митрополит Исидор (Никольский)

Два слова

Содержание

Слово в неделю двадцатую Слово в неделю двадцать четвертую  

 

Слово в неделю двадцатую

Увидев ее, Господь сжалился над нею и сказал ей: не плачь (Лк.7:13)

Жизнь человеческая так богата скорбями, что едвали найдётся хотя один человек, не испытавший никакой горести. Плачут и в чертогах также, как и в бедной хижине. На не все скорби одинаково тяжки. Бывают лишения, которые вознаграждаются или усиленным трудом, или помощью ближних, или благоприятными обстоятельствами. Встречаются огорчения, которые теряют силу от времени, или уступают советам дружбы, родственному участию и собственному благоразумию. Но, бывают такие лишения и скорби, коих ничто в мире ни вознаградить, ни ослабить не может.

Войдите в положение несчастной матери, о которой ныне повествовало нам Евангелие и скажите, может ли быть скорбь больше ее скорби?

Бедная вдова города Наина, по самому вдовству и беспомощности, уже терпела всякого рода лишения, нужды, огорчения. Но у ней еще оставалась надежда – сын, единородный сын, в котором заключалась вся ее любовь, – все, что могло еще привязывать ее к жизни, услаждать горе, облегчать труд, утешать надеждой будущего. И что же? Бедная потеряла и эту надежду, – сын скончался. Непостижимы судьбы Божии!

Тяжкое несчастье вдовицы возбудило сочувствие к ней в целом городе, – собралось множество народа для сопровождения умершего сына ее к могиле. Безутешная мать едвали и видела это множество спутников. Для ней не было утешения в мире.

Но, невозможная у человек, возможна суть у Бога (Лк.18:27). В то время, когда выносили гроб из ворот города, приближался к оному Господь Иисус Христос с множеством учеников и народа. Милосердый Владыка живота сжалился над бедной матерью и утешая ее, сказал: не плачь! Потом подошел к гробу и коснувшись его сказал: юноша, тебе глаголю: восстань! И он встал.

Ужас объял свидетелей чуда. Все славили Бога, посетившего людей своих. О матери, воскресшего юноши, Евангелист умалчивает. И кто мог бы описать ее чувства и радости, и благодарности, и удивления, и преданности к Благодетелю – милосердному и всемогущему!

Велик Господь в уповающих на милость Его!

Почто же, мы не прилагаем к сердцу своему того, что повествует нам Евангелие о чудесах милосердия Его? Иисус Христос вчера и днесь, той же и во веки (Евр.13:8). Отчего же мы, при всякой скорби, впадаем в малодушие и уныние? Или истощились дары у Бога? Или оскудела милость Его к земным страдальцам? Нет. Он неизменяем, благ и милость Его от века и до века (Пс.102:17). Или Он ко всем милостив, только не к нам? Вот это истинное, крайнее несчастье, если мы сами ниспровергаем всякую надежду на Того, кто солнце свое сияет на злых и благих! (Мф.5:45).

Страшная хула на Бога, когда человек, утопающий в волнах искушений, бед и напастей, помышляет в сердце своем, что от него далек Христос, подавший руку утопающему Петру!

Боже, Боже наш! Так ли мы, именующие себя христианами, должны отвечать на глас любящего Отца, который с такой кротостью и милосердием внушает страждущим: призови Мя в день скорби твоея и изму тя, и прославиши Мя (Пс.49:15).

Не в том наша беда, что так часто посещают нас скорби, – земля не рай, а место изгнания грешников из рая, – но в том, что у нас так мало веры в Бога, избавляющего от скорби. Сам Господь Иисус Христос, когда пришел в отечественный город, не можаше ту ни единыя силы сотворити, токмо мало недужных исцели (Мк.6:5). Почему? По неверию их, отвечает Евангелист; не было в народе силы, привлекающей чудодейственную силу Божию.

Казалось бы, сами скорби должны обращать душу человека к Богу. Когда вы дланьми сжимаете воду, она устремляется вверх; так у стесненного бедствиями человека должна бы душа стремиться к небу. К несчастью, на деле это бывает редко. Слезы, ропот, вопль, отчаяние или совершенное уныние и расслабление духа – вот, что чаще всего, мы замечаем в страдальцах! Если они и ищут иногда помощи, то ищут у людей, столько же бессильных или равнодушных к участи ближнего. Слышать утешение их: «успокойся, не плачь!» Какая от того польза? Как-будто больному легче будет, когда скажут ему: будь здоров! Бедные! Кто же виновен, если вы бежите от источника воды живой к кладенцам безводным? Или несть Бога во Израили? (4Цар1:6).

Примеры такого маловерия, думаю, случалось видеть каждому из вас. Больной спешит испытать все обыкновенные средства врачевания, прежде нежели вспомнит о Враче душ и телес. Скажи ему служитель Церкви, что болезни телесные происходят от болезней души, от грехов наших, – что прежде нужно облегчить совесть исповедью и подкрепить дух приобщением св. тайн; потом врачевать тело: – добрый совет его возбуждает негодование, как приговор к смерти. Где же вера? Где упование на помощь Божию?

«Я умолял Бога о помощи», говорит страдалец, «и Он не услышал молитвы моей». Обдумай, с такой ли ты молился верой, для которой, по слову Господа, вся возможна суть (Марк.9:23)? Мы хотим, чтобы Бог все творил по нашей, а не по своей премудрой воле. Какая мать не пожелала бы, чтобы Христос воскресил умершее дитя, как сына вдовицы наинской? Кто не дерзнул бы просить, чтобы восстал от гроба отец, мать, все близкие сердцу его? Кто захотел бы терпеть, какую-либо скорбь на земле, если бы все исполнялось по нашей воле? А между тем сами скорби бывают спасительны для души пашей, – очищают ее от грехов, как злато в горниле, – смягчают сердце, – приближают к Богу и посылаются по премудрому Его промыслу из любви к нам недостойным. Егоже бо любит Господь, наказует (Евр.12:6). Дайте же место воле Божией в устроении жребия вашего. Он лучше знает, что для вас полезно и нужно. В самой молитве, от всей души, от всего сердца безропотно предавайте себя в волю Его. Угодно Ему, – Он чудодейственным образом избавит нас от всякой беды и напасти. Неугодно, – да будет святая воля Его! Значит страдания для нас нужны; ибо скорбь терпение соделовает, терпение же искусство, искусство же упование (Рим.5:3–4).

Блажен муж, иже претерпит искушение (Иак.1:12), и не изнеможет в вере. В каком бы положении ты ни находился, не предавайся унынию и отчаянию. Всей крепостью сердечной веры покорись воле Господа и скажи с апостолом Павлом: Кто ны разлучит от любви Божией? скорбь ли или теснота, или гонение, или глад, или гота, или беда, или меч? Во всех сих препобеждаем за возлюбленного ны (Рим.8:35–37). Весть Господь благочестивые от напасти избавлявши (2Пет.2:9). Придет время, определенное в судьбах премудрости Божией, Отец щедрот к всякой утехи призрит и на твою печаль, – и в сокрушенном сердце твоем отзовется слово Его: не плачи!и печаль твоя в радость будет (Иоан.16:20). Аминь.

Слово в неделю двадцать четвертую

(Из Евангелия: Лк.8:41–56)

Две истории представляет нам, слушатели, ныне чтение Евангелия. Обе проповедуют о всемогуществе Сына Божия – Владыки живота и смерти. Обе поучают нас, что верующему во Всемогущего вся возможна суть (Мф.9:23). Сколько бы избегали мы скорбей, если бы эта уверенность постоянно сопутствовала нам во всех путях и обстоятельствах жизни! Люди всегда встречали бедствия. Земля не рай, – это неизбежно! Зато с неба всегда простерта рука, готовая подкрепить и спасти каждого.

Когда Спаситель исцелил бесноватого в стране Гадаринской, к Нему пришел Иаир – начальник иудейской синагоги. Был ли он свидетелем того чуда или слава о Чудотворце привлекла его, – неизвестно. Видно только, что в нем уже были начатки веры, – а несчастье смягчило сердце и сделало его способным принести плод веры. Убитый скорбью о болезни единородной двенадцатилетней дочери, Иаир пал к ногам Господа Иисуса, просил Его войти в дом его и исцелить на смертном одре лежащую.

Милосердный Господь не медлит помощью, когда призывают Его с верой, от сердца. Но сердце Имарата, так было измучено печалью, что не имело достаточной силы преодолеть всякое сомнение и страх. И что удивительного? Вы знаете, как трудно бороться с сомнением и успокоить дух одной надеждою, когда все обстоятельства внушают безнадежность получить желаемое. Скорбный отец точно в таком был положении. Для веры его нужно было подкрепление против искушения, о котором Иаир еще не знал. Но Спаситель знал, что больная должна умереть до пришествия Его в дом. И вот, что творит премудрость Божия, для подкрепления веры его.

На пути к дому Иаира многочисленный народ сопровождал Господа. Всем известно было, что Он идет для исцеления болящей. Каждый желал видеть новое чудо и старался быть ближе к Чудотворцу. Совершенно стеснили Его. И в этой тесноте одна больная женщина, не смея ни остановить Его, ни даже в слух молить Его о помощи, помыслила в себе, – (вот живая вера!) – что для исцеления ее довольно и того, если коснется только риз всемогущего Сына Божия. Прикоснулась сзади краю риз Его, – и тотчас исцелилась. В толпе стеснившегося народа и сами ученики не заметили совершившегося чуда. Женщина того и желала. В простоте сердца, она думала утаиться и от самого Иисуса Христа. Но слава Божия не должна была оставаться в тайне. Нужно было и народу показать пример, как легко получить спасение верующим в Него, и особенно подкрепить Иаира против искушения, которое сейчас он встретит, и которое, без вышней помощи, должно было ниспровергнуть всякую надежду. Спаситель остановился, – и спросил: кто есть коснувшийся Мне? Все молчали. Ученикам же и сам вопрос показался странным. Наставниче, говорили они, народы одержат тя и гнетут, и глаголеши: кто есть коснувшийся Мне? Мало ли, думали в такой тесноте прикасающихся к Нему и что тут особенного? – Особенное то, что иные прикасаются к Господу без веры, без мысли, как прикасаются к Нему из нас многие и не привлекают к себе благодатной силы Его, а другие, без слов, с одной верой, прикасаются к Нему душой и получают исцеление от недугов душевных и телесных. Спаситель открыл тайну: прикоснулся Мне некто: Аз бо чух силу, изошедшую из Мене. Никто, конечно не подумает, что всеведущий Сын Божий не знал, кто прикоснулся к Нему и привлек к себе чудодейственную силу. Но польза предстоявших требовала, чтобы исцелившаяся женщина сама поведала пред народом, елика сотвори ей Бог. Видевши жена, яко не утаивая, трепещущи прииде и падши пред Ним, еяже ради вины прикоснуся Ему, поведа Ему пред всеми людьми, и яко исцелил абие.

Замечайте, в каком смиренном сердце созрела столь живая вера. Исцелившаяся не тщеславится даром Божиим. Как прежде считала себя недостойной приступить явно к Врачу душ и телес, так и после получения благодати Божией, приступает трепещущи, как бы соделала преступление недостойным прикосновением к ризам Господним, – рассказывает пред всеми, как бы в извинение своей дерзости, что двенадцать лет страдала от болезни, раздала все имение врачам без всякой для себя пользы, – и когда другие столь легко получают помощь от Господа, сподобляются даже счастья принять милосердного Врача в дом свой и она, в безнадежном положении своем, осмелилась, по крайней мере, прикоснуться к ризе Его, – и тотчас исцелилась.

Печальный Иаир слышал рассказ исцелившейся женщины. И кто лучше его мог приложить к своему сердцу настоящее событие! Если эта женщина 12 лет напрасно искала помощи у людей и мгновенно обрела ее у Христа, без ведома Его, коснувшись только риз Его; почему же и больной дочери его не получить исцеления, когда Христос с этой целью благоволил пойти в дом его? Надежда отца ожила. Спаситель доселе ничего не сказал ему о том, что нужно с его стороны для спасения дочери. Но, обратившись к жене, в ободрение ее сказал: дерзай, дщи! Вера твоя спасе тя. Князю еврейскому не трудно было понять, что и от него требуется живая вера. Может быть он и понял.

Но сколько нужно твердости, чтобы устоять в вере против всех искушений, часто нечаянных и тяжких, и всегда необходимых для совершенства самой веры!

Спаситель еще не окончил слов своих, как некто, пришедший из дома Иаира, объявил ему: дочь твоя умерла. Не беспокой Учителя. Мертвых не лечат.

Хорошо спешить, сообщить другому весть радостную; в этом еще видно участие в положении ближнего. Но, что заставило сродника или знакомого спешить к Иаиру с горькой вестью о его невозвратной потере? Вероятно, то же неверие, которое вооружало книжников и Фарисеев против Иисуса Христа, торопилось, как можно скорее, прервать всякое сношение с Ним князя синагоги. Бывают и ныне такие сострадательные души, которые вместо того, чтобы утешить скорбящего и подкрепить колеблющееся упование на помощь Вышнего, спешат, под видом дружбы, исторгнуть сам корень надежды.

Это искушение. Но Тот, кто знает человеческую немощь, не попустит, чтобы верующий пал под бременем искушений. Иаир, пораженный вестью о смерти дочери, не успел еще ни размыслить о том, что ему делать, ни сказать Господу о невозвратной своей потере, а ему уже готова помощь. Не бойся, вещает ему Спаситель, токмо веруй и спасена будет. Мертвая – жива будет! Кто мог это понять? Но там и место веры, где изумевает ум. Отец умершей не прекословит: благодать Божия проливает в сердце утешение, которое можно ощущать, не объяснять.

Наконец пришли в дом Иаира. Одр умершей окружен был плачущими и рыдающими. Не плачьте, сказал Небесный Учитель, – не умре бо, но спит. И пред очами Божьими и очами веры смерть, конечно есть сон. Но, кто ничего не видит дальше настоящей жизни, ни разумеет силы Божией, тому и слово истины кажется юродством. Ругахуся ему, видяще, яко умре. Вот гордость ума без веры! Чего не понимает, над тем ругается. Потому он и недостоин видеть чудеса премудрости Божией.

Кроме трех учениковъ, отца и матери умершей, все высланы вон из дома. Спаситель, взяв умершую за руку, возгласил: откровице, восстани! Она встала, – и начала ходить.

Слава силе Твоей, Господи, Владыко живота и смерти!

Поучайтесь, христиане! Сия писана в научение наше (Рим.15:4). Евангелие дает нам следующие уроки:

1) В каком бы кто ни находился положении, никогда не должно считать его безнадежным. Всякое уныние и отчаяние есть оскорбление величества Божия. Не две ли птицы ценятся единым ассарием, говорит Спаситель и ни едина от них падет на землю, без Отца вашего: вам же и власи главные вси изочтены суть (Мф.10:29–30). Призови Мя в день скорби твоея, и из му тя, и прославиши Мя (Пс.49:15). Нет такой скорби, коей не мог бы уврачевать Всемогущий. Там-то, преимущественно и открывается сила Его, где никакая другая сила не может спасти страдальца.

2) Одно условие с нашей стороны, без коего тщетно будем ожидать помощи небесной: это вера. Еже аще, что можешь веровать, вся возможна верующему (Марк.9:22). Евангелист замечает, что в Назарете сам Господь не сотвори ни единые силы, т. е. чуда, за неверие их (Матф.13:58, Марк.6:5). Он близок ко всем. А к Нему только тот близок, кто одушевлен живой, твердой несомненной верой. Одного прикосновения к ризам Господним достаточно было, чтобы в тоже мгновение привлечь чудотворную силу от полноты Божества. Не ропщи, если просишь милости от Бога и не приемлешь. Это происходит от недостатка веры твоей.

3) Никто не может за себя ручаться, что имеет веру совершенную. Нет, – и это дар Божий! Сами Апостолы молились: Господи, приложи нам веру (Лк.17:5). Каждый знает по опыту, что прежде нежели душа обратится к Единому Подателю жизни и спасения, кичливый ум человеческий своими средствами хочет сделать спасение. Если собственные средства бессильны, то или душа приходит в расслабление и падает под бременем скорби, или обращается к помощи столь же бессильных человек. Это ли вера! Прежде отними оплот гордости и смирись под крепкую руку Божию. Сам промысел наведет тебя на такие случаи, которые подкрепят твою надежду. Не верь, когда говорят тебе: «все потеряно! Не движи Учителя!» Всем сердцем прилепись к Господу и в душе твоей отзовется благодатный голос: не бойся, токмо веруй, – и узришь славу Божию (Ин.11:40).

Да не смущается сердце ваше, – вещает Отец и Искупитель наш, – веруйте в Бога и в Мя веруйте (Иоан.14:1). Аще пребудете во Мне и глаголы Мои в вас пребудут, егоже аще хощете, просите, и будет вам(Иоан.15:7). Еда забудет жена отроча, еже не помиловать исчадие чрева своего? Аще же и забудет сих жена, но Аз не забуду тебе, глаголет Господь (Ис.49:15).

Веруем, Господи, помози нашему неверию! (Мк.9:24). Аминь.

Комментарии для сайта Cackle