праведный Иоанн Кронштадтский (Сергиев)

Май

1 мая

Благодарю Господа, сподобившего меня совершить Божественную литургию твердым голосом (молоко и телятина накануне вечером) и причаститься неосуж- денно Божественных и животворящих Таин (меньше надо растворять).

Не к тому себе, но Тебе жити даруй мне, Господи, не самолюбию работать, но любить Тебя и ближнего.

1 мая

Благодарю Господа, дохнувшего в мое сердце дыханием Своим животворящим по молитве искреннего сокрушения и покаяния моего по Его же милующей и просвещающей благодати, помиловавшего и укрепившего меня непреткновенно и бодренно совершить панихиду по усопшей рабе Божией Варваре Горемыкиной (генеральше) в сослужении с отцом Порфирием Надпорожским, в присутствии офицеров и дам, военных офицеров.

Вспомни, что ты слышал от отца Петра Петровича Преображенского касательно духа и направления учеников штурманского или технического училища, в коих он преподает Закон Божий и русский язык, и имей это ввиду, как они смотрят на нас, священнослужителей, на Закон Божий, на богослужение, на храм, на религию. Крайне нелепо и безотрадно. О, дух века! О, материализм!

Благодарю Господа и Пречистую Богородицу Марию, сподобившего совершить непреткновенно три дневных службы. Благодать Господня, заступление Пречистыя. Аминь. Молихся – и видех сию помощь. О скоропослушниче Господи! Слава Тебе! О скоропослушница Богородица, слава Тебе! Аминь.

2 мая

Благодарю Господа, явившего мне дивную Свою помощь во время служения утрени, литургии и вечерни в непреткновенном служении и даровавшего мне ясный и крепкий голос. Благодарю Царицу мою, Пресвятую Богородицу, скорую Помощницу. Служил после утрени сряду раннюю.

Прости мне, Господи, чувства неприязни к сестре моей Анне К. Даждь мне снисходить к ней, как Ты снисходишь и долготерпишь мне. Кто без греха? Я – первый грешник. Насади, Владыко Всемилостиве, всади в сердце моем любовь долготерпящую и всё покрывающую.

Пусть жена моя, не имея своих детей, поводится с детьми сестры своей: они чада отрождения, чада Божии; это дело богоугодное, только бы у десяти нянек не испортились дети, только бы мать, пространно питаясь, не умерла заживо, мало-мало что делая, да и я не умер бы заживо, питаясь пространно. Помилуй нас, Господи! Жена моя самоотверженная, любящая жена и женщина. Я не таков. Она много, много достойнее меня во многих отношениях. Слава Господу! 3 мая. Утро.

3 мая

Благодарю Господа, явившего мне чрезвычайную, благодатную помощь Свою при служении утрени: непреткновенно, твердым голосом служил я (накануне пил пиво и ел селедку с белым хлебом). Во время литургии чувствовал крайнее насилие блуднонеподобных помыслов, щекотание, смущение, тесноту. На великом входе досталось помянуть только одного наследника, и того по имени не назвал и слов да помянет Господь Бог... – враг обессилил. Потом я пришел в великое чувство раскаяния, умиления, самоуничижения, и случились слезы, которые текли до конца обедни; причастился в мир, очищение, освящение и обновление, лицо просветилось, украсилось сиянием славы Божией. Благодарение Претворяющему хлеб и вино и меня, грешника!

Ночью и днем, особенно утром чувствовал крайнее блудное возбуждение и тесноту в боках, в хранилищах семени. Это от селедки и пива или от излишества. На ночь кушать не надо или чуть-чуть.

В любви утверди меня, Господи! Неприязнь разори и исторгни.

4 мая.

Благодарю Господа, явившего мне помощь при служении утрени. Грудь как бы засорена. Это оттого, что вчера вечером ел довольно хлеба со скоромным маслом и чай пил (а потом уже два стаканчика молока). Чай не надо было пить – масла немного.

4 мая

Благодарю Господа, даровавшего мне помощь свыше совершить непреткновенно все три суточные службы и неосужденно причаститься Божественных Таин. (От ядения накануне в достаточном количестве густой пищи (мяса и хлеба) голос был очень труден и нечист.)

Из-за чрева, из-за чрева, или желудка, сколько неприязни, вражды на домашних или на одну из домашних, сестру Анну, которая, однако ж, стала очень скромна и смиренна и предупредительна и ласкова ко мне, несмотря на мою неприязнь (да исчезнет неприязнь)! А чрево, этот властелин наш в здешней жизни, столь краткой, упразднит, уничтожит Бог, – не станет этого котла! Из-за чего же мы враждуем? Из-за чего теряем любовь, сущность христианства? Аще... любве не имам, ничтоже есмь [1Кор. 13, 2]. Из-за чего завидуем пространному питанию других, с нами или не с нами живущих, роскошной одежде, свежести и толщине тела и лица и пр.? Всё это прах. Единое на потребу – Бог! И Его-то мы оставляем.

На 5-е мая видел во сне пред пробуждением в пять часов святые мощи Филиппа митрополита, которые говорили; явственно слышал я их говорящими; святой как бы пробудился и на вопросы какой-то женщины благочестивой стал говорить с нею; меня взял страх. Это было в каком-то путешествии (не житейском ли?). Во время дороги из-за чего-то произошла молва, распря. Спрашивала: кто был в ней виноват? Он обвинял некоторых женщин. Я велел спросить о себе, что о мне скажет, – он очень винил и меня. Только я не мог ясно расслушать, что говорил, и другие ясно не слышали, только одно слышали, что я много виноват, и я сознавал в это время в себе разные грешки. Это меня возбудило к покаянию и умилению. Подхожу в другой раз к мощам, вижу их опять открытыми и говорящими, вижу самое лицо святого, старческое, постническое (нос несколько горбом), благообразное. Хочу говорить, и, как нарочно, голос отнялся, точно злой дух не дает говорить. Я шепотом едва говорил: святитель Филипп, Господа-то о мне умоли. Вскоре я проснулся.

Уха и рыба вареная сильно меня крепят: сегодня чувствую себя тяжело; зачем я вчера жадничал – белый хлеб ел, пил и чай, и пиво!

Сколь благо святым угодникам Божиим, думал я, – потрудились, отборолись в здешней жизни, и вот теперь покоятся и будут покоиться бесконечные веки! Чего я дремлю, сплю? Чего прилепляюсь к здешнему, к этой плоти многострастной, тленной в себе и других? Чего к наградам и деньгам?

Не дай Бог никогда на ночь есть уху и рыбу да чай пить: ужасно крепят живот и отягощают.

5 мая

Благодарю Господа за легкое служение литургии и за дар богосоединения в Божественных Тайнах, за мир, свободу, радость, сладость духовную. Был в классе в гимназии, отбывал долг во втором классе первого отделения за четверг.

Христос, придя, найдет ли веру на земле? [Лк. 18, 8]. К тому идет. Теперь вер не разбирают. Всякая вера хороша. Безразличие в вере то же, что неверие. (Встреча персидского шаха: исполнение в России в честь его языческого обычая – заклание барана.)

Где постоянное пресыщение и пьянство, там тоже нет веры. Где вера, там воздержание. Где гнев и злоба, где зависть и распри, там нет тоже веры. Где вера, там кротость, благость, смирение, искреннее всем доброжелательство.

5 мая,

пять часов вечера.

Когда я гулял сегодня вечером и взирал на небо, мне пришла на мысль чудная гармония всего мира Божия, я возвысился мыслию к Виновнику всего Богу, вообразил Его величие, безначальность, благость бесконечную, премудрость, всемогущество, святость, неизреченную красоту, бесконечный покой, бесконечный свет, бесконечное блаженство, неизменяемость, и потом подумал: если во всем мире Божием такая чудная гармония, красота, вследствие самого точного, строгого соответствия сотворенных вещей, великих и малых, законам Творца, то отчего нет гармонии в мире нравственном на земле, между человеками, совершеннейшим творением, этим малым миром? Отчего в нем столько нравственного безобразия, столько бедствий, нестроений, неправды, например захвата богатств земных одними и совершенной бедности других или взаимной ненависти и зависти, гордости, роскоши, объядения, пиянства, любодейства, непотребства и пр.? И нахожу причину всего этого в первоначальном несоблюдении творческой заповеди: не снесте от него [Быт. 2, 17]. Причина всего зла – самолюбие и жадность человека и преувеличенное о себе мнение. Большинство живет только для себя; многие, многие живут как боги, боготворящие себя и требующие, чтобы и другие их обожали. Гармонию в душе своей можно восстановить в себе чрез соблюдение заповедей Евангельских. Приидите ко Мне... и Аз упокою вы [Мф. 11, 28].

Пришедши к морю, взглянул я вдаль и увидел свет маяка, ярко блестевшего самым чистым светом. От этого света вознесся я к свету нетленному, вечному, духовному, коим вечно сияет Господь, коим вечно сияют святые Ангелы, сияют и будут сиять святые угодники, – и подумал я, зачем я еще прилепляюсь к этому временному, тленному свету, к этой стареющейся, пустой жизни? Зачем впадаю в тьму греха и страстей, зачем омрачаюсь столь часто и столь безумно греховным мраком, – и решил: время мне прейти от тьмы во свет, от страстей к добрым делам, от злобы к любви, от невоздержания к воздержанию, от земной, тленной, нечистой любви к небесной, святой, нетленной, от лицемерной и корыстной к нелицемерной и бескорыстной, от любви тварей к любви Творческой, Троической.

Господи! Возрасти сад мой юный! Возрасти сад гимназический, сад бедных детей. Возрасти сей сад вещественный, который насадил мне сегодня поселянин (березы сии).

Благодарю Господа за дар умиления во время всенощного бдения воскресного (на 6-е мая, Неделя самаряныни), данные мне по молитве моей. Я живо представил себе, что стою пред престолом Его вместе с Ангелами и святыми, пред очами Божиими, тьмами тем крат светлейшими очами Его, что я весь как бы наг и объявлен пред очами Его. Опять за овец Его молился искренно, по благодати Его. (При чтении разговорным языком Евангелия воскресного от смущения и боязни в конце не выговорил слов: не у бо ведяху Писания, яко подобает Ему из мертвых воскреснути [Ин. 20, 9].) Не на лица зряще имейте веру [Иак. 2, 1], а на души, которые у всех одинаковы.)

От употребления с особенным наслаждением телятины и кофе со сливками и чаю и от вторичного сна днем я воспламенился было нечистым огнем блудным... но вскоре очнулся, воззвел очи к небу и испросил у Господа милость и очищение. Опасно наслаждаться пищею и питьем.

Из церковного богослужения выносите сознание единства всех людей, наипаче всех христиан православных (из ектении, литии, стихир, канона), и любите друг друга, помогайте друг другу, берегите друг друга, подвизайте друг друга на дела благие.

Необычайные, чудные, поразительные, ужасные дела совершил Господь для нашего спасения: воплотился, пострадал, умер и воскрес и вознесся на небо; Ужасеся о сем небо и земли удивишася концы…101 Такие дела Господни надо всегда всем помнить, благодарить за них Господа, назидаться и утешаться ими и одушевляться ими на дела благие. Что сделала для сего Церковь? Для всегдашнего воспоминания и назидания она изобразила их на иконах, в богослужении суточном, седмичном и годичном как бы на карте. Сие творите в Мое воспоминание [Лк. 22, 19].

Слова евангелистов: да сбудется реченное N ... пророком, и слова Господа: совершилось! [Ин. 19, 30] – показывают тесную связь Ветхого Завета с Новым: что предсказано в Ветхом Завете, исполнилось в Новом... Оттого в церкви читаются и поются писания ветхозаветные и новозаветные, оттого и антифоны... Глубокая премудрость христианской веры и богослужения, глубокая непреложная истина!

Увы мне! Я сделался игрушкою страстей различных: то неприязни, то гнева, то блуда, то невоздержания, то лицезрения, то суетности.

По привычной жадности я вчера выпил вечером три стаканчика молока с черным хлебом после того, как у одного прихожанина выпил также два стаканчика чаю сладкого, да съел два апельсина, да половину воздушного трактирного пирожка. Вскоре почувствовал я охлаждение к молитве и к Богу, не мог читать акафистов с теплотою, равно и канонов. А поутру чувствовал особенно отягощение сердца и внутренностей от вчерашнего пресыщения молоком, не мог выговаривать ради тяжести и тесноты сердца многих слов. Проклял невоздержание, а сегодня опять предался тому же невоздержанию. О, навык злой и упорный! О, безумие вольное!

Ненавижу сестру по жене Анну К. за ее лукавство, что тайно ест-пьет много, а говорит, что ничего есть не может, – а сам не то же ли делаю? Не много ли ем и пью, и иногда не тайно ли, думая, что у жены и свояченицы много разных своих яств и питий есть? Безответен я. Да из-за пищи ли и питья враждовать? Не губи твоею пищею того, за кого Христос умер [Рим. 14, 15]; Царствие Божие не пища и питие [Рим. 14, 17].

Воздержание, воздержание крайне мне необходимо: из-за невоздержания увлекают меня всевозможные страсти, к Богу охлаждаюсь, к вечной жизни, и душа и тело отягощаются, дрябнут, слабеют, энергия пропадает.

Надо мне стать на ту точку зрения по отношению к свояченице, что характеры людей чрезвычайно различны, смотря по рождению, по воспитанию, по среде, в коей воспитывался и рос человек, по характеру родителей (яблочко от яблони всегда недалеко), по разным обстоятельствам житейским, по знакомству с известными людьми, по счастливому или несчастливому замужеству и пр. В отношении к себе, то есть ко мне, я должен тоже иметь взгляд правильный, не щадить себя, не покрывать свои недостатки, но представлять их себе в настоящем виде и винить больше себя во всех своих огорчениях и искушениях, а не других, сваливая на них всю вину. Сколько, в самом деле, во мне дурных сторон: капризов, своенравия, деспотизма, упрямства, самодурства, лукавства, самолюбия, зависти, гордости, злости. Надо охотно служить домашним и считать их своими господами, по слову Господа: кто хощет быть более всех, будь всем раб и всем слуга [Мк. 9, 35].

Господи! Даруй мне благодать взирать всегда на жену и на свояченицу и на детей ее и на домашнюю прислугу как на члены Твои, хотя и немощные, как и сам я немощами обложен, и обращаться с ними с кротостию, нежностию, с любовию, снисходя и долготерпя им, если в чем будут погрешать. Буди! Даруй, Господи, так и со всеми обращаться. Буди. Даруй, Господи, не иметь мне ни на мгновение, никогда неприязни к кому бы то ни было, разве к врагам имени Твоего. Даждь мне болезновати, жалеть, молиться Тебе о всех ненавидящих и обидящих меня и о всех стужающих и творящих мне напасть. Да преуспею, Господи, в любви славы ради имени Твоего. Даждь мне всегда носить в сердце заповедь Твою – возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим... и ближнего твоего, как самого себя [Мф. 22, 37 – 39]. Доселе я дремал, спал, не разумел, был несмыслен. Отселе да бодрствую и трезвлюсь, да будут чресла моя препоясана и светильник горящий [Лк. 12, 35]; елей любви и милосердия, кротости и незлобия, послушания, терпения, самоотвержения да не оскудевает во мне. Хощу, Господи, помоги мне. Аминь.

Сколь скуден я самоотвержением! Сегодня пообедали домашние без меня, вопреки своему обещанию подождать меня, доколе я ненадолго схожу, и я вознегодовал на это и от любви отпал! Согрешил пред Богом! Каюсь. Управи, Господи, жизнь нашу в мире, управи к согласию жену мою, сестру ее и мою (по ней и по Тебе паче) Анну, да не противится вечно.

Сильно действует во мне и смущает меня ежедневно плотское мудрование, или многоразличные страсти, и – странное дело, не хотя, я подчиняюсь им, как невольник. Иже в девятый час нас ради плотию смерть вкусивый, умертви плоти моея мудрование, Христе Боже, и спасти мя102.

Господи! Благодарю Тебя, яко пришла ко мне жена моя с словом мира и любви и вслед за ней – сестра Анна, также с словом мира, смирения, любви. Это Твоя благодать, Твое устроение, Твой промысл! Благодарю чудодействующую руку Твою!

Благодарю Господа, сподобившего меня сегодня литургисать, хотя с великим душевным трудом и немощию (от млекопитания обильного), и причаститься ко оживлению и обновлению. На молебне благодарном не мог выговорить в Евангелии слов: возвращшеся дати славу Богу [Лк. 17, 18], и в благодарственной молитве слов: всегда благодарение приносити, и преблагая глаголати и воспети сподобиши103. Враг заел, обессилил грех ради моих, грубости ради и тягости сердца моего упитанного...

Не ставь за великое, что ты питаешь и покоишь твоими трудами сестру Анну К. с детьми и слугою ее, – тебе туне, легко и много, щедро посылает Господь, да притом труды твои для тебя самого полезны и живительны. Тебе даром всё обходится. Радуйся, что чрез тебя покоятся домашние и кровные родственники и многие бедные. За всё благодари – и благодарю – Господа. А о грехах своих, имже несть числа, плачь – и плачу – Господи, помилуй!

Верую во единого Бога – в Троицу Святую, во Святую Церковь, исповедаю крещение и чаю воскресения к жизни будущего века; познал я Господа – но живу недостойно познания, недостойно святейшей веры, не так, как она требует, не живу достойно звания, в которое зван. Господи! Научи меня жить достойно звания христианского!

Согрешил сегодня пред Богом: касательно губернатора Казакевича имел сегодня неприязненные чувства за небрежный, как казалось, ответ его на мое приветствие. Прости, Господи! (Встреча в саду.) Отцу Павлу Владимировичу Михайлову письмо. На могилку к Ратч Алекс.

Из-за лица, из-за очертания, из-за мины я, грешный, иногда возненавижу человека, и опять из-за лица же, из-за приятного очертания, красоты возлюблю плотски человека. Так играет мною диавол, играющий во мне лицами человеков, равно сотворенных по образу Божию, как игрушками, приспособляя их по моему самолюбию к моим личным плотским интересам (похоть плоти, похоть очей и гордость житейская [1Ин. 2, 16]) и тем крайне унижая богоподобное достоинство человеческой природы и сродство ее с Богом. Люби ближнего для Бога, а не для себя или для человека. Не идолопоклонствуй, не боготвори себя.

7 мая.

Благодарю Господа, явившего мне великую Свою милость совершить с легкостию душевною и телесною литургию раннюю в Думе и причаститься во обновление души и тела Божественных Таин. Голос был чистый, громкий, свободный.

Благодарю Господа за многократное избавление от грехов по молитве сердечной и за успехи в слове (в гимназии) и в делах житейских.

Если кто хвалит кого с намерением унизить тебя, а похваляемый не имел тех похвальных качеств, за кои хвалят (например, жена) или и действительно имел, то не обижайся тем, но радуйся по-братски и по долгу христианскому, что был такой хороший человек или есть доселе, или вообще есть такие добрые люди, хотя бы в укор тебе и хвалили; слава Богу, что есть добрые люди, ибо люди не демоны. Ты же мелкое и ревнивое свое самолюбие отбрось и смирись, признав в себе, что ты действительно не таков. (Анна К. сегодня похвалила своего покойного мужа, что он ее берег и не сердился на нее, а на прислугу сердился, виновата или нет она; но если так, не прав был покойник, ибо к жене был пристрастен.)

Касательно заблуждений прислуги Анны К. Марии свояченица моя Анна винит во всем ее. Господи! Ты видишь, кто виноват, и Сам рассудишь. Но верно то, что несколько прислуг она отогнала от себя, и я слышал от Марии, как ругалась Анна Константиновна... Если желает Анна Константиновна, чтобы я берег ее, то есть чтобы все проказы ее спускал ей, как муж ее покойный, и таким образом потворствовал ей во всем, угождал ее самолюбию, капризу, своенравию, гордости – то я не согласен на это, ибо это богопротивно и вредно. Господи! Даждь мне с кротостию исправлять ее и с духом любви.

Одно замечаю я за собою, что, когда я вижу неисправности сестры моей Анны К. или слышу о неправдах ее – высокомерии, гордости, своенравии, самоуправстве, я не выражаю сам кроткого сожаления об ней или спокойного чувства и размышления, а возгораюсь гневом и злобою на нее и даже на детей ее, что весьма несправедливо и обнаруживает собственную мою нравственную болезнь и делает применимыми ко мне слова: врачу, исцелися сам! О Господи! Исцели меня самого, недугующего тягчайшими прегрешениями, отыми злобу мою и даждь незлобие, терпение, великодушие и кротость; под видом ревности о спасении заблуждающихся и погибающих – да не питаю ненависти к Анне Константиновне, бывшею некоторою причиною духовной погибели, но да болезную о всех и да молюсь тепле о всех, да не смеется надо мною сатана. Ты зриши, Господи! От зрения Твоего да растают грехи мои, да бежит далече всякий мрак греховный. Врачу! Исцели и помилуй меня.

Святитель Николай весь превратился в миро благовонное телом своим. Это знамение того, что он совершенно избавился благодатию Божиею смрада греховного и весь сделался свят благоуханием Духа Святого. Какой прекрасный урок всем нам, смердящим смрадом греховным!

Я привык негодовать на домашних и быть недовольным ими за маловажные беспорядки, но я крайне ошибаюсь: мне нужно непрестанно негодовать на себя, а не на них за свои тяжкие грехи юности и за настоящие грехи гордости, самолюбия, изнеженности, зависти, своенравия, упрямства, чревоугодия, пресыщения, многопития, ропота, дерзости, непослушания, хулы, жестокосердия, укорения, ругательства, скупости, любостяжания, лености и нерадения, лицеприятия и злопамятства, недоброжелательства и множество прочих всяческих грехов. Мне нужно постоянно оплакивать себя, ставить себя ниже и хуже всех, смиренно служить всем с радостию, готовностию, смирением и покорностию, поститься и молиться и таким образом исправлять себя и заглаживать свои грехи, а не мыслить зло о домашних и постоянно изыскивать предлоги к недовольству или и неприязни к ним и тем мучить и себя и их, диавола утешать и Господа Человеколюбца, заповедавшего паче всего взаимную любовь, всегда прогневлять. Итак, собою да буду всегда недоволен, на себя да негодую и гневаюсь, а домашних предоставлю собственному их разумению и благодати Божией, ибо они не без разума. Полно окрадывать меня врагу, как окрадывает он меня часто при богослужении, вырывая из сердца, из мысли, с языка слова священные, как и сегодня на отпусте и при чтении молитвы Христе, Свете...

На ночь икру и сыр не надо есть, а я вчера у Н.М. Семенова (8 мая) ел.

Господи! Благодарю Твою безмерную благость, яко вчера пред всенощной спас еси мя от неприязни, когда я внутренно каялся, идучи в церковь думскую и в самой церкви. Та же неприязнь вторглась и нынешний день (9 мая): исторгни ю104, Господи, и исцели мя, мир и свободу духа мне даруй молитвами угодника Твоего Николая. А домашних моих вразуми, да не будут как животные, как псы или кравы и лошади.

Вы теперь оставляете Бога и святой храм Его, богослужение святое и не чувствуете своего сиротства без Бога, оскудения Его в сердцах ваших – но, жалкие! вы почувствуете всё бедствие сиротства душ ваших без Бога в час кончины вашей и по кончине вашей, когда все суетные удовольствия, опьяняющие ваши души теперь, вдруг от вас отнимутся, когда всё обаяние мирских благ для вас исчезнет и вы будете поставлены лицом к лицу с вашею душею, с ее наготою, безобразием, нищетою, беспомощностию, с ее бедою вечною, с ее отпадением от Бога, с непроглядною, вечною тьмою, с неугасающим, лютым, не светящим во веки веков огнем. (Оставляющим богослужение.)

Благодарю Господа, сподобившего совершить литургию в день святителя Николая Чудотворца в среду и сказать с дерзновением слово, и сегодня даровавшего благодать предварительного покаяния и умиления при чтении правила ко причащению, бодро, с дерзновением, чистым и звучным голосом совершить литургию и причаститься неосужденно животворящих Таин.

10 мая 1873 года

Четверг.

Три с половиной часа вечера. Благодарю Тебя, Многомилостиве Господи, яко услышал еси молитву мою, да отымешь от сердца моего неприязнь к сестре моей и скорбь и тесноту и огнь внутренний. Ты сотворил тотчас милость Свою – я избавился от неприязни, от огня, тесноты и скорби и стал мирен и свободен. Насади и укрепи во мне, Господи, любовь, кротость, терпение.

Из-за слова моего, вовсе не обидного, сестра Анна обиделась на меня и даже прослезилась. А сама заставила плакать многих горькими слезами и допустила до разврата одну, а может быть и не одну девушку. Да не поставится ей сие в грех. Господи! Я не сужу: Ты Судия праведный.

Она сказала: верьте, что всякому приятно жить в своем уголке (и я готов был плакать). До обеда и за обедом Анна К. была очень ласкова, а я молчалив и суров. Грешен. Мне надо было отвечать искреннею ласкою на ее ласку. Но я думал, что она очень забывается и мечтает вечно жить чужими трудами даром и всячески нежить себя и всевозможно баловать детей своих. Эта мысль, как кошмар, часто мучит меня. Но она ложь, клевета диавольская, направленная к разрушению взаимной любви и мира. Враг бесплотный вооружал меня против тестя моего, теперь вооружает против дочери его, сестры жены моей и моей. Прочь!

Братия! По долгу священства я должен вам сказать, что глупейшая наша страсть в этой жизни грешной есть пристрастие наше к земным, [скоропреходящим] благам и наслаждениям и совершенное равнодушие к небесным, вечным; все мы склонны хорошо поесть-попить и, кажется, едва считаем себя не в раю, если скушаем на обед по своему вкусу или оденемся по последней моде, например в черный бархат и в развесистые косы или наденем на себя ленты цвета красного, красного или темно-красного, темно-красного, а особенно голубого, голубого, – не знаю где мы тогда бываем: на небе или на земле, а скорее, кажется, на земле, ибо земнии убо от земли создахомся и вси в землю туюжде пойдем105 Всё это, братия, тленное, а где же духовное?

Тяжко согрешил сегодня пред Богом, пред женою и пред людьми: по прихоти приказал жене подрезать подол у рясы изряшимвшейся, хотя были другие целые рясы, а она воспротивилась, и когда я стал настаивать, стала ругаться; я еще больше стал настаивать, и когда она упорствовала, велел это сделать прислуге – жена еще более стала ругаться, кричать; я назвал ее сумасшедшею, и сам сильно возмутился и так в класс ушел; по дороге раскаялся и успокоился, а пришедши домой, опять смутился и рассердился на жену за крайне грубые и язвительные ругательства. Жена предложила было мир, но когда я стал ей делать наставления, она не захотела их принять и стала корить меня; вскоре я предложил ей мир, но она не приняла. Сам я грешен в этом деле как начальник: я начал это по ревности, зависти, своенравию и упрямству – легко было обойтись без этой рясы, я ее вообще не любил, но мне хотелось, чтоб жена меня послушалась, но она стала упорно отговариваться и вдобавок бранить и укорять меня нищими, что им я всё отдаю, а ей ничего будто бы не даю. Каюсь пред Богом и людьми. О, какое благо я потерял – любовь и мир!

Из-за чего ты яришься: из-за того, что жена тебя оставила, чтоб жить для сестры и детей ее малых? Что же? Слава Богу, – значит, тебе пришло время исполнить слово Спасителя о оставлении жены Царствия ради Божия [Лк. 18, 29 – 30]! И пусть оставляет – живи для одного Бога, а отвергаться себя и жить для Бога и для блага других бескорыстно, по единой любви (о, если бы по любви!) значит жить не себе, а Христу, а это есть величайшее счастие. Итак, оставь ярость, бешенство жены, не желающей тебя слушаться, наущаемою врагом, переноси спокойно и молись за нее. Вспомни, что она часто была для тебя добра, вспомни, что и у ней есть свое самолюбие, свои страсти, чувство своего достоинства, – словом, что и она человек не без слабостей. Поверь, что она вооружается не против тебя лично, а против твоих страстей, против зла, которое в тебе, ибо, когда ты добр, она не знает, как обласкать тебя.

Слава Богу, что по приглашению моему супруга моя смирилась, раскаялась, оказала мне покорность и, что удивительно, – такова сила благодати – четырежды поклонилась мне в ноги, прося прощения. Это вследствие моего пред Богом и пред нею раскаяния внутреннего и вследствие молитвы. Да, она опять возлюбила меня, обняла меня. Помилуй ее, Господи! Она признала искренно свою вину, и сколько велика была прежде ее ярость и зло на меня, столь теперь она была кротка и добра. Слава Господу, Благопременителю нашему! Слава вере святой!

В вере нашей Господь даровал нам бесчисленные благодеяния, которые должны мы помнить и им соответствовать делами, а между тем человек весьма склонен к забвению, особенно всего касающегося истинной веры и богопочтения, или Закона Божия. Церковь напоминает нам об этих благодеяниях и наших обязанностях чрез богослужение и Таинства, священные обряды и святые иконы. Храмы, святые иконы, богослужение суть воплощение веры.

Благодарю Господа, примирившего меня с женою моею и даровавшего ей удивительное раскаяние и смирение.

Как считать все поступки, и добрые и худые, безразличными – значит быть безнравственным или не иметь никакой нравственности, так считать все вероисповедания или веры одинаковыми – значит не иметь никакой веры. Истина одна – и истинная вера одна.

Какая мысль у Святой Церкви при изображении ликов святых, при призывании их во время молитвы? – Та, что святые угодники и мы – одна Церковь, одно тело, одни члены; они помогают нам своими молитвами по духовному родству с нами и сочувствию нам как единокровным. Это членство наше с теми обязывает нас подражать им.

Всякий христианин имеет своего представителя на небе: или святого Иоанна Богослова, или Предтечу, или святителя Николая – да памятуем, что есть вечная жизнь.

13 мая

Ранняя воскресная обедня. Благодарю Господа, не допустившего меня до расслабления и падения при совершении литургии, но даровавшего мне помощь свыше, силу и дерзновение совершить всю службу и с молебном общим непреткновенно. Благодарю Господа, оживившего и укрепившего меня чрез причащение Святых Таин, и когда враг во мгновение смутил и уязвил было меня по причащении чрез огорчение на диакона за его поспешность, тогда по молитве покаяния моего вскоре силою тех же Божественных Таин, той же Пречистой Крови Своей, излиянной за мир и за меня, исцелил, умирил и оживил меня, так что я утешился и возрадовался милостию Его скорою и сильною. Слава силе Твоей, Господи! Слава животворящим Тайнам Твоим, имиже толикие милости и силы во мне являеши над грехами и невидимыми врагами моими. ([Замечено], от мяса грубеет сердце и к вере и любви не способно или малоспособно.)

Без Церкви, без брака церковного хотят обойтись; общество, говорят, выработало убеждение, что лучше жить гражданским браком: взял девицу, да и живи с нею, не понравилась – долой ее. (В Окружном суде судебный пристав.) Вообще, офицеры да ученые считают Церковь лишним учреждением и не ходят к богослужению. Нападать на это, обличать. Показать самые вредные последствия от того.

Любить всех и каждого есть безопасное дело, благое, разумное, прекрасное дело, а ненавидеть – безумное, воровское, безобразное, худое дело. Ненависть происходит от крайнего самолюбия, алчности, пресыщения. Необходим христианину пост для усмирения своей многострастной плоти. На всё полезен пост.

Как ожидал, так и случилось: вчера пил много сладкого чаю, кроме того, ел сыр (вечером, а за обедом мясо и довольно салату), и оттого образовалось излишество семян, сделалось сильное возбуждение ночью и блудное излияние во сне. О, алчность и невоздержание! Доколе словеса Евангелия буду попирать я, несмысленный и неблагодарный? Доколе буду спать? Когда буду трезвиться и бодрствовать?

Какое испорченное, завистливое сердце у меня! Делал я вынос покойника и встретил отца Порфирия Надпорожского, делавшего вынос младенца: что же? – уязвился завистию, что вот-де, пришлый священник и исправляет требы в чужих приходах, отбивая доходы у своей собратии. Но потом сознал свой грех, свое пристрастие к земному, свою суетность, свое нелюбие к ближнему, самолюбие, плотоугодие, гордость, страсть к единообладанию; привел на память краткость жизни, смерть и ответ на Страшном Суде – и умилился, и взмолил Господа о помиловании – и помилован! О, как мало надо нам и как многого желаем, жадничаем! Вот так и дома я грешу относительно моей свояченицы и детей ее, как вне дома согрешил касательно отца Порфирия. Одно и то же чувство. А для кого меня Господь милует? – Для вдов, сирот, нищих, бедных родных. Жена моя добрее меня. Я зол, непотребен, непостоянен, лукав, подозрителен, завистлив, лицеприятен, влюбчив, презорлив, своенравен, упорен, ропотлив, уныл, малодушен и робок, сластолюбив, сребролюбив, уклончив, лжив, потворлив и подобострастен, льстив, лицемерен, непослушен, неуважителен, дерзок; блудлив, строптив, немирен, недружелюбен, сварлив, нетерпелив, злопамятен, мстителен, иногда мрачен, ленив, небрежен, неточен, хладен, чревоугодлив. Бездна во мне грехов! О, если бы не вера Христова, если бы не Спаситель, исправляющий стремления моего злого сердца, я погиб бы давно, во ад вселилась бы душа моя. Слава, Господи, долготерпению Твоему!

17 мая

Вознесение Господне. Благодарю Господа, приявшего служение мое недостойное пред Его величием неисповедимым и благостию и сподобившего приобщиться божественным, бессмертным и животворящим Его Тайнам и сказать со дерзновением слово.

Благодарю Господа, избавившего меня по усиленной молитве моей от злейшего уныния после сна дневного во время поздней обедни. Два молебна: у Чекалина (Прохора Флоровича) и Александра Антонова (Петровича) штурмана, очень были для меня благовременны и полезны – я исцелился от душевного недуга и вместе телесного. После молебна закусил у Александра Антоновича пирога с мясом, выпил рюмку хереса.

Тяжело, тяжело отозвалось во мне употребление молока и сливок в среду поутру (16 мая) и бывшая вследствие того ночная поллюция. Во время ранней обедни мне было крайне тяжело: сердце холодно, мертво бессильно для искренней молитвы, для любви, теснота и скорбь тяготили его; многократно припадал я к престолу милосердия в покаянии и молитве о помиловании, исцелении, оживлении и утверждении; я был в пасти Велиара, чувствовал это сердцем. Наконец молитва веры и упования сломила крепость вражию – он исчез, убежал, окаянный, видя крепкое себе противление, и я совершил литургию с совершения Таинства до конца непреткновенно и причастился Святых Таин со дерзновением, в мир, очищение, освящение, обновление и оживление. Слава беспредельному милосердию Владыки нашего Господа Иисуса Христа. Крепка власть Его оставлять грехи и сокрушать крепость вражию, ломать оружия его, на которые он уповает. Господь воистину крепок и силен, Господь силен в брани [Пс. 23, 8]. О, да сокрушится власть вражия во всем мире! Господи! Твой мир, ибо Тобою бысть и существует. Спаси его, имиже веси судьбами. Зри на врага, льстящего вселенную всю, и сокруши коварства его. Господи! Низложи хулителей имени Твоего, Писания Твоего богодохновенного, проповедующих вечность мира, материи и пространства, отвергающих Творца мира.

Не пришло ли время при всеобщих смутах в христианском мире, при общем развращении нравов в роде христианском, при оскудении веры отнять от него Царствие Божие, передать сокровище небесной веры языкам, творящим плоды Царствия Божия? Ибо христиане по жизни своей ныне стали истые идолопоклонники, и хуже идолопоклонников. Прочитайте послание святого апостола Петра второе, то место, где он говорит о христианах последнего времени, каковы они будут. Они теперь действительно таковы, то есть дошли до крайнего безверия и нечестия. Где вера святая? Где ее действие на сердца людей, на нравы? Увы! Погас светильник. Все охладели к ней. Благородных, богатых и знатных и ученых мира сего нет в храме Божием. Он почитается достоянием одних простолюдинов. Мир вырабатывает свои растленные, кривые правила жизни, не желая подчиняться прямым правилам веры и Церкви; миру прелюбодейному и грешному надоело подчиняться Евангелию, обуздывающему его гибельные страсти, он хочет управляться сам. Но горе коню ретивому, сбросившему с себя узду! Ринется он со стремнины в пропасть и разобьется и погибнет. И не видим ли этого? – Видим и слышим почти каждый день.

Я должен научиться не доверять своему ветхому человеку, то есть смутным, страстным движениям своего сердца, и не исполнять его похотения, ибо доверие ему и исполнение его похотей ведет к погибели.

Пить пиво и сладкий чай очень вредно для сердца и для плоти: больно прелюбодействует, особенно ночью, во сне. Так было со мною в ночи на 19 мая. Враг пришел в образе девы и давай целоваться со мною. Блудное возбуждение сильнейшее, назойливейшее.

Благодарю Господа, сподобившего совершить Божественную литургию раннюю непреткновенно и причаститься Святых Таин неосужденно.

Плоть моя сильно беснуется от многоядния и сладкого пития в избытке; зол и раздражителен и блуден в сердце стал я. Господи, помилуй! К воздержанию! Мясо мне есть вредно, ибо слишком питательно, а я ем его; сливки пить вредно, а я пью их.

Я, многострастный, огорчаюсь, обижаюсь, что ребенок трех лет, мною, моим иждивением воспитываемый, отворачивается от меня, когда я ласкаю его, толкается, брыкается по полу ногами, ибо он избалован; а сам же я подал некоторый повод быть ему неласковым ко мне, ибо сам раздражил его. Любящих ли только я люблю? Не и язычники ли то же делают? Я должен любить и ненавидящих, по слову Господа [Мф. 5, 44]. К благодарным ли только мне хочу быть добр? Но и язычники то же делают. Я должен быть добр и к неблагодарным и побеждать благим злое. И какое особенное зло в ребенке? Зло во мне – вот что надо всемерно искоренять, потому что оно меня губит, мою душевную и телесную жизнь подтачивает. Да стяжу же благодатию Божиею незлобие. Господи! Сам измени и воспитывай младенца сего Руфину, которого не умеют воспитывать мать и ее сестра, моя жена.

Благодарю Господа, отъявшего вчера во время всенощной смятение и тесноту злобы моей на домашних, умирившего душу мою и даровавшего мне благодать мирной, чистой, пламенной молитвы и наипаче во время целования людьми Евангелия. (Болезненное раздражение в организме и боль головы, вследствие, как думаю, питья сливок и ядения телятины с жирным салатом, или вследствие избытка жизненных семян, крепко просившихся вон и не пущенных (сделал себе большое насилие), или от питья пива накануне.)

Тебя обуревают страсти – приходи сюда, в церковь, тут есть испытанное, верное врачевство против них: псалмы и пения и песни духовные, прогоняющие от нас страсти и злых духов, как некогда псалмы Давида прогоняли духа злобы от Саула, страдавшего тоскою.

Тебе нравится гражданский брак – но это брак по плоти, а не по духу, союз плоти, а не духа, союз самый слабый, неблагодарный, корыстный, потому что ради одной плотской сласти существует, союз, который не дает силы или благодати любить свою подругу свято, духовно, во Христе, – союз, скажу одним словом, прелюбодейный, животный, бесовский.

20 мая

Воскресение. Поздняя обедня. Ощущал крайнюю тесноту и давку в боках и в утробе. Думаю, что это от употребления сливок, мяса, молока – одним словом, от пресыщения, да еще от зелени – плохо варил желудок. А ведь всё неймется, несмотря на тесноту! Греховные навыки от частого повторения их обращаются как бы в природу. Тем необходимее принимать против них сильные меры. Счастлив, кто соблюдает установленные Цековью посты. Над ним чрево не будет иметь насильственной власти.

21 мая

Нет правды в моем сердце, непрестанно оно согрешает и стремится к злу и нечистоте. Служу ли молебен, даже читаю ли Евангелие Господа моего Иисуса Христа – сердце мое поет свою нечистую или злую песню, тормозящую чтение; совершаю ли литургию, утреню, вечерню – грех смущает, теснит, тяготит, леденит меня, и только тогда я бываю от него свободен, когда всем сердцем и всею мыслию и всею силою прилепляюсь ко Господу, когда в слезах умиления излию пред Богом неправды мои, страсти. Нет правды в моем сердце и тогда, когда я дома обращаюсь с домашними моими, ибо нет искренней, горячей любви к ним, а к некоторым имею прямо вражду, и давнюю, за разные противности, за гордый и надменный тон, за резкие, оскорбительные слова, высказанные когда-либо в ссоре, к которой я же, может быть, подал повод по своему нетерпению и самолюбию, и за праздную жизнь. Но, Господи, даждь мне благодать не судить строго домашних моих, ибо каким судом буду судить их, таким Ты будешь судить меня, ибо и я бываю празден и ленив, и я бываю горд, зол, раздражителен, завистлив, сребролюбив, нечист сердцем. Господи! Даждь мне быть довольным всеми домашними, или терпеливым и быть довольным тем, что имею, ибо Ты туне снабдил меня и снабжаешь всеми дарами Твоей благости, и я ни в чем не имею недостатка. Укроти и укрощай всегда сердце мое, и даждь мне благодать и силу любить блага нетленные и вечные и стремиться к будущей жизни добродетельным житием.

Если кто тунеядец, то это я, а не свояченица моя А.К., на которую я сержусь за даровое житье у меня с детьми и прислугой. И зачем сердиться? Если меня обижают, живя у меня против воли на моем иждивении, то за обидимого Бог и против обидящих – Бог, но мучить себя, беспокоить себя представлением праздности, лени сестры своей, беспорядками от ней и детей в квартире безрассудно, ибо к прочим беспорядкам прибавляется еще беспорядок в моей же душе, мука, смерть. Лучше махнуть на все рукой и предать живот свой Христу Богу, Который за изъян силен вознаградить сторицею и домашних обличить и вразумить. Если кому, то своим милостыню оказывать – дело должное, но и в любви жить с домашними – дело необходимое. Так повелевает Господь. Странное дело, что когда я пресыщен, я более беснуюсь, злюсь на домашних, и особенно после литургии, – значит, я недостойно причащаюсь животворящих Таин. Но что блаженнее и дороже причащения Святых Таин? Ради Святых Таин, ради их одних я должен всем земным пренебречь и жить во взаимной любви. Не говорю уже о том, что я сыт и пресыт всем, доволен и предоволен. О, плоть вселукавая, жадная, ненасытимая, злая, скупая, завистливая, унылая. Прочь, окаянная! Господи! Излей любовь. Радуйся, что ты не один, а в семействе, что жене твоей не скучно с сестрой и с детьми, не воздвигай на себя гнева Божия, гоня внутренно женину сестру с детьми. Своих детей не имеешь – способствуй воспитанию детей свояченицы, они – чада Божии. Бог тебя наградит за них, как и награждает.

Благодарю Господа, спасшего меня спасением великим по молитве моей внутренней, когда терзала меня злоба на свояченицу мою Анну и вместе зависть даровому ее житью. Но не даром ли я сам живу? Сам живу праздно, только страстям своим угождаю и не презираю себя за то, а сестру ненавижу за праздность. Господи! Даруй мне туне любить сестру с чадами и питать их, как Ты любишь меня туне, милуешь и любишь, презирая мои прегрешения. Благодарю Тебя за освобождение от зла и тесноты адовой.

Согрешил я пред Господом и пред собою, с жадностию обедавши после прогулки на кладбище; ходил для того более, чтобы сделать больший моцион после сытного ужина (четыре яйца), и, пришедши, опять не удержался от излишества. Грешен, безответен!

О, злоба, злоба безумная, адская, стремительная, насильственная! На кого я, страстный, не озлоблялся? Даже, бывало, на мать свою, из-за каких-нибудь пустяков: из-за манеры неловкой, из-за слова негладкого, некнижного, из-за лица непривлекательного и пр. – и на жену свою тоже из-за пустых вещей, и хотя сознавал потом, в часы трезвения духовного или в минуты мучения свое безумство, но потом, по какому-то злому навыку, опять подвергался тем же неприязненным чувствам, – и всё терпел мне Всеблагой Господь. А теперь вот опять озлобляюсь на свояченицу и ее детей за то, что живут у меня, на моем иждивении. Какие нелепые причины! Вместо того чтобы радоваться, видя довольство домашних, я печалюсь, что они живут у меня и всем довольны; вместо того чтобы ласково обращаться с ними, дабы чем не опечалить их, я обращаюсь и говорю с какою-то неприязнию, тяготясь и жить, и говорить с ними, и всяческими беспорядками, неизбежными при детях, раздражаюсь. Нещадно виню себя за всё это и волю имею исправиться.

Благодарю Господа, сподобившего меня совершить непреткновенно вечерню и Таинство Брака (после прогулки на кладбище). Пред свадьбою при разговоре с диаконом Богоявленской церкви в алтаре закружилась у меня голова, и я едва не упал, – не от того ли, что кофе три стакана выпил, кровь бросилась в голову?..

Из Марии Магдалины изгнал Господь семь бесов, семь главных грехов; и даров Духа Святого семь.

Вижу сучец во оце брата и сестры, а бревна у себя не вижу – вот мое нечестие!

Господи! От пристрастий земных вознеси мя на высоту любви христианской. Даждь мне видеть в ближних моих членов Твоих и любить их ради Тебя, отвергаясь себя.

С какою мыслию Церковь изображает святые иконы, поминает их, просит у них ходатайства? Все едино тело во Христе – тело, в коем члены друг друга любят, уважают, друг другу помогают и друг друга спасают.

Во время богослужения приносится моление Богу о таких важных предметах, что о посторонних земных предметах, как маловажных, надо оставить всякое попечение и помышление.

В Церкви и дома часто прославляем вечность Божию, чтоб помнили о вечности и нам предстоящей, и нас ожидающей, и сами удостоены были вечной жизни.

Возжелаешь земных благ в церкви или даже дома – и уязвится душа, и смутится, скорбь и теснота проймет тебя, огнь геенны запалит тебя. Возжелаешь [ли] крепко благ небесных, духовных – мира, правды, и усладится душа, умиротворится и распространится. Вот истинная стихия души, которая небесного происхождения как образ и подобие Божие.

В присутствии Окружного суда под конец его я возжелал награды за труды по нахождению в Окружном суде в продолжение целых суток; рассердился, что даром нас заставляют трудиться, и уязвился жестоко, и смутился. Едва отмолился за субботнею всенощной. О прелюбодейная любовь мира сего, – прочь от сердца. Люби Господа и небесные блага вечные, люби добродетель, смирение, кротость, незлобие, терпение, целомудрие, воздержание, милосердие.

Господь неоднократно спасал меня в суде от скверных движений сердца. Благодарю Господа.

Чего больше этой почести, как быть ежедневно на Тайной вечери Агнца Божия вместе с Ангелами и святыми и вкушать на Трапезе Господней Тело и Кровь Агнца Божия, очищаться от грехов, освящаться, обожаться! Какая честь земная или небесная может еще занимать нас после этой чести? Ох мы, неразумные, бессмысленные, неблагодарные, – ищем тленной славы мира сего, тени преходящей, когда имеем, так сказать, в руках вечную славу – Божию.

Чрез чревоугодие, пресыщение, страсть к нарядам, к земным отличиям, к картежничеству, корысти совершенно наконец притупляется вкус к небесным благам, погашается дух христианский, образуется дух, характер чисто языческий, жизнь получает исключительный характер суетности, пустоты, бесцельности (нет цели), неразумия, инстинкта. А именно мы и должны в кратковременное земное свое странствование изощрять вкус и любовь к небесным благам: к правде, добродетели, смирению, чистоте, вере, и надежде, и любви...

Признаю неправду мою в гневе на домашних из-за разбившейся посуды с вином между дверями, из-за неукрепления крючками дверей женою и свояченицей. Вижу, что гнев напрасен и безумен и только терзает более всех меня самого, а домашние остаются равнодушны. Господи! Даждь мне всегда обращати гнев на себя, на своего ветхого человека, а не на людей. Буди!

Благодарю Господа, сподобившего совершить Божественную литургию и причастится неосужденно Божественных Таин в мир, радость, очищение, освящение, обновление, дерзновение, утверждение, здравие.

Благодарю Господа, спасшего меня скоро от зла на домашних за то, что они неисправны во многом, почти ничего не делают и допустили распасться между дверями полкам с винами, которые от того разлились. Меня Господь помиловал тотчас, как я признал себя самого виновным во многом и достойным такого изъяна. Вечерню служил благодатию Божиею мирно и непреткновенно.

Опять Господь спас меня по молитве моей от зла на домашних за крайнее баловство ребенка Руфины. Признал себя виновным в том, что за чужими малыми неправдами по самолюбию, сластолюбию и злобе гоняюсь, а за своими и большими не гонюсь и пропускаю мимо, как-то: своенравием, самолюбием, гордостию, завистию, жестокостию, угрюмостию, унынием, ревностию, злопамятством, леностию, праздностию, блудным похотением, сребролюбием; нерадением о спасении душ человеческих, нерадением при совершении молитв и Таинств, человекоугодием, лицеприятием, лицемерием (соблюдаю пост и молитву, а сердца не исправляю); непочтительностию, грубостию, многояде нием, лакомством, опивством, празднословием, смехом неподобным, осуждением, укорением и руганием, биением, криком бесчинным и злым; подозрительностию, недоверчивостию, лукавством, помыслами скверными и хульными, дерзостию, непокорством, утаением чужой собственности, подаянием милостыни иногда из чужих денег, не из своих.

Господь был силен делом и словом, также Его апостолы, иерархи, мученики, исповедники, преподобные мужи и преподобные жены, а я – ни словом, ни делом! Увы мне! А еще в слове как будто силен, ибо много говорю. Но это слово – пустоцвет без плода, без дела и жизни.

Анна К.! Ты женщина умная и незлая, хотя характерная и своенравная! Полагаюсь на твой ум, твое рассуждение и на твое сердце: живи, как Бог тебя вразумит. И ты по образу Божию, и ты член Христов, овца небесного стада, розга от лозы – Христа. Хочу уважать и любить тебя – сделайся и сама того достойною. Се, Бог среди нас! Не хочу мыслить о тебе зла, но не будь зла и нерадива.

Все святые – един дух с Господом, и всякий из нас, прилепляющийся ко Господу, – един дух с Господом, по Апостолу и по словам Самого Господа, во Мне пребывает, и Аз в нем [Ин. 6, 56]: придем к нему и обитель у него сотворим [Ин. 14, 23]; вселюсь в них и буду ходить в них; и буду их Богом... и вы будете Моими сынами и дщерями, говорит Господь Вседержитель [2Кор. 6, 16; 18].

Благодарю многомилостивого Господа, спасшего меня от бурного, губительного наплыва злобы после сна вечернего в саду пред питьем кофе и чаю; потопила было меня злоба на сестру Анну К., задевала; кроме того, я крайне был недоволен тем, что в саду сделали чай. Идучи к вечерне и страдая душевно от злобы, насильственно меня охватившей, я крепко внутренно молился Богу и, пришедши в церковь, тоже молился, не желая войти во святилище алтаря со злобою в душе, и благодарю Господа – Он принял молитву покаяния, отъял злобу, затопившую меня, освободил меня от уз адовых и даровал благодать мирно и непреткновенно совершить вечерню.

Благодарю Господа, утешившего меня, умилившего меня причащением Святых Своих Таин, благопременившего душу мою и исцелившего меня по душе и телу. Я чувствовал себя крайне слабым и болезненным и раздражительным до причащения. 23 мая, 1873. Среда.

Разговаривая с Степаном Петровичем Сверловым, я узнал, что в обществе взбалмошных людей ходит мнение, что Господь Иисус Христос есть простой человек, только высокой жизни, – умный человек, от плоти рожденный, не от Духа Святого сверхъестественным образом; что человек материален – умрет и не будет его, что из его тела вырастает трава, дерево и пр. и воскресения не будет. Я его обрезал.

24 мая

Четверг. Благодарю Господа, избавившего меня от злобы вражией пред обедней и даровавшего благодать умиления и неосужденного причащения Святых Таин.

Апостолы, иерархи, мученики, преподобные, бессребреники и прочие святые – живые примеры и доказательства того, сколь спасительна и небесна наша вера и как мы неблагодарны, нерадивы и ленивы в деле спасения. Все они – свидетели истины и спасительности христианской веры и обличители наши, но и молитвенники о призывающих их с верою.

Я пред обедней рассердился на жену за то, что она не послушалась меня – не исполнила ничтожного желания пришить пуговку к подряснику и вязочку к другому; значит, я корыстно только люблю жену (да и свояченицу) ради своей выгоды и услуг, а не как свою плоть и кровь, не как член Христов и сонаследницу благодатной жизни. Горе таким любителям! И действительно мне горе! Теснота, омрачение, скорбь, посрамление внутреннее!

После вечерни опять в сильнейшей агонии злобы я был и долго-долго боролся и, борясь, молился Богу. Что ни говорите, а от пресыщения сильно воюют в нас страсти, а особенно злоба. А я пресыщаюсь часто, алчный; сегодня много ел студеню из телячьей головы и кофе, да чаю со сливками много пил, притом с сырыми. О, как я прогневал Господа алчностию и злобою! А ведь всё даром получил от Господа, и то, что есть у меня, есть Божие и достояние моих прихожан, учеников да жены и вдовы, сестры Анны Константиновны с сиротами, а не мое. За что же я их ненавижу по наущению диавольскому? Боже, исправи меня и помилуй! Благодарю Господа, помиловавшего меня за всенощною у Ив. Иванова (именинника 25-го мая). Угостил хорошо, радушно и щедро.

25 мая

Благодарю Господа за бодренное, легкое служение утрени и литургии ранней и за великое умиление и сладость по причащении Божественных Таин. О, как утешил меня Господь святыми Своими Божественными и животворящими Тайнами! Впрочем, во время обедни пред Достойно и праведно я неосторожно от нервического потрясения рассыпал на дискосе части, которые вместе с возду’хом и звездицей упали на пол; звездицу и возду’х я поднял, а части просил диакона Петра подобрать.

О певчих напомнить протоиерею.

У Анны Константиновны правдивый, хотя резкий характер; [любит] всех судить, а себя только хвалить, всем указывать и приказывать, а сама даром сидит на всем готовом. У ней мужской характер.

После слезной молитвы ночью в два часа я заснул и видел доброго царя нашего, приставшим у меня, милостиво со мною разговаривал; между прочим, я просил его за Алексея брата, чтобы дома было ему место; и царицу видел и имел счастие с нею ходить.

Я буду смотреть, как будут вести себя мои домашние – жена и свояченица: будут ли делать дело, будут ли помогать мне за мои для них ежедневные труды, и паче не дам им денег, а отправлю их в небесную житницу, подобно праведному Филарету106.

Господи! Даждь мне благодать не огорчить ни даже угрюмым и холодным видом домашних моих за проступки их, но всё терпеть благим изволением сердца, ибо много и пустых предлогов плоть моя и враг бесплотный представляют мне, чтобы только возбудить вражду и нарушить мир и любовь. Сам управляй домашними моими, Господи, да и я спокойно управлю дела Твои.

Очень шибко ходить вредно – легкие очень утомляются, трудно служить молебны или совершать другие требы. Сегодня испытал это в Троицын день, из 2-го матросского флигеля шедши к Николаю А. [Туркину] в дом Синебрюхова (27 мая). Да и служил очень громко у матросов, ко кресту допустил человек триста.

Сильно уязвился от нерасположения и презрения к безответному и невинному младенцу Лизе, дочери Анны К., при встрече утром в день Святой Троицы. Раскаялся. Все чада Божии. Я предоволен всем и пресыщен. Мне даны и подаются Богом ежедневно бесценные, неизреченные блага Господни – пречистое Тело и Кровь Господа, жизнь вечная, хлеб, одежда, жилище, имя.

Господь благ к неблагодарным и злым, как например ко мне, грешному, и туне подает нам все блага, и я должен подражать Отцу Небесному, кормить-поить неблагодарных и праздных и злых и ругателей. Иначе какая мне награда за благодеяния, если буду я кормить-поить приятелей, да тех, кои мне работают? От души, искренно, охотно я должен благотворить и неприязненным ко мне людям из своих ли, из чужих и не помнить зла ради Господа, всё мне прощающего, и ради Пречистого Тела и Крови Его, мне подаваемых каждый почти день, ради бесчисленных благ духовных и телесных, мне подаваемых от того же Господа, ради будущих неизреченных благ, уготованных нам от Господа. Все житейские дрязги да презираю, все мелочные житейские расчеты, да царствует единая любовь.

27 мая

День Святой Троицы. Благодарю Господа, отъявшего тесноту сердца моего во время литургии и даровавшего мне благодать животворно приобщиться Святых Таин. Во мгновение я ощутил чудную перемену во всем существе моем, лишь только приобщился я Святых Таин; Божественная жизнь разлилась во мне и отъяла тесноту и мертвенность в сердце моем. Слава Духу Святому, животворящему, оживляющему меня священнопретворяемою Им Кровию Господа Иисуса Христа. Молитвы читал сердечно, с умилением и со дерзновением. Но лишь пришел домой, как огорчился на сестру Анну К., сидящую по-турецки на полу с ребятами своими и забавляющуюся ими, не ходившею ни к одной службе. Огорчение крайне меня уязвило оттого, что я нелюбовно отнесся к ней в столь великий праздник, и весь день я был как-то недоволен ею, поведением ее. А свое каково? На себя не огорчаюсь?!

Надо смотреть хорошенько на орудие наше, посредством которого мы относимся к другим и оцениваем их качества, то есть сердце свое: хорошо ли, добро ли, чисто ли, смиренно ли, незлобиво ли, бескорыстно ли, не самолюбиво ли, не блудно ли, не зло ли, не завистливо ли? А то зачастую бывает, что зрительное стекло бывает неправильно, тускло, а мы думаем, что предметы неправильны, то есть люди, с которыми мы обращаемся. Мы крайне часто заблуждаемся на этот счет и, вместо того чтобы себя винить или считать больными, злыми, слепыми, считаем других таковыми. Достойно сожаления!

Какое бы ни видел ты зло в людях против тебя, например козни, сплетни, ругательства, – ничем не возмущайся и ни за что не мсти ни словом, ни взглядом, но к Богу прибегай и Ему поручай дело свое и дела других. И поручаю.

Помни подвиги святых Божиих и отвергайся себя, подражая им. Горе зри. Там твое Отечество, твоя помощь, твое сокровище. Презирай земную любовь. Не огорчайся, если не любят домашние, если оставляют тебя, злословят тебя. Не мсти за себя. Бог отмстит, только угождай Ему и будь незлобив, смирен, простосердечен, нестяжателен.

Почти 18 лет живу я с Анной К., и когда я любил ее искренно? И теперь зло к ней растет всё больше и больше. Что за причина? Характеры противоположные или страсти одинаковые у ней и у меня.

Вяткин: пробудившиеся инстинкты юности моей. Мерзок я. Воздержание, пощение, удалений от сластей, слезы.

Ужасно враг борет меня и на всех вооружает. О, сколь горька злоба! Это ад!

Сытость хлеба и изобилие вина у жителей городов Содома и Гоморры низвели на них страшный гнев Божий, потому что от этой сытости они развратились. Ты тоже сыт хлебом и исполнен вином едва не всякий день, и тоже развратился сердцем: горд, зол, завистлив, блуден. Близок и к тебе гнев Божий. Поспеши укротить страсти воздержанием и молитвою. Святая Церковь поспешает к тебе с своею помощью: вот и пост близок апостольский.

Хорошо поешь-читаешь ты в церкви, говорит диавол. Давай-ка я в тебе попою теперь свою песню, или ты попой на мой лад из оперы моей: злоба, зависть, гордыня и пр. – и я, окаянный, пою, не желая, диавольскую песню. Горе мне, окаянному! По грехам моим он возьмет меня, подхватит, понесет, и некому избавить от него. Только глубокое покаяние поможет от него отделаться, от его песни адской, от его мук геенских.

Отчего я не люблю, когда останавливают меня делать какое-либо действие, например не стучать дверями ради детей? – От самолюбия, гордости, своенравия, упрямства, злости. Согрешил.

28 мая

Духов день. Благодарю Господа, удивившего на мне вновь милость Свою чрез причащение Божественных Своих Таин на служенной мною литургии. Враг борол и смущал меня, но вера превозмогла, и Господь победил врагов. Голос был чистый и громкий во всю обедню: раньше обедни прослабило. Это полезно. Сырая вода произвела это. Надо ее пить. За утреней пел стихиры на хвалите Святому Духу. Голос чистый, звучный.

Благодарю Господа, даровавшего мне мир с домашними, и собственно мне, ибо я не чувствовал в себе мира и любви к ним вчера; пострадал из-за того и молил Господа в покаянии даровать мир. И даровал.

Странная несообразность: совершеннейшую волю Божию мы не исполняем и ежедневно тысячекратно и тысячеобразно ее нарушаем, а свою волю, злую, страстную, нелепую, исполняем охотно и желаем, чтобы и другие ее исполняли, а если не исполняют, сердимся и готовы мстить за нее. Таков и я, последний из людей.

Дивлюсь премудрости Божией в устроении вселенной вообще и частей ее в частности; дивлюсь светилам, планетам, их законам, их расстояниям, их громадности, неколебимости (до предопределенного времени); дивлюсь стихиям земной планеты и их согласию при взаимном противодействии, дивлюсь естеству вод и множеству их и бесчисленности ее обитателей, прозрачному и удобоподвижному воздуху, в таком множестве разлитому и повсюду находящемуся в воде и на земле и в ней; дивлюсь бесчисленному множеству разнообразных растений, столь мудро, с пользою, целесообразно, соразмерно устроенных; дивлюсь множеству и разнообразию насекомых, пресмыкающихся, птиц, четвероногих животных и, наконец, более всего дивлюсь венцу творения – человеку, одаренному самовластием, разумом, нежным чувством, силою воли и особенно его обожению в лице Богочеловека и в лице христианина. Дивна дела Твоя, Господи, вся премудростию сотворил еси107. Кто Бог велий, яко Бог наш! Ты ecu Бог творяй чудеса [Пс. 76, 14 – 15]. И кто так близок к нам, как Бог наш, по Писанию: Разве Я – Бог только вблизи, говорит Господь, а не Бог и вдали? [Иер. 23, 23].

30 мая

Преподобного Исаакия Далматского108. Был в Питере и на даровом обеде у Исаакиевского духовенства соборного. Благодарю Господа. Но так же даром я и всегда дома и у добрых людей в Кронштадте ем и пью, и одеваюсь, и покоюсь в хороших комнатах. Благодарю Господа и добрых людей, царя, начальников.

Зачем я доселе гоню Господа моего в лице сестры по жене моей (Анны) ? – За то, что туне живет на всем готовом, то есть на том, что мне Бог посылает. Но есть нравственный труд жить на готовом чужом хлебе. Не хочет трудиться? – Но ты сам что делаешь и сделал? Не с утра ли до вечера предан страстям: гордости, злобе, зависти, гневу, нерадению, лености, рассеянности, чревоугодию, невоздержанию, объядению, пиянству, блудным помыслам и похотям; унынию, ропоту, празднословию, смеху, лукавству, лицеприятию, кощунству, лжи, неисполнению данного слова, ложному стыду, смятению, страху, непослушанию, своенравию, презорству, злой мнительности (мыслить зло); нетерпению, скупости, сребролюбию, жестокости, осуждению, ярости, ругательству, тщеславию, честолюбию, превозношению, уничижению ближних, дурному об них мнению, подобострастию, человекоугодию и человеконадеянию и прочим многим грехам? Вот твои дела тьмы, за которые ты достоин тысячи наказаний, вечных мук, а не тех даров Божией благости, коими преизобильно пользуешься от благого Бога. Живущие с тобою на твоих хлебах в тысячу раз достойнее тебя даров Божиих, ибо в них нет таких и стольких грехов. Ты не достоин жить с ними, есть-пить вместе с ними, ибо ты имеешь нрав Иудин, алчный, злой, жестокий. Домашние занимаются воспитанием малолетних детей. Это важное дело и в очах Божиих и человеческих, а ты что делаешь? Грешишь. Итак, смиряйся каждую минуту пред Богом и не считай себя достойным и куска хлеба за свои грехи, не только всяких сластей; темницы – не только просторных и чистых комнат, власяницы, а не шелковых одежд; креста деревянного, тяжкого, неудобоносимого, а не золотого, прекрасного. Помни, как спасались великие угодники Божии, что вкушали, чем одевались, на чём спали, где жили. Ты кто пред ними? Смрад греховный, и еще пространно питаешься и в мягкие одежды одеваешься, и на мягком спишь и широко живешь, да ты еще и злишься, и гордишься, и всем завидуешь, и бодаешься, и ругаешься. О! Помяни последняя твоя – смерть, гроб, суд, ад, Царствие Небесное. Разве вечен ты на земле? Постарайся оставить по себе добрую память. (По поводу грешного огорчения на Анну Константиновну.) Брось же огорчение.

Охотно и с радостию, смиренно служи домашним своим, как Самому Христу, хотя они бывают и неблагодарны, и праздны, и ленивы, и злы. Какая тебе благодарность от Бога, если ты здесь получишь воздаяние? Если, делая добро и страдая, терпите, это угодно Богу [1Пет. 2, 20]. Своею кротостью учи их кротости.

Всего чаще и всего более враг бесплотный вселяет в меня пристрастие к земным благам и чрез то злобу на ближних, с коими я должен делиться этими благами невольно. Отсеки пристрастие – и не будет злобы. Зри горе и возлюбишь всех утробою Христовою.

Театр, потешные огни блистательные, огромные средства стоящие [...], картежная игра и пр. – забава своими страстями и, значит, своими смертями. Одни забавляются – другие плачут от голоду, холоду; одни безумно расточают – другим и копейки нет на хлеб. О, неправда мира сего!

* * *

101

Ирмос 9-й песни воскресного канона на утрени, глас 8-й.

102

Тропарь 9-го часа.

103

Молитва «Господи Иисусе Христе Боже наш, Боже всякого милосердия и щедрот...» из благодарственного молебна.

104

Ю (церк.-слав.) – местоимение её.

105

Икос «Сам Един еси Безсмертный...» из чина отпевания..

106

Филарет Милостивый, праведный († 792). Унаследовав от отца огромное состояние, стал так щедро помогать бедным, что вскоре потерял его значительную часть, а нашествие арабов довершило его разорение. Но вскоре внучка Филарета была избрана в супруги молодому императору, и он опять стал богат, но не изменил своей жизни и еще энергичнее продолжал свою благотворительную деятельность. Память 1 / 14 декабря.

107

Предначинательный псалом из последования вечерни

108

Исаакий Далматский, преподобный († 383). Из жития преподобного Исаакия, жившего в Малой Азии, известно, что он удостоился видения от Бога, в котором ему было приказано идти в Константинополь, чтобы бороться с ересью императора Валента (364 – 378 гг.), приверженца арианства. По свидетельству древних историков, был весьма дерзновенен за веру перед императором и предсказал ему гибель. В столице у святого появилось много учеников, и один из них построил для него в своем имении скромное жилище, а затем передал права на все прилегавшие земли. Здесь возник Далматский монастырь, расположенный за городом, игуменом которого стал преподобный Исаакий.


Источник: Дневник / cв. праведный Иоанн Кронштадтский. - Москва : Булат, 2005-. - (Духовное наследие Русской православной церкви). Т. 17: 1872-1873. - 2009. - 566 с. ISBN 978-5-902112-66-2

Комментарии для сайта Cackle