал меня, воззвавшего к Тебе о помощи, и державно избавил меня от обышедших меня внутренних злоб и блуда: в доме приказчиков [Бенардаки], в доме Синебрюховой и дома, – от вражды на Василия Ал. Песоцкого и на брата Константина. Я сказал злобе на брата: презираю тебя, а не брата, – и мир водворился во мне. Так надо побеждать или презирать прелесть известной, гнездящейся в тебе страсти и отвергать ее. В этом состоит мудрость христианина, сила и победа его над грехом. Всякий христианин должен умудряться побеждать в себе и в других грех, или многоразличные страсти, прихоти и худые привычки. В этом состоит подвиг против греха.

Всем моим настоящим положением я обязан после Господа Бога, Его Пречистой Матери старцу тестю моему. Как я должен быть к нему благодарен и почтителен!

Помни тело из разнообразных металлов, виденное Навуходоносором [Дан. 2, 31 – 33]. Что это тело? Это, во-первых, относительно к нам означает известное царство, например Русское; во-вторых, означает все царства человеческие, ибо род человеческий есть одно тело, как от одного человека, от одной крови происшедший. Знаменательный сон: он напоминает каждому из нас изречение Апостола: едино тело есмы мнози (1Кор. 10, 17).

Благодарю Тебя, Господи, яко умиротворил еси мя ныне преестественно животворящими Тайнами (1 ноября, вторник). Но я неблагодарен и злонравен явился пред Тобою, пожалев двух просфир, отданных диаконом прихожанам, по жадности пожелав их себе или по самолюбию и гордости отдать их сам по своему усмотрению. О, самолюбие! Я бы отдавал, а не другие, и своим знакомым. Но это дело диакона. И это я сделал после причастия, когда бы надо иметь мне такое настроение мыслей, какое имел Давид, когда сказал: Что ми есть на небеси? и от Тебе что восхотех на земли? Изчезе сердце мое и плоть моя, Боже сердца моего, и часть моя, Боже, во век [Пс. 72, 25 – 26]. А то как будто мне мало было, что Сам Бог был Богом сердца моего и частию моею, – я захотел еще нескольких просфир. О, как враг наругался надо мною чрез пожелание их, чрез отъятие диаконской просфиры. Боже! Очисти мя, грешного!

Как бесконечно много дано от Бога человеку, например Божественное Тело и Кровь Богочеловека и с ними – обожение и вечная жизнь, и каких ничтожных вещей жалеет человек подобному себе – жалеет просфиры, сластей, денег, одежды тленной и пр. О, нелепое сердце! О, несмысленное сердце! Верно Господь сказал о наших сердцах; о несмысленные и медлительные сердцем, чтобы веровать всему, что предсказывали пророки! [Лк. 24, 25]. После этого нам остается презирать свое ветхое сердце, ни в чем не верить ему и стараться образовать в себе новое сердце. Дам вам сердце новое, и дух новый дам вам [Иез. 36, 26].

Служи нищим и всем христианам как Самому Христу: о детях нищих помни слова Спасовы: кто примет одно из таких детей во имя Мое, тот принимает Меня; а кто Меня примет, тот не Меня принимает, но Пославшего Меня [Мк. 9, 37].

Теперь, когда прелесть сластолюбия дошла до такой нелепости и силы, время уже ее пресечь и вырвать с корнем и ни во что вменить все сласти.

При разных обстоятельствах служения и жизни дьявол наводит на душу различные искушения. Надо внимать и противиться.

Я недостойный орга́н святейшей и премудрой матери моей Церкви и Духа Божия, Кормчего Церкви. Надо быть достойным.

Любовь к ближнему у нас разбивается о первое искушение (милостыня, оскорбление, неисправность, неопрятность).

Препятствия любви к Богу и ближнему: гордость, зависть, любостяжание, роскошь, жадность, леность, самолюбие, чревоугодие, плотоугодие.

Какие громадные и ужасные последствия греха! Согрешаем против одного человека – и согрешаем против всего человечества, ибо люди – одно тело, и против Господа Бога, ибо в лице ближнего оскорбляется образ Божий.

В служении Богу надо заботиться больше о внутренней гармонии, а на внешнюю не обращать исключительного внимания, ибо чрез неблагозвучие враг искушает нас и возбуждает ненависть к неблагозвучно поющему (или не согласно, не в один тон).

Благодарю Тебя, Господи Боже мой, яко даровал еси мне по молитве моей благодать совершить непостыдно брак Симеона и Елены (Симеон – брат жены Герасима Филипповича Мурашова). 2 ноября 1866 года.

При совершении брака и всякого Таинства, богослужения, молитвословия имей в виду единственно славу Божию, о себе забудь думать, всё житейское прочь. При обращении к народу смотри смело всем в лицо. Осмотрись, что нечего тебе бояться и никто тебя не намерен путать.

Папеньке, да всякому христианину служи как Самому Иисусу Христу, и да не взираеши лукаво на его немощи, но да покроешь любовью все немощи.

Никакой пророк не принимается в своем отечестве [Лк. 4, 24]. Это правило мира сего, прелюбодейного и грешного, плоти лукавой, пресыщающейся часто видимым человеком.

* * *

78

Рожон – острие, остроконечное орудие для погонки упряжных животных.

79

Совершение (церк.-слав.) – довершение, исполнение; освящение.

80

Последование утрени праздника Благовещения, стихира на Хвалитех, глас 2-й: Еже от века таинство открывается днесь, и Сын Божий, Сын человечь бывает... человек бывает Бог, да бога Адама соделает.

81

Вόлна (церк.-слав.) – шерсть.

82

Наздание (церк.-слав.) – воссоздание, возобновление. Радуйся, Начальнице мысленнаго наздания [рус.: Радуйся, Виновница духовного возрождения] (акафист ко Пресвятой Богородице, икос 10-й).



Источник: Дневник / cв. праведный Иоанн Кронштадтский. - Москва : Булат, 2005-. - (Духовное наследие Русской православной церкви). Т. 10 : 1866-1867 / [ игум. Дамаскин (Орловский), протоиер. Максим Максимов, Геворкян Кристина Вартановна]. - 2012. - 373 с. ISBN 978-5-902112-84-6

Вам может быть интересно:

1. Дневник. Том XI. 1866 – Апрель праведный Иоанн Кронштадтский

2. Собрание сочинений. Том 5 – Речь произнесенная на храмовом празднике во 2-й московской военной гимназии, 8 ноября 1879 г. архиепископ Амвросий (Ключарев)

3. Симфония по творениям святителя Димитрия Ростовского – Закон святитель Димитрий Ростовский

4. Письма к разным лицам святитель Иоанн Златоуст

5. Симфония по письмам святителя Игнатия (Брянчанинова) – ПЕРЕМЕНА ОБИТЕЛИ святитель Игнатий (Брянчанинов)

6. Всеобъемлющее собрание (Пандекты) Богодухновенных Святых Писаний – Слово 122. Об архиерействе преподобный Антиох Палестинский

7. Христианское миросозерцание. Основные религиозные истины – О человеке священномученик Михаил Чельцов

8. Симфония по творениям преподобных Варсануфия Великого и Иоанна – Миротворцы преподобные Варсонофий Великий и Иоанн Пророк

9. Изъяснение Песни песней Соломона – Беседа 13. Толкование на Песн. 5, 8–12 святитель Григорий Нисский

10. Церковь. Мир. Миссия – VII. Обновление протопресвитер Александр Шмеман

Комментарии для сайта Cackle