Азбука веры Православная библиотека История Церкви Афонская гора и Соловецкий монастырь


иеродиакон Дамаскин Чудовский

Афонская гора и Соловецкий монастырь

Содержание

Лес на Афонской горе Проскинитарий Святой Горы Афонской О царском и честном монастыре великия Лавры святаго Афанасия, иже на Афоне О пустынножительствах и о священном храме святыя Анны О честном царстем и досточуднем монастыре Ватопеде О священном монастыре Хиляндарском О святей честней и царстей обители Иверстей О честнем и царстем монастыре Дионисиевом О честнем монастыре Пандократорове О честнем монастыре Ксиропотама (Сухоречия) О честнем монастыре Котломуси О Протате О честней обители Симопетра О священном и божественном монастыре Зографа О дивнеи и краснейшем монастыре Дохиаре О честнем монастыре святого Павла О священном монастыре Ксенофа О священном монастыре Григориате О честнем монастыре Каракала О честнем монастыре Эсфигмена О честнем монастыре Филоффа О священном монастыре Россов О честней обители Кастамонита О священном монастыре Ставроникитском Сравнение святой Афонской горы с Соловецким монастырем, и лес на оной Лес на Святой горе Список с предания Саввы Сербского (живущему в его Карейской келлии), слово в слово  

 

Лес на Афонской горе

В недавно вышедшем в свет «Библиологическом Словаре» покойного П. М. Строева, изданном под редакцией А. Ф. Бычкова (приложение к XLI тому Записок Императорской Академии Наук), в отделе: «Сочинения неизвестных авторов» (ст. XII, стр. 433) сказано, что в рукописи, принадлежащей библиотеке Спасо-Ярославскаго монастыря (Архиерейскаго дома), под № 774 (в 4 д. листа, полуустав начала ХVIII века, на 262 листах) находится (на л. 138–116) весьма любопытное сравнение Соловецкого монастыря с Афоном, показывающее, что между ними нет никакого сходства, тогда как противное было общим мнением в России. Автор, по всем признакам русский, провел тринадцать месяцев на Афонской горе и был в Соловках. А на стр. 74-й того же самого Библиологическаго Словаря, под буквою Д читаем: «Дамаскин, иеродиакон московскаго Чудова монастыря, последователь (быть может и ученик) греков Лихудов, был на св. горе Афонской и странствовал по монастырям Северной России. Скончался в начале ХИШ века. Его сочинения: 1) Книжица – Возражение Гавриилу Донецкому на его возражение против книги: «Остен», написанное в 1704 году. 2) Три послания к новгородскому митрополиту Иову (1697–1716). Первое из этих посланий помечено 1705 годом. Сии послания весьма любопытны. Они заслуживают быть изданы (библиотека Нилова Столобенскаго монастыря в Сборнике № 8). 3) В сих посланиях Дамаскин ссылается на тетради своего1 описания Святогорских монастырей (с рисунками), бывшия у митрополита Иова, и на сравнение их с Соловецким монастырем, куда он путешествовал по его же воле. Оныя тетради, конечно, потеряны2, а параллель Афона с Соловками, весьма любопытная, в библиотеке Ярославской семинарии в рукописи»3.

Из сопоставления этих двух мест Библиологическаго Словаря очевидно: 1) что в обоих речь идет об одном и том же предмете, т.-е. о сочинении, касающемся св. Афонской горы, где она сравнивается с Соловецким монастырем; 2) что сочинитель этой статьи был иеродиакон Чудова монастыря Дамаскин, и 3) что кроме того у него были еще тетради описания Святогорских монастырей с рисунками оных. О каких тетрадях идет здесь речь, мы узнаем это из ближайшего знакомства с содержанием вышеупомянутого Сборника Спасо-Ярославскаго монастыря за № 774 (см. ниже).

Иеродиакон Чудова монастыря Дамаскин, по замечанию Строева, был почитателем, а может быть и учеником известных ученых греков братьев Лихудов, которые по смерти своих покровителей, патриархов Иоакима и Адриана († 1700), подверглись гонению, и в 1704 году, по именному Царскому указу, были высланы из Москвы на житье в Костромской Ипатьевский монастырь, а в 1706 году, по таковому же указу, переведены в новгородскую епархию, которою управлял тогда митрополит Иов.

Строев считает иеродиакона Дамаскина природным русским; оспаривать это нет достаточных оснований; вообще же для биографии этого последователя (вероятно и ученика) Лихудов нет пока других данных, кроме тех, которые можно извлечь из его сочинений. А по ним известно лишь, что он был иеродиакон Чудова монастыря, посещал Киев и Афонскую гору (где прожил тринадцать месяцев), был временно в Новгороде и в Соловках, а скончался в Чудове монастыре (не ранее 1706 года).

Время написания вышеупомянутого сочинения иеродиакона Дамаскина о св. Афонской горе сравнительно с Соловецким монастырем определяется с одной стороны тем, что оно было поднесено им новгородскому митрополиту Иову и упоминается в послании к нему того же Дамаскина в 1705 году; с другой стороны, тем, что вышеупомянутый Сборник № 774, где находится это сочинение, как увидим ниже, принадлежал игумену Заиконоспасскаго монастыря Палладию Роговскому, управлявшему этим монастырем с 1701 по 1703 год, в коем он и скончался. Написание сочинения Дамаскина, по всем соображениям, относится к тому же времени, т.-е. к 1701–1703 годам.

Сочинение это недавно нашлось еще в одном рукописном Сборнике киевской духовной академии (1,1,139) XVIII века, где оно озаглавлено так: «Сказание о Соловецком монастыре и об Афонской горе». Первая половина сего «Сказания» (сравнение Афона с Соловецким монастырем) было напечатано г. Петровым в «Трудах Киевской духовной академии» (1877, т. III, стр. 481–511), где сочинение это неправильно, на основании «некоторых внутренних признаков», усвояется известному современнику патриарха Никона, Арсению Греку, будто бы написавшему оное в бытность его в заточении в Соловецком монастыре, между 1650 и 1658 годом.

После всего сказанного выше о том, что статья «Сравнение Афона с Соловком» принадлежит перу чудовскаго иеродиакона Дамаскина, домысл г. Петрова, кажется, не нуждается в опровержении, но через это исследование его о личности Арсения Грека не теряет своего достоинства и интереса.

Остается описать в подробности ту рукопись, в которой нашлось сочинение иеродиакона Дамаскина. Это Сборник, № 774, принадлежащий библиотеке Спасо-Ярославскаго монастыря, в 4 д. листа, писан полууставом XVIII века, на 262 листах, и состоит из четырех статей, из коих третья и четвертая писаны одной рукой, а вторая хотя крупней, но тоже похожей.

Статья первая (лл. 1–57): «Поучение на праздники Господские и Богородичные, избраны от слов Божественного писания».

Статья вторая (лл. 59–137 об.): «Проскинитарий св. горы Афонския или описание святыя горы Афона. Списася и напечатася при тишайшей державе благочестивейшаго, пресветлейшаго Господаря и Игемона всея Угровлахии, Господина, Господина Иоанна Константина Вассарава Воеводы. Обетовася же (посвящена) преосвященнейшему митрополиту угровлахийскому, господину Феодосию. Тщанием и трудом изящнейшего доктора, господина Иоанна Комнина» 4.

Под посвящением сказано: «В Букуресте, 1701, маия».

Это означает место и время напечатания греческаго подлинника сего сочинения. Славянский же перевод онаго, заключающийся в сем Сборнике, относится (как увидим ниже) к 1701–1703 годам, и составляет те тетради Описания Святогорских монастырей с рисунками (каковых, к сожалению, здесь не имеется, хотя в «Предисловии» о них и упоминается), о которых говорится в вышеупомянутом послании иеродиакона Дамаскина 1705 года к новгородскому митрополиту Иову. С достаточною вероятностью можно полагать, что поднесение иеродиаконом Дамаскиным тетрадей своего перевода «Описания Святогорских монастырей» митрополиту Иову, с рисунками оных, и подало мысль сему любознательному святителю поручить тому же Дамаскину, как человеку письменному и лично знакомому с Афонскою горою (где он прожил тринадцать месяцев), посетить Соловецкий монастырь, слывший в мнениях русских людей за «Северный Афон», и высказать письменно свое мнение о его сходстве или несходстве со св. Афонскою горою, что и было исполнено Дамаскиным в его любопытной статье, составляющей третью часть описываемого нами Сборника.

Статья третья (лл. 138–169) без заглавия: Сравнение Афонской горы с Соловецким монастырем и описание леса (т.-е. деревьев и кустарников) на св. горе.

Статья четвертая (лл. 170–262): «История Церковная Никифора Калиста Ксанфопула глав первой книги (числом 40). С греколатинскаго (sic) языка переведеся грешным и недостойным Палладием, игуменом Спасскаго монастыря, что за Иконным рядом, рождением от Кашина града».

Игумен Палладий Роговский (ученик Лихудов) по возвращении из заграничного путешествия в Москву в 1698 году, очистив себя от подозрения в унии (его исповедь в Синодальной библиот., № 550, в 4 д., на 45 листах), был первым ректором славяно-греко-латинской академии, управлял заиконоспасским монастырем с 1701 по 1708 год, в коем и скончался.

Судя по тому, что поучения, заключающиеся в первой статье сего Сборника, исполнены ссылками преимущественно на писателей западной (латинской) церкви, можно с уверенностью сказать, что как сии поучения, так и весь этот Сборник принадлежит тому же игумену Палладию и писан им во время его игуменства в заиконоспасском монастыре, между 1701 и 1708 годами, и если частями, то во всяком случае начат не ранее 1698 года (его возвращения из-за границы в Москву), а окончен в 1703 году.

Этим соображением определяется в свою очередь время написания обеих статей об Афонской горе (оригинальной и переводной). Современностью же их написания и тем, что они помещены рядом в одном и том же Сборнике, подтверждается наше положение, что обе статьи об Афонской горе принадлежат перу иеродиакона Дамаскина, независимо от иного свидетельства о том же в послании его к новгородскому митрополиту Иову (1705), где ясно упоминается о двух его трудах по описанию св. Афонской горы, которые посему и печатаются ныне вместе, в том самом порядке, в каком они помещены в Сборнике № 774, где переводная статья предваряет оригинальную.

Заключим наше исследование о трудах Дамаскина замечанием, что обе эти статьи имеют немаловажное значение в древней русской письменности, потому что восполняют собою ряд известных доселе сказаний о св. Афонской горе. Описание Афонской горы (в славянском переводе) печатается в первый раз; «Сравнение Афона с Соловками», в первый же раз в своем целостном виде.

Мы раскрываем титла рукописи, а слова, местами выставленные на полях, ставим в текст, заключая оные в скобках, как пояснительные.

Не трудно заметить, что наш известный пешеход Василий Барский, описывая афонские монастыри, имел под рукою сочинение доктора Иоанна Комнина, и воспользовался его указаниями, хотя и не видно читал ли он его в греческом подлиннике или в славянском переводе Дамаскина.

Архимандрит Леонид

Троице-Сергиева лавра,

Октябрь 1882 года.

Проскинитарий Святой Горы Афонской

Преосвященнейшему и Богом избранному митрополиту святейшей митрополии Уггровлахийския ипертиму и экзарху плагинов господину, господину Феодосию, благоговейнейшему моему о Христе отцу и владыке, благоговейное поклонение

Закон есть древний и отечественный (преосвященнейший и благоговейнейший владыко), яко священная священным да возлагаются всегда, яко же бо подобает подобному не не к подобному, но к того подобному приличествовали. А яже о священных некиих вещех пишущия книги к киим иным были быша, приличнейши приноситися и обетоватися, разве к мужем священным. А наипаче аще были быша сицевии, или назиратели священных, и правители душ и словесного стада пастыри, или защитники тех о них же оныя пишут. Отнюду же подобательне под покров вашего преосвященства настоящая притекает малая книжица. Понеже есть священныя и святоименованныя горы Афона описание. Ваше же преосвященство Богом избранное есть, убо украшено и совершательным и святительским архиерейства достоинством, пасет же и еже зде Богохранимыя Уггровлахии словесное стадо, вящши тридесяти уже лет, законно же и боголюбезно архиерействующее в древней и приснопамятней седине, украшено коликими боголюбезными добродетельна, имать же кроме сих и многое свойство, к яже к сей. Понеже толико почитает и защищает святоименную оную гору, яко многажды и своим ю́ именует отечеством. Понеже хождаше и труждашеся много лет пустынножительно на оной с преизящным терпением в тишине, от нея же ниже хотяше весьма когда отдалитися, аще вся мудре управляющее Божие предведение не имяше е воззвати от инуду, во еже да вручит ему священная сея святейшия митрополии кормила. Мене же две бяху вины подвигшия ко списанию сея: едина убо, понеже и о сущих во святем Божием граде Иеросалиме священных и честных мест и сущих на Богошественной горе Синайстей, случахуся многажды различная описания. О святей же горе нигде же что, не яко не написаша и о сей мужие мудрии, мудрейши же и пространнейши, но яко негли всепоглощательное время и оная со иными благими или погуби, или сокры. Вторая же, некиих друзей к сему увещание и прошение, обаче убо да не будет и сия святоименованная гора Афонская лишенна сицевого добра. Приими убо сию ваше преосвященство отечески же и благоговейно, не ко умалению приносящаго, но к достоинству благоговейных, о них же повествует монастырех, и к моему о вашем преосвященстве благоразумное и благоговейное взирающее усердию, воздающее мне священныя своя к Богу молитвы же и благословение.

В Букуресте 1701, маиа.

Вашего Богоизбранного преосвященства

благоговейный и во всех,

ИОАНН КОМНИН, доктор

К любящему тишину читателю.

Наземный рай аще хощешь получити, поиди на Святую гору, и имашь ся удивити.

Там научишися добродетели, обрящеши молчание, чтение и молитвы, пение и бдение.

Святых тамо мощи и всемудрыя книги, иконы же чудотворныя и пустынножителей келлии.

Бежи прочее мира и мятежи отвержи, на горе Афонстей преподобно Богу поживи.

Да получиши душевное от Бога спасение и со преподобными насладишися Божия царствования.

Благоговейнейшим обходителем и священных и честных

мест любопокланятелем Иоанн Комнин доктор о Господе радоватися.

Богоходная и честная места, и изрядная и красная здания, во славу Божию, и честь Пресвятыя Его Матере, и прочиих верных Его рабов, светле и царственне воздвиженных, священных храмов, и преславных монастырей, не точию егда благоговейнии и любоповествователе зрением присутствующе, оныя описуют, но егда от изящныя руки живописца на дсках различием шаров написанны, оныя зрят, или егда в книгах образом повествовательным описуемыя разглагольствовательне, яже о оных читают, велию исходатайствуют по душе пользу. Понеже не токмо воздвижут душу оных, иже некогда чувством оная стяжаша, в вящшее от божественных благоговение, но и невидящих оная места, воздвизают во еже и самоличне, аще возможно, некогда оная стяжати, невменяюще дальность пути, или труда тяжесть, или весьма пенязей каковое либо иждивение, но тещи во оных получение и поклонение с божественным рачением, яко елени жаждущия, по глаголющему пророкоцарю божественному Давиду; не точию яко да увеселятся когда, зряще сицевая же и толикая красная и изрядная здания, но и да воспользуются душею, поклоняющеся и целующе, елика нашея благочестивыя и православныя веры драга и многоценна, и обрати от оных освящение и утешение. Понеже без сумнения каковаго либо в сицевых благоговейных местех возможно есть обрести и мужей честных и священнолепных, и пустынножителей добродетельных, и иереев благоговейнейших, изрядных, сиречь, по душе докторов (врачей), от них же могут прияти велию пользу и утешение, и к добродетелем доброе вождение и удобное, и получити чудное и безмездное врачевание душевным их скорбем, и очищение от грехов к прибывшим им негли (по случаю) скверн.

Сия, о благоговейнейший поклонницы и аз размыслив, понеже благодатию Божиею сподобихся поклонитися честным и Богоходным местом, сущим во святем Божием граде Иерусалиме, и сущим далее, и лобызати со страхом многим и благоговением, не точию всесвятый и живоприемный гроб Господа нашего Иисуса Христа, и святую Голгофу, на ней же постави Владыка наш и Спас победительное оружие креста, и на оном распростер пречистыя своя руки, собра далече от Его благодати разстоящия языки, и избавил нас от мучительства, врага спасения нашего, диавола, и приусвои нас Богу и Отцу, творя нас сыны и наследники безконечного Его царствия, пребезмерного ради богатства любве Его, еже показа к нам грешным. Не точию, глаголю, сия Богопрославляемая места сподобихся лобызати и целовати со многим благоговением, но и сущий во Вифлееме святый вертеп, идеже Господь родися телесне. И святый гроб Богородицы в Гефсимании, и гору Елеонскую, отнюду же на небеса вознесеся Господь, и прочая Бо- гопочтенная и покланяемая места, сущая внутрь и вне того же града Иерусалима, творя чудное и душеполезнейшее обхождение. От онудуже, по предведению Божию понужден и управлен, поплых и во святоименованную и Богохранимую гору Афонскую, яко да посещу и яже на оной благочестивыя и царственныя монастыри и священная обиталища, и да ноклонюся и сущим во оных честным и чудотворным святым мощем, и восприиму от оных (аще и недостоин) благословение и благодать каковую либо, и да лобызати имам преподобныя руки тамо обретающихся благоговейных иереев, и прозрительных пустынножителей, яко благодатию Божиею во свидетельство истинныя нашея веры, не оскудеша, и от онуду даже до днесь мужи достойны многого благоговения, и за слово, и за досточудное и добродетельное житие их, яко же ниже из сущих во святем Божием граде Иерусалиме, и из сущих далее честных православных наших монастырей, не оскудеша даже доныне добродетельныя и пустынножительствующия старцы, (ветхия денми), от них же сподобихся видети и самолично некиих и получити душеполезное их разглагольствование и прияти молитву и благословение от них. Понеже убо помощию Божиею обидох и сущия на святоименованней Афонстей горе изрядныя монастыри, восхотех собрати малое некое и кратчайшее описание и повествование о сущих тамо божественных храмех, еже и своими иждивеньми напечатах, яко же видите во общую вашу читающих душевную пользу. Будет же слово мое не историческо (не повествовательно), еже описало бы сущая на святоименованной горе Афонстей вся в тонкость, ниже имать толковати в пространство, доброту и благоустроение, и светлость зданий, и неисполнимое оных архитектонское художество и украшение пресловутых оных монастырей. Понеже, яко царственны суще, и показуют на себе царственное свободное и многоиждивительное великолепие, требующее и ко благоизглаголанию согласия особого и достойнаго, не точию крайняго риторичества, но и времени тихого к делу сицевому. Аз же, яко о немощных посещении упражняяся на всяк день, и не имея сицевого времени, оставляю иным, кои наипаче во еже списывати книги всегда упражняются, о сих впредь подобающим и достойным повествованием. И имам писать зде токмо малое некое честных мощей изчисление, и иных священных сосудов, и честных икон, яже в коемждо монастыре обретаются, во славу Божию и пользу читающим, и во исполнение прошения некиих друзей, иже в сие мя понудиша прилежно. Но ниже имена здателей коегождо монастыря восхотел претещи и прочих елицы частне оным вспомогаша, или благосоделаша во оных, а наипаче всех пресветлейшаго и высочайшаго ныне и впредь на лета многа господина и игемона всея Уггровлахии господина, господина Иоанна Константина Вассарава воеводы врагкована. Понеже пресветлость его явися в настоящая времена велий предстатель и помощник тоя же горы, яко же и иных премногих церквей, и монастырей. Помогая оным присно милостынями богатодароватыми, и возращая оныя в величество зданиями великолепными же и потребными, и украшающ оныя украшениями мощей святых многоценными, и добре устрояющ возложеньми многоиждивными и славными, признаки велия крайняго его о божественных благоговения же и ревности теплыя, в память вечную его высокости, в похвалу же и славу великоявнейшаго рода древнейших Вассаравов, и здателей святыя и Богохранимыя сея горы Афонския, пресветлых, сиречь, прародителей его высокости.

Подобает же коемуждо, иже прочтет настоящая, аще желает прияти большую благодать и благословение, и весьма рещи пользу душевную, да сотворит яковым образом может, яко да и потрудится мало, пойти и телесне дотоле идеже обретаются сяцевая честная, и да поклонится оным со благоговением, творя яко же трудолюбивии купцы, иже шествуют сушею и плавают морем с толикими труды и бедствы, точию да стяжут множае пенязей. И яко да воспримет убо восприятие и твое, о читателю, благодать вящшую от Бога, не обленися, не устрашися и не убойся какового бедства, не заскупей во иждивениих, да пойдеши или морен, или сушею, не точию во святый град Иерусалим, на поклонение святаго и живоприемного гроба, еже есть первое и нужднейшее православных поклонение, но и на Богоходную гору Синайскую и на сию убо гору Афонскую, яко и сия есть обиталище мужей священных, яко есть присенение древесами добродетелей, учащенна пустынножительствы, удобрена вседивными и царскими воистину зданиями; обогащена святыми мощьми, украшена священными сосуды и одеждами, наипаче понеже преблагий Бог и покров Богородицы, Ея же обще и ограду (саду) священная имянуется, сохрани ю́ даже до ныне, и имать сохранити во век всякого врага вышши. Колицы ю́ противу ратоваша, колицы на ню натекоша, но сия благодатию Христовою не вредима от всех сохранися и непреборима.

Бяху бо и ина премнога в роде православных общежительства священная, и пустынножительства, и благоговейная, и честная виталища, во Египте, в Фиваиде, в Палестине, и во иных тморичных местех, но иная вся грех ради наших опустошишася, и лишихомся оных по попущению Божию, разве немногих некиих, яже оставлена суть даже до ныне. А сию нам остави всю всецелу Бог и подари ю́ нам на утешение убо наше, во изявление же Его всемощества.

Коликими труды и тщаниями и случаи и бедствы на сей пустынножительствующии божественнии отцы противоратуют на всяк день, терпяще тморичиая бедства от врагов благочестия, точию яко да хранится священное оное место, и да не понесет, яко же и прочии, опустошения.

Колика внешния дани и тяжести терпят; колика нужд от разбойников, колика оклеветания и ина тморичная зла, яже язык человеческий не может достойне сих известити по части, а они благословеннии отцы, яко мужественнии адаманты и бодрии Христовы воине во всех сих стоят мужественно и хранители неленостни священных мест, имею- ще надежду на едину помощь Божию и на милостыню православных христиан. За здравие и спасение их непре- стают день и нощь моляся Богу, повседневными священнослужении, бдениями всенощными, и молитвами непрестанными, со многим и теплым благоговением.

Тамо узриши многочисленныя книги древния, и даже до днесь неизданая многим вся рукою. Всякия мудрости и разума божественнаго, и разумений высоких полны: книги богословския, и иныя от всякого вида учения премногия.

Тамо узриши и подивишися златыя печати благочестивых и приснопамятных царей от святаго Константина Великаго, даже и до самого последняго Греков царя Константина Палеолога, и иных благочестивых царей и государей Российских, Трапезунтских, Иверских, Уггровлахийских, Молдавских, Сербских и иных государств.

Тамо и граматы святейших патриархов печатные, достойны благоговения многаго и иных архиереев различных епархий, в которых во всех почудишися изрядному и сладчайшему извитию Еллинскаго диалекта, высоким и божественным разумениям, и коликое благоговение принесоша в святоименованныя горы Афонския благоговейныя монастыри, цари же, патриархи и государи издревле.

Тамо удивишися чудным церкви нашея древним чином, идеже благодатию Божиею хранятся даже доднесь неоскудны.

Увеселишися душевне бдениями оными умилительными, ангельскими пении, душеполезными чтениями, и имаши помыслити, яко вшел еси во ин наземный рай. Вся бо тамо добра и красна, могуща и очи увеселити и душу упользовати. Но в сим конец всех настоящее рукописаное описание всея Святыя горы с сущими на ней монастыри, с восточными же сея страны и сущими с западныя, нашим трудом и сия изваяся же и изобразися, яко же зрится, увеселит всех вас зрение и не мало радостны сотворит зрением предлагая5. Сия убо читающий воспоминайте и мене в сих усердствававша писаниях, и молитеся о мне Господу. Здравствуйте, Богом от всякого врага выше храними. Молитвами Богородицы и святаго Афанасия сущаго на Афоне, и всех сущих на святоименованней сей горе Богу угодивших святых. Аминь.

О царском и честном монастыре великия Лавры
святаго Афанасия, иже на Афоне

Пресловутый монастырь Лавры святаго Афанасия Афонскаго почтен во имя Богородицы Успения, есть в доброте неизреченный, понеже есть здание дву великих самодержцев, Никифора Фоки и Иоанна Цимиски приснопоминаемых. Но и потом обветшавша обнови господарь Уггровлахийский Неагул Вассарав воевода, и церковь покры всю свинцовыми дсками, яко же видится написано пред великими дверьми паперти, на самом свинцу великия мары. Обретается монастырь в благообразном положении, имать пред собою все Эгейское море, имеет лимень (пристань кораблей) противу себе, созади же себе имать гору Афон, гору высочайшую и небодосязную. А на верху ея (горы) обретается малая церковь, и на сию восходят отцы единожды в год на день праздника Преображения Спаса нашего Иисуса Христа, и литургию служат. От туду, егда есть чист и безоблачен воздух, видны суть на страну запада все 12-ть островов, а к востоку Константинополь, аще и отстоит от святыя горы 400 миль италийских, толь есть зело высока и едина от двунадесяти великих и именитых гор.

Имать монастырь сей внутрь и вне параклисов (церквей малых) тридесять, большая часть живописаных, устланы мармары светлыми и дивными, и во всех всегда горят лампады неугасимыя.

В нем увидиши отцев огороды, богадельни ради немощных, гостиницы, поварни, маслобойни, сапожни, шварни и прочая. А наипаче всех велию и пречудную трапезу, которая есть во образ креста, и имать столы двадесять четыре мармаровыя от единыя и другия страны по чину, а наипаче впереди обретается игуменский стол, весь зрения и удивления достоин. Есть же та трапеза против великих врат церковных, к западу величайшая и пространнейшая, вся живописна от внутрьуду и внеуду изряднейшим писанием. А промеж церкви же и трапезы обретается чаша оная преславная, в ней же совершают отцы на всяко начало месяца освящение (воды), и есть от самородного мармара изваянна во образ чаши, обаче толико велика, яко высота шесть пятей, округа же ея вся четыредесять, и в средине ея обретается труба медная стоящая прямо к верху с различными животны, окрест ея медными и поверх ея двоглавый орел. Имать же место подземное извне которым идет художеством чудным вода и восходит в трубу и течет устами животных оных, и востекает высоко и обращаяся вниз наполняет чашу оную. Дело и зрения и чудеси достойно.

Стоит же чаша посреде теремца изряднаго, которого свод весь выписан извнутрь и стоит на десяти столпцах мармаровых. Обретается же теремец отверст от онамо, обаче елико заключается снизу от земли в вышину седьми пядей, окрест мармары изрядными и изваянными.

Церковь же настоящая есть велика и светла и снизу мармарами великими и светлыми и разноцветными устлана вся, с толиким благоустроением сложены, яко рекл бы, что весь пол церковный устлан есть от единого мармара разноцветнаго. Стена от земли сажени украшена изрядно (дсками ценинными): иждивением всесвятейшаго (патриарха) Константинопольскаго господина Дионисия, сущаго из Андра.

Иконы имать многия и дивны, позлащенны и украшены дсками сребряными и златыми, и камением многоценным. Кроме сих обретаются, две великия: Спасителя нашего Христа едина, а другая Богородицы, которые сребром обложил и украсил приснопоминаемый царь Андроник Палеолог. Обретаются же на обоих боках икон царь и царица его изображении сребром ваянным. Есть и святаго Афанасия Афонскаго, украшенна сребром от светлейшаго господаря Уггровлахийскаго Неагула воеводы, и на полях изображен с господарынею своею на сребре, ради памяти.

Горят непрестанно в сей церкви лампад много. Над папертию же есть книгохранительница изрядная, в которой обретаются книги различныя древния рукописанны, многия цены (чести) достойныя у мужей мудрых и любословных.

Тамо же близ и келлия святаго, и подножие его изтончено от колен святаго многими поклоны, аще и мармаровое; вещь удивительна всякому человеку крайния жестокости и пустынножительства. На левой же стране великия церкве, яко входим, есть гроб святаго, над которым висят лампады сребряныя пятнадесять, и тамо близ стоит и железный его жезл, которым изгонял демоны, и железный пояс, его же носил на теле опоясан, и крест с ним.

Тамо есть и икона Пресвятыя Богородицы, которая даровала Кукузелю за пение един златый червонный.

Площадь, которая есть между церковию и трапезою, есть вся образцами и письмены разных шаров устлана изрядно, а посреди тоя обретается чаша, яко же рехом.

Тамо узриши келлии многи и славны, и башни, яже имать монастырь окрест себе. Далече же от монастыря противу стремнин горы в пустыни и в тихом месте (на высоте) обретается и скит во святых отца нашего Григория архиепископа Фессалоникийскаго Паламы, его же честныя мощи даже до днесь нетленно хранятся в Фессалонике, чудно благоухание испущая и здравие с верою приходящим дарствующе. Близ же монастыря есть и келия Кукузеля иного именитаго певца, и пустынножителище святаго Петра Афонскаго. За монастырем же к вышней стране есть и параклис (церковь) святаго Иоанна Златоустаго, изрядная в доброте, и досточудныя келлии, которые купно с церковию воздвиже от оснований своими иждивении всесвятейший кир Дионисий, иже из Андра, промеж садов и виноградов, и кипарисов с водами чистейшими близ тамо истекающими и здравейшими, на месте высоком, с которого видеть все море и весь монастырь пред ним.

Имать монастырь внизу на брегу пристанище устроенное и пристань угодную ради кораблев, и башню высоку и достозрительну, здание царско, шестикровную, в которую входят с мосту древянаго, которой подымаючи художеством к верху, не возможно к тому иному кому внити в ню, имать в себе келлии изрядныя и придел дивный (во имя святаго Григория чудотворца). А на верху пушки довольныя, ради хранения пристанища, и подают весть в монастырь, егда приидет каковый поклонник и приемлют из путешествий приходящих игуменов и иеромонахов с радостию и веселием.

Святыя же мощи, яже обретаются в велице церкви, суть положены внутрь святаго алтаря во едином художественном и красно-украшенном ковчеге, великом убо в величину, многоценном же и изрядном во устроении, и в нем обретается глава во святых отца нашего Василия Великаго.

Глава чудотворная, прузи гоняющая, святаго Михаила Синадскаго, которую пресветлейший и высочайший господарь Уггровлахии господин Иоанн Константин Вассарава воевода великолепно украси златом многим и камением драгим и ковчегом сребрянным и всечудным, и обретается украшение многоиждивительно же и достославно в память его благочестия.

Глава святаго великомученика Евстратия.

Глава святаго мученика Александра.

Часть честныя руки святаго Апостола и Евангелиста Луки.

Святаго Апостола Андрея Первозванного часть.

Святаго Луки, иже в Стирии.

Части мощей святых 40 мучеников.

Нога святаго Кирика всецела, иже замучен бысть еще сый младенец малый, сиречь трех лет; мощи пречудны и достозрительны.

Часть матери его святыя Иулитты, купно пострадавшия с вышереченным святым Кириком, сущим ея сыном.

Немного святыя крови Господа нашего Иисуса Христа.

Власов немного Пресвятыя Богородицы.

От даров Волхвов части некия, и от святых пелен Господа нашего.

Миро святаго великомученика Димитрия.

Рука святаго Иоанна Златоустаго.

И ины многи и различны, вся в златых и сребрянных ковчегах лежащая честне и благоговейне.

Тамо узриши (и поклонишися) часть от честнаго древа животворящаго креста, ширина с едину пядь во образе креста, во единои ковчеге сребряном позлащенном, и украшено из внутрь же и из вне камением и бисеры многоценными, имущем и четыри изящныя жемчуги из вне крестообразно укреплены, величиною в орех, точию не вельми круглы.

Прочая же виды и священныя сосуды, и вещи, и Евангелия, украшены, кто может в широту по имянно изрещи! Но довлеют и сия вкратце, от них же может уразумети кийждо и прочая.

И понеже святая Анна и окрест ея пустынножительства монастырю святаго Афанасия надлежать и к сему видимы елико к частному управлению, сего ради последовательне соберем и о сих зде повествование.

О пустынножительствах и о священном храме
святыя Анны

Келлий благоговейных и добродетельных пустынножителей, которые обретаются близ Кириакон, идеже есть церковь святыя Анны, есть на низбрежном и неудобоходимом месте, числом боле шестидесяти, сущи тамо и (церковных) приделов пустынножителей много, живущий же тамо пустынницы и пустынножительствующии живут рукоделием своим. И овии суть доброписцы, овии же книгопереплетчики, инии же певцы, и инии убо ваяют нанедренники (панагии) и кресты, инии вязут камилавки, инии же делают лошки, и инии от них лестовки, и сими питаются, вящше же упражняются в молитвах и препровождающе жизнь свою в посте и трудех и жестокопребывании многом.

Собираются на всякое воскресение и службу слушают в купе Кириакон, и разглагольствуют межь друг другом, вопрошающи о душеполезных вопросех и деяниих добродетельных, и с благоговением и смирением любобратне отвещающи, и тако отходят в келлию свою кийждо.

В церкве сей обретается и левая нога святыя Анны; мощи всечудныя и благовонныя.

Кириакон бе прежде тесноместен зело, потом обаче всесвятейший патриарх Константинопольский кир Дионисий из Андра с богатодарованным иждивением распространи и украси иконостасом изрядным, и лампад пять приложи сребреных, полиелейон (паникадило) дивный. Сей же и ина многа блага сотвори на Святей горе. Пути исчисти и устла каменными дсками, которые прежде бяху весьма неудобоходны; и приделы созда, и келлии и башни обнови не то- чию во святей Лавре и в монастыре Иверском, но и инде богатодарно.

Вышереченнии же пустынницы, за еже быти пути тамо близ их безводну, да имут проходящий пустынники и поклонники воду на отдыхание и утешение жажды их, создаша на едином месте тамо малое прибежище сводом покрытое и окрест с седалищи на отдохновение, в которой приносятся великою стамною (кувшином) воду, и полагают ю́ в том, и проходящии поклонники обретают тамо тогда воду и пиют, и прощение им подают.

На пути же, которой идет от святыя Анны к монастырю священныя Лавры преподобного Афанасия, обретаются келлии вседивныя, все тоя же Лавры: сиречь, святый Пантелеймон. Керасия идеже и придел святых Апостол.

Святый Димитрий идеже есть виноградник, тоя же святыя Лавры. Святый Антоний и святый Афанасий. Сия вся суть келлии изрядныя и тихия. Таже, яже капсокаливи. И святый Петр (Афонский) и идеже и ин (его же) виноградник.

Проходя же святую Лавру, нрейдеши потом мимо всечудного оного сладчайшаго и хладнейшаго источника святаго Афанасия, его же история вкратце есть сицевая:

Понеже истощишася, яже к пропитанию потребная монастырския Лавры, остави его и святый Афанасий и отъиде. На пути же срете его Пресвятая Богородица и глаголет ему: чесо ради бежиши Авво? Святый же Ей отвеща: бегу, понеже не имам потребных монастыря. И Богородица ему глаголет: возвратися вспять в монастырь твой и обрящеши вся богатодарна. Святый же Ей рече: и кая еси ты? и Богородица ему отвеща: Мати Иисуса Христа есмь. Глаголет Ей святый: прости ми, Владычице, яко не верую, аще не увижду какового знамения: многи бо сети диаволи. Глаголет ему Всечистая: удари камень сей во имя Святыя Троицы крестообразно жезлом твоим, и благодатию от Мене Рождшагося изыдет вода многа и чиста. И ударившу святому, абие, о, чудесе! истече вода многа, чиста и сладчайшая, и обретается освящение полезнейшее ко всякой немощи, и течет непрестанно и богатодарно даже до днесь. Тамо имут отцы часовню и в ней трапезу (стол) и постав. Преходящий же тамо прешельцы и поклонницы садятся в той близ освящения и умываются и пиют со благоговением от онаго, таже вкушают за трапезою от с собою носящих пищей, и елико им преизбудет или хлеба, или прикуски, оставляют тамо в поставе, да обретают елицы ходят тамо убогия, и ядуще, да прощают с благодарением. Обретается же и икона Пресвятыя Богородицы тамо, на ней же стоит и святый написан с жезлом в руце, ударяя камень, от него же истекает вода. От онуду пойдеши к башне Морфина, яже есть пуста ныне, обаче местоположение ея зело чудно. Тамо обретается и церковь святаго великомученика Георгия, и окрест древа насажденныя различная, и все место злачное и осененное.

О честном царстем и досточуднем монастыре
Ватопеде

Преизряднейший монастырь Ватопед, почтенный во имя Пресвятыя Богородицы Благовещения, есть здание различных царей, и прежде всех Великого Константина. По летех же неколиких его здания разрушив е́ преступник Иулиан, обнови е́ Великий Феодосий царь, за чудо, еже сотворися на сыне его Аркадии. История же вкратце есть сия:

Имяше Великий Феодосий от царицы своей Плакиллы два сына Аркадия, и Онория именуемых, и едину дщерь именем Плакидию, и убо Аркадия остави наследником царствия своего в Константинополе, Онория же и Константина зятя своего отсла в Рим со дщерию своею, да царствует тамо. Отидеже купно с ними и Аркадий даже до Рима; возвращаяся же вспять ко отцу своему Феодосию в Византию морем, найде на него буря велия пред островом Имвры близ Святыя горы. Аркадий же убоявся бедства, ино не вопияше разве сие: Богородице, помози ми! Тамо же, идеже обхождаше царскую катергу, от содействия и искушения лукаваго, запнеся за веревки и упаде в море, и абие, о чудесе! обретеся на суши Святыя горы, на месте, идеже обретается днесь святый монастырь, под единою купиною (кустом). По часе же малом приспе и царская катерга к пристанищу Ватопедскому, и исходя вон боляре печальни о лишении царя Аркадия, видят и царевича нечаянно близ купины спяща, и возрадовашася радостию велиею, и тогда убо умолчаша. Таже, пробудився Аркадий, поведа им чудо Богородицы, како его избави от потопления морскаго, и принесе его тамо, идеже ныне есть кладязь близ пристанища, близ башни Пресвятыя Богородицы. И пребысть тамо с боляры своими дни многия, катергу же свою посла в Константинополь.

Уведав же царь Феодосий случившаяся сыну его Аркадию, разгневася на кораблеников и посади их в темницу, и имяше намерение умертвити их, и в толико время приспе в Константинополь и Аркадий сушею ко отцу своему Феодосию. Он же, радости безмерныя исполнився, и Богородицу благодарив, абие посла иждивения и художников изряднейших, создати на месте оном, идеже обретеся сын его, церковь в честь Богородицы. Написа же и в Рим сыну своему Онорию и Константину зятю своему и Плакидии случившаяся Аркадию, и яже здание церкве. Отнюду же и они послаша помощь к зданию церкве и украшению, пенязи же и стяжания и четыре столпа червленыя достойны видения, на которые глаголют, яко бысть большее иждивение, нежели бысть на все здание церкве.

По изволению убо цареву создаша художники первое едину башню с церковию, во имя Богородицы Рождества, таже к северной стране башню другую и иныя четыре башни с церквами, даже до башни сосудохранительница. Яже начата от башни, юже рехом от косвенныя к ... основания, даже до башни честнаго Пророка и святаго Георгия башни, и близ башни сея во основании положиша два мармара, по повелению цареву, во образ буйволов. И от башни Крестителя Иоанна и святаго Георгия, наченше со иными двема башнями, создаша даже до предреченныя башни сосудохранителища, и сице сотвориша град треугольный с десятью башни изрядными, и от нележе скончаша вся прииде царь Аркадий с святейшим патриархом кир Нектарием, и обновиша церковь, и увеселишася зело.

Кладязь же, иже прежде рехом, окружиша округлостию (стенами) святаго олтаря. Святую же трапезу (престол) поставиша над кладязем на четырех столпех мармаровых окрест.

По седьми же летех царства его, воинствовав Феодосий противо отступника Евгения в Фессалонике, и возвращался мимо Святыя горы победитель, дарова многия некия монастырю сосуды златыя и сребряныя, и иныя многоценныя вещи ко украшению, и в Македонии даде три подворий, и в Серрах деревень седмь.

В 6370-е (862) лето приидоша Арапы и Сарацыни из Сирии, убивающе христиан и пленяюще их, в не же время замучени быша и святии 42 мученика во Аммории, и приспевше даже и до Святыя горы, попраша и монастырь сей, и обнажиша той весьма, и сущую в нем братию избиша и поплениша; взяша же и златовселиственный покров церкви, но и в церкви возгнетоша огнь и очерниша ю́ дымом толико, яко к тому краснейшее оное писмен писание не видится, оста же точию иконе Богородицы вверху, и еже «Радуйся, Обрадованная». Хранитель же священного олтаря прежде даже приспети Аравляном, взявши честный крест и здателя икону Богородицы, вверже я́ в кладезь, о немже выше рехом, яко бе под святым престолом, – и едину лампаду с ними возжену, и прикры я́ с верху; и, выходя убежати, поимаша его варвары и взяша его в плен, и продаша его в Крите, и по седьмидесяти летех избавлься плена, возвратися паки в монастырь и положи покаяние в нем.

По неколиких же днех нача вопрошати тогда сущаго игумена монастырскаго Николая, о ктиторстей иконе, он же, яко же услыша сицевое вопрошение, ужасеся и прииде в недоумение. Конец всех да сокращу слово, сотворше молитву на час доволен, и отверзше уста кладязя сущаго под святым престолом, видят, яко бе внутрь икона Пресвятыя Богородицы цела и лампада еще возжена пред нею, и крест, и даша славу Богу; и, иземше тая оттуда, поставиша во святом олтаре, идеже и до днесь зрятся, преблагоговейно от всех поклоняема и почитаема. В толико пришедше трое благородных боляр, сиречь, Афанасий, Николай и Антоний на Святую гору, жители из Адриануполя, восхотеша монашествовати и воздвигнути от оснований монастырь иждивении своими, и положи кийждо их златых по три тысящи, –и пришедше ко святому Афанасию, на Афоне тогда пребывающу, исповедаша намерение свое. Святый же им рече, яко сих пенязей не довлеет на создание нового монастыря, точию, аще хощете, последуйте мне. Оным же послушавшим, приведе и́ святый в монастырь сей Ватопедский, и показа им доброту местоположения его, и разорение, еже сотвориша сему прежде Срацыни. И даде им совет, яко возимут много сугубу от Бога мзду, аще сицевый обновят монастырь. Угоден им бысть святаго совет, и со усердием взяшася за сие божественное дело, и обновит а его, совершающе его, яко же бе и прежде. Они же и монахи бывше в нем, и благоугодно поживше, успоша о Господе, их же святыя мощи лежат во внутреннем церкви притвора, и празднуема бывают дважды в год, в 17 декемврия и в четверток Пятидесятницы. Ради же чудесе оного обретения, сиречь, честныя иконы, совершается молебнов пение к Богородице на всяк понедельник в неделе, и на всяк вторник бывает литургия. Но священный Савва ктитор (создатель) монастыря Хиляндара, – купно со отцем своим Симеоном, создаша в томже монастыре Ватопедском приделов шесть:

В честь Спасителя.

Святых Безсребреников.

Святаго Георгия.

Святых дву Феодоров.

Предтечи.

Святаго Николая.

И дарствоваша в сей и глаголемое просфорион, икомитиссы, – и сбышася новии здателе, и празднуют в 14-й день ианнуария месяца.

Украсиша же той же монастырь и во царех приснопамятнии Мануил Комнин и Андроник Палеолог, яко же явно есть от златых печатей, яже даша в сей. Сего церковь обретается велия и чудная, и имать столпы четыре, зело изрядныя и великия чермношарныя, держащия свод церковный крестообразно, и на двух столпах, которые суть ко олтарю, обретается Благовещение Богородицы, написано псифиею (мусиею), сиречь, письмены златыми.

Обретается церковь его с столпами и мармарами, зело красными, – и вне сих ин древяный, отвсюду позлащен художеством непримерным.

Пол церковный обретается, весь мармары светлыми и красными устланный благоприличне, в доброту и чудо видимых. Обретается во святом олтаре кивот избранный, в немже есть святый пояс Богородицы, иже имать нанедренники многоценныя и жемчуги, и драгое камение на черном бархате.

Глава святаго Григория Богослова здрава и всецела.

Глава святаго Иоанна Златоустаго, обаче отцы монастыря сего от лет давних принесоша ю, яко сокровище многоценное, благочестивейшему всея России великому царю.

Глава святаго Андрея Критскаго.

Нога святаго Апостола Варфоломея.

Мощи святаго Феодора Тирона.

Святаго Пантелеймона часть.

Честное древо животворящаго Креста.

Господа нашего, – часть многая.

От трости и от губы части некия.

Святыя Параскевы Гречаныни нога.

Мощи святаго мученика Кирика.

Миро честное святаго великомученика Димитрия, и ина многая. .

И чудотворная рука святыя Марины, яже явно и даже до днесь чудодействует, изгоняет демоны, и исцеляет всякую немощь.

И иное, еже есть паче всех и зрения и удивления достойно, обретается чаша насписовая, яже зрящим являет различныя шары светлыя и красныя, освящение же (святая вода), еже бывает в сей, исцеляет всяческия немощи, с верою приемлющим и пиющим, и кропящимся благоговейно оным.

Обретаются же и иныя многия вещи всечестныя различных святых, яже мы, ищущи сокращения, не написахом всех.

Обретается же и фияла дивная пред церковию, под покровом сверху двойным, из вне же и из внутрь со столицы мармаровыми, на верхах же столпцов обретаются имена царей и создателей монастыря изваянна, Иоасафа сиречь и Матфеа Кантакузина, и Мануила Комнина.

Пред фиялою же обретается предсловутая трапеза крестосводная, якоже и Лавры святаго Афанасия, и имать мармаровыя столпы ради отцев числом 24, и игуменскую трапезу (стол) изящне, вся зрения и удивления достойна.

Колокольня высочайшая и изряднейшая от иных монастырей, высотою от подошвы до верха по различным лествицам имать ступеней всех седмьдесять и пять (6 лесниц: в первой 35 ступене, а в прочих по осьми, итого 75).

Внутрь же святаго олтаря стоит и чудотворная и многоценная икона Пресвятыя Богородицы, яже стояше 70 лет в кладязе святаго олтаря, с лампадою (со свещею), пред нею всегда возженною, яко же речеся, – и в толикая лета ниже икона истле, ниже свеща угасе весьма.

Кладязь обретается под святою трапезою, обретается же икона, мастьми благовонными сложенна, яже и стоит позади святыя трапезы, поверх священного сопрестолия, с самою оною лампадою (свещею) пред нею.

Тамо суть и те две иконы царицы Феодоры, о нихже глаголет хронограф, яко именова я ниниа, и суть самыя оныя, висят же над игуменским местом.

Обретается тамо и един крест, украшен камением и жемчуги драгими, и едина лестовка (четки) илектринова, пречудная.

Толика же есть трапеза отцев равна (пряма) с церковию, яко от игуменския трапезы сквозь великую дверь церковную видима есть святая трапеза священного олтаря. Имуть же и обыкновение похвально тамо сущии святии отцы яко по внегда востанут из-за трапезы, входят в церковь со благочинием, предходящим лампадам (свещам), и тако творят благодарение, и прощают всех христиан, елицы когда сотвориша милостыню или творят милостыню в сей святый монастырь, и сущих в нем труждающихся отцев. Над дверьми же обретается Владыка Христос, написан псифиею (мусиею), и Благовещение Богородицы близ. На стене же в притворе обретаются и некия от царей и от создателей монастыря написани.

Вне же, в малом притворе обретается к левой стране написана и оная икона Богородицы, юже един диакон, разгневався на келаря, яко не даде ему церковного красного вина, да испиет, удари, яко безумный, ножем в правую ланиту, близ очесе, отнюду же изыде, о чудесе! крови много, и оттоле именоваша ю закланною. Горит же и лампада неугасимая пред нею даже до днесь. Излиявшаяся же кровь видима есть на лице, на язве, даже до днесь. Бедный же диакон абие бысть слеп, и по сих сотворив пред иконою оною стоялище, моляшеся всегда тамо со страхом и трепетом даже до конца жизни своея, ему же благоутробная Богородица паки дарова свет очес его, и вину ему прости. Рука обаче, сице дерзновенно ударившая икону, пребысть даже до конца изсохша, и ныне лежит от того времени рука оная пред иконою во свидетельство тогда сбывшагося страшного чудесе, ко уцеломудрию многих и во славу Богородицы.

Аналогии же церковныя суть достойнозрительны, из них же един правого лика имать изваянны двадесять четыре домы Богородицы, другий же имать изваяния разная и многоразличная со историями. Пол же церковный и паперти из внутрь и из вне суть светлыми ...

мармары шаром червленым устланы. Место игуменское зело изрядное, на клиросах же и внутрь олтаря висят иконы, вящши ста, все Московские сребропозлащенны. На правой стороне церкви, яко-же входим, обретается придел святаго Николая, на левой святаго Димитрия. Тамо есть и едина икона Богородицы во единой камаре написана, яже возгласи царице не внити внутрь божественныя церкве. История же сия вкратце есть сицева.

В 5890 (382) лето царица Плакидия, жена Константина царствующаго в Риме, дщерь же царя Феодосия, положи намерение с мужем своим приити на поклонение монастыря, и да увидит и брата своего Аркадия суща в Константинополе; и приходящи из Рима морем, и достигнувши к пристаннищу Ватопедскому, называемому женскому, изыде из корабля на брег. Отцы же монастыря изыдоша в стретение ея, и, приспевше к церкви, они убо внидоша в церковь средними дверьми великия церкве, царица же, или от Бога наставляема или ради смирения и благоговения, не восхоте внити медными враты, но северными, яже суть близ кладязя, и яко же положи сие намерение, абие прииде ей невидимо глас глаголющь ей: стани и не поиди впредь, да не постраждеши зла. Она же, яко же услыша сицевый глас, паде от страха долу и нача плакати и молитися Богу, да простить ей сию вину дерзости, –отнюду же и воздвиже тамо церковь ину в честь святаго Димитрия.

На месте же оном, отнюду же услышася глас, повеле и написаша икону Богоматере, и изволи, яко да горит пред нею всегда лампада едина, еже хранится даже и до днесь, именуется же икона оная Животодательница. Царица же, приспевши в Константинополи, поведа брату своему Аркадию то чудо, он же абие посла в монастырь помощь отцем и обетования различна, дарова же и стада животных и ина многа иждивения монастырю, даде еще и подворие изряднейшее в Перифеории, купно и четвертую долю сущаго при мори пруда (езера) и пять лавок в кастели, и ... повеле, да приходит в сей на всякое лето от иконома злата литр 12 и сребра литр 17, еже и до днесь обретается в старом кодике монастырском назнаменованно. Оно же сей царь Аркадий постави и великий и ... столп оный, достойный зрения в Константинополя, по нынешнему называемом женском ... на котором окрест за повелением его изваяшася вся ... и брани, и корабленыя рати и победы отца его Феодосия.

Ииать же и полиелей в средине церковь изряднейший и достойнодивный. Над папертию же обретается книгохранительня богатейшая. Обретается же и другая книгохранительня в сосудохранителищи (в казне) многих и потребнейших книг ... видима есть и иная едина чудотворная икона Богородицы, в приделе, называемом Утешения, над лестницею, восходя на право, на стене написана, я же единожды обрати, о чудесе! лице свое ко игумену монастыря и объяви ему навет разбойников и наитие воров, которое хотеша сотворити на монастырь, и сице сохранися невредим. Зримо же есть и днесь сице обращено лице иконы оныя направо, и пред нею горит лампада неугасима всегда и лампада (свеща) великая в честь убо иконы, в воспоминание же сицевого страшного воистину чудесе.

Над папертию же великия церкве суть и хоры, и из сих к востоком видим есть вседивный иконастас олтаря, и весь просто храм.

Имать и часы великия близ хор на башне высокой. Близ же часов суряду суть четыре придела.

Имать же сей монастырь башень высоких пять и иных меньших четыре, и пушки великия и дивныя, а наипаче едину паче иных ... художне ... .

Имать и баню в себе потребну ради немощных, и келлий много, по чину дивных, ко упокоению хотящих монашествовати в сих и жити с тишиною, и прочая монастыря изрядна и дивна, сиречь, больница, шварня, маслодельня, и прочая, яко же великия Лавры. И местоположение монастыря обретается зело дивное, украшено отвсюду изрядными и плодовитыми древами: помаранцами, кипарисами, садами хорошими. И на правой убо стране монастыря обретается пристанище, на левой же обретается усыпальница отцев. Близ же великих врат монастырских обретается един пруд пространен и глубок и ниже его мельницы две, которые и мелют собравшеюся в ня водою.

Имать же приделов из вне и из внутрь числом четыренадесять, и пристанище, и ловят отцы неводом всякия рыб виды.

Имать и из вне в различных местех скиты, келлии, пустынножительства, башни, мельницы, молчалножилища, с садами и с виноградами изрядными.

Толико же есть монастырь сей изряден, яко не может человеческий язык описати его достойне. Но довлеют и толика.

О священном монастыре Хиляндарском

Божественный и священный монастырь Хиляндарский имать брег низкий, не гористый (от моря), избранный, и пристанище с башнею высокою (обаче ветхою, и не есть сие здание особное пристанище, но бяше ту монастырь и церковь Вознесения Господня, но опусте и отдана бысть Хиляндарскому монастырю, сего ради исходят по вся лета на сие место с литиею из монастыря, с иконами и со всем освященным собором на праздник Вознесения Господня) и стеною дивною. Верху же к горе, версты с полторы от брега, обретается монастырь, велик воистинну и достоин зрения, его же церковь почитается во имя Пресвятыя Богородицы Входов (Введения) вся свинцопокрыта, и есть созидание иждивением царя Сербии и Романии Стефана, зятя же самодержца Греков Романа. Имать столпы мармаровыя белыя и великия четыре, и в паперти два, и во внешней паперти, сиречь пред церковию, иныя столпы два. Постлание ея есть мармары белыми, зелеными и синими, мусиею многошарною украшено, весело и достойнозрительно. Окна церковныя суть состроены во образы и иконы праздников и святых. Стоялища на клирасах имать изряднейшая и художественнейшая, а наипаче игуменское, которое превосходит вся прочих монастырей красотою и величеством.

Церковь имать двери 7, и посреди паникадило медное дивное. Во святом олтаре обретаются три креста древянныя, сребропозлащенны, дело достойно удивления. Иконы суть украшены златом и камением многоценным, имать лампады кристальныя (апометаллон) достойна глаголанию. Верх (маковица) церковный обретается един. Паперть же имать два, и другая внешняя паперть един, которые из далече видится крестообразно. Аналогии и двери церковныя имут тонкое художество и дивное. Суть же и ина многа всем слова и памяти достойна.

Тамо узриши (и поклонишися), и честное Древо пресвятаго Креста Владыки нашего и Спасителя Христа, главу Евтихия патриарха Константинопольскаго, и иных различных святых честныя мощи. Создателе храма сего суть еще и святии Савва и Симеон, отец его из Сербии. Прочая же монастыря вся многа и добра. Труждающиися в сем отцы суть Сербы родом и Болгары, человецы блази и страннолюбцы.

О святей честней и царстей обители Иверстей

Преславный монастырь Иверский есть древнейший, созданный от православных царей Греческих, и в первых убо от царицы самодержца Романа, и от сынов ея. Потом же состроися светлейши и великолепнейши от великояснейшаго Саторникия, иже бяше тогда стратиг, бысть же монах в сем.

Умершу же Роману, и овдовевшей царице с детьми сирыми и невозрастными, и царству бедствовавшу от востаний и нападений Персов, послаша царица же и боляре сигклита в монастырь и приведоша его в Константинополь и многими прошении сотвориша началовоином. Он же пошед во Иверию и, собрав воинства многи, пойде против иноязычных варваров, и брався, победи их в конец и покори державою, от них же взяв богатство многое и плен, возвратися в царство победитель и оруженосец, и прося воли от царства, прииде на Святую гору второе, и созда сей монастырь, иже зрится ныне в прибежище отечества его Грузинцов, сего ради и именуется Иверский. Пребысть же Саторникий в сем монах, даже и yсne о Господе. Обновися потом от царей и господарей Иверских зело светле, со оградою окрест крепкою и изрядною. Почитается церковь его во имя Успения Богородицы, и есть велика и преславна, свинцопокрыта вся, имея четыре свода (сиречь: олтарь, церковь и два притвора), и трои великия двери.

Имать из внутрь столпы великия четыре в средине, и меньшия на коемждо клиросе по три, и за иконостасом близ иныя столпы красношарныя (зеленыя, а некрасныя) четыри, и мрямомармарство окрест изряднейшее, и над сим ценинныя (образцы) на стене изрядно устроенны, (стены устланы мармарами в высоту от мосту с косую сажень), и еще над сими стенное писание всеизрядное, и сткляны окончины зело дивны, и паникадило велие и предивное.

Аналогии, окна, место игуменское, вся костьми, черепахами и раковинами художне угвождена.

Во святом олтаре имать шатер над святою трапезою изваян (резаной) и позлащен.

Церковь устлана различными светлыми и вседивными мармары (аспидами).

Ширина ея есть 60 ног, имать дверей малых и великих 12-ть.

И паперти две, и предцерковие с столпами мармаровыми дванадесятьми.

Тамо узриши (и поклонишися) многи и различныя мощи, из них же и сия:

Святаго Георгия мученика часть.

Святаго Иоанна Златоустаго.

Святых Безсребреников.

Нога святыя Макрины цела.

Святаго первомученика и архидиакона Стефана часть.

Святаго Киприана нога цела.

Святаго Василия Амасийскаго рука вся.

Миро святаго Димитрия.

Святаго Апостола Петра кровь.

Святаго Пантелеймона часть.

Нога святаго Михаила Синадскаго.

Святаго Афанасия Великого часть.

Святаго Апостола Луки.

Святаго Апостола Варфоломея.

Святаго великомученика Ермолая.

Святаго мученика Меркурия.

Святаго Иоанна патриарха Константинопольскаго, постника. Святаго Стефана новаго.

Святаго Ипатия.

Святых 40 мученик.

Святаго Агафаггела.

Святых 5 мученик.

Святаго Евстафия.

Святых Феодоров, Стратилата и Тирона.

Святаго и праведного Лазаря.

Святаго Нестора.

Святыя Анастасии.

Святаго Иакова Персянина.

Глава святаго мученика Фотия–

И иныя различныя частныя мощи.

На праве, яко же входишь в церковь, обретается придел святаго Николая. А на леве Собор Архистратигов.

Обретается и церковь иная древняя Предтечева, внутрь монастыря, имущая четыре столпы мармаровыя зеленыя, и помост изрядный.

И ина церковь Пресвятыя (близ врат монастырских), свинцепокрыта, создана от пресветлейшаго государя Тверскаго Асотана. В сем обегается икона Владычицы, яже именуется и Портаитиса Придверница, яже прииде по морю сама во время иконоборства.

Обретаются же лампады пред святою иконою оною сребряныя

14-ть, кроме иных, неусыпаемыя.

Обретается и иеромонах (прозмонарий ключарь) благоговейный и добродетельный, един тамо всегда обретался и служа церкви, которой и поет повседневное последование в ней и молебны. Икона же та вся украшена есть златом и камением честным. Поверх себе имать покров изрядный, и окрест ея висит лампад осмдесят сребреных, и внизу под собою имать различныя обетования многоценная, иконы малыя и нанедренники сребропозлащенны. Икона вельми чудотворная, имать же и знак ножеударения на шии, отнюду же истече крови много, и видится даже до днесь.

Обретается же церковь вся каменоустлана мармарами различными белыми, и стоит на четырех столпах, исписана вся от изрядного живописца иждивением пресветлейного Господаря Уггровлахийскаго господина Иоанна Сербана, воеводы Кантакузина.

Имеет монастырь и иных приделов 16-ть, и книгохранительни в трех местах богатодарных, со многими драгими и полезными книгами, древними же и новыми, и златыя печати многих царей, патриархов и господарей изряднейшия.

Имеет башни высокия и крепкия и келлий много, и иная многая здания, достойна сказания. И пристанище на краю брега великое и дивное с башнею высочайшею, 60-ть степеней имать до степени верхния, и придел внутрь Святых Триех Отрок, и прочая вся потребная и пушки. За монастырем же суть сады изрядныя лимони, помаранцы и винограды, внизу же монастыря обретается и пристанище Климента.

За монастырем же в стороне, недалече разстоянием, имут отцы келлий и церковь, и тамо лежащия недужныя, и прилежат со многим нищелюбием и милостию, имуще посещение их во всех потребных богатодарованно.

Имеет и иная обителища и молчальни изрядныя в различных местех. Трапеза же монастырская дивная, имущая различныя столы мармаровыя белыя с одной и с другой страны многия, чести достойна. Пред трапезою же на дворе обретается фиала (чаша) освящения, зело изрядна и достойна зрения, с шатром красным на 10 столпах мар- маровых, и прочая монастыря сего красота и чин достоин похваления во всех и предивный.

О честнем и царстем монастыре Дионисиевом

Нреизрядную святаго Дионисия обитель созда приснопамятный царь Трапезунтский Алексий Комнин, в лета Христова 1380, за прошением святаго Дионисия, иже бяше брат меньший тогда в Трапезунте архиерействующаго Феодосия.

Сей святый Дионисий бе, от предел Кастории, из града Корисса, и, отлучився мира, пустынножительствоваше во оном месте, идеже обретается ныне священный монастырь создан, и Божиим откровением на всяку нощь свету являющуся молниесияющу на месте, яко же свеще велицей управлен, и пловя Черным морем в Трапезонт, и получив прошение от царя ходатайством брата своего, сиречь сущаго тогда Трапезунтскаго, и, возвращен на Святую гору, созда на оном богопрославляемом месте божественный и священный храм во имя святаго Иоанна Крестителя, иждивением вышереченного царя, его же и всечестная златая печать обретается тамо цела и иных со сто с глаголанием Еллинским, и зело сладчайшим сложены, купно и со иными многих царей златыми печатями, и вкратце патриархов и господарей различных.

Обретается же в сем и персона вышереченного Алексия Комнина, яко же бе одеян царскою диадимою: зело достоин зрения.

Обретается монастырь сей изряден и красен. Обретается в избранном местоположении, поверх близ брежия

на месте высоком и ... .

Сей монастырь украси потом, после Радула воеводы, четвертый господарь Уггровлахийский Неагул, Вассаравский воевода, иже созда и башню велию в вышину, на ней же есть и имя вышеписанного господаря написано Еллински, на единой мармаровой дске. Он же сотвори и водоноса, и приведе воду от вне в монастырь.

И дарова и честную главу святаго Иоанна Предтечи, в златом ковчеге, с камением многоценным украшенну.

И третие обновися по сих от господаря Уггровлахийскаго Петра воеводы, иже подписа и церковь в 1585 лето. Потом же паки пресветлейшая госпожа Роксандра, сожительница блаженныя памяти Александра воеводы, дщерь же приснопамятного Петра воеводы созда больницу ради немощных, и трапезу, и выписала оную дивне из внутрь и из вне.

Есть же храм велий и …

свивцопокрытый, со двемя папертьми, и стоит на четырех столпах мармаровых, каменнопостлан весь светлыми и красными мармары. И из вне убо обретается … и из внутрь же имать писание краснейшее с златом многим.

Сосудами златыми и сребряными украшен, и украшен всякою, достойною повествования, изрядностию.

Тамо узриши (и имаши поклонитися честному Древу животворящаго креста Господа нашего).

Главу честнаго и славнаго Пророка Предтечи и Крестителя Иоанна, божественное воистинну и велие сокровище.

Главу святыя и целомудренныя Фомаиды.

Подбородок святаго первомученвка и архидиакона Стефана.

Часть святыя руки святаго Иоанна Златоустаго.

Святых Кирика и Иулитты части.

Святых 40 мученик.

Святаго Мокия безсребреника.

Часть от честныя вериги святаго Апостола Петра.

Святаго Нифона, патриарха Константинопольскаго, мощи вся, кроме точию правыя руки и главы, яже обретаются положены во едином изрядном ковчеге сребряном, украшенном златом и камением многоценным, и иждивение пресветлейшаго Неагула Вассаравы воеводы, иже бе и духовный сын вышереченного патриарха кир Нифона. Всечестная же его глава с правою рукою обретается во Уггро- влахии, в преславнейшем храме монастыря Арцели. Сей празднуется в 11-й день августа месяца.

Суть и иныя различныя мощи, яже имут во едином кивоте сребряном, зело красном и великом.

Имеет сей монастырь и книгоположницу богатейшую и славну окрест ея на зрении.

Тамо обретается и едина икона Пресвятыя Богородицы (величеством шести-листовая), чудотворная, яже пред малыми леты источи миро везде от всех стран своих, яко и самое внешнее среброобложение покрыся от многого мира, видится и доднесь очесоясно. Сущее же о святей сей иконе повествование, понеже обретается велико, оставляем. Сие точию вкратце пишем о сей, яко пришед некогда в монастырь сей тогдашнего времени первопленитель и похити ю из церкви насильством, и не хотящим тамо пустынножительствующим отцец святым, и, заключив ю в крабию свою, отъиде оттуда, грозящи отцем. И убо пловя пучиною, видит во сне в видении дважды и трижды Пресвятую Богородицу … ему, и глаголющую: почто Мя заключил еси семо, вселукаве и злодее? проводи Мене вспять в обиталище Мое, идеже упокоевахся. Оный же или не слышав словес оных, или не вменяя, возбудився, седяше изумлен, и абие воста на мори буря велия и страшная, яко бедствоваше корабль его погрузитися со всеми его товарищи во глубину, и тогда воспомяне икону, течет к крабии и обретает ю сокрушенну на тморичныя части, и честную оную икону между платков своих обтекшую миром многим, иже издаяше благоухание безмерное. И яко прия в руки своя икону, утишися и ветр многий, и преста буря абие. Тогда и он первое убо убоявся, второе же и понужден от товарищев своих, возвратися в монастырь, и приспев долу к пристанищу, посла ко отцем, поведая им яже о иконе, и моля их да снидут долу и да приимут ю. Онии же, яко же услышаша сицевое преславное чудо, абие снидоша, носящи священная украшения с лампадами же и фимиамом, и приемше оную честную икону Богородицы, и несучи ю в церковь, поставиша ю в первом ея месте, идеже стоит даже и до днесь, славу возсылающе Богу и Богородице. Показоваше же началопленитель оный и вся своя платы омочены миром оным, иже от святыя иконы сея истече, яко устрашишася вси о бывшем, мнози же от оного товарищей оставльше … , похищение покаяшася. Елицы же с ним ожесточившийся пребыша в первей своей злобе, вси злых зле погибоша в малых днех, и разоришася.

Имеет монастырь сей башни высокия, и келлии двокровныя, и хлебницы, и пещы и прочая, и извне неранцовой сад, достоин зрения; и радостное зрение к пучине белого моря.

Создателе же монастыря сего по царе Алексие Комнине состояшася: Неагул Вассаравы воевода, яко же рехом, и сын его Феодосий. И Петр воевода, который, по еже сгорети монастырю по случаю, обнови его всего негли все своим иждивением. Сотвори же и церковь паче пространнейшую, неже бе исперва, и вышшую, и исписа ю всю дивным живописанием. Созда же и часть врат всю, елико есть от хлебопекарни, и погреба, идеже бочки стоят.

По сих создатель сего бысть и некто Пахомий монах, который бысть некогда бывший господарь Влахии Александр, вышереченного Петра воеводы зять, и Роксандра Домна его сожительница, дщерь вышереченного Петра воеводы, которая созда больницу ради немощных и трапезу. Но и во время елеми́ни, егда искупишася приходы монастыря по изволению султана Турскаго, сия треблаженная Домна даде сицевый окуп. Сочисляется с создательми и Силуан монах, который послася от реченного Петра воеводы, да будет в деле создания наставник, иже и потрудися усердно и с желанием теплым, даде же и общий долг в сем монастыре, и погребен бысть честне, и пребывает всегда память его.

По сих новшии создатели быша в сем: блаженный Ираклийский во Фракии митрополит, иже оставление сотворив престола, прииде в монастырь со всем имением своим, и монашествовав в сем и богоугодне пожив, yсne о Господе.

По сих создатели быта и сии: Лазарь сиречь и Миоиос, Срацыняне братья, понеже и сии своим иждивением создаша дохио, идеже мало и прочия монастырския потребы снедныя стоят, и с сими Мануил и Фома самобратия. Понеже создаша и сии приход, иже именуется сиротства, и пристанище (кораблей). Котории сии вси имеют в священных совершениях помяновения своя непрестанныя и вечныя.

О честнем монастыре Пандократорове

Священный и честный монастырь Пантократора (Вседержителя) зело есть изрядный, понеже обретается в местоположении добром близ моря. Огражден оградою твердою; есть же здание Алексия военачальника, иже бысть по сих и царь Греков, яко же златая печать его являет (грамота за златою печатью). Создатель еще в сем бысть брат вышереченного Алексия, Иоанн Приммикирий.

Внешняя же ограда повнегда разрушися во многих местех ради древности, обнови ю великий логофет Мварбул и Гавриил из Влахии, боляре честнии и благочестивии.

Имеет же храм достоин зрения в честь Преображения Спасителя Христа, который стоит на четырех изрядных столпех от мармаров, весь живописанием дивным выписан.

Имеет же и шатер (кувуклион) над святою трапезою изрядный. Обретаются в церкви фонари слюдяныя, достойны повествования, и яйце у паникадила сребреное, многого удивления достойно.

Тако имаши поклонитися и честному Древу животодательного креста Владыки Христа.

Главе святаго Феодора Стратилата.

Главе святаго Апостола Андрея Первозваннаго.

Главе святаго Иоанникия Великаго.

Ноге святаго Игнатия Богоносца.

Частем мощей святых безсребреников Пантелеймона и Ермолая.

И иных многих и различных святых.

Тамо обретается и часть от святаго великомученика Меркурия.

Суть же и ина всем слова и памяти достойна, обаче мы ради сокращения не написахом я. Но довлеют и настоящая.

О честнем монастыре Ксиропотама (Сухоречия)

Честный монастырь, называемый Ксиропотам, почитается по имя святых славных 40 мучеников.

Имеет храм великий и красный, покрыт свинцом, стоящ на четырех мармаровых столпах. Пол того весь каменоустлан из мармаров белых. Паперть имать дивную на дву столпах созданную. Приделы имать различныя, и иная дивная и достойно похвальная здания, почти вся, обаче от многого времени изгнивша, и руки великодарователя, и намерения боголюбезного молящая ко обновлению, да не погибнет сицевый преславный монастырь, которого местоположение обретается всеизрядное и пространное, имея окрест сады масличныя, винограды и древа присенная, плодовитая же и безплодная множество много, с полем (гульбищем) радостотворным зрение довольно.

Тамо имаши поклонитися честному Древу живодательного креста Спасителя нашего, еже имут тамо сущий преподобнейшии отцы во едином ковчеге сребряном.

Мощам святых 40 мученик.

Всечестней руке святаго Игнатия Богоносца.

Миру святаго Димитрия, и иным различным святых частным мощем.

Из вне имать келлии изрядныя для упокоения притекающих благоговейнейших поклонников.

Настоящого достойнохвального монастыря первый создатель есть во царех приснопамятный Роман. По сих же вины ради папы Римскаго, за еже не восхотеша сущий в сем преподобнешии отцы прияти, сущую в символе, новую прибавку, противну Господа нашего учению и отцев, и сего ради оставиша его и бежаша, опусте конечне на лета многа.

Отнюду же благочестивейший господарь Волошский Александр воевода, Божиею ревностию подвижен, обнови его всего с богатодарным иждивением и церковь выписал, и украси ю яко же видится даже до днесь.

О честнем монастыре Котломуси

Божественный и священный монастырь Котломус обретается красен в доброте и достойнословен. Здание в первых убо приснопамятного царя Алексия Комнина.

Потом же пошед папа Римский, имея вражду на старцев, зане ему не поклонишася, разруши весь и сей, яко же и иныя многия монастыри Святыя горы, обаче пресветлейший господарь Волошский Неагул воевода по летех многих, и Радул воевода, Вассаравляне, и Мирца воевода, и Винтил воевода помалу обновиша его всего.

Котории обретаются написани окрест церкви, понеже состояшася по первом втории создателе и украсителе святаго оного монастыря. Почитается церковь во имя Преображения Спасителя Христа, и есть создана на четырех столпах каменносоделанных, вся выписана изрядным иконописанием.

Имеет иконостас изрядный и паникадило, и лик, и иодсвещники дивныя, вся свинцом покрыта.

Обретается на местоосновании зело изрядном, и келлии имать изрядныя. Имеет же и святыя мощи различныя:

Ногу святыя Анны.

Главу святаго Алипия столпника.

Руку Святаго Евстратия.

Честное Древо всесвятаго креста, еже лежит во едином ковчезе сребряном позлащенном, имущем на исподи святаго Николая изображенна и святаго Иоанна Златоустаго.

Имеет же монастырь окрест себе сады винограды, насаждения плодовитая, и масличныя древа.

И понеже близ сего монастыря обретается Протатон и Карес, и сего ради глаголем последовно и о сих.

О Протате

Протат есть церковь превеликая, всех паче красная. Почтен во имя Пресвятыя Богородицы Успения, и есть здание Великого Константина, которое потом преступник Иулиан сожже из внутрь, и видится местами зачернен от дыма.

В сей обретается едина икона чудотворная, которая единожды возгласи, о чудесе! и рече, яко да поют: Достойно есть.

Еще же обретается и иная едина икона Спасителя Христа во святом олтаре, которая возгласи иерею, яко да поспешит скорее совершити литургию единого ради престарелого монаха, иже хотяше прияти божественныя Таины, и от крайняго и многодневного поста изнеможе, не можаше нести к тому, толико изнеможе. Сей бо видя себе зело безсильна, помолися иерею да служит скорее, он же не хотяше, но медляше чтением часов и лобызанием икон. Отнюду же, прославляяй его прославляющих, Господь возгласи иерею, яко да поспешит скорее, да его причастит.

Тамо обретается и монашеский торг, и различныя художников лавки окрест, и называется место то Карес.

Тамо сходятся часто вси монахи и игумены и старцы собрания, а наипаче по вся субботы, и смотрят общих подлогов и потреб всех монастырей, и посещают друг друга, и судят и разсуждают проучившияся различия между тамо сущими отцы, и мещут и тяжчайшия долги (сбирают подати), яже из Фессалоники определяет им внешнее начальство давати.

Тамо живет и ага, послан от Бостанцибаса царя, да будет надзиратель во внешних подлогах монастырских, и в знамение подчинения, и ради хранения от пленителей, которой и питается общим иждивением тамо сущих монастырей.

Тамо окрест обретаются жилища и подвория всех монастырей с келлиями и церквами, ко упокоению в собрание издалече приходящим святым старцем. Понеже множайшии не могут в той же день, или за дальним места разстоянием, или за иными препятии, возвратитися паки вспять в монастыри их, и есть нужда да пребывают тамо. Сего ради и в велицей церкви протату есть определено кождому игумену стоялище (кресла) по чину, да стоят егда прилучатся у последования тамо.

Обретается место оно зело изрядно, изобильно и многоплодно с садами и виноградами многими, с водами многими и сладчайшими воздух здрав; и есть яко же едино малое, обаче довольное жительство монашеское.

О честней обители Симопетра

Пресловутая и божественная обитель Симопетра есть основана на едином сухом камени, выдавшемся из горы много, ея же храм почитается во имя Христова Рождества. Есть же преизрядный и всякими украшении украшен, не точию сосудами, но и иными некиими честными вещми.

Имеет аналогий и артоносец, многия чести достойна.

Трапеза предивная и достойночестная паче всех, и камары, чрез которые приходит в монастырь из вне с оттольныя вершины горы вода, здания многоиждивительная и достойна хваления.

Тамо увидиши и благоговейно имаши лобызати левую руку Магдалены Марии, яже есть цела, многое и всевеселое благовоние изпущающая.

Бровь святаго великомученика Димитрия и мощи святаго Мирака.

Тамо обретается и едино Евангелие, многия цены достойно, обетование приснопамятного Михаила воеводы.

Обретается монастырь зело пристоин ради молчания. Немного повыше сего едина есть келлия изрядная и тихая и придел в ней в честь Святыя Троицы.

Тамо есть и келлия, в ней же пустыножительствоваше создатель настоящого монастыря, святый Симон.

В полу храма суть 5 мармаров, кроме иных, посреди его положены крестообразно, из которых един убо средний имать изваянна двоеглавна орла, и над главами их венец, яко корона. Задний же его имут, яко же фиалу некую с гвоздиками, прочая же два, которые суть по странам, имеют львов, и держат по единому шестокрыльному, яко же репиду, имея и венец с главы, а другой василиска, лик есть зело пристоин, такожде и паникадило.

Обретаются же и на правом клиросе 12 икон Московских, имущих празднуемых святых коегождо месяца.

Церковь же обретается изряднейшая и светлая о 12 окнах с единыя страны, и еще толиких с другия. Паперть же стоит на дву столпах.

Первый создатель настоящого монастыря бысть святый Симон, который спасался тамо, и видя многажды очеявно едину звезду светлую, которая схождаше нощию и стояше на оном великом и высоком и вкорененном намени на самой вершине, искаше уведети от Бога, еже что знаменоваше сицсвое, еже Божиим откровением уведев, созда на оном высоком камени церковь, яже видима есть до днесь.

Отнюду же и от чудесе сего именовася церковь оная

Новый Вифлеем, понеже яко же во оном, тако и зде явися звеэда пресветлая. Сего ради и в честь Христова Рождества воздвижеся.

По сем же благоговейнейший царь Сербский и Романийский Иоанн Угклий (Углеша), понеже молитвою вышереченнаго святаго Симона излечися дщерь его от единыя крепкия и неизлечимыя скорби, даде святому помощь довольную, и соверши все здание монастыря, а напоследок и сам бысть монах, и yсne в нем о Господе. И видится написан в трапезе в каморе окна, которое к морю. Поклонницы же ради благоговения восходят, снизу от моря до верха в сей, пеши, и приемлют их со многим приятством отцы.

О священном и божественном монастыре Зографа

Пречестный монастырь Зографа, есть и сей достоин повествования и красен зело, создание трех боляринов из Охриды, и братии по плоти, влекущихся от рода царя Иустиниана, их же имена: Моисей, Аарон, и Иоанн, котории быша напоследок монахи в сем. В неже время создаша сей монастырь, бе царь Греков Лев премудрый, потом же, понеже сожже и сей монастырь папа Римский упорственно, яко же и иныя многия монастыри Святыя горы и церкви, зане ему не поклонишася. Обнови его господарь Молдавлахийский Стефан воевода в лето мира 7010 (1502), иже есть и написан вне церкви в воспоминание.

Сего божественный храм зело есть изряден, почитаемый во имя святаго великомученика Георгия, свинцопокрыт о 6 главах, на четырех столпах крестообразно, с ликом и паникадилом, писание его часть убо ветхое, часть же новое. Святый олтарь с двема столпы каменными зело светел. Имать иконы зело дивныя художеством, а наипаче господския. Башни и келлии и стены вся достойна сказания, яко же и прочих монастырей. Имать и фиалу изрядную пред церковию. Ограда его великая с троими враты. В сем труждающиися монаси суть родом Серби и Болгары.

Паперть церковная больши есть церкви. Тамо обретаются и две иконы святаго Георгия, чудотворныя, едина суть нерукотворенна, занеже на сей сам написася, якоже бо изобразися святый и чудотворец Георгий, бяше сия икона прежде в Палестине во едином монастыре, почитаемом во имя святаго. Потом же, о чудесе! преселися оттуду и прииде сама собою на Святую гору в настоящий монастырь Зографа, сего ради именовася Зографа. И есть та самая икона, о ней же пишет синаксарь, яко чудо сотвори о яишнице. Другая же икона святаго Георгия прииде из Аравии сама по морю, и изыде долу на пристанище Ватопедское, и уведевше о сем отцы прочих монастырей, собрашася вси тамо и пряхуся о еже кому ея взяти; напоследок положиша вси купно и поставиша ю на единого необученого овна, и пустиша его, да пойдет аможе хощет, и той побежа к монастырю сему Зографу и ста на едином холме близ монастыря. И изшедше отцы со свещами и фимиамы прияша ю в монастырь, и с велиии благоговением и радостию поставиша ю в церкви честне на оном месте, на немже стоит даже до днесь.

По времени же приидоша некия отцы монастыря оного Аравийскаго, в нем же бяше прежде икона, на поклонение Святыя горы и сущим на ней святым храмом и честным мощем, и видя икону святаго в монастыре Зографа познаша ю от некиих знаков, и ужасошася, и прославиша Бога и святаго. Отнюду же, положше поклонение, пребыша в сей Божией обители, зде и успоша о Господе.

О дивнеи и краснейшем монастыре Дохиаре

Великий и честный монастырь Дохиарий есть един от первых и достойнословных монастырей Святыя горы.

Имать храм прекрасный, почитаемый во имя Всевеликих Таксиархов, или Архистратигов Михаила и Гавриила, аще прежде и был во имя во святых отца нашего Николая Мирликийскаго чудотворца, обаче понеже Архангели показаша чудо оное обретения сокровища в противостоящем Херсонисе острове, обще называем Логико, которым возмогоша отцы совершити стеннописание церковное, и обновит многая и потребная в сем, преименоваша его во имя Всевеликих Архистратигов. Тамо бысть чудо отрочате, которое избавиша Архангели от потопления морскаго, в которое вринуша е с единым каменем обешеным на выи, яко же в чудесех Архистратигов обретается написано пространно. Отроча же оно подъемше ангели принесоша абие, яко же бе с каменем на шии, и повергоша е посреде церкви. Камень же оный хранится и до днесь во святом олтаре во едином ковчеге, ради свидетельства чудесе, страха же ради и ужаса зрящих.

Тамо истече и священие в царствование Андроника Палеолога от чудесе Всевеликих Архистратигов, и обретается ныне кладезь дивнейший, из него же пиют сущии в монастыре труждающиися благоговейне отцы, иже обретается близ моря к западной стране.

Первый же создатель настоящого и достойнозрительного монастыря есть первоигумен святый Евфимий, иже бе во время царствования Никифора Вотаниата, знаем и струдник святому Афанасию, сущему на сей горе Афонстей.

Вторый создатель сего Николай некто патрикий, болярин великий близ царя Греческаго, племянник, вышереченного преподобнейшаго отца Евфимия, иже напоследок бысть и монах в сем, преименовався Неофит монах, иже и игуменство восприя по смерти преждереченного Евфимия.

Третий создатель в сем бысть в море ввергнутый оный младый, его же Архангели избавиша от нуждного потопления морскаго, яко же выше рехом, иже бысть и монах, и преименовася Варнава, которой и он бысть игуменом тоя же обители, за еже быти пред ним кафигумену Ев- фимию, первому Святыя горы. Потом отходящ во Святую гору папа Римский гневен на православных Греков, и паипаче на старцов тиранскою властию, и не обретши их в сем благоговейнейших отцев, благоподчинных в волю его, изгна их оттуду, а монастырь опустоши весьма, и похити вся сущая в нем священныя сосуды и … ; господарь же Молдовлахийский Александр воевода, да незабвенна будут толикая Архангельская чудеса, яже быта в сем, подвигся от произволения боголюбезного по предведению Божию, обнови его всего, и церковь воздвиже от оснований в лето мира 7086 (1678), и стенноисписа ю извнутрь всю, и украси ю великолепно, яко же видится. Обретается же написан тамо с господынею своею и с сынми своими.

Церковь по премногу есть высока и красна о пяти главах, свинцепокрыта. Имать же и четыре столпа предивныя и красныя. Паперть же больши есть и церкви, дело достойнозрительно в доброте. Имать же и сия столпы четыри, яко же бы единокаменны мармары, и есть вся отвсюду стеннонаписанна.

Стоялищ (кресл) же всего храма и паперти 120, все избранные и художественны. И правого убо клироса на столпе в киоте есть икона Архистратигов чудотворная, и пред нею горят непрестанно три лаипады сребронозлащенныя, зело изрядныя. На левом же есть честная икона святаго Николая, и пред нею лампада неугасимая едина. Имать же монастырь сев и башню велию и высокую, и в вышке церковь на единой стране стены. Башня же оная имать лествиц 7 и степеней 100, паче же изрядная монастыря сего, и многого удивления и зрения достойна суть, церковь дивная, да башня.

Тамо узриши и приложишися мощем святаго Полиевкта.

Святаго священномученика Харалампия.

Святаго Мины.

Святаго Кирика.

Святаго Иоанна Златоустаго.

Мощем и коже святаго Давида, иже в Фессалонике.

Святаго Нила.

Святаго Георгия кровь с перстию купно смешена.

Каменю честному от святыя Голгофы с крапинами крове Господа нашего Иисуса Христа.

Святаго Филофея главе.

Мощем святаго Пантелеимона–

И иным безчисленным различных святых.

К сим части от честныя главы святаго Иоанна Крестителя.

Мощей части во святых Петра Афонскаго.

Святаго Ахиллия.

Святых четыредесяти мучеников.

Имать же монастырь и келлии хорошия, и различныя приделы. И ина многа здания, словесе и памяти достойна.

О честнем монастыре святого Павла

Божественный и священный монастырь святаго Павла обитается от Болгаров и от Сербов, есть же храм его зело красен и всеувеселителен, весь свинцепокрыт, во имя почитается святаго великомученика Георгия чудотворца, и стоит на четырех столпах, созданных с тремя своды, Стеннописание его древнее Болгарское. Из вне же сего есть паперть вся стенноисписанна историями различными дивне.

Имать же храм и паникадило, и лик посреде, и подсведчники четыре, удивления достойны.

Прочее же монастыря здание изрядно и тонко, или тонко художественно, имуще башни и келлии, и ина различная здания.

Ныне обачс бысть зело краснейшее неже прежде. Понеже благочестивейший господарь всея Уггровлахии господин Иоанн Константин Вассаравы воевода Врагкован воздвиже в нем от оснований многими иждивеньми един у высочайшую и достойнозрительную палату, и украси ю различными келлиями и трапезою вседневною. Созда же и придел на сей зело красный и всевеселый, в вечную его память. Которою сею башнею (палатою) даде великое просто-пространство тамо сущим отцем, иже бяху прежде сте- снени.

Имать церковь и икон много Московских, художественне украшенных.

Тамо обретается крест достойнодивный, сребропозлащен весь, Великим святым Константином соделан, фигурою древнейшею 12 праздников господских. Имать же и писмена Латинская в падписаниях историчных по древним изображениям Логговардов и Готфов. Есть и едина икона малая, письма непреемного в художестве, которую царь Феофил, яко богоборец, врине во огнь, и о чудесе! не сгоре, но сохранися, и хранится до днесь цела от тогдашняго времени и всецела.

Суть и ина многа достойнословна тамо, а наипаче честное Древо животворящаго креста Господа нашего. И части от даров Волхвов, яже издают веселое благоухание. Сия же обетоположи госпожа Мара дщерь Ггиура (Оргуры), владыки Сербскаго, юже прия на последок в жену царь Агарянский Меемет, иже поработи Константинополь. И части некия святых 40 мученик и иныя многия.

Монастырь сей есть создание святаго Павла, иже бе, яко же глаголют, сын Маврикия царя, евнух, и есть написан в сем яко ктитор, аще он и един придел созда. Настоящий же созда господарь Симендра Сербскаго, Ггиура владыка, и есть в нем с двемя сынми написан.

Тамо взводят и воду вервию из против монастыри сажен до 50, ради легчайшия и здравнейшия. Но и в монастыре имеют источник изряден.

О священном монастыре Ксенофа

Честный монастырь Ксенофа и сей есть изрядный и дивный, близ моря с оградою окрест достопамятною. Храм же его изряден в доброте зело, почитаемый во имя святаго великомученика Георгия победоносца и чудотворца, с столпами различными и мармары светлыми и червлеными украшен, и весь от всюду изрядно стеннописан.

У столпа, которой близ святаго олтаря на правом клиросе пред владычними, есть един красноукрашенный киот, и в нем обретается икона святаго Георгия неизреченная в изрядстве, и имать святаго седяща на престоле.

На других же двух столпах, которые суть к дверям, обретается святый Георгий и святый Димитрий, написании мусиею стоящие, зрящие к господским.

Под церковь же проходит вода и притекает в монастырь и от сия пиют сущия в нем преподобнейшии отцы.

Имать же и место в церкви, и егда восхотят отцы измыти церковный под, запирают проход источника и наполняется желоб и вода исходит из предреченного места, и наполняется, и разливается по всему поду церковному (якоже и в Ивере). Имать же место оное, идеже входит вода и исходит и взмывает вся мармары –на левой ея стране.

Есть же огражден монастырь кругом весь, имея келлии изрядныя и ина елика суть потребна к состоянию монастыря. Сущий же в нем живущий отцы суть Сербы родом да Болгары. Имеет приделов 7, и на едином приделе суть паписани и сии боляре: Бал Барпул, Нтанцул Ворник, Пурвул и Радул.

Первый создатель монастыря сего состояся святый Ксенофон, от него же прия и именование. По сих ж в лето 7053 (1545) мироздания обнови его Дука Ворник, и брат его Радул, боляре богохранимыя Уггровлахии. И церковь выписаша всю зело изрядно. На последок преславный господарь Волошский, великий оный и прехвальный Матей воевода Вассарава, своими иждивении выписа паперть церковную и всю трапезу. Идеже обретается и он с господарынею своею написан в воспоминание вечное.

О священном монастыре Григориате

Священный монастырь Грнгориев обретается и сей высок и сокращен, на месте пристойном основан по брегу (на камени), его же божественный храм есть в честь во святых отца нашего Николая чудотворца, свинцопокрыт, (весь монастырь под единою кровлею).

Создатель же настоящого монастыря бысть святый Григорий новый, от него же прия и имя.

Послежде обаче господарь Молдовлахийский Александр, отец Богдана воеводы, обнови его великолепно в 7005 (1597) лето от Адама.

Тамо близ есть и пристанище монастыря Симопетра.

О честнем монастыре Каракала

Священный монастырь Каракалов есть и сей изрядный с церковию дивною во имя святых Апостолов и первоверховных Петра и Павла. Имать же и ограду окрест, и башню высокую и красную, и ина повести достойна. Создан есть на месте высоком далече от моря, яко на един час (на полчаса) разстояния, а церковь обретается свинцепокрыта. Есть же сие создание в первых убо Антония Каракала оного из Рима (Сего монастыря просиша Римляне, обещевающе башню извеликую насыпати полну сребра, но святогорцы отказаша им). Потом же господарь Молдавский Петр воевода, хотя его обновити, присла первоспафария своего Петра именем, с пенязьми многими, повелев ему да возставит его на месте хорошем. Спафарий же, да наживет от оных, созда едину точию башню близ моря, и возвратися в Богданию.

Уведав же сие господарь, зело озлобися, и восхоте его обезглавити. Спафарий же, да избавит живот свой от смерти, обещася возставити его иждивением своим. И сице его прости.

И шед на Святую гору созда его на месте оном, идеже видится до днесь, и возвратися в Богданию радостен, и прият его господарь с честию. Потом же согласившеся господарь оный и спафарий приидоша на Святую гору, и бывше монахи и именовашеся и оба Пахомии, препроводиша прочую жизнь свою в сем монастыре богоугодно, идеже и успоша о Господе. Обретается же за монастырем и келлия спафариева, и называется до днесь еще Спафариева. В сем монастыре обретается и честная глава святаго Апостола Варфоломея.

О честнем монастыре Эсфигмена

Честный монастырь Симена, или вящше рещи Эсфигменов, обретается красен во всех и достоин зрения (стоит толь близу моря, яко вливатися морской воде во врата монастырская, имать врата трои железныя). Создание во царех благочестивейшаго Феодосия малого и сестры его и царицы святыя Пульхерии девицы. Имеет храм все- дивный, которой обретается состроен с двема столпы и с сводами весь стенноисписан изрядно. Имать трапезу зело изрядну с иконописанием добрым. Келлии о два жила и о три ради отцев, с оградою хорошею и твердою (и башню имать высокую). Обретается основан на месте пристойном, храм его почитается во имя Вознесения Спасителя Христа. Пред храмом же имать фиалу изрядную, с письмены изваянными от вне, которые начинаются сице: Зриши зрителю веселие и различность, из мармара художественне соделавшуюся. Имать же и ина многа стихами надписания, на Крещение Господа нашаго, на сей написанна. Обретаются в сем и святыя мощи многия и различныя. Отстоит Хиландара на час разстояния, именуется Эсфигмен (утеснен), понеже обретается промеж трех гор определен близ брега, отстоит же от Ватопеда трех часов разстоянием.

О честнем монастыре Филоффа

Священный и честный монастырь Филофеев обретается и сей на высоком месте, оградою окрест огражден. Имать храм избранный и достоин зрения, во имя почитаемый Пресвятыя Богородицы Благовещения.

Создатели же его: Арсений, Филофей и Дионисий, воздвигнувший во Олимпе священный монастырь.

Котории написани суть над папертию. Потом же в 7000 от Адама царь Кахетийский Леонтий и сын его Александр своими иждивении обновивши его лучши, и трапезу сотвориша в нем велию и изрядную (в которой обретаются осмь столов мармаровые изрядные прочие же древянные) и выписаша ю всю отвсюду, зде видимы суть и сих иконы.

Имеет и святыя мощи различных святых. Близ же его обретается келлия Магулова, внизу же его к брегу обретается мельница на месте дивном, и близ оныя башня высокая и изрядная святыя Лавры.

О священном монастыре Россов

Священныя и честный монастырь Россов (Русико) обретается и сей на месте полевом и скатистом, и водами, обтекаемом, огражден келлиями и башнями и прочими. Храм же есть в честь великомученика Пантелеймона, не толико же широта его и величина, дивна (елико; высота. Имеет же и приделов шесть и ина здания слова и памяти достойна. Создатель же сего бысть князь Сербский Лазарь. По иных (паче верительно) создан бе от Ярославскаго князя Константина Российскаго, чесо ради и имя Россов притяжа. Который крайния ради своея добродетели бысть и свят напоследок.

Тамо обретается и честная глава святаго Пантелеймона. И мощи преподобного Иосифа. И миро святаго Димитрия. И иныя мощи не именованных святых.

О честней обители Кастамонита

Священная и честная обитель именуемая Констамонит в честь есть святаго первонученика и архидиакона Стефана создана. Обретается на месте косогорном, обаче на хорошем, и имать воду благоздравую и сладчайшую. Храм, иже есть велий и дивный, о пяти главах свинцепокрытый, и стенновыписан, и имать по обоим странам придела два, и ограду, и башни около, и келлии древния. И обретается зело убог, лишаем потребных (разумети подобает не брашна и одежди лишаеми, но зданиями и людьми). Именовася же Констамонитов, понеже есть Константова обитель, сиречь святаго и Великого Константина, той бо бысть первый создатель монастыря сего. Обновися же напоследок от царя Мануила Палеолога, яко же изъявляет грамота его за златою печатию.

О священном монастыре Ставроникитском

Священный монастырь имянуемый Ставроникитский созда его всесвятейший патриарх Константинопольский кир Иеремия древний. Почитается божественная того церковь во имя во святых отца нашего Николая архиепископа Мир Ликийских чудотворца, его же святая икона обретается вся от всюду сребропозлащенна, и точию едино лице видится. Сия икона изыде из моря, понеже вринуша ю в сие во время иконоборства нецыи, и от многого времени, еже сотвори мори, израсте едина стридиа (раковина, тако именуема) на челе ея, еже видится и до днесь. Сего ради и стридас именуется от простых. Есть же икона сия вся мусиею, сиречь писанием златым украшена изрядне.

Обретается сей монастырь близ моря, зело изряден и тих, имать сады неранцовыя и лимонник много. Вода же, которую пиют в сем преподобно живущии отцы святии, приведе ю пресветлейший господарь Уггровлахийский Сербан воевода Кантакузен камарами, дело по истине многоиждивительно. Имать храм мал в величину, изряден же в художестве и в степнописании. И стоит на четырех столпах мармаровых (столпы зде зело изрядны, подобны Вато- педским). Имать знамену и паникадило изрядное, и лик достоин зрения. Имать и чашу освящения, достойну сказания и изрядную. Трапеза же отцев дивная и изрядная с стеннописанием художественным (ветха). В сей написан есть корень Иесеев толико изряден, яко не обретается ин подобен ему. Написани суть и древний философи с сивиллами, которые явно о пришествии Господа нашего пророчествоваша.

И сия убо о сих вкратце.

Вы же читающии отцы и братия здравствуйте и спасайтесь, и простите мя в краткоглаголании, и молитеся о мне Господу.

конец и богу слава

Сравнение святой Афонской горы с Соловецким монастырем, и лес на оной

Соловецкой монастырь во многих вещех подобится первому монастырю святогорскому Лавре. Такожде и первенствует на острове своем, яко же первенствует Лавра во Святой горе; и основанием долог, яко же и Лавра; подобне такожде и на трое прегражден, но град больший имать от Лавры: так же и на море зрит, якоже и Лавра. И хотел бых по сим подобиям назвати Соловецкой остров в Русском государстве Афонскою горою, но недостаток великий не оставляет сему быти. Недостаток бо велик есть в Соловецком острове при Афонской горе: якоже зде в сей тетрати, по желанию некиих, объявлено будет.

И зри всяк.

Понеже остров Соловецкой при Афонской горе мал есть, точию на тридесять верст. Афонская же гора верст на осмьдесят распростирается.

Яко един монастырь на всем Соловецком острове обретается, и другого несть. В Афонской же горе двадесять монастырей стоят, и ныне вцелости, и монахи в них живут, и славословие Божие совершается в них по уставу неизменно. <…> 6

….

тели, премнози из них великие постники и воздержники и есть кого спроситися, аще кто и вновь приидет. И сице чин их скитский неизменно, яко врожденный, пребывает в них, непоколебим даже до днесь, и безбрадна человека не примут тут и не постригут. И сице яко столп в своем житии стоят, и многим образ к добродетели подают.

Третий скит Карес назван, посреде всея Святыя горы, церковь у них нарицается протато, сиречь первозданная (в сем ските келей с шестьдесят). Посреди сего скита есть столп, его же сострой святый Савва Сербский, и по преданию его живут тут неисходно два монаха, и правило свое исправляют по уставу, писаном его святаго Саввы рукою, которое аз видех и читах и себе ради пользы списах, и есть написано в конце тетрати сея.

Четвертый скит святаго Димитрия, от Ватопеда не далеко (в сем ските келий с тридесят), все сии преподобно и праведно и свято живут яко Ангели Божии в земном сем раю, Божию волю творят, по скитскому обычаю, а не по монастырскому.

В Соловецком монастыре пища толстейшая, нежели в Афонской горе: имут бо многия рыбы зело тучныя и жирныя, яко палтусы, семга, сиги, сельди, троска, камбала, ряпусы, навага, и щуки, и проч. В Афонской же горе от сих точию сельди да щуки есть, иные же которые в Афонской горе есть, тех в Соловецком не обретается, и есть их много: морем бо облияся вся Святая гора, и како в мори рыбам не быти? Но у святогорцов несть такова тщания к ловитве рыб, яко же у соловьян, – довлятся бо они иными брашны легчайшими и сладчайшими, о которых впреди написано будет порядно.

В Соловецком монастыре пища бывает в трапезе: хлеб ржаной, другой хлеб ржаной же ситной. Кулибаки пшеничные с рыбою, икра семежья, икра сиговая, икра сельденая, икра ряпусья, вязига, и рыбы вышеписанннх, таже шти, ботвенье, грибы, каша с жиром рыбным, губы волженицы, питие квас, иногда тойже квас медом подсычен бывает, и сице в Соловках.

В Афонской же горе пища: хлеб пшеничной, аржанова тамо отнюдь не знают, пирогов тако никаких не делают, точию оладьи видех некиих прягущих на сковраде. Рыбы тамо любят больше пряженые и печеные, нежели вареные, а которые и варят, обаче ухи мало зело требуют, точию кус хлеба на вилки взем помачивают и ядят, а лошками ухи не хлебают. Капусту там весь кочан варят с маслом и ядят, изимая вилками. Салата тамо похвальная ядь и легкая, ретку любят ясти, свекольное листвие умеют варити с маслом, и зело хорошу в том ядь себе обретают, иная трава есть у них походит на наш борщ, из него же стержня взрастают шишки великия, сих собрав в горшек с маслом древяным варят и преславную сотворяют ядь. Есть и иные неколики травы, иные садовые иные и самородные, которые такожде варят и ядят с великою охотою. Масло тамо древяное свежее, всех наших масл превосходящее. Повседневная пища у них ягоды масличные соленые, вместо наших горохов бобы, фасуля, ревит и сочевица. Грибов тамо и губ никаких не ядят, а вместо их на постные дни обретают себе пищу от чрепокожных, их же роди мнози суть извлекают из моря и ядят, овии варят, инии прягут, и иные же и сырые ядят, яко из ахино́ икра и прочая. Чрепокожных родове сии суть: стридия, мидия, ахино́, каравидес–по нашему раки, другие каравидес, фтапо́ди, каламари, супя́, пи́не, петали́ды, соли́мы, и хухли́: сии все чрепокожныя нами не знаемыя, к сему же и гнушаемыя от неведения, но тамо издревле от всех человек и грешных и святых приятыя и ядомыя без всякого сумнения: которые пищи и в уставе объявлены и названы чрепокожными. Питие же во Святой горе вино церковное, кроме же сего вода, а квасов тако никаких отнюд не делают. И вино, и воду не так равно вси пиют, но растворяют вино водою по своей мысли, яко же кто хощет: такожде и воду уксусом состроив пиют. Пред кушаньем же потчуют гостей, и сами ради гостя пьют по чарке водки из горелки состроеной.

На Соловецком острове овощие сицево обретается: малина, морошка, смородина красная, смородина чорная, черница, голубица, вороница, брусница, клюква, команица, черемуха, рябина, костяница, толоконка, шиповник.

Во Святой же горе ни единого плода от сих несть. Но обретаются во Святой горе плоды сии, их же у нас несть, виноград его же родове различии, сладкия, иныя же сладчайшия, иныя же такожде сладчайшия купно же и благоуханныя, и образом различни: овии круглы, иныя продолговаты, иныя же клинчаты: такожде и цветом разнствуют между себе, и есть их всех родов разных даже до десяти: тамо же обретаются овощие, лимоны, помаранцы, магда́лы, шафтала́, зердала́, ро́йда, кидо́ни, сливы красные, сливы белые, дамаски́но, смоквы, кера́сь, козельчи́к, сикомо́рия, яблока, дули, и иные яблока растут гроздами, кумарья́ вато, кастаня́, орехи большия, орехи меньшия, и проч.

Гобина́ в огородах Соловецких капуста, свекла, морковь, ретка, хрен, репа, лук, чеснок, огурцы временем.

На Святой же горе гобина́ сия родится: капуста, салата, прас, лук, чеснок, огурцы большие по полуаршину, арбузы, тыквы как и у нас, другие тыквы долгие по аршину, третие тыквы сулейные, четвертые тыквы с пережимкою, пятые репейчатые, шестые тыквы фляжные, дыни как и у нас, другие дыни круглые как арбузы а пестрые, свекла, паклиджан бобы, перец сербской, ретка, петрушка, икроп и иные неколики, их же имян не упомню. Но и по всей Святой горе обретается много наших огородных овощей и хлебных потреб, в первых рож самородная, пшеница самородная, ячмень, ярица, овес, самородные. А гороху толико много везде, что мощно человеку про себя в год набрати, так же и чеснок везде обретается и лук, и капуста, и мак и иные дикие обаче ядомыя травы, ими же некогда питахуся древнии святии отцы пустынницы.

Озер в Соловецком монастыре много, в Афонской же горе несть ни единаго. Но точию источники с гор быстро текущие, сладкие и студеные, их же приводят к себе отцы к различным потребам келейным, на поварницу, и в портомойню, и в огород, и в рукомойник, и инде где хотят.

Лес на Соловецком острове сицев: сосна, ель, береза, ольха, ива, рябина, можжесль, черемуха, смородина, шиповник, больше ничтоже.

Во Святой же горе Афонской обретается древес различных многое множество: их же число и качество зри в тетрати сей написано сице:

Лес на Святой горе

Кипарис, растет подобием как ель, но прутие управляет к верху, вместо ельих игол имать тругу мелку и мягку и зелену, имать и шишек зело много, круглы как яблока лесные, в них семена подобны дикушным ухоботным семенам, запаху сам огь себе не издает, точию

егда кто его чем коснется; весною присвоение многое имеют к нему пчелы; зелен стоит всегда, и в зиму и в лето не увядает, дорастает же овогда сам от семен своих идеже падет, овогда же и садят его, и обретается его тамо не вельми много, у иных много, а иные и в честь желают его, но не получают: припадчиво бо и покой многий любит, сего ради не везде израстает.

Цынарь или чинар, древо листвием подобен по премногу клену, и в зиму опадает, любит же расти при источницех, и дорастает вельми толст, яко мощно во иных цынарях келию издолбити и жити, кора на пем спрядывает лишаями, яко на талнике, шишки на нем маленькие как пуговки висят на ветвех, на коемждо стебле по четыре или по пяти, семена в них зело тонки и сухи как иголки в пуху, сего древа во Святей горе и во всех странах окрест ея обретается зело много, яко и мосты мостят им и на дрова посекают его.

Дафин, древо не велико ростом, уподобляется частию нашему ивнягу, лист на нем таков, как у нас на Москве обыкли к вербам из воску и из бумаги делати, плод имать ягоды маленьки продолговаты и черны, сверху лупятся, а всередке остается ядро подобно вельми дубовому желудочному ядру, и горко вельми, из тех ядр бьют масло дафиновое и продают его дорого ради лекарства сущаго в нем, лист дафиновой сотрен перстами издает благоухание, а егда кто собрав листвие его кинет на огонь, издает треск и шум велик так как можжеельник, так же и не увядает никогдаже, и растет его во Святей горе много зело, яко на дрова и на всячину посекают его.

Кедр, древо зело избранно, во всем подобно сосне, точию егда младо тогда имеет на себе кожу поперег струями, яко на рябине, смуглу. Егда же остареет и кожа на нем истрескается, тогда подобна бывает сосне, но иглы на ветвех имать должайшия и мягчайшия, и шишки величайшия и в шишках орехи ядомыя и сладчайшия. И сего древа такожде обретается много, наипаче же во одержании Хиляндарскаго монастыря: обаче же на дрова не посекают его, но иа иныя потребы.

Бук, древо листвием вельми подобно елшнягу, плод его крупинки такожде подобны елшняговым, черны и скоро падающия на землю, толщиною не само толсто, корою подобно клену и жестоко яко же и клен, но вязнее клена: растет под верхом Святыя горы по самому хребту: сего ради аще и потребен, но за дальностию места мало посе- кают его.

Сосна (певка), древо во всем подобно нашей сосне, и обретается его много наипаче же в Хиляндарском конце, вящшия же и толстейшия древеса сосновыя расти любят при самом версе Святыя горы, и имут высоты ради воздуха и бури верхи своя яко нарочно посечены. От сих древес аще и с трудом, обаче избирают отцы святогорстии смольник, и возят его на ослятех и на мсках(меск) верхами в монастырь, и раздроби мелко, вскладают на решетчатой железной подсвещник, и тем освещаются, егда хлебы на братию пекут, и варение варят.

Ель, древо таково же яко же и у нас, обретается во Святей горе много, растет по хребту горы, наипаче же от западныя страны, толсты и высоки, в другом же месте растут ели на самом верху Святыя горы, их же выше ничто же растет, но и он с нуждею тамо стоит. Есть бо мало не вси древеса повреждены от зельныя бури и ветров, на высоте той часто бываемых, овы изкоренены лежат, а иныя в полы сломлены: у иных вершины сломлены: и таковыя ради нужды тут же на высоте обретается ельнику другой род, который вверх не растет, но стелется ветвями по земли, яко же у нас в борах толоконка, ветви же и на ветвех иглы во всем подобны ели, и мало помельче.

Сего же древа и великого и малого святогорцы не употребляют ни на что, и того ради не посекают его.

Кастаня, древо листвием подобится вязу, растет толсто но вельми высоко, корка на нем как у нас у старого ивнягу, внутри древо подобно частию вязу, но слабо в кропко яко престарелой дуб: плод на нем по конец ветвей, шишки великие по яйцу и больше, обросли иглами острыми, в них по два и по три зерна, подобием как чесношные зубки в коже, цветом темновишневы: в них ядра ко вкусу тверды и мало осолодковаты Сей плод святогорцы ядят мнози с охотою пекут на углии, инии же варят в воде и множества ради везде обретается по пу- тех небрегом. Во иных же странах, яко мы видехом во Влахии, на торгу продают его весом не дешево. Древо же его употребляют святогорцы на всякую потребу, и на иконы вместо нашего липнягу. Есть же и вред от сего древа во Святой горе, егда оно в весне цветет распущает от себе долгие шишки, подобием как в наших странах от вербы, цветом желты, трухою яко мукою исполнены, и от них берут пчелы, и от того бывает у них мед горек. Еще же другий вред от того древа, егда в весну и вскоре после весны потянет с горы ветр в лесу, и от того древа (поведают святогорцы) тяжело бывает людем, и в то время святогорцы больше в келиях сидят, и потравами хорошими с древянным маслом и горелкою покрепляются, и тем свободны бывают от тоя тягости.

Лимонное древо изрядное и честное, ростом невелико: сажени в две или в три или мало больши возрастает, стоит всегда зелен, и зиму и лето, любит покой, теплоту и землю тучную и напаятися часто водою. И сего ради не во многих монастырях обретается: но больше на Ивере и на Лавре, и в Ватопеди, и в Дохиаре и в Ставрониките, и то по малу, не токмо про внешних, но и в монастыре не про всю братию, но точию про начальников и про гостей приезжих богомольцев употребляют. Лист его зелен и тверд и лоснется вельми: имеет же под листвием из ветвей иглы великие яко шила и острые, которых ради невозможно человеку на лимонное древо лазити. И есть сие древо вельми припадчиво, хотя мало недодается ему какой покой, абие начинает присыхати: и сего ради немного его во Святей горе обретается.

Неранц, по здешному же обыкновению помаранц, древо такожде честное и вельми потребное в ядении, и таково же видением яко же лимонное древо растет и листвие таковоже имеет, точию игол под листвием не имать: плод же его, яблока круглые, кожею и шадринами и семенами подобпы лимону, но цветом рудожелты, еще же и пупышков при концах, еже имут лимоны, он не имать, но круглы яко яблока великие; вкус его имать кислость яко же и лимон, но со услаждением некиим и с запахом прикрым не злым же, но точию недающим много употребляти его. Самая же потреба его сок сущий в нем, его же истискают отцы, разрезав обема дланма крепко в ядь вместо уксусу, оставшия же кожи без соку собирают и, изрезав в части, понизают на нити и сушат, и егда приедут с островов купцы продают им. Еще же и трстия потреба изрядная в сем древе обретается, егда они весною отцветут и начинают расти, и жару ради солнечного многое множество опадает их на землю еще зеленых сущих, их же собирают из поддревес и полагают на солнце и сушат, и егда засохнут будут черны и жестоки, и горки зело во вкусу, благоухании же вельми ко обонянию, из них же делают тамошнии монаси чотки и распосылают во всю вселенную: и бывают те чотки благоуханны в долгие времены, иже и называются помаранцовые.

Мигдал, древо плодовитое, плод на нем орехи мигдальные знаемые всеми, и зде продаемыя и ядомыя, высотою растет сажени в три и четыре, лист на нем как на ивняге, но мало покороче: множае сего древа обретается в монастыре Лавре, обону страну монастыря яже суть, к морю ко острову Лимне, за едино с маслицами растущия.

Илес сиречь масличное древо, из которого масло древянное бьют, ростом с яблони наши, так же и жестоко и яблонь, лист на нем как на ивняге мало же покороче, цветом голубы, отмнены от всякого древа, цвет белой и мелкой как на черемухе, ягоды продолговаты и цветом вишневы, сок в ягодах кроме всякого примесу есть мало голое, егда же из зелена начнут быти вишневы, и тогда они совершенно спелы, обаче горки зело и неядомы никем, сего ради неогорожены стоят. Егда же приспеет время собирати их (поздо бо поспевают после всех иных плодов) и когда приемлют на сие дело время не малое, и исходят всем монастырем монаси с бельцы, и овии обивают прутием ягоды с древес, овии же подбирают и в лукошка полагают, к ним же приезжают на мехах с кадками и сыплют из лукошок в кадки и возят в монастырь, и инии же в монастыре седя разбирают их по чином: которые про гостей, которые про братью, и которые на масло, инии же отобраные ягоды разносят по местом и солят солью, пересыпают бузуном, и егда усолеют емлють их оттуду и относят кадками во уреченное место, идеже состроен постав аки ларь круглой каменной, и посреде его во́рот, а на во́роте насажен жернов велик каменной, и тем жерновом сокрушают вся кости сущия в ягодах тех, и зделают мя́тивом, и оттуду износят теми же кадками в маслобойню, идеже построен завод велик, во особых полатах зделан тисок винтованой, сквозе его две диры, в которые два древа влагают и вертят тем винтом четыре человека, и притягают силою сверху древо великое, а под тое древо подлагают спириды плетеныя из корения древяного круглыя и плоския, спирид по 18, или и по 20: а в те спириды кладут мятива оного по мере, по ковшу в спириду, и полагают спириду на спириду и тем заграждают у нижних спирид устие: на последнюю же верхнюю спириду положат простую спириду, верху же простыя оное древо великое. Егда же полагают в них мятиво поливают в тож время, черпая из котлов на то изготовленных воду горящую и кипящую по ковшу, таже и после егда тискают обливают все спириды от стран варом оным кипящим и гнетут, и тако с кипятком тем вкупе масло изгнетают, и течет желобом вдале, яко две или три сажени в стойку, в кадку великую. Егда же течет не знать что масло течет, но так черность купно с водою, егда же внидет в стойку разделяется, вода отпадает вниз, а масло обретается на верху чистое и сладкое, так что всех наших масл превосходит изрядством. Егда же накопится наисподи воды много, тогда отворяют ключ у дна стойки тоя и испускают воду на землю, и тако творят дóндеже масла одного ту стойку набьют: и тогда пришед дохиар, по-нашему подкеларник старец, с послушниками своими и черпают из стойки тоя масло в котлы и относят в полату, и тамо вливают в сосуды на то устроенныя, и тако вапасают себе масло воедино время на весь год: и сицева есть угода сего масличного древа. Но и самое древо есть в почтении, пачеже во Иеросалиме, точат из него чотки и распосылают во всю вселенную.

Еик древо, по Болгарски же и по Сербски смоковница, ростом велико бывает, но в Афонской горе не само велико обретается (сие древо Киевляне называют фига), распростирается сие древо в широту более нежели в высоту, и покрывает многую часть земли, толсто обаче дряхло, не имать бо сердца в себе, яко же у нас древо калиновое; ветви имать толсты во окончениях, листвие велико как лопушник, ягоды растут на нем без цвету, так просто как у нас из елшнягу болонки, тако у сего древа изпромеж прутия на всех ветвех зело много: бывает же часто что они не все созревают, но опадают прежде созрения от жара солнечного на землю, и сему пособляют тамошнии жители, емлют от лесной смоковницы ягоды, и понизав на нити вешают на ветвех садовой смоковницы, и тем удерживаются и не падут. Егда же созреют зело сладки бывают, яко же мед, и есть их три рода, едины поспевают зело рано, прежде всех иных плодов, к Тройцыну дню, после же тех из того же древа израстают другие ягоды и те поспевают на конец лета, их же аще кто восхощет и про запас насушити, ранние же не сушат за сущую в них преизлишную мокроту.

Второй род сего древа износит плод единожды в лето, и сей такожде запасают и сушат.

Третий род имать ягоды черны как сажею почернены, обаче сладки и вкусны зело. Поспевают же на смоковницах сих ягоды не все вдруг, но едина по единой, и тако во все лето собирают от них ягоды и ядят. Сии ягоды у нас называют винными ягодами. Садят сие древо, яко же у нас смородину: прутие отрезав в землю положат и тако израстают.

Виноград есть древо, а не трава, яко же неции неведущие мнят: листвие его уподобляются смородинному листвию, егда же по случаю оставлен бывает и небрегом и во многие лета захудеет и одичает и станет таков как ваша смородина, и ягоды видом таковы же станут как смородинные, и не почему распознати будет, точию по вкусу; и сице случается садовому винограду. Дикого же и самовозрастного винограда в тамошних странах обретается в лесах много множество, как в наших странах хмелю. Так же и растет, восходит на иные высочайшие древеса, и аще ему тех в высоту недостает, опущается вниз и цепляется на ветвех, и обрастет круг древа так истинно, как в наших странах хмель. Толщиною бывает в ра́товище копейное, ягод же на диких виноградах редко бывает, а которые и будут, и те птицы глаголемыя сойки поядают, и неудовляся дикими нападают и на садовые, но отцы караулы различные поставляют, и тем их отгоняют. Много же посекают дикие винограды и делают из них веревки к неводам, но и при келиях от стены до стены простирают, и воскидают на них аки на веревки мокрое платие и сушат: и таков есть дикой виноград.

Садовой же двема образы управляется: в Волошской земли оставливают в вышину в человека, и обрезав грозди кладут ветви на землю, и в зиму покрывают землю. Во Святой же горе оставливают всего на поларшина от земли и меньше, отраслей же боле двух или трех неотпущают: егда же израстут и принесут плод и обрезав плод, таже и лозы оны порезав оставляют пение так просто, не покрывают ничем, понеже в тех странах зима тепла бывает, и того ради не позябает виноград, и по колику где бывает воздух тепльше, по толику тамо и виноград сладше. Есть же виноградов не один род, но мнози и различни: Иныя бывают таковы каковых и вси мнят округлыми ягодами, инии же не тако, овии продолговатые, инии же клинчатые: инии мелки, инии средни, инии же толико крупни яко сливы наши. Такожде и грозды инии утеснено растуще, инии же яко наша рябина. Такожде и в цветах овии красныя, овии же белыя, овии алыя, инии же зеленовидныя: инии прозрачни, инии же темновидны суще. Еще и во вкусах различество имут: овии сладки, инии же сладчайшия, инии просто сладки, инии же с запахами различными. Из сего плода бывает по Гречески краси́, по Турецки всарап, по-нашему же вино церковное, на котором велено служити тайны Божия.

Сего благословенного плода в Афонской горе обретается многое множество, за сущия тамо высокия горы и холмы, понеже сей плод по горам расти паче любится. Собирают его всегда в сентябре месяце, после Воздвижения честнаго креста, всем братством, и овии изыдут на виноградники со ножами, и режут грозди и мечут в малые суды, из малых же прелагают в большие сиречь в кадки. Овии же провожают в монастырь на мсках, инии же в монастыре топчут босыми ногами по гроздях и истискают сок в великое на то устроенное творило, и непрестанут собирая и тиская дóндеже весь сок виноградной соберут в творило тое, и сотворят его вскиснути и учнет ходити и кипети само о себе аки от огня паляща многи дни, и станет вино ново и благоуханно и сладко вельми, таже отворяют на исподи творила ключ, и испущают вино желобами в погреб в бочки, и тамо его заключают твердо: и елико долее стоит, толико творится пьянее и сильнее. Бочки тамо толико велики обретаются, яко ведр по тысяче и по две вмещают в одну бочку. А егда хотят починати бочку, тогда не починают просто, но всем собором приидут и смотрят вина, и аще будет сильно гораздо, то прикажут чашнику третию или четвертую долю вливати воды, и потчивати братью: аще ли не вельми сильно, то потому велят и воды прибавливати, а одного вина не пьют, цельным же потчуют прилучающихся богомольцев и иных честных и надобных людей. Шелуху же, которая остается от ягод после топтания, и ветви виноградныя влагают в тисок на то устроеной и изгнетают последний сок, и изгнетши в то же время заквася полагают в куб и делают в том горелку, а из горелки делают водки, и тем гостей потчуют, и сами с ними пиют.

Ройда, древо избранное и дивное, в наших странах неслыханое, листвие на нем подобно частию грушному листвию, древо ростом невелико и тонко, и ветви имать зело тонки и редки, цвет имеет прекрасный алый, подобен попремногу маковому цвету, обаче жесток и неудобоувядателен, о котором писано есть в акафисте, уподобляя сему цвету Пресвятую Богородицу, и глаголет: «цвете неувядаемый»: и тако у нас преведено. У Греков же стоит написано: «ройда неувядаемая, радуйся», и проч. На сем древе после цвету израстают яблока великия по кулаку, полны ягод красных и сладких, подобных нашей костянице, обаче крупнее, и взрезывают яблоко ножем и ядят из него те ягоды вилками честно. Сего древа обретается во Святей горе много, его же плод ядят больше ради здравия, нежели ради услаждения.

Керась, древо плодовитое же, листвие на нем походит на вязовое листвие, древо ростом и коркою подобно рябиновому древу, плод же его ягоды во всем подобны нашим вишням, обаче сладше вишен, и поспевают зело рано прежде и смоковниц, множае обретается его в Лавре.

Каридия, по-нашему орехи грецкия, инии же называют волошскими (от сего древа называется во Святой горе нарек место среди святыя горы, идеже по вся субботы бывает торг). Сие древо мнози из наших знают, и в Киеве и во иных ближних странах обретаются, сего ради нетреба о сем много писати, точию о сем воспомянем яко тамо велики сии древа растут, и многую часть земли покрывают ветви своими, и толико плодоносны, что с единого древа орехов много четвертей на один год мощно собрати. Употребляют сей плод святогорцы в монастырях в коливо на праздники и в кутью по усопших, растолкши мелко мешают и вместо меду со пшеницею. Такожде и в Великий Пост ядят в трапезе с хлебом.

Другие орехи такие что и у нас, обаче садовые, их же садят святогорцы и надзирают яко же ведят, и снимают плоду много. Древо листвием и цветом по всему таково же что и наши, но плод обретается крупнее нашева и продолговатее: Егда же созреют, в та времена приезжают во Святую гору из окрестных островов жители на карбасах по морю, и купят орехи тыя и нагружают ими многия карбасы, и отвозят в Царь-град и во иныя грады и распродают. Серби и Болгары называют сии орехи летниками.

Шефтала́, древо плодовитое, его же листвие и ветви подобны нашему ивнягу, плод его яблоки по яйцу величиною, желты видом и прозрачны как у нас наливные яблоки, продолговаты мало, имут с одного боку рубчик как у сливы, сверху на яблоке кожа мохната яко оленина, внутрь яблока зерно кость великая обрасцем как вишневое зерно, шадровито и ноздристо, его же неции облагают сребром и делают пугвицы к одеждам: вкус яблока сего зело честен и сладок, имать некий особый запах, аще и добрый, обаче ядшим его исперва гнушателен, потом же любим и ядом бывает.

Зердала́, древо во всем подобно шептале, обаче во вкусе некая разнь есть и зерно в яблоке меньше шефтального и гладко, а не шадровитое и ноздристое, как у шефталы.

Дамаксино́, тако называемое древо плодовитое, листвием и ветвьми сливе подобное, но плод его мельче сливы и бел и сладок, и зерно в ягоде имать инакое.

Кидони́, древо яблони подобно, обаче листвие крупнее и жесточее, и ветви толсты и тупы, плод его яблока великие, больше кулака, не круглы и неровны, и долго зело не спеют, и редко бывает что доспеют. Вкусом квас медвян, исперва груб и вяжет, а потом явится добр, сии яблоки кладут в прок на всю зиму, и когда хотят тогда и ядят.

Кра́на или козельчик: древо плодовитое, ростом не велико, лист его подобен крушиновым листвиям, во все лето зелен бывает, в осень же прежде неже опадати бывает красен как бакан, плод сего древа ягоды продолговаты красны яко киноварь и прозрачны, вкусом кислы купно и сладки и здоровы зело к ядению. Сего плода в тамошних странах по полям обретается много зело.

Сикомо́рия, древо плодовитое, лист его подобится частию осиновому листвию, плод его ягоды двема цветы, красные и белые, продолговаты и шадровиты и сладостны, но после малу некую тоскливость возвещающия. Сего древа много есть в Киеве, его же Киевляне называют шелковицею, и не просто сие звание. Понеже листвием сего древа кормлены бывают черви, из которых шелк родится, и егда те черви расплодятся и отъядятся все и будут кормны и велики, тогда возмет из них неколико число червей, и оставит на семена к иному году, из лишних же вземши вложит в котел, и налиет, воды и поставит на огонь, и варит толико дóндеже разварятся и соймутся с водою и будут яко уха густая, тогда принесет вьюшку с колесом и возмет из ухи тоя аки клея тянущагося прять едину, и прилепить к колесу и начнет вертети колесо и не престанет дóндеже извлечет на колесо всю уху из котла: и тако, извлеченныя те пряти засохнут на колесе и укрепятся и будет шолк бел суров, его ее последи мягчат и красят различными красками, и сице бывает шолк, и не иначе яко же неции непщуют равными образы, и тем прельщаются.

Того же древа сикомории есть и иный род, которой любят расти на пристанищах морских и при келиях, древо велико и многоветвенно, ягоды на нем красны образцом тем же, обаче велики гораздо, и толико сочны, яко егда созреют и начнут опадати, тогда под древом место все обагрят яко кровию. Сии ягоды к ядению при́торонки, и отстоят от садовых шелковиц, яко же отстоит железница рыба от иных чистых рыб. Сего ради святогорцы не ядят их, но неции собирают их и квасят, и в куб вложа делают из них раку, по нашему горелку, и пьют.

20. Ливан, древо избранное и честное, и церкви Божией благопотребное, из него истекает ладан. Израстает сие древо в высоту и в широту как яблонь, листвие имать по образу как кленовые, обаче мяхки зело и мелки, егда же сотрутся рукою и обоняются, запах скипидарный издают, желательный и легкий; вместо плода израстают с изветвей шишки малые, как наша клюква, обаче сухие и ядомые.

Ладан из него течет так как у нас из сосны сера, сего ради и кожа древа Ливанова положенная на углие издает благоухание. Сего древа во Святой горе во иных монастырях несть, точию в Лавре, повсюду от поклонников и смотрителей шилами и ножами исколупаны стоят вогороде числом токмо два.

Розмарин, древо обретается в Афонской горе, растет при келиях, листом подобно нашему багуннику, что растет в болотах, таножде и древом подобится багуннику: растет кустами как можжеельник: к ломлению кропко вельми, листвие же его егда перстами сотрется издает благоухание велие. Сея ради потребы всяк мимоходяй ломает его и обьюхает. Сего древа ветви обычай имут святогорцы, со иных древес ветвми с маслицею и с дафином сплетши крестообразно, на праздник цветоносия вместо фиников в церкви стоя в руках держати.

Мирсина, древо избранное, о ней же воспоминается в паремиях. Сего древа во Святой горе обретается много. Листвие его мелию подобны грушным, но мало продолговатее, заострены верхи имуще, чисты и лоснутся, истертыя же рукою благоухание издают, древо прутие управляет к верху благообразно зело, и ростом невелико. Цвет на нем как на наших вишнях. Сие древо такожде употребляют святогорцы в неделю цветоносия, вместо вербы в руках держат в церкви, внегда канон цветоносия отпеваем бывает.

Кума́рья, древо во Святой горе зело потребное, лист на нем как на черемухе, обаче с зубчиками, и благообразно зело растут, паче же на младых отраслех, плод его ягоды красные как киноварь, величеством как бывает у нас крупная клубника, и шорох на ягодах такой же как и на клубнике, вкусом сладки, обаче за множество иных плодов сии оставляеми бывают и не ядомы, древо ростом невелико как наши яблони, везде по всей Святой горе обретается его много, из него же делают тамошнии жители лошки художеством избранным, и распродают всюды, и тем мнози монаси кормятся, и нуждная своя приобретают.

Древо, его же имени не улучих уведети, корою и листием и ветвми подобно нашей рябине, обаче лист много крупнее рябиннаго, плод его такожде кисти яко же и рябиновые, обаче не ягоды, но яблока величиною по яичному желтку, и долго не спеют, егда же созреют и опадут на землю, учнут быти вкусны и ядомы, но святогорцы мало употребляют его.

Верба, древо прекрасное, родом подобно нашей иве, но ветви имать тончайшия и должайшия, яко кисти на землю висящия, такожде и листвие на ветвех вельми узкие и долгие; и за такую природу свою яко же сотворил его Бог тонка зело, не устаивает вершина его прямо к верху, но купно с ветвями преклоняяся к земли зыблется от мала ветра, и есть подобно древо сие, яко бы некое древо райское, ветви его яко шолк к земли низпустившися зыблются и зеленеют вельми красовито к зрению: и сия есть истинная верба, а не тая что у нас.

Ветла или тополь, древо листвием и корою подобно нашим ветлам, но ветви управляет вверх подле самого древа толико чинно и изрядно, яко мнети нароком от кого управленым и очищеным ветвем его быти, к сему же и верхи их не бывают остры, яко же у наших древес, но тупы, яко бы нароком обсечены, и видятся сии древеса из дали, яко столпы стоят, зелены и высоки вельми. Множае же обретается сих древес в Андрианополе граде, их же ради имать град той издалека немалое украшение ко зрению.

Бобки дикие, обретаются повсюду в Афонской горе, древо листом подобится траве честухе, растет кустами как наши орешники: плод на нем стручье, но понеже суть дикие, сего ради сухи и неядомы.

Пла́танос, древо подобно смоковнице, лист имать крупнее смоковничнаго: Сие древо по странам обретается вельми велико, но в Афонской горе толико великих невидится, распростирается же ветьми своими и покрывает множество места, идеже человецы и скоти прибегают и застеняются от зноя солнечнаго.

Идри́с, по-нашему же дуб, древо листвием и корою таково же яко же и у нас, но в плодах разность обретается, у нас точию желудки на дубах растут, больше ничего. Тамо же на иных желудки растут, на иных же шишки круглы аки яблока, величиною по яйцу и меньше, по них шипы острые яко шила, на иных же дубах растут шишки инообразные и иноподобные. На младых же дубах, идеже на чистях бывают кустарники дубовые, и на них растут орешки чернильные (те что у нас на торгах продают) многое множество, и сие бывает местом а не везде. Древо же дуб и тамо есть потребно на бочки, и на всякие нужды употребляют его, и обретается его везде много.

Иериар, древо сугубое, дуб и иное незнаемое, оба вкупе срастшияся. Сие древо видех аз, егда шол есмь к Ксиропотаму монастырю, и не дошед монастыря уклонился от зною солнечного под сие древо, и седя под ним и взирая на него разсмотрих, и се от корени начальствует дуб и ветви толстейшия суть дуб, малыя же ветви размесишася: овии дуб, инии же иное древо незнаемое, листвие его мелко, на концах мало позаострилися, и имут сии ветви плод ягоды серы, видом подобны как наша белая смородина и кислы вкушением, обаче от тамошних неядомы, и сия видя дивихся и недоумевахся, како тое едино древо разделися в два древа разныя, яже видех сия и написах. Древо же сие стоит близ Ксеропотама монастыря при пути, иже есть ко Ксенофонтову монастырю. Прирастших же оных ветвей и ягод особо растущих нигде же видех.

Иное древо обретается во Святой горе, повсюду растет кустами, листвия не имать, но суть концы ветвей яко перие луковое, из верхов тех периев весною бывает цвет желт, а после цвета стручье с семенами мелкими, неядомы; из сего древа делают святогорцы метлы, чем сор из храмин выметают.

Иное древо имать листвие как черемуховое, обаче с зубчиками, плод его шишки ничем неразны от наших хмелевых шишек.

Иное древо есть яко наша калина, и листом и плодом, обаче ягоды вкусом подобны нашей толоконке, и кости имут величайшия.

Иное древо издает кисти яко наши рябиновые, обаче ягоды тии жестоки и неядомы.

Иное древо, его же листвие зело мелко, ветви управляет кругло шапкою.

Иное, листвие имать с иглами и лоснутся.

Иное, плод имать зерна подобны ярицыным зернам.

Иное имать плод аки копейки.

Иное же мало зело древо видом яко наша жимолость.

Есть и иное древо, его же называют тис, и есть негниющее, растет под самым верхом Афона, его же и тамошний жители не мнози знают.

Ариосин, древо буро видом яко и орех, и жестоко вельми, и тяжело яко железо, растет тамо же под Афоном, и сего такожде не всяк знает.

Своробори́на древо, от его же цвета благоухание неизреченное исходит, сие же древо и в наших странах обретается: но в тамошних странах большую и особую охоту к нему имут, и больше в церкви употребляют его, сего ради везде у всякой церкви около стен церковных насажены и ограждены растут.

Яблони тамо таковы же яко же и у нас, яблока же овии сушат и в Великой пост варят и ядят: овии же ради закуски имеют у себя егда потчуют гостей и сами пьют, квасов же из яблок не делают.

Дули тамо велики и сладки зело, и древо по всему таково же, яко же и в наших странах.

Сливы красные, таковы же яко же и у нас.

Есть слив другой род, белые и долгие, в ягодах убо разнятся, древо же (яко?) таково же и у красной.

Ольха, древо или елшняг таково же якоже и у нас.

Осина яко же и у нас.

Можжеельник, его же называют дикой кедр, таков же яко же и у нас.

Есть же на самом Афоне промежду камениев растут и трости, их же на посохи употребляют и сих такожде не мнози знают.

И сия вышеписанныя от Мене древеса (истинну реку яко) без тщания навыкох и уведех о них. Аще ли бы ведал сию нужду, еже отвещати ми о них зде и потщался бы о всех уведати порядно и написати о них, велика бы повесть продолжилася о них. Но разумному читателю мню яко довольно будет ко уразумению и сего краткого повествования. И от сего мощно есть познати, чем разнствует Святая гора от нашего Соловецкого острова, и чем разнствуют монастыри Святогорстии от обители Соловецкия, и скиты Святогорстии от скитов Соловецких: и пустынники Святогорстии от пустынников Соловецких.

В Афонской бо горе совершенное есть монашество, корень же и источник нашего благочестия, и аще кому хотети о вере научитися, тамо обрящет премногия и предивныя книги писанныя на хартиях древния, овии писаны чернилом, овии же и златом единым, яко же аз сам видех подаяние царско древних благочестивых царей евангелия, псалтири и уставы церковныя во всякой целости, и правила церковныя и иныя различныя премудрыя и пренуждныя книги, в них же лежит благочестивое нашея веры законоположение цело и невредимо, яко же из начала, тако и ныне: и жители тамошние не страждут в вере изменения никоего же, яко же из начала содержали тако и ныне, все по единому чину совершается у них божественное пение, яко же в церквах тако и в келиях, и жития и чина и всего устроения монашескаго, тамо есть совершенное предание и старчество, и не возможно есть упо- добити Соловецкого острова не токмо всей Святой горе, но ниже единому малому скитскому пребыванию Святогорскому, и по елико скитское житие Сятогорское превосходит Соловецкого,–потолику и обители Святогорстии обитель Соловецкую церковным чином, и житием монашеским, и ведением что есть монашество, и красотою места, и благодатию, отнюду же и нарицается от всех периволь панагии, сиречь: сад Пресвятыя Богородицы, на него же всегда зрит Пресвятая Богородица и снабдевает и хранит от всяких бед цел и нерушим сад свой, егоже насади сама еще суще во плоти. И от того времени и до ныне помощию Ея стоит и цветет и плод приносит внешний и внутреннь, сиречь и от вне красен, и от внутрь душеспасителен: в него же всяк приникнувый, яко в некое преддверие райское и узревый доброту и красоту его мню яко не похощет вспять возвратитися, яко же удостоверился от многих. Сея бо ради вины, яко же мню, и множится монахами святая Афонская гора: яко всяк вникнувнй видети ея не отходит тощь, но или пожелает жити в ней, или не престанет хваля до конца жизни своея.

Аще кто речет: яко и Афонская гора имать неполезное в себе, сиречь змии пресмыкающияся по земли: Соловецкий же остров сего не имать. И сие истинну глаголет, яко обретаются в Афонской горе змии, но мало и редко; идеже истина показуется, яко аз жих тамо 13 месяцев, и колико хождах по всей Святой горе во вся монастыри, и во многие пустыни по путех, и не по путех, идеже заблуждал, и во все тое время точию трижды видех не вем коего роду змия ли или уж пресмыкающияся, величеством пядей пяти: и толико есть вреждающаго в Афонской горе: но и то суть по телеси.

В Соловецком же острове обретается вреждающее и по души: есть бо внутрь обители Соловецкия: живут многое множество птиц белых зовемыя чайки, величиною с гуся, прилетают же весною и живут в монастыре, все лето плодятся, и дети взводят, а гнезда свои имеют на земли при путех, идеже ходят монахи в церковь. Птицы неугомонныя, вопиют безпрестанно гласы великими от утра даже до вечера, многажды же и нощию, к ним же в прибавку и другой род птицы глаголемыя гагары подобне кричат. И от сих птиц велия тщета творится монахом.

Первое, от множества гласов птиц сих, лишаются монахи благоутишия, и не могут внимательно книгу почести или помолитися и ум собрати.

Второе, егда видят их биющихся и играющих и сходящихся, пленяются умом и тии и приходят и сами в страсти.

Третие, яко и жены, и девицы и монахини часто приезжают в Соловецкой монастырь.

В Афонской же горе сего соблазна несть, ниже чайки прилетают, ниже жены приходят.

Есть же вреждающее в Соловецком острове и по телеси. Си есть: мшицы, комары и слепни, от них же великое стужение имут человецы. Но в Афонской горе овадов никаких несть. Точию вместо овадов сих вреждающих даровал им Бог полезныя мухи, сиесть пчелы, от них же изобилует к церковному служению воск и мед.

Афонская гора во время зимное имать отраду: Соловецкой же остров имать ожесточение и хлад и мраз, тартару подобный.

В Соловецком острове бывает зимою нощь глубокая и темная и мрачная, яко мнети всей зиме единой нощи протяженней быти. Летом же день велик, а нощь мала, и мнительно, яко бы все лето един день был, сице точию свет творит солнце, плодов же иеизращает.

В Афонской же горе солнце и свет творит и теплоту подает, и плодом поспешествует.

К сему же в Афонской горе высота гор и холмов, и различие древес и плодов, и приближение прежеланного края Иеросалииа многу творят радость жителем.

В Соловецком же острове низость места, болота непроходимыя, и древеса безплодная и суровая, и удаление стран, и хлад нестерпимый, и темныя и предолгия нощи велико уныние и печаль и страх сотворяют человеку, и плачевную жизнь соделовают.

Сих ради всех вышеписанных разнств, невозможно есть уподобити Соловецкого острова Афонской горе. Небывающему же тамо и невидающему избранная оная места и обители и скиты, добра суть и здешняя, и да живет всяк и не малодушествует, понеже добр есть покой ко спасению Соловецкая обитель, паче всех обителей Великороссийских. Наипаче же скит Анзерский вельми есть благопотребен ко уединенному пребыванию, паче всех где-либо в России обретающихся скитов, а не Афонския горы. Афонская бо гора столица есть иноческая, начало и основание, и корень и источник монашества и по внешнему и по внутреннему не токмо наших мест и обителей отшельнических, но ниже инде где обретающихся, яко же повествуют о горах, яже суть в Сербской земли около Дуная реки, иже называют тыя горы второю Афонскою горою, но ниже сия мощно есть уравнити Афонской горе: понеже посреди мирскаго жития обретаются и близ всякого соблазна. Афонская же гора от всяких соблазнов есть чиста, ея же хранит и снабдевает сама Пресвятая Богородица чистотою своею, на Ея же чистоту взирающе жители Афонстии творят и себе чистых повозможному: но и самое место помогает им жити в чистоте, не имут бо, яко же выше писася, никоего же соблазна, ни порушения в вере, но пребывают в преданиях отеческих, яко столпи непоколебимии. На их же постоянство грозящеся, грызут зубы еретицы Латинницы, яко не покаряются им: Но и от сих прещения избавляет их Бог, судебно чрез владетельство Турецкое, яко же пишется во Откровении: «Поможе земля Жене», сице и Турецкое царство препя Латинников своеволию, во еже нападати и ратовати на сию, и поможе Жене, сиречь Церкви святей, парящей в пустыни сей двема крилы орла велика, сиречь двема языки, Греческим и Словенским, Бога славословящих жителей, до времени дóндеже исполнится совет Господень и времена яже положи во своей власти, Ему же слава во веки. Аминь.

Список с предания Саввы Сербского (живущему в его Карейской келлии), слово в слово

Начало премудрости страх Господень, разум же блага всех творящих и, яко же бо вещая великий учитель Павел: их же око невиде, ни ухо слыша, ни на сердце человеку невзыде, яже уготова Бог любящим его. Тем же слышаще се всякому хотящему спастися, подобает подвизатися, шествовати тесным и прискорбным путем, путь бо кроток есть братия моя любимая, им же течем, дым есть житие наше, пира, персть и прах, вмале является, а вскоре погибает; мал бо труд жития нашего, велико же и безконечное благих воздаяние. Тем же и аз, всех последний и грешный и приснослабый и унылый, на подвигание духовное, пришествовав во Святую гору, обретох богоизбранна светила, различными образы текуще к подвигу духовному. Сего ради и аз, укрепив свою немощь, подвигохся елико силе могущи, устроих ограду святую, дом Пресвятыя Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии, обща же святаго жития, и келие им довольне у Кареа, идеже да приходяще пребывают игумен и вся братия; по сем паки устроих тужде у Ораховицы, место безмолвию, святаго и преподобного отца нашего Саввы, в пребывание двема или трием, по глаголу Господню: идеже бо еста два или трие собрани во имя Мое, ту есмь Аз посреде их. Тем же сию заповедь даю всем, да есть ведомо: ни прот да не имать области над того келиов, ни игумен святаго нашего монастыря, ни ин никто от братии да не имать смущати живущаго в келии сей святаго Саввы, и что обретается у той келии, или вино, или овощие, да не имать узимати наш монастырь ничесо ж от тога́, или игумен инем отдавати, но паче, да дастсе ту от нашего монастыря помени ради, свеща святому Савве, масла литр 60, а о ином, о сем на волю возлагаю игумену и всей братии, аще чин имут мощи́ присещати брата, живущого в келии сей, то верую в Бога, е́ре да не оскудеет горсть муки и цванц масла, и мою, аще и грешну молитву, наипаче имети хощете в помощь себе, его же бо аз оставлю по смерти своей в той келии, то да пребывает до живота своего, непременно ни от кого же.

Потом паки си́ков образ даваю, да бывает, да совокупляетсе игумен святаго того монастыря со всею братиею, и да изволяют мужа богобоязлива, иже есть подобен жити в келии у месте том, любо аще будет кто апоигу́мен, или некто поработавших месту тому святому, да посылаетсе в то место, и той всяку свободу и область да имать над келиею тов. Никак мыта́ ради да не поставляетсе никто у келии той, а не будет достоин правила духовнаго. Сии же устав уставляю в келии той, Да держит, хотяй жити в ней: В понедельник, и среду и петок ни масла яждь, ни вина пий; вторник же и четверток, масло яждь и вино пий. Сие же все петь дний единою днем да яси; в субботу же и в неделю масло яждь и вино вкушай, а в иные дни ни вина, ни масла. А к Рожеству Христову пост, яко же и во ины дни уставихом, буди и ты такожде. А в пост к святым Апостолом, такожде да есть, якоже и в ины дни препросте уставихом. В пении же да держитсе си́ков устав: утреня и вечерня яко же есть обычай; на утрени же през всегодище, да поютсе по три кафисмы, а на вечерни к Господу, егда в скорбех возвах, разве тропарей, године же поем разно: первую годину с утреню, без псалтира; на третией же године, и 6-й и на 9-й поем по 3 кафисмы с метанием, яко же обычай имамы, на всякоже начало в «приидте» поклон, по 3 метания, и паки кончавше псалом и рекшу аллилуиа по 3 метания, или в вечерни, или в утрени, или в мефимоне, или в лсалтири, или в годи́нах, или в полунощницах, в всякой же службе вращающусе концу, где́ре глаголется: «Боже ущедри ны», по 12-и метаний. Полунощница же певаетсе в церкви с блаженами, по 3-й кафисме, и канон молебен Богородицы, а что же остает псалтира, то изглаголи либо в дне, либо в нощь, точию да пропеваетсе псалтир на день и на нощь; в субботу же вечер, яко же бывает, яко же имамы обычай агрипнии (всенощная). Се же певает на агрипнии, рекше трисвято, и помилуй ме Боже, и потом поем канон агрипниине и потом чтется тетро-Евангелие, глава едина, аще ли будет не возможно, да преполови, а потом начинаетсе служба утрени. Отпевше по 6-и псалмех, по Бог Господь отпевше 3-и кафисмы и 4 кафисмы, блажени непорочнии с припетием Ангельский собор, и потом седальне и чтение; по сем степене, Всякое дыхание и Евангелие, и по Евангелии Воскресение Христово, и потом Помилуй ме Боже, и песни за едино да поет един, и потом канон воскресен, яко же имамы обычай, и святому, аще имаши, и потом совершаетсе, яко же подобает.

О святых же и божественных литоргиах противу силе да служитсе; в Господские же великие праздники подобает вам собдюдати в пении и бдении нощном, поминающи слово глаголемое: бдите и молитеся, да не внидите в напасть, дух бо бодр, а плоть немощна. Сего ради, видите, труды бо плод своих снесте, аще сии совершите, и блажени будете.

Сии устав в петив и в ядении уписахом, мольбою молимсе, яко да будет непретворен, разве аще в болезнь впадет, то елико крепость может. О питии же и ядении, аще случитсе некоему любимому пришествие на утешение ти, тогда разараетсе пост, разве среды и петка. О свободе же места того, заклинаю Господем нашим Иисус Христом и Пресвятою Его Материю, яко же писахом зде, да не будет потворено́, аще кто сие претворит, и смущати имет живущего в сем месте, или что взимати имать, еже есть у месте том, или от книг, или от икон, или ино что годе будет, у месте том, проклет буди, и завезан от Святые и Животворящее Троице Отца и Сына и Святаго Духа, и мною грешным, и да не будет прощен ни с семь веце, ни в будущем. Сего ради писах и подписал свое рукописание в лето 6607 (1199).

У подлинного завета подпись сицева:

Всех последний Савва грешный

У подлинного завета печать святого Саввы сицева: из воску простого (рисунка не приложено).

* * *

1

Оказывается не «своего», а переведенного ив с греческого (см. ниже).

2

По случаю, список этих тетрадей сохранился в этом же Сборнике № 774, хотя и без рисунков.

3

Не в Ярославской семинарии, а, по сказанному выше,–в библиотек Спасо-Ярославскаго монастыря, в Сборнике № 774.

4

Родился и воспитывался в Константинополе, потом в Италии изучал врачебную и философские науки; приехав в Бухарест слушал лекции в тамошней академии и определен главным доктором к Воеводе Угровлахийскому Константину Бассарабу. В 1700 году путешествовал в Иерусалим, Синай и Афонскую гору; написал: «Проскинитарий Св. горы», изданный в Бухаресте иеромонахом афонского Иверского монастыря в монастыре Синепаву (второе издание 1745 года, в Венеции, с латинским переводом; третье в 1857 году, в Венеции же, без перемен). В 1510 году пострижен в монашество, патриархом Иеремиею рукоположен митрополитом Дристрским; скончался в 1719 году. Оставил несколько сочинений, из коих замечателен «Указатель Творений св. Иоанна Златоустаго». См. Новая греческая филология, Кон. Сафс. Афины, 1768, стр. 397.

5

Здесь очевидно идет речь о рисунках Святогорских монастырей, о каковых рисунках упоминается в печатном издании.

6

В отсканированном виде отсутствуют страницы 66–69. – прим.эл.редакции.

Комментарии для сайта Cackle