праведный Иоанн Кронштадтский

Сентябрь

6-го сентября.

6-го сентября. Во время литургии молитву о благополучном путешествии Государя и Государыни читал твердо и спокойно от начала до конца. Две свадьбы также венчал твердо и спокойно, со дерзновением.

Согрешил после литургии пред Господом – воскипел негодованием и мщением на жену мою за то, что не дала брату Алексею отправить пакет с формулярным списком к секретарю Думы Шахову.

Не будь пристрастен к своей воле, потому что она греховна, страстна, пагубна и будь готов всегда встретить благодушно, кротко противление ей со стороны домашних, или сослужителей и товарищей твоих, или начальников и даже подчиненных и низших, – не будь самолюбив и отвергнись себя, то есть своеволия, своенравия, самолюбия, честолюбия, корыстолюбия, телесного покоя. Надо переламывать себя, свою волю, свое сердце, уничтожать себя, терпеть неприятное и противное. Доселе ты наиболее озлоблялся на противящихся воле твоей (пример: ты хотел, чтобы брат снес пакет к Шахову, а жена твоя воспротивилась, не дала этого и захотела, чтобы ты сам его снес, – ты рассердился на нее из-за этого обстоятельства и на других домашних).

Я сам знаю, что ты меня учишь! – обыкновенные слова гордого. Гордый человек и своенравный не терпит, чтоб его учили, чтоб ему указывали, чтобы нарушали его волю, хотя эта воля самая пустая какая-нибудь прихоть; гордый человек раздражается и выходит из себя из-за пустых вещей, иногда из одного слова, из-за двусмысленного на него взгляда, из-за того, например, что ему не отдадут поклона, не подадут руку при встрече, или обойдут наградой, или поместят на известное место не его, а другого, способнейшего. Гордый человек услаждается своими делами, порицает чужие; в чужом оке видит сучец, у себя не видит и бревна [Мф. 7, 3]. Гордый человек – пренесносный, претяжелый человек в общежитии. А кто суетный? Честолюбивый?

С уважением и тихостию надо принимать советы жены, как друга и помощника своего, и не презирать ее и не огорчаться на нее – да и вообще почтительно обращаться со всяким человеком, как созданным по образу Божию и имеющим бессмертную душу.

Все страсти суть духовное действие и плод сатаны и его споспешной силы, и потому надо непрестанно внимать себе, бодрствовать над собой, молиться непрестанно, гореть духом ко Господу, сохранять всемерно кротость, тихость, незлобие, воздержание, чистоту души и тела и разумевать умыслы злого духа, непрестанно усиливающегося подстрекать нас ко греху. Если бы подверженный какой-либо страсти на первых порах обуздал ее и не дал ей развиться и усилиться в себе, то он не знал бы тех мучительных скорбей и борений, которые ему приходится терпеть непрестанно теперь. Так, всякий человек должен наблюдать за собою постоянно и, если заметит в себе возмущение от какого-либо случая и [начатки] злобы или зависти, гнева, скупости, жадности, нечистоты, – должен немедленно вступить в решительную борьбу с грехом и, зря мысленно к Спасителю, просить помощи и победы.

Связь грехов. Ты поел в постный день скоромной пищи, и она усилила твою плоть, а дух обесилила, больше или меньше. Вследствие усиления плоти, сильнее, упорнее начинают действовать страсти, дух погружается в дремоту, бессилие и оказывается не в состоянии противоборствовать напору их, и побеждается. Знай же, что всякое нарушение поста хотя бы и постною, но лакомою пищею и питьем влечет за собою нравственное бессилие.

7 сентября после всенощной.

7 сентября после всенощной. Благодарю Тя, Господи Боже мой, яко ущедрил мя еси помилованием Твоим, превеликий грех мой отпустив мне ради молитвы покаяния моего (грех из-за задержания отсылкою формулярного списка моего). Благодарю Тебя за дар молитвы на всенощном бдении (на Рождество Богородицы и воскресенье). Непреткновенно, бодренно, пламенно совершил молитвы вечерние и светильничные и всю всенощную. У Филиппа Степанова служили всенощную великолепно. Голос был чистый, звонкий, гармоничный, благодатный. Молитва обновляет дух и тело человека. Это испытано многократно. О, сколь милостив Господь, приемлющий молитву нашу, милующий и спасающий нас! Не вотще припадаем к Нему, молимся Ему. Он – живый Бог, судящий, наказующий, милующий и спасающий, помогающий, укрепляющий, просвещающий!

За литургией изображается самоистощание Бога Слова для спасения погибавшего человека и тайна срастворения Его с верующими и обожение их.

Из чего мы? – Из ничего. Что теперь сами по себе? – Ничто. Откуда мы и что в нас и у нас, кроме греха? – От Бога. Вот это и будем непрестанно помнить и благодарить Бога – тогда будем нищи духом и сподобимся блаженства в душе и Царства Небесного.

Что я значу в числе этих бесчисленных созданий Божиих – Ангелов и человеков? Ничто. Чем же я буду величаться? Что я имею, чего бы не принял от Бога? [1Кор. 4, 7]. Блаженны нищие духом [Мф. 5, 3]. Всё от Бога.

Много значит только помянуть во время молитвы, особенно на литургии (проскомидии, великом входе и пр.) чье-либо имя, потому что мы помянем – и Господь помянет.

То смехом, то скорбию, то страхом суетным, то унынием преследует меня противник.

Думай о Боге да о душе своей, а не о чреве да об одежде или о деньгах.

Благодарю Тя, Многомилостиве Господи, яко даровал еси мне совершити литургию 8-го сентября в Успенской церкви непреткновенно. И молитву о путешествии царя и царицы, равно как благодарственную молитву на молебне прочитать искренно, с силою духа.

Благодарю Тя, яко 9-го сентября даровал еси мне совершить литургию в той же церкви бодренно и искренно и причаститься неосужденно. Благодарю Тя, яко восставил мя, падшего грехом озлобления на нищего малого, когда он по двух подачах еще в третий раз просил милостыни, покаяние мое теплое и многократное приял еси и тесноту и скорбь от сердца моего отъял еси.

Каюсь пред Господом моим в пристрастии к сластям и в недостатке любви и уважения к ближнему, ибо из-за излишнего потребления братом сластей скорблю, и озлобляюсь, и предаюсь унынию и тоске вместо того, чтобы презирать их и считать за сор, который все пренебрегают и попирают, да и самую плоть свою считать за гной и презирать ее, не радеть об ней. Как мы все грешим против бессмертной, богоподобной, самовластной души своей, порабощая ее земному тлену, праху, не имеющему никакого постоянства, пребываемости!72 Как грешим против Бога, Первообраза души, предназначившего нас к соцарствованию с Собою на небесах! Как согрешаем, гоняясь за земными сластями, сокровищами, богатством, почестями, увеселениями, презрев бесконечную сладость небесных благ, сокровища нетленные, почести горнего звания, веселие небесное, непрестанное, неизреченное! Господи! научи меня никогда не огорчаться на созданного по образу и подобию Твоему, разве тогда только, когда он, имея разум, намеренно делает дела безумные – неудержимо предается лакомству, объедению, пьянству, блуду, воровству, разбою и подобным грехам, делающим его зверем!

Не огорчайся на посторонних, истребляющих твои сласти, и не враждуй из-за этого тлена, ибо Бог возвратит тебе вдесятеро, и ты не оскудеешь. Это испытано многими много раз. Только пребывай в любви. Бог часто, ежедневно искушает нашу любовь: что мы, кого и что мы любим – Бога ли и ближнего, небесное или земное? Горе, если мы ежедневно будем оказываться только пристрастными к земному.

Дивлюсь величию и животворности Божественных Таин Тела и Крови Христовой. Старушка, харкавшая кровию в доме Савельева и обессилевшая совершенно, ничего не евшая, от причастия Святых Таин, мною преподанных, в тот же день начала поправляться; девушка в доме [Тюриковых] за театром, совсем умиравшая, после причастия Святых Таин в тот же день начала поправляться, кушать и пить и говорить, между тем как она была почти в беспамятстве, металась сильно и ничего ни ела, ни пила. Слава животворящим и страшным Твоим Тайнам,Господи!

Собственное мнение, или мнительность и сомнение, – бич для человека жестокий.

Црвчие, воспевающие премудрость Божию в творении мира в начале всенощной, означают Ангелов Божиих, воспевающих Господа по сотворении мира. Егда сотворены быта звезды (образы мысленных светов), восхвалиша Мя гласом велиим вси Ангели Мои [Иов. 38, 7].

Что стяжать нужно каждому христианину? – Дух Христов, дух небесный, дух святыни, кротости и смирения, незлобия, покорности, терпения, милосердия, воздержания, учительности. Что нужно помнить? – Смерть, суд, ад, Царство Небесное. Что нужно знать наипаче? – Триединого Бога, что человек по образу и подобию Божию, что он должен быть свят, как свят Господь Бог; что грех безобразит душу человеческую, изображая в ней сатану, оскверняет, умерщвляет. Чего должен желать и всячески искать христианин? – Благодати Божией. Чего убегать? – Сребролюбия, сластолюбия, честолюбия, гордости, зависти, лености, непокорства, малодушия, уныния.

Иногда я ярюсь на жену за то, что не оставляет дома ключ от буфета и мне не приходится напиться чаю в то время, когда я хочу. К чему эта ярость?.. Это жадность. Если бы ты вовсе не пил чаю, это было бы гораздо лучше. Если бы ты пренебрегал чаепитием и едением, это было бы достойно христианина. А жадность – дело языческое, ярость тоже. Меньше есть и пить надобно, только соразмерно с потребностию телесною, только почувствовав голод.

Великолепны заупокойные тропари: Святых лик обрете источник и дверь райскую... Агнца Божия... Образ есмь... Древле убо... В путь узкий...

Отцы Фотин и Петр Федорович Комаров прекрасно учили меня не осуждать согрешающих, особенно блудников и блудниц.

Сделать кипарисный большой крест для воздвижения его на 14-е сентября и лобызания его.

Есть вещи, которые мы ценим тогда, когда утратим, например здоровье, деньги и другие вещи: не ценим, когда имеем, ценим, когда потеряем.

Что если потеряем Царство Небесное? А мы не ценим его, когда оно еще не совсем утрачено нами, потому что и грешникам, пока они живы, есть еще надежда достигнуть его. Что если потеряем навеки? Если наследуем геенну?

Я недостоин любви – и меня любят; что я за это воздам Господу, тако устрояющему? Если меня кто и ненавидел и бранил когда, это было заслужено мною, и я виноват, что враждовал в сердце против таких людей и, может быть, враждую теперь. Ненавидела меня сестра моя (свояченица) Анна, и я заслуживал это: за что же я ее не любил и враждовал на нее?

На Рождество Пречистой Богородицы случился в Кронштадте пожар: сгорели домы Недоноскова, в которых жили развратные женщины, и Назаровой купчихи деревянный флигель, да и каменный дом ее повредило сильно. На день Пречистой Бог не потерпел нечистот человеческих и, как на Содом и Гоморру, низвел огонь с неба на дом разврата.

Ты чувствуешь свое растление греховное, свою бедность, свое окаянство, свою немощь. Хорошо. На тебя-то и прольет Господь богатство Своих щедрот, в твое-то сердце и низойдет. Блаженны нищие духом [Мф. 5, 3].

Чревоугодие и лакомство (сласти) повергают душу в крайнее духовное бессилие: сердце делается малодушно, робко, раздражительно, блудно; человек стыдится собственного лица. (После вчерашней сабайоны73 я сделался как пес. О, как она меня духовно расслабила! А я ее ел довольно – в несколько приемов.) Чай пить надо в меру. Этот кипяченый настой тоже делает сильный блуд – сердце потопляется грехом. Беда, да и только. Над покойной матушкой отца Афанасия в госпитальной часовне панихиды не мог служить, псалтирь читать не мог. Расслабляет, раздражает.

Какою мерою мерите, такою же отмерится и вам [Лк. 6, 38]; не жалей человеку ничего – и увидишь, как Бог наградит тебя; не щади ничего нужного для жениха сестры твоей – и будет мужем ее.

О, как тяжелоносны сластей волны, как бедственно для души и тела есть очень сладко: насколько велика сласть, настолько сильна скорбь и теснота.

Говорим: Отче наш, Иже ecu на небесех, но мы не познали еще Отца Небесного, ибо не любим Его всем сердцем, не исполняем воли Его, не стремимся к Нему, не любим друг друга.

Грешниче! Не отчаявайся: святые и богоносные отцы наши не святыню свою, не совершенства свои, не успехи свои провозглашают в писаниях своих, в молитвах и песнопениях своих, а грехи свои оплакивают горькими слезами, бесчисленные, как им представлялось, грехи свои: един Бог без греха, един Он свят, един Господь Иисус Христос в славу Бога Отца [Флп. 2, 11].

Помните, человеки, что вы – образ Божий, но падший и оскверненный и обезображенный (каждый старайся о восстановлении и очищении его), что вы потеряли рай и должны искать его со всеусилием, ибо Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его [Мф. 11, 12]; что рай отверст нам снова Христом чрез страдания и смерть Его, – и веруйте в заслуги Христовы, в благодать и милость и щедроты Его.

Беззаконнующие братия! Забыли вы, что было восемнадцать веков назад на Голгофе? Кто там висел на кресте в страшных муках и для кого была принесена эта жертва? Забыли, неблагодарные, самоистощание ради нас Божественного Страдальца? Перестаньте же распинать опять Сына Божия. Се, Он паки грядет со облаки со славою судити живых и мертвых, и воззрят, воззрят на Того, Которого пронзили [Ин. 19, 37], и восплачутся о Нем все племена земные [Мф. 24, 30]!

Мы следим мыслию, по газетам за высочайшими особами земными, за каждым их шагом – но следим ли мысленно по Евангелию за каждым шагом нашего Божественного Спасителя, ради нашего спасения странствовавшего по земле? Мы с жадностию читаем и перечитываем речи монархов и сильных мира сего, публикуемые в ежедневных изданиях, – с жаждою ли мы читаем и перечитываем Божественные слова нашего Спасителя, с жаждою ли внимаем слову жизни, внимаем ли Слову Ипостасному, Слову Божию, словом Своим создавшему мир и нас и словом содержащему и сохраняющему всю совокупность тварей – великих и малых? Что мы читаем? Чему внимаем? Читаем ли Евангелие? Внимаем ли слову жизни и спасения? Нет. Увы! Язык грешный, люди, полные грехов, сыны беззакония! Прогневали вы Господа и оставили своего Спасителя! Кто же вас спасет? Кто еще пострадает и умрет за вас? На что и на кого вы надеетесь?

Господь наказал меня Своим оставлением на время при совершении Божественной литургии за мое чревоугодие и пресыщение, от коего отступить обещался я столько раз и доселе не отстаю. О, как тяжело мне было! Раздражение нервов и смущение было чрезвычайное! Не мог я читать молитвы о благополучном путешествии царя! При поминании имен царской фамилии сбился. После Херувимской песни служил хорошо, с благодатию Божиею. Теснота оставалась в душе и теле и после обедни. Замечалась простуда внутренностей, потому что чихал несколько раз.

Может случиться и то, что некоторые из домашних твоих и были у богослужения, но говорят, что не были, – и ты будешь сердиться на них напрасно за нехождение их к богослужению. Предоставь дела веры всякому, совершенный возраст имеющему, на его произвол. Человек свободен – и Бог не связывает свободного произволения и говорит: Если же хочешь войти в жизнь вечную, соблюди заповеди [Мф. 19, 17]. Мы разве больше Бога, что хотим заставить всех жить по нашей мысли и воле, притом тогда, когда и сами живем непрестанно вопреки воле Божией? Какой каприз, какое зло, какая гордость!

Какое своенравие, самолюбие! Будь равнодушнее к поступкам других: каждый понесет свое бремя [Гал. 6, 5].

Проста жизнь моя Ипостасная – Иисус Христос, бесконечная жизнь моя, совершеннейшая жизнь моя. За чем же я гоняюсь, в чем, кроме Его, мечтаю обрести жизнь? В пище ли и питье, в деньгах ли, в почестях ли, в одежде ли драгоценной? Все это дым, суета, ничтожество, и хуже ничтожества.

У вас есть разум, и вот для чего вы должны им воспользоваться... для познания Бога и дел Его премудрости, всемогущества и благости... для познания откровения Его, спасительной воли Его... У вас есть свободная воля, и вот как должны вы воспользоваться ею: вы должны сделать как можете больше добра и усовершенствоваться во всякой добродетели при помощи Божией.

Гордый человек презрительно обращается с домашними и низшими себя, да и равными. Подобострастно, льстиво – с высшими; если он хозяин дома или стола, горделиво и враждебно обращается с нахлебниками (яко помногу исполнихомся уничижения... гордых [Пс. 122, 3 – 4]) или с нищими и пр.; гордый не любит советов и наставления; гордый богач презирает бедных. Гордость не живет в сердце одна, но со многими страстями: завистию, злобою, тщеславием, осуждением. (Из Лествичника в беседу о нищете духа и из « Христианского чтения ».)

Вот ты будешь писать катехизические беседы: не устыдись поведать в назидание людям то, что бывало с тобою; научи беззаконный путям Господним, научи, как

грех действует в людях во всех его видах и как избегать греха; как действует гордость, злоба, вражда, чревоугодие, блуд, леность (как будто вы одни поселены на земле [Ис. 5, 8]?); как блуд [...] в юности самой ранней, как чревоугодие и жадность бывают причиною злобы, гордости, как всякий грех связывает человека, как пленицами? И какая, напротив, свобода, легкость, спокойствие, радость по разрешении от греха? Какая выгода сынам человеческим быть добродетельными и какая утрата – быть грешными и жить во грехах. (А как чрево ратует против всех, посягающих на нашу хлеб-соль, как боится гостей и как сам чревоугодник охотно ходит в гости и в удовольствие ест-пьет чужое?) Как гордость и самолюбие ищет украшать себя всевозможно драгоценностями, а ближним жалеет копейки, или насытить себя самыми вкусными и дорогими яствами, а голодному жалеет куски хлеба и пр.; как украшает жилище свое дорогою мебелию, одевает стены в шелк и бархат, а нищему не дает и на рубище.

Молитва ваша домашняя и в церкви показывает, что вы – члены другого мира – небесного, что вы не все о земном помышляете, но и о небесном своем предназначении.

Люби ближнего... как самого себя [Мф. 19, 19]. Эту заповедь Твою, о Боже, я непрестанно нарушаю по своему злонравию, ибо я часто и пречасто питаю в сердце своем вражду к нему из-за пустых вещей (тленных): из-за пищи, питья, одежды, жилища, из-за слова обидного с его стороны или даже из-за слова правдивого, обличительного, между тем как сам желаю, чтобы меня уважали и любили и тогда, когда я одолжаюсь чем-нибудь другим (пищею, питьем, деньгами, одеждою и проч.) или когда погрешу в чем-либо.

Тот человек и велик и счастлив, кто в державе крепости Господней побеждает грех и стоит твердо в добродетели.

Во время молебна сегодня устыдился сильных и знатных мира сего: Зеленой генеральши (из Штурманского училища) и дочери ее (что за Поповым), и забыл беспредельную славу и величие Господа, Который не зрит на лице и пред Которым все одинаково ничтожны.

Кого ты боишься? Человека ли, который скоро падет в прах? Безначального ли и бессмертного Бога не боишься?

Будь прибежищем для бедных и скорбящих, да и Бог и Пресвятая Богородица и все святые Ангелы и святые будут для тебя прибежищем.

Твое самолюбие очень щекотливо, и ты хочешь, чтоб другие не раздражали его, – точно так же и ты щади самолюбие других, не раздражай страстей, другими словами, всевозможно уважай человеческое достоинство ближних и ни малейшим образом не презирай их ни мыслию, ни чувством, ни словом, ни движением, ни делом: уважая другого, уважаешь себя, бережешь другого – бережешь себя.

Где пресыщение, там и диавол, учитель чревоугодия и пресыщения, а с ним – злоба, гордость, презорство, зависть, корыстолюбие, жестокосердие, блуд, леность, непокорность и прочие страсти. О, какой опаляющий огонь страстей! Он есть некоторое подобие, тень геенского огня!

Как непоследователен, противоречив, нелеп грешник! Думая зло о другом, или желая зла другому, или делая его словом или делом, грешник вредит прежде всего сам себе – вместо того, чтобы повредить ближнему. Сам себя беспокоит, мучит, палит огнем страсти, между тем как он был бы покоен, если бы доброжелательствовал ближнему всегда и во всем хорошем.

Как доверять твоей добродетели, когда она так непостоянна и так скоро разлетается в прах при первом искушении?

Все огорчения, напрасные или даже из-за действительных погрешностей, – все огорчения на ближнего от диавола: он вливает свой деготь в наши сердца, то есть злобу свою, гордость, зависть. И блудные помыслы и похоти от него. Нищих оделяй охотно. Каков ты к ним будешь, таков и Бог к тебе.

Делаем, делаем дела свои, да на самом конце их часто (портим) разрушаем. Отчего это?

Священническое служение – херувимское служение; священнический сан – херувимский сан. Потому священник должен вести себя возвышенно, горняя мудрствуя, презирая дольнее, важно, или величественно без гордости; во время же службы соблюдать крайнее спокойствие, степенность, благоговение, воображая высоту своего служения и то, Кому предстоит, с Кем беседует, о ком и о чем молится и ходатайствует. Должен он воображать и высокость наград, уготованных достойно служащему священству, и великость мук, уготованных во аде нерадивому священнику.

Богатым грехами естественно нужна нищета духа, [...] возвыш. до обожения. Господь требует нищеты духа. Почему?

Поищем нищеты духа между учеными или учащими и учащимися. Нет здесь нищеты духа: тут кичение знаниями, тут-то пренебрежение Церковью и молитвою общественной и домашнею. У купцов?..

Что для человека всего ужаснее и отвратительнее? – Смерть. Да, смерть: всякий из нас не может без ужаса представить, как ему придется умирать и последний вздох испускать. А как терзаются родители, когда умирают их любезные дети, когда они лежат пред их глазами бездыханными? Но не страшитесь и не скорбите, братия, чрез меру. Иисус Христос, Спаситель наш, Своею смертию победил нашу смерть и Своим воскресением положил основание нашему воскресению, – и мы каждую неделю, каждый воскресный день торжествуем во Христе воскресшем наше общее будущее воскресение и предначинаем вечную жизнь, к которой настоящая временная жизнь есть краткий, хотя тесный и прискорбный, путь; смерть же истинного христианина есть не более как сон – до дня воскресения, или как рождение в новую жизнь. Итак, торжествуя каждую неделю воскресение Христово и свое воскресение из мертвых, учитесь непрестанно умирать греху и воскресать душами от мертвых дел, обогащайтесь добродетелию и не скорбите безутешно по умершим: научайтесь встречать смерть без ужаса, как определение Отца Небесного, которое с воскресением Христовым из мертвых потеряло свою грозность.

Богослужение вечернее, утреннее и около полудня имеет целию напоминать нам непрестанно о великих делах Божиих, совершенных для нас: о сотворении мира, об искуплении человека от греха, вечного проклятия и смерти вечной, о воплощении, или вочеловечении Сына Божия, о Его Искупительной Жертве: страданиях и крестной смерти, о установлении Таинства Тела и Крови, и сделать нас действительными причастниками сего Небесного, Животворящего и Страшного Таинства, – о Его воскресении и вознесении на небо. На вечернем богослужении воспоминается преимущественно сотворение мира и человека, блаженное его пребывание в раю, потом падение и изгнание из рая и покаяние прямо рая, обетование Спасителя и действительное явление Его (вечерний вход), [...], песнь Симеона Богоприимца, узревшего обетованную надежду Израиля и чаяние языков, и затем поется приветствие Божией Матери (носящей на объятиях Своих Сына, всех Бога), родившей Спаса душ наших. На утреннем богослужении воспоминается также рождение Божественного Младенца и славословие Ангелов: Слава в вышних Богу и на земли мир, а в шестопсалмии изображается беседа верующих душ с Господом, Пастырем и Посетителем их; затем, после шестопсалмия, снова раздается радостная песнь о явлении Господа в зраке рабием и радостное приветствие ему от земнородных: Благословен грядый во имя Господне\ После того слышатся богодохновенные псалмы праотца Господня, царя и пророка Давида, которыми он во глубине протекших веков умолял и восхвалял Господа и пророчествовал о Нем, о Его явлении на земле, о Его страдании и смерти и воскресении и вознесении, и которыми так прилично и сладко умолять и воспевать Его и ныне, по Его явлении на земле, по совершении нашего спасения и вознесении на небо. Какое величественное духовное зрелище: богоотец Давид беседует со своим великим потомком и своим Спасителем, поучая и нас своей беседой изливать пред Ним души наши. Затем отверзаются царские врата, как врата Царства Небесного, отверстого явившимся Господом, опять хвалебным псалмом богодохновенного певца Церковь внушает всем хвалить Господа: ибо от века благословен Господь от Сиона – Новозаветной Церкви Своей, Живый во Иерусалиме (истинно Живой, потому что всех непрестанно оживляет и непрестанно действует); внушает всем исповедать Господа, что Он благ, что в век милость Его, ибо не оставил нас вечно погибать, но пришел и спас нас – не ходатай, не Ангел, но Сам воплотившийся Господь; затем после стихир воскресных, если воскресение, или после Евангелия, величания и молитвы Спаси, Боже, люди Твоя поется канон, или новозаветное писание, в котором воспеваются плоды воплощения Христова, или добродетели святых, коим совершается память. После канона стихиры хвалитны, в коих восхваляются милости Божии к роду человеческому или опять доблести святых; потом славословие, затем ектении сугубая и просительная и отпуст; наконец первый час, на коем в первом псалме изображается вечность Божия...

Зараза, чистая зараза для всех – табак (малой Амосов).

Церковь за нас непрестанно и благодарит Господа за Его воплощение и все плоды его, и прославляет Матерь Его в канонах и акафистах, тогда как вы остались наибольшею частию невеждами в вещах духовных, в делах веры и благочестия. Равно как и священники за себя и за вас непрестанно славят Господа и дома и в храме Божием, за себя и за всех думают, чувствуют, говорят, делают. Златая цепь существ разумных – Ангелов и человеков, Церкви Небесной и земной.

Свечку Божией Матери и евангелисту Иоанну Богослову.

Все уклонились от настоящего дела и избрали свои частные дела: кто домы, богатства, кто сластолюбие и веселой жизни, кто почестей; но вот истинная цель, истинное дело – содевай свое спасение, просвещай ум свой светом Евангелия, очищай и исправляй сердце, свободе воли давай прямое направление – стремись обрести потерянный рай. Вот твое дело, твоя цель. Между тем ты дело спасения отложил в сторону, ума не просвещаешь светом веры, сердца не исправляешь, свободную волю подчинил похотям плотским и о возращении в потерянный рай не думаешь. Чем же занимаешься? Суетными вещами, которые ты должен оставить в свое время и которые равно тебя оставят.

Истинная христианская философия, или истинное христианское благочестие, есть стройное образование и развитие трех сил души: ума, сердца и воли – и покорение плоти и страстей плотских духу.

Подавать милостыню нищим надо в простоте и незлобии сердца и, если одни и те же малые нищие подбегают за милостыней несколько раз, не озлобляться на них, как еще мало рассуждающих и мало понимающих, и прощать их детской простоте и неразумию, и если они настойчиво просят еще милостыни, войди в их нужду и не откажи по силе своей в подаянии, да милостива Бога к себе обрящешь. О, как жестоко мы оскорбляем Владыку Господа своим озлоблением на нищих, на эту братию Его, своею скупостию и корыстолюбием, сами имея всего в изобилии, а им жалея необходимого. Как им не жаловаться на нас Богу словом, которое влагает в уста их святой пророк Давид: помилуй нас, Господи, помилуй нас, ибо довольно мы насыщены презрением; довольно насыщена душа наша поношением от надменных и уничижением от гордых [Пс. 122,3 – 4].

24-го сентября в воскресенье служил обедню в Думе с крайней тяготою; это зависело и от того, что с вечера я и чай пил со сливками и потом после часа занятий ел икру паясную с черным хлебом и маринованные миноги, да к тому же и погода была тяжелая – изморось и туман весь день. На мальчика нищего сердился – и это опять было причиною. После обедни получил три письма на имя Григория Ивановича Цветкова; в одном из них письмо отца жениха Анны Константиновны с благословением на женитьбу.

Род христианский – род Божий, чада Божии, наследники Божии, сонаследники Христовы [Рим. 8, 17]. Как они должны жить поэтому в мире сем!

Враг рода человеческого непрестанно старается усыплять людей, погружать в духовную дремоту, так чтобы они и не думали о Боге, о спасении от греха, о жизни будущего века, извиняет всякие грехи, внушает пренебрежение к добродетели, всевозможные препятствия ставит к деланию добра. Вот и борись, вот и воюй!

От души подавай милостыню бедному – не от скорби, не от нужды (не вынужденно).

Как я низок! Красотою тленною и мимолетною пленяюсь; пред знатностию мирскою унижаюсь и смущаюсь; пред нищетою и незнатностию бываю дерзок и небрежен. Немалого труда молитвенного внутрь стоило мне, чтоб успокоиться на клипере «Всадник», отправлявшемся за границу на Амур, чтоб в спокойствии духа отслужить молебен напутственный, – и то еще несколько раз смутился и не договорил нескольких слов при чтении водосвятного Евангелия и водосвятной молитвы и последнего возгласа (Ты бо ecu освящение...). А во время обедни в Соборе в тот же день из-за [Алекс. Ив. Давыдовой] спутался на великом входе при выговоре царского дома и окончательно сбился и отпуст худо сказал. Вот немощь!

Вера наша не сегодняшняя, не новая, как Магометова или Лютерова, но древняя, в Ветхом Завете пророками Божиими предреченная и потом сбывшаяся; не дело реформатора, а дело Самого Бога – учреждение Его Святое, Премудрое; вся она основана по Божию указанию, по образу, как некогда скиния Свидения построена по образу, показанному Богом на горе. Никто не может переделывать, переиначивать этого Божественного здания, воздвигнутого Самим Богом.

Привидениями устрашает меня лукавый за то, что я стыжусь мудрости Божией в угоду мнимой мудрости человеческой, стыжуся слова Церкви в угоду человекам. Достойно и праведно!

Кто князья [великие] – и кто я? Я ничтожен, а они – могущественны во всем, я мал – они велики.

Пресная и сладкая пища производит сердечное бессилие, блудное расположение, малодушие, смущение, нетерпение, злобу, хулу, неспособность к молитве. Беда есть такую пищу пред богослужением на праздничный день (у Григория Петровича Сидорова ел пирог, рябчиков, бламанже, выпил чашку кофе – и скверно стало, как будто я грехи их ем).

Во время Покровской всенощной в Думской церкви напали на меня невидимые враги за мое чревоугодие – смущением и боязнью, и я, преткнувшись сердцем и языком на молитве Владыко Многомилостиве... на слове добропобедных не мог далее продолжать имен святых и сказал только конец: молим Тя, Многомилостиве... и потом была боязнь и слабость голоса... На первом часе враг довел меня едва не до сумасшествия – такую тесноту, скорбь, уныние нагнал. Я припал к престолу в приделе Предтечи Господня и молил Владычицу избавить меня от злодейства врагов – и я избавлен: молитву Христе, Свете Истинный сказал хорошо и отпуст и прощение сделал тоже довольно хорошо.

Обедню в Покров служил порядочно; большого труда стоило преодолеть усердною молитвою наваждение духа злобы: терпеть не мог, чтоб дьячок Николай стоял в алтаре, а хотелось, чтоб стоял на клиросе; все думалось, что он подсматривает за мною, тогда как он, сердечный, усердно молился. Но я смирился, сознал себя худшим его по многочисленным моим слабостям и грехам, единому Богу известным и моей совести, помолился за него, чтобы Господь исправил его, да и за себя, чтобы и меня Господь обратил на путь заповедей Своих, – и Господь помиловал, воды злобы отхлынули от сердца, и мне стало покойно и легко. Литургию совершил благополучно, причастился также с верою и благоговейно, в мир и животворность души и тела. Слава милосердию Господа! 1 октября 1868 года.

Ездивши с крестом, я встречал везде великую любовь прихожан, с радостию принимавших мое недостоинство. Ты, Господи, соделываешь сие, ибо Твое Тело, Твоя Церковь все эти словесные овцы. Да будет же всегда живая, твердая, духовная, святая связь между пастырями и пасомыми.

Господь нас ради обнищал, да мы нищетою Его обогатимся, приняв образ раба [Флп. 2, 7]. Кто же мы, что будем возноситься и гордиться пред другими? Господь пришел, чтобы послужить людям, – кто же мы, что будем чуждаться служения бедным и немощным и угождать только себе?

Угождать чреву – есть-пить лакомо вы считаете ничего не значащим для спасения души; но это вещь огромной важности – это очень, очень много вредит спасению души, иссушая в сердце любовь к Богу, охлаждая истинную любовь к ближнему и ввергая нас в самолюбие и плотоугодие. Спаситель говорит в Евангелии, что многие люди, заботами, богатством и наслаждениями житейскими подавляются и не приносят плода [Лк. 8, 14]; снедию сладких видением смерть исходатаих, и Твоея славы и жизни чужд явихся 74 , говорит Церковь от лица нашего. Сколько раз во время богослужения сам я чувствовал, что чревоугодие – опасная забава и истая сеть вражия, как некогда запрещенный плод в раю.

Успех огромный сделала плоть, или действующий в ней злой дух, в последнее время чрез умножение прихотей – табаку, излишества в вине, разных лакомствах, картежной игры и пр. Истинные христиане дозволяли себе только необходимое и несколько дней иногда оставались без пищи, а мы дозволяем себе все, даже излишнее, как табак и пр. Вспомним акриды75 и дикий мед Иоанна [Мф. 3, 4; Мк. 1,6]!

Бессловесное дело – чревоугодие и пресыщение, или объядение, – производит лютое омрачение сердца и бессловесие языка. Потому, чтобы иметь просвещенные очеса сердца и сильно говорить, должно поститься.

В неделю служебную я за Христом Спасителем моим, как за каменной стеной, – не смеют приступать ко мне нагло страсти.

Те еще не научились горняя мудрствовать, поплежут (пресмыкаются) по земле, которые даже при священнослужении стыдятся лица богатого или знатного или прельщаются красотою лица и богатою одеждою и мягкою, зарумянившеюся просфорою. Не брение76 ли все это? Не Бог ли создал богатого и знатного, равно как бедного и незнатного, красивого и некрасивого; не тлен ли всякая одежда и не из земли ли просфора? Те еще не веруют в Бога как должно, которые даже в храме Его боятся кого-либо и чего-либо, кроме Бога.

Сам Господь Бог не устыдился воспринять наше естество, пострадать и умереть ради нас позорною смертию, а ты стыдишься изображать на себе крестное знамение, которое есть сила и слава наша? Какого презрения, какого ты наказания достоин? Или, лучше, какого сожаления, ибо ты находишься в крайнем ослеплении, или в прелести77 вражией.

Можем ли мы, братия, смотреть равнодушно на ваши беззакония и на вашу вечную погибель? На что же мы поставлены от Бога и Господа нашего Иисуса Христа пастырями? Разве на то, чтобы смотреть безучастно на ваши заблуждения? Или чтобы себя самих пасти? Или чтобы вашею волною78 одеваться? Или чтобы величаться пред вами знаками отличия? Ищете выгод в торговле, во всем – а разве нет выгоды от молитвы, от христианской добродетели, что вы их пренебрегаете? О, свидетельствую Богом и своим опытом, что выгода величайшая: очищение грехов, свобода духа, свет, мир, дерзновение пред Богом и людьми.

Икон не почитают, образы отвергают. Да для чего же Бог являлся и в Ветхом Завете в образе человека, и в Новом Завете Ипостасное Слово восприяло зрак рабий? Для чего показаны были Моисею образы на горе, по коим должна быть построена Скиния? Почему во всех других случаях образность допускаем, а в вере не допускаем? Почему образный язык в Евангелии? И как мне, приниченному79, телесному существу, обойтись в вере без образов? Моя вера может угаснуть, а образы могут ее воспламенить. Если образы не нужны, то не нужен был и небесный огонь в скинии, и светильники, и трапеза, и хлебы предложения; да зачем и лютеране и англикане употребляют чашу причащения, особенно при их веровании, что это не Тело и Кровь, а только образ Тела и Крови? Заблуждаются.

На всякого христианина и христианку смотри как на Самого Христа и не дерзай мыслить о нем что-либо низкое, или озлобляться на него, или гордиться пред ним, или завидовать ему и пр.

Нищета духа. Я первый из грешников. От Адама согрешили все – и прежде закона, и в законе... Или: Что ты имеешь, чего бы не получил? [1Кор. 4, 7]; Если... не имею любви,то я ничто [1Кор. 13, 1 – 2]; да будет Бог все во всем [1Кор. 15, 28]; не я, впрочем, а благодать Божия, которая со мною [1Кор. 15, 10].

Я родился в мир чудес, в мир чудесной благодати Божией, Его премудрости и могущества, – причислен к Церкви Божией, или обществу спасаемых, и здесь какие чудеса я встретил и непрестанно встречаю!

Благодарю Господа за чудо примирения с Чурковым, по молитве моей, вечером, в его квартире в семинарии.

Чай крепит. 5 октября в субботу вечером я воздержался от пищи и напился только чаю крепкого с маленькими воздушными булочками, думая чрез это с большим спокойствием и силою духовною служить раннюю обедню в воскресение. Не тут-то было: от малоядения и многого питья чаю (четыре стакана) я сделался чрезвычайно раздражителен и болезнен: излишний чай как иголками колол меня, и я с большим трудом служил обедню и молебен, теснота была ужасная. Или это было нападение врагов невидимых (одно к другому) ради Якова Андреевича, давшего мне деньги на раздачу бедным в заглаждение греха пиянства? Бог весть. Или тяготы бывших в церкви на мне лежали. Сердцеведец знает. Редко так тяжело бывает.

Плоть омрачает, оскверняет образ Божий – душу, тлит, отвращает от любви к Создателю, которая нужнее всего и которая дает истинную жизнь, отвращает от любви к ближнему, – как ее любить, как ее не распинать?

Так мы осуетились, что сделали законом жизни дела прямо греховные, противные Богу: чревоугодие, любостяжание, лицеприятие, мздоимство, праздность, развлечения и веселости и пр.

Внутренний и наружный крест необходим, ибо им казнится грех, которым мы заслужили вечное проклятие, крестом умерщвляются растлевающие душу [страсти

. Без креста нет плодов духовных: кротости, чистоты и целомудрия, святости. Бесчисленные плоды принес нам крест Христов, чрез него мы имеем Плоть и Кровь Христову; чрез крест – мощи мучеников, чрез крест имеем мощи преподобных отцов и преподобных матерей, цветущие нетлением и источающие многоразличные исцеления. Чрез крест насаждена и утверждена вера и благочестие, жизнь человеческая украсилась многими добродетелями.

Церковь – земное небо, все здесь напоминает о небе: все службы, Таинства, все молитвы дышат святостию, небом. Службы в праздники и будни совершаются для того, чтобы внушить человеку его небесное предназначение, приучить его к небесным нравам, к небесному житию, вдохнуть в него дух небесный, дух Христов. Церковное богослужение и все принадлежности церковные должны говорить и говорят человеку, что он – гражданин неба, чадо Божие, образ и подобие Божие.

Нищие духом [Мф. 5, 3]. Без Мене не можете творити ничесоже [Ин. 15, 5]. Весь мир [яже] ничтоже.

Враг все извращает: вместо сознания своего ничтожества он внушает нам презрение к святыне или не признавать святыни, все отвергать (нигилизм); вместо Божьего, святого вводит человеческое, диавольское, ложное; вместо честного брака – гражданский брак; вместо храма – театр; вместо благоухания фимиама – зловоние табаку; вместо чтения св.книг – чтение одних газет и журналов или карты, которые для нынешних людей заменили всякую книгу.

Блаженны плачущие, ибо они утешатся [Мф. 5, 4]. Истинно блаженны. Мой опыт. От чего возбуждаются слезы? От представления бесконечного совершенства Божьего и нашего недостоинства, от сознания, как много могли бы мы сделать для своего нравственного совершенства – и не делаем; от представления совершенства и блаженства святых Божиих человеков, которые были подобострастные нам человеки и своим усердием, при помощи благодати Божией, достигли богоподобия; от сознания, что мы созданы по образу Божию и живем не достойно своего происхождения и звания, что мы чрез крещение соделались чадами Божиими и не оправдываем этого звания своими делами; от представления своих мерзостей греховных, множества грехов, как песок морский, как бездна, и величия долготерпения Божия, еще не погубившего нас; от представления, с одной стороны, бесконечного милосердия Божия, с другой – Страшного Суда Божия.

Блаженны нищие духом [Мф. 5, 3]. Нищий духом и в речах с другими тих, уступчив, а гордый – заносчив и

любит брать верх в разговоре и горячится, когда другие берут верх.

Тебе не хочется и помянуть-то имен царской фамилии на великом входе, а как много значит помянуть кого-либо в это время! Разбойник говорил: помяни меня, Господи, когда приидешь в Царствие Твое! [Лк. 23, 42], когда висел на кресте около креста Господа Иисуса, а на великом входе воспоминается распятие Господа Иисуса между двумя разбойниками; Тот же Христос и ныне, как и тогда. Оттого мы и поминаем на литургии всех православных христиан и молим Господа молитвою разбойника, да помянет их Господь во Царствии Своем и удостоит хотя участи благоразумного разбойника в раю.

Великая корысть быть мне в храме, в этом доме молитвы: здесь мне дает Бог слезы умиления, сладкие и премирные слезы, очищение грехов, святыню превожделенную, мир, тишину, радость, горние помыслы, возвышенность духа, отчуждение от мира, то есть отчуждение сердца от суеты мира, растленных обычаев его; здесь во храме особенно Он дает мне чувствовать сыноположение христианское и то, что [я] овча словесного стада Христова, член Церкви Его, сын и наследник Царствия Небесного. Какой дом мирского собрания может сравниться с домом Божиим!

Какую любовь, превосходящую разум, показал Господь в Своем воплощении и во всем самоистощании за нас; сколько глубоко пали мы и как невообразимо ужасна была бы погибель наша в беспредельную вечность, если бы Господь не восставил нас, не принес за нас в мире Своем жертвы правде Божией.

Как бесконечно много даровал нам Господь чрез Свое вочеловечение, чрез Таинство воды и Духа и Таинство Тела и Крови Своей, ибо чрез это Он нас усыновил и обожил и сделал наследниками Божиими и сонаследниками Христовыми, участниками таких благ, которых не видел глаз, не слышало ухо, и не приходило... на сердце человеку [1Кор. 2, 9]! И как мы невежественны, бесчувственны, неблагодарны Богу за такие неизреченные дары Его!

Мы сластолюбивы, лицеприятны и в лицах-то человеческих, и в одежде-то, и в слове-то ищем услаждения и красоты, а образ Божий, по которому сотворен человек, совсем забываем – между тем как по образу Божию люди все одинаковы.

Как обращаешься ты с теми, которые от Бога родились: с любовию ли, снисхождением и терпением?

В мечтательны80 делах упражняющиеся – этими делами и наказываются, например чревоугодники, модники и модницы, или страстные до нарядов, пьяницы, воры в чревоугодии, щегольстве, пьянстве и воровстве и возмездие себе находят. Чем кто согрешает, тем и наказывается [Прем. 11, 17].

Какие молитвы выражают нищету духа? Нищ есмь и окаянен, помилуй мя, Боже... От Адама согреши... до закона, в законе, по законе и благодати преидох грехами... Молитвы ко причащению; молитвы в Псалтири Следованной81 , – их надо читать.

Для кого я жил, для кого трудился, кто вкушал покой и кто насыщался доселе плодами трудов моих и доселе пользуется моими трудами, правда, по милости Божией для меня животворными? И где преданность Богу тех, для кого я тружусь, искреннее благочестие, которое бы меня радовало? Где душа, дух в этих людях, чтобы мне видеть, что не на мертвые пни идет мое достояние? Не вижу ли я одну суетность, тщеславие, гордость?

Удивительно, какая мудрая система – богослужение Православной Церкви! Цель – чтобы мы на земле жили небесно и не забывали великих дел Божиих, совершенных для нашего спасения, не ниспускались в языческий образ жизни, чтоб помнили, что нас Бог призвал к наследию святых во свете! Жалок, кто не посещает богослужения !

У нас нет на деле поста: мы лакомимся в пост. А если несколько и постимся, то как бы для того, чтобы с удвоенным и утроенным невоздержанием провождать праздники Господни. Но подумай, христианин: ведь вместо сладости телесной тебе обещается сладость нетленная. Оставь же плотское наслаждение и возьми духовное; оставь время и возьми вечность; оставь тление и возьми нетление.

О, как я должен благодарить Тебя, Господи, за очищение беззаконий моих, и за исцеление недугов моих, и за венчание меня непрестанными милостями и щедротами! Это такие благодеяния, которых величие несказанно, которые неоцененны, ибо возвращают меня от смерти к жизни, от скорби к радости, от тесноты к пространству, от мрака к свету, от стыда к дерзновению, от томления к покою, от расслабления к силе, от тяготы к легкости, от злого к благому игу. Да восклицаю чаще с Псалмопевцем: Благослови, душе моя, Господа и вся внутренняя моя, имя святое Его: благослови, душе моя, Господа, и не забывай всех воздаяний Его: очищающаго вся беззакония твоя, изцеляющаго вся недуги твоя [Пс. 102, 1–3].

Красота, мягкость и драгоценность земных одежд, ослепляя взоры сердца, отвлекает взоры души от неба, отторгает ее от Бога и сочетавает ее с миром и диаволом чрез пристрастие к тленным вещам, прелюбодейное услаждение ими или чрез зависть и вражду к тем лицам, которые обладают этими прекрасными одеждами и вообще – богатством. Но все земное тленно и, как цвет на поле, отцветает и увядает. Одна добродетель вечна и никогда не увядает. Да попираем плотское самолюбие, да презираем плоть и все ее украшения и услаждения, как сродные с грехом, да прилепляемся же всем сердцем к несозданной и нетленной и животворной и ипостасной Красоте – Богу – верою и любовию и созерцанием.

Только детям или людям с детскими чувствами и стремлениями свойственно восхищаться и прельщаться красивыми и дорогими одеждами и вообще блестящими вещами или, точнее, блестящими игрушками, а людям с совершенным разумом и сердцем они представляются тем, чем есть, – прекрасным прахом, ибо им свойственно ценить тамошнюю, горнюю жизнь и тамошнее блаженство, тамошнюю светлость, житие с Христом, с светоносными Ангелами – с этой чудной добротой и со всеми святыми, вечно радующимися, сияющими и благоухающими в Боге. О, в какое рабство увлекают душу земные вещи, какому смущению подвергают ее, какой тесноте, лишая существо наше величайшего блага – мира и света!

Прельщение красотою одежд, лиц человеческих, сребром и златом, пищею и питьем, вообще – вещественностию есть дольнее, плотское мудрствование, презрение же всего этого и непрестанное устремление мыслей и сердца к Богу – горнее мудрствование; зависть в житейском кому-либо – опять дольнее мудрствование, доброжелательство во всем, самоотвержение ради ближнего – горнее мудрствование; благодушное терпение обид, оскорблений, равно как благодушное терпение того, когда нас поядают, обирают, лишают нас даже последнего и молитва за таких людей к Богу, чтобы Он не поставил им греха сего и спас их от грехов их, – есть горнее мудрствование; напротив, рвение, ярость, гнев и злоба на обижающих – дольнее, плотское, душевное, бесовское мудрствование. Памятование о смерти и размышление о ней, о будущем воскресении, суде, воздаянии – горнее мудрствование.

В едином Господе жизнь и блаженство, хотя сердце наше и мечтает найти жизнь в веществе – в пище, питье, деньгах, богатых и красивых одеждах и, прельщаясь ими, окрадывается невидимо от врага и разобщается с источником жизни – Богом, беспокоясь и томясь и порываясь, само не зная к чему и для чего.

В малодушие ли и уныние ты впадаешь от нужд житейских – скажи нужду свою Богу, покайся Ему в своем малодушии, унынии, скажи: я неверен, бессмыслен оказался пред Тобою, не возлагая на Тебя всей надежды моей, не возверзая на I еоя всей печали моей – и Господь утешит тебя, отымет от твоего сердца малодушие и ропот и исполнит тебя миром и упованием. Так было со мною. В грех ли какой ты впал и он уязвил тебя, смутил, стеснил – покайся опять сердечно в грехе своем в сердечной молитве, и Он очистит тебя и исцелит язву твою. Так было со мною сегодня в доме Русанова пред крестинами (я ускользнул намеренно от нищего, хотевшего просить у меня милостыни, – и оттого я смутился, уязвился, но воззвал ко Господу сердцем в доме Русанова, пред образами ставши, и спасе мя десница Господня. Крестины).

Берегись пресыщения и нарушения поста: это ведет к блуду, к жестокосердию, ярости и раздражительности, злобе, зависти, лености.

Почему надо бегать греха всемерно? Потому что он душу оскверняет и растлевает и удаляет от Бога и губит ее.

Всякий день належит 82 помысл на лукавое 83 [Быт. 8, 21], и всякий день мы нарушаем все заповеди Божии. (Надо непрестанно помнить заповеди, чтобы творить их: для того они и начертаны и даны нам.) Грехи бодут, уязвляют душу, лишают мира, свободы, света духовного, причиняют скорбь, тесноту, и все это потому, что грешник чрез грех свой удаляется от Бога. Люди грешат потому, что грехи обольстительны с первого взгляда, принимают на себя вид потребности, законности.

Утром не надо мне ни есть, ни пить непременно, а только обедать. Природа больше не требует; излишество от диавола. Плоть блудна: яства и питья излишние питают блуд и все страсти. Надо распинать плоть.

Сегодня я согрешил тяжко пред Господом Сердцеведцем, Коего Святые Тайны имел на персях, – пожелал мзды за свой приезд к больному дитяти восьми лет (коего не застал в живых). И это пожелание тлетворным ядом вошло в душу мою и в кости мои, и много надо было усиленной внутренней молитвы, чтобы испросить у Господа помилование и исцеление душевной язвы – сребролюбия. О, да не пожелает впредь душа моя душетленной мзды, но да делаю я святое дело молитвы, вовсе не думая о мзде, ибо желание мзды внушает диавол.

Ты гнушаешься пьянством и осуждаешь его; между тем как сам ты часто бываешь в опьянении и угаре гордыни и славолюбия, сребролюбия, жадности, сластолюбия, зависти, небратолюбия и вражды, своенравия, непокорности, неги и лености! Как же ты гнушаешься ближним и осуждаешь его, вместо того чтобы осуждать себя и гнушаться себя!

К похвалам и хулам человеческим будь равнодушен, к расположению или нерасположению, да будет же для тебя драгоценна единая похвала Господня и ужасно праведное осуждение Господа и неблаговоление Его, ибо мнения и суждения человеческие погрешительны и, как ветер, непостоянны, а суд Господень истинен и непреложен. Итак, старайся стяжать благоволение Господа, – стяжавши его, стяжешь и благоволение рабов Его, помни, что всякая слава человеческаякак цвет на траве [1Пет. 1, 24].

Водка, табак, карты, деньги, чай, кофе, мебель, вообще богатое убранство жилища – вот современные боги человеков-христиан. Где дух христианский, дух небесный, дух святыни, воздержания, нестяжания, чистоты, кротости, незлобия?

Отчего тяжело бывает иногда священнику во время литургии или всенощной, особенно праздничной, многолюдной? Оттого, что отверзаются врата адовы, и оттого, что он тоже заключает эти врата своею молитвою веры и любви.

В домы человеческие, в жилища грешников ходите, а в дом Божий, в дом святыни не любите ходить? Вы по образу Божию или другого кого?

Ласкай молодого человека – и будет тебе родственником: сердце его присвоится тебе.

Молитва наша домашняя и общественная показывает, что мы члены духовного Царства, чада Божии и граждане Небесного Царствия, сограждане святым и свои Богу, быв утверждены на основании Апостолов и пророков, имея Самого Иисуса Христа краеугольным камнем [Еф. 2, 19 – 20].

Веруем и исповедуем Духа Святого, а имеем ли в себе дух святыни, стараемся ли жить свято? Нам сказано: Разве не знаете, что вы храм Божий, и Дух Божий живет в вас? [1Кор. 3, 16]. Тела ваши суть храм живущего в вас Святаго Духа, Которого имеете вы от Бога, и вы не свои? [1Кор. 6, 19]. Блудник, чревоугодник, корыстолюбец, тать, пияница, гордец, завистник, ненавистник, ленивец, – думаете ли вы об этом? Зачем вы не обуздываете себя от этих страстей, зачем даете гнездиться в себе сатане?

Красив ты или ты прекрасна лицом – красота эта не твоя, а Христова. Ему воздай славу, а сам или сама не тщеславься, не будь божеством, кумиром для себя и для других, не любодействуй сердцем своим; умен ты, образован, изящен во всем – не твой это ум, не твое образование, не твое изящество, ибо не ты сам себе создал разум, не ты создал себя по образу Божию, от которого имеет свое начало образование, не ты виновник изящества тварей, а Бог, создавший все прекрасно. К Нему и относи славу твоего ума, образования и всего хорошего. Богат ты, правда, только чем? – грехами, а все твое имение – дар Божий, который не останется всегда с тобою, который скоро отымется от тебя. О, если бы ты богат был смирением, незлобием, чистотою, воздержанием, милосердием и любовию к Богу и ближнему, верою, чаянием будущего века, горнею мудростию, дольним юродством!

Ужасно слово и вещь – геенна; ужасная истина, об ней многократно упоминает в Евангелии Сама воплощенная Истина – Христос, чтобы удостоверить нас в ее существовании и чтобы истинными угрозами Своими спасти нас от действительного ввержения в нее. О пастыри стада Христова! На вас лежит долг и обязанность напоминать об ней чаще людям и страхом спасать ихг от огня восхищающе! Но вы нередко бываете как немые псы, нс могущие лаять [Нс. 56, 10]. Оттого люди забываются, впадают в нечестивую жизнь – и погибают.

Когда я вижу красоту человеческую, я говорю себе: Иисусе, красото пресветлая, Иисусе, всея твари украси- телю 84 слава Тебе, ибо Твоя это красота, и на красоту человеческую научаюсь взирать чистыми очами, как на красоту звезд, цветов, как на красоту всего мира Божия.

Я так ничтожен, – обращу ли внимание на начало моего бытия? Я еще так недалек от небытия, от ничтожества, между тем как уже успел сделаться величайшим грешником и всех превзойти беззакониями своими. Обращу ли внимание на конец моего земного бытия – а оно близко, может быть, ближе, чем я думаю, может быть, завтра, послезавтра и даже сегодня – и потом, может быть, я во аде?.. О, как я ничтожен! А между тем непрестанно величаюсь, презираю подобных мне человеков, часто лучших меня, или злюсь и терзаю, как зверь, завидую, как диавол, женонеистовствую, как конь, и забываю уготованную грешникам муку вечную.

Надо молиться и дома и в храме и читать Евангелие и прочие святые и духовные книги, потому что враг постоянно старается изглаждать в нас веру, страх Божий, память смерти, суда, геенны, Царствия Небесного – и насаждать безверие, страсти: сребролюбие, блуд, зависть, гордыню, лукавство и пр.

Заплетать волосы на ночь – скверно, весь болен делаюсь.

Званые богатые обеды для меня смерть, вина дорогие – беда, да кроме того, грехи людские ешь-пьешь на них, и они – тяжкое бремя. Мука была мне служить вечерню и совершать крестины пятерых младенцев при народе; тесноты адские окружили меня, едва совершил крестины в полтора часа – сколько раз останавливался на несколько минут, сколько стыда! (И плетенье волос, и званый обед изломали меня.) С жадностию пил я сегодня дорогие вина: рейнвейн и шатоикем (прибор на персону стоил 10 рублей – безумная роскошь). Вспомним евангельского богача. Мы все идем путем этого богача: не прийти бы на его место мучения! [Лк. 16 19 – 31].

На ужасном позорище85, на ужасной войне стоим мы всякий день: враги наши неусыпны, хитры, сильны, просты, стрелы их легки, напитаны ядом смертельным, разжжены – а мы немощны, унылы, ленивы, неискусны и удобно падаем от стрел лукавого, льстивно на нас движимых86, исполняемся стыда и бесчестия, боимся страха там, где нет страха [Пс. 13, 5], стыдимся там, где не должно быть стыда, или тем, чем должно хвалиться. Враг сечет, смущает наше сердце то лукавыми и скверными помыслами при виде лиц человеческих, особенно во время священнослужения, то боязнию, страхом, сомнением бестолковым, то яростию и раздражительностию, то жадностию к яствам и питью, то любостяжанием и бесчисленными кознями.

Святые Ангелы, святые пророки, апостолы, иерархи, мученики и преподобные – суть предстатели наши пред Богом. Потому мы и празднуем им всякую неделю.

Блаженны плачущие [Мф. 5, 4]. Плачут особенно об утрате. Что мы утратили? Все мы утратили: рай, невинность, чистоту сердца, подобие Божие, праведность, блаженство, бессмертие, безопасность от греха – и наследовали и сами приобрели виновность, нечистоту греховную, сильную наклонность ко всякому злу, проклятие Божие, скорби, болезни, тысячи смертей и в довершение всего – ад с бесконечными его ужасами. Помнить надо о своем окаянстве, о своем бессилии для добродетели и силе зла, в нас находящейся и нудящей непрестанно ко грехам всех видов.

Сильных, знатных, богатых и ученых мира сего – их-то и не надо щадить, но смело и твердо держать против них лицо, как наковальню, и смело возвышать голос свой, паче же – Божий, ибо они надуты, утопают во многих грехах и часто не хотят их сознавать и живут нераскаянно, да кроме того, они подвержены еще большим немощам, чем люди простые, – потому нечего их бояться. А если восстанут на нас за правду, то Господь смирит их и накажет. Вообще, священник не должен зреть на лица, не стыдиться и не бояться лица человеческого, ибо суд его – суд Божий. Да не устыдимся лица человеча, яко суд Божий есть.

Друзей ли Иисуса Христа, разумею нищих, ты стыдишься, с ними ли стыдишься идти, на них ли яришься, дышишь злобою, их ли поносишь бранными именами болвана, скотины и подобными, сам скорее будучи и болваном, и подобным скоту и зверю? Где кротость и смирение? Где терпение? Где нестяжательность? О Господе сказано, что Он не воспрекословит, не возопиет, и никто не услышит на улицах [слав.: на распутиях] голоса Его; трости надломленной не переломитг и льна курящегося не угасит [Ис. 42, 2 – 3; Мф. 12, 19 – 20] (а лен – мы); а ты и вопиешь на нищих, и прекословишь старшим, и голос твой яростный слышен на распутиях. Что ты делаешь? Когда переменишь нрав свой? Когда исправишь сердце твое? Когда бросишь слепое и нелепое самолюбие, гордость, зависть, сластолюбие, корыстолюбие?

Сколько тебе дают даром прихожане денег – и с любовию, а ты нищим подаешь неохотно, со злостию и еще дерешься за то, что они несколько раз подходят к тебе! Вместо того чтобы радоваться, что эти чада Божии подходят к тебе за милостыней, да тебе же самому милость у Бога исходатайствуют, ты скорбишь и раздражаешься и тем делаешь себя, безумный, недостойным милости Божией.

Благодарим Тебя, Господи, что Ты не оставил нас, сирых, в беде греховной, но пришел и спас нас, и всегда с нами присутствуеши, наипаче в Божественной литургии, в Тайне причащения, и насыщаеши Собою алчущих и жаждущих правды Твоей, и от ужасного сиротства греховного спасаеши. О, как ужасно быть оставлену Богом даже на краткое время, на одну минуту или на один час: места себе не находишь, бросаешься как пьяный.

Милостивии. Мы скоро утомляемся милосердием, тяготимся. А Господь? О, Он никогда не утомляется, не тяготится оказывать нам милости бесчисленные.

Сытый голодного не разумеет. Сколько и с каким духом мы даем нищим? И на пищу, и на одежду, и на квартиру даем по несколько копеек, и то неохотно, да еще и браним и уничижаем, срамим, поносим их! Кто, кроме тебя, пожалеет нищих? И вот они все идут к тебе, как к отцу. И будь для них нежным, но разумным отцом: корми, одевай их, давай им кров. Господь не оставит тебя.

Блаженны алчущие и жаждущие правды [Мф. 5, 6]. Как не алкать и не жаждать правды! Грех так мерзок, унизителен, всегда сопряжен со скорбями, угрызением совести, а добродетель любезна, возвышенна, доставляет спокойствие и радость сердцу!

Господь ежедневно сберегает нас от диавола, ищущего поглотить нас, не допуская его чрез меру разжигать и пускать стрелы свои в нас. Иначе мы всякий день могли бы быть в опасности – пасть в тяжкий грех или совсем умереть.

Так ли для тебя, человек, дороги деньги, что ты из-за них лжешь, обманываешь, нарушаешь клятву, яришься, сердишься, сыплешь ругательства и готов драться? А если так – так позволь спросить тебя: кто же ты? Есть ли у тебя бессмертная, по образу Божию созданная душа или вместо ней у тебя душа неразумная, животная, душа зверя? Не ты ли обновлен крещением и возродился в жизнь духовную, святую, кроткую, воздержную, миролюбивую, жизнь, исполненную сострадания к ближним; не ты ли позван к горнему Царствию и должен считать все земное за сор [Флп. 3, 8] и ничем здешним не дорожить, самым телом своим, которое есть источник всех грехов и страстей?

Если бы Господь не наказывал тебя, посещая скорбями и теснотами, уничижением, немощами, борениями, то тобою овладела бы или гордость, или злоба и зависть, или сластолюбие и сребролюбие, или корыстолюбие, или обжорство и пиянство, или леность и прочие страсти. Благодаря же наказаниям и вразумлениям Божиим тобою еще не владеют в сильной степени эти и подобные страсти, хотя и свирепствуют иногда в удах твоих. Премудро управляет Господь душами, преданными Ему. Предайтесь Ему, братия, как верну Зиждителю в благотворении.

Единого Бога бойся, единого Бога стыдись прогневать грехом, а мечтательную боязнь бесовскую и мечтательный стыд бесовский презирай (боязнь и стыд человеков именитых при богослужении).

Все внутренние наказания и вразумления Божии нам клонятся к тому, чтобы смирить поревающийся непрестанно к гордости дух человеческий и сломить самолюбие, чтобы показать человеку его крайнее греховное растление, немощь, бессилие для всякого добра, для добрых помыслов, чувствований, намерений, стремлений, дел, его ужасную, непрестанную, гибельную наклонность к всегубительному и мрачному греху и к вечной погибели. Для этого бьет Господь всякого сьшаТ которого принимает [Евр. 12, 6].

Прихожанам и ученикам надо показывать смысл богослужения, обрядов, молитв, святого креста, икон, отношение их к нашей жизни, а не заставлять учить наизусть ектении и молитвы, которые и без нас непрестанно повторяет Церковь и которые, по непониманию многими духа и значения их, сделались медью звенящею. Надо показывать основания тех или других молитв, обрядов, дух их, смысл, цель, отношение к главному предмету священнослужения и к падшему и восстановляемому благодатию Христовою человеку.

Как можешь ты раздражаться на этих овечек незлобивых – на нищих, особенно на мальчиков? Как тебе не научиться у них кротости и незлобию? Сегодня ты слышал из Евангелия, что кто приемлет отроча таково во имя Иисуса Христа, тот Его Самого приемлет [Мф. 18, 5]. Грех в бесчисленных его видах и силе непрестанно стужает нам, сквернит, томит, беспокоит, омрачает, связывает, уничижает, посрамляет, – но для верующих это насилие и стужение его обращается во благо: оно производит в них сильную алчбу и жажду правды Божией, правды вечной, непоколебимой, оправдания Христова, иже бысть нам от Бога правда, освящение и избавление. Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся [Мф. 5, 6].

На царских вратах изображаются евангелисты с пишущею рукою. Для кого они писали? Что писали, для чего писали, православные?

* * *

72

Пребывающий (церк.-слав.) – непрекращающийся, постоянный.

73

Сабайон (франц.) – род пунша, делается из яичного желтка с вином и ромом.

74

Из последования Акафиста Сладчайшему Господу нашему Иисусу Христу, на стиховне стихира: Кто мя не плачется преступившего заповедь Твою, Иисусе: невоздержанием во ад вселихся, Иисусе, вместо рая, снедию сладких видением смерть исходатаих, и Твоея, Иисусе Спасе мой, славы и жизни чужд явихся. Но приими мене кающагося, яко милостивый человеколюбец, Иисусе мой, великия ради милости Твоея.

75

Акриды – род саранчи, употребляемый на востоке в пищу.

76

Брение (церк.-слав.) – прах земной.

77

Прелесть (церк.-слав.) – обман, прельщение.

78

Волна – шерсть.

79

Приниченный – согбенный, приникший к земле.

80

Мечтательный (церк.-слав.) – призрачный, обольщающий ложью.

81

Следованная Псалтирь – богослужебная книга, содержащая помимо Псалтири Часослов и Молитвослов.

82

Належит (церк.-слав.) – понуждает, теснит, нападает.

83

Молитва 5-я на Соборовании.

84

Акафист Иисусу Сладчайшему. Икосы 3, 4.

85

Позорище (церк.-слав.) – зрелище, ристалище.

86

Молитва из последования Великого повечерия «И даждь нам, Владыко, на сон грядущим...».



Источник: Дневник / cв. праведный Иоанн Кронштадтский. - Москва : Булат, 2005-. - (Духовное наследие Русской православной церкви). Т. 13 : 1867-1868. - 2008. - 275 с. ISBN 978-5-902112-61-7

Вам может быть интересно:

1. Дневник. Том XIV. 1868-1869 – Ноябрь 1868 г. праведный Иоанн Кронштадтский

2. Симфония по творениям преподобных Варсануфия Великого и Иоанна – Лесть преподобные Варсонофий Великий и Иоанн Пророк

3. Письма к разным лицам святитель Иоанн Златоуст

4. Симфония по творениям святителя Димитрия Ростовского – Мера святитель Димитрий Ростовский

5. Симфония по письмам святителя Игнатия (Брянчанинова) – УЕДИНЕНИЕ святитель Игнатий (Брянчанинов)

6. Собрание сочинений. Том 3 – Слово по освящении трапезного храма при Сумском городском соборе 15 мая 1885 г. О добродетели храмоздания. архиепископ Амвросий (Ключарев)

7. Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь. Том I – Адриан Ондрусовский профессор Александр Павлович Лопухин

8. Прикосновение к тайнам Царства Божия – ИСПОВЕДЬ X. духовные наказы ученику. по беседам преподобного Льва Оптинского (1768 – 1841) протоиерей Геннадий Нефёдов

9. Гомилия на Рождество Христово святитель Василий Великий

10. О главенстве папы, или разности православных и папистов в учении о церкви – Заключение протоиерей Александр Лебедев

Комментарии для сайта Cackle

Ищем ведущего программиста. Требуется отличное знание php, mysql, фреймворка Symfony, Git и сопутствующих технологий. Работа удаленная. Адрес для резюме: admin@azbyka.ru

Открыта запись на православный интернет-курс