Библиотеке требуются волонтёры

А.И. Кокурин, Н.В. Петров

Глава IV. Режим содержания заключенных

№ 106

Приказ начальника ГУЛАГа ОГПУ с объявлением приговора Коллегии ОГПУ по делу о бандитизме и разложении аппарата в Соловецком отделении СЛАГ ОГПУ

17марта 1933г.

г. Москва

Во время пребывания на Соловецких островах мною и последующим расследованием установлено полное разложение Соловецкого отделения СЛАГ ОГПУ и его аппарата.

Группа заключенных на островах уголовников, при попустительстве и способствовании лагерного аппарата в течение продолжительного времени (с осени 1931 г. и до второй половины 1932 г.) производя систематически кражи, избиения заключенных и надзорсостава, грабежи, пьянство, картежную игру, членовредительство, поножовщину и т. д, выросла в явно бандитскую группу, совершенно терроризировав остальное лагерное население.

Кражи из лагерных предприятий и складов носили характер систематического явления, достигнув своего апогея в январе 32 г., когда был обокраден распределитель для в/н сотрудников на сумму свыше 5.000 руб.

Не встречая никакого отпора со стороны лагерной администрации, уголовники дошли до того, что в камерах систематически устраивали дебоши, ломали оборудование, стены, двери, взламывали замки в камерах штрафников и выпускали арестованных, оказывали вооруженное сопротивление стрелкам ВОХРа и надзору.

Аппарат 3 Отделения, состоящий из заключенных, не только не боролся с преступностью, а наоборот, сам разложился, сотрудники его срослись с преступным элементом, систематически пьянствовали, брали взятки за незаконное прекращение дел о преступлениях, расхищали вещ. доказательства, устраивали оргии с з/к женщинами, всячески поощряя среди них проституцию, установлены случаи изнасилования з/к женщин, снабжения уголовников оружием для совершения краж, имели связь с шпионским элементом, расшифровывали агентуру и т.д. и т.п.

Нач. Отделения МОРДВИНОВ, его заместитель и Нач. 3 Отделения ФЕДОРКЕВИЧ, пом. Нач. Отделения по адм. части КОНТИЕВСКИЙ и Нач. л/п Кремль» – ОЛЕЙНИЧЕНКО, потеряв партийное и чекистское чутье, абсолютным бездействием привели лагерь в состояние полного развала, способствовали разложению аппарата 3 Отделения, терроризировали группу заключенных, пытавшихся вскрыть преступность в лагере, задерживали материалы следствия о должностных и пр. преступлениях, в отчетности перед УСЛАГ ОГПУ допускали систематическое очковтирательство, укрывая действительное состояние лагеря, и т. д.

Коллегия ОГПУ в судебном заседании 17-го февраля с. г., рассмотрев след-дело62 об указанных преступлениях, ПОСТАНОВИЛА:

заключенных:

I. ИВАНЧЕНКО Д.Ф.

2. ВЕЗКЛУВОВА Ю.Л.

3. ШЕВЧУК С.И.

4. КОРАБЛЕВА В.П.

5. НЕЛЕГКО М.Д.

6. СОЛОВЬЕВА Г.И

7. РУШКИНА К.В.

8. ЖУКОВА В.Г.

9. БУЛАЕВА С.А.

10. СКОРОХОД К.Г.

11. ВИШНЕВСКОГО В.А

12.РОЖКОВА Г.И.

13. БЕЛОГО А.Ф.

14. ГЛУХОВА И.А

15. БОГДАНОВА Л.Г.

16. КАРДОЯН А.Г.

17. ЧЕРНОВА Г.И.

18. БЕРЕЗКИНА А

19. ЛИЗУНОВА И.Н.

20. АЛЬП ЕР М.Г.

21. ЛИФАНТОВА Г.М.

22. ДЕМЕНТЬЕВА С.И.

23. САФЮНОВА В.М.

24. ПЛОXIХ–ХЛЕСТАКОВА И.В.

25. ХАРЬКОВА А.И.

26.63

27.64

28. НЕХАМКЕР Е.А

29. МОСКАЛЕВА И.М

30. БОРОЗДИНА И.А

31. ВОРОБЬЕВА П.Г.

как наиболее активно проявивших себя в бандитизме – РАССТРЕЛЯТЬ.

Быв. сотрудников 3 Отделения, из числа заключенных, способствовавших развитию бандитизма и непосредственно участвовавших в указанных преступлениях:

1. ПЕТЕРСОНА Э.К.

2.СОКОЛОВА А.Н.

3. КОРОБЕЙНИКОВА В.А.

4. СЫСОЕВА С.В.

5. ЯКОВЛЕВА Н.И.

6. СТЕПУРС И.Н.

РАССТРЕЛЯТЬ.

Нач. 3 Отделения ФЕДОРКЕВИЧ Я.Г. – приговорить к 10 г. л/с, Нач. Соловецкого отделения МОРДВИНОВА B.C., его помощника по адм. части КОНТИЕВСКОГО П.И. и нач. л/п «Кремль» ОЛЕЙНИЧЕНКО В.Н. – приговорить к 5 год л/с каждого.

Остальные обвиняемые приговорены к разным срокам заключения.

Приговор Коллегии ОГГТУ приведен в исполнение.

Считая такое положение результатом отсутствия должного руководства и контроля со стороны Управления СЛАГа и полного притупления чекистской бдительности чекистского аппарата – ПРИКАЗЫВАЮ:

1. Начальникам лагерей обеспечить такое наблюдение, руководство и контроль над лагерными подразделениями (отделениями и лагпунктами), которое бы исключало возможность подобных фактов.

2. Поднять боеспособность и чекистскую деятельность аппарата 3-х Отделов, охраны и других звеньев. Обеспечить сохранение внутрилагерного порядка и дисциплины на должной высоте.

3. Решительно пресекать всякое проявление воровства, пьянства, хулиганства, отказа от работы, бандитизма и т. п. преступные действия со стороны уголовного элемента, создав здоровую обстановку для заключенных добросовестно относящихся к труду в лагерях.

Предупреждаю всех Нач. Управлений лагерей, что за допущения разложения лагерной дисциплины и порядка, за бездействие по изжитию болезненных и преступных явлений и за укрытие преступности, – виновные будут привлекаться к самой суровой ответственности, вплоть до отдачи под суд Коллегии ОГПУ. Приказ объявить во всех подразделениях лагерей.

Нач. главы, упр. лагер. ОГПУБЕРМАН

ГАРФ. Ф. 9414. Оп. 1. Д. 3. Лл. 51–52. Подлинник.

№ 107

Приказ ГУЛ А Га ОГПУ № 43 «О командировании сотрудников для знакомства с жизнью ИТЛ»

6 февраля 1934г.

г. Москва

Большинство сотрудников Глав. Упр. Лагерями ОГПУ до сих пор не были ни разу в лагерях и совершенно не представляют ни лагерной обстановки, ни проводимой работы в самом лагере.

ПРИКАЗЫВАЮ:

1. Всем Начальникам Отделений в течение февраля – и до 15 апреля командировать сотрудников Отделения, поименованных в прилагаемом к приказу списке, в лагеря с определенными заданиями на срок до 10-ти дней, составив расписание командировок.

2. Указанных сотрудников в ГУЛАГ ОГПУ командировать бригадно по 1–2 сотр. от отделения.

Начальникам Отделений согласовать между собой состав бригад

3. Начальники Отделений обязаны проинструктировать отъезжающих сотрудников в командировку в лагеря.

Ответственность за командировки сотрудников возлагается на Нач-ка Отделения.

4. Состав бригад представить моему помощнику тов. ПЛИРНЕРУ на утверждение.

Приложение: Упомянутое.65

Нач. Гл. Упр. Лагерей ОГПУМ. БЕРМАН

ГАРФ. Ф. 9414. Оп. 1. Д. 7. Л. 15. Подлинник.

№ 108

Приказ ГУЛАГа ОГПУ № 49 «О запрещении выдачи водки лагерникам»

27 февраля 1934г.

В некоторых лагерях в целях предохранения от простудных заболеваний практиковалась выдача хлебного вина-водки лагерникам, занятым на тяжелых работах.

Учитывая, что выдача водки сопровождалась нередко буйством, создавала хулиганство и даже доводила до совершения убийств,

ПРИКАЗЫВАЮ:

Выдачу водки, спирта лагерникам, занятым на тяжелых работах совершенно прекратить, во всех без исключения случаях.

Примечание: Выдача вина лагерникам по рецептам Санчасти не запрещается.

Пом. Нач. Гл.Упр. Лаг. ОГПУПЛИНЕР

ГАРФ. Ф. 9414. Оп. 1.Д.7.Лл.30об. Подлинник.

№ 109

Циркуляр ГУЛ А Га ОГПУ «Дополнительные указания к Временному Положению об организации борьбы с побегами заключенных из испр.-труд. лаг. ОГПУ»

21 мая 1934г.

А. О круговой поруке

1. Оформление безконвойных бригад трудартелей, фаланг, трудколлективов и т. д. производить круговой порукой, заключающейся в ответственности всех за действия одного. Круговая порука должна приниматься с общего согласия заключенных данного производственного подразделения и оформляться на общих собраниях с обязательным протоколированием взятых обязательств и расписками каждого в протоколе.

2. 3/к з/к, не желающих брать на себя обязательств круговой поруки, а также, если со стороны общего собрания или III Отдела последуют отводы – ни в коем случае к безконвойному хождению и работам не допускать. В каждом отдельном случае принятия обязательств круговой поруки протоколы общих собраний со списками обязательно предварительно согласовывать с III Отделом.

3. В случае нарушения обязательства круговой поруки ответственность несут все, но в неодинаковой степени. При определении наказания, необходимо подходить индивидуально к каждому. В первую очередь, подвергать взысканиям – бригадиров, десятников, председателей и членов трудартелей и коллективов, также и воспитателей. Непосредственных виновников, по чьему недосмотру, попустительству или пособничеству произошел побег, лишать права безконвойного хождения и работ на все время отбывания меры социальной защиты, а в нужных случаях привлекать к уголовной ответственности.

Как правило, наказанию подвергать всех и в первую очередь лишать на определенный срок безконвойного передвижения и работ.

4. К применению меры воздействия, лишения зачета рабочих дней, следует подходить осторожно и индивидуально, применяя ее главным образом к тем, по чьей непосредственной вине произошел побег. Кроме указанных выше мер воздействия, следует разумно прибегать и к другим мерам, которые предоставлены лагадминистрации.

Право безконвойного хождения и работ расценивать как особую меру поощрения, о чем обязательно отражать в характеризующих з/к з/к документах (характеристики и личные дела).

5. Как правила безконвойным производственным подразделениям, зарекомендовавшим себя с исключительно положительной стороны (как в быту, так и на производстве), следует предоставлять ряд преимуществ в культурно-бытовом отношении, а активно борющихся с побегами – всемерно поощрять, включительно до предоставления к условно-досрочному освобождению, или к сокращению срока меры соцзащиты.

6. Всю работу по организации и сколачиванию безконвойных производственных подразделений (подготовительные мероприятия, оформление, политико-воспитательная работа, изучение настроений и т.п.) осуществлять через КВО лагеря.

7. По линии III Отд. обратить особое внимание на чекистское обслуживание всех безконвойных произв. подразделений, дабы этим самым обеспечить полную невозможность осуществления побегов из безконвойных произвол, подразделений.

Б. О порядке пользования Временным Положением

1. Временное положение рассылается персонально, только Начальникам Управлений лагерей и начальникам III отделов, которое подлежит проработке на узком оперсовещании работников, имеющих непосредственное отношение к чекистской работе. С остальными категориями работников Временное Положение прорабатывается лишь в части тех разделов, которые имеют к ним непосредственное отношение.

2. Обращаем особое внимание на конспирацию всех форм и методов организации борьбы с побегами з/к з/к из испр.-труд. лагерей, как изложенных в указаниях ГУЛАГа, так и мест[ных], а также на строгое соблюдение всеми работниками III отд. и в/охра чекистской тайны.

Временное положение размножению не подлежит и прорабатывается исключительно лишь на оперативных совещаниях.

В. О документах, подлежащих представлению в результате

перестройки работы по б/п на основе Временного Положения

Не позднее 15/VI для БАМЛАГа, ДАЛЬЛАГа, СЕВВОСТЛАГа и не позднее 25/VI-c. г. для УХТПЕЧЛАГа представить в ГУЛАГ:

1. Докладную записку о реорганизации работы по борьбе с побегами.

2. Копию протокола оперативного совещания по борьбе с побегами с представителями местных терорганов ОГПУ и милиции.

3. Дислокацию сети б/п66 по объектам (участок, лагпункт и т. д.), с краткой характеристикой каждого в отдельности и

4. Подробную дислокацию расположения на карте всех объектов охраны, подразделений в/охраны (до взвода включительно) и опергруппы (до оперсостава включительно), ячеек ОСМОДМИЛа, системы организации связи и месторасположения терорганов ОГПУ и милиции.

ЦА ФСБ. Ф. 3. Оп. 1. Д. 312. Л. 58–59. Машинопись, копия.

№ 110

Приказ НКВД СССР № 00588 «С объявлением временного «Положения о 3-х отделах Исправительно-трудовых лагерей НКВД»

14 сентября 1 937г.

ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

1. 3-й отделы исправительно-трудовых лагерей являются оперативными аппаратами, выполняющими функции органов государственной безопасности, в пределах данного лагеря.

Структура и функции 3-тьих отделов

2. 3-й отделы организуются при управлениях исправительно-трудовых лагерей и имеют следующие подразделения:

при лагерных отделениях – 3-тьи части;

при лагерных пунктах (500–1000 заключ.) – оперуполномоченный 3-й части;

при лагерных пунктах (250–500 з/к) – пом. оперуполномоченного.

Примечание: на крупных лагерных пунктах (от 1.000 и больше) создаются оперативные группы во главе с оперуполномоченным.

3. 3-тьи отделы лагерей ведут в полном объеме агентурно-оперативную и следственную работу как в отношении заключенных, так и всего вольнонаемного состава лагерей.

4. 3-тьи отделы имеют в своем составе следующие отделения (группы):

а) контрразведывательное;

б) секретно-политическое;

в) особое;

г) учетно-статистическое.

5. Функции отделений (групп) заключаются в следующем:

Контрразведывательное отделение

а) Агентурная проработка заключенных, осужденных за шпионаж, измену родине, диверсию, актив к.-р. повстанческих и вредительских организаций, с целью выявления не вскрытых в процессе следствия их прежней к.-р. деятельности и связей, а также направления на выявление и предотвращение к.-р. деятельности в лагере и к.-р. связей с волей, ведение следствия по этим делам.

б) Агентурная разработка лиц из в/н состава лагеря, подозрительных по шпионажу.

в) Выявление и предотвращение вредительства и диверсии, а также ненормальностей в производственной деятельности лагерей.

Секретно-политическое отделение

а) Агентурная проработка осужденных за участие в к.-р. троцкистско-зиновьевских, правых, децистских и шляпниковских организациях, быв. членов а/с политпартий, террористов, участников к.-р. националистических, фашистских, церковных, сектантских организаций, а также всех осужденных за проч. к.-р. деятельность (за исключением объектов 1 отделения).

б) Агентурная разработка всего к.-р. элемента среди в/н состава лагеря (кроме шпионажа, вредительства и диверсий).

в) Освещение политических настроений лагерников и в/н состава.

Особое отделение

Агентурно-оперативное обслуживание всего личного состава военизированной охраны.

Учетно-статистическое отделение

Учет к.-р. элемента и агентуры в лагерях. Учет оперативно-следственной работы в лагерях

6. Для содержания следственных заключенных по делам 3-го отдела в лагере организуются следственные изоляторы, которые подчиняются начальнику 3-го отдела.

ОБ АППАРАТЕ, ВЕДУЩЕМ БОРЬБУ В ПОБЕГАМИ

И УГОЛОВНЫМИ ПРЕСТУПЛЕНИЯМИ В ЛАГЕРЕ

7. Для борьбы с побегами, лагерным бандитизмом, расхищением социалистической собственности и другими уголовными преступлениями как среди заключенных, так и в/наемных – при 3-х отделах организуются:

а] отделение по борьбе с побегами,

б) отделение уголовного розыска.

8. Функции отделений заключаются в следующем:

Отделение по борьбе с побегами

Агентурная работа по выявлению и предотвращению готовящихся побегов. Организация оперпунктов на ж.-д. станциях и в населенных пунктах, примыкающих к лагерю; организация необходимых мер по преследованию и поимке беглецов в районе расположения лагеря. Ведение следствия по делам о побегах.

Отделение уголовного розыска

Агентурная работа по борьбе с лагерным бандитизмом (убийствами, грабежами и т. п.), расхищением социалистической собственности и др. уголовными преступлениями среди заключенных и в/наемного состава.

Ведение следствия по этим делам

9. В лагаодразделениях работу по борьбе с побегами и уголовными преступниками ведут:

в районах (отделениях) при 3-х частях – ст. инспектора,

в лагпунктах при оперуполном. – инспектора.

10. Отделения по борьбе с побегами и уголовного розыска, а также ст. инспектора (инспектора) на лагерных подразделениях – подчинены соответственно н-ку 3-го отдела, 3-ей части и оперуполномоченным.

О ВЗАИМООТНОШЕНИЯХС НАЧ. ЛАГЕРЯ,

НАЧ. ОТДЕЛЕНИЯ И НАЧ. ЛАГПУНКТА

11. Начальник 3-го отдела лагеря во всех отношениях подчиняется только начальнику ГУЛАГа НКВД и в оперативном отношении начальнику УНКВД соответствующих краев, областей.

12 Начальник военизированной охраны подчиняется начальнику лагеря. Все оперативные задания 3-го отдела (обыск, арест, преследование беглецов и т. д.) начальник охраны обязан выполнять немедленно.

13. Начальники 3-х отделов лагерей все свои агентурно-оперативные материалы как по агентурным разработкам контрреволюционного элемента, так и о ходе хозяйственных производственно-строительных работ лагеря, бытовом положении лагерников и о нарушении режима в лагере, высылают в установленные ГУЛАГом сроки непосредственно в ГУЛАГ и нач. УНКВД за своей подписью.

14. Одновременно все материалы о непорядках в производственной деятельности лагеря и бытовом положении заключенных и о нарушениях лагерного режима 3-й отделы лагерей посылают начальнику лагеря.

О принятых начальником лагеря мерах начальники 3-х отделов сообщают в ГУЛАГ

15. Начальники 3-х отделов все свои оперативно-следственные мероприятия в отношении руководящих должностных лиц лагеря как вольнонаемных, так и заключенных предварительно согласовывают с начальником лагеря. В случае разногласий немедленно сообщают мотивированную свою точку зрения в ГУЛАГ для получения санкции.

16. Распоряжения начальника лагеря (нач. отделения) о производстве расследования дел по уголовным преступлениям в лагере для отделения уголовного розыска при 3-м отделе и его работников на местах являются обязательными.

17. Начальники 3-й части лагерного отделения подчиняются во всех отношениях непосредственно только начальнику 3-го отдела лагеря, а оперуполномоченные 3-х отделов на лагпунктах (участках, фалангах) непосредственно только начальникам 3-х частей отделений лагеря.

18. Перемещения сотрудников 3-го отдела, а также работников отделения по борьбе с побегами и отделения уголовного розыска внутри лагеря производятся начальником 3-го отдела и оформляются приказанием по 3-му отделу.

19. Дисциплинарные взыскания на сотрудников 3-х отделов и работников отделений Уголовного розыска и отделении по борьбе с побегами могут быть наложены нач. 3-х отделов лагеря и оформляются приказаниями по 3-му отделу.

20. Расследования по преступлениям сотрудников 3-го отдела и работников отделения уголовного розыска и отделения по борьбе с побегами ведутся особоуполномоченными УНКВД краев (областей), на территории которых расположены лагеря.

ГАРФ. Ф. 9401. Оп. 1 а. Д. 15. Лл. 22–25. Типографский экземпляр.

№ 111

Приказ НКВД СССР № 00309

«Обустранении извращений в содержании детей репрессированных родителей в детских домах»

Сов. секретно

20мая 1938 г.

г. Москва

В детских домах системы Наркомпроса, где размещены дети репрессированных врагов народа, имеют место грубейшие политические извращения в деле содержания и перевоспитания детей репрессированных родителей. Извращения эти являются результатом того, что Наркомпросы не занимаются этими детдомами, а НКВД союзных республик совершенно недопустимым образом выпустили из своего поля зрения эти важнейшие объекты.

Делу правильного политического воспитания этих детей и создания здоровой советской обстановки в указанных детдомах не уделяют почти никакого внимания, в результате чего в ряде детских домов имеет место враждебное отношение к детям репрессированных, переходящее в случаи прямого издевательства над ними.

Одновременно в ряде детских домов детям репрессированных родителей создают в сравнении с остальными детьми детдомов особые привилегированнье условия в части питания, одежды, режима и т. д., выделяя на эти цели дополнительные ассигнования сверх бюджета, что совершенно недопустимо.

Среди детей репрессированных родителей имеют место антисоветские, террористические проявления. Воспитанники Горбатовского детдома Горьковской области Вайнскопф, Келлерман и Збиневич арестованы за проявления террористических и диверсионных намерений, как актов мести за репрессированных родителей.

Воспитанники Нижне-Исетского детдома Свердловской области Тухачевская, Гамарник, Уборевич и Штейнбркж высказывают к.-р. пораженческие и террористические настроения. Для прикрытия своей к.-р. деятельности вступили в комсомол. Указанная группа детей проявляет террористические намерения против вождей партии и правительства в виде акта мести за своих родителей.

Воспитанники Черемховского детдома Иркутской области Степанов, Грундэ, Казаков и Осипенко за антисоветские выступления арестованы органами НКВД

В Федоровском детдоме Кустанайской области Казахской ССР имеют место массовые побеги детей репрессированных родителей. Дети не занимаются, так как их избивают школьники-хулиганы. Наблюдаются массовые дебоши. Дети репрессированных Кучина и Степанова были изнасилованы взрослыми воспитанниками. В столовой детдома на 212 детей имеется всего l2 ложек и 20 тарелок. В спальне – один матрац на три человека. Дети спят в одежде и обуви.

В Борковском детдоме Калининской области воспитанники старшей группы изнасиловали двух 8-летних воспитанниц детдома. Воспитатели этого дома в виде наказания заставляют воспитанников избивать друг друга.

Во многих детдомах детей репрессированных называют троцкистами, преследуют, рассматривая их, как врагов.

ПРИКАЗЫВАЮ:

Первое – немедленно обеспечить оперативное агентурное обслуживание детских домов, в которых содержатся дети репрессированных родителей.

Второе – своевременно вскрывать и пресекать всякие антисоветские, террористические намерения и действия, в соответствии с приказом НКВД № 00486.

Третье – одновременно обеспечить правильный режим воспитания детей репрессированных, своевременно пресекая имевшие место издевательства над детьми, также попытки воспитательского состава детдомов создавать враждебную обстановку вокруг детей репрессированных

Устранить привилегированное положение, созданное в некоторых домах для детей репрессированных родителей в сравнении с остальными детьми.

Четвертое – проверить руководящий состав и кадры воспитателей детдомов, очистив их от непригодных работников.

Обсудите все вопросы, связанные с содержанием детей репрессированных родителей в ЦК нацкомпартий, крайкомах и обкомах ВКП(б).

Предупреждаю о Вашей личной ответственности за состояние обслуживания детей репрессированных родителей.

О всех принятых Вами мерах донесите лично.

Заместитель Народного комиссара внутренних

дел СССР комкор М.ФРИНОВСКИЙ

ГАРФ. Ф.9401. Oh. 1а. Д.20. Лл. 199–199об.

№ 112

Приказ № 00889 с объявлением «Временной инструкции о режиме содержания заключенных в исправительно-трудовых лагерях НКВД СССР»

Сов. секретно

2 августа 1939г.

г. Москва

Объявляется «Временная инструкция о режиме содержания заключенных в исправительно-трудовых лагерях НКВД СССР».

Начальникам исправительно-трудовых лагерей организовать изучение настоящей инструкции со всем начальствующим составом лагеря, инженерно-техническим персоналом и всем личным составом охраны.

Все ранее изданные директивы и указания по вопросам режима содержания заключенных отменить.

Заместитель Народного Комиссара Внутренних

Дел СССР комдив ЧЕРНЫШОВ

Сов. секретно

«УТВЕРЖДАЮ»

Зам. Народного Комиссара

Внутренних Дел Союза ССР

комдив Чернышев

«СОГЛАСЕН»

Прокурор Союза ССР

Панкратьев

ВРЕМЕННАЯ ИНСТРУКЦИЯ О РЕЖИМЕ СОДЕРЖАНИЯ

ЗАКЛЮЧЕННЫХ В ИТЛ НКВД СССР

ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

1. Режим содержания заключенных в исправительно-трудовых лагерях устанавливается настоящей инструкцией и должен обеспечить:

а) надежную изоляцию преступников, осужденных за преступления, предусмотренные уголовным кодексом;

б) организацию порядка содержания заключенных в лагере, обеспечивающего наиболее эффективное использование труда заключенных

2. В целях обеспечения государственной безопасности осужденные за контрреволюционные преступления направляются, как правило, в лагери, находящиеся в отдаленных местностях.

В отношении заключенных, осужденных за контрреволюционные преступления, применяется усиленный режим.

3. Заключенные исправительно-трудового лагеря размещаются по лагерным пунктам (участок, колонна, командировка), которые организуются вблизи объектов работ.

Территория расположения лагерного пункта должна быть предварительно обследована и отвечать следующим основным положениям:

а) максимально приближена к месту работ;

б) максимально удалена от общегражданских населенных пунктов;

в) сухая местность, обеспечивающая естественный или искусственный сток поверхностных вод;

г) наличие доброкачественной и удободобываемой питьевой и хозяйственной воды.

4. Лагерный пункт (участок, колонна, командировка) изолируются одним из следующих видов ограждения;

а) забором из колючей проволоки;

б) забором-частоколом;

в) сплошным деревянным забором.

Деревянный забор должен быть достаточной прочности, а колючая проволока всегда должна быть натянута.

5. При определении границ лагерного пункта (участка, колонны, командировки) зона ограждения должна иметь форму прямоугольника или квадрата, обеспечивающая лучший просмотр.

С внутренней стороны лагеря устанавливается вторая (предупредительная) зона охранения в один провод или со знаками обозначения на расстоянии 5 метров от основной зоны.

6. Для наблюдения и охраны территории лагпункта с внешней стороны устанавливаются посты-вышки для часовых. В мелких подразделениях (командировках, подкомандировках) устройство вышек необязательно.

7. Для пропуска заключенных в лагпункт и обратно устанавливается вахта. При большом количестве заключенных на пункте допускается открытие подсобных рабочих вахт.

Заключенные размещаются в бараках. Имеющие право безконвойного передвижения размещаются отдельно от остальных заключенных.

Бараки не запираются круглые сутки.

9. Несовершеннолетние заключенные размещаются на отдельных участках, изолированно от взрослых. Причем несовершеннолетние заключенные, рецидивисты, а также осужденные за контрреволюционные преступления размещаются в отдельных бараках, изолированно от других несовершеннолетних заключенных.

10. В зоне лагпункта допускается свободное передвижение заключенных до сигнала отхода ко сну. После сигнала отхода ко сну всякое передвижение по лагпункту прекращается, за исключением лии, имеющих на это разрешение начальника лагпункта (участка, колонны, командировки).

11. Хождение заключенных из барака в барак запрещается.

Посещение женских общежитии заключенными мужчинами и наоборот запрещается (за исключением лиц адм. персонала).

12 Категорически запрещается всем без исключения заключенным проживание за зоной в деревнях, на частных квартирах или в домах, принадлежащих лагерю.

В отдельных случаях вследствие производственной необходимости начальником лагеря с согласия начальника 3-го отдела разрешается в местах, удаленных от населенных пунктов, проживание безконвойных заключенных за зоной в служебных помещениях под систематическим наблюдением охраны.

Ни при таких обстоятельствах не разрешается проживание за зоной осужденных за контрреволюционные преступления.

13. Категорически запрещается направлять заключенных в командировки в различные учреждения и организации, а также бесконвойное передвижение, связанное с заездом в города и промышленные центры.

В отдельных случаях, вызываемых производственной необходимостью, разрешается направление заключенных, имеющих бесконвойное хождение из одного лагподразделения в другое или в Управление лагеря (если оно не расположено в городах и промышленных центрах), по особому пропуску с точным обозначением маршрута и в радиусе не свыше 50 км.

Не разрешается бесконвойное передвижение заключенных поездами, пароходами и автотранспортом общего пользования.

14. Запрещается использование заключенных в качестве домашних работниц (домашних работников). Отдельные исключения допускаются только с разрешения начальника ГУЛАГа НКВД СССР.

15. Проживание в зоне лагподразделения вольнонаемного состава, охраны и нахождения в зоне лагподразделения каких бы то ни было посторонних лиц категорически запрещается.

Подъем

16. Подъем заключенных производится по сигналу достаточной слышимости в часы, установленные приказом по лагерю, исходя из местных, производственных и других условии.

17 От подъема по сигналу освобождаются заключенные, находившиеся на работах в ночной смене и получившие освобождение от работы по болезни.

18. После подъема заключенные обязаны оправить свои постели и прибрать личное имущество, после чего направляются на завтрак.

Вывод на работу

19. После приема пищи, по второму сигналу, подаваемому дежурным по лагерному пункту, заключенные строятся для утренней поверки и развода.

20. Поверка производится в строю и должна занимать не более 15 минут.

21. Поверка производится побригадно дежурным по лагерному пункту (участку, командировке).

22. После поверки заключенные во главе с бригадирами направляются к месту работы.

При разводе обязаны присутствовать в порядке дежурства лица из руководящего состава, лагерного подразделения (начальник пункта, участка или его помощник) лекпом, нарядчик и завхоз.

Уборка помещений

23. После развода остающиеся в бараках дневальные производят тщательную уборку.

24. Во время уборки бараки должны быть проветрены.

Умывальники и баки для питьевой воды должны быть чисто вымыты и наполнены водой.

Вода в питьевые баки ежедневно наливается свежая (кипяченая).

25. После уборки помещения дежурный по лагпункту производит обход помещений, пекарни, кухни и т. д. и принимает меры к устранению всех замеченных недостатков или непосредственно, или через администрацию лагерного пункта.

Раздача пищи

26. В середине рабочего дня устанавливается перерыв продолжительностью один час для принятия пищи и отдыха.

27. Время обеда и ужина устанавливается приказом по лагерю в зависимости от производственных и иных условий.

28. Раздача обеда производится:

а) непосредственно на производстве;

б) на лагпункте.

29. При раздаче обеда администрация обязана не допускать очередей и обеспечить правильное распределение пищи.

30. В случае, если питательные пункты находятся далеко от места работ и когда это требуется по условиям производства, администрация организует своевременную доставку и раздачу обеда на месте работ.

31. Закладка в котел продуктов и раздача пищи производится в присутствии дежурного по лагерному подразделению и дежурного лекпома.

Вечерняя поверка и отбой

32. Перед отходом ко сну до отбоя производится вечерняя поверка, для чего заключенные выстраиваются перед бараком, а зимой в бараке.

Поверка производится поименно дежурным по лагерному подразделению и должна занимать не более 30–40 минут.

33. По окончании поверки подается сигнал отхода ко сну, после которого все заключенные лагпункта (за исключением работающих в ночной смене) обязаны быть в своих бараках и ложиться спать, прекратив шум, разговоры, всякое передвижение по лагерю.

Отбой и подъем устанавливаются с таким расчетом, чтобы заключенные имели для сна не менее 7 часов.

34. Освещение бараков производится с наступлением темноты, после отбоя в бараках оставляется только дежурный свет.

Обязанности и права заключенных

35. Каждый заключенный обязан работать по назначению администрации лагеря.

Заключенные, отказывающиеся от работы, подлежат переводу на штрафной режим, а злостные отказчики, своими действиями разлагающие трудовую дисциплину в лагере, привлекаются к уголовной ответственности.

36. Заключенные обязаны содержать в чистоте помещение, в котором они находятся, бережно относиться к инвентарю, оборудованию и вещам личного пользования, состоящим у них на арматурной книжке, следить за сохранностью вещей и не допускать их порчи.

37. Все вещи, выданные заключенному в личное пользование (верхняя одежда, обувь, белье, постельные принадлежности и т. д.) обязательно заносятся на его личный счет и в арматурную книжку с указанием количества, состояния (срок носки) и стоимости.

В получении вещей личного пользования заключенный расписывается в арматурной книжке.

38. При изъятии вещей у заключенного, выданных в личное пользование, производится соответствующая отметка в арматурной книжке.

При направлении заключенного из одного лагеря (лагподразделения) в другой или в колонию, с убывающим заключенным сверяется наличие у него полученных вещей в личное пользование и необходимые изменения вносятся в арматурную книжку, которая пересылается вместе с личным делом заключенного.

39. За порчу инвентаря и оборудования и за причиненный материальный ущерб (хищение, сбыт на сторону находящихся в личном пользовании вещей) заключенные несут материальную, дисциплинарную или уголовную ответственность.

40. Каждый случай причиненного материального ущерба подлежит расследованию с обязательным допросом заключенного, и в зависимости от результатов расследования разрешается вопрос о мере взыскания.

В специальном заключении, помимо меры взыскания, должна быть определена и сумма, подлежащая удержанию на погашение причиненного материального ущерба.

Примечание. Промот67 устанавливается путем сличения записей в арматурной книжке с наличием вещдовольствия у заключенного и его опросом.

Специальное письменное расследование производится только в необходимых случаях.

41. Для взыскания причиненного материального ущерба, начальнику Управления лагеря и начальнику района (отделения) разрешается снятие денег с текущего счета заключенного и удержание из сумм премвознаграждения.

42. Заключенным разрешается хранение и пользование продуктами питания, носильными вещами по норме, постельными принадлежностями, металлической посудой (ложки, чашки, миски), шахматами, шашками, книгами, журналами и газетами, спичками, папиросами, починочными материалами (иголки, нитки и т. д.), принадлежностями для письма и туалетными принадлежностями (мыло, зубная щетка и порошок).

43. Право пользования деньгами разрешается только работающим заключенным, а также временно нетрудоспособным, больным, инвалидам и беременным.

44. Все поступающие на имя заключенных деньги, а также премиальное вознаграждение обязательно зачисляется на личный счет заключенного.

45. В течение месяца работающим заключенным деньги выдаются в сумме, не превышающей месячного премвознаграждения.

Кроме премвознаграждения заключенным, в зависимости от поведения их на производстве и в быту, могут быть выданы с разрешения нач. лагподразделения и личные деньги в сумме не более 100 рублей в месяц.

Выдачу премвознаграждения и личных денег производить разновременно по частям с таким расчетом, чтобы на руках у заключенного сумма денег не превышала 50 рублей.

46. Деньги, обнаруженные в письмах, присланных заключенным, если они не превышают 25 рублей, конфискации не подлежат и зачисляются на личный счет заключенного с удержанием с него в двойном размере страхового сбора, следуемого за пересылку этой суммы, о чем и объявляется заключенному.

При обнаружении в письмах денег свыше 25 рублей конфискуется 25% пересланной суммы, о чем составляется акт и конфискованная сумма (25%) сдается в доход государству.

47. Заключенным запрещается:

а) выход без разрешения за пределы отведенной для свободного хождения территории;

б) картежные и другие азартные игры;

в) распитие спиртных напитков;

г) хранение запрещенных предметов, спиртных напитков, наркотиков и т. п.;

д) отправка корреспонденции неустановленным порядком.

48. Все разрешенные к хранению вещи и предметы должны храниться в специально отведенных для этой цели местах (шкафы, тумбочки, вешалки и т. п.). Все громоздкие вещи (корзины, сундуки, чемоданы и т. п.) хранятся в камере хранения.

49. Категорически запрещается хранить в бараках производственный инструмент. Последний по окончании работ должен быть под ответственность бригадира сдан в специальное хранилище вне зоны.

50. При обращении к администрации лагеря заключенные обязаны держать себя вежливо и не вступать в пререкания.

51. При посещении лагподразделения начальствующим составом лагеря, а также должностными лицами, имеющими право посещения лагеря и его проверки, заключенные по команде «внимание» обязаны встать.

52. В свободное от работы время до отбоя заключенным разрешается посещение в пределах лагпункта медико-санитарных и культурно-воспитательных учреждении (больниц, амбулаторий, бань, школ, кружков, библиотек, клубов и т. д.) и отдых в бараках.

53. При переводе из одного помещения в другое заключенным разрешается брать с собой лишь лично принадлежащее им имущество, а также имущество, выданное им лагерем, значащееся на их арматурных книжках

54. Мелкую починку белья и одежды производят сами заключенные. Администрация лагеря обязана на разводе и поверке следить за опрятностью заключенных и сохранением ими вещевого довольствия.

55. Администрация лагерного подразделения не реже 2-х раз в месяц производит в помещениях заключенных обыски на предмет изъятия запрещенных к хранению предметов и результаты обыска фиксирует соответствующим актом.

56. Заключенные обязаны выполнять имеющиеся в лагере правила внутреннего распорядка, разработанные в точном соответствии с настоящей инструкцией Управлением лагеря.

Правила внутреннего распорядка должны быть вывешены в каждом бараке.

ПОРЯДОК ПЕРЕДВИЖЕНИЯ ЗАКЛЮЧЕННЫХ

а) Конвойное передвижение

57. Начальник лагпункта совместно с командиром подразделения в/охраны составляет ежедневную заявку на наряд, необходимый для охраны заключенных на производстве.

58. Разнарядка на вывод рабочей силы должна поступать командиру подразделения охраны для ночных работ к 14 часам, а для дневных работ следующего дня к 18 часам.

Примечание. При организации новых мест работ заявка сообщается за сутки для изучения начальником конвоя путей следования и места работ.

59. Заключенные, следующие под конвоем, строятся побригадно и пропускаются через вахту на основании разнарядки, утвержденной начальником лагпункта, в которой указывается наименование бригад, число подлежащих выпуску заключенных, фамилия старшего конвоя, куда следует бригада и на какой срок.

К пропуску, предъявленному старшим конвоя на вывод людей, прилагается именной список заключенных, направляемых на работу.

60. Дежурный по вахте обязан сверить количество выведенных на работу заключенных, записать в дежурной книге их количество и фамилию старшего конвоя, который расписывается в приеме заключенных и, по возвращении, в их сдаче.

61. По прибытии на место работы начальник конвоя, в соответствии с выданной разнарядкой, определяет участок свободного передвижения заключенных и организует построение охраны.

62. В случае обнаружения побега во время работ старший конвоя выясняет у бригадира фамилию бежавшего заключенного и принимает немедленные меры к его задержанию. Одновременно сообщает о побеге дежурному по лагподразделению.

63. При возвращении заключенных с работы, в случае количественного расхождения между числом выведенных на работу и возвратившимися, дежурный по вахте, не распуская бригаду, выясняет через старшего конвоя причину отсутствия заключенных и сообщает о случившемся дежурному по лагподразделению.

64. При переброске заключенных через населенные пункты должен быть обеспечен усиленный конвой.

При наличии машин переброска заключенных производится в закрытых машинах.

б) Бесконвойное передвижение

65. Бесконвойное передвижение за пределы зоны лагерного подразделения допускается в исключительных случаях, когда это вызывается особыми условиями производства, и при обязательном соблюдении следующего порядка:

а) Категорически запрещается расконвоирование осужденных за террор, шпионаж, измену родине, диверсию, участие в контрреволюционных троцкистских, зиновьевских, правых организациях, а также в других антисоветских организациях, участников фашистских и националистических организаций, перебежчиков, членов антисоветских партий (меньшевики, эсеры и др.) и иноподданных, независимо от состава их преступления, а также осужденных за бандитизм и вооруженный разбой.

б) Заключенные, осужденные за контрреволюционные преступления, не перечисленные в п. «а» настоящего параграфа, могут быть расконвоированы только по разрешению начальника управления лагеря, по согласованию с начальником 3 отдела и при условии, если эти заключенные не замечены в антисоветской или дезорганизаторской деятельности в лагере и если они выполняют работу, связанную с необходимостью бесконвойного передвижения за зону лагеря.

в) Расконвоирование заключенных, не перечисленных в п.п. «а» и «б» разрешается начальником отделений (отделов) и отдельных лагпунктов. При расконвоировании начальники отделений, районов и отдельных лагпунктов обязательно учитывают характер совершенного преступления и поведение заключенного в лагере.

г) Всякое расконвоирование заключенных должно быть согласовано соответственно с 3 отделом, отделениями, частями и уполномоченными участка (лагпункта).

д) Бесконвойное передвижение допускается только от лагпункта до места работ, и только для лиц, имеющих групповые (бригадные) или индивидуальные пропуска. В каждом пропуске обязательно указывается маршрут движения и срок действия выданного пропуска.

Охрана обязана систематически проверять маршруты движения бесконвойных и наблюдать за поведением бесконвойных заключенных

За нарушение маршрута движения заключенные привлекаются к дисциплинарной ответственности.

66. За пределы зоны лагпункта бесконвойное передвижение может быть партиями (бригады) или индивидуальным порядком.

67. Бесконвойные бригады выпускаются из лагерного подразделения на основании пропуска, выданного на определенное количество людей бригады и на имя бригадира. К пропуску прилагается именной список заключенных, составляемый начальниками лагерных подразделений, после согласования их с 3 отделом или 3 частью.

Пропуска подписываются начальниками лагподразделений.

68. Вахта пропускает бесконвойные бригады, указанные в пропуске, проверяя при этом наличие заключенных с имеющимся у бригадира именным списком состава бригады.

69. Индивидуальное бесконвойное передвижение допускается только по пропуску с фотокарточкой заключенного, выданному на месячный срок.

По окончании работы заключенные, переведенные на бесконвойное передвижение, должны находиться в зоне латодразделения.

70. На право бесконвойного передвижения устанавливаются пропуска, единой для всего лагеря формы (отпечатанные в типографии).

Выдача пропусков не установленного образца (на клочках бумаги и т. п.) запрещается.

71. Образец установленного по лагерю пропуска на бесконвойное передвижение заключенных должен находиться на вахте.

Категорически запрещается дежурным по вахте выпуск за пределы лагерного подразделения заключенных по пропуску неустановленной формы, по телефонным звонкам или запискам от кого бы они ни исходили.

По истечении срока действия пропуска отбираются и уничтожаются, о чем составляется акт.

72. При возвращении в лагерь все расконвоированные заключенные подвергаются личному обыску на вахте,

У заключенных, имеющих бесконвойное передвижение, пропуска и списки отбираются и хранятся на вахте.

На вахтах также должны быть копии списков на заключенных, имеющих право бесконвойного передвижения, подписанные начальниками участков и начальниками подразделений ВОХР.

СВИДАНИЯ

73. Заключенным, содержащимся в исправительно-трудовых лагерях, разрешаются в лагере свидания с их родственниками, при условии выполнения заключенными производственных норм и соблюдения лагерного режима.

Свидания заключенным с прибывшими родственниками могут быть предоставлены в свободное от работы время:

а) в присутствии охраны;

б) личные свидания.

Примечание. Заключенным, находящимся на излечении в стационарах и больницах, свидание разрешается в том случае, если они до болезни выполняли производственные нормы и соблюдали установленный режим в лагере.

74. Заключенным свидания разрешаются 1 раз в 6 месяцев и в порядке поощрения лучшим производственникам до 1 раза в 3 месяца.

Заключенным, осужденным за преступления, перечисленные в п. «а» № 65, свидания допускаются только с разрешения начальника ГУЛАГа НКВД.

Заключенным, осужденным за преступления, перечисленные в п. «б» № 65, свидания допускаются только с разрешения начальника лагеря по обязательному согласованию с 3 отделом.

75. Свидания в присутствии охраны допускаются с письменного разрешения начальника района (отделения) или отдельного лагерного пункта на срок до 8 часов, но не более 2 часов в сутки.

76. Личные свидания допускаются с письменного разрешения начальника управления лагеря только с прямыми родственниками (женой, мужем, родителями, детьми) заключенных на срок не более 5 суток.

77. При получении заключенными разрешения на свидание он сообщает своим родственникам о приезде в лагерь.

78. На время разрешенного личного свидания, в свободное от работы время, заключенные, которым предоставлено свидание, находятся совместно с родственниками.

Личные свидания производятся в изолированном от зоны, охраняемом помещении или специально оборудованном помещении при вахте.

79. Приезжающие на свидания регистрируются, их вещи осматриваются, документы подлежат сдаче на хранение.

Заключенные, получившие свидание, подвергаются обыску как до, так и после свидания.

Пропуск лиц, прибывших на свидание, в зону лагпункта (участка) запрещается.

80. При нарушении заключенными правил внутреннего распорядка и при невыполнении приехавшими на свидание установленных для них правил свидание немедленно прекращается.

ПЕРЕДАЧИ (ПОСЫЛКИ)

81. Заключенным разрешаются передачи (посылки).

Передачи бывают:

а) при предоставлении свиданий;

б) путем получения посылок по почте раз в месяц.

Заключенным, осужденным за контрреволюционные преступления, получение передач (посылок) разрешается в 3 месяца один раз.

82. К передаче не допускаются вещи и предметы по прилагаемому перечню.

83. Полученная передача (посылка) вскрывается экспедитором обязательно в присутствии получателя и представителя охраны.

84. При обнаружении в посылках запрещенных предметов таковые изымаются и составляется акт, в котором указывается дальнейшее направление изъятых предметов в зависимости от их характера. Акт объявляется заключенному. Обнаруженные в посылках деньги подлежат конфискации в доход государства.

Если при передаче обнаружена в замаскированном виде большая сумма денег, которая могла быть использована заключенным в преступных целях (совершение побега, подкуп стрелков охраны и т. д.), необходимо составить акт и по каждому факту производить расследование.

При подтверждении факта пересылки денег в преступных целях наряду с привлечением виновных к ответственности ведущий расследование должен принять соответствующие меры к обеспечению сохранности денег до суда.

85. Посылки, поступившие на имя заключенных, лишенных в порядке административного взыскания права получения посылок, выдаются заключенным после снятия наложенного взыскания.

Находящиеся в посылках скоропортящиеся продукты должны быть по акту сданы в ларек для реализации по существующим ценам, а полученные от реализации деньги зачислены на личный счет заключенного.

ПЕРЕПИСКА

86. Заключенным разрешается вести переписку без ограничения. Заключенным, осужденным за контрреволюционные преступления, перечисленные в п. «а» № 65, разрешается переписка один раз в три месяца.

Заключенным, осужденным за контрреволюционные преступления, перечисленные в п. «б» № 65, разрешается переписка 1 раз в месяц.

87. Вся входящая и исходящая переписка просматривается в обязательном порядке специально выделенным вольнонаемным работником (цензором).

Письма должны просматриваться и вручаться адресатам, а также отправляться адресатам в 5-дневный срок с момента их поступления на просмотр.

88. В письмах заключенных запрещается помещение сведений о количестве заключенных в лагере, о всех вопросах, связанных с режимом содержания заключенных, охраной лагеря и характером производства. Такие письма подлежат конфискации, о чем составляется акт и приобщается к личному делу заключенного.

89. Сдаваемые для отправки личные письма должны быть в незапечатанных конвертах

90. Переписка заключенных-иноподданных и переписка заключенных с заграницей определяется специальными указаниями.

91. При обнаружении нелегальной отправки писем заключенный лишается права переписки на срок до 6 месяцев, при повторных случаях, помимо лишения права переписки, водворяется в штрафизолятор.

92. Лица, осужденные за контрреволюционные преступления, уличенные в нелегальной переписке, переводятся на штрафной режим до 6 месяцев.

93. Заключенным, лишенным в порядке административного взыскания права переписки, полученные письма не выдаются на срок наложенного взыскания.

Уничтожать письма категорически запрещается.

После снятия адмвзыскания все письма, поступившие на имя заключенного, должны быть вручены адресату.

94. В каждом лагере создается почтово-посылочная экспедиция, которая получает все виды корреспонденции и посылки, поступающие в адрес заключенных, хранит их, ведет им строгий учет и обеспечивает немедленную рассылку в пункты местонахождения заключенных, контролируя вручение адресатам.

95. В случае выбытия заключенного в другой лагерь, тюрьму или колонию посылки и письма в течение 3 суток направляются по месту его убытия.

В случае смерти заключенного посылки и письма возвращаются отправителю.

96. Каждый работник почтово-посылочной экспедиции – в первую очередь, начальник экспедиции – несут строжайшую ответственность за каждое недоставленное письмо или посылку и тем более за утерю или хищение – вплоть до предания суду.

Начальник лагеря организует проверку работы почтово-посылочной экспедиции не реже одного раза в месяц.

О ПОРЯДКЕ ДОПУСКА ЗАКЛЮЧЕННЫХ

НА АДМИНИСТРАТИВНО–ТЕХНИЧЕСКИЕ ДОЛЖНОСТИ

97. Запрещается использование в аппарате Управления лагеря на какой бы то ни было работе заключенных, осужденных по всем пунктам ст. 58 УК РСФСР и соответствующим статьям УК СССР (контрреволюционные преступления), перебежчиков, членов антисоветских партии (меньшевики, эсеры и т.д.), иноподданных, независимо от состава их преступления, а также осужденных за бандитизм и вооруженный разбой.

Отдельные заключенные, высококвалифицированные специалисты, по согласовании с 3 отделом, независимо от состава преступления, могут быть использованы в Управлении лагеря в качестве консультантов по отдельным отраслям работы или на работе в специально организованных проектных бюро.

98. В аппарате лагерных подразделений (районов, отделений, лагпунктов) запрещается использование осужденных по всем пунктам ст. 58 УК, за исключением осужденных по пунктам 7, 10, 12, 14 (вредительство, антисоветская агитация, недоносительство, саботаж).

Примечания:

а) заключенные инженерно-технические работники, осужденные по пунктам 7, 10, 12 и 14 ст. 58 УК РСФСР могут быть использованы по специальности на инженерно-технических должностях только в лагерных подразделениях, районах, отделениях, лагпунктах, участках, колоннах, но не на руководящей работе;

б) использование на инженерно-технических должностях заключенных, перечисленных в п. «а» № 65, производится только в каждом отдельном случае с разрешения начальника лагеря по согласованию с 3 отделом.

в) заключенных врачей разрешается использовать по специальности, причем осужденные за измену родине, шпионаж, диверсию, террор и участие в антисоветских организациях, должны использоваться в больницах, амбулаториях, находящихся внутри зоны.

99. Не допускаются к использованию в аппарате Управления и лагерных подразделений на работе, связанной с выдачей, хранением и учетом материальных ценностей, заключенные, осужденные за растрату, подлог, взятку, мошенничество и по закону от 7 августа 1932 года.

100. На должности начальников отделов и частей в Управлении лагеря и лагподразделениях, а также на должности начальников лагпунктов и отдельных командировок, заключенные, независимо от характера их преступления, к работе не допускаются.

101. Категорически запрещается использование заключенных на какой бы то ни было работе в охране, в аппаратах Отдела режима, Отдела кадров, Учетно-распределительного, Культурно-воспитательного и Общеадминистративного отделов Управления лагеря и лагерных подразделений, за исключением нарядчиков и культорганизаторов.

102. Использование заключенных в качестве культорганизаторов не допускается из числа осужденных по всем пунктам ст. 58 (к.-р. преступления), ст. 59 п. 3 (бандитизм), ст, 82 (побег), ст. 117–118 (взятка), ст. 151–155 половые преступления), ст. 167 (разбой) УК РСФСР и соответствующим статьям УК союзных республик.

103. Заключенные, вторично осужденные за преступления, совершенные в лагере, используются, как правило, на общих работах. Исключение может быть только с разрешения начальника Управления лагеря, при условии хорошего поведения заключенного.

МЕРЫ ВЗЫСКАНИЯ И ПООЩРЕНИЯ

а) Меры взыскания

104. За нарушение правил внутреннего распорядка, недобросовестное отношение к труду или отказ от работы, на заключенных налагаются взыскания.

Меры взыскания налагаются исключительно вольнонаемным составом из числа лиц, указанных в № № 105, 106, 107, 108 и 109 настоящей инструкции.

105. Начальником Управления лагеря может быть наложено одно из следующих взысканий:

а) лишение свиданий, переписки, передач на срок до 6 месяцев, ограничение в праве пользования личными деньгами на срок до 3 месяцев и возмещение причиненного ущерба;

б) перевод на общие работы;

в) перевод на штрафной лагпункт сроком до б месяцев;

г) перевод в штрафизолятор сроком до 20 суток;

д) перевод в худшие материально-бытовые условия (штрафной паек, менее благоустроенный барак и т. п.).

106. Начальник отделения (района) может наложить одно из нижеследующих взысканий:

а) лишение свиданий, переписки, передач на срок до 3 месяцев, ограничение в праве пользования личными деньгами на срок до 2 месяцев и возмещение причиненного ущерба;

б) перевод на общие работы;

в) перевод в штрафной изолятор до 10 суток;

г) перевод в худшие материально-бытовые условия (штрафной паек, менее благоустроенный барак и т. п.).

107. Начальник лагерного пункта может наложить одно из нижеследующих взысканий:

а) лишение передач и переписки на срок до 2 месяцев и ограничение в праве пользования личными деньгами на тот же срок;

б) перевод в штрафизолятор до 5 суток;

в) перевод в худшие материально-бытовые условия (штрафной паек, менее благоустроенный барак и т. п.).

Всякое взыскание, наложенное начальником лагпункта на заключенного, санкционируется начальником отделения (района), в случае необходимости начальник лагпункта накладывает взыскание с последующим получением санкции.

108. Командный состав на производстве (гл. инженер, нач. работ, прораб) пользуется дисциплинарными правами в пределах, установленных соответственно для нач. лагеря, нач. отделения, нач. лагпункта в отношении следующих видов взысканий:

а) перевод на общие работы;

б) ограничение в пользовании личными деньгами;

в) возмещение причиненного ущерба;

г) перевод в худшие материально-бытовые условия.

Право водворения заключенных в штрафизолятор, штрафлагпункт, карцер и лишения заключенных свидания, переписки и передач (посылок) им не предоставлено.

109. Десятником может быть наложено на заключенного одно из следующих взысканий:

а) перевод на общие работы;

б) перевод в худшие материально-бытовые условия (питание по штрафному котлу, менее благоустроенный барак).

110. О наложении взыскания на заключенного во всех случаях выносится мотивированное постановление за подписью начальника лагеря или лагподразделения, которое по исполнении приобщается к личному делу заключенного.

Примечание. Нач. лагподразделения до наложения взыскания обязан заслушать личное объяснение заключенного, совершившего нарушение.

Заключенному разрешается обжалование наложенного на него взыскания перед вышестоящими начальниками.

111. Начальник Управления лагеря и лагерного подразделения имеют право досрочно отменить или снять наложенное ими взыскание, если работа заключенного на производстве, его поведение в быту и дисциплинированность свидетельствуют о его исправлении.

Кроме того, каждый начальник лагподразделения может возбудить перед вышестоящим начальником как по своей инициативе, так и по заявлению заключенного, ходатайство о досрочной отмене или снятии наложенного взыскания, если поведение заключенного и его ударный труд свидетельствуют о его исправлении.

112 Наложенное взыскание должно быть оформлено приказом (приказанием), в котором должно быть указано, когда и какое нарушение (поступок) допущено заключенным, какое и на какой срок налагается взыскание.

Выписка из приказа (приказания) прилагается к личному делу заключенного вместе с постановлением.

б) Меры поощрения

113. В отношении заключенных, соблюдающих режим, хорошо проявивших себя на производстве, перевыполняющих установленную норму, администрацией лагеря из числа вольнонаемного состава применяются следующие меры поощрения:

Начальником управления лагеря:

а) объявление благодарности в приказе с занесением в личное дело;

б) выдача премии (денежной, натуральной);

в) предоставление внеочередного свидания;

г) предоставление права получения посылок и передач без ограничения;

д) предоставление права перевода денег родственникам в сумме, не превышающей 100 рублей в месяц.

Начальником отделения, района, отдельного лагпункта:

а) объявление благодарности с занесением в личное дело;

б) выдача премии (денежного или натурального вознаграждения);

в) разрешение на внеочередное свидание и внеочередную передачу (посылку);

г) предоставление права перевода денег родственникам в сумме, не превышающей 50 рублей.

Начальником лагерного пункта (участка):

а) объявление благодарности перед строем без занесения в личное дело;

б) выдача премии (денежной, натуральной);

в) разрешение на внеочередную передачу (посылку);

г) предоставление права перевода денег родственникам в сумме, не превышающей 50 рублей в месяц.

114. Заключенным, работающим стахановскими методами труда, помимо мер поощрения, перечисленных в № 113, начальником Управления лагеря, начальником отделения (района), отдельного лагпункта и начальником лагерного пункта (участка), должно быть предоставлено следующее:

а) лучшие и благоустроенные бараки, оборудованные топчанами или кроватями, обеспеченные постельными принадлежностями, культуголком, радио;

б) специальный улучшенный паек;

в) отдельная столовая или отдельные столы в общей столовой с первоочередным обслуживанием;

г) вещевое довольствие в первую очередь и 1 срока носки;

д) преимущественное право пользования лагерным ларьком;

е) первоочередное получение книг, газет и журналов из библиотеки лагеря;

ж) постоянный клубный билет на занятие лучшего места для просмотра кинокартин, художественных постановок и литературных вечеров;

з) командирование на курсы внутри лагеря для получения или повышения соответствующей квалификации (шофера, тракториста, машиниста и т. д.).

115. Главный инженер, нач. работ, прораб в отношении хорошо работающих заключенных применяют все меры поощрения. Установленные соответственно для нач. лагеря, нач. отделения и нач. лагпункта, за исключением внеочередных свиданий, а в отношении заключенных, работающих стахановскими методами труда, кроме того, применяют меры поощрения, предусмотренные № 114.

116. Десятник в отношении хорошо работающих заключенных применяет следующие меры поощрения:

а) перевод на более квалифицированную работу;

б) предоставление права перевода денег семье в сумме, не превышающей 50 рублей;

в) ходатайствует перед прорабом или начальником лагпункта о предоставлении заключенному льгот, предусмотренных в № 114.

117. В отношении отдельных, особо отличившихся заключенных, начальник Управления лагеря и начальник Политотдела могут возбудить ходатайство перед Коллегией или Особым совещанием НКВД об условно-досрочном освобождении.

ШТРАФНОЙ РЕЖИМ

а) Центральный штрафной лагерный пункт

118. В каждом лагере организуется центральный штрафной лагерный пункт.

119. Центральный штрафной лагерный пункт организуется в наиболее отдаленном от населенных мест и путей сообщения районе с обеспечением усиленной изоляции и охраны, причем охрана комплектуется из особо проверенных, дисциплинированных и хорошо знающих службу стрелков из вольнонаемного состава.

120. В центральный штрафной лагерный пункт переводятся заключенные:

а) осужденные судами к дополнительным срокам за к.-р. деятельность в лагере, за лагерный бандитизм, разбой и побег сроком на один год;

б) осужденные к дополнительным срокам за прочие преступления в тех случаях, когда начальник лагеря признает необходимым перевод их в штрафной режим на срок до шести месяцев;

в) систематически нарушающее лагерный режим и неоднократно подвергавшиеся взысканиям – на срок до одного года распоряжением начальника ГУЛАГа и на срок до шести месяцев приказом начальника Управления лагеря.

121. Основанием для перевода в центральный штрафной лагерный пункт является письменный приказ начальника Управления лагеря с точным указанием, за что и на какой срок заключенный переводится на штрафной режим.

122. В течение всего времени содержания в центральном штрафном лагерном пункте заключенные используются только на подконвойных работах.

Свидания с родственниками, передачи и переписка им не разрешаются. Примечание. Заключенные, находящиеся на штрафном режиме, не могут быть используемы на административно-хозяйственной работе.

123. Заключенные, содержащиеся на центральном штрафном лагерном пункте, получают питание по нормам, установленным ГУЛАГом в соответствии с выработкой.

124. Заключенные, переведенные на штрафной лагпункт, за исключением перечисленных в п. «а» № 120 при условии примерного поведения и добросовестного отношения к труду, могут быть распоряжением начальника Управления лагеря досрочно переведены на общелагерный режим.

б) Штрафной изолятор на лагерных пунктах

125. На каждом лагерном пункте или в отделении, районе для нескольких лагерных пунктов организуется штрафной изолятор, расположенный за зоной лагпункта.

Примечание. При наличии глухого забора вокруг штрафизолятора последний может быть расположен в зоне лагеря.

126. В штрафной изолятор лагерного пункта водворяются заключенные, нарушающие лагерный режим, совершившие различные проступки и отказывающиеся от работы.

127. Право перевода в штрафной изолятор лагерного пункта имеет: начальник Управления лагеря до 20 суток, начальник отделения (района, ОЛП) до 10 суток и начальник лагерного пункта (участка) до 5 суток.

128. Основанием для перевода в штрафной изолятор лагерного пункта служит выписка из приказа или приказания с точным указанием, за что, на какой срок заключенный переведен в штрафной изолятор.

129. В течение всего времени содержания в штрафном изоляторе заключенные используются только на подконвойных работах, свидания с родственниками, передача и переписка не разрешается.

130. Содержащиеся в штрафизоляторах на лагпунктах лишаются табака, бумаги и спичек.

Содержащиеся в штрафизоляторе заключенные получают питание по нормам соответствующим их выработке, а отказывающиеся от работы получают питание по нормам штрафного пайка.

131. Заключенные, содержащиеся в штрафизоляторе, при приходе с работы обыскиваются.

132. На буйствующих заключенных разрешается надевать смирительную рубашку в присутствии врача (лекпома) и начальника лагпункта (колонны) на время, установленное врачом или лекпомом в каждом отдельном случае.

133. Заключенные, переведенные в штрафной изолятор, при условии примерного поведения и добросовестного отношения к труду, могут быть распоряжением начальника Управления лагеря, начальника отделения и начальника лагерного пункта досрочно переведены на общелагерный режим.

в) Одиночная камера (карцер) на центральном штрафном лагерном пункте

134. На центральном штрафном лагерном пункте, кроме штрафизолятора, организуется одиночная камера (карцер).

Одиночная камера на центральном штрафном лагерном пункте устраивается в специальном помещении, расположенном за зоной.

135. В одиночную камеру направляется особо злостный элемент, нарушающий порядок и режим штрафного лагерного пункта и отказывающийся от работы. Направление в одиночную камеру применяется в случаях, когда все другие меры воздействия исчерпаны.

136. Водворять в одиночную камеру имеет право: начальник Управления лагеря на срок до 10 суток, района (отделения), в составе которого находится центральный штрафной лагерный пункт, на срок до 5 суток и нач. лагпункта на срок до 3 суток, о чем выносится мотивированное постановление, являющееся основанием для водворения в одиночную камеру.

137. Заключенные содержатся в одиночных камерах без вывода на работу и в помещениях, закрытых на замок.

Заключенные, содержащиеся в одиночных камерах, лишаются прогулок, права пользования табаком, бумагой, спичками.

Находящимся в одиночных камерах заключенным выдается 400 гр. хлеба в сутки и кипяток и один раз в три дня жидкая (горячая) пища.

Порядок содержания следственных заключенных

138. Для содержания следственных заключенных до направления их в следственный изолятор 3 отдела в штрафном изоляторе выделяется одна или несколько камер.

Основанием для содержания заключенного в камере для следственных является постановление 3 отделения (3 части), санкционированное прокурором.

Питание следственных заключенных, содержащихся в штрафизоляторах, производится по нормам, установленным для следственных заключенных.

Порядок передачи и направления жалоб

и заявлений заключенных

139. Каждый заключенный имеет право подавать жалобы и заявления как в письменной, так и в устной форме.

140. Кроме непосредственного приема жалоб и заявлений администрацией лагпункта, в каждом лагерном пункте должны быть ящики для жалоб, адресованных Народному комиссару внутренних дел Союза ССР, начальнику ГУЛАГа, прокурору Союза ССР, начальнику лагеря и прокурору по надзору за лагерем.

Ящики опечатываются печатью Управления лагеря или района (отделения) и должны вскрываться только доверенным лицом от нач. Управления лагеря, начальника района (отделения) или их заместителей не менее 1 раза в 5 дней.

141. Жалобы и заявления заключенных, адресованные на имя членов Политбюро, секретарей ЦК ВКП(б), в ЦК ВКП(б), КПК при ЦК ВКП(б), Президиум Верховного Совета Союза ССР и союзных республик СНК СССР, Комиссию советского контроля, судебные органы и прокуратуру, а также в органы НКВД и поданные в закрытом виде должны немедленно направляться в Управление лагеря для пересылки непосредственно адресатам без ознакомления с содержанием.

Должностные лица, допустившие вскрытие таких конвертов и ознакомление с их содержанием, подлежат ответственности.

Примечание. На закрытых конвертах заключенные обязаны указывать свою фамилию, имя и отчество.

142. Принятые жалобы и заявления должны быть отправлены по назначению в 3-дневный срок.

О времени направления жалобы обязательно уведомляется жалобщик.

143. К жалобам и заявлениям, поданным как в открытом, так и в закрытом виде, прилагаются справки, содержащие следующие сведения: фамилия, имя, отчество, год рождения заявителя, кем, когда, по какой статье и на какой срок осужден заключенный.

В отношении следственных заключенных, кроме вышеуказанных сведений, необходимо указывать, за каким органом числится заключенный.

Примечание. Характеристика об отношении заключенного к труду, соблюдении установленного режима в лагере, наличии адм. взысканий и поощрений наряду со справкой прилагается только к заявлениям заключенных о помиловании, адресованным в Президиум Верховного Совета Союза ССР и союзных республик.

144. К жалобам и заявлениям на незаконные действия лагерной администрации прилагать исчерпывающие объяснения по существу жалобы или заявления.

145. Не задерживая отправления жалобы или заявления, содержание которого известно начальнику лагпункта, последний обязан принять немедленно все зависящие от него меры к устранению указанных в жалобе нарушений.

О принятых мерах начальник подразделения одновременно с отправкой жалобы сообщает в Управление лагеря.

146. Все жалобы и заявления, подаваемые на имя начальника лагпункта, подлежат расследованию не позднее, чем в трехдневный срок.

147 Принятые жалобы и заявления заключенных берутся на учет путем регистрации в специальной книге, в которой должно быть указано время подачи жалобы, краткое ее содержание, куда направлена жалоба или какие по ней приняты меры.

В эту же книгу заносятся жалобы, изъятые из ящика, с указанием количества, кому адресованы жалобы и с росписью лица, производившего вскрытие ящика.

Указанная книга должна быть пронумерована, прошнурована за печатью и храниться у начальника лагпункта.

148. О результатах разбора жалобы-заявления объявлять заключенному под расписку, приобщая последнюю к личному делу заключенного.

О порядке извещения о смерти заключенных

и выдаче вещей умерших родственникам

149. Смерть заключенных и ее причины обязательно должны удостоверяться актом медицинского осмотра умершего.

150. Извещение родственников о смерти заключенного производится через УНКВД в порядке, предусмотренном приказом по НКВД СССР № 00674 от

11 июня 1939г.

151. Извещение о смерти заключенного посылается в судебные или административные органы, вынесшие приговор.

152. Оставшиеся после смерти заключенного вещи и ценности должны быть выданы его родственникам.

Примечание. Вещи, оставшиеся от приговоренных к ВМН, родственникам не передаются, а сдаются по акту в фонд государства.

Заместитель начальника ГУЛАГа НКВД СССР

майор государственной безопасности ДОБРЫНИН

Приложение к «Временной инструкции» о режиме содержания

заключенных в исправительно-трудовых лагерях НКВД

Перечень предметов, запрещенных к передаче заключенным,

содержащимся в исправительно-трудовых лагерях

1. Оружие.

2. Все виды алкогольных напитков.

3. Наркотические средства.

4. Лекарства.

5. Острорежущие предметы (ножи, бритвы, ножницы, пилки и т. п.).

6. Игральные карты.

7. Одеколон.

8. Различные документы.

9. Деньги, свыше разрешенной к пользованию суммы.

10. Ценные вещи, облигации.

11. Военно-топографические карты, планы местности и карты районов и областей, на территории которых расположен лагерь и лагподразделениие.

Заместитель начальника ГУЛАГа НКВД СССР

майор государственной безопасности ДОБРЫНИН

Сов. секретно

«СОГЛАСЕН»

Заместитель Народного Комиссара

Внутренних Дел Союза ССР

комдив Чернышев

ВСЕМ НАЧАЛЬНИКАМ ИТЛ НКВД СССР

В связи с запросами ряда лагерей относительно порядка применения некоторых пунктов разделов «Передачи» (посылки) и «Переписка» Временной инструкции о режиме содержания заключенных в ИТЛ НКВД СССР.

РАЗЪЯСНЯЕМ:

По разделу «Передачи» (посылки)

1. Получение передач (посылок) разрешается всем заключенным, независимо от характера совершенного преступления, без ограничений.

2. Право это распространяется и на заключенных, содержащихся в центральном штрафлагаункте (кроме одиночной камеры), если на них не наложено адмвзыскание – лишение права получения передач (посылок).

3. В случае лишения заключенного права на получение посылки в административном порядке на срок до 30 суток или когда заключенный содержится в штрафизоляторе, посылка не вскрывается до момента вручения ее заключенному.

4. При лишении права на получение передач (посылок) на длительный срок (свыше месяца) последняя должна быть вскрыта немедленно с соблюдением № № 83 и 84 инструкции.

В этом случае скоропортящиеся продукты сдаются в ларек лагеря, а вырученные от продажи деньги зачисляются на личный счет заключенного-получателя.

Остальная часть содержимого посылки, могущая быть сохраненной до возникновения права заключенного на ее получение, должна быть сдана в камеру хранения по акту, копия которого вручается заключенному на предмет получения им по окончании срока взыскания, принадлежащих ему вещей и продуктов.

5. В случае, когда заключенный, лишенный в адмпорядке права на получение передачи (посылки), оказывается в момент присылки ее больным или слабосильным, ему могут быть, по справке вольнонаемных врача или лекпома, содержащиеся в передаче (посылке) продукты вручены.

По разделу «Переписка»

6. Получение всякого рода корреспонденции заключенными, независимо от характера совершенных ими преступлений, разрешается без ограничений, за исключением заключенных, содержащихся в ШИЗО и в центральном штрафном лагпункте.

7. Корреспонденция, поступившая на имя заключенных, содержащихся в штрафизоляторе, вручается им по отбытии адмвзыскания.

Корреспонденция, поступившая в адрес заключенных, содержащихся в центральном, выдается только тем из них, которые по переводе их на штрафной режим выполняли систематически, не менее месяца, установленные производственные нормы.

При невыполнении производственных норм без уважительных причин в последующий период заключенные, содержащиеся на центральном штрафлагпункте, лишаются права на получение корреспонденции.

8. Корреспонденция, не врученная заключенным по той или иной причине за время их нахождения в центральном штрафном лагпункте, хранится в адмхозчасти и выдается им по переводе их на общелагерный режим.

9. В целях возможности лишения заключенных штрафлагпункта получения корреспонденции, начальнику лагпункта присваиваются права, изложенные в пункте «а» № 107 инструкции.

10. Отправка корреспонденции заключенных, осужденных за преступления, перечисленные в пунктах «а» и «б» № 65, происходит в прежнем количестве и в сроки, предусмотренные № 86 инструкции.

Отправка корреспонденции заключенным, содержащимся в штрафлагпункте и штрафизоляторе, не разрешается.

Отправка корреспонденции всем остальным заключенным, содержащимся на общелагерном режиме, разрешается, если они не лишены этого права в административном порядке, – без ограничений.

Настоящие разъяснения не распространяются на № 90 инструкции о режиме содержания заключенных в ИТЛ НКВД

Зам. нач. ГУЛАГа НКВД СССР

начальник Управления охраны майор госбезопасности ДОБРЫНИН

Нач. Отдела по надзору за местами заключения

прокуратуры Союза ССР ДЬЯКОНОВ

Секретно

«УТВЕРЖДАЮ»

Заместитель Народного Комиссара

Внутренних Дел Союза ССР

комдив Чернышев

Циркуляр Главного Управления Исправительно-

трудовых лагерей НКВД Союза ССР за 1940 год

21 января 1940г.

ВСЕМ НАЧАЛЬНИКАМ

ИСПРАВИТЕЛЬНО–ТРУДОВЫХ ЛАГЕРЕЙ НКВД СССР

В связи с поступающими из ряда лагерей запросами, относительно режима содержания заключенных, осужденных как члены семей изменников родины.

РАЗЪЯСНЯЮ:

1. Заключенных, осужденных как членов семей изменников родины на срок до 5 лет включительно надлежит содержать с соблюдением требований, предъявляемых к заключенным, перечисленным в п. «б» № 65 «Временной инструкции о режиме содержания заключенных в ИТЛ НКВД СССР».

2. Тех же заключенных этой категории, которые осуждены на срок свыше 5 лет, содержать в соответствии с указаниями в отношении заключенных, перечисленных в п. «а» № 65 тойже инструкции.

Зам. начальника ГУЛАГ НКВД СССР

нач. Упр. охраны майор государственной безопасности ДОБРЫНИН

Сов. секретно

«УТВЕРЖДАЮ»

Заместитель Народного Комиссара

Внутренних Дел Союза ССР

Чернышев

ВСЕМ НАЧАЛЬНИКАМ

ИСПРАВИТЕЛЬНО–ТРУДОВЫХ ЛАГЕРЕЙ НКВД СССР

В частичное изменение № 84 Инструкции о режиме содержания заключенных в ИТЛ предлагается к руководству и исполнению следующая редакция указанного параграфа:

«№ 84. При обнаружениях в посылках (передачах) запрещенных предметов таковые изымаются экспедитором и представителем охраны и составляется акт, в котором указывается дальнейшее направление изъятых предметов в зависимости от их характера. Акт объявляется заключенному. Обнаруженные в посылках деньги свыше 25 руб. подлежат конфискации в доход государства с обязательной выдачей заключенному копии квитанции. (Деньги до 25 руб. зачисляются на личный счет заключенного).

Если при передаче или в почтовой посылке обнаружены в замаскированном виде деньги свыше 100 руб., которые могли быть использованы заключенным в преступных целях (совершение побега, подкуп стрелков охраны и т. д.), – необходимо составить акт и по каждому акту производить расследование.

При подтверждении факта пересылки денег в преступных целях, наряду с привлечением виновных к ответственности, ведущий расследование должен принять соответствующие меры к обеспечению сохранности денег до суда».

Зам. нач. Упр. охраны и режима ГУЛАГ НКВД СССРУШАКОВ

Нач. Отдела по надзору за местами заключения прокуратуры

Союза ССР ДЬЯКОНОВ

№ 236

1 октября 1940г.

ГАРФ. Ф.9401. Оп. 12. Д. 316. Лл. 359–372 об.

№ 113

Приказ НКВД СССР № 00943 «О введении новых норм питания и вещевого довольствия для заключенных в ИТЛ и ИТК НКВД СССР»

Сов. секретно

14августа 1 939г.

г. Москва

1. Ввести в действие с 1 июля 1939 года нормы питания и вещевого довольствия заключенных в исправительно-трудовых лагерях и колониях НКВД СССР согласно приложений № № 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16 и нормы замены одних продуктов другими, согласно приложения № 17.

2. Для заключенных, работающих за полярным кругом, а также на подземных работах, указанные нормы увеличиваются на 25%, исключая нормы хлеба, соли, лаврового листа и перца.

3. Для заключенных, находящихся в Норильлаге, Воркутлаге и Абезьском Отделении Севжелдорлага сохранить нормы питания и вещевого довольствия, утвержденные планом на 1939/40 год.

4. Нормы по мясу, растительному маслу и сахару вводятся с IV квартала 1939 года.

5. Все ранее установленные приказами ОГПУ–НКВД и распоряжениями ГУЛАГа НКВД СССР нормы питания и вещевого довольствия для заключенных в исправительно-трудовых лагерях и колониях НКВД СССР – отменить.

Приложение: нормы.

Заместитель народного комиссара внутренних

дел Союза ССР комдив ЧЕРНЫШОВ

Приложение № 1

НОРМА № 1

довольствия заключенных в исправительно-трудовых лагерях и колониях

НКВД СССР, для невырабатывающих производственные нормы,

хозлагобслуги, следственных и инвалидов

(на 1 человека в день в граммах)


Наименование продуктов Количество Наименование продуктов Количество
Хлеб ржаной 600 Чай суррогатный 2
Мука пшеничная 85% 10 Картофель и овощи 500
Крупа разная 100 Томат-пюре 10
Мясо 30 Перец стручковый 0,13
Рыба 128 Лавровый лист 0,2
Растительное масло 0 Соль 20
Сахар 10

Примечание:

1. Заключенные, занятые на основных производственных работах и вырабатывающие нормы до 60%, получают питание по этой норме.

2. Заключенные, вырабатывающие производственные нормы от 60% до 99% включительно, получают дополнительно к означенному пайку хлеба согласно нижеследующей шкалы:


п/п % по выработке 1-й разряд 2-й разряд 3-й разряд и выше
1 60–79% 100 грамм 100 гр. 200 гр.
2 80–99% 103 200 400

Нач. ООС ГУЛАГ НКВД интендант 1-го ранга СИЛИН

Приложение № 2

НОРМА № 2

довольствия заключенных в исправительно-трудовых лагерях

и колониях НКВД СССР, занятых на основных производственных

работах и выполняющих норму выработки

(на 1 человека в день в граммах)


Наименование продуктов Количество Наименование продуктов Количество
Хлеб ржаной 1200 Сахар 13
Мука пшеничная 85% 60 Чай суррогатный 2
Крупа разная 130 Картофель и овощи 600
Мясо 30 Томат-пюре 10
Рыба 158 Перец стручковый 0,13
Растительное масло 12 Лавровый лист 0,2
Макароны 10 Соль 20

Примечание:

1. Заключенные, вырабатывающие производственные нормы не на основных работах (1 и 2 разряд хлебной шкалы), получают хлеба 1000 гр. в сутки, из коих 200 гр. хлеба отпускается за плату через ларек.

2. Для заключенных, вырабатывающих производственные нормы на основных работах, устанавливается норма хлеба (3 разряд и выше) 1200 гр. в сутки, из коих 1000 гр. отпускается бесплатно, а 200 грамм через ларек за плату.

Нач. ООС ГУЛАГ НКВД интендант 1-го ранга СИЛИН

Приложение № 3

НОРМА № 3

дополнительного к норме № 2 довольствия заключенных

в исправительно-трудовых лагерях и колониях НКВД СССР,

для работающих стахановскими методами

(на 1 человека в день в граммах)


Наименование продуктов Количество Наименование продуктов Количество
Хлеб ржаной 200 Растительное масло 3
Мука пшеничная 85% 50 Жиры животные 5
Крупа разная 20 Макароны 7
Мясо 50 Сахар 7
Рыба 34 Картофель и овощи 150

Означенное питание отпускается за плату с удержанием стоимости из причитающегося премвознаграждения.

Нач. ООС ГУЛАГ НКВД интендант 1-го ранга СИЛИН

Приложение № 4

НОРМА № 4

дополнительного довольствия заключенных в исправительно-трудовых лагерях

и колониях НКВД СССР, для инженерно-технических работников

(на 1 человека в день в граммах)


Наименование продуктов Количество Наименование продуктов Количество
Хлеб ржаной 300 Растительное масло 5
Мука пшеничная 85% 80 Жиры животные 3
Крупа разная 20 Макароны 12
Мясо 30 Сахар 8
Рыба 60 Картофель и овощи 200

Примечания:

1. Зачисление на означенный паек является актом поощрения за отличные качества работы и высокие показатели производительности труда.

2. Зачисление производится распоряжением начальника Отд. лагпункта, участка и отделения по персональному отбору.

3. Паек выдается дополнительно к норме № 1 бесплатно.

Нач. ООС ГУЛАГ НКВД интендант 1-го ранга СИЛИН

Приложение № 5

НОРМА № 5

довольствия заключенных в исправительно-трудовых

лагерях и колониях НКВД СССР

(на 1 человека в день в граммах)


Наименование продуктов Количество Наименование продуктов Количество
Хлеб ржаной 1100 Чай суррогатный 1
Мука пшеничная 85% 61 Чай натуральный*** 0,3
Крупа разная 127 Картофель и овощи 650
Мясо 39 Томат-пюре 10
Рыба 155 Сухофрукты*** 0,5
Сельди* 5 Мука картофельная*** 0,3
Растительное масло 14 Перец стручковый 0,13
Жиры животные* * 4 Лавровый лист 0,2
Макароны 10 Соль 20
Сахар 17

* Для продажи в ларьках.

** Для больных и работающ. стахан. методом.

*** Только для больных.

Нач. ООС ГУЛАГ НКВД интендант 1-го ранга СИЛИН

Приложение № 6

НОРМА № б

довольствия заключенных в исправительно-трудовых лагерях и колониях НКВД СССР, для несовершеннолетних (от 16 до 17 лет включительно)

(на 1 человека в день в граммах)


Наименование продуктов Количество
Общий паек Для вырабатывающих производств, задание
Хлеб ржаной 600 900
Мука пшеничная 85% 10 10
Крупа разная 100 113
Мясо 50 50
Рыба 150 150
Растительное масло 20 20
Жиры животные 7 10
Макароны 7
Сахар 25 33
Чай суррогатный 2 2
Картофель и овощи 500 700
Томат-пюре 7 7
Перец стручковый 0,13 0,2
Лавровый лист 0,2 0,2
Соль 20 20

Примечание:

1. Общий паек выдается всем несовершеннолетним.

2. Несовершеннолетние заключенные, вырабатывающие производственные нормы от 80% и выше установленных для них норм, получают паек для вырабатывающих производственные задания.

Нач. ООС ГУЛАГ НКВД интендант 1-го ранга СИЛИН

Приложение № 7

НОРМА № 7

больничного, пеллагрозного и дополнительного противоцингового

довольствия заключенных в исправительно-трудовых лагерях

и колониях НКВД СССР (на 1 человека вдень в граммах)


Наименование Больничный Количество
Пеллагрозный Дополнительный противоцинговыи
с поносом без поноса
1 2 3 4 5
Хлеб ржаной 400 100 400
Хлеб пшеничный 300
Мука подболточная 20 10 10
Крупа разная (кроме диет.) 80 60
Крупа диетическая 40 100 60
Мясо 80 200 200
Рыба 100 50 100
Растительное масло 10 10
Жиры животные (масло слив.) 20 25 40
Творог 20
Сметана 5
Макароны 15
Сахар 40 50 40
Чай натуральный 0,5 0,18 0,18
Картофель и овощи 600 500 600 400
Томат-пюре 10 10
Сухофрукты 10 10 10
Мука картофельная 5 10 10
Перец стручковый 0,13
Лавровый лист 0,5
Соль 20 20 20 10
Уксус 10 10
Молоко 300 400 400
Яйца 0,5 шт. 2 шт. 2 шт.
Горох – фасоль 10
Кофе суррогатный 3 3
Пивные дрожжи 75 75
Горчица 3
Лук репчатый 35

Примечание:

1. Больничный паек выдается бесплатно только больным, находящимся на стационарном лечении.

2. Пеллагрозный паек выдается бесплатно и заменяет собой больничный паек,

3. Противоцинготный паек выдается по назначению врача или лекпома бесплатно в качестве дополнения к больничному или основному довольствию заключенного, получаемому по своей работе.

4. Питание для различных групп больных определяется лечащим врачом в зависимости от установленного для них пищевого режима.

Нач. ООС ГУЛАГ НКВД интендант 1-го ранга СИЛИН

Приложение № 8

НОРМА № 8

довольствия заключенных в исправительно-трудовых лагерях и колониях НКВД СССР, для беременных и кормящих грудью женщин

(на 1 человека в день в граммах)


Наименование продуктов Количество Наименование продуктов Количество
Хлеб ржаной 800 Макароны 17
Мука пшеничная 85% 110 Сахар 33
Мука подболточная 85% 10 Чай суррогатный 2
Крупа разная (кроме диетич.) 150 Картофель и овощи 700
Томат-пюре 10
Мясо 60 Перец стручковый 0,13
Рыба 192 Лавровый лист 0,2
Растительное масло 15 Соль 20
Жиры животные 25 Молоко 400

Примечание:

1. На указанный вид питания зачисляются беременные женщины за 2 м-ца до родов и в период кормления ребенка грудью, т. е. в течение 9 месяцев после родов.

2. Паек выдается бесплатно.

Нач. ООС ГУЛАГ НКВД интендант 1-го ранга СИЛИН

Приложение № 9

НОРМА № 9

довольствия заключенных в исправительно-трудовых лагерях и колониях НКВД СССР, для неработающих слабосильных

(на 1 человека в день в граммах)


Наименование продуктов Количество Наименование продуктов Количество
Хлеб ржаной 800 Макароны 10
Мука пшеничная 85% 50 Сахар 15
Мука подболточная 85% 10 Чай суррогатный 2
Картофель и овощи 620
Крупа разная Томат-пюре 10
(кроме диетич.) 130 Перец стручковый 0,13
Мясо 30 Лавровый лист 0,2
Рыба 160 Соль 20
Растительное масло 13 Жиры животные 5

Нач. ООС ГУЛАГ НКВД интендант 1-горанга СИЛИН

Приложение № 10

НОРМА № 10

довольствия заключенных в исправительно-трудовых лагерях

и колониях НКВД СССР, для слабосильных работающих

(на 1 человека в день в граммах)


Наименование продуктов Количество Наименование продуктов Количество
Хлеб ржаной 1000 Макароны 30
Мука пшеничная 85% 50 Сахар 20
Мука подболточная 85% 10 Чай суррогатный 2
Крупа разная (кроме диетич.) 160 Картофель и овощи 750
Мясо 30 Томат-пюре 10
Рыба 260 Перец стручковый 0,13
Растительное масло 13 Лавровый лист 0,2
Жиры животные 15 Соль 20

Примечание:

1. По этой норме питаются работающие слабосильные заключенные, на время нахождения их в слабосильных командах, вне зависимости от выработки ими производственных заданий.

2. Паек выдается бесплатно.

Нач. ООС ГУЛАГ НКВД интендант 1-го ранга СИЛИН

Приложение № 11

НОРМА № 11

довольствия заключенных в исправительно-трудовых лагерях и колониях

НКВД СССР, для этапируемых из лагеря в лагерь и отправляемых

из тюрем и ИТК (на 1 человека в день в граммах)


Наименование продуктов Количество
При организации горячей пищи в пути Сухой паек
Хлеб ржаной 800 1000
Мука подболточная 85% 10
Крупа разная (кроме диетич.) 83
Мясо 20
Рыба 150
Сельди 250
Растительное масло 15
Сахар 25 35
Чай суррогатный 4 4
Картофель и овощи 750
Томат-пюре 10
Перец стручковый 0,13
Лавровый лист 0,2
Соль 20

Примечание: При нахождении в пути свыше 3-х дней организуется горячая пища, а до 3-х дней выдается сухой паек.

Нач. 00С ГУЛАГ НКВД интендант 1-го ранга СИЛИН

Приложение № 12

НОРМА № 12

штрафного пайка для заключенных в исправительно-трудовых

лагерях и колониях НКВД СССР

(На 1 человека в день в граммах)


Наименование продуктов Количество На именование продуктов Количество
Хлеб ржаной 400 Чай суррогатный 4
Мука подболточная 85% 5 Картофель и овощи 400
Крупа разная (кроме диетич.) 35 Томат-пюре 3
Перец стручковый 0,1
Рыба 75 Лавровый лист 0,2
Растительное масло 5 Соль 20

Примечание:

1. На штрафной паек зачисляются заключенные:

а) Отказывающиеся от работы.

б) Симулирующие и в связи с этим не вырабатывающие производственных заданий при наличии справки об этом медперсонала.

в) Находящиеся в штрафных изоляторах без вывода на работу, кроме следственных.

2. Заключенные, отнесенные к штрафной категории, вышедшие или выведенные на работу, получают довольствие на общих основаниях в зависимости от своей выработки.

Нач. ООС ГУЛАГ НКВД интендант 1-го ранга СИЛИН

Приложение № 13

ТАБЕЛЬ № 13

вещевого довольствия заключенных, находящихся в лагерях

и ИТК ГУЛАГа НКВД СССР (для мужчин на 1 человека)


Наименование предметов Единица измерения Количество Сроки носки Примечание
1 2 3 4 5
Фуражки летние шт. 1 2 года
Шапки 1 2 № 1
Рубахи летние «-» 1 1
Шаровары 1 1
Ботинки кожан. пар 1 1 № 2
Рубахи нател. шт. 2 1
Кальсоны 2 1
Майки 1 1
Трусы 1 1
Полотенца .._.. 2 1
Портянки летн. пар 2 1
»-» бумаз. 2 1 № 3
Полупальто х/б шт. 1 1
Телогрейки 1 2 № 4
Шаровары ватн. 1 1 № 5
Полушубки 1 4 № 6
Валенки пар 1 2 № 7
Варежки шерст. 2 1 № 8
Рукавицы комб. 2 1 № 9

Примечания:

1. Для Норильлага выдаются меховые шапки.

2. Суррогативная обувь выдается вместо кожаной 1 пара на 4 месяца.

3. Портянки бумазейные выдаются только тем, кто работает на наружных работах, а также в неотапливаемых помещениях

4. Телогрейка выдается только работающим на наружных работах и в неотапливаемых помещениях. В южных районах (Грузинская, Азербайджанская, Армянская, Узбекская, Таджикская, Туркменская ССР и Крымская АССР) телогрейки не выдаются.

о. Шаровары ватные выдаются только работающим на наружных работах и в неотапливаемых помещениях.

6. Полушубки отпускаются из расчета 7% к составу заключенных, работающих на открытом воздухе и неотапливаемых помещениях.

7. Валенки выдаются только работающим на открытом воздухе. Валенки могут быть заменены бахилами, ватными чулками с резиновыми чунями.

8. Варежки шерстяные выдаются по 2 пары работающим на наружных работах и по 1 паре остальным

9. Рукавицы комбинированные выдаются только работающим.

10. Малолеткам выдается такое же вещдовольствие, но соответствующего размера.

11. Работающим стахановскими методами выдается дополнительно за налич-ньй расчет на одного человека в год

1). Рубах нательных – 1 шт.

2). кальсон – 1 шт.

3). Маек – 1 шт.

4). Трусов – 1 шт.

5). Полотенец– 1 шт.

6). Портянок летних – 1 пара

7). «-» бумазейных– 1 пара

8). Варежек шерстяных – 1 пара

9). Рукавиц комбиниров. – 1 пара.

Вышеперечисленное вещдовольствие выдается не более 3% к общему числу отпущенных предметов на лагерь.

Нач. ООС ГУЛАГ НКВД интендант 1-го ранга СИЛИН

Приложение № 14

ТАБЕЛЬ № 14

вещевого довольствия заключенных, находящихся

в лагерях и НТК ГУЛАГа НКВД СССР

(для женщин на 1 человека)


Наименованиепредметов Единицаизмерения Количество Срокиноски Примечание
1 2 3 4 5
Косынки шт. 1 1 год
Шапки 1 2 № 1
Кофты летние 1
Юбки 1
Платья бумаз. 1
Рубахи нател. "_» 2,5
Панталоны 2,5
Ботинки кож. пар 1
Полотенца шт. 2
Чулки пар 3
Портянки бум. 1 № 2
Полупальто х/б шт.. 1
Телогрейки 1 2 № 3
Полушубки 1 4 № 4
Валенки пар 1 2 № 5
Варежки шерсг. 2 1 № 6
Рукавицы комб. 2 1 № 7

Примечание:

1. Для Норильлага выдаются меховые шапки.

2. Портянки бумазейные выдаются только работающем на наружных работах, а также в неотапливаемых помещениях.

3. Телогрейка выдается только работающим на наружных работах и в неотапливаемых помещениях В южных районах (Грузинская, Азербайджанская, Армянская, Узбекская, Таджикская, Туркменская ССР и Крымская АССР) – не выдается.

4. Полушубки отпускаются из расчета 7% к составу работающих на открытом воздухе и в неотапливаемых помещениях.

5. Валенки выдаются только работающим на наружных работах Валенки могут быть заменены ватными чулками с резиновыми чунями.

6. Варежки выдаются по 2 пары работающим на наружных работах и по 1 паре остальным.

7. Рукавицы комбинированные выдаются только работающим.

8. Малолеткам выдается такое же вещдовольствие, но соответствующего размера.

9. Работающим стахановскими методами выдается дополнительно за налич-ньй расчет на одного человека в год:

1). Рубах нательных – 1 шт.

2). Панталон – 1 шт.

3). Полотенец – 1 шт.

4) . Чулок – 1 шт.

5) . Портянок бумаз. – 1 шт.

6) . Варежек шерстяных – 1 пара

7). Рукавиц комбиниров. – 1 пара.

Вышеперечисленное вещдовольствие выдается не более 3% к общему числу отпущенных предметов на лагерь.

Нач. ООС ГУЛАГ НКВД интендант 1-горанга СИЛИН

Приложение № 15

ТАБЕЛЬ № 15

на постельные принадлежности для заключенных

в лагерях и НТК ГУЛАГа НКВД СССР

(на 1 человека)


Наименование предметов Единица измерения Количество Сроки носки
Наволочки тюфячн. штук 1 4 года
Простыни 1 2
Одеяло шерст. или байковое 1 4
Наволочки подушечные нижние 1 4
Наволочки подушечные верхние 1 1

Примечание: Постельные принадлежности выдаются в первую очередь работающим стахановскими и ударными методами, а также малолетним и женщинам.

Нач. ООС ГУЛАГ НКВД интендант 1-горанга СИЛИН

Приложение № 16

ТАБЕЛЬ № 16

на починочный материал для заключенных

в лагерях и ИТК ГУЛАГа НКВД СССР

(на 1 человека)


Наименование предметов Единица измерения Количество Сроки носки
Лоскут х/б на починку метр. 1,5 1 год
Подметки кож. или резин. пар 1
Набойки 2
Нитки д/ремонта кат. 2
Мыло кг 2,4

Нач. ООС ГУЛАГ НКВД интендант 1-горанга СИЛИН

Приложение № 17

НОРМЫ

замены одних продуктов другими в исправительно-трудовых

лагерях и колониях ГУЛАГа НКВД СССР


Наименование продуктов Грамм Чем заменяется Грамм
Хлеб ржаной 100 Хлеб пшеничный 96% 100
Хлеб ржаной 100 Сухари ржаные 70
Хлеб пшеничный 100 Сухари пшеничные 80
Мука ржаная 100 Мука ячменная 100
мука пшеничная 96% 100
мука кукурузная 100
Макаронные изделия 100 Крупой или бобовыми
культурами 100
Мукой пшеничной 71 % 100
Крупа разная 100 Мукой ржаной или пшеничной 85% 100
Мясо говяжье, телятина, баранина 100 Мясо конское 100
"-» свиное 75
Сбои свиные вне зависимости
от категории 100
Сбои 1 и II категории, кроме свиных 100
Сбои III категории кроме свиных 200
Консервы мясорастительные с горохом весомнетто потрафарету
Консервы со смальцем или свининой, говядиной и бараниной с горохом и т. д. 150
Сало шпик 150
Жиры животные 50
Рыба свежая и сол. 150
Овощи свежие и соленые 100 Сухие овощи 10
Лук репчатый 100 Черемша, чеснок 100
Овощи свежие и квашеные 100 Крупа разная 20
Мукой 96% 20
Жиры животные 100 Маргарин 100
Масло коровье 100
Раст. маслом 100
Масло растит. 100 Маргарин 100
Салом внутр. евин, и скот, говяжьим 100
Жиры животные 100
Масло коровье 100
Молоко свежее Жиры животные 80
Масло коровье 80
Сметаной 300
Яйца 5 шт.
Фрукты сушеные 100 Ягоды свежие 300
Рыба 100 Мясорастительн. консервы 100
Сбоями 3-й катег. 100

Нач. ООС ГУЛАГ НКВД интендант 1-го ранга СИЛИН

ГАРФ. Ф.9401. Оп. 1. Д. 522. Лл. 78–99. Подлинник.

№ 114

Приказ НКВД СССР № 001167 с объявлением «Положения о следственных изоляторах ИТЛ НКВД СССР»

Сов. секретно

2 октября 1939г.

г. Москва

ПОЛОЖЕНИЕ О СЛЕДСТВЕННЫХ ИЗОЛЯТОРАХ

ПРИ ИСПРАВИТЕЛЬНО–ТРУДОВЫХЛАГЕРЯХ НКВД СССР

Общие положения

1. Следственные изоляторы создаются при 3 отделах лагерей НКВД Штат обслуживающего персонала содержится за счет лагеря. Обслуживающие следственный изолятор работники могут быть назначены только с санкции начальника 3 отдела при лагере.

Руководство следственными изоляторами осуществляется соответствующим

3 отделом при лагере.

2. В изоляторах для подследственных содержатся:

а) заключенные, состоящие под следствием;

б) осужденные, обжаловавшие приговор в кассационном порядке;

в) осужденные, временно переведенные в следственный изолятор из других мест лишения свободы, по вызову 3 отдела при лагере в связи с производством следствия по другим делам.

3. В следственных изоляторах должны быть обеспечены:

а) полная изоляция подследственных заключенных от внешнего мира и от заключенных других камер;

б) строгое соблюдение установленного режима для след, изоляторов.

4. Запрещается привлечение подследственных заключенных, содержащихся в изоляторе, на какие бы то ни было работы без особого на то, в каждом отдельном случае, разрешения нач. 3 отдела при лагере, за исключением работ по самообслуживанию в камерах (уборка камер, мытье посуды и т. п.).

Прием и освобождение заключенных

5. Основанием для приема арестованного в следственный изолятор является только один из следующих документов:

а) копия постановления 3 отдела при лагере о взятии под стражу, составленного в соответствии с УПК, санкционированного прокурором;

б) копия постановления прокурора;

в) копия приговора суда о лишении свободы;

г) копия определения суда о заключении под стражу.

Перечисленные документы должны быть заверены подписью соответствующего должностного лица и гербовой печатью учреждения.

6. Все прибывающие в следственный изолятор арестованные подвергаются тщательному обыску. Обыскиваются и находящиеся при арестованном вещи.

Результат обыска фиксируется в протоколе, который подписывают лица, производившие обыск, и обыскиваемый.

Примечание: арестованных женщин во всех случаях обыскивают женщины-надзирательницы или специально на то назначенные лица из числа служащих женщин.

7. Арестованные, которым присвоено военное или специальное звание или знаки различия по должности, прибывающие в изолятор в присвоенной им форме, переодеваются в штатскую одежду.

Примечание: переодевание в штатскую одежду арестованных, прибывших в след, изолятор в присвоенной им форме, осуществляется путем снятия петлиц, знаков различия и замены форменной фуражки.

8. На отобранные деньги, ценности, вещи, ордена, медали и знаки отличия арестованным выдаются квитанции, на копии которых арестованные расписываются в правильности записи и получении квитанций.

9. Прибывшие в изолятор арестованные размещаются по указанию следственного органа, за которым числится арестованный, и с соблюдением следующих правил размещения:

а) мужчины отдельно от женщин;

б) подростки от 16 до 18 лет – мальчики отдельно от девочек;

в) несовершеннолетние правонарушители в возрасте от 12 до 16 лет – отдельно от подростков 16–18 лет и от взрослых заключенных, мальчики отдельно от девочек;

г) обвиняющиеся в совершении преступлений контрреволюционного характера – отдельно от обвиняемых в совершении иных преступлений. Те и другие отдельно от рецидивистов;

д) бывшие работники НКВД НКЮ, прокуратуры и суда – отдельно от других заключенных;

е) ведущие следствие обязаны давать указания о размещении арестованных, проходящих по одному делу, отдельно друг от друга.

10. При поступлении в след, изолятор арестованных женщин с грудными детьми или после родов детей в изоляторе – дети содержатся при матери. В этих случаях арестованные матери, имеющие детей до одного года шести месяцев, размещаются в светлых сухих камерах без изолирующих щитов на окнах. Площадь камеры должна иметь не менее 5 кв. метров на каждую заключенную мать с ребенком.

Примечание: дети в возрасте свыше 1 года 6 мес. в след изолятор не принимаются, оставляются у родственников, а при отсутствии таковых передаются на воспитание в соответствующие детские учреждения при лагере или Наркомздрава.

11. На каждого прибывшего в следственный изолятор заключенного заводится личное дело, которое должно содержать: один из документов, являющихся основанием содержания арестованного в след изоляторе, протокол личного обыска, произведенного при приеме в изолятор, фотографическую и дактилоскопическую карточки, особые указания следственного органа, талоны вызова на допросы с отметкой о продолжительности пребывания на допросе, а также другие документы о заключенном за время пребывания в след, изоляторе.

12 Вновь прибывшие в следственный изолятор арестованные подвергаются в обязательном порядке:

а) санитарной обработке (обязательно в день прибытия до помещения в камеру);

б) медицинскому освидетельствованию;

в) профилактической прививке против оспы и дизентерии (по Безредко).

Профилактические прививки против других, неоговоренных в пункте «в»,

инфекционных заболеваний производятся лишь по эпидемическим показаниям в районах, обслуживаемых изолятором

13. Санитарная обработка включает:

а) обязательную стрижку волос головы у мужчин;

б) обязательную стрижку усов и бороды, если они завшивлены и заражены гнидами, в остальных случаях по желанию арестованного;

в) мытье с мылом в бане или под душем;

г) стрижку ногтей на пальцах рук и ног;

д) жаровую, пароформалиновую, сальвентовую или хлорпикриновую дизенфекцию всей одежды арестованного и стирку белья.

Примечание: волосы у арестованных женщин стригутся только при большой завшивленности, обязательно с их согласия, в противном случае обрабатываются настойкой сабадиллы с раствором сулемы.

14. Основанием для освобождения из следственного изолятора служит один из следующих документов:

а) копия приговора или определения суда или постановления следственного органа;

б) выписка из особого совещания при НКВД СССР;

в) копия постановления прокурора, наблюдающего за следственным изолятором при незаконном содержании арестованного в следственном изоляторе.

15. В случае, когда мотивированное постановление об освобождении из-под стражи, составленное следственным органом не может быть оглашено, освобождение арестованного производится по ордеру 3 отдела при лагере.

16. Документы, служащие основанием освобождения арестованного, должны быть заверены соответствующей подписью и гербовой печатью учреждения.

17. Смерть арестованного в след, изоляторе и ее причины обязательно должны удостоверяться актом медицинского осмотра умершего.

Проверка след, изоляторов

18. Право проверки следственных изоляторов 3 отделов при лагерях НКВД во всех отношениях имеют: Народный комиссар внутренних дел Союза ССР, его заместители, нач. ГУГБ НКВД и его заместители, нач. 3 отдела ГУЛАГа НКВД и нач. 3 отд. соответствующего лагеря.

19. Право беспрепятственного входа в следственные изоляторы, опроса заключенных, а также ознакомления с их личными делами имеют: прокурор СССР и его заместители. Нач. отдела прокуратуры СССР по надзору за местами заключения прокуратуры, его заместитель и прокуроры того же отдела, прокурор лагеря.

20. Все остальные должностные лица допускаются в следственный изолятор по специальному разрешению одного из перечисленных в пункте 18 лиц.

Основные правила режима в след, изоляторе

21. Заключенные содержатся в камерах под запором и охраной.

22. Заключенные обязаны:

а) выполнять все требования надзора изолятора;

б) быть вежливыми с лицами надзора;

в) вставать при входе в камеру лиц начальствующего состава и надзора;

г) ложиться и вставать в установленное время;

д) производить уборку и поддерживать чистоту в камере;

е) мыться в бане или под душем три раза в месяц

23. Заключенным разрешается:

а) получать денежные передачи в размере 75 руб. в месяц, которые поступают в кассу изолятора на счет заключенного;

б) покупать в ларьке в установленные дни продукты питания, папиросы и предметы широкого потребления на сумму не свыше 75 руб. в месяц;

в) пользоваться книгами из библиотеки;

г) играть в шахматы и шашки;

д) пользоваться ежедневно прогулкой в прогулочном дворе продолжительностью от 20 м до 1 часа;

е) свидания с защитником;

ж) составление доверенностей и пересылка их адресатам через 3 отдел при лагере.

24. Заключенным запрещается:

а) получать и посылать письма;

б) свидания с родственниками, кроме случаев, когда на то последует письменное разрешение органа, ведущего следствие и за которым числится арестованный;

в) получение вещевых и продуктовых передач и посылок, кроме случаев, когда на то последует письменное разрешение начальника 3 отдела при лагере;

г) получение и чтение газет;

д) хранение в камере каких-либо предметов, кроме собственной одежды, обуви, белья и постельных принадлежностей по табелю, расчески, зубной щетки, мыла, зубного порошка, книг из библиотеки и инвентарных вещей, выданных изолятором.

е) переписываться и перестукиваться с заключенными других камер;

ж) нарушать тишину в изоляторе;

з) загрязнять и портить стены, пол и инвентарь камеры и места общего пользования, делать какие-либо пометки на книгах;

и) высовываться в форточки, взбираться на подоконники, становиться на койки, стол, табурет, подходить вплотную к «глазку» камерной двери, завешивать глазок;

к) нарушать порядок прогулки;

л) играть в карты и в какие-либо азартные игры;

м) производить выборы старост, лавочных комиссий и т. п.

25. Правила режима в следизоляторе вывешиваются во всех камерах.

Прием и направление заявлений и жалоб

26. Каждый заключенный имеет право подавать заявления и жалобы в высшие партийные и советские органы.

Заявления и жалобы заключенные могут подавать в закрытых конвертах с обязательным указанием на конверте: кому жалоба адресована и фамилия, имя и отчество подателя жалобы.

27. Для написания заявлений и жалоб должна выдаваться заключенным бумага и письменные принадлежности, а при подаче закрытых заявлений и заклеивающиеся конверты.

28. Прием заявлений и жалоб производится лично начальником изолятора или дежурным по изолятору.

Меры взыскания за нарушение тюремного режима

29. К заключенным, нарушившим правила режима, начальником изолятора по согласованию с руководителем следственного органа применяются следующие меры взыскания:

а) лишение прогулки на срок до пяти суток;

б) лишение покупок из ларька на срок до 15 суток;

в) лишение книг на срок до 15 суток;

г) перевод в карцер до пяти суток.

Примечание: в карцере имеется табуретка (привинченная к полу) и топчан без матраца, представляемый на срок не более о часов в сутки. Содержащиеся в карцере заключенные ежедневно получают только 400 гр. хлеба и кипяток и один раз в пятидневку жидкую горячую пишу. На переведенного в карцер одновременно распространяются взыскания, указанные в пунктах «а», «б» и «в» на время нахождения в карцере.

30. За особо злостные нарушения правил режима изолятора и оскорбительные выходки в отношении работников изолятора мера взыскания может быть увеличена: лишение прогулок и перевод в карцер на срок до 20 суток, остальные меры взыскания до 2 месяцев.

Эти меры применяются только с санкции 3 отдела ГУЛАГа.

Примечание: к несовершеннолетним правонарушителям в возрасте от 12 до 16 лет запрещается применять как меру взыскания – содержание в карцере.

31. На буйствующих заключенных разрешается надевать смирительную рубашку в присутствии дежурного по изолятору и врача, о чем за подписями указанных лиц составляется акт в 2-х экземплярах. 1-й экз. вкладывается в личное дело, 2-й экз. направляется ведущему следствие.

Время нахождения заключенного в смирительной рубашке в каждом отдельном случае устанавливает врач.

32. О каждом случае применения меры взыскания, предусмотренной пунктом 30, и о применении надевания смирительной рубашки ставится в известность прокурор лагеря.

33. В случае объявления заключенным голодовки нач. изолятора обязан:

а) немедленно перевести заключенного в одиночную камеру;

б) сообщить о голодовке ведущему следствие и прокурору лагеря.

При отсутствии в течение 72 часов особых указаний со стороны прокурора или ведущего следствие по делу заключенного, объявившего голодовку, к последнему распоряжением нач. изолятора применяются меры принудительного (искусственного) питания.

Принудительное (искусственное) питание осуществляет врач или лекпом.

Нач. 3 отдела ГУЛАГа НКВД

капитан госбезопасности ТРОФИМОВ

Нач. Отдела прокуратуры СССР по надзору

за местами заключения ДЬЯКОНОВ

ГАРФ. Ф.9401. Оп. 12. Д. 315. Лл. 352–355 об.

№ 115

Приказ НКВД СССР № 00149 «Об агентурно-оперативном обслуживании исправительно-трудовых лагерей-колоний НКВД СССР»

Сов. секретно

7 февраля 1940г.

г. Москва

Практика оперативно-чекистского обслуживания исправительно-трудовых лагерей и исправительно-трудовых колоний НКВД СССР 3-ми отделами ГУЛАГа НКВД показала, что работа эта страдает рядом существенных недостатков, а именно:

1. Оперативно-организационной оторванностью аппаратов 3-их отделов как в центре, так и на местах от чекистско-оперативных отделов и управлений НКВД–УНКВД.

2. Отсутствием какой бы то ни было практической помощи в налаживании агентурно-оперативной работы со стороны НКВД–УНКВД республик, краев и областей 3-им отделам лагерей-колоний.

3. Неоправдываемой громоздкостью аппаратов 3-их отделов, приводящей к излишней затрате государственных средств.

4. Неувязкой в работе 3-их отделов лагерей-колоний НКВД с руководством лагерей-колоний, неподчинение начальников 3-их отделов начальникам лагерей-колоний.

5. Отсутствием со стороны отделов кадров НКВД–УНКВД республик, краев и областей необходимой работы по очистке личного состава 3-их отделов лагерей-колоний и выращиванию новых кадров.

6. Отсутствием со стороны 3-го отдела ГУЛАГа НКВД СССР практической оперативной помощи 3-им отделам лагерей-колоний.

В целях решительного улучшения оперативно-чекистской работы в исправительно-трудовых лагерях-колониях НКВД СССР

ПРИКАЗЫВАЮ:

1. 3-ий отдел ГУЛАГа НКВД СССР, 3-ие68 отделы при лагерях и 3-ие69 отделения при исправительно-трудовых колониях – реорганизовать.

2. В исправительно-трудовых лагерях НКВД СССР и исправительно-трудовых колониях НКВД–УНКВД республик, краев и областей – создать оперативно-чекистские отделы (отделения).

3. На оперативно-чекистские отделы (отделения) исправительно-трудовых лагерей НКВД СССР и исправительно-трудовых колоний НКВД–УНКВД республик, краев и областей возложить следующую работу:

а) создание агентурно-осведомительной сети для разработки заключенных в лагерях и колониях, с целью освещения их политического настроения и своевременного пресечения вражеской работы;

б) борьбу с саботажем, дезорганизацией производства, хищением лагерного имущества; бандитизмом и хулиганством среди заключенных лагерей-колоний;

в)выявление и предупреждение, путем своевременной информации начальника лагеря, срывов в производственной деятельности лагеря и дефектов в выполняемых работах;

г) борьбу с побегами заключенных из лагерей-колоний и организацию розыска и ареста беглецов;

д) оперативно-чекистское обслуживание вольнонаемных сотрудников лагерей-колоний, подозреваемых во вражеской работе;

е) выполнение заданий органов НКВД СССР по агентурно-осведомительному наблюдению за осужденными преступниками;

ж) вербовка агентуры и осведомления среди заключенных преступников, с расчетом на их дальнейшее использование по отбытии срока наказания;

з) своевременная информация органов НКВД об освобождающихся из лагерей и выбывающих на их территорию лицах, отбывших наказание за антигосударственную работу.

4. Всю представляющую оперативный интерес агентуру и осведомление работникам оперативно-чекистских отделов (отделений) иметь на личной связи.

Использование остального осведомления производить через резидентскую сеть.

В качестве резидентов использовать только проверенных работников вольнонаемного состава лагеря-колонии.

Использование в качестве резидента заключенного лагерника допускается, как исключение, из числа осужденных за бытовые преступления.

Все без исключения резиденты должны утверждаться Наркомом внутренних дел союзной, автономной республики, начальником УНКВД края-области, щ территории которых расположен лагерь.

о. Все оперативные мероприятия (аресты, секретные изъятия) как в отношении работников лагеря-колонии, так и заключенных преступников, начальникам оперативно-чекистских отделов (отделений) проводить только с разрешения начальника лагеря-колонии.

6. Оперативную реализацию агентурных разработок и аресты проходящих по этим разработкам лиц, оперативно-чекистским отделам (отделениям) лагерей-колоний производить по согласованию с начальником лагеря и только с санкции начальника республиканского, краевого, областного органа НКВД – по территориальности.

Следствие по делам об антигосударственных преступлениях производится в следственных частях НКВД–УНКВД.

В отдельных случаях распоряжением начальника республиканского, краевого и областного органа НКВД следствие по таким делам может быть поручено работникам оперативно-чекистских отделов (отделений) лагерей-колоний, если это вызывается оперативной целесообразностью.

7. Учет агентуры и лиц, разрабатываемых оперативно-чекистскими отделами (отделениями) по контрреволюционным преступлениям заключенных лагерников – сосредоточить в 1-ом спецотделе НКВД–УНКВД

Учет же осведомления производить в оперативно-чекистских отделах (отделениях) лагеря-колонии, с соблюдением необходимой конспирации.

8. Начальников оперативно-чекистских отделов (отделений) лагерей-колоний назначить заместителями начальников лагерей-колоний – по совместительству.

9. Ответственность за работу оперативно-чекистских отделов (отделений) лагерей-колоний НКВД–УНКВД возложить на начальников лагерей-колоний.

10. Народным комиссарам внутренних дел республик, начальникам краевых и областных управлений НКВД на территории которых расположены лагеря-колонии НКВД – обеспечить руководство агентурно-оперативной работой оперативно-чекистских отделов (отделений), оказывать им систематическую практическую помощь в налаживании этой работы, заслушивать отчеты начальников оперативно-чекистских отделов (отделений) и направлять их работу в соответствии с указаниями НКВД СССР.

О результатах агентурно-оперативной работы оперативно-чекистских отделов (отделений) лагерей-колоний НКВД–УНКВД отчитываться перед соответствующими управлениями и отделами НКВД СССР.

11. Оперативно-чекистское обслуживание ГУЛАГа НКВД СССР и руководство агентурно-оперативным обслуживанием всех его строительств возложить на Главное экономическое управление НКВД СССР.

12. Оперативно-чекистское обслуживание Главного управления железнодорожного строительства НКВД СССР возложить на Главное транспортное управление НКВД СССР.

Оказание практической помощи в работе оперативно-чекистских отделов (отделений) лагерей-колоний, осуществляющих транспортное строительство, поручить начальникам ДТО НКВД по территориальности.

13. Существующие отделы (отделения) режима при управлениях-отделах охраны лагерей – упразднить.

Обеспечение внутрилагерного режима возложить на начальников лагерей-колоний и начальников оперативно-чекистских отделов (отделений).

14. Для обеспечения систематической проверки работы лагерей и колоний – организовать при начальнике ГУЛАГа НКВД СССР инспекторскую группу в составе 15 человек.

15. Личный состав оперативно-чекистских отделов (отделений) лагерей-колоний взять на учет в отделах кадров НКВД–УНКВД.

16. Назначение и перемещение работников оперативно-чекистских отделов (отделений) лагерей-колоний производить с санкции отделов кадров НКВД–УНКВД.

Назначение и перемещение начальников оперативно-чекистских отделов (отделений) производить только с санции отдела кадров НКВД СССР.

17. Начальникам республиканских, краевых и областных органов НКВД совместно с начальниками соответствующих лагерей-колоний, лично просмотреть состав работников оперативно-чекистских отделов (отделений), очистив его от сомнительных работников.

18. Зам. Народного комиссара внутренних дел по кадрам комиссару государственной безопасности 3-го ранга тов. Круглову – лично просмотреть и представить мне на утверждение начальников оперативно-чекистских отделов (отделений) исправительно-трудовых лагерей и колоний.

19. Прилагаемые штаты оперативно-чекистских отделов (отделений) исправительно-трудовых лагерей и исправительно-трудовых колоний и инспекторской группы при начальнике ГУЛАГа НКВД СССР – утвердить.

20. Начальникам исправительно-трудовых лагерей и исправительно-трудовых колоний НКВД совместно с начальниками 3-х отделов (отделений), в месячный срок закончить организацию оперативно-чекистских отделов лагерей-колоний, в соответствии с настоящим приказом, и отчет о проведенной работе представить в отдел кадров НКВД СССР.

Начальникам органов НКВД на территории которых расположены лагеря-колонии, командировать на место для участия в этой работе своего ответственного представителя.

21. Для организации 3 отдела ГУЛАГа НКВД СССР – передачи дел, разработок и агентурно-осведомительной сети соответствующим оперативным управлениям-отделам, а также обеспечения руководства реорганизацией 3-х отделов исправительно-трудовых лагерей и колоний, создать в НКВД СССР комиссию в составе: зам. Народного комиссара внутренних дел СССР комиссара государственной безопасности 3-го ранга тов. Круглова (председатель), зам. начальника ГУЛАГа НКВД СССР Лепилова, начальника 3-го отдела ГУЛАГа НКВД капитана государственной безопасности тов. Трофимова, зам. начальника Главного экономического управления майора государственной безопасности тов. Андреева и начальника Главного транспортного управления старшего майора государственной безопасности тов. Мильштейн.

Работу свою комиссии закончить в месячный срок.

Народный комиссар внутренних дел Союза ССР

комиссар государственной безопасности 1-го ранга Л. БЕРИЯ

НИПЦ «Мемориал». Коллекция документов.

№ 116

Циркуляр НКВД СССР № 270 «О трудовом режиме несовершеннолетних заключенных, содержащихся в колониях НКВД для несовершеннолетних»

11 ноября 1940 г.

г. Москва

В целях упорядочения трудового режима несовершеннолетних заключенных, содержащихся в колониях НКВД и во изменение п. 18 положения о трудовых колониях, установить:

1. Для несовершеннолетних заключенных в возрасте от 12 до 16 лет – 4-часовой рабочий день на производстве (ученических мастерских) и 4 часа занятий в школе.

2. Для несовершеннолетних заключенных в возрасте от 16 до 18 лет – 8-часовой рабочий день на производстве (ученических мастерских) и 2 часа занятий в школе.

3. Отделу колоний для несовершеннолетних УИТК и ТП ГУЛАГа в месячный срок разработать и спустить на места учебный план для школ взрослых, организованных в колониях с контингентом 16–18 лет.

Заместитель Народного Комиссара

Внутренних Дел СССР ЧЕРНЫШОВ

ГАРФ. Ф.9401. On. 1а Д. 81. Л. 147.

№ 117

Циркуляр оперативного отдела ГУЛАГа НКВД СССР № 95 «Об агентурно-оперативном обслуживании трудовых колоний несовершеннолетних преступников и детских приемников-распределителей»

9 мая 1941г.

г. Москва

Агентурно-оперативное обслуживание несовершеннолетних заключенных, содержащихся в трудовых колониях и приемниках-распределителях НКВД до сих пор не организовано.

Между тем, в ряде колоний и распределителей имеют место контрреволюционные проявления со стороны антисоветского элемента из числа обслуживающего персонала и несовершеннолетних заключенных.

Так, в феврале с. г. среди заключенных Покровской колонии УИТЛК Московской области распространялись фашистские свастики и контрреволюционные лозунги.

В Бузулукской детской колонии заключенные по предварительному сговору учинили бунт, разгромили столовую, напали на охрану, ранили шесть стрелков ВОХР.

Для борьбы с уголовной преступностью и вражеской работой среди несовершеннолетних преступников, содержащихся в детских колониях и распределителях НКВД ПРИЛАГАЕТСЯ:

1. Агентурно-оперативное обслуживание трудовых колоний несовершеннолетних преступников и детских приемников-распределителей возложить на оперативно-чекистские отделы, отделения и группы УИТЛ и К О НТК НКВД–УНКВД

2. Приступить к вербовке агентурно-осведомительной сети из числа обслуживающего персонала колоний и распределителей и старших возрастов несовершеннолетних заключенных

Каждую вербовку несовершеннолетних тщательно подготавливать с учетом ее целесообразности и перспективности.

Личных дел на завербованных несовершеннолетних не заводить, а ограничиться отобранием подписки о неразглашении, не указывая в ней о привлечении к секретному сотрудничеству.

3. Всю осведомительную сеть из числа несовершеннолетних передать на связь резидентам, подбирая на эту работу преимущественно членов ВКП(б) из среды воспитателей или других работников колонии, имеющих по роду своей работы свободное общение с несовершеннолетними.

4. Особое внимание уделить агентурному обслуживанию несовершеннолетних, осужденных за контрреволюционную работу, перебежчиков и детей репрессированных. Выявленный антисоветский элемент из числа обслуживающего персонала и несовершеннолетних взять на оперативный учет и активно разрабатывать. Выявлять антисоветские связи разрабатываемого элемента на воле.

5. Во всех случаях открытых антисоветских проявлений среди несовершеннолетних, террористических высказываний, разжигания национальной розни, распространения контрреволюционных лозунгов и листовок, массовых отказов от работы и учебы, подготовки к побегам, наряду с непосредственными виновниками, выявлять и привлекать к ответственности организаторов и вдохновителей этих проявлений.

6. С целью предупреждения эксцессов среди несовершеннолетних заключенных, морально-бытового разложения среди них, а также среди обслуживающего персонала – обязать начальников оперативно-чекистских отделов (отделений, групп) своевременно информировать начальников трудовых колоний о выявленных преступных проявлениях для принятия необходимых мер.

7. О результатах агентурно-оперативной работы среди несовершеннолетних заключенных начальникам оперативно-чекистских отделов (отделений, групп) УИТЛ и К ОИТК НКВД–УНКВД отчитываться перед Оперативным отделом ГУЛАГа НКВД СССР.

Заместитель начальника ГУЛАГа НКВД СССР

начальник Оперативного отдела ГУЛАГа НКВД СССР

капитан государственной безопасности ИОРШ

ГАРФ.Ф.9401.Оп.1а.Д. Ю7.Лл. 112–112 об.

№ 118

Рапорт начальника ГУЛАГа В.Г. Наседкина наркому внутренних дел Л .П. Берии о бытовых условиях заключенных Севпечлага НКВД

23 мая 1941г.

По сообщению Оперативного отдела Северопечорского лагеря ГУЛЖДС НКВД руководство Печорского лагеря, несмотря на уроки прошлого года, не принимает необходимых мер к созданию нормальных бытовых условий заключенным Заключенные выводятся на работу в валяной обуви и старых брезентовых ботинках и в условиях весенней распутицы, целыми днями простаивают в холодной воде и грязи, что вызывает большое количество простудных заболеваний.

На 10 мая с. г., только по Южному участку Печорлага НКВД коечно-больных было 1.361 человек. Количество заболеваний ежедневно увеличивается.

Угрожающе возросло количество цинготных заболеваний. На 10 мая на южном участке Печорлага зарегистрировано 8.389 человек больных цингой, из них 3.398 человек второй и третьей степени заболеваемости и 4.991 человек первой степени. Количество цинготных заболеваний возрастает.

Сушилками, банями, дезокамерами колонны обеспечены на 5–10%. Из-за отсутствия кипятильников люди вынуждены пить сырую воду, кухонной посудой колонны обеспечены только на 40%.

Бараки и палатки содержатся в антисанитарном состоянии, постельных принадлежностей и нательного белья крайне мало, вшивость среди заключенных достигает 70%.

По распоряжению руководства Печорлага, полагающийся вновь прибывающим этапам 21-суточный карантин не соблюдается.

Прибывающие на Канин-Нос этапы отправляются пешком к месту назначения за 150 км в валяной обуви по грязи и воде.

Начальник ГУЛАГа НКВД СССР

ст. майор гос. безопасности НАСЕДКИН

ГАРФ. Ф.9414. Оп. 1. Д. 42. Лл. 40–41. Машинописная копия.

№ 119

Приказ НКВД СССР № 0437 с объявлением новых норм питания для заключенных в исправительно-трудовых лагерях и колониях НКВД СССР

Секретно

13 октября 1941 г.

г. Москва

В соответствии с постановлением СНК СССР от 19 сентября с. г. за № 2083–949с ПРИКАЗЫВАЮ:

1. Ввести в действие прилагаемые к настоящему приказу среднерасчетные нормы довольствия заключенных в исправительно-трудовых лагерях и колониях НКВД СССР.

2. Для заключенных, работающих на подземных работах и в высокогорных местностях, указанные нормы увеличить на 15%.

3. Приказ НКВД СССР от 5 августа с. г. за № 648 – отменить.

Заместитель народного комиссара

внутренних дел Союза ССР ЧЕРНЫШОВ

Приложение № 1 к приказу НКВД СССР

от 13.Х.–1941 г. № 0437

СРЕДНЕ–РАСЧЕТНАЯ НОРМА

для довольствия заключенных в исправительно-трудовых

лагерях и колониях НКВД СССР

(на 1 чел. в день в граммах)


Наименование продуктов Количество Наименование продуктов Количество
Хлеб 700 Чай натуральный* 0,05
Мука пшеничная 85% 10 Картофель и овощи 600
Крупа и макароны 80 Томат-пюре 10
Мясо и мясопродукты 25 Сухофрукты* 0,2
Рыба и рыбопродукты 100 Мука картофельная 0,2
Жиры (раст. и жив.) 15 Перец стручковый 0,1
Сахар 10 Лавровый лист 0,1
Чай суррогатный 2 Соль 15

Только для больных.

Начальник ООС ГУЛАГа НКВД СССР

интендант Т ранга СИЛИН

ГАРФ. Ф. 9401. On. 1а. Д. 99. Лл. 102–102 об.

№ 120

Доклад ответственного инструктора политотдела ГУЛАГа О.А. Разиной начальнику ГУЛАГа В.Г. Наседкину о работе УИТЛКУНКВД Новосибирской области

18 декабря 1941 г.

СПРАВКА

ИТЛ и УНКВД по Новосибирской области состоит из 29 отделений, которые по своему производственному профилю делятся на сельскохозяйственные (10 отделений), промышленные (10 отделений), контрагентские (8 отделений), строительные (1 отделение).

В 1941 году посевная площадь с/х отделений была равна: по зерновым – 42426 га, картофелю – 2472 га, овощам – 721 га, корнеплодам – 434 га, семяникам – 132. Механический парк в этих отделениях насчитывает 270 тракторов, 104 комбайна и ряд других машин. Животноводческое хозяйство с/х отделений состоит из 31900 голов свиней, 9700 голов крупного рогатого скота.

Производство в промышленных отделениях крайне разнообразно: швейное, овчинно-шубное, кожевенно-обувное, деревянно-обделочное и т. д.

УИТЛ и К имеет серьезные оборонные задачи: изготовление лыж для РККА, мин, минометов, спецукупорки и т.д.

Контрагентские отделения обслуживают строительство оборонных заводов, рудники, строят зернохранилища. Всего в контрагентских отделениях занято на работе 30600 заключенных УИТЛ и К располагает большими возможностями для дальнейшего расширения своей хозяйственной деятельности, что приобретает исключительное значение в условиях военного времени, но для выполнения огромных хозяйственных задач, стоящих перед УИТЛ и К, для выполнения серьезных оборонных заданий нужна полноценная рабочая сила.

Между тем, материалы, которыми располагает бригада, о санитарно-бытовом состоянии лагеря, о подготовке к зиме, о состоянии режима и содержания заключенных (см. акт) и личное ознакомление с этими вопросами показывают, что в подавляющем большинстве лагерных отделений положение крайне неблагополучное и угрожает срывом выполнения плана 1942 года и оборонных заданий, возложенных на лагерь.

Рабочая сила, в большинстве лагерных отделений, сильно истощена и в большом количестве выбывает из строя. Показателем этого является тот факт, что потеря рабочих дней по заболеваемости в октябре составила 279000 человеко-дней, в ноябре 330000 человекодней, что составляет к списочному составу в октябре – 10%, в ноябре – 13%, при плановой группе «В» – 5%.

Группа «А» по лагерю в целом систематически снижается: в сентябре была равна 73,4%, в октябре – 65,6%, в ноябре – 61,6%.

По отдельным отделениям группа «А» еще больше снижена. Так в ноябре месяце по Ахпунуона равна 31,5%, Искитиму – 48,2%, Суспово – 53,3%, Новосибирску – 56,4%, Кривощеково – 57,6%, Юрге – 56,8%, Маротделению – 57,6% и т. д.

За последние месяцы чрезвычайно увеличилась смертность по лагерю в целом. В первом квартале умерло 484 человека, во втором – 665, в третьем – 1080, в октябре – 894, ноябре – 1308.

Колоссальную смертность дают, главным образом, контрагентские отделения – Ахпун, Кривощеково, Новосибирское отделении, Бугры, Асино. Резко поднялась смертность по Мариинскому отделению, растет кривая смертности в ряде сельхозов (Арлкж, Орлово-Розово, Антибес). Например: в октябре процент смертности достигал по Ахпуну – 2,42%, Бугры – 2,8%, Новосибирское отделение – 3,0%, Искитим – 3,0%, в ноябре эти показатели увеличиваются, доходя: в Буграх до 6,6%, Новосибирске –3,4%, Ахпуне – 4,4%. По возрастному признаку главный процент смертности падает на группу от 30 до 40 лет.

В Новосибирском отделении с 26 октября по 17 ноября умерли 102 человека, все от истощения, пеллагры и острых желудочных заболеваний, причем в больнице в данное время находится до 450 человек ослабленных

В Бугринском отделении за время с 1 по 9 ноября с. г. умерло 17 человек, главным образом из числа больных, не принятых в стационар, находящихся в бараках Отмечены внезапные случаи смертности в столовой, на улице, в зоне лагеря.

По Ахпунскому отделению за сентябрь умерло 93 человека, в октябре – 121 чел. и ноябре – 215 человек.

Смертность от пеллагры дает чрезвычайно высокие показатели, доходя до 33 процентов в октябре и 30 процентов в ноябре к общему количеству умерших.

Большой процент умерших падает на бытовиков: за период сентябрь-октябрь и ноябрь умерло 62 человека указников от 26/VI-40 года.

Количество истощенных по лагерю увеличивается из месяца в месяц. Например: по Ахпуну в настоящее время из списочного состава заключенных – 4723 человека – трудоспособных только 1641 человек, из коих 145 человек зачислены в слабосильную команду, 1500 человек по своему тяжелому физическому состоянию находятся под угрозой смерти.

Анализ истощения и смертности, сделанный на основании материалов и документов, имеющихся в УИТЛ и К и бесед с рядом руководящих работников Управления, личное ознакомление с жилищно-бьгговыми условиями заключенных, работой пищевого блока, трудоиспользованием и режимом содержания з/к з/к дают возможность определить причины роста резкой истощенности и смертности в лагере, а следовательно – причины вывода рабочей силы из строя. Они, в основном, таковы:

Жилищно-бытовые условия заключенных

При обследовании жилищно-бьгговых условий резко бросается в глаза скученность и перегруженность в жилых помещениях, особенно в Маротделении, 2-м Новосибирской Кривощекино и др.

Трехъярусные нары, необеспеченность места для отдыха, даже на 3-м ярусе нар, – таково положение жилфонда в Маротделении, где на одного заключенного приходится 0,7 кв. метра жилой площади.

В Кривощековском отделении на 4-м лагерном пункте жилой фонд сплошь состоит из палаток, совершенно неприспособленных к жилью в условиях сибирской зимы. Палатки не отеплены, без тамбуров, грязны. Три стационара, в которых находятся больные пеллагрой и крупозным воспалением легких, расположены в неотопленных палатках, без тамбуров. После посещения этого лагерного пункта нами был принят ряд мер к отеплению палаток и переводу больных в более благоприятные условия.

Несмотря на то что Управление ИТЛ и К было осведомлено о прибытии новых этапов, в связи со свертыванием ряда лагерей, жилстроительство по лагерю на 1/XII-41 года составляет только 67%, что является крайне недостаточным и свидетельствует об отсутствии внимания к вопросам жилищных условий.

Подготовка лагеря к зиме проведена в ряде подразделений крайне неудовлетворительно. Бараки, бани, больницы не утеплены, многие подразделения не обеспечены дровами.

Санитарное состояние жилых помещений, ввиду скученности и перенаселенности, во многих подразделениях неудовлетворительно. Отсутствует в ряде подразделений кипяченая вода.

Санитарная обработка, почти везде, производится с большими перебоями, так, например: на 4-м лагпункте Кривощековского отделения, на 2-м Новосибирском отделении люди не мылись в бане около двух месяцев. Имеют место случаи, когда бани используются не по прямому назначению.

Комплексная санобработка проводится не везде, имеет место в ряде подразделений неполный вывод людей из бараков на санобработку, неполная дезинфекция имеющихся вещей и постельных принадлежностей (Орлово-Розово, Маротделение, Кривощеково), в результате чего большинство отделений завшивлены. Особенно Орлово-Розовское и Кривощекинское отделения. В последнем – даже в бараках для заключенных, работающих стахановскими методами труда, обнаружена вшивость. (Беспрерывно поступающее пополнение заключенных в лагерь грозит занесением инфекции сыпного тифа, а наличие скученности в жилых помещениях и вшивость создают все предпосылки для быстрого обсеменения инфекции).

Тяжелые бытовые условия в большинстве отделений, сложившиеся благодаря отсутствию внимания со стороны руководства лагеря, руководителей отделений, а также медработников, безусловно, ухудшают физическое состояние заключенных и способствуют их истощению.

Питание

За три квартала 1941 года по лагерю не додано продуктов питания з/к на 10 миллионов рублей, из коих мяса на 2,3 миллиона рублей, рыбы на 3,4 миллиона, жиров на 2 миллиона рублей.

Мяса в 1-м квартале не додано свыше 22% полагающейся нормы, во 2-м квартале свыше 67%, в 3-м квартале около 20%.

Рыбы не додано в 1-м квартале свыше 21%, во 2-м квартале 5%, в 3-м квартале 25%.

Растительного масла не додано в 1-м квартале свыше 40%, во 2-м квартале 77%, в 3-м квартале 35%.

Недополучение основных видов продуктов питания, безусловно, привело к ослаблению заключенных

Руководство лагеря и ООСУИТЛ и К, не учитывая условий военного времени, в своих объяснениях по этому вопросу ссылается, главным образом на ГУЛАГ, прикрывая этим свою бездеятельность и отсутствие инициативы в мобилизации внутренних ресурсов, в лучшей организации питания и доведения полагающихся по нормам продуктов до заключенных

Почти на всех лагпунктах организацией питания занимаются заключенные. Судьба работающих з/к з/к по отнесению к тому или иному котлу, на основании производственных показателей, решается этими «работниками» без надлежащей проверки и контроля со стороны нач. лагпунктов, инспекторов ЧОС и медработников.

Почти во всех отделениях имеет место хищение продуктов до закладки их в котел и в большинстве случаев заключенные не получают того, что им причитается по норме. Так, в Ахпуне, на 1-м лагпункте 18 ноября, после приготовления пиши были спрятанными маргарин 3,15 кг, рыбы 1,7 кг, мясо 300 грамм. На 7-м лагпункте у хлебореза после окончания раздачи хлеба была обнаружена буханка хлеба, на 6-м лагпункте было найдено растительное масло до 2-х литров и 30 пирожков с картофелем, на 7-м лагпункте освобожденным бригадиром и десятником при выработке бригадой производственного задания свыше 100% выдавался бригадирам по 900 грамм, десятникам по 700 грамм вместо полагающихся 650 грамм.

В этом же отделении в марте и апреле основным видом довольствия была одна ржаная мука, а в августе заключенных в течение пяти дней кормили диким чесноком.

В большинстве отделений пища для заключенных приготовляется плохо (Орлово-Розово, Ахпун и т.д.) без дифференциации котлов, в результате такой плохой организации питания усиливается истощение, увеличивается количество пеллагрозных и растет смертность.

Неправильная, а подчас преступная, работа санитарных частей по оказанию помощи ослабленным и больным заключенным приводит к истощению и увеличивает смертность, причем фиксируется большое количество смертельных исходов в бараках и на местах работы.

В Бугринском отделении слабосильные заключенные не были выделены отдельно и находились вне медицинского надзора, в результате чего с 5 на 6 ноября скоропостижно скончалось 5 человек, среди них заключенный ФЕФАЛОВ, 1921 года рождения, будучи слабосильным, от работы освобожден не был, 5/XI вышел на работу с бригадой, а по окончании работы был доставлен в амбулаторию в бессознательном состоянии, ему вспрыснули камфару. Вместо того чтобы положить в стационар, его направили в барак, куда он не дошел, упал на снег, где его нашли в 3 часа ночи, доставили в стационар, где он через 15 минут умер.

6 ноября в 6 часов утра слабосильный ВЕЛИК, 1914 года рождения, перед выходом на работу, придя в столовую на завтрак упал на стол, потерял сознание и через два с половиной часа умер в стационаре.

3 ноября заключенный БАРКОВИЧ, 1913 года рождения, посетил амбулаторию, был освобожден, но фактически на работе использовался, в результате 6/XI в 3 часа ночи потерял сознание, только после этого был доставлен в стационар, где через 15 минут умер.

В Кемеровском отделении некоторые заключенные, благодаря отсутствию внимания медсанчасти, доходят до такого состояния, когда их уже поздно госпитализировать. Бывают случаи, когда такие заключенные поступают в лазарет и в этот или на следующий день умирают, причем это превращается в систему. Так:

20/Х-41 г. в лазарет поступил заключенный ЩЕГЛОВ с диагнозом «упадок питания», а 21 октября он умер.

3/к БЕССОНОВ поступил в лазарет 3/Х, умер в тот же день.

ПРОЦКО поступил 10/Х, умер в тот же день.

БОЯНОВСКИИ поступил Т7/Х, умер 19/Х

ГУРОВ поступил 22/Х, умер 23/Х.

ВОДЯНИКОВ М.Т. поступил 24/Х, умер в тот же день.

НИКУЛИН Ф.П. умер после 8-часового пребывания в лазарете.

СВИНИН поступил 18/XI, умер в тот же день.

ВЕРГЕЕВ поступил 18/XI, умер в тот же день.

Во время посещения мною, с рядом руководящих работников Управления лагеря, 4-го лагпункта на наших глазах в стационар привели двух больных, которые через весь лагерный пункт прошли босиком по снегу.

Наблюдается исключительно безответственное отношение со стороны руководителей лаготделений к судьбе заключенных, что играет немалую роль в истощении и смертности, причем эти факты проходят безнаказанно, хотя о них известно руководству лагеря. Так:

5/XI из Кривощеково пришел этап в 180 человек в Антибес для отправки в Ново-Ивановку. Для приемки этапа был послан начальник конвоя и 4 стрелка без врача. Люди, прибывшие этапом, были истощены и раздеты, около 3-х суток их не кормили. Когда начали принимать этап и сажать людей на машины, 4 человека самостоятельно не могли выйти из вагона. 3/к з/к везли на открытых машинах на расстояние 60 километров. Около 8 часов. Пошел снег с дождем и, когда этап пришел в Ново-Ивановку, из машины сняли 3 трупа, 8 человек были положены в больницу, где 4 умерли. Из умерших б человек бытовики.

Сплошь и рядом на работу выводят людей, которые по своему физическому состоянию или совершенно не могут работать, или могут быть использованы на более легком труде, в результате это часто кончается смертельным исходом.

Вопросами трудоиспользования заключенных никто не занимается, ни Управление лагеря, ни в лаготделениях, как это требуется. На совещании при политотделе выступающие товарищи приводили факты, свидетельствующие о том, что часто з/к з/к дают такие нормы выработки, которые ими заведомо выполнены быть не могут, в результате чего они получают первый котел, что, естественно, ведет к постепенному ослаблению рабочей силы.

Начальник 7-го лагпункта Ахпунского отделения тов. ТРЕГУБОВ, в связи с увеличением рабочего дня увеличил нормы выработки не на 30% в день, как предлагалось директивой отделения, а на 50%. Выработать установленную дневную норму на тяжелых физических работах могли только физически здоровые люди, более же слабый контингент нормы выработки не выполнял и в связи с этим получал штрафной паек, быстро переходя в слабосилку. В результате уже в сентябре на лагпункте появилось значительное количество слабосильных и 98 истощенных з/к з/к были переброшены на 8-й лагпункт. 3 октября 304 человека истощенных были переброшены на 6-й лагпункт. В обоих случаях на 7-й лагпункт перебрасывалась здоровая рабочая сила и, тем не менее, там осталось до400слабосильных и истощенных з/кз/к.

Управлением лагеря была допущена халатность в правильной организации приема новых этапов. Этапы, прибывшие из эвакуированных районов со значительным количеством истощенных и ослабленных людей распределялись по отделениям без всякого учета условий, необходимых для их оздоровления, людей истощенных, заведомо, непригодных к тяжелому физическому труду засылали в контрагентские отделения, где преобладает тяжелый физический труд. Например:

В Кривощеково было заслано 2007 человек, в Новосибирское – 661 человек, Кемерово – 1186 человек, Бугринское отделение – 437 человек, а в сельхозотделения, где условия для оздоровления значительно лучше, где преобладает легкий труд, было направлено: в Берикуль – 75 человек, в Антибес – 100 человек, Суслово – 512 человек, в Орлово-Розово – 457 человек.

В Мариинское отделение, где жилфонд крайне ограничен, было направлено 5381 человек.

Никакой ложки в объяснении такого размещения этапов со стороны руководства Управления нет.

С одной стороны, высокую смертность в лагере руководство УИТЛ и К объясняет засылкой новых этапов с чрезвычайно истощенным контингентом, а с другой стороны, этот же контингент засылается, главным образом, в контрагентские отделения, где преобладает тяжелый физический труд и рассматривается как полноценная рабочая сила.

Режим

Состояние режима в лагерных подразделениях далеко не удовлетворительное.

Особо опасный контингент заключенных, который подлежал переводу в усиленно охраняемую зону еще туда не переброшен. Контрреволюционеры, иностранцы и бандиты по-прежнему содержатся в общих, с прочими заключенными, зонах, чем создаются условия, благоприятствующие серьезному нарушению режима.

Состояние штрафных изоляторов и порядок водворения в них заключенных зачастую находится в резком несоответствии с указанием Наркомата и Прокуратуры Союза ССР: водворение в ШИЗО заключенных, происходит часто без соблюдения установленного порядка по запискам, без указания причины наложения взыскания, срока наказания и т. д.

Жалобы и заявления заключенных своевременно адресатам не направляются, обыски в бараках производятся редко.

Так, в Кривощековском отделении их не было с мая, в Новокузнецком последний обыск был в августе, даже в центральном штрафлагпункте обыски производятся только раз в месяц.

Имеются внутри лагеря и многочисленные случаи краж, картежные игры, сожительства и других нарушений.

В течение последнего времени в подразделениях лагеря имеет место ряд факторов серьезного искривления и глубокого нарушения революционной законности.

Бригады заключенных Кривощекинского отделения отданы на откуп бригадирам, подчас не внушающим никакого доверия, использующих назначение бригадиром для личной цели и наживы. Например:

Бригадир бригады № 65 АГАЙЧЕНКО лишил заключенного ПОТАПЕНКО завтрака только потому, что тот переходит в бригаду слабосильных.

Десятники строительства цеха № 4 КУЗНЕЦОВ и ИШНОВ злоупотребляют при раздаче дополнительного питания, присваивая лучшие продукты.

На 8-м лагпункте Ахпунского отделения нарядчиком являлся бандит ИВАНОВ и, по существу, в течение 2–3 месяцев он был хозяином лагпункта, перемещая заключенных из одной бригады в другую, сажал в карцер и избивал их.

Особенно безобразно он поступил с заключенным БЕЛОКРИНИЦКИМ Д.М.

БЕЛОКРИНИЦКИИ работал счетоводом. Под предлогом, что им похищена у других заключенных телогрейка (чего в действительности не было), ИВАНОВ посадил его в карцер, продержал там 5 суток, затем вызвал к себе в кабинет и начал зверски избивать, заявляя: «Это тебе как бывшему работнику НКВД».

По Управлению лагеря было выпущено много приказов, вынесены многочисленные решения по улучшению режима, но от этого положение с режимом не изменяется.

Приказы Управления лагеря по вопросам режима на 2-й же день после их выпуска забываются, их выполнение никем не контролируется и действенных мер по ним не принимается.

Указанные выше факты о санитарно-бьгтовом состоянии лагеря, трудовом использовании заключенных, о режиме и содержании заключенных свидетельствуют о крайне неблагополучном положении в лагере.

Чем это объясняется?

В первую очередь, забвением этих вопросов начальником Управления тов. КОПАЕВЫМ, его формальным отношением к жизни лагеря. Тов. КОПАЕВ много занимается вопросами оборонных заданий, но все это делается рывками, наскоком, бессистемно, без четко продуманного плана и учета реальных возможностей, вследствие чего достижения, которые имеются в этой области, не исчерпывают в значительной степени всех возможностей.

Ряд серьезных вопросов, решающих хозяйственную деятельность лагеря тов. КОПАЕВА, забываются, что приводит к очень неблагоприятным последствиям. Отношение тов. КОПАЕВА к вопросам лагерной жизни и государственной безопасности может быть проиллюстрировано тем фактом, что зам. нач. Управления по лагерю тов. ГАРАНИН уже 3 месяца сидит в Томске, занимаясь вопросами изготовления лыж. Эта серьезная, ответственная работа могла бы быть поручена другому равноценному работнику, а тов. ГАРАНИН должен был заниматься лагерным сектором, работа которого в настоящее время пущена на самотек. Лагерные отделы САНО, ООС и частично 2-й отдел работают плохо. Их работу никто не координирует, не направляет, не контролирует и следствием этого является тот факт, что отдел общего снабжения не смог проявить достаточной инициативы и напористости в изыскании внутренних ресурсов в лагере для улучшения питания, для снижения количества раздетых и разутых, которые не выходят на работу. Части общего снабжения в лагерных отделениях работают безобразно, чувствуя отсутствие контроля и не чувствуя необходимого руководства.

Санотдел статистические материалы о заболеваемости и смертности надлежащим образом не разрабатывает, динамика их не изучается, необходимых указаний периферия от санотдела не получает, качество медицинской помощи со стороны ряда медработников низкое, на что санотдел своевременно не реагирует.

Работа КВО и УРО требует коренной перестройки и систематического руководства.

Тов. КОПАЕВ берет на себя разрешение всех вопросов и не справляется с этим, лишая инициативы своих заместителей и аппарат. Начальники отделов зачастую не могут получить от него исчерпывающих указаний в разрешении серьезных вопросов и по нескольку дней не могут добиться возможности для деловых разговоров.

В ряде отделов нет необходимых обобщенных статистических данных, анализ которых крайне важен для правильной постановки работы в отделе.

Аппарат управления в целом работает самотеком, не имеет четкого плана работы, позволяющего по-настоящему руководить периферией. Ряд работников сжились с недостатками и недочетами в работе, считают это обычным явлением, привыкли к невыполнению приказов и распоряжений. Большое количество, иногда нужных, директив и приказов зачастую не выполняется и периферией, и никто не требует и не проверяет выполнения этих приказов.

Такие факты, как выход из строя рабочей силы, связанный с истощением и смертностью и грозящий нарушить хозяйственную деятельность лагеря, особенно никого не беспокоит и считается нормальным явлением.

Тов. КОПАЕВ слабо реагирует на сигналы о неблагополучии в лагере. Вопрос о тяжелом положении в лагпункте Ахпун был поднят давно, но несмотря на неоднократные документы оперативно-чекистского отдела по Ахпуну, сообщений зам. нач. политотдела тов. ЗАЙЦЕВА, тов. КОПАЕВЫМ до последнего времени никаких мер принято не было. И только, когда Ахпун дошел до исключительно безобразного состояния, туда была послана комиссия управления лагеря, обследовавшая Ахпун в конце ноября 1941 года.

Начальник лагерного отделения т. БЕКШАЕВ снят с работы приказом от 13 декабря, арестован Опер. Чекистским отделом, и сейчас по Ахпуну ведется следствие.

Можно привести еще ряд фактов, подтверждающих, что тов. КОПАЕВ «постфактум» издает приказы и принимает меры, вместо того чтобы своевременно устранять ненормальные явления.

Между начальником Управления, с одной стороны, начальником политотдела и его заместителем, с другой стороны, нет никакого контакта в работе. Начальник Управления тов. КОПАЕВ, намечая какие-либо мероприятия, требующие для их выполнения мобилизации всего коллектива, никогда не советуется с начальником политотдела тов. МОЧАЛИНЫМ, зачастую игнорирует политотдел. Совершенно ненормальным является такое явление, когда начальник Управления, ставя на Обкоме вопрос о взятии оборонных заказов, не советуется, не обсуждает этого с начальником политотдела.

Подбор и утверждение кадров проходит без ведома начальника политотдела, зачастую коммунисты назначаются и снимаются с работы, а начальник политотдела об этом не знает.

Политотдел, в лице тов. МОЧАПИНА, занял совершенно неправильную линию по отношению к начальнику Управления и ни в какой степени не способствовал искоренению тех недостатков, которые имелись в работе Управления и отделений. По существу политотдел стоял в стороне от всей жизни лагеря и очень мало влиял на ход событий. Зная о неправильном стиле руководства тов. КОПАЕВА, о неполадках в работе аппарата, о тяжелом состоянии лагеря, в силу сложившихся взаимоотношений с КОПАЕВЫМ, тов. МОЧАЛИН и его заместитель тов. ЗАЙЦЕВ вместо того, чтобы своевременно поставить в известность политотдел ГУЛАГа, Областной комитет партии, заняли политику невмешательства. Политотдел и первичные партийные организации играют очень небольшую роль в обеспечении выполнения хозяйственных задач, стоящих перед лагерем.

Партийно-политическая работа в большинстве партийных организаций стоит на низком уровне, большие вопросы иногда проходят мимо партийных организаций. Партийными организациями слабо контролируется хозяйственная деятельность руководства. Так, партийные организации Ахпуна, Кривошековского отделения не сумели своевременно выправить то положение, которое там было создано в результате неправильной работы руководства.

Выводы

Создавшаяся в УИТЛ и К обстановка требует немедленного коренного перелома во всей работе аппарата Управления и отделений. Руководство Управления и политотдела при таком стиле работы не обеспечивает выполнения задач, стоящих перед лагерем.

Отсутствие контакта в работе начальника Управления и начальника политотдела вредно отражается на работе лагеря в целом.

Необходимо в корне изменить их стиль работы и взаимоотношения или, если это невозможно, сделать организационные выводы.

Для усиления всей партийно-политической работы и обеспечения выполнения производственного плана и оборонных заданий лагеря, необходимо в крупных подразделениях иметь освобожденных секретарей партийных организаций.

Обсуждение положения в лагере должно быть проведено немедленно.

ГАРФ. Ф. 9414. Оп. 3. Д. 9. Лл. 30–50. Подлинник.

№ 121

Директива НКВД СССР № 105 «О продолжительности сна заключенных ИТЛ и ИТК НКВД»

Секретно

10 марта 1942г.

г. Москва

ВСЕМ НАРКОМАМ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РЕСПУБЛИК

И НАЧАЛЬНИКАМ УНКВД КРАЕВ И ОБЛАСТЕЙ

ВСЕМ НАЧАЛЬНИКАМ ИСПРАВИТЕЛЬНО–ТРУДОВЫХ ЛАГЕРЕЙ НКВД

Несмотря на приказ НКВД № 792/К от 8.XII–1941 года и неоднократные указания ГУЛАГа НКВД СССР о том, что продолжительность сна для заключенных не должна быть менее 8-ми часов – в ряде лагерей и колоний это правило грубо нарушается. Заключенные фактически имеют время для сна 4–5 часов. Происходят эти безобразные явления вследствие несоблюдения начальниками лагерных подразделений внутреннего распорядка дня и отсутствия должного контроля со стороны руководства лагерей.

В результате отсутствия нормального отдыха заключенные теряют работоспособность, переходят в категорию слабосильных, инвалидов и т. д.

КАТЕГОРИЧЕСКИ ПРИКАЗЫВАЮ:

1. Установить внутренний распорядок дня во всех лагерных подразделениях и колониях с таким расчетом, чтобы заключенный имел время для сна не менее

8-ми часов.

2. Привлекать к строгой ответственности начальников лагерных подразделений за нарушение этого правила.

Запретить кому бы то ни было в лагере-колонии производить подъем заключенных или отбой на сон не в установленное время (в исключительных случаях, вызываемых действительной необходимостью, это может быть произведено только личным распоряжением нач. лагеря-колонии).

3. Начальникам оперативных отделов (отделений лагерей и колоний строго проследить за выполнением настоящей директивы и всех нарушителей привлекать к ответственности через нач. лагеря-колонии, одновременно сообщая в Оперативный отдел ГУЛАГа НКВД СССР.

4. В 3-х дневный срок по получении донести мне о введении в действие настоящей директивы.

Заместитель народного комиссара внутренних дел Союза ССР

комиссар государственной безопасности 3 ранга КРУГЛОЕ

ГАРФ. Ф.9401. Оп. 12 Д. 316. Лл. 73–73 об.

№ 122

Приказ НКВД СССР № 0024 с объявлением «Инструкции о действиях начальствующего и надзирательского состава тюрем и случаях побега или нападения заключенных на тюремную охрану»

Сов. секретно

5 января 1943 года

Установлено, что за последнее время среди заключенных, содержащихся в тюрьмах НКВД участились попытки к организованным побегам путем нападения на тюремную охрану.

В некоторых тюрьмах НКВД попытки к побегу не были своевременно пресечены ввиду слабости проводимой в них агентурной работы, недостаточной оперативно-боевой подготовки личного состава охраны и нарушений в организации охраны заключенных

В связи с этим ПРИКАЗЫВАЮ:

1. Народным комиссарам внутренних дел союзных и автономных республик и начальникам управлений НКВД краев и областей обеспечить усиление агентурной работы по предупреждению побегов и нападений заключенных на тюремную охрану, пресечению организованных враждебных выступлений заключенных в тюрьмах, своевременному вскрытию преступной связи отдельных работников тюрем с заключенными. С этой целью пересмотреть существующую осведомительную сеть и провести необходимые дополнительные вербовки.

В больших общих камерах иметь специальное сторожевое (против побегов) осведомление, вербовка которого должна осуществляться с санкции начальника тюрьмы, с последующим утверждением начальника тюремного отдела.

2. Запретить всем без исключения тюремным работникам входить в камеры заключенных, имея при себе ключи от дверей коридоров и корпусов.

3. Запретить начальникам тюрем, их дежурным помощникам (дежурным по тюрьмам), а также лицам, инспектирующим тюрьмы, входить в камеры заключенных вместе с постовым надзирателем, наблюдающим за данной группой камер, и оставлять дверь камеры незапертой на время своего пребывания в камере.

4. При распределении по сменам надзирательского состава каждую смену обеспечивать необходимым количеством коммунистов, комсомольцев и старослужащих опытных надзирателей.

5. Принять к руководству объявляемую при этом «Инструкцию о действиях начальствующего и надзирательского состава тюрем в случаях тревоги».

Инструкцию тщательно изучить всему личному составу охраны тюрем. Приказ объявить начальствующему и оперативному составу тюрем до зам. нач. тюрьмы и пом. оперуполномоченного включительно.

Заместитель Народного Комиссара

внутренних дел Союза ССР КРУГЛОВ

Совершенно секретно

ИНСТРУКЦИЯ О ДЕЙСТВИЯХ НАЧАЛЬСТВУЮЩЕГО

И НАДЗИРАТЕЛЬСКОГО СОСТАВА ТЮРЕМ В СЛУЧАЯХ ТРЕВОГИ

1. Общие положения

1. На период войны охрана тюрем усилена путем перехода с четырех на трехсменную службу начальствующего и надзирательского состава, выставления постоянных дополнительных постов выделения в каждой смене вооруженных резервных групп надзорсостава.

2. В зависимости от оперативной обстановки начальствующий надзирательский состав тюрьмы распоряжением Наркома внутренних дел республики, начальника УНКВД, а в экстренных случаях распоряжением начальника тюрьмы может быть приведен в состояние усиленной или чрезвычайной оперативно-боевой готовности.

3. Состояние усиленной оперативно-боевой готовности предусматривает переход охраны тюрьмы на двухсменную службу начальствующего и надзирательского состава, без перевода его на казарменное положение при тюрьме.

4. Состояние чрезвычайной оперативно-боевой готовности предусматривает особое усиление охраны тюрьмы и перевод всего начальствующего и надзирательского состава на казарменное положение при тюрьме (как правило, в пределах тюремной ограды).

5. Сигнал боевой тревоги подается при нападении на охрану тюрьмы извне или со стороны заключенных, а также при обнаружении побега из тюрьмы заключенного (заключенных).

6. Сигнал пожарной тревоги подается при возникновении пожара или загорания в пределах тюремной территории.

7. Сигналы воздушной и химической тревоги подаются при воздушном и химическом нападении на район расположения тюрьмы.

8. Техника подачи сигналов тревоги, порядок и место сбора личного состава по тревоге устанавливается применительно к местным условиям инструкцией начальника тюрьмы.

9. По сигналу тревоги всякое движение заключенных прекращается и все они немедленно возвращаются в камеры, за исключением находящихся в бане и уборных. Заключенные могут быть выведены из этих помещений в камеры до отбоя тревоги только по приказанию дежурного помощника начальника тюрьмы.

10. Основной задачей всего личного состава тюрьмы в любых обстоятельствах по тревоге является предупреждение и пресечение побега заключенных из тюрьмы.

2. О резервной группе надзирателей

11. Вооруженная резервная группа надзирателей выделяется из числа надзирателей отдыхающих смен, в порядке очередности по утвержденному графику и придается дежурящей смене надзирательского состава, с подчинением непосредственно дежурному помощнику начальника тюрьмы (дежурному по тюрьме, где помощника не положено).

Резервная группа размещается в непосредственной близости к дежурному пом. нач. тюрьмы (дежурному по тюрьме), в отдельной непроходной комнате.

12. Численность резервной группы устанавливается: максимальная – 10 человек, минимальная – 1/3 дежурной смены, если численность меньше 30 человек. На вооружении резервная группа имеет револьверы и ручной пулемет. В случае необходимости, распоряжением дежурного пом. нач. тюрьмы, группа вооружается винтовками.

13. Резервная группа вводится в действие только в следующих случаях: нападения на охрану тюрьмы, бунта, побега заключенных, пожара или загорания в тюрьме и воздушного нападения врага на район расположения тюрьмы. Использование надзирателей резервной группы для иных целей категорически запрещается.

14. Резервной группе надзирателей разрешается отдых в обмундировании в дежурном помещении (на топчанах) в две очереди по 50% личного состава группы в каждой. Бодрствующей половине группы разрешается чтение и игры (шахматы, шашки, домино).

15. Персональный состав вооруженных резервных групп надзирателей объявляется в суточном приказе по тюрьме.

3. Действия по отражению нападения извне

и со стороны заключенных

16. Нападение на охрану тюрьмы извне может преследовать цель освобождения содержащихся в тюрьме заключенных, в первую очередь, особо опасных Поэтому, наряду с действиями по отражению нападения извне, должны быть немедленно приняты меры по пресечению возможного нападения на тюремную охрану со стороны заключенных

17. Для успешного отражения нападения на охрану тюрьмы как извне, так и со стороны заключенных, начальствующий и надзирательский состав тюрьмы должен:

а) находиться в состоянии полной оперативно-боевой готовности, отвечающей условиям обстановки;

б) хорошо владеть всеми видами оружия, состоящего на вооружении охраны тюрьмы;

в) уметь в полной темноте ориентироваться в расположении тюрьмы и подступов к ней;

г) знать свое место и обязанности по сигналу тревоги.

18. Если нападение на охрану тюрьмы извне имеет место, когда охрану несет только очередная смена надзорсостава, и тюрьма не охраняется войсковым караулом, – начальник тюрьмы или дежурный пом. начальника тюрьмы действует в следующей последовательности:

а) дает сигнал боевой тревоги;

б) выставляет вооруженных винтовками и револьверами надзирателей с внешней и внутренней стороны входов в тюремные корпуса, в первую очередь в те, где содержатся приговоренные ВМН и другие особо опасные заключенные. По возможности эти посты должны быть усилены вооруженными лицами нач. опер, политсостава тюрьмы;

в) усиливает вооруженную охрану действующих ворот тюрьмы и выставляет вооруженные посты к неохраняемым (недействующим) воротам;

г) усиливает наружные посты (на вышках) вооруженными винтовками надзирателями; на наиболее удобную для обстрела нападающих вышку выставляет расчет с ручным пулеметом;

д) о происходящем доносит по телефону старшему оперативному начальнику НКВД в данном населенном пункте, а дежурный зам. начальника тюрьмы доносит также и отсутствующему начальнику тюрьмы.

При повреждении телефонной связи донесение старшему оперативному начальнику НКВД направляет разными маршрутами двух нарочных каждого отдельно один от другого (целесообразно сотрудника и сотрудницу тюрьмы в гражданской одежде).

В донесении дает короткие и конкретные данные о происходящем и, если необходимо, требует вооруженную помощь.

Вооруженная помощь испрашивается у старшего оперативного начальника НКВД или других органов НКВД войсковых подразделений или привлекается надзорсостав из общежитии в зависимости от условий быстрейшей связи и территориальной близости от тюрьмы.

За ограду тюрьмы вооруженная помощь пропускается по условному сигналу.

19. Основное средство отражения попытки нападающих проникнуть в пределы тюремной ограды – ружейный и пулеметный огонь с вышек

20. Если нападающим извне удалось проникнуть за ограду тюрьмы, начальник тюрьмы (дежурный пом. нач.) становится во главе вооруженного резерва и направляет все усилия к тому, чтобы, отрезав нападающих от входов в тюремные корпуса (в первую очередь – с особо опасными заключенными) огнем и штыковым ударом ликвидировать нападение. Решающую роль в данном случае должно иметь быстрое и эффективное открытие пулеметного огня.

21. Надзиратели (надзиратель) внутренних постов, подвергшихся внезапному нападению со стороны заключенных той или иной камеры, должны при малейшей возможности действовать в следующей последовательности: а) подать установленный инструкцией начальника тюрьмы сигнал тревоги; б) изолировать от нападающих все имеющиеся при себе тюремные ключи; в) подавить нападение или оказывать сопротивление до подхода помощи.

Надзиратель-привратник у ворот тюрьмы при нападении на него группы заключенных обязан прежде всего лишить нападающих возможности завладеть ключами от ворот, для чего должен выбросить их (через форточку или иным способом) за пределы тюремной ограды и отражать нападение.

22. Ввод в тюремный корпус (коридор) группы надзирателей для оказания помощи подвергшимся нападению постам охраны осуществляется так, чтобы момент открывания дверей корпуса (коридора) не мог быть использован заключенными для проникновения на тюремный двор.

23. Если обстановка требует применения вооруженной силы, в тюремный корпус (коридор) вводится вооруженная револьверная группа надзирателей под командой лица начсостава тюрьмы не ниже дежурного пом. нач. тюрьмы. Последний подает команду заключенным «ложись» и по выполнении ее приказывает подниматься по одному и возвращаться в свою камеру. При невыполнении команды приказывает открыть огонь по стоящим заключенным, не допуская рукопашной схватки.

24. Вооруженный заслон, выставленный у входа в тюремный корпус для отражения возможного нападения со стороны заключенных, в случае прорыва их через внутренние посты до входа вооруженной группы в корпус, должен действовать решительно и открыть огонь по нападающим без какого-либо предупреждения.

25. На время отражения нападения явившиеся по тревоге сотрудники тюрьмы, вооружить которых не представляется возможным, направляются на усиление внутренних постов по заранее разработанному и утвержденному на такой случай плану. Из них могущие хорошо владеть оружием используются начальником тюрьмы или дежурным помощником начальника для замены выбывших из строя вооруженных бойцов, принимая от них оружие и боеприпасы. Медперсонал используется по прямому назначению для оказания помощи раненым

26. При невозможности предотвратить проникновение нападающих в пределы ограды тюремных корпусов, начальник тюрьмы (или другое, заменяющее его, лицо начсостава) обязан занять вооруженными бойцами командные над территорией тюремного двора точки сопротивления и поражать огнем нападающих до прибытия помощи.

4. Действия по ликвидации бунта заключенных

27. Бунт заключенных, если он не вылился в прямое нападение на охрану тюрьмы, выражается обычно в форме разрушения тюремного оборудования и инвентаря, забаррикадирование дверей, массового неподчинения требованиям начальника или дежурного пом. начальника тюрьмы.

28. При неподчинении заключенных словесным требованиям начальствующего состава тюрьмы, для восстановления порядка распоряжением начальника тюрьмы или лица, его замещающего, применяется холодная вода. Струя холодной воды направляется в камеру из брандспойта через дверную форточку или отверстие «глазка».

29. При невозможности применить струю воды из местного гидрокрана, распоряжением начальника тюрьмы вызывается пожарная команда, которая и обеспечивает подачу воды.

30. Применение оружия для подавления бунта, если он не вылился в форму прямого нападения на личный состав тюрьмы, не способствует побегу заключенных и не угрожает жизни и здоровью людей, – запрещается.

31. Для приведения к порядку отдельных групп заключенных, не подчиняющихся и оказывающих физическое сопротивление, надзирательский состав по собственному усмотрению применяет метод «Самбо», а к наиболее упорным в сопротивлении распоряжением дежурного пом. нач. тюрьмы применяются смирительные рубахи и связывание.

5. Действия при попытке заключенных (заключенного)

бежать из тюрьмы

32. Мероприятия по предотвращению побегов заключенных из тюрем с исчерпывающей полнотой предусмотрены действующими положениями, приказами, циркулярами и инструкциями.

33. Попытка побега может иметь место: а) путем прямого нападения на надзирательский состав тюрьмы, при отсутствии должного отпора нападению со стороны состава охраны; б) без нападения на охрану тюрьмы, путем использования тех или иных нарушений в организации охраны (конвоирования).

34. Пресечь попытку побега – значит, задержать заключенного ранее, чем он скроется из поля зрения преследующих его сотрудников тюрьмы.

35. Для успешного задержания заключенного необходимы быстрота, четкость и слаженность действий как постовых надзирателей, так и всех находящихся в этот момент на территории тюрьмы сотрудников тюрьмы.

36. Постовые надзиратели наружных постов практически преследовать бегущего не могут (так же, как и надзиратели внутренних постов). Но они обязаны без предупреждения и без выстрелов в воздух открыть огонь по беглецу, не допуская никакого промедления.

37. Дежурная вооруженная резервная группа надзирателей во главе с дежурным пом. нач. тюрьмы должна действовать по задержанию пытающегося бежать заключенного (заключенных) быстро, настойчиво и решительно.

38. На помощь постовым надзирателям и резервной группе по первому сигналу тревоги, поднятой в связи с побегом, должны явиться (бегом) все сотрудники тюрьмы, находящиеся как на территории тюрьмы, так и вблизи от нее.

39. Преследование за пределами тюремной ограды и местный розыск осуществляется силами начальствующего и надзирательского состава тюрьмы (незанятого на постах) и силами милиции.

40. Преследование беглецов за пределами тюремной ограды и местный розыск организуются лично начальником тюрьмы.

Для быстрого и успешного проведения преследования и розыска беглецов начальник тюрьмы обязан иметь постоянно действующий и систематически уточняемый план организации преследования и розыска, составляемый им лично.

План должен включать в себя: а) карту района, на территории которого расположена тюрьма с нанесенными на карте дорогами, населенными пунктами, ж.-д. станциями, совхозами и т. д.; б) список всех органов милиции (включая ж.-д.), с которыми есть телефонная связь из города; в) адрес и телефон, по которому должны быть вызваны розыскные собаки; г) перечень вероятных маршрутов, которые могут быть избраны беглецами в целях скорейшего ухода от преследования; д) списки сотрудников тюрьмы, хорошо знающих город и его окрестности или отдельные населенные пункты района.

41. Все средства для преследования и местного розыска должны быть использованы немедленно, по обнаружении побега заключенного и независимо от времени суток.

В первую очередь принимаются следующие меры:

а) производится преследование по следу, для чего вызывается розыскная собака местного уголовного розыска;

б) организуется преследование по путям вероятного движения бежавшего; с этой целью в определенных направлениях высылаются группы вооруженных надзирателей (2–3 человека), по возможности из числа тех, которые знают заключенного в лицо;

в) высылаются дозоры из вооруженных надзирателей на местные вокзалы, ж.-д. станции, пристани или автогужевые и проселочные дороги, которыми бежавший может воспользоваться для побега из населенного пункта, где расположена тюрьма;

г) производится «прочесывание» лесного массива, кустарника, зарослей, если есть малейшее предположение, что заключенный скрылся в лесистой местности;

д) сообщается о побеге (по телефону или нарочным) начальнику местного органа НКВД начальникам органов милиции и соответствующим работникам местных транспортных органов НКВД

42. После проведения первоочередных мероприятий по розыску бежавшего, не ожидая их результатов, начальником тюрьмы последовательно принимаются следующие меры:

а) если бежавший проживал до ареста в одном из районов, прилегающих к пункту нахождения тюрьмы, его квартира и квартиры его родственников берутся под тщательное наблюдение; в более вероятных точках появления бежавшего выставляются вооруженные засады, в состав которых назначаются преимущественно сотрудники, знающие приметы бежавшего (бежавших) и хорошо знающие местность (засада выставляется, не привлекая внимания населения, проживающего поблизости от засады);

б) размножаются фотокарточки бежавшего и с указанием примет рассылаются в местные отделения милиции, транспортные органы НКВД и ж.-д. милиции ближайших ж.-д. станций;

в) проводится тщательное расследование обстоятельств совершения побега, при которых должны быть установлены не только виновные в допущении побега, но и выявлены все сведения и детали, имеющие значение для розыска бежавшего или могущие навести на его след: эти сведения немедленно реализуются в ходе розыска;

г) сообщается о побеге (по телеграфу или по телефону) начальнику тюремного отдела.

43. Для обеспечения мероприятий по розыску, особенно первоначальных, связанных с привлечением большого числа людей (высылка групп преследования и дозор, выставление засад, прочесывание леса), мобилизуется весь наличный начальствующий надзирательский состав, свободный от дежурства, и в случае необходимости, несение службы в тюрьме на это время переводить на две смены.

44. Задержанный бежавший заключенный должен водворяться в тюрьму с особыми предосторожностями против повторного побега от конвоирующих по дороге в тюрьму.

Во всех случаях, когда число задержанных беглецов превышает численность конвоирующей задержанных группы сотрудников тюрьмы, а также в условиях плохой видимости, лесных дорогах, преодоления водных преград, старший в группе имеет право применить связывание рук задержанного.

6. Действия при пожаре в тюрьме

45. Заметивший загорание (дым, запах горения или пламя), каждый сотрудник тюрьмы обязан:

а) применить имеющиеся под руками средства огнетушения, если характер загорания это позволяет;

б) любым быстрейшим способом доложить о загорании дежурному пом. начальника тюрьмы и начальнику тюрьмы, которые немедленно подают сигнал пожарной тревоги.

46. Если размеры или характер загорания не позволяют немедленно ликвидировать его имеющимися в тюрьме средствами пожаротушения, распоряжением начальника тюрьмы или дежурного пом. нач. тюрьмы вызывается пожарная команда.

Одновременно с вызовом пожарной команды в тюрьму вызывается весь свободный от службы личный состав.

До прибытия пожарной команды весь освобожденный от постоянной службы состав сотрудников тюрьмы принимает все меры для тушения пожара.

47. Действия начальствующего и надзирательского состава (при возникновении пожара) в отношении содержащихся в тюрьмах заключенных, если пожар в той или иной степени угрожает корпусам, где содержатся заключенные, осуществляются в следующей последовательности:

а) все внутренние посты по мере прибытия свободных от службы надзирателей удваиваются; к камерам, где содержатся осужденные к ВМН, выставляется особо усиленный наряд во главе с одним из лиц начсостава тюрьмы не ниже дежурного пом. нач. тюрьмы (не из состава дежурной смены);

б) в коридорах и камерах обеспечивается полная тишина и порядок, не допуская никакой суматохи и паники;

в) заключенные выводятся из камер (коридоров, корпусов), которым угрожает огонь или задымление в другие камеры (коридоры, корпуса) только по приказанию начальника тюрьмы или деж. пом. нач. тюрьмы, организованно, покамерно под максимально усиленным конвоем надзирателей без оружия. При этом, если конвоируемые следуют через тюремный двор, вооруженная резервная группа надзирателей размещается так, чтобы путь следования выводимых заключенных находился в поле зрения входящих в состав группы надзирателей, но в максимально возможном отдалении;

г) если переполнение тюрьмы или соображения изоляции не позволяют перевести заключенных в другие камеры (коридор, корпус) они выводятся на неугрожаемые огнем прогулочные дворы и другие подходящие тюремные помещения. Для особо опасных заключенных, если время позволяет, освобождаются камеры путем вывода из них менее опасных заключенных на прогулочные дворы;

д) при отсутствии возможности вывести заключенных в безопасное место в пределах тюремной ограды, они выводятся с санкции начальника местного органа НКВД на наиболее подходящую для этой цели огражденную площадку (стадион, двор здания НКВД и т. п.), обставляемую необходимым вооруженным оцеплением, с привлечением при необходимости в помощь надзирательскому составу войскового (милицейского) подразделения.

48. Одной из сложнейших задач начальствующего и оперативного состава тюрьмы должно быть обеспечение полной сохранности от огня, воды, утери и хищения личных тюремных дел заключенных, картотек, материалов оперативной части и архива тюрьмы. Персональная ответственность за их сохранность возлагается на специально выделяемых для этого сотрудников тюрьмы.

49. При вводе бойцов пожарной команды и войскового подразделения на тюремный двор необходимо принять особые меры, исключающие возможность побега заключенных путем присоединения к действующим по тушению пожара бойцам. Таким способом легко могут осуществить побег заключенные, одетые в одежду военного образца.

В качестве профилактической меры бойцов пожарной команды войскового подразделения надлежит пропускать в тюремный двор обратно по счету, в присутствии знающего их в лицо командира.

7. Действия при нападении вражеской авиации

на район расположения тюрьмы

50. По сигналу «воздушная тревога», а также в случаях, когда нападение вражеской авиации имеет место ранее, чем дан сигнал воздушной тревоги, остаются на своих местах надзиратели как внутренних, так и наружных постов.

51. Дежурный помощник начальника тюрьмы переходит в укрытие, если оно оборудовано дублирующими средствами связи с постами. В противном случае он остается в своем служебном помещении.

52. Не занятый на внутренних и наружных постах надзорсостав привлекается к тушению зажигательных бомб и ликвидации загораний, занимая установленные планом ПВО объекта пункты наблюдения.

53. Основной задачей начальствующего и надзирательского состава тюрьмы во время нападения вражеской авиации на район расположения тюрьмы является предупреждение побега заключенных

54. Немедленно после сигнала «ВТ» надзиратели внутренних постов приказывают заключенным лечь на пол камер и оставаться в таком положении до сигнала отбоя. О неподчинении немедленно докладывать по команде, для изоляции неподчиняющихся в карцер (распоряжением начальника тюрьмы или лица его замещающего).

55. При повреждении камер, коридоров и корпусов, исключающем возможность дальнейшего оставления в них заключенных, последние выводятся в другие камеры или помещения в порядке настоящей инструкции.

56. Раненым или отравленным заключенным немедленно оказывается первая медицинская помощь. Убитые немедленно учитываются пофамильно.

57. При невозможности перевода заключенных из разрушенных или сильно поврежденных корпусов в другие помещения, заключенные размещаются на тюремном дворе (в крайнем случае, на хоздворе).

Несовершеннолетние и женщины размещаются отдельными группами. В отдельную группу выделяются подследственные заключенные по делам органов госбезопасности.

Приговоренные к ВМН выводятся в другие камеры или, в крайнем случае, в соответствующее надежно охраняемое помещение.

58. На тюремном дворе заключенные размещаются лежа, предупреждаются, что по вставшим без разрешения будут стрелять.

59. Вокруг заключенных выставляется на дистанции не менее двух метров оцепление из вооруженных надзирателей. В наиболее удобном для обстрела тюремного двора месте размещается расчет с ручным пулеметом.

60. При малочисленности имеющегося налицо надзорсостава начальник тюрьмы докладывает старшему оперативному начальству НКВД о необходимости выслать в его распоряжение войсковое подразделение или наряд милиции.

61. При возникновении на территории тюрьмы пожара от падения бомб, начальствующий и надзирательский состав действует в соответствии с 6 разделом настоящей инструкции.

62. По сигналу химической тревоги заключенные при всех условиях организованно выводятся из отравленной или угрожаемой зоны по незараженному или дегазированному маршруту под вооруженным конвоем и возвращаются на тюремный двор только после его тщательной дегазации.

63. Раненые и отравленные заключенные, при невозможности помещения их в тюремную больницу, помещаются в гражданские больницы или военные госпитали. В этом случае к особо опасным заключенным немедленно выставляются надзирательские посты в палатах, за исключением таких раненых и отравленных, которые не могут двигаться без посторонней помощи.

64. При обнаружении в районе расположения тюрьмы не разорвавшихся авиабомб, немедленно сообщать в штаб МПВО участка (района); начальник тюрьмы или деж. пом. начальника обязан немедленно удалить личный состав тюрьмы и заключенных из зоны возможного разрушительного действия бомбы, могущей быть замедленного действия, и ждать прибытия специальной команды ПВО, которая произведет обезвреживание и удаление бомбы.

Начальник Тюремного управления НКВД СССР

майор госбезопасности НИКОЛЬСКИЙ

Архив НИПЦ «Мемориал». Коллекция документов.

№ 123

Приказ НКВД СССР № 0202 «О введении новых норм питания для несовершеннолетних заключенных»

Секретно

29 мая 1943г.

г. Москва

В отмену приказа НКВД СССР от 23 июня 1942 года за № 355 «О довольствии несовершеннолетних заключенных»

ПРИКАЗЫВАЮ:

1. Установить для несовершеннолетних заключенных следующую норму питания на одного человека в день в граммах:


Хлеб ржаной 600 Мясо – мясопродукты 25
Крупа – макароны 75 Жиры (животн. и растит.) 25
Картофель – овощи 500
Сахар 15 Чай суррогатный 2
Рыба – рыбопродукты 70 Соль 15

По означенной норме довольствовать все категории несовершеннолетних заключенных за исключением находящихся в штрафных изоляторах, больных, этапируемых и освобожденных.

2. Несовершеннолетним заключенным, работающим стахановскими методами труда, вырабатывающим производственные нормы от 110% и выше, соблюдающим режим и имеющим хорошие и отличные отметки по школьной и производственной учебе, к указанной в пункте первом настоящего приказа норме выдавать дополнительно на одного человека в день в граммах:


Мука пшеничная 20 Молоко 100
Мясо – мясопродукты 10 Кофе суррогатный 5
Рыба – рыбопродукты 20 Сухофрукты 15
Жиры 5 Мука картофельная 5

Несовершеннолетним заключенным при выполнении ими производственных норм на 150% и выше к дополнительной норме выдавать 100 грамм хлеба в день.

3. Несовершеннолетним заключенным, находящимся в штрафных изоляторах, питание выдавать по следующей норме на одного человека в день в граммах:


Хлеб ржаной 400 Масло растительное 5
Мука подболгочная 5 Картофель – овощи 200
Крупа – макароны 30 Соль 10
Рыба 30 Томат-пюре 3

4. Питание несовершеннолетних заключенных, находящихся в больницах, эпатируемых и освобождаемых, а также порядок отпуска продуктов на кухне и нормы замены одних продуктов другими производить в соответствии с «Положением о питании заключенных в исправительно-трудовых лагерях и колониях НКВД СССР», объявленным приказом НКВД СССР № 469 от 25 октября 1942 года и приказом НКВД СССР № 023 от 21 января 1943 года.

5. Несовершеннолетние заключенные, находящиеся в оздоровительно-профилактических пунктах, питаются по норме № 2 приказа НКВД СССР № 023 от 1 января 1943 года, с выдачей 600 грамм хлеба в сутки.

Заместитель Народного Комиссара Внутренних Дел СССР

комиссар госбезопасности 2 ранга ЧЕРНЫШОВ

ГАРФ. Ф.9401. Оп. 1а. Д. 141. Лл. 165–165 об.

№ 124

Приказ НКВД СССР № 001241 с объявлением «Инструкции по учету и этапированию заключенных, осужденных к каторжным работам»

Сое. секретно

17 июля 1943 г.

Для содержания немецко-фашистских злодеев, шпионов, изменников Родине и их пособников – приказом НКВД СССР № 00968 от 11-го июня 1943 года организованы отделения каторжных работ при Воркутинском, Норильском, Северовосточном (Дальстрой) и Карагандинском исправительно-трудовых лагерях НКВД

В соответствии с этим ПРИКАЗЫВАЮ:

1. Ввести в действие прилагаемую «Временную инструкцию о порядке учета и этапирования заключенных, осужденных к каторжным работам».

2. Начальникам Севвостлага, Норильлага, Воркутлага и Карлага НКВД строго руководствоваться указанной инструкцией в практической работе по учету и этапированию осужденных к каторжным работам.

3. НКВД республик, УНКВД краев и областей, начальникам исправительно-трудовых лагерей НКВД при поступлении в тюрьмы и пересыльные пункты каторжников, руководствоваться разделом инструкции «этапирование каторжников» и «отчетность».

Заместитель Народного Комиссара Внутренних Дел СССР

комиссар госбезопасности 2 ранга ЧЕРНЫШОВ

Сов. секретно

«УТВЕРЖДАЮ»

Зам. Народного Комиссара

внутренних дел СССР

комиссар госбезопасности

2-го ранга Чернышев

ИНСТРУКЦИЯ О ПОРЯДКЕ УЧЕТА И ЭТАПИРОВАНИЯ

ЗАКЛЮЧЕННЫХ, ОСУЖДЕННЫХ К КАТОРЖНЫМ РАБОТАМ

Общие положения

1. Оперативный учет заключенных, отбывающих наказание на каторжных работах, порядок их приема и этапирования – осуществляется в соответствии с приказами, директивами, распоряжениями НКВД СССР и ГУЛАГа НКВД по приему, учету и этапированию заключенных, содержащихся в исправительно-трудовых лагерях НКВД

Особенности учета осужденных к каторжным работам

2. Учет осужденных к каторжным работам ведется Отделом учета и распределения заключенных лагеря отдельно от остальных контингентов, отбывающих наказание в лагере на общих основаниях

3. Личным делам каторжников присваиваются номера по книге регистрации осужденных к каторжным работам, ведущиеся отдельно от общей книги регистрации заключенных

Номера личных дел исчисляются сериями, с № 1 по № 999 включительно. Каждой серии, в свою очередь, присваивается буква алфавита, проставляемая перед номером дела. Нумерация начинается с № 1 и первой буквы алфавита. По использовании 999 номеров, начинается снова с № 1 и второй буквы алфавита (А, Б, В, Г и т. д.)

После номера проставляются буквы «КТР» (например, № А-978/КТР, Б-11/ КТР и т.д.).

Указанный номер переносится на все учетные документы, заведенные на каторжника.

4. В соответствии с инструкцией о порядке содержания осужденных к каторжным работам, номер личного дела (без добавления «КТР»), нашивается на одежду каторжан (А-75).

5. На карточках персонального учета формы № 2, контрольно-сроковых карточках формы № 5 – проставляется черная полоса, идущая слева и вверх направо.

6. Поступающие в лагерь каторжники подвергаются фотографированию и дактилоскопированию (если они не были подвергнуты в тюрьме, откуда прибыли в лагерь).

Дакто и фотокарты хранятся в личном деле. Один экземпляр фотокарточки наклеивается на формуляр личного дела.

7. Данные о наложенных взысканиях, за период отбывания каторжных работ, отражается на формуляре каторжника.

В личное дело приобщаются выписки из приказов копии постановлений, рапорты лагерной администрации об отказах от работы, нарушениях лагерного режима и наложенных взысканиях на каторжника.

8. При разрешении каторжнику, по истечении годичного испытательного срока наказания, переписки с родственниками и получения посылок – письменное распоряжение начальника лагеря об этом приобщается к личному делу и служит основанием для отправки поступающих от каторжника писем и вручения ему поступивших от родственников посылок и писем.

9. Ежедневные утренняя и вечерняя поверки каторжан, производимые военизированной охраной совместно с учетным аппаратом лагеря, осуществляется строго по формулярам и опросом по основным установочным данным (фамилия, имя, отчество, год рождения), сличением каторжника с фотокарточкой и его личным номером.

10. На всех каторжников два раза в год [в апреле и октябре месяцах) составляются персональные характеристики, приобщаемые затем к личным делам.

В характеристиках отражается отношение к труду, выполнение производственных норм, соблюдение лагерного режима, допущенные нарушения, наложенные на каторжника взыскания.

Характеристики составляются по произвольной аппаратом культурно-воспитательной части, подписываются начальником каторжного отделения лагеря, руководителями производства и культвоспитателями.

11. Учетные аппараты каторжных отделений лагеря комплектуются только вольнонаемными работниками.

В качестве нарядчиков, в отдельных случаях, могут быть использованы заключенные из числа осужденных к лишению свободы (не к каторжным работам), подпадающие под директиву НКВД СССР № 268 от 6 октября 1941 года.

Привлечение к работе в качестве нарядчиков и допуск к учетным документам каторжников категорически запрещается.

12. Хранение учетных документов в зоне каторжного отделения лагеря – запрещается.

Этапирование каторжников

13. Этапирование каторжников из тюрем, после их осуждения, производится тюремной администрацией в вагонзаках непосредственно в лагери, где имеются каторжные отделения.

При необходимости пересадок в пути следования (окончание планового маршрута вагонзака и пр.) каторжники конвоем сдаются в пересыльный пункт УИТЛК–ОИТК НКВД а при отсутствии последнего – в местную тюрьму.

В этих случаях, начальник тюрьмы – пересыльного пункта лично принимает от конвоя каторжников, сверяет с данными открытых листов к личным делам, размещает каторжников в отдельных от остальных заключенных камерах и организует их дальнейшую отправку в первую очередь.

14. Отправка каторжников их тюрем в Норильлаг и Севвостлаг должна производиться с расчетом поступления этапов до закрытия навигации:

В НОРИЛЬЛАГ – прибытие вагонзаков на ст. Красноярск до 1-го сентября;

В СЕВВОСТЛАГ – прибытие вагонзаков на ст. Находка Приморской ж. д. до 15 ноября.

Направление каторжников для отбытия наказания в ВОРКУТЛАГ и КАРЛАГ производится круглый год.

Примечание: В соответствии с приказом НКВД СССР № 00968 от 11 июня 1943 года, первоочередную отправку годных к труду каторжников в текущем году следует производить в Норильлаг НКВД.

15. Переводы каторжников из одного лагеря в другой могут иметь место только по специальным нарядам ГУЛАГа.

Отправка в этих случаях производится специальными маршрутами или вагонзаками, с соблюдением порядка, указанного в п. 13 настоящей инструкции.

16. При этапировании каторжников личные дела направляются одновременно, законвертованные, опечатанные и оформленные в соответствии с правилами этапирования заключенных осужденных к лишению свободы, с открытыми листами на каждого и при попутном списке.

Отчетность

17. Отчетность по каторжникам составляется и представляется отдельно от остальных контингентов, но строго в сроки и по формам, предусмотренным отчетностью по заключенным.

В декадной телеграфной отчетности сведения о каторжниках надлежит показывать по всем пунктам после изложения данных о заключенных, отделив их словом «КТР».

Например: состояло бланков 10145 (следует расшифровка). Кроме того, «КТР» всего 145 (затем показывается расшифровка по пунктам соответственно заключенным).

18. Отчетность по специалистам и квалифицированной рабочей силе представляется по истечении первых двух лет существования каторжного отделения, при наличии каторжников, которые будут использованы на работах по специальности организации специального учета их.

Начальник ОУРЗ ГУЛАГа НКВД СССР

полковник госбезопасности ГРАНОВСКИЙ

Пом. нач. ОУРЗ ГУЛАГа НКВД СССР

капитан госбезопасности Л ЯМИН

«Согласен»: Начальник ГУЛАГа НКВД СССР

комиссар госбезопасности НАСЕДКИН

СПРАВКА

Временная инструкция о порядке учета и этапирования заключенных, осужденных к каторжным работам, была составлена в виде проекта и в таком виде была передана на доклад Замнаркома Внутренних дел СССР т. Чернышеву, который ее подписал 14/V1I, зачеркнув слово «проект» и предложил составить приказ.

Этот приказ, к которому приложена инструкция, был подписан 17/VII–43 года.

Начальник ОУРЗ ГУЛАГа НКВД СССР

полковник госбезопасности ГРАНОВСКИЙ

ГАРФ. Ф. 9401. Оп.1. Д. 668. Лл. 131–134об. Подлинник.

№ 125

Письмо сотрудника системы лагерей Г. Покровского руководству ГУЛАГа НКВД СССР о работе северных лагерей в 1941–1943 гг. [1944]

Я решил вкратце изложить о той работе ОУРЗ, которая была проведена в лагерях за период Отечественной воины.

Изложить эту громадную работу не сухими цифрами, за которыми подчас трудно разобрать большие живые дела, а отдельными эпизодами и фактами, которые характеризуют не только работу ОУРЗ, но и отдельные категории заключенных наших лагерей и их отношение к войне.

Этим изложением я хочу, чтобы ОУРЗ ГУЛАГа использовал этот материал, как историю работы лагерей в дни Отечественной войны.

За период двух с лишним лет Отечественной войны мне пришлось работать в трех северных лагерях.

Первые дни Отечественной войны я работал в Сорокском ИТЛ НКВД на территории Карело-Финской ССР (Сороклаг НКВД). Лагерь по своей специфике, как строительный железнодорожный, отличался от других лагерей тем, что в нем не было стабильности лагерных подразделений, не было того обустройства, тех подразделений, которые обычно считались необходимым условием для лагеря, где содержатся заключенные. Образно выражаясь, такой лагерь больше походил на цыганский табор, вечно движущийся и кочующий. Обычным явлением считалось, когда колонна заключенных в количестве 250–300 человек свое существование начинала с того, что, приходя в лес, болото, непроходимую тайгу, приносила с собой минимальный запас продуктов и начинала обустраивать себе жилище и тут же занимались работой по прокладке трассы будущей железной дороги.

Если это положение рассматривалось с точки зрения лагеря и режима для заключенных ненормальным, то надо признать, что переключение заключенных к трудовому процессу происходило гораздо быстрее и последние получали своеобразную закалку в борьбе с природой и со стихией. Весь секрет в лучшем сохранении физического состояния и работоспособности контингента заключенных состоял в организованности самой колонны, что необходимо было делать при поступлении контингента в лагерь. Там, где эта работа проводилась с достаточной серьезностью и правильным подбором кадров штаба колонии, организации бригад, там в меньшей мере имелись отрицательные моменты по режиму и содержанию этого контингента в подобных условиях Конечно, здесь нельзя было исключать правильность организации вопросов снабжения и медобслуживания.

Эта специфика содержания и использования контингента заключенных в ж.-д. лагере сказалась и была отличительной при освобождении и направлении заключенных в РККА.

Мне лично пришлось не один раз слышать положительную оценку отдельных командиров РККА Северного, Ленинградского и Карельского фронтов о категории заключенных, пришедших в РККА из Сорокского лагеря, и именно им отдавалось предпочтение в части выносливости и стойкости больше, чем заключенным соседних лагерей, как то Маткожлага, Сегежлага и другим.

Я хочу предупредить, что этот вывод является не голословным и сделан не из-за хвастовства или патриотизма к лагерю, в котором я работал, а чисто объективно, т. к. лично по отношению к ж.-д. лагерям, как работник учета, имею свое мнение не положительного порядка.

С выходом в свет Указа Президиума Верховного Совета СССР от 12.VII-41 г. об освобождении из лагеря ряда отдельных категорий заключенных началась самая напряженная и исключительно серьезная и ответственная работа ОУРЗ.

Не могу сейчас привести в точности цифры освобождения по Сорокскому лагерю, но примерно с учетом имевшихся спецточек, на которых работали осужденные к исправработам по Указу от 26.VI–41 г. за прогул, аппарату ОУРЗ и его частям пришлось оформить освобождение в течение одного месяца более 18 тысяч человек, из них по основному лагерю только 9 тысяч человек.

Большую помощь в этом деле оказал представитель прокуратуры Союза ССР тов. Козлов, который дал правильное направление в деле применения указа и устранил отдельные формальные толкования, тормозившие существо дела.

Проделав в короткий срок, буквально в часы и дни, большую организационную работу, аппарат ОУРЗ приступил к освобождению из лагеря заключенных и передачу из в РККА

Фронт от лагеря находился недалеко. Отдельные точки лагеря вплотную подходили к Финляндской границе и, естественно, в первые дни войны заключенные и аппарат лагеря явились не только свидетелями фронта, но и его участниками. Мне пришлось быть участником выяснения одного эпизода.

Одно из подразделений лагеря, находящееся на спецточке вблизи г. Выборга, при наступлении немцев стало эвакуироваться, отходить к Лодейному полю. При марше по болотной местности по лежневой дороге был замечен прорыв танковой колонны немцев, которая настигала колонну заключенных Колонна быстро свернула с дороги и часть конвоя и заключенные замаскировались и организовали оборону. Колонна танков приближалась, положение становилось критическим, тогда один из заключенных выскочил на лежневку, подскочил к стоящей грузовой автомашине, сел за руль и, развернувшись, с полного хода двинулся в сторону идущему головному танку. Налетев на танк, заключенный герои погиб вместе с машиной, но танк тоже стал и загорелся. Дорога была загорожена, остальные танки ушли обратно. Это спасло положение и дало возможность эвакуироваться колонне дальше.

Фамилию этого заключенного установить нам не удалось, несмотря на все принятые меры со стороны лагеря и органов НКВД Карело-Финской ССР.

Часть заключенных, в прошлом служивших в РККА, после их освобождения буквально немедленно отправлялась на фронт. Представители командирования, специально приезжавшие за подобными партиями с фронта, исключительно хорошо отзывались о боеспособности этого контингента.

На Ухтинском направлении в районе Кеми одно из подразделений, сформированное в большинстве из освобожденных Сорокского лагеря, находилось в обороне и прикрывало отход наших частей на новые позиции. При атаке немцев на это подразделение силами, вдвое превышающими, один из бойцов не вытерпел нахождения в обороне, выскочил из прикрытия и с криком и руганью нецензурными словами по адресу немцев бросился вперед. Его примеру последовали все бойцы. Это было настолько неожиданно и стремительно, что немцы не выдержали и отступили, понеся большие потери.

В отдельных случаях освобождение из лагеря заключенных проводилось по требованию командования без учета действий Указа, при чем отбор в таких случаях приходилось производить лично мне с представителями Особого отдела и ЦК Карело-Финской ССР. Эти операции проводились невзначай, иногда ночью, в крайне ограниченные сроки по времени. Таким образом освобождение проводилось на колоннах, не по л/делам, а по формулярам с последующим оформлением л/дела. Надо сказать, что отзывы по освобожденным таким порядком были исключительно высокие. Отбор этой категории в основном производился по характеризующим данным заключенного на производстве и в быту.

Учитывая практическое применение такой формы освобождения по требованию командования фронта, аппаратом ОУРЗ лагеря был произведен учет заключенных по военным специальностям, что дало положительные результаты при проведении этих операций и формированию отдельных боевых групп для фронта.

Для практического осуществления массового освобождения и передачи освобожденных в РККА был организован специальный пункт вблизи г. Беломорска. На этот пункт стягивались заключенные из подразделения лагеря, где проходили тщательную санобработку, разбивались по баракам на две категории, а именно: подлежащие призыву в РККА; и освобождающиеся с выездом к месту избранного жительства. Пункт был хорошо оборудован, украшен лозунгами, плакатами, отведено специальное помещение для клуба и красного уголка. С прибывающими людьми проводилась большая культурно-пропагандистская работа. По получении справки об освобождении тут же проходили медкомиссию и зачислялись в ряды РККА.

Из числа принятых в РККА формировались команды, выделяли из них же командиров и производилась организация отправки в часть.

Перед направлением в часть с уходящими проводился митинг, при чем характерно отметить, что после этих митингов массами поступали заявления от освобожденных непризывного возраста о зачислении их в ряды РККА добровольцами. Работа на пункте шла круглосуточно, причем работники ОУРЗ буквально работали сутками без сна, т. е. вся организация работы пункта лежала на их плечах

Каждый работник пункта исключительно добросовестно и любовно относился к своему делу. Основная задача перед работниками пункта, помимо быстрого оформления освобождения и формирования команд была поставлена работа с людьми – переключения их за короткий срок из заключенных в будущих защитников родины и это, надо признать, удавалось успешно.

Особо необходимо отметить хорошую работу таких сотрудников ОУРЗ, как нач. 3-го отделения ОУРЗ Сороклага т. СТУПИК, старшего инспектора т. МОРОЗОВА, нач. 2-го отделения ОУРЗ т. АЗДЫНЯ и других.

Одним из показательных примеров пункта можно привести следующий факт:

На пункте скопилось более 600 человек освобожденных, подлежащих выезду домой. Из-за отсутствия вагонов вывоз задерживался. В этот момент ко мне обратились из Горсовета и Райкома партии г. Беломорска помочь им строить оборонительные укрепления вокруг города. Специальной рабсилы для этой цели лагерь выделить не мог, т. к. она была расставлена на оборонных объектах и строительстве ж. д. Я решил использовать для этой цели освобожденных. Проведя с ними предварительную беседу, я им объявил, кто желает идти работать на оборонительные укрепления. Все, как один, дали согласие, причем тут же были сформированы рабочие бригады, выделены бригадиры, десятники и прорабы. Эта группа освобожденных работала на оборонных сооружениях более недели с исключительным усердием, с раннего утра до позднего вечера часов по 13–14 в сутки. Единственным их требованием и условием было проводить с ними ежедневно политбеседы и информацию о положении на фронтах, что я аккуратно выполнял.

Появление при работе враждебных самолетов не только не пугало эти бригады, но сразу после их удаления работа кипела еще горячей.

Представители Горсовета и Райкома вместе с представителями командования высоко оценили работу этой группы. Из указанной группы впоследствии большинство отказалось от поездки домой и пошли добровольно в армию.

Один из интересных эпизодов произошел на станции Кемь. С одним из составов, идущих с Севера, со стороны Мурманска прибыло 2 груженых вагона в сопровождении 6 чел. проводников, последние по прибытии в Кемь потребовали отцепить их вагоны и явились в подразделение нашего лагеря. Одеты проводники были в новых хороших костюмах, фетровых шляпах, желтых ботинках В общем, походили на представителей из-за границы. Явившись на вахту, они вызвали начальника подразделения и заявили, что они заключенные, работали где-то за Мурманском, их подразделение эвакуировалось, а они остались. Зная указание тов. СТАЛИНА о том, что врагу ничего не оставлять, они решили эвакуировать брошенный в прифронтовой полосе один сельский магазин. Все имущество этого магазина они вывезли к станции, погрузили в два вагона и доставили их на ст. Кемь. Эти заключенные в тот же день по их заявлению были приняты в РККА, привезенные ими товары сданы в соответствующие организации.

Не без интереса отметить, как проходило освобождение поляков.

Мне лично пришлось участвовать и оформлять освобождение более 1500 человек поляков, содержавшихся в Сороковом лагере.

Эта категория заключенных содержалась на отдельных подразделениях (колоннах). По получении указа, по спискам этих колонн были подготовлены личные дела, и я вместе с инспектором группы освобождения и представителем финотдела выехал в эти подразделения.

По приезде на колонну была проведена беседа и разъяснение о порядке освобождения. Как только эта категория узнала об их освобождении, сразу изменились отношения между отдельными группами этих заключенных. Бывшие офицеры, чиновники, торговцы и прочая категория бывших польских верхушек отделилась от крестьян, рабочих и мелких служащих, первые начали повелевать последними, задавать тон. Буквально на следующий же день у отдельных заключенных, бывших офицеров польской армии, появились денщики, которые чистили, чинили их одежду, обувь, ходили на кухню за обедом и т. п.

Первым занятием освобождаемых началось обшивание, восстановление своих знаков, эмблем и т. п. Были вытащены старые конфедератки, пришивались к ним завалявшиеся обломанные «петухи» и т. п.

Вопрос о войне и сообщениях на фронте мало кого интересовал, больше всего были вопросы, куда лучше поехать, где лучше жить.

Первое время исключительно трудно было выбрать место жительства, т. к. ни один из освобождающихся не решал, куда лучше поехать. В конце концов, случайно один изъявил желание поехать в Кустанай, где у него находилась семья. После этого буквально все начали просить направить их в Кустанай. Такое же положение было и по другим колониям лагеря.

Содержащиеся в этих колоннах вместе с поляками перебежчики из Чехословакии (по документам значившиеся венгерскими подданными) исключительно недоброжелательно отзывались о поляках и прямо заявляли: «Гражданин начальник, с них вояки не будут, лучше пошлите нас». Просьбы чехословаков об отправке на фронт доходили до слез, и надо сказать, по моему мнению, эти просьбы были искренними.

Необходимо отметить одну деталь, что польский контингент в большинстве своем оказался слабым, мало приспособленным к условиям лагеря, особенно железнодорожного на Севере. К физическому труду навыков не имел, и производительность по этой категории была исключительно низкая. При поступлении польского контингента в лагерь, заключенные, побывавшие в польских тюрьмах в период до слияния с СССР, крайне удивлялись постановкой работы и охраны заключенных в наших лагерях. У них никак не укладывалось в понятии, как они, заключенные, могут свободно ходить по зоне, задавать вопросы начальству, разговаривать и даже жаловаться на отдельные непорядки. Однажды при проведении квалифкомиссии ко мне обратились два заключенных молодых поляка: «Гражданин начальник, мы тюрьму скоро будем строить?» Я им ответил, что тюрьму мы строить не будем, а будем строить железную дорогу. Тогда они удивленно задали вопрос, а где же вы будете содержать вот всех нас прибывших? В процессе беседы я установил, что эти заключенные по специальности бетонщики и отбывали сроки наказания в польских тюрьмах, всегда администрацией тюрьмы использовались на работу по устройству бетонированных камер для заключенных Когда же я им разъяснил, что в Советском Союзе заключенные занимаются наравне со всеми гражданским строительством лучшей жизни для народа, а не тюрьмами, это их крайне поразило. Впоследствии эти два бетонщика хорошо работали на строительстве моста по бетону.

Этот факт широко был использован среди заключенных, как факт, показывающий, что заключенные делают в капиталистических странах и что в СССР.

В сентябре 1941 г. я прибыл во вновь организующийся лагерь на Крайнем Севере «Заполярлаг». Особенностью этого лагеря было то, что в этой местности редко когда проходила человеческая нога. Сплошная тундра, нет ни единого деревца, о дорогах, которые могли бы поддерживать жизненную связь с подразделениями лагеря и самим управлением, в таком даже понятии, как проселочная или просто тропа, не было и речи.

Контингент заключенных этого лагеря в основном состоял из прибывших со строительств 105 и 106, где прошел суровую школу зимы в период войны с Финляндией. Это положение, пожалуй, и помогло тому, что люди быстро смогли освоить этот край, сделать себе жилище из мха и снега, короче говоря, приспособиться к жизни и работе в тундре.

В этих условиях лагеря, как это мыслится понимать, с зонами ограждения, вахтами и т. п. здесь не было. Само управление и сотрудники жили в палатках, обложенных мхом и снегом.

Через некоторое время по прибытии в Заполярлаг мне пришлось снова организовать работу по освобождению отдельных категорий заключенных и передачу их в РККА

Всего по Заполярлагу было освобождено и передано в РККА около 350 человек, причем в связи с тем, что вывоз из лагеря освобожденных был затруднен, после их освобождения и оформления призыва в РККА, на ОУРЗ была возложена задача организации военной подготовки этой партии до отправки в часть. Эта работа проводилась в течение почти 2-х месяцев. Созданное таким образом воинское подразделение, как мне впоследствии стало известно, целиком было влито в одну из частей РККА и участвовало в боях под Ленинградом, где командиром отделения был бывший заключенный БЛОXIН, который, будучи в заключении, работал в ОУРЗ, и его помощником ФУКС, бывший заключенный руководил в лагере автоколонной.

Сожалею, что имевшиеся письма об этом подразделении я не сохранил. Сейчас сведений о нем не имею.

В марте месяце 1942 г. я был переведен на работу в ОУРЗ Печорлага, где положение с учетом заключенных и их освобождением по указу и даже по концу срока состояло крайне скверно.

Использовав имеющийся опыт работы по освобождениям и передаче контингентов в РККА и других лагерях, в самый кратчайший срок эта работа была перестроена и организована на Печоре. И если раньше считалось невозможным освободить и передать в РККА – 1000–1500 чел. в течение месяца, то по директиве НКВД и Прокуратуры СССР № 308 в течение 10 дней было освобождено и передано в РККА 2637 чел., причем вся организация освобождения проходила при условии лучших показателей заключенных на производстве и отбор для освобождения проводился из числа лучшей категории заключенных, зарекомендовавших себя хорошо на работу и в быту.

За хорошую организацию работы по освобождению и передаче контингентов в РККА приказом по Республиканскому военкомату Коми АССР т. Артамонову, мне и всем сотрудникам ОУРЗ была объявлена благодарность (копия приказа выслана в ОУРЗ ГУЛАГа).

Всего в 1942 году было освобождено 39060 чел., из них передано РККА 26484 чел.

За 10 месяцев 1943 г. освобождено 18400 чел., из них передано в РККА 7600 чел. Эти цифры сами свидетельствуют о той громадной работе, проведенной аппаратом ОУРЗ Печорлага НКВД за этот период.

Особо необходимо отметить работу, проведенную по освобождению чехословаков (перебежчиков со стороны Чехословакии).

Все, подлежащие освобождению, были нами сконцентрированы на пересыльном пункте ст. Печора, где проведен медосмотр и определение годности к службе в армии. По освобождении годные для службы в армии были организованы в воинские подразделения и создана воинская команда. Из числа освобожденных был выделен командный состав – бывшие офицеры Чехословацкой армии. Введена система приказов по воинской команде. Приказы издавались на чешском и русском языках. Все зачисленные в команду были одеты в первого срока хорошее обмундирование. В целях выделения комсостава были введены своеобразные знаки различия – нарукавные знаки.

До отправки в Чехословакию бригады проводились строевые занятия, информация о положении на фронтах и о международном положении.

Помимо указанных бесед, бойцам показывалось кино. Характерно отметить, когда вводилась информация, то командир подразделения, чехословацкий офицер, в проекте приказа записал политинформация, я же это слово исправил и написал просто информация. Это исправление вызвало маленькую дискуссию, а именно – я разъяснил командиру, что мы не можем вам навязывать свои политические идеи и убеждения и будем проводить только информацию о международном положении и положении на фронтах. На это разъяснение командир мне заявил: «Все равно, господин полковник (это он меня так называл), мы будем драться за советскую Чехословакию, и наш Бенеш тоже будет большевиком».

К моменту отправки этой команды в гор. Бузулук команда была хорошо натренирована, чувствовалось наличие большой дисциплины и наличие моральных качеств.

По прибытии в Бузулук наш представитель, сопровождавший команды, нач. 4-го отделения ОУРЗ тов. ЗЕМСКОВ явился в штаб Чехословацкой бригады и попросил командование выйти встретить эту команду на станцию.

Представители командования Чехословацкой бригады, придя к эшелону, были поражены той организованностью, с которой прибыла команда.

Моментально вся команда была построена по взводам и тут же состоялся небольшой импровизированный парад После выступления командования бригады, в ответных словах прибывших была произнесена здравица в честь Советского Союза, в честь Свободной Чехословакии и после всего прибывшие провозгласили здравицу в честь руководителей Печорского лагеря.

По сдаче команды командование Чехословацкой бригады вручило нашему представителю письмо на имя руководства лагеря, в коем выразило благодарность за хорошую организацию отправки (этот документ был направлен Зам. Наркома тов. Круглову и копия в ОУРЗ ГУЛАГа).

Бывшие заключенные Печорского лагеря, досрочно освобожденные и переданные РККА в порядке директив НКВД и Прокуратуры СССР, в своих письмах с фронта с исключительным патриотизмом рассказывают о своих боевых делах и призывают оставшихся в лагере лучше работать на благо и укрепление нашей родины.

В одном из писем бывший заключенный ЦЫГАНКОВ Евгений Арсеньевич (Полевая почта 25708-ц) с группой бойцов, также бывших заключенных, описывая о своих боевых делах на фронте как доказательство прислал вырезку из Красноармейской газеты от 7.IV.43 г. под заголовком «Следуйте их примеру» содержание замети следующее:

«Приказом по N-ской стрелковой части за храбрость и мужество, проявленные в боях с немецко-фашистскими захватчиками, командование от имени Президиума Верховного Совета СССР 31 марта 1943 г. наградило медалью «За отвагу» сержанта В.В. Белова, красноармейца А.А. Дудина, сержантов Н.И. Козловского и ДИ. Капалеишвили, красноармейцев В.Е. Карпова, Н.Ф. Киприна, Т.С. Ореховского и В.Г. Попова, сержанта Порхарва и красноармейца Е. А. Цыганкова.

Медалью «За боевые заслуги»: красноармейца М.О. Елизарова, старшину М.Г. Камышева, красноармейца ГА Котовского, сержанта Ф.Ф. Котлова, красноармейцев В.В. Козичева, Г.Д. Моисеева и X. Шейгусейнова.

В этой заметке все награжденные являются в прошлом заключенными Печорского лагеря. Вот одно из характерных писем от старшего сержанта Шипунова Якова Федоровича – полевая почта 57851-п от 15.VIII-43 г. (бывший заключенный Печорлага).

«Тов. строители доблестной нашей стройки, примите от артиллеристов грозных советских батарей наш пламенный боевой привет. Дорогие товарищи, мы не так давно призывались с Вашей славной стройки на защиту своей любимой родины.

В первых боях по прорыву вражеской блокады к великому городу Ленинграду мы также приняли участие. Нашу волю и мужество к победе никогда не сломить, мы смело идем в бой за родину и не боимся смерти.

Тов. строители, враг еще находится близко у стен славного русского города, день и ночь идут бои, враг цепляется за каждую болотную кочку, но воины Красной Армии громят его коммуникации, траншеи, дзоты и блиндажи.

Ваша дорога, тов. строители, помогла нам прорвать блокаду. Каждый килограмм привезенного с Воркуты угля играет большую роль в деле победы над врагом.

Надеемся, что Вы не снизите своих темпов в вашей трудовой работе, а мы Вас заверяем, что недалек тот час, когда врага мы положим в могилу у стен Ленинграда и нанесем ему новые еще сокрушительные удары, от которых он едва ли опомнится.

Артиллеристы: ст. сержант Шипунов – дважды орденоносец, ст. разведчик Ивашкин – трижды орденоносец,

разведчик Копылов – дважды орденоносец,

наводчик Селантьев – дважды орденоносец,

разведчик Седов – дважды орденоносец».

Аналогичные письма с фронта поступают непосредственно в подразделения лагеря и на имя отдельных заключенных

Эти письма в лагере используются как материал для повышения производительности труда среди заключенных

ГАРФ. Ф. 9414. Оп. 1. Д. 1146. Лл. 34–38 об. Машинопись, заверенная копия.

№ 126

Приказ НКВД СССР № 0149 «О передаче спецлагерей НКВД в ведение ГУЛАГа НКВД СССР»

Секретно

19 июля 1944 года.

г. Москва

ПРИКАЗЫВАЮ:

1. Спецлагери НКВД передать из Управления НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных в ведение ГУЛАГа НКВД СССР.

Начальнику Управления НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных генерал-лейтенанту тов. ПЕТРОВУ сдать, а начальнику ГУЛАГа НКВД СССР комиссару государственной безопасности 3 ранга тов. НАСЕДКИНУ принять в 2-х месячный срок спецлагери НКВД со всеми имеющимися зданиями, транспортом, имуществом и личным составом по балансу на 1 июля с. г.

2. Для обеспечения ускорения проверки НКО «СМЕРШ» офицерского состава начальнику ГУЛАГа НКВД СССР комиссару государственной безопасности 3 ранга тов. НАСЕДКИНУ в месячный срок сосредоточить весь офицерский состав, содержащийся в спецлагерях НКВД в одном-двух лагерях, освободив эти лагери от других контингентов.

3. Сохранить за передаваемыми ГУЛАГу НКВД спецлагерями НКВД действующие должностные оклады, а за личным офицерским и сержантским составом присвоение званий, права на выслугу лет, снабжение вещевым и прочим довольствием, а также установленные льготы.

По мере ликвидации спецлагерей весь личный состав передавать в ОК Управления НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных

4. Сохранить существующий порядок финансирования спецлагерей через Центральный Финансовый отдел НКВД СССР и финотделы НКВД–УНКВД по государственному бюджету, а также существующее снабжение спецлагерей продуктами и вещевым довольствием через УВС НКВД и НКО.

5. Начальнику ГУЛАГа НКВД СССР комиссару государственной безопасности 3 ранга тов. НАСЕДКИНУ и начальнику Управления конвойных войск НКВД СССР генерал-майору тов. БОЧКОВУ в двухмесячный срок освободить конвойные войска от несения службы по охране спецлагерей, заменив их военизированной охраной ГУЛАГа НКВД СССР с содержанием ее за счет доходных поступлений от производственной деятельности спецлагерей.

Укомплектование военизированной охраны ГУЛАГа НКВД СССР произвести за счет проверенных контингентов, содержащихся в спецлагерях НКВД

6. Ввести должность заместителя начальника ГУЛАГа по спецлагерям НКВД а также увеличить штат ГУЛАГа на 14 единиц.

7. Назначить заместителем начальника ГУЛАГа НКВД по спецлагерям НКВД полковника государственной безопасности тов. ГРАНОВСКОГО Г.М.

8. Начальнику ГУЛАГа НКВД СССР комиссару государственной безопасности 3 ранга тов. НАСЕДКИНУ и начальнику Управления НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных генерал-лейтенанту тов. ПЕТРОВУ о приеме-сдаче спецлагерей НКВД доложить к 15-му августа с. г.

Генеральный комиссар государственной безопасности Л. БЕРИЯ

ГАРФ. Ф. 9401. Оп. 1а. Д. 164. Лл. 45–45 об. Типографский экземпляр.

№ 127

Приказ НКВД СССР № 406 «О введении новых норм питания в детских колониях НКВД СССР»

5 октября 1 945 г.

г. Москва

В целях улучшения питания воспитанников трудовых и трудовых воспитательных детских колоний НКВД СССР

ПРИКАЗЫВАЮ:

1. Ввести с 1 октября 1945 года для воспитанников трудовых, трудовых воспитательных и специальных детских колоний и приемников-распределителей НКВД состоящих на союзном бюджете, нормы питания согласно приложений № № 1, 2, 3, 4, 5 и 6.

Для воспитанников, содержащихся в трудовых, трудовых воспитательных колониях НКВД, расположенных на Крайнем Севере и в высокогорных областях и специальных колониях, указанные нормы питания применять с увеличением на 100%.

2. Распространить означенные нормы питания на несовершеннолетних заключенных, находящихся в исправительно-трудовых лагерях и колониях НКВД

3. Народным комиссарам внутренних дел союзных и автономных республик и начальникам управлений НКВД краев и областей установить повседневный контроль за выполнением УИТЛК–ОИТК НКВД–УНКВД директив НКВД СССР № № 34 от 27 января, 115 от 25 марта и 219 от 5 ноября 1944г. в части первоочередного снабжения детских колонии и приемников-распределителей продовольствием полностью по нормам и в лучшем ассортименте.

4. Приказ НКВД СССР № 0202 от 29 мая 1943 года, циркуляр НКВД СССР № 1 от 3 января 1943 года, нормы питания воспитанников детских специальных колоний, объявленные в приложении к приказу НКВД СССР № 686 от 17 ноября 1943 г., дополнительную норму молока и дрожжей, установленную циркуляром НКВД СССР № 56 Т от 30 ноября 1943 г., отменить.

Зам. Народного Комиссара Внутренних Дел

Союза ССР генерал-полковник ЧЕРНЫШОВ

Приложение № 1

НОРМА № 1

питания воспитанников трудовых и трудовых

воспитательных колоний НКВД

(на 1 человека в день в граммах)


Наименование продуктов Количество Наименование продуктов Количество
Хлеб ржаной 400 Жиры растительные 10
Хлеб пшеничный 200 Молоко цельное 100
Мука пшеничная Молочные продукты 30
(1–2 сорта) 50 Мука картофельная 10
Крупа разная 100 Соль 20
Горох и др. бобовые 20 Дрожжи, дрожжевые
Мясо – мясопродукты 50 концентраты 100
Рыба – рыбопродукты 70 Кофе суррогатный 3
Овощи 250 Чай 2
Картофель 450 Томат-пюре 10
Сахар 20 Уксус 1
Жиры животные 20 Лавровый лист од

По норме № 1 довольствуются все воспитанники трудовых, трудовых воспитательных, специальных детских колоний и приемников-распределителей НКВД состоящих на союзном бюджете, за исключением детей, находящихся в больницах, оздоровительных группах, штрафных изоляторах колоний.

Горячая пища по норме № 1 выдается 3 раза в сутки.

Молоко и молочные продукты выдаются из подсобного хозяйства в зависимости от наличия ресурсов.

Начальник Отдела НКВД СССР по борьбе с детской

беспризорностью и безнадзорностью генерал-майор ЛЕОНЮК

Зам. Начальника УС ГУЛАГа НКВД СССР

полковник интендантской службы СИЛИН

Приложение № 2

НОРМА № 2

дополнительный паек (на 1 человека в день в граммах)


Наименование продуктов Количество Наименование продуктов Количество
Хлеб пшеничный 100 Молоко цельное 100
Крупа разная 50 Молочные продукты 20
Мясо 25 Яйца (в штуках) 1/3
Рыба 25 Сухофрукты 15
Овощи 100 Картофельная мука 7
Картофель 100 Соль 10
Сахар 10 Чай натуральный 0,2
Жиры животные 10 Томат-пюре 5

Паек по норме № 2 выдается воспитанникам трудовых, трудовых воспитательных и специальных детских колоний:

а) выполняющим и перевыполняющим производственные нормы и задания, соблюдающим режим и дисциплину, добросовестно относящимся к школьному и производственному обучению.

о) работающим или отбывающим карантин по заключению санчасти колоний, нуждающимся по состоянию здоровья в усиленном питании.

Списки воспитанников на получение дополнительного пайка утверждаются начальником колонии каждую пятидневку.

Дополнительный паек может выдаваться в одинарном или удвоенном размере. Общий расход дополнительных пайков не должен превышать лимита пайков, выделенного в распоряжение начальника детской колонии.

Питание по норме № 2 готовится в виде отдельных блюд и выдается как второй завтрак – четвертым горячим питанием.

Молоко, молочные продукты и яйца выдаются из подсобных хозяйств колонии в зависимости от наличия ресурсов.

Дополнительное питание по норме № 2 на детей, находящихся в приемниках-распределителях, не распространяется.

Начальник Отдела НКВД СССР по борьбе с детской

беспризорностью и безнадзорностью генерал-майор ЛЕОНЮК

Зам. Начальника УС ГУЛАГа НКВД СССР

полковник интендантской службы СИЛИН

Приложение № 3

НОРМА № 3

питания воспитанников, находящихся в лечебных заведениях трудовых

и трудовых воспитательных колоний НКВД (на 1 человека в день в граммах)


Наименование продуктов Общебольничный паек «а» Норма питания больных дистрофией, пеллагрой и туберкул, больных «б» Противоцинготный паек
1 2 3 4
Хлеб ржаной 200 100
Хлеб пшеничный 400 400
Мука пшеничная 50 50
Сухари пшенич. 82% 50 100
Крупа разная 100 50
Крупа диетическая 50 100
Горох – бобовые 20 20 50
Мясо – мясопродукты 100 175
Рыба – рыбопродукты 50 75
Овощи разные 250 300 150
Картофель 450 500 200
Лук репчатый 50
Сахар 35 50
Жиры животные 25 45
Жиры растительные 10 10 15
Молоко цельное 250 500 200
Молочные продукты 40 50 20
Яйца в штуках 1/2 1
Сухофрукты 20 30 20
Картофельная мука 15 15 10
Соль 20 25 10
Дрожжи, дрожжевые концентраты 100 150 50
Кофе суррогатный 2 2
Чай натуральный 1 1
Томат-пюре 15 20 15
Уксус 1 2 1
Лавровый лист 0,1 0,1

1) По норме № 3 «а» и «б» довольствуются воспитанники, находящиеся на лечении в больницах трудовых, трудовых воспитательных, специальных детских колоний и приемников-распределителей, находящихся на союзном бюджете.

2) По больничному пайку «а» довольствуются также воспитанники амбулаторно-освобожденные, нуждающиеся в диетическом питании.

Общий расход количества больничных пайков «а» на амбулаторно-освобожденных не должен превышать в среднем 3% к списочному составу воспитанников.

3) Нормы пайков «а» и «о» больничного питания являются среднерасчетными. Индивидуальное питание для различных групп больных назначается лечащим медицинским работником в зависимости от рода занятий.

4) Питание воспитанников по норме № 3 выдается на основании заключения санчасти по фактическому числу соответствующих больных.

5) Молоко, молочные продукты и яйца выдаются из подсобных хозяйств колонии, в зависимости от наличия ресурсов.

6) Противоцинготный паек выдается в качестве дополнительного к больничному или к основному довольствию по норме № 1 по заключению врачей, за счет ресурсов дополнительных пайков, выделяемых в распоряжение начальника колонии, продукции подсобных хозяйств и децзаготовок.

7) Горячая пища по больничному пайку «а» выдается 4 раза, а по пайку «б» 5–6 раз в сутки.

8) Изготовление пищи больным по норме № 3 производится по пайкам «а» и «б» в отдельных котлах на больничной кухне.

Начальник Отдела НКВД СССР по борьбе с детской

беспризорностью и безнадзорностью генерал-майор ЛЕОНЮК

Зам. Начальника УС ГУЛАГа НКВД СССР

полковник интендантской службы СИЛИН

Приложение № 4

НОРМА № 4

питания воспитанников, находящихся в оздоровительных

пунктах трудовых и трудовых воспитательных колоний НКВД

(на 1 человека в день в граммах)


Наименование продуктов Количество Наименование продуктов Количество
Хлеб ржаной 400 Молоко цельное 300
Хлеб пшеничный 400 Молочные продукты 40
Мука пшеничная 1–2 с. 50 Яйца в штуках 1/2
Крупа разная 145 Сухофрукты 15
Крупа диетическая 75 Картофельная мука 15
Горох – бобовые 25 Соль 25
Мясо – мясопродукты ПО Дрожжи, дрожжевые концентраты 100
Рыба – рыбопродукты 80
Овощи разные 300 Чай натуральный 0,5
Картофель 500 Чай суррогатный 2
Сахар 30 Томат-пюре 20
Жиры животные 25 Уксус 2
Жиры растительные 15 Лавровый лист 0,1

По норме № 4 довольствуются воспитанники, находящиеся в оздоровительных группах, трудовых, трудовых воспитательных и специальных колониях НКВД зачисленные в эти пункты в соответствии с циркуляром НКВД СССР № 561 от 30 ноября 1943 года.

Горячая пища по норме № 4 выдается 4 раза в сутки. Приготовление пищи должно производиться, как правило, на больничной кухне в отдельном котле.

Молоко, молочные продукты и яйца выдаются из подсобных хозяйств колонии, в зависимости от наличия ресурсов.

Начальник Отдела НКВД СССР по борьбе с детской

беспризорностью и безнадзорностью генерал-майор Л ЕОНЮК

Зам. Начальника УС ГУЛАГа НКВД СССР

полковник интендантской службы СИЛИН

Приложение № 5

НОРМА № 5

штрафного пайка (на 1 человека в день в граммах)


Наименование продуктов Количество Наименование продуктов Количество
Хлеб ржаной 400 Жиры растительные 10
Крупа разная 70 Соль 15
Рыба – рыбопродукты 60 Дрожжи, дрожжевые концентраты 100
Овощи разные 100
Картофель 300

Питание по норме № 5 (штрафного пайка) выдается воспитанникам, содержащимся в штрафной комнате в колонии без вывода на работу.

Воспитанники, временно содержащиеся в штрафной комнате, как следственные заключенные, а также водворенные (в административном порядке) с выводом на работу, довольствуются по норме № 1.

К больным и ослабленным воспитанникам норма № 5 не применяется.

Начальник Отдела НКВД СССР по борьбе с детской

беспризорностью и безнадзорностью генерал-майор ЛЕОНЮК

Зам. Начальника УС ГУЛАГа НКВД СССР

полковник интендантской службы СИЛИН

Приложение № б

НОРМА СУХОГО ПАЙКА

для питания воспитанников колоний и приемников-распределителей

при эвакуации и массовых переотправках

(на 1 человека в день в граммах)


Наименование продуктов Количество Наименование продуктов Количество
Хлеб ржаной 400 Сахар 30
Хлеб пшеничный 200 Жиры животные 30
Сухари пшеничные Жиры растительные 30
82% 100 Молочные продукты 30
Мясо – мясопродукты 250 Соль 15
Рыба – рыбопродукты 150 Чай суррогатный 6

Сухой паек по указанной норме на весь путь следования выдается при эвакуации воспитанников из детских колоний, приемников-распределителей в одиночном порядке или небольшими группами, а также при массовых переотправках со сроком пребывания в пути до 3 суток и при невозможности организации в пути горячего питания.

В остальных случаях эвакуированные обеспечиваются горячим питанием по основной норме № 1 и получают один дополнительный паек по норме № 2 на человека в день.

Полагающиеся по норме сухого пайка молочные продукты выдаются из подсобных хозяйств колоний в зависимости от наличия ресурсов.

Начальник Отдела НКВД СССР по борьбе с детской

беспризорностью и безнадзорностью генерал-майор ЛЕОНЮК

Зам. Начальника УС ГУЛАГа НКВД СССР

полковник интендантской службы СИЛИН

ГАРФ. Ф.9401. Оп. 1 а. Д. 189. Лл. 151–154об.

№ 128

Приказ МВД СССР № 0154 «Об организации специальных подразделений для оздоровления физического состояния заключенных, содержащихся в исправительно-трудовых лагерях и колониях МВД»

Секретно

27 мая 1946г.

г. Москва

В целях проведения систематических мероприятий по оздоровлению содержащихся в исправительно-трудовых лагерях и колониях МВД физически ослабленных заключенных

ПРИКАЗЫВАЮ:

1. Министрам внутренних дел республик, начальникам УМВД краев и областей и начальникам исправительно-трудовых лагерей МВД:

а) организовать в каждой республике, крае и области в составе УИТЛК–ОИТК, а также во всех исправительно-трудовых лагерях специальные оздоровительные колонии (лагерные пункты) с лимитом наполнения, согласно приложению № 1.

б) оздоровительные подразделения создать преимущественно на базе действующих сельскохозяйственных колоний (лагерных пунктов) или других подразделений, наиболее подходящих для оздоровительных целей;

в) в оздоровительных подразделениях создать заключенным нормальные жилищно-бытовые условия содержания, для чего при необходимости произвести дополнительное строительство недостающего жилого фонда, коммунально-бытовых объектов и лечебных учреждений, обеспечив заключенным питание по специальным нормам, согласно приложению № 2, и надлежащее медицинское обслуживание.

В оздоровительных мероприятиях широко использовать трудовую терапию, лечебную физкультуру, организацию отдыха заключенных на открытом воздухе, купание и прочее:

г) в оздоровительные подразделения направлять ослабленных заключенных, поступающих из тюрем и пересыльных пунктов, а также заключенных, снизивших свою трудоспособность на производстве, физическое состояние которых может быть восстановлено.

Заключенных – нарушителей лагерной дисциплины, отказчиков и нерадиво относящихся к труду, – в оздоровительные подразделения не направлять;

д) продолжительность пребывания заключенных в оздоровительных подразделениях установить 3–5 месяцев с задачей обязательного восстановления в этот срок их трудоспособности;

е) трудовое использование заключенных, содержащихся в оздоровительных подразделениях, должно способствовать укреплению их физического состояния, в связи с чем разрешить начальникам УИТЛК–ОИТК и УИТЛ устанавливать нормы выработки и длительность рабочего дня дифференцированно для отдельных групп заключенных, в зависимости от их физического состояния и установленного для них лечебного режима;

ж) производственную программу оздоровительных подразделений, организованных на базе промколоний, пересмотреть в сторону снижения, с учетом особенностей трудового использования ослабленных контингентов.

В оздоровительных колониях и лагпунктах, созданных на базе сельскохозяйственных подразделений, выполнение установленного производственного плана обеспечивать за счет выделения в период сельскохозяйственных работ необходимого количества полноценной рабочей силы;

з) организацию оздоровительных подразделений, согласно приложению № 1, закончить к 1 октября 1946 года.

Докладные записки о мероприятиях по организации оздоровительных подразделений, с указанием места их дислоцирования, представить в МВД СССР к 1 июля 1946 г., об открытии подразделений и количестве размещенных в них заключенных донести к 15 октября 1946 г.

2. Начальнику ГУЛАГа МВД СССР генерал-лейтенанту тов. НАСЕДКИНУ организовать оздоровительные лагери, непосредственно подчиненные ГУЛАГу МВД СССР:

а) на базе Сталинградского сельхоза ОИТК УМВД Сталинградской области – оздоровительный исправительно-трудовой лагерь с лимитом наполнения

12.000 человек, наименовав его «Ольховский оздоровительный исправительно-трудовой лагерь МВД» с присвоением литерного обозначения «АЭ»;

б) на базе Чистюньского отделения УИТЛК УМВД Алтайского края – оздоровительный лагерь с лимитом наполнения 10.000 человек, наименовав его «Чистюньский оздоровительный исправительно-трудовой лагерь», с присвоением литерного обозначения «АЮ».

в) на базе подразделений Соликамского исправительно-трудового лагеря – оздоровительный лагерь с лимитом наполнения 8.000 человек, наименовав его «Соликамский оздоровительный исправительно-трудовой лагерь», с присвоением литерного обозначения «АЯ»;

г) к организации оздоровительных лагерей, в том числе к строительству жилого фонда и коммунально-бытовых объектов, приступить немедленно с расчетом ввода в действие: 1 очереди в размере 20% установленного лимита к 1 октября 1946 г., 2 очереди в размере 30% лимита к 1 июня 1947 г. и 3 очереди оставшиеся 50% к 1 октября 1947 года;

д) направление ослабленных заключенных в оздоровительные исправительно-трудовые лагери производить по особым указаниям ГУЛАГа МВД СССР.

3. Начальнику ЦФО МВД СССР полковнику интендантской службы тов. Карманову обеспечить финансирование расходов, связанных с организацией и новым строительством оздоровительных лагерей, колоний и лагпунктов, а также выделение средств на содержание ослабленных заключенных в этих подразделениях за счет госбюджета. Заключенных, находящихся в оздоровительных подразделениях и лагерях, числить за балансом трудового фонда.

4. Начальнику УМТС МВД СССР генерал-майору инженерно-технической службы тов. Поддубко выделить по заявкам ГУЛАГа МВД СССР материалы, необходимые для строительства жилого фонда и коммунально-бытовых объектов во вновь организуемых Ольховском, Чистюньском и Соликамском лагерях, за исключением леса и стекла, обеспечение которыми возложить на ГУЛАГ.

5. Начальнику ГУЛАГа МВД СССР генерал-лейтенанту тов. Наседкину и начальнику ЦФО МВД СССР полковнику интендантской службы тов. Карманову разработать положение о порядке премирования работников оздоровительных лагерей, колоний и лагпунктов за успешное восстановление физического состояния оздоровляемого контингента.

Контроль за выполнением настоящего приказа возложить на заместителя министра внутренних дел СССР генерал-полковника тов. Чернышева.

Генерал-полковник С. КРУГЛОВ

Секретно

Приложение № 1. Лимит оздоровительных подразделений,

подлежащих организации в УИТЛК, ОИТК, УИТЛ МВД


Наименование республики Лимит подразделений края, области, лагеря Наименование республики Лимит подразделений края, области, лагеря
УИТЛК Курская обл. 100
Азербайджанская ССР 500 Кировская обл. 400
Алтайский край 400 Калужская обл. 100
Архангельская обл. 500 Костромская обл. 100
Башкирская АССР 400 Краснодарский край 400
Белорусская ССР 700 Карело-Финская ССР 100
Бурят-Монгольская АССР 200 Киргизская ССР 400
Горьковская обл. 500 Кабардинская АССР 200
Грузинская ССР 500 Крымская обл. 100
Иркутская обл. 500 Коми АССР 100
Казахская ССР 700 Латвийская ССР 100
Красноярский край 400 Литовская ССР 100
Куйбышевская обл. 500 Молдавская ССР 100
Ленинградская обл. 500 Мурманская обл. 100
Московская обл. 500 Марийская АССР 100
Молотовская обл. 500 Мордовская АССР 100
Новосибирская обл. 500 Новгородская обл. 50
Омская обл. 400 Орловская обл. 100
Приморский край 400 Пензенская обл. 300
Саратовская обл. 1000 Псковская обл. 50
Свердловская обл. 2000 Ростовская обл. 400
Татарская АССР 500 Рязанская обл. 300
Украинская ССР 1500 Смоленская обл. 300
Узбекская ССР 900 Сталинградская обл. 300
Хабаровский край 500 Ставропольский край 300
Челябинская обл. 500 Сев.-Осетинская АССР 50
Читинская обл. 300 Тамбовская обл. 300
Тульская обл. 300
ОИТК Томская обл. 400
Армянская ССР 100 Тюменская обл. 200
Астраханская обл. 100 Туркменская ССР 300
Брянская обл. 100 Таджикская ССР 200
Вологодская обл. 400 Удмуртская АССР 300
Воронежская обл. 300 Ульяновская обл. 300
Владимирская обл. 200 Чувашская АССР 200
Великолукская обл. 100 Чкаловская обл. 400
Грозненская обл. 100 Якутская АССР 100
Дагестанская АССР 100 Ярославская обл. 450
Ивановская обл. 300 Эстонская ССР 50
Калининская обл. 300 Тувинская авт. обл. 50
Кемеровская обл. 500
Курганская обл. 200 Итого: 26900
Лагери УИТК ГУЛАГа Лагери ГУЛГМП
Астраханлаг 300 Воркутлаг 1000
Карлаг 5000 Интинлаг 500
Сиблаг 3000 Норильлаг 1000
Темлаг 1000 Ухтижемлаг 800
Волголаг 2000 Щугорлаг 200
Итого: 11300 Итого: 3500
Лагери УЛЛП Лагери ГУЛПС
Востурашлаг 500 Челябметаллургстрой 500
Вятлаг 600 Широклаг 200
Ивдельпаг 600 быв. Соликамлаг
Каргопольлаг 600 (Березняки) 200
Краслаг 500 Опоклаг 100
Севураллаг 400 Итого: 1000
Унжлаг 800
Усольлаг 500 Лагери Дальстроя
Устьвымлаг 500 Севвостлаг 5000
Ныроблаг 500 Итого: 5000
Итого: 5500 Вновь организуемые
Лагери ГУЛЖДС оздоровительные
Севдвиилаг 300 лагери
Севжслдорлаг 300 Ольховский 12000
Севпечлаг (в т. ч. 3000 в Чистюньский 10000
совхозе «Сакко и Ванцетти») 4000 Соликамский 8000
Строительство 200
Строительство 2000 Итого: 30000
Итого: 6800 ВСЕГО: 90000

Секретно

Приложение № 2. Норма питания заключенных, находящихся

в оздоровительных подразделениях УИТЛК, ОИТК, УИТЛ МВД


Наименование продуктов Норма на 1 чел. (в сутки в грамм) Наименование продуктов Норма на 1 чел. (в сутки в грамм.
Хлеб 800 гр. Сахар 16
Крупа 150 Соль 20
Мясо 35 Чай суррогатный 2
Рыба 85 Картофель и овощи 1000
Жиры 15 Общая калорийность 2800 кал.

Начальник ГУЛАГа МВД СССР

генерал-лейтенант НАСЕДКИН

ГАРФ. Ф. 9401. Оп. 12. Д. 304. Лл. 8–106. Тип. экз.

№ 129

Директива МВДСССР№ 247«Об улучшении работы по привлечению посылок и передач заключенным, содержащимся в лагерях и колониях»

21 октября 1946г.

г. Москва

МИНИСТРАМ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РЕСПУБЛИК

НАЧАЛЬНИКАМ УМВД ПО КРАЯМ И ОБЛАСТЯМ

НАЧАЛЬНИКАМ ИТЛ, УИТЛК–ОИТК МВД–УМВД

Несмотря на директиву МВД СССР № 180 от 11 июля 1946г., привлечение вещевых и продовольственных посылок и передач заключенным, содержащимся в исправительно-трудовых лагерях и колониях, все еще как следует не организовано.

Начальники ИТЛ, УИТЛК–ОИТК, начальники лагерных подразделений и колоний не уделяют достаточного внимания этому участку работы, не учитывая того, что вещевые и продовольственные посылки и передачи являются серьезнейшим дополнительным источником в деле обеспечения заключенных вещевым имуществом и питанием.

На зиму 1946/47 гг. ИТЛ, УИТЛК–ОИТК совершенно недостаточно обеспечены вещдовольствием. Никакими дополнительными возможностями по обеспечению вещдовольствием МВД СССР не располагает, поэтому привлечение предметов вещевого довольствия в посылках и передачах является делом первостепенной важности. Этим делом должны повседневно заниматься лично начальники ИТЛ, УИТЛК–ОИТК, лагерных подразделений и колоний.

Особое внимание должно быть уделено вопросу организации задач, между тем как мною лично установлено по лагерям Челябметаллургстроя и строительству № 865, что до сего времени приносящие передачи встречают к себе невнимательное отношение, тратят много времени для того, чтобы сдать передачи, вынуждены по несколько часов ждать на открытом воздухе. Специально оборудованных помещений для приема посетителей во многих колониях и лагподразделениях не имеется. Предлагаю министрам, начальникам УМВД, начальникам УИТЛК–ОИТК проверить состояние работы по привлечению посылок и передач в каждом лагерном подразделении и колонии, наметить конкретные меры по улучшению этой работы, устранить такие недостатки, как отсутствие специальных помещений, очереди, невнимательное отношение к посетителям.

Обязать начальников лагподразделений и колоний, а также работников КВЧ и надзирательской службы повседневно проводить работу среди заключенных, чтобы последние в письмах к родственникам обращались с просьбами о высылке посылок, в частности с предметами одежды, обуви и постельными принадлежностями.

Следует учесть, что чем лучше будет организована система приема и вручения посылок и передач, тем больше их будет поступать в лагподразделения и колонии.

МВД СССР считает, что в среднем должно поступать колониях не менее двух и в лагерях не менее одной посылки-передачи на заключенного в месяц.

О результатах проверки и принятых мерах доложите к 1 декабря 1946 года.

Генерал-полковник С. КРУГЛОВ

ГАРФ. Ф. 9401. Оп. 1 а. Д. 215. Лл. 104–104 об.

№ 130

Приказ МВД СССР № 0562 с объявлением норм продовольственного снабжения заключенных исправительно-трудовых лагерей и колоний МВД

Секретно

10 августа 1949г.

г. Москва

В соответствии с Постановлением Совета Министров Союза ССР № 3198–1331 с от 24 июля 1949 года «Об изменении норм питания заключенных»

ПРИКАЗЫВАЮ:

1. Установить с 1 августа 1949 года дифференцированные нормы продовольственного снабжения заключенных в исправительно-трудовых лагерях и колониях МВД, согласно приложениям № 1–12 к настоящему приказу.

2. Лагерную обслугу во всех лагерях и колониях МВД СССР довольствовать по норме № 1 (приложение № 1) настоящего приказа наравне с выполняющими нормы выработки.

3. Заключенным, занятым на тяжелых физических работах, давать 100 граммов хлеба дополнительно к нормам № 1, № 1-а, № 2 и № 3 настоящего приказа в пределах назначаемого лагерю-колонии на каждый квартал лимита хлебных пайков.

4. Довольствие заключенных, находящихся под следствием, до решения суда производить по норме № 1 без выдачи дополнительных пайков.

5. В целях увеличения количества дополнительных пайков в создании фонда продовольствия для дополнительного дифференцированного питания заключенных основные нормы № 1, № 1-а и N9 7. кроме неработающих и невыполняющих нормы выработки) сократить на следующее количество продуктов в сутки на одного человека в граммах:

хлеба – 50;

крупы – 20;

мяса – 5;

рыбы –5;

сахара – 1.

Для заключенных, не выполняющих нормы выработки (кроме занятых на подземных работах) и неработающих инвалидов, основные нормы продуктов сократить:

хлеба на – 100;

крупы на – 25;

мяса на – 5;

рыбы на – 5;

сахара на – 3.

За счет продуктов, образующихся от указанного выше сокращения, начальнику ГУВС МВД СССР создать фонд дополнительных пайков по норме № 10 настоящего приказа и фонд хлебных пайков для централизованного распределения между ИТЛ и колониями МВД.

6. После удовлетворения потребности в хлебных пайках для заключенных, занятых на тяжелых физических работах, согласно пункту 3 настоящего приказа, разрешить начальникам ИТЛ и колоний МВД расходовать оставшийся лимит хлебных пайков для заключенных, перевыполняющих нормы выработки на нормированных работах и дающих высокие показатели труда на ненормированных работах, не получающих дополнительных пайков по норме № 10.

7. Заключенным, занятым в производствах на работах, которые в соответствии с перечнем должностей кодекса законов о труде и соответствующих постановлений ВЦСПС относятся к вредным для здоровья профессиям: выдавать сверх норм положенного питания дополнительно по 200 граммов молока на одного человека в день бесплатно. В выходные дни и дни простоев молоко не выдавать. Выдачу молока производить за счет ресурсов собственных подсобных хозяйств или специальных фондов хозяйственных органов, выделяемых для этой цели, а при отсутствии последних за счет приобретения в порядке децзакупа. Замену молока жирами допускать в исключительных случаях.

8. Заключенным беременным женщинам в течение 4 месяцев до родов, по представлении врачебной справки, и кормящим матерям 4 месяца после родов выдавать дополнительно к соответствующей основной норме пайка на одного человека в сутки в граммах:

жиров животных – 27 граммов;

сахара – 20 граммов;

крупы – 40 граммов;

молока – 0,4 литра.

Молоко выдавать за счет ресурсов собственных подсобных хозяйств лагеря-колонии, а при отсутствии в подсобных хозяйствах приобретать в порядке децентрализованных закупок.

9. При этапировании заключенных продолжительностью более 3 суток организовывать приготовление горячей пищи, при этом довольствовать: здоровых – по соответствующим основным нормам, больных – по нормам для больных на стационарном лечении.

Этапируемых заключенных северным морским путем или речным транспортом за северным полярным кругом довольствовать по норме № 2. Этапы с нахождением в пути следования до 8 суток кроме текущей потребности на весь путь обеспечивать 3-дневным переходящим запасом продуктов; с нахождением в пути следования более 8 суток – 5-дневным переходящим запасом.

Печеный хлеб выдавать не более, чем на 5 суток, на остальное время – мукой, которую заменять на хлеб через питательные пункты. Скоропортящиеся продукты (мясо, рыба и др.) выдавать не более 3-дневной потребности, в пути следования пополнять через питательные пункты.

10. Освобожденных из-под стражи по отбытии срока наказания и выведенных из зоны лагеря (колонии) до дня отъезда довольствовать:

а) при предоставлении им работы – через торговую сеть за счет их заработка, на общих основаниях с вольнонаемным составом;

б) при невозможности предоставить работу – по основной норме № 1 из плановых фондов бесплатно до дня отъезда или предоставления работы.

Освобожденным заключенным продукты на путь следования выдавать по норме № 8 не более, чем на 10 суток, на остальное время пути до места назначения выплачивать денежную компенсацию за паек по единым розничным ценам данного пояса.

11. Из общего количества 200 граммов мыла в месяц выдавать:

а) для стирки белья 50 граммов;

б) для туалетных надобностей и бани 150 граммов, в том числе 20 граммов на каждую помывку в бане из расчета 3 помывки в месяц.

Заключенным женщинам дополнительно давать 50 граммов мыла в месяц.

12. Разрешить начальникам ИТЛ и колоний МВД создавать дополнительные пайки по норме № 10 и дополнительные хлебные пайки за счет разницы продуктов между основными нормами (№ 1, № 1-а, № 2 и № 3) и нормой № 9 настоящего приказа и обращать эти пайки на поощрение заключенных за хорошую работу по своему усмотрению.

Начальникам ИТЛ, УИТЛК–ОИТК МВД–УМВД обеспечить применением продовольственного снабжения и полное доведение всех положенных по нормам продуктов до довольствующихся контингентов.

Приказы МВД СССР № 0281–1948 года, № 031–1949 года, распоряжения МВД СССР № № 369, 610 и 639–1948 года и № 471–1949 года в связи с изданием настоящего приказа отменить.

Министр Внутренних Дел Союза ССР

генерал-полковник С. КРУГЛОВ

Приложение № 1

НОРМА № 1 (основная)

продовольственного снабжения заключенных

в исправительно-трудовых лагерях и колониях МВД

(на 1 человека в сутки в граммах)


Наименование продуктов Количество Наименование продуктов Количество
Хлеб из муки простого помола 700 Соль 20
Чай суррогатный 2
Мука пшеничная 85% помола 40 Томат-пюре 10
Перец 0,1
Крупа разная 110 Лавровый лист 0,1
Макароны-вермишель 10 Картофель 400
Мясо 20 Овощи разные 250
Рыба-сельдь 160 Мыло хозяйственное для всех надобностей в месяц 200
Масло растительное 13
Сахар 15

Примечание:

1) Заключенным, занятым на тяжелых физических работах, выдается дополнительно 100 граммов хлеба в пределах назначаемого лагерю-колонии на каждый квартал лимита хлебных пайков.

2) По настоящей норме довольствуются все заключенные, на которых не распространяются основные нормы № 1-а, № 2 и № 3.

3) Неработающие инвалиды во всех лагерях и колониях МВД довольствуются по настоящей норме с сокращением этой нормы на количество продуктов, указанное в пункте № 5 настоящего приказа.

Начальник ГУВС МВД Союза ССР

генерал-майор интендантской службы ГОРНОСТАЕВ

Начальник Упродснаба

полковник интендантской службы СКАЧКО

Приложение № 2

НОРМА № 1-а (основная)

продовольственного снабжения заключенных, работающих

на «специальных» строительствах Главпромстроя и в лагерях

Волгодонстроя МВД СССР

(на 1 человека в сутки в граммах)


Наименование продуктов Количество Наименование продуктов Количество
Хлеб из муки простого Соль 25
помола 875 Чай суррогатный 2
Мука пшеничная 85% помола 40 Томат-пюре 12
Перец 0,1
Крупа разная 138 Лавровый лист 0,1
Макароны – вермишель 14 Картофель 500
Мясо 25 Овощи разные 310
Рыба – сельдь 160 Мыло хозяйственное для всех надобностей в месяц 200
Масло растительное 16
Сахар 20

Примечания:

1) Заключенным, занятым на тяжелых физических работах, выдается дополнительно 100 граммов хлеба в пределах назначаемого лагерю на каждый квартал лимита хлебных пайков.

2) В лагерях «специальных» строительств Главпромстроя МВД СССР по настоящей норме довольствуются заключенные, выполняющие и перевыполняющие нормы выработки, а также заключенные, прибывшие этапом в эти лагери – в течение первого месяца после прибытия.

3) Заключенным лагерей «специальных» строительств Главпромстроя, перевыполняющим нормы выработки сверх 110%, в соответствии с постановлением Совета Министров Союза ССР № 4630–1 808сс от 17декабря 1948 года, дополнительно к настоящей норме выдается на одного человека в сутки в граммах:


Наименование продуктов При выработке нормы
От 110 до 130% От 131 до 150% От 150% и выше
Крупы 23 35 45
Мяса – рыбы 23 35 45
Сахара 6 9 11

4) Заключенные лагерей «специальных» строительств Главпромстроя МВД, не выполняющие норм выработки, довольствуются по основной норме № 1 (приложение № 1) настоящего приказа.

Начальник ГУБС МВД Союза ССР

генерал-майор интендантской службы ГОРНОСТАЕВ

Начальник Упродснаба

полковник интендантской службы СКАЧКО

Приложение № 3

НОРМА № 2 (основная)

продовольственного снабжения заключенных в исправительно-трудовых

лагерях МВД по особому списку (согласно приложению № 13)

(на 1 человека в сутки в граммах)


Наименование продуктов Колич. Наименование продуктов Колич.
Хлеб из муки простого помола 800 Соль 24
Мука пшеничная 85% помола 40 Чай суррогатный 2
Томат-пюре 10
Крупа разная 130 Перец од
Макароны – вермишель 10 Лавровый лист 0,1
Мясо 35 Картофель 400
Рыба – сельдь 160 Овощи разные 250
Масло растительное 24 Мыло хозяйственное для всех надобностей в месяц 200
Сахар 27

Примечания:

1) Заключенным, занятым на тяжелых физических работах, выдается дополнительно 100 граммов хлеба в пределах назначаемого лагерю на каждый квартал лимита хлебных пайков.

2) Для заключенных Северного управления лагерей жел.-дор. строительства МВД норма хлеба по основному пайку устанавливается 1000 граммов на 1 человека.

Начальник ТУЕС МВД Союза ССР

генерал-майор интендантской службы ГОРНОСТАЕВ

Начальник Упродснаба

полковник интендантской службы СКАЧКО

Приложение № 4

НОРМА № 3 (основная)

продовольственного снабжения заключенных исправительно-трудовых

лагерей и колоний МВД занятых на подземных работах предприятий

Министерства металлургической промышленности, предприятий

и строительств Министерства угольной промышленности

(на 1 человека в сутки в граммах)


Наименование продуктов Количество Наименование продуктов Количество
«А» «Б» «А» «Б»
Хлеб из муки простого помола 900 800 Соль 20 20
Чай суррогатный 2 2
Мука пшеничная 85% помола 60 46 Томат-пюре 10 10
Крупа разная МО 100 Перец 0,1 од
Макароны – вермишель 10 9 Лавровый лист ОД ОД
Мясо 36 30 Картофель 400 360
Рыба – сельдь 160 146 Овощи разные 250 225
Масло растительное 30 2/ Мыло хозяйственное для всех надобностей в месяц 200 200
Сахар 27 24

«А» – для выполняющих и перевыполняющих установленные нормы выработки; «Б» – для невыполняющих установленные нормы выработки.

Примечания:

1) Заключенным, занятым на работах в забое и на прочих подземных тяжелых физических работах, выдается дополнительно 100 граммов хлеба в пределах назначаемого лагерю-колонии на каждый квартал лимита хлебных пайков.

2) По настоящей норме также довольствуются заключенные, занятые на подземных работах в угольных шахтах МВД СССР.

Начальник ГУВС МВД Союза ССР

генерал-майор интендантской службы ГОРНОСТАЕВ

Начальник Упродснаба

полковник интендантской службы С КАЧКО

Приложение № 5

НОРМА № 4 (основная)

продовольственного снабжения заключенных, находящихся

на стационарном лечении в лечебных учреждениях исправительно-трудовых

лагерей и колоний МВД, а также амбупаторно-больных заключенных,

зачисленных на диетпитание (на 1 человека в сутки граммов)


Наименование продуктов Количество Наименование продуктов Количество
«А» «Б» «А» «Б»
Хлеб из муки простого помола 300 300 Чай натуральный 0,3 0,3
Томат-пюре 10 10
Хлеб из муки пшеничной сортовой 200 200 Перец 0,1 0,1
Лавровый лист 0,2 0,2
Мука пшеничная 85% помола 50 50 Картофель 400 400
Крупа разная 75 75 Овощи разные 250 250
Макароны – вермишель 10 10 Мука картофельная 3 5
Мясо 75 90 Фрукты сушеные 15
Рыба – сельдь 160 160 Молоко свежее 250 300
Жиры животные 20 20 Творог 20 30
Сахар 20 20 Мыло хозяйственное для всех надобностей в месяц 250 250
Соль 15 15

«А» – общая;

«Б» – для больных туберкулезом, дистрофией, язвенной болезнью и авитаминозами.

Примечания:

1. К норме № 4 «А» и «Б» всем больным, в том числе зачисленным на диетпитание, выдается дополнительно один усиленный дополнительный паек (УДП) по норме № 11 настоящего приказа.

2. В норму № 4 «А», кроме продуктов плановых фондов, входит 5 граммов мяса, а в норму № 4 «Б» – 20 граммов мяса за счет ресурсов подсобных хозяйств, планируемых Центром. Молоко и творог выдаются за счет ресурсов собственных подсобных хозяйств лагеря-колонии или приобретаются в порядке децентрализованных закупок.

3. Довольствие больных производится по назначенным врачом диетам, но в пределах нормы № 4 с дополнительным усиленным пайком нормы № 11.

4. Разрешается расходовать на приготовление жидких питьевых дрожжей муку пшеничную 85% помола за счет основной нормы из расчета 16 граммов муки на 100 граммов дрожжей.

5. Амбулаторным больным, получающим диетпитание, мыло по норме № 4 выдается по 200 граммов на одного человека в месяц.

Начальник ГУВС МВД Союза ССР

генерал-майор интендантской службы ГОРНОСТАЕВ

Начальник Упродснаба

полковник интендантской службы СКАЧКО

Приложение № 6

НОРМА № 5 (основная)

продовольственного снабжения заключенных, находящихся

на стационарном лечении в лечебных учреждениях исправительно-трудовых

лагерей особого списка (согласно приложению № 13) «специальных»

строительств Главпромстроя и лагерей Волгодонстроя МВД а также

амбулатторно-больных указанных лагерей, зачисленных на диетпитание

(на 1 человека в сутки граммов)


Наименование продуктов Количество Наименование продуктов Количество
«А» «Б» «А» «Б»
Хлеб из муки простого Чай натуральный 0,3 0,3
помола 350 350 Томат-пюре 10 10
Хлеб из муки пшеничной сортовой 200 200 Перец 0,1
Лавровый лист 0,2 0,2
Мука пшеничная 85% помола 50 50 Картофель 400 500
Крупа разная 75 75 Овощи разные 250 300
Макароны – вермишель 10 10 Мука картофельная 3 5
Мясо 80 110 Фрукты сушеные 15
Рыба – сельдь 160 160 Молоко свежее 250 300
Жиры животные 30 35 Творог 30 30
Сахар 20 20 Мыло хозяйственное для всех надобностей в месяц 250 250
Соль 15 15

«А» – общая;

«Б» – для больных туберкулезом, дистрофией, язвенной болезнью и авитаминозами.

Примечания:

1. К норме № 5 «А» и «Б» всем больным, в том числе зачисленным на диетпитание, выдается дополнительно один усиленный дополнительный паек (УДП) по норме № 11.

2. В норму № 5 «А», кроме продуктов плановых фондов, входят: 20 граммов мяса, а в норму № 5 «Б» – 40 граммов мяса за счет ресурсов подсобных хозяйств, планируемых Центром и по 50 граммов хлеба за счет хлебных пайков.

3. Молоко и творог выдаются за счет ресурсов собственных подсобных хозяйств или приобретаются в порядке децентрализованных закупок.

4. Довольствие больных производится по назначенным врачом диетам, но в пределах нормы № 5 с дополнительным усиленным пайком нормы № 11.

5. Разрешается расходовать на приготовление жидких питьевых дрожжей муку пшеничную 85% помола за счет основной нормы № 5 из расчета 16 граммов муки на 100 граммов дрожжей.

6. Амбулаторным больным, получающим диетпитание, мыло по норме № 5 выдается по 200 граммов на одного человека в месяц.

Начальник ГУВС МВД Союза ССР

генерал-майор интендантской службы ГОРНОСТАЕВ

Начальник Упродснаба

полковник интендантской службы СКАЧКО

Приложение № 7

НОРМА № 6 (основная)

продовольственного снабжения заключенных, находящихся

в оздоровительных подразделениях в соответствии с разделом IV

указания к приказу МВД СССР № 0418–1949 года

(на 1 человека в сутки в граммах)


Наименование продуктов Количество Наименование продуктов Количество
«А» «Б» «А» «Б»
Хлеб из муки прост, помола 700 800 Соль 20 24
Мука пшеничная 85% помола 40 40 Чай суррогатный 2 2
Крупа разная 110 130 Томат-пюре 10 10
Макароны – вермишель 10 10 Перец 0,1 0,1
Мясо 20 55 Лавровый лист 0,1 0,1
Рыба – сельдь 160 160 Картофель 600 600
Масло растительное 13 24 Овощи разные 400 400
Жиры животные 7 Мыло хозяйственное для всех надобностей в месяц 200 200
Сахар 15 22

«А» – общая;

«Б» – для лагерей особого списка (приложение № 13), лагерей «специальных» строит.

Главпромстроя и лагерей Волгодонстроя МВД.

Примечания:

1. К норме № 6 «А» и «Б» всем заключенным, находящимся в оздоровительных подразделениях, выдается дополнительно один усиленный дополнительный паек (УПД) по норме № 11.

2. В норму № 6 «А», кроме продуктов плановых фондов, входят: 7 граммов жиров животных, а в норму № 6 «Б» – 20 граммов мяса за счет ресурсов подсобных хозяйств, планируемых Центром, и о50 граммов картофеля и овощей, отпускаемых лагерями за счет ресурсов собственных подсобных хозяйств или приобретенных в порядке децентрализованных заготовок.

Начальник ГУВС МВД Союза ССР

генерал-майор интендантской службы ГОРНОСТАЕВ

Начальник Упродснаба

полковник интендантской службы СКАЧКО

Приложение № 8

НОРМА № 7

продовольственного снабжения детей (заключенных матерей) в домах

младенца лагерей и колоний МВД (на 1 ребенка в сутки в граммах)


Наименование продуктов Колич. Наименование продуктов Колич.
Хлеб из муки простого помола 150 Кофе суррогатное 1
Хлеб из муки пшеничн. сортовой 150 Картофель 300
Мука пшеничная 85% помола 40 Овощи разные 250
Крупа диетическая 30 Мука картофельная 5
Макароны – вермишель 10 Фрукты сушеные 15
Мясо 60 Молоко свежее 500
Рыба 100 Творог 20
Жиры животные 40 Сметана 20
Сахар 35 Яйца (штук) 0,75
Соль 10 Мыло хозяйственное для всех надобностей в месяц 400
Чай натуральный 0,2

Примечания:

1. К норме № 7 выдается дополнительно один усиленный дополнительный паек (УПД) без 100 граммов хлеба.

2. Молоко, творог, сметана и яйца выдаются за счет ресурсов собственных подсобных хозяйств лагеря-колонии или приобретаются в порядке децентрализованных закупок.

3. Паек, полагающийся ребенку на время кормления его грудью, передается кормящей матери.

4. В норму № 7, кроме плановых продуктов, входят: 20 граммов мяса, 80 граммов рыбы и 15 граммов жиров за счет ресурсов подсобных хозяйств, планируемых Центром.

Начальник ГУВС МВД Союза ССР

генерал-майор интендантской службы ГОРНОСТАЕВ

Начальник Упродснаба

полковник интендантской службы СКАЧКО

Приложение № 9

НОРМА № 8

продовольственного снабжения сухим пайком заключенных

во время этапирования при невозможности приготовления

горячей пищи в пути (на 1 человека в сутки в граммах)


Наименование продуктов Количество Наименование продуктов Количество
«А» «Б» «А» «Б»
Хлеб из муки простого помола 1000 1100 или мясорастител. консервы 210 280
или колбаса полукопченая 150 200
Мясопродукты:Мясо сырое (выдается наруки только в вареном виде) 210 280 Сахар 20 35
Чай суррогатный 3 3
Соль 15 15

«А» – общая;

«Б» – для лагерей особого списка (приложение № 13), лагерей «специальных» строит.

Главпромстроя и лагерей Волгодонстроя МВД.

Примечания:

1) Освобожденным из-под стражи по отбытии срока наказания на путь следования к месту жительства выдается паек по норме № 8 с заменой мяса рыбой сельдь по коэффициенту замены грамм за грамм.

2) При этапировании больных заключенных в счет нормы хлеба сухого пайка выдается 500 граммов хлеба из муки пшеничной сортовой.

Начальник ГУВС МВД Союза ССР

генерал-майор интендантской службы ГОРНОСТАЕВ

Начальник Упродснаба

полковник интендантской службы СКАЧКО

Приложение № 10

НОРМА № 9

продовольственного снабжения заключенных исправительно-

трудовых лагерей и колоний МВД, находящихся в штрафных

изоляторах без вывода на работу и отказчиков от работы,

а также симулянтов, выполняющих норму выработки до 50%

(при наличии врачебной справки, подтверждающей симуляцию)

(на 1 человека в сутки в граммах)


Наименование продуктов Количество Наименование продуктов Количество
«А» «Б» «А» «Б»
Хлеб из муки простого помола 400 450 Рыба 40 60
Масло растительное 4 6
Мука пшеничная 85% помола 10 10 Картофель 150 250
Овощи разные 100 200
Крупа разная 40 50 Соль 15 15

«А» – общая;

«Б» – для лагерей особого списка (приложение № 13), лагерей «специальных» строит.

Главпромстроя и лагерей Волгодонстроя МВД.

Примечание:

Заключенным, содержащимся в карцерах, выдается 300 граммов хлеба на одного человека в сутки и кипяток, а через день горячая пиша по настоящей норме.

Начальник ГУВС МВД Союза ССР

генерал-майор интендантской службы ГОРНОСТАЕВ

Начальник Упродснаба

полковник интендантской службы СКАЧКО

Приложение № 11

НОРМА № 10

дополнительного пайка (ДП) для заключенные выполняющих нормы выработки на тяжелых физических работах и перевыполняющих нормы выработки на всех нормированных работах (на 1 чел. в сутки в граммах)


Наименование продуктов Всего В том числе:
За счет плановых фондов За счет ресурсов подсобных хозяйств, планируемых Центром
Хлеб из муки простого помола 100 100
Крупа разная 80 80
Мясо 20 20
Рыба 20 20
Жиры животные 3 3
Сахар 10 10
Соль 8 8

1) Норма № 10 выдается заключенным дифференцированно, в зависимости от нормы выработки, в размере: половины, одного, полутора, двух и трех пайков на одного заключенного в пределах назначаемого лагерю-колонии на квартал лимита дополнительных пайков.

2) Инженерно-техническому персоналу и бригадирам из заключенных дополнительные пайки выдаются при выполнении и перевыполнении участком, цехом и бригадой производственных заданий.

3) Заключенным, находящимся в соответствии с разделом IV «Указания по улучшению физического состояния и трудового использования заключенных» (приложение № 2 к приказу МВД СССР № 0418–1949 года) в пунктах профилактического отдыха (ППО), дополнительно к основным нормам (№ № 1, 1а, 2 и 3) ежедневно выдается один дополнительный паек по норме № 10.

Начальник ГУВС МВД Союза ССР

генерал-майор интендантской службы ГОРНОСТАЕВ

Начальник Упродснаба полковник интендантской службы СКАЧКО

Приложение № 12

НОРМА № 11

усиленного дополнительного пайка (УДП) для заключенных, находящихся на стационарном лечении в лечебных учреждениях исправительно-трудовых лагерей и колонии МВД амбулаторно-больных, получающих диетпитание, находящихся в оздоровительных подразделениях (ОП) для детей (заключенных матерей), в домах младенца и для ослабленных заключенных, находящихся на работе вне оздоровительных подразделений (на 1 человека в сутки в граммах)


Наименование продуктов Всего В том числе:
За счет плановых фондов За счет ресурсов подсобных хозяйств, планируемых Центром
Хлеб из муки простого помола 100 100
Крупа разная 40 40
Мясо 10 10
Сахар 10 10
Соль 8 8

1) Усиленные дополнительные пайки выдаются заключенным в соответствии с пунктом первым примечания к нормам № № 4, 5, 6 и детям заключенных матерей в соответствии с пунктом первым примечания к норме № 7.

2) Ослабленным заключенным, находящимся на работах вне оздоровительных подразделений, усиленные дополнительные пайки выдаются при наличии свободных пайков после обеспечения потребности в них, согласно пункта первого примечания к настоящей норме.

3) Усиленные дополнительные пайки распределяются начальниками САНО и санучастков в пределах лимита, назначаемого лагерю-колонии, но не более одного пайка на одного человека в сутки.

Начальник ГУВС МВД Союза ССР

генерал-майор интендантской службы ГОРНОСТАЕВ

Начальник Упродснаба полковник интендантской службы СКАЧКО

Секретно

Приложение № 13

СПИСОК

исправительно-трудовых лагерей МВД, в которых в связи

с климатическими особенностями в районах их нахождения и по условиям

труда заключенные довольствуются по норме № 2 настоящего приказа


1. Воркутлаг, включая Речной лагерь 17. Севкузбасслаг
2. Норильлаг, включая Горный лагерь 18. Сахалинский ИТЛ
3. Печорлаг 19. ОИТК УМВД по Сахалинской обл.
4. Северное Управление лагерей ж.-д. строительства 20. Ныроблаг
21. Устьвымлаг
5. Ухтижемлаг 22. Ягринлаг
6. Завод № 169 23. Усольлаг
7. Нижнеамурский ИТЛ 24. Ивдельлаг
8. Строительство № 505 25. Севураллаг
9. Лагери Спец. Главного Управления 26. Востокураллаг
10. Хакасское лаготделение 27. Унжлаг
11. Ангарский ИТЛ, включая Озерный лагерь 28. Краслаг
29. Вятлаг
12 Томусинский ИТЛ 30. Каргопольлаг
13. Строительства № № 16 и 18 31. Кизеллаг
14. Минеральный лагерь на Интинском комбинате 32. Степной лагерь (кроме Спасского отделения)
15. Енисейстрой МВД 33. Борский ИТЛ
16 Южкузбасслаг 34. Севжелдорлаг МВД

Начальник ГУВС МВД СССР

генерал-майор интендантской службы ГОРНОСТАЕВ

Начальник ГУЛАГа МВД СССР генерал-майор ДОБРЫНИН

«Согласен»

Зам. Министра Внутренних Дел СССР

генерал-полковник ЧЕРНЫШОВ

ГАРФ Ф. 9401. Оп. 12. Д. 304. Лл. 13–24 об. Тип. экз.

№ 131

РаспоряжениеМВДСССР№ 608 «Об улучшении торговли для заключенных в лагерях и колониях МВД»

3 октября 1949 года

г. Москва

За последнее время в значительной части исправительно-трудовых лагерей и колоний МВД улучшилась торговля для заключенных Расширена сеть магазинов, ларьков, буфетов, увеличен ассортимент продаваемых товаров, повышено их качество и т. д.

Однако в ряде лагерей и колоний МВД все еще торговля для заключенных по-настоящему не налажена. Недостаточно открыто ларьков, магазинов и буфeтoв. Ассортимент товаров ограниченный, в продаже имеется не более 3–5 наименований.

Существующие торговые помещения в ряде ИТЛ, УИТЛК–ОИТК не отремонтированы и не приведены в надлежащий порядок, находятся в антисанитарном состоянии.

Большинство торговых предприятий размещено в случайных помещениях (сараях, амбарах, кладовых), временно приспособленных для торговли.

Все это приводит к порче товаров и нарушению принципов советской культурной торговли.

Неудовлетворительная организация торговли для заключенных является результатом невыполнения отдельными начальниками ИТЛ, УИТЛК–ОИТК и их торговыми аппаратами распоряжений МВД СССР № 184–1947 года и № 83–1949 года.

Придавая важное значение развертыванию торговли в лагерных подразделениях, как дополнительному источнику материального обеспечения заключенных,

ПРЕДЛАГАЮ:

1. Проверить в каждом подразделении ИТЛ, УИТЛК–ОИТК состояние торговли для заключенных и принять меры к немедленному устранению выявленных недостатков.

Особое внимание обратить на подготовку торговых помещений к работе в зимних условиях.

2. В ближайшее время обеспечить каждое подразделение ИТЛ, УИТЛК–ОИТК торговой точкой. Во всей торговой сети для заключенных улучшить качество продаваемых товаров и расширить их ассортимент, руководствуясь прилагаемым к настоящему распоряжению перечнем товаров для продажи заключенным в исправительно-трудовых лагерях и колониях МВД.

3. Провести специальное совещание торговых работников, на котором подвергнуть критике недостатки торговли в подразделениях и потребовать резкого улучшения торговли в лагерях и колониях, учтя, что в настоящее время имеются к этому все возможности.

4. Перечень ларьковых товаров для продажи заключенным, приложенный к распоряжению МВД СССР № 184 от 27 марта 1947 года, считать утратившим свою силу.

Об исполнении настоящего распоряжения донести МВД СССР к 1 декабря 1949 года.

Заместитель Министра Внутренних Дел СССР

генерал-полковник ЧЕРНЫШОВ

Приложение

Перечень ларьковых товаров для продажи заключенным

в исправительно-трудовых лагерях и колониях МВД

А. Промышленные товары

1. Расчески мужские и женские, гребешки головные из пластмассы и роговые.

2. Заколки и шпильки для волос.

3. Зубные щетки, зубной порошок, зубная паста, вазелин, крем, пудра.

4. Гуталин, вакса.

5. Обувные щетки.

6. Шнурки для ботинок.

7. Головные и носовые платки, воротнички, косынки, бюстгальтеры, береты, верхний трикотаж хлопчатобумажный, нитки, тесьма, резиновая продержка, ленты, чулки, носки, портянки, ватники.

8. Иголки швейные и ручные, булавки.

9. Пуговицы из пластмассы, жести, кости.

10. Крючки, пряжки брючные, кнопки к женским платьям.

11. Пояса брючные и женские.

12. Хозяйственное и туалетное мыло.

13. Вата, бинты.

14. Конверты, почтовые открытки, записные книжки, блокноты, тетради, почтовая бумага, почтовые марки, курительная бумага.

15. Карандаши простые, книги, брошюры.

16. Мундштуки, трубки, кисеты, чемоданы, портмоне. 17 Махорка и дешевые сорта легкого табака и сигарет.

18. Спички.

19. Алюминиевые и эмалированные миски, кружки и деревянные ложки.

20. Шахматы, шашки, домино.

Б. Продовольственные товары

1. Бутерброды.

2. Повидло, джем,

3. Масло сливочное, сало шпиг.

4. Колбасные изделия.

5. Фрукты разные: свежие и сушеные, ягоды.

6. Картофель.

7. Огурцы, помидоры, лук, чеснок, квашеная капуста, свекла, редька, грибы.

8. Рыба свежая, копченая, вяленая и соленая, сельдь.

9. Сыр, брынза, молоко, сметана, кефир.

И. о. начальника ГУЛАГа МВД СССР

полковник БУЛАНОВ

Начальник ГУВС МВД СССР

генерал-майор инт. службы ГОРНОСТАЕВ

ГАРФ. Ф. 9401. Оп. 12. Д. 304. Лл. 19–20 об. Тип. экз.

№ 132

Проект инструкции о режиме содержания заключенных в особых лагерях МВД СССР, направленный МВД в МГБ СССР на согласование

Сов. секретно

17сентября 1950г.

Заместителю министра Государственной Безопасности СССР

генерал-лейтенанту Огольцову СИ.

Направляю на согласование проект инструкции о режиме содержания заключенных в особых лагерях МВД переработанный с учетом замечаний МГБ СССР и опыта работы особых лагерей.

При переработке инструкции не учтены замечания МГБ по следующим вопросам:

1. МГБ СССР возражает против использования заключенных в качестве инженерно-технического персонала для руководства производственной деятельностью на объектах работ и предлагает эти должности замещать только сотрудниками МВД

МВД СССР с этим требованием согласиться на может, так как выполнение его вызовет увеличение расходов по содержанию производственного аппарата и не может быть выполнено из-за недостатка специалистов.

2. МГБ СССР предлагает исключить из инструкции пункт о культурно-воспитательной работе среди заключенных особых лагерей.

Данное предложение МВД СССР считает неприемлемым, так как культурно-воспитательная работа в лагерях направлена на проведение мероприятий, способствующих укреплению режима и трудовой дисциплины среди заключенных, а также улучшению бытовых условий содержания и повышению производительности их труда. Эта работа входит составной частью в комплекс мероприятий по обеспечению установленного порядка в лагерях.

При отсутствии возражений по данному проекту прошу его завизировать и возвратить в МВД СССР.

Приложение: по тексту на 21 листе.

Заместитель Министра внутренних дел СССР

Генерал-полковник И. СЕРОВ

Сов. секретно

Экз. №

«УТВЕРЖДАЮ»

Министр внутренних, дел

Союза ССР

генерал-полковник С. Круглое

«_»_________ 1 950 г.

«СОГЛАСОВАНО»

Министр государственной

безопасности Союза ССР

генерал-полковник Абакумов

«____»___________1 950 г.

ИНСТРУКЦИЯ О РЕЖИМЕ СОДЕРЖАНИЯ ЗАКЛЮЧЕННЫХ

В ОСОБЫХ ЛАГЕРЯХ МВД СССР

I. Общие положения

1. Особые лагери МВД СССР организуются для содержания осужденных к лишению свободы шпионов, диверсантов, террористов, троцкистов, правых меньшевиков, эсеров, анархистов, националистов, белоэмигрантов, участников других антисоветских организаций и групп и лиц, представляющих опасность по своим антисоветским связями вражеской деятельности.

Содержание в особых лагерях заключенных, осужденных за другие преступления, – запрещается.

Особые лагери по всем лагерным вопросам подчиняются непосредственно ГУЛАГу МВД СССР; производственной деятельностью особых лагерей руководят соответствующие производственные главные управления МВД СССР.

2. Заключенные направляются в особые лагери по назначению Министерства Государственной безопасности СССР.

Направление заключенных в особые лагери и перевод их из одного особого лагеря в другой производится по персональным нарядам ГУЛАГа МВД СССР по согласованию – МГБ СССР.

Вызов заключенных из особых лагерей в следственные, судебные органы и тюрьмы производится по указаниям отдела «А» МГБ СССР.

3. Для заключенных, содержащихся в особых лагерях, устанавливается строгий режим, обеспечивающий надежную изоляцию, исключающую возможность побегов и установления нелегальных связей с волей, и строгую дисциплину.

Строгий режим предусматривает:

– использование трудоспособных заключенных преимущественно на тяжелых физических работах, под усиленной охраной;

– категорическое запрещение расконвоирования заключенных и свиданий с родственниками и знакомыми;

– усиленный надзор за заключенными в жилых зонах и на производственных объектах;

– строгое наказание: перевод на штрафной режим, содержание в карцере, лишение на длительное время переписки и другие наказания, предусмотренные настоящей инструкцией за отказ от работы, за нарушение лагерного режима и попытки к побегу, за совершение уголовных преступлений и т. д.;

– строгие требования к заключенным по выполнению ими установленных норм выработки:

– запрещение сокращения срока наказания и предоставления каких-либо других льгот, в том числе и премий.

4. Заключенным, по прибытии их в особый лагерь, выдается специальная арестантская верхняя одежда.

Ношение заключенными одежды неустановленного образца – запрещается.

5. Каждому заключенному, содержащемуся в особом лагере, присваивается личный номер, который проставляется на наружной стороне одежды, выданной в носку. Нумерация производится по каждому лагерному подразделению в отдельности.

Нумерация начинается с цифры «1» до цифры «100», впереди которых пишутся литеры «А», «Б», «В» и т. д. Номер вместе с литером записывается следующим образом:

А-1, А-2. и до А-100

Б-1, Б-2. и до Б-100

Я-1, Я-2 и до Я-100

При направлении осужденного в ссылку на поселение или освобождении из особого лагеря, выданная в лагере специальная арестантская одежда отбирается и заменяется одеждой гражданского образца.

6. Для наказания особо злостных нарушителей лагерного режима и труда, склонных к побегу, уголовно-бандитствующего элемента и содержания заключенных, осужденных за преступления, совершенные в особом лагере, в каждом лагерном подразделении оборудуется штрафной барак с общими камерами (на 15–20 человек) и карцер с одиночными камерами в каменных или деревянных рубленых зданиях.

7. Проживание в лагерной зоне офицерскому составу особого лагеря-конвойных войск, личному составу надзирательской службы и вольнонаемным сотрудникам – запрещается.

Размещение в жилой зоне управленческих аппаратов лагерных подразделений и проведение в зоне лагеря различных массовых и служебных мероприятий для вольнонаемного и офицерского состава – запрещается.

8. При приеме заключенных в особый лагерь, последние подвергаются тщательному личному обыску, с осмотром вещей.

Предметы, запрещенные к хранению в лагере (приложение № 1), изымаются. Личные вещи (за исключением разрешенных к пользованию) сдаются в камеру хранения, ценности – в кассу лагеря, а деньги зачисляются на лицевой счет заключенного. Результаты обыска оформляются актом, а на сданные вещи и ценности заключенному выдается квитанция.

9. После обыска заключенные проходят полную санитарную обработку, медицинский осмотр и размещаются в карантинном помещении сроком на 21 сутки, с выводом в период карантина на работы отдельно от остальных заключенных.

10. Периодически, не реже одного раза в неделю, начальник лагерного подразделения, совместно с оперативным работником, начальником надзорслужбы и дежурным нарядом надзорслужбы, производит обыск всех лагерных помещений, расположенных в жилой зоне, с обязательным личным обыском всех заключенных.

Обыск заключенных производится также на вахте во всех случаях выхода заключенных из жилой зоны на работу и при возвращении с работы.

Обнаруженные у заключенных запрещенные предметы (приложение № 1) изымаются, а виновные в хранении их – наказываются.

При обнаружении в штрафном бараке (камере) запрещенных предметов, владельцы которых не обнаруживаются (не признаются), – наказываются все заключенные барака (камеры).

Хранение в жилой зоне производственного инструмента, взрывчатых веществ и отравляющих веществ и других предметов, могущих быть использованными заключенными в преступных целях, – запрещается (приложение № 1).

11. Конвойно-караульная служба и служба контрольно-пропускных постов особых лагерей осуществляются конвойными войсками МВД.

Постоянный надзор за поведением заключенных в жилых зонах и на производственных объектах осуществляется внутренней надзирательской службой, организуемой ГУЛАГом МВД СССР.

12 Личный состав надзирательской службы особых лагерей укомплектовывается проверенным и заслуживающим политического доверия надзирательским составом, преимущественно из числа коммунистов и комсомольцев, имеющих опыт работы в надзорслужбе.

13. В целях обеспечения строгого режима содержания заключенных, внутренняя надзирательская служба в особых лагерях усиливается за счет увеличения численности личного состава. Штатная положенность надзирательского состава по каждому особому лагерю определяется распоряжением МВД СССР.

14. Заключенные, по отбытии срока наказания в особом лагере, направляются в ссылку на поселение.

Место ссылки в каждом отдельном случае назначается МГБ СССР.

Освобождение, в связи с пересмотром ранее принятого решения по делу или приговора суда, производится только по решениям Особого Совещания при МГБ СССР и определением судебных инстанций, согласованным с МГБ СССР.

15. Культурно-воспитательная работа среди заключенных особых лагерей проводится на основе специальной инструкции МВД СССР.

II. Размещение заключенных

16. Заключенные размещаются в бараках:

а) общих – вместимостью от 100 до 200 человек в каждом, из расчета 1,8 кв. метра площади на человека, с предоставлением индивидуального спального места на двухъярусных нарах вагонной системы с комплектом постельных принадлежностей. Размещение заключенных в бараках осуществляется побригадно и посменно; бараки оборудуются жестким инвентарем, в соответствии с приказом МВД СССР № 506–1947 года;

б) штрафных – с камерной системой, состоящих из общих камер вместимостью 15–20 человек. В этих бараках размещаются заключенные, склонные к побегу, уголовно-бандитствующий элемент и злостные нарушители лагерного режима, а также переведенные на штрафной режим после осуждения за преступления, совершенные в особом лагере. Эти бараки ограждаются колючей проволокой в два ряда.

Вход во все жилые помещения оборудуется тамбуром со смотровым окошком в дверях, а оконные проемы заделываются железными решетками. От отбоя ко сну и до утреннего подъема двери бараков находятся на запоре. Заключенным запрещается хождение из барака в барак.

17. Во всех бараках оборудуются уборные, которыми пользуются только ночью. Для дневного пользования на территории лагерного подразделения оборудуются наружные уборные.

18. Размещение заключенных по баракам, а также перевод заключенных из барака в барак производится руководством лагерного подразделения с учетом мнения оперативного отдела МГБ СССР при особом лагере.

19. В жилой зоне, кроме бараков для заключенных, располагаются бытовые и медико-санитарные учреждения, обслуживающие заключенных: кухни, столовая, хлеборезка, баня с дезкамерой и прачечной, стационар и амбулатория, отделяемые от жилых бараков колючей проволокой.

Сапожная, портновская и др. мастерские размещаются на хозяйственном дворе, оборудуемом в производственной зоне или в специальной зоне лагерного подразделения.

20. Инструмент, необходимый для обеспечения бытовых объектов заключенных (кухонь, столовых, парикмахерских и т. п.), хранится вне жилых зон и выдается для временного пользования под строжайшим учетом и контролем дежурного старшего надзирателя.

21. Заключенные женщины содержатся в отдельных специально женских лагерных подразделениях. Размещение женщин и мужчин на территории одного и того же лагподразделения категорически запрещается.

22. Осужденные по групповым делам (однодельцы) содержатся в разных лагерных подразделениях или в разных особых лагерях.

23. Все трудоспособные заключенные используются преимущественно на тяжелой физической работе по назначению администрации лагеря. Использование ограниченно трудоспособных заключенных производится на физических работах, соответствующих их состоянию здоровья.

Разрешается использовать заключенных – специалистов по их производственным специальностям, а также в качестве мастеров и инженерно-технического персонала для руководства производственной деятельностью лагподразделений.

24. Использование заключенных особых лагерей на работах вместе с заключенными, содержащимися в общих лагерях, а также с вольнонаемными рабочими – запрещается.

25. Категорически запрещается использование заключенных на работе в лагерном секторе (кроме медико-санитарных учреждений), в почтово-посылоч-ных экспедициях, на объектах телеграфной, телефонной и радиостанций, а также в должностях начальников участков, комендантов, пом. комендантов и других администраторов, домработницами (работниками) у работников лагеря и войск.

26. Для руководства производственными бригадами начальником лагерного подразделения назначаются бригадиры из числа наиболее дисциплинированных и добросовестно проявивших себя на работе заключенных. Бригадиры назначаются по согласованию с отделом МГБ при особом лагере.

Обязанности бригадира определяются специальной инструкцией (приложение № 2)

27. Для заключенных устанавливается 10-ти часовой рабочий день, не считая перерыва на обед, с предоставлением четырех дней отдыха в месяц.

Кроме этого, предоставляется отдых в дни: 1 и 22 января, 1 и 2 мая, 7 и 8 ноября, 5 декабря.

28. За отказ от работы заключенные переводятся на штрафной режим – в штрафной барак, как правило, с выводом на работы, или в карцер.

III. Обязанности заключенных

29. Каждый заключенный обязан:

– работать по назначению администрации лагерного подразделения и выполнять производственные нормы;

– беспрекословно выполнять требования лагерной администрации, надзирательского состава, часовых и конвоиров;

– бережно относиться к лагерному имуществу; производственному оборудованию и инструменту;

– по прибытии в лагерное подразделение сдать на хранение администрации под квитанцию все ценности и деньги;

– строго соблюдать производственную дисциплину, не оставлять самовольно рабочего места;

– выполнять правила внутреннего распорядка;

– при посещении жилых и производственных помещений лицами лагерной администрации, командным составом войск и надзирательской службы, а также при обращении этих лиц к заключенным – последние должны принимать положение «смирно»;

– содержать в чистоте жилое помещение и рабочее место, в установленные администрацией дни проходить санобработку;

– выполнять правила противопожарной безопасности.

30. Заключенным запрещается:

– в свободное от работы время до поверки передвигаться в пределах зоны лагерного подразделения, а также хождение из одного барака или производственного помещения в другое (за исключением помещений бытовых и медико-санитарных учреждений под наблюдением надзорсостава);

– приближение к предупредительному забору в зоне лагерного подразделения;

– приближение к часовым и конвоирам ближе, чем на 10 метров;

– выход из строя или нарушение указанного направления и порядке при следовании под конвоем;

– игра в карты и другие азартные игры;

– хранение запрещенных предметов (приложение № 1);

– передача писем, записок вольнонаемным работникам, а также обращение к ним с личными просьбами, кроме прикрепленного надзирателя;

– ложиться в постель в верхней одежде и обуви, курить в жилых и производственных, за исключением специально отведенных для этого мест.

31. Заключенным разрешается:

а) посещать в условленные часы под наблюдением надзирателя бытовые и медико-санитарные учреждения (кроме заключенных, содержащихся в штрафном бараке и карцере). Сдачу в ремонт и получение из ремонта одежды и обри заключенные производят через прикрепленного к ним надзирателя;

б) хранить и пользоваться продуктами питания, металлической и другой небьющейся посудой (ложки, миски, кружки), спичками, табаком, письменными и туалетными принадлежностями;

в) покупать в ларьке лагерного подразделения по безналичному расчету: мыло, зубной порошок, зубные щетки, расчески, табачные изделия, карандаши, бумагу, конверты и другие разрешенные администрацией лагеря предметы первой необходимости, а также продукты питания;

г) получать и отправлять корреспонденцию в установленном порядке;

д) получать продуктовые и вещевые посылки (приложение № 3) и денежные переводы;

е) подавать в год одно заявление по вопросам пересмотра дела или помилования.

IV. Посылки и переписка заключенных

32. Заключенным, кроме содержащихся в штрафном бараке и карцере, разрешается получать продуктовые и вещевые посылки.

33. Каждая посылка вскрывается и проверяется экспедитором, дежурным врачом (фельдшером) и надзирателем.

Примечание: врач (фельдшер) определяет пригодность продуктов, находящихся в посылке, к употреблению. Полученные носильные вещи подлежат дезинфекции.

34. При переводе заключенного в другой лагерь предприятию Министерства связи сообщается новый почтовый адрес получателя посылки (денежного перевода).

На лиц, выбывших из лагеря в связи с освобождением или побегом, а также на лишенных права получения посылок и водворенных в штрафной барак (карцер), посылки, а также денежные переводы от предприятия Министерства связи не принимаются. В этих случаях на возвращаемых предприятию Министерства связи извещениях делается надпись: «подлежит возврату отправителю», без указания причин возврата (неприема).

36. Деньги, поступающие от родственников по переводам, зачисляются на лицевой счет заключенного.

Заключенным разрешается расходовать в месяц не более 75 рублей на приобретение по безналичному расчету в лагерном ларьке продуктов питания и предметов обихода, разрешенных к хранению в лагере.

По отбытии срока наказания в лагере, оставшаяся денежная сумма снимается с лицевого счета заключенного и выдается ему на руки или переводится в соответствующий орган МГБ по месту отправки заключенного в ссылку на поселение.

В случае смерти оставшаяся сумма выдается родственникам.

36. Заключенным разрешается отправлять по одному письму в квартал. Письма опускаются в специально опломбированные ящики, находящиеся в зоне. Ящики вскрываются ежедневно начальником лагерного подразделения или лицом по его уполномочию. Заключенным, содержащимся в штрафном бараке и карцере, переписка не разрешается.

Из писем, поступающих в адрес заключенного, передаются ему только письма от членов семьи, а при отсутствии последних – от близких родственников, остальные письма конфискуются.

Письма, поступившие в адрес штрафников и находящихся в карцере, выдаются им по окончании срока наказания.

37. Доплатные письма, полученные в адрес заключенных, оплачиваются отделениями связи из средств управления, и стоимость оплаты взыскивается с адресатов при вручении им доплатных писем или удерживается из личных денег, имеющихся на лицевом счете заключенного.

38. Отправка и получение корреспонденции производится только через почтово-посылочную экспедицию. Вся входящая и исходящая корреспонденция проверяется цензором или оперуполномоченным отдела оперработы.

При обнаружении нелегальной отправки и получения корреспонденции нарушители лишаются права переписки на один год. Материал на нарушителей передается в отдел оперработы для расследования.

39. Бандероли, полученные в адрес заключенных, передаются последним только при наличии в каждом отдельном случае разрешения начальника лагеря или его первого заместителя, согласованного с отделом МГБ СССР при особом лагере.

При отсутствии разрешения на получение бандеролей, последние от отделений связи не принимаются и возвращаются отправителям.

40. В случае письменных обращений учреждений и должностных лиц иностранных государств или находящихся на территории СССР иностранных дипломатических представительств (посольства, миссии, консульства) по разного рода вопросам, касающихся заключенных, содержащихся в особых лагерях, а также при их личном обращении по вопросу свиданий, вручению продуктовых, вещевых передач и денег, необходимо руководствоваться приказом МВД СССР № 001160 от 29 сентября 1948 г.

V. Жалобы и заявления

41. Жалобы и заявления заключенных, адресованные начальнику лагерного подразделения, передаются через надзирателя.

Подача групповых жалоб запрещается.

Заключенные могут подавать жалобы в устном или письменном виде лицу, производящему инспекторскую проверку лагерного подразделения.

42. Заключенным разрешается в случае обнаружения ими где-либо хищения, порчи имущества или других злоупотреблений подать письменное заявление начальнику лагерного подразделения или начальнику особого лагеря

43. Заключенный, подавший заведомо ложную жалобу или заявление, привлекается к ответственности.

44. Поступившие заявления и жалобы заключенных независимо от их содержания, направляются непосредственно только следующим адресатам: ЦК ВКП(б) и в ЦКК ВКП(б), КПК при ЦК ВКП(б), Президиуму Верховного Совета СССР, Совету Министров СССР, Министрам Государственной безопасности и Внутренних дел СССР, в МГБ и МВД СССР, Генеральному прокурору СССР, Главному военному прокурору Советской Армии, Верховному суду СССР, органам МГБ и МВД, которые вели следствие по делу.

45. Жалобы и заявления о пересмотре дела, адресованные в другие учреждения и инстанции, кроме перечисленных в ст. 44, направляются в отдел «А» МГБ СССР.

Жалобы и заявления, поданные в учреждения и инстанции, указанные в ст. 44 и 45, в закрытых пакетах, направляются адресатам или в отдел «А» МГБ СССР без вскрытия.

46. Все остальные жалобы и заявления осужденных: об исчислении сроков и т. п. направляются на рассмотрение в порядке, предусмотренном «инструкцией по оперативному учету заключенных в исправительно-трудовых лагерях МВД».

VI. Распорядок дня для заключенных

47. Распорядок дня устанавливается приказом начальника лагеря и доводится до сведения всех заключенных

48. Правила внутреннего распорядка печатаются (или пишутся от руки) на русском языке и национальных языках заключенных, размещенных в общежитиях, вывешиваются на видном месте в жилых помещениях, находящихся в зоне.

49. Подъем, развод на работу, окончание работы, сбор на поверки, отход ко сну объявляются по лагерному подразделению установленным сигналом.

Отбой и подъем устанавливается с таким расчетом, чтобы заключенные имели время для непрерывного отдыха (сна) – 7 часов.

50. После подъема заключенные заправляют свою постель, прибирают личное имущество, умываются, одеваются и побригадно в строю следуют на завтрак. По окончании завтрака заключенные выстраиваются на поверку (заключенные, содержащиеся в штрафном бараке, на поверке выстраиваются покамерно).

50. По окончании поверки следуют на работу в строю во главе с бригадиром, под конвоем.

52. Для тщательной уборки барака, мытья полов и поддержки порядка в бараке, начальником лагерного подразделения назначается дневальный.

53. Перед отбоем ко сну производится вечерняя поверка заключенных тем же порядком, как утром.

VII. Порядок питания

54. Все заключенные обеспечиваются довольствием в соответствии с порядком и нормами, установленными приказами МВД СССР.

55. Для контроля за работой кухни назначается дежурный из числа офицерского и вольнонаемного состава лагерного подразделения.

Дежурных из числа женщин можно назначать только в женских лагерных подразделениях.

56. Для работы в пищевом блоке в качестве поваров, хлеборезов и подсобных рабочих подбираются проверенные на работе заключенные, которые допускаются на работу в пищевой блок только после медосвидетельствования и разрешения санитарной части.

VIII. Порядок передвижения заключенных

57. Передвижение заключенных за пределами зоны лагерного подразделения как на работу, так и с работы, а также и при других перемещениях, производится только под конвоем войск МВД.

58. Использование личного состава надзирательской службы в качестве конвоиров и в составе караула – запрещается.

IX. Меры взыскания

59. За нарушение уставленного режима и трудовой дисциплины на заключенных налагаются следующие административные взыскания:

а) лишения права пользования ларьком на срок до 3-х месяцев;

б) лишение права переписки сроком на 1 год;

в) перевод в штрафной барак с содержанием в общей камере сроком до 6-ти месяцев;

г) водворение в карцер на срок до 15 суток.

60. Начальник Управления особого лагеря и его заместители пользуются дисциплинарными правами, предусмотренными в п. 59 в полном объеме.

61. Начальники лагерных подразделений и их заместители имеют право:

а) лишать права пользования ларьком на срок до 2-х месяцев;

б) переводить в штрафной барак сроком до 2-х месяцев;

в) водворять в карцер на срок до о суток. Наложение взыскания оформляется постановлением или приказом начальника Управления лагеря или лагерного подразделения. Постановление или выписка из приказа по исполнении приобщается к личному делу заключенного.

62. Командному составу войсковых подразделений, составу конвоя-караула, надзирательской службы, работникам лагерного сектора, а также вольнонаемному инженерно-техническому персоналу предоставляется право ходатайствовать перед начальником особого лагеря (лагерного подразделения) о наложении взыскания на нарушителей.

X. Штрафной барак

63. Штрафной барак ограждается забором из колючей проволоки в два кола.

Камеры оборудуются сплошными нарами в два яруса. Постельными принадлежностями заключенные штрафных бараков обеспечиваются наравне с заключенными, содержащимися в общих бараках. Камеры закрываются прочными дверями с наружным замком и со смотровым окошком, на окнах бараков устанавливаются решетки.

64. В штрафной барак водворяются заключенные:

а) осужденные за антисоветскую деятельность в особом лагере, за побег из лагеря, за лагерный бандитизм, разбой в лагере – сроком до одного года, с размещением в отдельных камерах от остального контингента барака.

Указанный контингент конвоируется на работу и с работы в наручниках Применение наручников с наступлением холодов запрещается.

б) осужденные за прочие преступления, совершенные в особом лагере, а также склонные к побегу – на срок до 8-ми месяцев с содержанием в общих камерах;

в) систематически нарушающие режим и трудовую дисциплину и неоднократно (более двух раз) подвергавшиеся взысканиям – на срок до 6-ти месяцев с содержанием в общих камерах

65. В течение всего времени содержания в штрафном бараке заключенные используются преимущественно на особо тяжелых физических работах. Питание получают по нормам выработки, а отказывающиеся от работы – по нормам штрафного пайка.

Переписка и получение посылок содержащимся в штрафном бараке запрещается.

66. Начальнику Управления лагеря и начальнику лагерного подразделения разрешается, в случае примерного поведения, освобождать заключенного досрочно из штрафного барака.

XI. Карцер

67. Особо злостные нарушители лагерного режима и внутреннего распорядка водворяются в карцер.

Карцер располагается в зоне штрафного барака, ограждается колючей проволокой.

68. Помещение карцера отводится в каменном или деревянном рубленом здании и оборудуется одиночными камерами.

69. В камерах устанавливается подъемная койка и параша, обитая железом. Параша прикрепляется к стене камеры на короткую цепь. Койка опускается для сна только на 6 часов в сутки, постельные принадлежности выдавать не разрешается.

Двери обиваются железом и постоянно находятся под замком, ключи хранятся у дежурного надзирателя по карцеру. Окно размером 60 см х 60 см оборудуется решеткой. В дверях карцера оборудуются глазки и форточки для подачи пиши. Печи заделываются в железный кожух.

70. Вывод на работу, переписка, получение посылок и курение содержащимся в карцере не разрешается.

Содержащимся в карцере выдается триста граммов хлеба в сутки и кипяток, а один раз в три дня жидкая пища по нормам штрафного пайка.

71. На буйствующих заключенных старшему надзирателю и дежурному по карцеру разрешается в присутствии врача (фельдшера) надевать смирительную рубашку на время, установленное врачом

71. Следственные заключенные содержатся в следственном изоляторе, использование их на работах запрещается.

73. Заключенные, систематически нарушающие режим и неоднократно подвергавшиеся за это наказаниям, по решению Особого Совещания МГБ ССР переводятся в особые тюрьмы МГБ для дальнейшего отбытия срока наказания на строгом тюремном режиме.

Материал на таких заключенных в Особое Совещание представляется первым отделом лагеря по согласованию с оперативным отделом МГБ.

XII. Медико-санитарное обслуживание

74. Каждый вновь прибывший этап заключенных подвергается профилактическому карантину в течение 21 суток со дня прибытия в лагподразделение.

75. Не менее трех раз в месяц заключенные подвергаются обязательной комплексной санитарной обработке.

76. Медицинская помощь как амбулаторная, так и стационарная осуществляется лечебными учреждениями лагеря.

Отправка больного за пределы лагеря, при необходимости оказания специальной медицинской помощи, производится по специальному наряду ГУЛАГа МВД СССР с согласия МГБ СССР.

77. Освобождение от работ по болезни производится вольнонаемным врачом или начальником санчасти.

XIII. Инспектирование и обследование особых лагерей МВД СССР

78. Право проверки и инспектирования особых лагерей имеют Министр внутренних дел СССР и его заместители, начальник ГУЛАГа МВД СССР, его заместители и по поручению МВД СССР–Министры внутренних дел союзных и автономных республик, начальники УМВД краев и областей – по территориальности.

79. Отдельные работники МВД СССР допускаются для проверки и инспектирования лагерей по специальному предписанию Министра внутренних дел СССР, его заместителей и начальника ГУЛАГа.

80. Право проверки законности содержания заключенных в особых лагерях: Генеральный прокурор СССР и его заместители, начальник Управления Прокуратуры СССР по надзору за местами заключения и его заместители, а также Прокурор особого лагеря и его заместители – в обслуживаемом ими лагере.

Прокуроры Управления Прокуратуры СССР по надзору за местами заключения допускаются для проверки при наличии письменного предписания Генерального Прокурора или его заместителя.

И. о. начальника ГУЛАГа МВД СССР генерал-майор ТРОФИМОВ

«___»________1950 г.

Приложение № 1 к ст.ст. 8, 10, 30

Перечень предметов, запрещенных к хранению

в зонах и у заключенных особых лагерей МВД

1. Огнестрельное и холодное оружие.

2. Все виды алкогольных напитков и одеколон.

3. Наркотические средства.

4. Взрывчатые вещества (динамит, аммонал, порох, селитра и т. п.).

5. Отравляющие вещества (как в газообразном, так и в жидком состоянии).

6. Лекарства (кроме полученных из амбулатории лагерного подразделения).

7. Остро режущие и колющие предметы (ножи, бритвы, ножницы, вилки и т. п.).

8. Игральные карты.

9. Разные документы (кроме копии приговора и квитанции на сданные на хранение вещие и ценности).

10. Деньги.

11. Ценные вещи и облигации.

12 Военно-топографические карты, карты районов и областей, части, компасы и планы местности).

13. Принадлежности военной формы (петлицы, погоны, знаки различий и т. п.).

14. Химические карандаши.

15. Копировальная бумага.

16. Топоры, лопаты, молотки, кирки, ломы и др. инструмент.

17 Верхняя одежда военного и гражданского образца.

18. Личные фотокарточки.

Приложение № 2 к ст. 26

Инструкция бригадиру

Бригадир обязан:

1. Своевременно и организованно (в строю) выводить бригаду на поверку, развод и к месту работы.

2. Правильно организовать расстановку и труд заключенных бригады на производстве.

3. Обеспечить выработку бригадой установленных производственных норм как по количеству, так и по качеству.

4. Своевременно получать инструмент, следить за его состоянием и сохранностью и сдавать на хранение.

5. Обеспечить должную дисциплину и выполнение установленных режимных требований заключенными бригады.

6. Следить за своевременным прохождением санитарной обработки заключенными его бригады по установленному графику.

7. Обеспечить правильное распределение питания внутри бригады в соответствии с выработкой каждого заключенного.

8. Следить за тем, чтобы из его бригады не было побегов заключенных, о всех готовящихся побегах немедленно докладывать надзирателю.

9. Не допускать промотов вещдовольствия заключенными.

10. Беспрекословно выполнять требования конвоя, надзирателей и производственного персонала.

11. Обеспечить соблюдение заключенными бригады установленных правил режима и трудовой дисциплины на производстве.

12. Проверять наличие заключенных в своей бригаде через каждые 30 минут. При обнаружении отсутствия кого-либо из заключенных, немедленно докладывать об этом начальнику конвоя или надзирателю.

13. Не допускать хотя бы кратковременного отсутствия кого-либо из заключенных с места работы.

14. Иметь при себе всегда именной список своей бригады с установочными данными (фамилия, имя, отчество, год рождения, статья УК, срок наказания, № личного дела).

15. Следить, чтоб заключенные бригады выходили на работу в просушенной и починенной обуви и одежде.

16. Присутствовать при раздаче пищи заключенным своей бригады.

17. При посещении места работ лагерной администрацией и командирами охраны, бригадир представляется и докладывает номер бригады, численность людей по списку и налицо, какую работу производит бригада. Команда «внимание» во время работы не подается.

Бригадиру предоставляется право просить начальника лагподразделения колонии о наложении взыскания на нарушителей трудовой дисциплины и лагерного режима.

18. За невыполнение настоящей инструкции бригадир несет ответственность.

Форма

ПОДПИСКА

Инструкция бригадиру мне известна и об ответственности за разглашение и несоблюдение ее я предупрежден.

«__'____ 1 9 г. Подпись бригадира:

Приложение № 3 к ст. 31 «д»

Перечень предметов, продуктовых и вещевых посылок,

разрешенных к выдаче заключенным особых лагерей МВД


1. Хлеб, сухари 11. Белье постельное
2. Сахар 12 Сапоги, ботинки
3. Консервы всех видов 13. Носки (х/б, шерстяные)
4. Рыба сушеная 14. Портянки
5. Колбаса копченая 15. Варежки, перчатки
6. Молоко сгущенное в банках 16. Валенки
7. Сухие фрукты 17. Одеяло
8. Лук, чеснок 18. Простыни
9. Свиной шпиг (соленый) 19. Полотенце
10. Масло животное 20. Наволочки верхние

Примечание:

Одежда военного образца и верхняя одежда гражданского образца заключенным не выдается, а сдается в камеру хранения.

ГАРФ. Ф.9401. Оп. 1. Д 3463. Лл. 165–186.

№ 133

Доклад о работе комиссии МВД СССР в Горном лагере МВД в г. Норильске в связи с восстанием заключенных

1 сентября 1953года

Совершенно секретно

Экз. № 2

Министру внутренних дел Союза ССР

Генерал-полковнику тов. КРУГЛОВУ С.Н.

Докладная записка о работе комиссии МВД СССР

в Горном лагере гор. Норильск

Комиссия в составе:

Полковника КУЗНЕЦОВА М.В.

Генерал-лейтенанта СИРОТКИНАА.С

Полковника КИСЕЛЕВАА.И.

Полковника ГРОМОВА Г.И.

Полковника ТЕПЛ ОВА Ф.А.

Полковника МИХАЙЛОВА В.В.

Подполковника КРАЮXI НА В.П.

Майора БОГДАНОВА АС

Заместителя начальника У МВД Красноярского края – полковника ЗВЕРЕВА

Начальника тюремного отдела УМВД Красноярского края – подполковника ПОЛЕНОВА

Начальника Управления Горного лагеря МВД – генерал-майора ЦАРЕВА

Зам. нач. Управления Горного лагеря МВД – генерал-майора СЕМЕНОВА

Командира 78 отряда военизированной охраны МВД СССР подполковника ДУРЫШИНА – [докладывает]:

1. Оперативная обстановка в Горном лагере к моменту

прибытия комиссии

На 5-е июня 1953 года из имеющихся в Горном лагере 6 лагерных отделений заключенные прекратили работу и проявляли массовое неповиновение лагерной администрации в пяти лагерных отделениях, в которых содержалось 16.378 заключенных.

Этим событиям предшествовали следующие обстоятельства:

В октябре 1952 года из Степного лагеря МВД СССР (г. Караганда) в Норильск прибыл этап заключенных в количестве 1200 человек, в основном осужденных за повстанческую деятельность в районах Западной Украины и прибалтийских республик. Указанные заключенные из Степного лагеря были вывезены за организацию и участие в массовых беспорядках, неповиновение лагерной администрации, убийства, побеги из лагеря и другие нарушения лагерного режима.

Руководство Горного лагеря, имея ориентировку из Степного лагеря о настроениях и поведении прибывших заключенных, несерьезно подошло к приему этапа и вместо сосредоточения прибывшего этапа в одном лагерном отделении, рассредоточило их в пяти лагерных отделениях, примерно, по 200–300 человек

Еще в пути следования из Караганды в Норильск украинские националисты, а их было подавляющее большинство, организовали повстанческий штаб и сговорились между собой по прибытии в Норильск организовать массовые беспорядки и убийства лояльно настроенных к мероприятиям лагерной администрации заключенных.

В первое время заключенные, прибывшие из Караганды, старались захватить командные должности в лагерных отделениях, устроиться в хозяйственную обслугу и тем самым активно направлять массу заключенных против лагерной администрации. Где это им не удавалось, они прибегали к террору, т. е. убийствам заключенных; так, ими были убиты: старший нарядчик и бригадир ДОРОШ и еще пять заключенных

К маю 1953 года этим заключенным в Горном лагере удалось сколотить антисоветскую организацию, руководимую заключенным СТЕПАНЮКОМ Германом Петровичем, осужденным за активное участие в националистической банде ОУН–УПА сроком на 25 лет.

В результате разнузданной пропаганды заключенных бендеровцев и бездействия руководства Горного лагеря, а также прошедшей амнистии, не коснувшейся заключенных Горного лагеря, заключенные 4-го и 5-го лагерных отделении 26 мая с. г. на работу не вышли, отказались выполнять распоряжения лагерной администрации и выставили категорическое требование о выезде Московской комиссии.

Кроме этого, к массовым беспорядкам заключенных послужило и то обстоятельство, что 25 мая с. г. за неподчинение охране при конвоировании был убит один заключенный 4-го лагерного отделения.

26 мая с. г. при переговорах с соседней женской зоной с заключенным 5-го лаготделения было незаконно применено орудие, в результате 7 заключенных 5-го лагерного отделения были ранены.

28 мая с. г. на работу не вышло 6-е женское отделение в количестве 3015 заключенных.

Заключенные 4, 5 и 6 лагерных отделений 28 мая с. г. от приема пищи отказались, требуя приезда Московской комиссии.

31 мая все заключенные пишу начали принимать.

1 июня 1953 года заключенные 1-го лагерного отделения в количестве 1400 человек, находившихся в производственной зоне, бросили работу и отказались войти в жилую зону. А вечерняя смена, находившаяся в жилой зоне, в количестве 1300 заключенных, отказалась выйти на работу.

4 июня с. г. заключенные-каторжане 3-го лагерного отделения сломали деревянный забор, отделяющий штрафной барак от жилой зоны, и освободили 24 заключенных При освобождении пытались напасть на администрацию лагеря и солдат, забрасывали их камнями, а оперуполномоченного ВОРОНЦОВА схватили, повели в глубь жилой зоны и пытались оставить его себе заложником. В ответ на это было применено оружие, в результате 5 заключенных убито и 14 ранено.

5 июня заключенные 3-го лагерного отделения не вышли на работу.

Таким образом, к моменту приезда Московской комиссии МВД СССР, т. е. 5 июня с. г. в пяти лагерных отделениях Горного лагеря, за исключением 2-го лагерного отделения, заключенные на работу не выходили и лагерной администрации не подчинялись.

2. Мероприятия, проведенные комиссией МВД СССР

по ликвидации массового саботажа

Во всех пяти лагерных отделениях, где имело место неповиновение заключенных, комиссией МВД СССР были проведены беседы с группами заключенных, выделенными из общей массы заключенных. Беседы продолжались по 5–7 часов в каждом лагерном отделении. Во время бесед были выслушаны все их жалобы, просьбы и заявления. По всем вопросам, входящим в компетенцию комиссии, были даны соответствующие ответы и разъяснения.

В момент проведения бесед организаторы волынки выставляли перед комиссией в ультимативной форме требования якобы об освобождении из-под стражи всех заключенных, об отнесении запретных зон 50 километров от Норильска, дать вольное поселение всем заключенным и т. п.

В процессе бесед с заключенными им было объявлено, что руководством МВД СССР вводятся для заключенных особого лагеря следующие льготы:

1. Устанавливается 9-ти часовой рабочий день.

2. Снимаются номера с одежды заключенных

3. Разрешается заключенным посылать семьям по одному письму в месяц.

4. Увеличивается выдача заключенным с их лицевых счетов до 450 рублей в месяц.

5. Разрешается беспрепятственно со своих лицевых счетов один раз в месяц посылать деньга своим семьям.

6. Инвалиды вывозятся на материк.

7. Снимаются решетки с окон жилых бараков.

8. Двери жилых бараков на ночь не закрывать.

9. Разрешается заключенным до отбоя посещать заключенных других своей жилой зоны.

После проведения бесед заключенные 4, 5 и 6 лаготделений обещали на следующий день выйти на работу.

И действительно, основная масса заключенных этих лагерных отделений после бесед стала выходить на работу, в том числе вышли на работу и организаторы волынки. Несмотря на то что основная масса заключенных выходила на работу, все же в лагерных отделениях оставалось много отказчиков.

Выходившие на работы заключенные работали плохо, производственный план выполняли на 30–40%, большинство из них вовсе не работало, а занималось агитацией о прекращении работы и продолжении волынки.

Изымать зачинщиков волынки из общей массы заключенных было нецелесообразно и привело бы к обострению оперативной обстановки, что впоследствии и подтвердилось.

Несмотря на проведенную беседу с заключенными 3-го лагерного отделения, которая продолжалась целый день, а на следующий день беседу проводил находившийся в Норильске представитель Прокуратуры СССР тов. ВАВИЛОВ, заключенные 3-го лагерного отделения от выхода на работу отказались.

Проводя дальнейшие мероприятия, комиссия МВД СССР решила ликвидировать волынку в первом лаготделении.

Комиссия МВД СССР операцию начала с производственной зоны. Производственная зона 1-го лагерного отделения (рудник «Медвежий ручей») протяженностью по ограде имеет 8 километров, на территории которой расположен рудник с его подсобными помещениями и линией железной дороги, которая выходит за пределы производственной зоны.

Первое мероприятие было проведено по сокращению запретной зоны на производственном участке, в результате она была сокращена на одну треть. Второе мероприятие проводилось также по сокращению производственной зоны, которая была сокращена до минимума. Таким образом, заключенные, находящиеся в производственной зоне, были сосредоточены на площади размером 300 метров в ширину и 700 метров а длину. После этого была установлена в непосредственной близости от запретной зоны передвижная радиотрансляционная установка и по ней комиссией МВД СССР было объявлено, чтобы заключенные, которые не желают участвовать в саботаже, выходили в условленные места за запретную зону. Организаторы волынки всеми мерами стремились не допустить выхода заключенных за зону и это им удалось. Тогда было объявлено по радио, чтобы заключенные выходили за зону в любом направлении и что в них солдаты стрелять не будут. После этого объявления основная масса заключенных стала выходить за зону во всех направлениях Организаторы в это время растерялись и, видя, что большинство заключенных вышло за зону, сами добровольно вышли за зону.

Вышедшие за зону заключенные были разбиты на сотни под отдельные конвои. После этого каждая сотня заключенных в отдельности подводилась к определенному месту, где производилось изъятие организаторов, активных участников и подстрекателей волынки. Всего было изъято 250 заключенных, которые были временно помещены в отдельный лагерный пункт под усиленную охрану. Остальные заключенные были водворены во вновь организованную жилую зону.

На следующий день началась операция по ликвидации волынки в жилой зоне 1-го лагерного отделения.

Были проведены такие же мероприятия как и в производственной зоне, объявлено по местной трансляционной сети о выходе заключенных за зону через центральную выходную вахту.

Лояльно настроенные заключенные стали выходить за зону, но встретили упорное сопротивление со стороны организаторов волынки, которые путем угроз и запугивания преградили путь к выходу заключенных за зону. Некоторые заключенные, желавшие выйти за зону, ими избивались. Одновременно по трансляционной сети комиссией МВД СССР беспрерывно передавались призывы к прекращению волынки и выходу заключенных за зону, а также объявлялись главари волынки и разоблачались их замыслы.

После этого стал наблюдаться массовый выход заключенных за зону.

Организаторы волынки от выхода за зону отказались и сосредоточились в одном из бараков, откуда они силами надзирательского состава были выведены за зону. Таким образом в 1-м лагерном отделении сопротивление заключенных было сломлено.

После окончания вывода заключенных из жилой зоны надзирательским составом был произведен тщательной обыск и прочес всей территории жилой зоны лаготделения, жилых и подсобных помещений. В ходе обыска и прочеса было выявлено, что некоторые заключенные спрятались в подвалах и чердаках, которые были выведены за зону.

Выведенные за зону заключенные были разбиты на сотни и под отдельными конвоями рассредоточены по тундре.

После проверки и очистки жилой зоны были изъяты организаторы, активные участники и подстрекатели волынки. Остальные заключенные водворены обратно в жилую зону.

Водворенные обратно в жилую зону заключенные самостоятельно приводили на вахту отдельных заключенных, заявляя, что это участники волынки, которые разлагают заключенных, и просили их из лаготделения изъять. Эти просьбы заключенных администрацией лагерного отделения выполнялись и приводимые ими на вахту заключенные изолировались.

Таким образом, волынка заключенных в 1-м лагерном отделении была полностью ликвидирована, а организаторы и руководители были арестованы и изъяты.

На следующий день все заключенные вышли на работу и к исходу рабочего дня было зафиксировано, что производительность труда заключенных стала выше, чем до волынки.

Затем комиссия МВД СССР приступила к осуществлению мероприятий по наведению порядка в 5-м лагерном отделении.

Планом мероприятий было намечено объявить заключенным, что 5-е лагерное отделение ликвидируется, и заключенные переводятся в другие лагерные отделения, а на этом месте будет лагерь для инвалидов, подлежащих этапированию на материк. Планом предусматривалось – после выхода всех заключенных из жилой зоны разбить их на сотни и взять под отдельные конвои, в тундре произвести изъятие главарей волынки, а остальных заключенных поместить в 4-е лагерное отделение.

28 июня с. г. комиссия приступила к выполнению намеченных планом мероприятий. Было объявлено по трансляционной сети, что лагерное отделение ликвидируется и предложено всем заключенным с вещами выходить за зону для этапирования в другие лагерные отделения. В этот день из 5-го лагерного отделения было выведено около 1500 заключенных, которые в пути следования в 4-е лагерное отделение подвергались проверке, во время которой были изъяты активные участники волынки, которые вышли с этими заключенными.

Оставшиеся в жилой зоне 1400 заключенных из жилой зоны 5-го лагерного отделения выходить не стали, это в основном были бендеровцы и националисты из прибалтийских республик, которые упорно продолжали сопротивление лагерной администрации. Вели себя крайне агрессивно.

Организаторы волынки вывесили на жилых бараках черные флаги и лозунги контрреволюционного содержания, лагерную администрацию в жилую зону не впускали и начали всячески терроризировать заключенных, которые не хотели их поддерживать.

Учитывая создавшуюся обстановку, комиссия МВД СССР утром 29 июня совместно с руководством лагеря согласно плану провела следующие мероприятия:

Вторично объявила заключенным о ликвидации 5-го лагерного отделения и предложила им организованно через центральную вахту выйти с вещами для этапирования в другие лагерные отделения. Это требование заключенными выполнено не было, вследствие того, что организаторы саботажа, будучи вооруженными ножами, топорами и другими предметами, воспрепятствовали выходу основной массы заключенных из лагерного отделения.

В целях рассредоточения сил организаторов волынки были проделаны 5 проходов в различных местах зоны, через которые могли выйти заключенные. Но эти проходы также были прикрыты бандитствующим элементом.

В дальнейшем было принято решение заключенных перевести на 9 норму питания как отказчиков от работы, а с целью недопущения самоуправства и разграбления находящихся в зоне продуктовых складов командиру отряда охраны было предложено установить запретную зону, обеспечивающую сохранность вышеуказанных складов.

Для установления запретной зоны в лагерь через прорез основной зоны были введены без оружия 20 солдат во главе с начальником лагерного отделения, которые приступили к установлению табличек с надписью «Запретная зона, стреляю».

Пытаясь не допустить установления новой зоны, заключенные вооружились заранее подготовленными ими топорами, ножами, железными прутьями, камнями, кольями и толпой стали надвигаться на солдат, устанавливающих запретную зону. В этот момент для охраны вновь установленной зоны через сделанный проход в ограждение были введены 40 вооруженных солдат, при вводе которых толпа заключенных в количестве более 500 человек с шумом, свистом, нецензурной бранью и возгласами «ура» набросились на солдат и, сломав установленные таблички запретной зоны, оттеснила солдат и приблизилась к ним на расстояние 2–3 метра.

Устные предупреждения офицеров и предупредительные выстрелы вверх солдат на надвигающуюся толпу заключенных не подействовали, наоборот, приблизившись к солдатам, заключенные стали бросать в солдат камни, а часть заключенных, находившаяся впереди толпы, набросилась на солдат с кольями, пытаясь выбить у них из рук оружие, отдельные заключенные хватались за штыки карабинов, пытаясь захватить у солдат оружие.

В самый критический момент нападения на охрану солдаты открыли огонь по нападающим заключенным и после произведенных выстрелов заставили лечь на землю. После чего заключенные стали выполнять все указания охраны и лагерной администрации.

К концу ликвидации нападения заключенных на охрану солдаты услышали крики и просьбы о помощи из почтово-посылочного барака, при осмотре которого установлено, что в нем находились под замком 8 заключенных, водворенных организаторами бунта под стражу за лояльное отношение и мероприятиям лагерной администрации. В числе освобожденных был заключенный ЕГОРОВ, которому объявлялся смертный приговор от имени «суда нелегальной организации бунтовщиков».

После ликвидации нападения заключенных, последние оставили на месте происшествия 26 топоров, 30 ножей, 23 пики, 5 молотков, 6 свинцовых отвесов, 262 железных прута и обрезки труб, 359 кольев и большое количество битых кирпичей.

В результате нападения заключенных на охрану два солдата получили удары тяжелыми предметами в область головы и 5 солдат получили ушибы.

Со стороны заключенных убито 11 человек, 14 человек были тяжело ранены, из которых 12 умерли и 22 человека легко ранены.

В числе убитых и раненых оказались организаторы массового неповиновения и инициаторы нападения на охрану.

Заключенными в период массового неповиновения были разрушены телефонная и радиотрансляционная сети в жилой зоне лагеря, в ряде бараков выломаны двери и рамы окон, разобраны дымовые трубы и т. д.

Выведенные из лагерного отделения заключенные были разбиты на группы по 100 человек и отдельными конвоями разведены по тундре, где проводилось изъятие организаторов, руководителей, активных участников и подстрекателей массовых беспорядков, которые после изъятия были сосредоточены в специальном лагерном пункте «Надежда», а остальные заключенные водворены во вновь организованное 7-е лагерное отделение.

В 5-м лагерном отделении стали сосредотачивать инвалидов.

Таким образом, волынка заключенных в 5-м лагерном отделении была ликвидирована.

В это время вторично возобновили массовое неподчинение лагерной администрации и отказались от работы заключенные 4-го и 6-го лагерных отделений.

Обстановка в 4-м лагерном отделении сложилась следующим образом:

1500 заключенных, находившихся в производственной зоне, прекратили работу и отказались входить в жилую зону, на подъемных кранах и на крышах строящихся жилых домов вывесили черные флаги и контрреволюционные лозунги.

Такая же обстановка создалась и в жилой зоне 6-го лагерного отделения.

Комиссией МВД СССР был разработан план ликвидации волынки заключенных 4-го лагерного отделения.

В первую очередь было решено вывести заключенных из производственной зоны в жилую зону, а затем приступить к изъятию организаторов волынки.

Принятыми комиссией МВД СССР мерами заключенные из производственной зоны были водворены в жилую зону.

4 июля с. г. приступили к проведению мероприятий по ликвидации волынки заключенных в жилой зоне 4-го лагерного отделения.

4 июля с. г. утром по трансляционной сети было объявлено об этапировании заключенных-инвалидов на материк и им предлагалось выходить за зону с вещами, после чего из жилой зоны вышли 570 инвалидов, которые были помещены в 5-е лагерное отделение.

Затем был объявлен этап на 100 заключенных, персональные списки заключенных, подлежащих этапированию, несколько раз объявлялись по трансляционной сети, но заключенные встретили это мероприятие насмешливо и на этап не вышли.

По местной трансляционной сети выступил полковник КУЗНЕЦОВ, который призвал заключенных прекратить сопротивление и разъяснил об ответственности заключенных, если они будут продолжать беспорядки. Заключенным, не желающим поддерживать саботажников, было предложено выходить за зону через центральную вахту и другие специально прорубленные в основной ограде шесть проходов, у которых старшими прохода являлись члены Московской комиссии. Выступление полковника КУЗНЕЦОВА повторялось несколько раз с интервалами 5–10 минут. Отдельные заключенные в одиночку и группами, пытавшиеся выйти из жилой зоны, задерживались и избивались организаторами волынки, все же некоторым заключенным удалось выбежать из зоны, которые рассказывали, что большинство заключенных желают выйти за зону и не желают участвовать в волынке, но организаторы саботажа их не пускают, угрожают расправой и смертью, а тех, кто пытается выйти из зоны, загоняют в бараки и избивают.

Видя, что большинство заключенных не хотят дальше участвовать в беспорядках, организаторы и активные участники волынки в количестве 400–500 человек у каждого прохода организовали сплошные заслоны, а на территории жилой зоны стали действовать отдельные бандитские группы активных участников волынки, терроризируя заключенных, пытающихся выйти из зоны.

При попытке войти в жилую зону членов комиссии МВД СССР и руководства лагеря последние были закиданы кирпичами.

Несмотря на заслоны организаторов волынки, попытки заключенных выйти из жилой зоны все увеличивались, всякими обманными путями и средствами заключенные в одиночку и небольшими группами вырывались за зону. Тогда было объявлено, что заключенные, желающие выйти за зону, могут выходить в любом направлении по предупредительной зоне и что солдаты применять к ним оружие не будут. В один из моментов прямо на проволоку вышел начальник колонны заключенный ПИЛИПЕНКО, который находился под особым наблюдением у организаторов волынки и попросил у нас разрешения выступить ему перед заключенными по местной трансляционной сети с призывом смелее выходить за зону, что ему и было предоставлено. После этого начался массовый выход заключенных за зону.

Видя, что удержать основную массу заключенных в жилой зоне невозможно, организаторы волынки после 24-х часового упорного сопротивления вышли за зону вместе с выходящими заключенными.

Вышедшие из зоны заключенные были разбиты на группы по 100 человек и отдельными конвоями разведены по тундре. После прочистки и обыска всей жилой зоны лагерного отделения стали обратно водворять заключенных в жилую зону, но перед тем, как их впускать в зону, каждый заключенный проверялся, обыскивался и одновременно изымались организаторы, руководители, активные участники и подстрекатели волынки. После всех этих операций заключенные водворялись в жилую зону. Следует отметить, что в жилой зоне, около вахты группа заключенных производила проверку впускаемых в жилую зону заключенных главарей и активных участников волынки, которые были пропущены, и возвращали обратно на вахту с просьбой в жилую зону их не впускать.

После произведенного изъятия организаторов и активных участников волынки и водворения всех проверенных заключенных в жилую зону последние были собраны на стадионе лагерного отделения и перед ними выступил полковник КУЗНЕЦОВ, призывая к полному восстановлению порядка в лагере, беспрекословному подчинению лагерной администрации, немедленно приступить к работе и наверстать упущенное за дни волынки.

На следующий день все заключенные как в дневную, так и в вечернюю смену вышли на работу и в первый день выполнили производственный план на 105%, в дальнейшем производительность труда заключенных повысилась.

Таким образом, волынка в 4-м лагерном отделении была полностью ликвидирована.

Дальнейшие мероприятия комиссией МВД СССР были проведены по ликвидации волынки заключенных в 6-м женском лагерном отделении.

5 июля вместе с полковником КУЗНЕЦОВЫМ посетил жилую зону представитель Прокуратуры СССР т. ВАВИЛОВ, которые обошли всю зону 6-го лагерного отделения и вели беседы с заключенными. На предложение т.т. КУЗНЕЦОВА и ВАВИЛОВА о прекращении волынки и выходить на работу заключенные ответили отказом, заявляя «Свобода или смерть».

6 июля перед заключенными 6-го лагерного отделения выступил начальник лагеря генерал-майор ЦАРЕВ, призывая заключенных женщин прекратить волынку, подчиниться лагерной администрации и выходить на работу.

Заключенные требованиям начальника Горного лагеря не подчинились и на работу не вышли.

В связи с создавшейся обстановкой комиссией МВД СССР был разработан план по ликвидации волынки в 6-м лагерном отделении.

7 июля с. г. по местной трансляционной сети выступил полковник КУЗНЕЦОВ, который объявил заключенным о безнадежности продолжать волынку, что продолжение неповиновения влечет за собой усугубление ответственности, что во всех лагерных отделениях волынка заключенных уже прекращена, и призывал заключенных прекратить волынку и выходить за зону через центральную вахту и через пять специально сделанных в ограде проходов,

8 ответ на это все заключенные женщины собрались в центре жилой зоны вокруг трех бараков, на которых висели черные флаги и, взявшись под руки, организовали сплошное кольцо в четыре ряда и начали кричать, свистеть, выть. Это продолжалось в течение 5 часов.

Видя, что заключенные за зону не выходят, а желающих заключенных выйти за зону стараются поместить во внутрь этого живого кольца, комиссия МВД СССР приняла решение рассеять заключенных водой, для чего за зоной были установлены три пожарных автомашины и через ограду протянуты пожарные рукава, после этого была пущена вода сначала в три атмосферы, затем напор воды увеличили до 8 атмосфер. Сначала заключенные на пущенную воду не обращали внимания и продолжали стоять, но когда напор воды достиг 3 атмосфер, живая цепь из заключенных дрогнула и стала пятиться дальше от струи воды, в это время в жилую зону было введено 100 надзирателей и солдат без оружия, которые буквально растаскивали заключенных и выводили за зону, таким образом заключенные были все выведены за зону. Некоторые заключенные оказывали упорное сопротивление, таких солдатам и надзирателям пришлось за зону выносить на плечах. За зоной все заключенные беспрекословно подчинялись требованиям охраны, были разбиты на группы по 100 человек и под отдельными конвоями разведены по тундре, где производилась проверка и изъятие организаторов, руководителей, активных участников и подстрекателей волынки. Всего изъято было 1000 человек, которые были помещены в отдельное помещение за жилой зоной лагерного отделения. После этого все остальные заключенные были водворены обратно в жилую зону.

Таким образом, волынка заключенных и в 6-м женском лагерном отделении была ликвидирована.

Через день все заключенные женщины вышли на работы. На работу вышли и заключенные, которые были изъяты из общей массы заключенных.

Таким образом, волынка заключенных в Горном лагере МВД СССР, за исключением 3-го лагерного отделения (каторжан) была полностью ликвидирована.

После ликвидации волынки в 1, 4, 5 и 6 отделениях производительность труда заключенных заметно повысилась70.

В результате проведенных мероприятий во всех лагерных отделениях Горного лагеря было изъято 2920 заключенных, активно участвовавших в волынке.

Из числа изъятых заключенных 45 человек арестованы как организаторы саботажа и 365 активных участников и подстрекателей оформлены для водворения на тюремный режим, 1500 заключенных участников волынки переведены для дальнейшего содержания в Береговой лагерь гор. Магадан.

Остальные 1010 изъятых заключенных размещены отдельно от всех других заключенных в двух вновь организованных лагерных пунктах

В процессе работы комиссии поступило от заключенных 2209 заявлений и жалоб.

Все жалобы и заявления комиссией МВД СССР рассмотрены, и результаты рассмотрения под расписку объявлены заключенным, подавшим заявления.

О третьем лагерном отделении (каторжан)

Группа заключенных, возглавляемая бандглаварем ВОРОБЬЕВЫМ, имеющим четыре судимости, в том числе три судимости по 25 лет, вывесила в лагерном отделении черные флаги и контрреволюционные лозунги, собрав группу заключенных, главным образом из числа украинских националистов, решила в жилую зону лагерную администрацию не пускать и от выхода на работу отказаться.

Указанная группа заключенных развернула разнузданную антисоветскую деятельность, одновременно запугивая и угрожая расправой заключенным, не желающим принимать участие в волынке.

Для руководства волынкой был создан так называемый «комитет», куда вошли 23 человека.

Прикрываясь лозунгами о советской законности и играя на чувствах заключенных, кучка провокаторов приступила к практическим действиям. Главари волынки проводили собрания и митинги, на которых агитировали заключенных на работу не выходить и лагерную администрацию в лагерь не пускать. Затем главари волынки стали собирать жалобы и заявления о якобы имевшем место «произволе» над заключенными, о «неправильном осуждении» и т. д.

На неоднократные предложения комиссии МВД СССР прекратить волынку и дать возможность разобраться в создавшейся обстановке группа главарей якобы от имени лагерного населения отклоняла эти предложения и в развязной форме потребовала прибытия в лагерь правительственной комиссии.

Чтобы удержать массу заключенных, главари волынки составили списки всех заключенных и заставляли их подписаться в знак солидарности и решения продолжать саботаж до приезда правительственной комиссии, которая якобы должна освободить всех заключенных от дальнейшего отбытия наказания.

В результате принуждения и угроз большая часть заключенных поставила свои подписи, часть заключенных от подписей отказалась. Так, заключенный врач ДВАЖАШВИЛИ, отказавшись подписать провокационный документ, в знак протеста принял отравляющее вещество.

Из агентурных и официальных материалов, а также из показаний заключенных, выбежавших из зоны, было установлено, что организаторы и руководители саботажа в своей преступной деятельности не брезгуют никакими средствами и в целях провокации идут на самые подлые приемы.

В конце июня 1953 года бандглавари заявили администрации лаготделения, что в жилой зоне в тяжелом состоянии находится заключенный АНДРЕЮК, которому требуется срочное врачебное вмешательство. Учитывая это, санотделом Управления лагеря были приняты меры к эвакуации больного в центральную больницу ИТЛ. Как было установлено исследованием, болезнь заключенного АНДРЕЮК относилась к числу легких заболеваний и эвакуации из лаготделения не требовалось. Бандглавари решили использовать пребывание АНДРЕЮКА В больнице для распространения ложных слухов. При обыске у него была обнаружена и изъята листовка, выпущенная организаторами волынки и стихотворение антисоветского содержания.

После исследования АНДРЕЮК был возвращен в лаготделение. Как показали свидетели, организаторы саботажа использовали этот факт в своих антисоветских преступных целях. Они задушили АНДРЕЮКА, а затем его труп носили по баракам, демонстрируя «зверства чека».

Не ограничиваясь этим провокационным трюком, члены созданного «комитета» изготовили несколько сот листовок и при помощи специально изготовленных змей распространяли их на территории Норильска. В листовках провокаторы писали:

«Братья и сестры.

Вас просят заключенные 3 лаготделения сообщить Правительству о произволе, который распространился и на тяжелобольных. Эти безобразия творит лагерное руководство. В ночь на 30 июня из лагеря в городскую больницу был взят заключенный АНДРЕЮК, ему надлежало оказать медицинскую помощь. Вместо этого человека с потерянным сознанием допрашивали оперативные работники УМВД, угрожая ему репрессиями».

Кроме указанной листовки бандглаварями разбросаны десятки других листовой, которыми буквально наводнили территорию Норильска, лагерные пункты ИТЛ и завод № 25.

Для разбрасывания листовок заключенными изготовлялись змеи больших размеров, при помощи которых они за один подъем змеи разбрасывали до 120 листовок.

По заявлению выбежавших из зоны 11 июня с. г. заключенных, бандглаварями в котельной бани создана кузница, в которой в массовом количестве изготовлены ножи, ломики и другое холодное оружие, предназначенное для нападения на охрану лагеря в случае ее входа в зону лагерного отделения.

В этих же целях по указанию бандглаварей возле каждого барака были собраны груды кирпичей, которые предназначены для той же цели.

По сообщению заключенного ЗОЛОЕВА, главарь банды ВОРОБЬЕВ и его подручные изготовили в пошивочной мастерской лаготделения форму военнослужащего войск МВД которую намерены использовать для побега за пределы лаготделения в случае проведения операции по выводу заключенных из зоны.

Чтобы удержать массу заключенных в повиновении, организаторы саботажа наряду с террором проводили изоляцию неблагонадежных заключенных, не желающих участвовать в волынке. Для этой цели главари организовали изолятор, где поместили 20 заключенных.

Эти факты свидетельствовали о том, что организаторы и руководители саботажа в 3-м лагерном отделении и их приспешники зашли так далеко, что их деятельность носит явно выраженный антисоветский характер и приняла форму открытого мятежа.

Своим вызывающим поведением, распространением всевозможных провокационных листовок по городу организаторы саботажа влияли на гражданское население, разлагали лагерное население ИТЛ и стремились поднять волынку в других лагерных отделениях особого лагеря.

В течение полутора месяцев комиссия МВД СССР проводила различные мероприятия и принимала всевозможные меры к ликвидации волынки мирным путем, но успеха не добилась.

В связи с этим необходимо было принять решительные меры к прекращению этого антисоветского выступления.

Комиссией МВД СССР был детально разработан план ликвидации волынки в 3-м лагерном отделении, в котором предусматривалось два варианта. По первому варианту намечалось еще раз объявить заключенным о ликвидации 3-го лагерного отделения и всем выходить за зону. Если по первому варианту успеха не будет, применить второй вариант. Вторым вариантом предусматривалось ввести в жилую зону вооруженную охрану, расчленить зону на части и таким путем вывести всех заключенных за зону.

В данное время этот план .ликвидации волынки заключенных в 3-м лагерном отделении осуществлен, и волынка в 3-м лагерном отделении полностью ликвидирована.

Организаторы, руководители, активные участники, пособники и подстрекатели из общей массы изъяты и сосредоточены в отдельном лагерном пункте. Главари волынки арестованы и привлекаются к уголовной ответственности.

Причины возникновения волынки в Горном лагере

Основной причиной, вследствие чего стала возможной такая массовая волынка и массовое неповиновение заключенных в Горном лагере, является крайне слабая работа оперативного и режимного аппаратов лагеря и его малочисленность.

Оперативный состав лагеря понимал свои задачи неправильно, отрывал агентурно-оперативную работу от задач по укреплению охраны, режима и изоляции заключенных в лагере. Вместо своевременного выявления и пресечения в зародыше намерений и попыток заключенных к созданию в лагере нелегальных антисоветских формирований оперативный аппарат, вскрывая среди заключенных эти формирования, заводил на них агентурные разработки, выжидая, пока это подполье обрастет активом, распространит свою деятельность за пределы лагеря и приступит к практическому осуществлению своих преступных замыслов.

Режимные работники по существу режимом содержания заключенных не занимались, а проводили только ежедневные проверки, выводы заключенных на работу и прием их после работы. Режимные работники лагерных отделений на производстве не бывали.

Используя попустительство оперативного аппарата и работников режима, наиболее враждебно настроенные к советской власти заключенные сумели безнаказанно организоваться, привлечь на свою сторону демагогическими и провокационными призывами значительную массу заключенных, пытались в этой волынке выступить от имени всех заключенных, как организованная политическая сила с требованием освобождения из лагеря всех заключенных

Формами борьбы за эти требования организаторы волынки избрали массовый отказ от работы, компрометирование работников лагеря, используя для этого ошибки и недочеты в работе отдельных работников лагеря, а также заявления о том, что все заключенные осуждены неправильно и являются жертвами органов МГБ и МВД.

Одной из причин, которая облегчила организаторам саботажа привлечь на свою сторону значительную массу заключенных, является грубое обращение с заключенными со стороны работников охраны и работников надзирательской службы, а также невнимательное и бюрократическое отношение со стороны лагерной администрации к жалобам и заявлениям заключенных.

Полковник М. КУЗНЕЦОВ

Генерал-майор А. СИРОТКИН

Полковник А. КИСЕЛЕВ

Полковник Г. ГРОМОВ

Полковник Ф. ТЕПЛОВ

Полковник В. МИХАЙЛОВ

Подполковник В. КРАЮXIН

Майор А. БОГДАНОВ

ГАРФ. Ф. 9413. Оп. 1. Д. 159. Лл. 162–180. Подлинник.

№ 134

Доклад о работе комиссии МВД СССР в Речном лагере МВД в г. Воркуте в связи с восстанием заключенных

2 августа 1953 г.

Совершенно секретно

экз. № 1

Министру внутренних дел Союза ССР

генерал-полковнику товарищу КРУГЛОВУ С.И.

Докладная записка о работе комиссии МВД СССР

в Речном лагере гор. Воркута

Комиссия в составе:

Генерала армии МАСЛЕННИКОВА И.И.

Генерал-майора ТЮФИМОВА Б.П.

Полковника КУЗНЕЦОВА М.В.

Полковника ИЛЬИНА И.Я.

Полковника ТЕПЛОВА Ф.Я.

Полковника МИХАЙЛОВА В.В.

Полковника ГРОМОВА Г.И.

Майора БОГДАНОВА АС.

Заместителя Министра внутренних дел Коми АССР Подполковника НОГИНОВА НС.

Начальника Управления Речного лагеря Генерал-майора ДЕРЕВЯНКО А.А.

Начальника 15 отдела военизированной охраны МВД СССР Полковника МИРОНОВА

Представителя Прокуратуры СССР Старшего советника юстиции САМОXIНА М.Д. – [докладывает]:

1. Оперативная обстановка в Речном лагере

к моменту прибытия комиссии

На 29 июля 1953 года из имеющихся в Речном лагере 17 лагерных отделений заключенные отказывались выходить на работу и проявляли массовое неповиновение лагерной администрации в 6 лагерных отделениях, в которых содержалось 15.604 заключенных.

Эти события возникли не внезапно. Задолго до этого наиболее враждебный элемент заключенных стал группироваться и проводить работу среди заключенных в направлении срыва производственной программы по добыче угля на шахтах и массового неповиновения лагерной администрации.

Еще в июне с. г. со стороны заключенных имели место случаи групповых отказов от выхода на работу и неподчинения требованиям лагерной администрации.

В ночь на 30 июня с. г. в шахте «Капитальная» были обнаружены листовки с призывами к заключенным «Не давать угля», «Свободу заключенным».

В этот же день в производственной зоне шахты № 40 на стене была обнаружена надпись «Не давать угля, пока не будет амнистии».

Аналогичные надписи стали появляться на вагонетках, выходящих из шахты на поверхность. Вагонетки с такими надписями выходили из шахты на поверхность пустые, без угля.

17 июля с. г. на шахте «Капитальная» группа заключенных тяжело избила десятника заключенного ЕДНОБИКА за то, что он призывал заключенных прекратить саботаж. В связи с этим, в тот же день все десятники второй смены, из-за боязни расправы над ними, спускаться в шахту отказались.

19 июля с. г. во втором лагерном отделении заключенные в количестве 350 человек отказались выйти на работу и потребовали прибыть к ним начальника Управления лагеря и прокурора. Прибывшим начальнику Управления лагеря и прокурору заключенные заявили, что они свои требования им излагать не желают, так как на месте их вопросы решить все равно никто не может и они никому не доверяют, поэтому требуют приезда в Воркуту представителей Правительства и ЦК КПСС.

21 июля с. г. в зоне первого и шестого лагерных отделений были обнаружены листовки с требованиями о полной амнистии. Листовки подписывались «Комитет действия».

22 июля с. г. во втором лагерном отделении заключенные первой и второй смены в количестве 1500 человек отказались выходить на работу в шахту № 7, заявив: «Пока не прибудет в Воркуту представитель ЦК КПСС, на работу не выйдем».

На следующий день число отказчиков от работы в этом лагерном отделении возросло до трех тысяч человек.

24 июля с. г. во всех лагерных отделениях, в соответствии с полученным указанием МВД СССР, было объявлено о введении для заключенных Речного лагеря ряда льгот, в частности:

– о введении девятичасового рабочего дня;

– о снятии номеров с одежды;

– о разрешении свиданий с родственниками;

– о разрешении переписки с родными;

– о разрешении перевода заработанных денег своим семьям;

– об увеличении выдачи денег с лицевых счетов до 300 рублей в месяц. Заключенные второго, третьего и шестого лагерных отделений решение МВД

СССР о введении льгот встретили враждебно и 25 июля с. г. в этих отделениях не вышли на работу 8700 человек, в связи с чем на шахтах № № 7, 12, 14 и 16 и строительстве ТЭЦ–2 все работы были приостановлены.

26 июля с. г. заключенные третьего лагерного отделения напали на штрафной изолятор и освободили 77 заключенных, ранее изолированных подстрекателей к невыходу на работу. При нападении заключенных на штрафной изолятор охраной было применено оружие, в результате из числа нападавших два заключенных было убито и два ранено.

28 июля с. г. заключенные тринадцатого лагерного отделения, работавшие на шахте № 30, узнав, что соседние шахты не работают, от выхода на работу тоже отказывались.

Организаторы массового саботажа среди заключенных стали проводить следующую агитацию:

«Нам идут на уступки, а раз этого мы добились, то мы добьемся своей цели. На удочку приказа о льготах не идите и никаким провокациям не поддавайтесь. Нам нужна воля и мы хотим, чтобы из ЦК КПСС нам сказали о наших сроках...»

Во втором, третьем и десятом лагерных отделениях организаторы саботажа создали штабы. Во главе такого штаба во втором лагерном отделении стоял заключенный КЕНДЗЕРСКИЙ, бывший капитан польской армии, осужденный в 1949 году по ст. 58–1 «б» УК РСФСР на 15 лет.

В связи с тем, что лагерные отделения в своем большинстве расположены вблизи шахтерских поселков и в самом городе Воркуте, о массовой волынке и саботаже заключенных стало известно городскому населению.

Поступившие агентурные данные о настроениях населения в связи с возникшей волынкой заключенных в Горном лагере свидетельствовали о том, что основная масса населения Воркуты была возмущена поведением заключенных и выражала недовольство по поводу нерешительных действий лагерной администрации в отношении саботажников.

Среди вольнонаемных работников шахт имелись следующие суждения:

«Тяжело сейчас стало работать на шахте. Народ развинтился и обнаглел. Слова не скажи, а то сейчас же окрестят тебя бериевцем. Начальство лагерное опустило руки и заигрывает с заключенными, а они пользуются этой слабинкой».

Буровой мастер МАРКУ НАС рассказал случай, происшедший с ним в шахте:

«Оставшись после смены, чтобы добурить в забое, ко мне подошли несколько заключенных и, схватив электросверло, приказали прекратить работу, угрожая расправой. Я, испугавшись, бросил работу. Когда они осветили меня фонарем и узнали, что я не заключенный, а вольнонаемный, заявили: «Мы обознались» и ушли».

Инженер СЕНЮШКИН заявил:

«Большая вина в создавшейся обстановке в лагере ложится на местную администрацию, которая не сумела вовремя и быстро изъять зачинщиков. Я полагаю, что со всеми бастующими расправятся очень строго».

Житель города ШТОППЕЛЬ заявил:

«Пусть заключенные даже неправильно осуждены, но делать забастовку – это недостойно советских людей. Надо организаторов забастовки просто повесить».

Бухгалтер Углесбыта САБКО сказал:

«Если забастовщики выйдут за зону, будем с ними воевать, как с врагами». Аналогичные высказывания были получены от других многих вольнонаемных работников шахт, проживающих в городе Воркуте и шахтерских поселках.

2. Мероприятия, проведенные комиссией МВД СССР

по ликвидации массового саботажа

Во всех шести лагерных отделениях, где имело место неповиновение заключенных 29 и 30 июля с. г. комиссией МВД СССР были проведены беседы с заключенными, во время которых выслушаны все их жалобы, просьбы и заявления. По всем вопросам, входящим в компетенцию комиссии, были даны соответствующие ответы и разъяснения.

В момент проведения бесед с заключенными организаторы саботажа выставляли перед комиссией наиболее враждебно настроенных заключенных, которые с заранее подготовленными в демагогическом духе выступлениями излагали комиссии в ультимативном тоне требования от имени всех заключенных о массовом пересмотре дел, об освобождении из лагеря всех заключенных или о сокращении всем заключенным сроков наказания.

Во втором лагерном отделении в конце беседы заключенный ЛЕВАНДО, являющийся организатором саботажа в этом отделении, в дерзкой форме заявил, что прибывшей комиссии из Москвы заключенные не доверяют и дальше говорить с ней не хотят и требуют приезда к ним члена Президиума ЦК КПСС После чего ЛЕВАНДО предложил всем заключенным разойтись по баракам, что ими и было сделано.

В десятом лагерном отделении организаторы саботажа вели себя более дерзко и вызывающе. Основные требования организаторов саботажа сводились – немедленно решить вопрос о массовом пересмотре дел и об освобождении из лагеря всех заключенных

Разъяснение заключенным о введении для них по решению МВД СССР целого ряда льгот было встречено насмешками.

С целью недопущения возможных со стороны заключенных прорывов за зону и побегов, охрана жилых и производственных зон в каждом лагерном отделении была организована по усиленному варианту.

Личный состав охраны, офицеры и солдаты были тщательно проинструктированы и введен офицерский контроль за несением службы нарядом.

Перед оперативным аппаратом и администрацией лагерных отделений была поставлена задача немедленно выявить и взять на учет всех организаторов, подстрекателей и активных участников саботажа с тем, чтобы впоследствии изолировать их из общей массы заключенных

Был намечен план операций по ликвидации волынки и изъятию организаторов саботажа в каждом лаготделении и подготовлены дополнительные лагерные пункты для размещения в них изъятых заключенных.

31 июля с. г. в 10 часов утра комиссия приступила к операции во втором лагерном отделении.

Вначале по местной лагерной трансляционной сети было предложено заключенным прекратить волынку и всем выйти через центральную вахту из жилой зоны. Одновременно заключенные были предупреждены, что в случае нападения их на конвой, будет применено оружие.

Вначале произошло замешательство, но когда в зону ввели безоружных надзирателей и заключенные увидели, что они окружены усиленной войсковой охраной, одиночками и группами стали выходить через ворота за зону, где они тут же группами по 100 человек брались под конвой и направлялись в тундру для фильтрации.

После того как были изъяты организаторы и активные участники волынки, остальная масса заключенных была водворена обратно в зону. После этого в лагере был восстановлен нормальный порядок и в вечернюю смену заключенные вышли на работу.

Заключенные третьего, четвертого и тринадцатого лагерных отделений, после проведенных с ними бесед прекратили волынку, вышли на работу и стали выполнять указания лагерной администрации.

Изъятие организаторов и активных участников волынки в этих отделениях было произведено постепенно.

В шестнадцатом лагерном отделении заключенные сами связали организаторов и руководителей волынки, привели их к администрации лагерного отделения, заявив, что они не хотят участвовать в саботаже и просят убрать от них этих саботажников. После этого заключенные шестнадцатого лагерного отделения волынку прекратили и вышли на работу.

В десятом лагерном отделении организаторы саботажа, несмотря на проведенную нами разъяснительную работу и сделанное предупреждение, волынку не прекращали, наоборот, оказали физическое сопротивление в момент, когда администрация лагеря пыталась оказать помощь заключенным при выходе из жилой зоны лагеря, не желавшим поддерживать саботажников.

В связи с проявленным в момент операции сопротивлением и попыткой заключенных прорыва за зону с целью нападения на охрану и побега из лагеря, охраной к заключенным было применено оружие при следующих обстоятельствах:

1 августа с. г. в 10 часов утра перед заключенными выступил начальник Управления лагеря тов. ДЕРЕВЯНКО, который призвал заключенных прекратить сопротивление и разъяснил об ответственности заключенных, если они будут продолжать беспорядки. Заключенным, не желающим поддерживать саботажников, было предложено выходить за зону через центральную вахту.

Спустя 10 минут это выступление было повторено. Отдельные заключенные одиночками и группами, пытавшиеся выйти из жилой зоны, задерживались и избивались организаторами волынки.

Один из выбежавших из жилой зоны заключенный передал нам записку, написанную в адрес нашей комиссии, в которой группа заключенных сообщала, что большинство заключенных не желает участвовать в волынке и пытаются выйти из жилой зоны, но организаторы саботажа их не пускают, угрожают расправой и смертью, а тех, кто пытается выйти из зоны, загоняют в бараки и избивают.

Нами было предложено начальнику лагеря тов. ДЕРЕВЯНКО объявить эту записку по трансляционной сети всем заключенным.

В момент объявления этой записки заключенным провода трансляционной сети были перерезаны и таким образом полностью объявить эту записку не удалось.

Видя, что большинство заключенных не хотят дальше участвовать в беспорядках, организаторы и активные участники волынки в количестве 350–400 человек в 50 метрах от выходных ворот организовали сплошной заслон, а на территории жилой зоны стали действовать отдельные бандитские группы активных участников волынки, терроризируя заключенных, пытающихся выйти из зоны.

В целях предотвращения этих действий бандитствующих групп, в жилую зону было введено без оружия 50 надзирателей с задачей содействия заключенным, желающим выйти из зоны.

Бандитствующие группы, увидев вошедших в жилую зону надзирателей, стали ломать забор и, вооружившись кольями и досками, напали на надзирателей и из жилой зоны их вытеснили.

В это время организованный главарями заслон у выходных ворот, передние ряды которых были вооружены ножами, сделал рывок массой 350–400 человек в сторону выходных ворот, но на расстоянии примерно 15–20 метров от ворот был остановлен.

Видя, что отдельные заключенные все же пытаются вырваться из жилой зоны и уйти из-под влияния, этот заслон сделал вперед второй рывок с целью нападения на стоявших в воротах офицерский состав, членов нашей комиссии и вооруженных солдат.

В целях недопущения прорыва заключенных в открытые ворота и рассредоточения созданного главарями заслона, было решено применить струю воды из заранее подготовленной пожарной автомашины. Заключенные, стоявшие в заслоне, в этот момент напали на пожарников, вырвали у них и разрезали шланг, пытались отобрать топоры и вырваться через ворота за зону.

В связи с тем, что нападавшие заключенные приблизились к выходным воротам на расстоянии 5 метров и создалась обстановка явного прорыва за зону и нападения на вооруженную охрану после предупредительных выстрелов было применено оружие. В результате нападавшая группа зачинщиков и активных участников беспорядков была рассеяна и все заключенные беспрепятственно из жилой зоны были выведены, разбиты на сотни и рассредоточены по тундре под отдельными конвоями.

Все выведенные за зону заключенные были тщательно проверены и произведено изъятие организаторов, руководителей и активных участников волынки.

При применении оружия было убито 42 и ранено 135 заключенных, из них 83 человека ранены легко.

В числе убитых и раненых, в основном, оказались организаторы и активные участники саботажа и массового беспорядка.

По заключению созданной на месте комиссии, с участием представителя Прокуратуры СССР и прокурора лагеря, оружие к заключенным охраной применено правильно.

После ликвидации сопротивления заключенных в десятом лагерном отделении никаких эксцессов, связанных с отказом заключенных от выхода на работу или неповиновением лагерной администрации в Речном лагере не было.

Заключенные, выводимые на работу, нормы выработки по добыче угля стали перевыполнять71.

В результате проведенных мероприятий во всех лагерных отделениях было изъято 1192 заключенных, активно участвовавших в волынке.

Из числа изъятых заключенных 29 человек были арестованы как организаторы саботажа и 280 активных участников и подстрекателей оформлены для водворения на тюремный режим.

Остальные 883 изъятых заключенных размещены отдельно от всех других заключенных в двух вновь организованных лагерных пунктах.

В процессе работы комиссии поступило от заключенных 492 жалобы и заявления.

Все жалобы и заявления рассмотрены на заседании комиссии МВД СССР с участием представителя Прокуратуры Союза ССР и начальника Речного лагеря. Принятые решения по каждой жалобе и заявлению оформлены протоколом и результаты рассмотрения под расписку объявлены заключенным, подавшим заявления.

3. Причины возникновения волынки в Речном лагере

Основной причиной, вследствие чего стала возможным такая массовая волынка и массовое неповиновение заключенных в Речном лагере является крайне слабая работа оперативного аппарата лагеря и его малочисленность.

Оперативный состав лагеря понимал свои задачи неправильно, отрывал агентурно-оперативную работу от задач по укреплению охраны, режима и изоляции заключенных в лагере. Вместо своевременного выявления и пресечения в зародыше намерений и попыток заключенных к созданию в лагере нелегальных антисоветских формирований, оперативный аппарат, вскрывая среди заключенных эти формирования, заводил на них агентурные разработки, выжидая, пока это подполье обрастет активом, распространит свою деятельность за пределы лагеря и приступит к практическому осуществлению своих преступных замыслов.

Со стороны руководства и оперативного отдела Речного лагеря имела место неправильная политическая оценка происходивших в лагере событий.

Они рассматривали организованный контрреволюционный саботаж, как забастовку, а организаторов и руководителей этого саботажа, занимавшихся выпуском антисоветских воззваний и листовок не как оформившиеся антисоветские организации, а как забастовочные комитеты.

Используя попустительство оперативного аппарата, наиболее враждебно настроенные к Советской власти заключенные сумели безнаказанно организоваться, привлечь на свою сторону демагогическими и провокационными призывами значительную массу заключенных, попытались в этой волынке выступить от имени всех заключенных, как организованная политическая сила с требованием освобождения из лагеря всех заключенных

Формами борьбы за эти требования организаторы волынки избрали массовый отказ от работы, компрометирование работников лагеря, используя для этого ошибки и недочеты в работе отдельных работников лагеря, а также заявления о том, что все заключенные осуждены неправильно и являются жертвами органов МГБ и МВД.

Одна из причин, которая облегчила организаторам саботажа привлечь на свою сторону значительную массу заключенных, является грубое обращение с заключенными со стороны работников охраны и работников надзирательской службы, а также невнимательное бюрократическое отношение со стороны лагерной администрации к жалобам и заявлениям заключенных.

4. Предложения комиссии

1. Учитывая особо опасный контингент, содержащийся в лагере, считаем необходимым разукрупнить существующие лагерные отделения путем организации в составе отделений лагерных пунктов, численностью не свыше 1500 заключенных в каждом пункте.

2. Коренным образом перестроить агентурно-оперативную работу среди заключенных в лагере, направив ее на укрепление охраны, режима, изоляции и порядка в лагере. Подчинить оперативных работников в лагерных отделениях непосредственно начальникам лагерных отделений.

3. Оказать помощь Речному лагерю в укомплектовании кадрами, для чего предложить Управлению кадров МВД СССР в кратчайший срок направить в Речной лагерь на должности:

– Заместителей начальников лагерных отделений по оперативной работе – 5 чел.

– Начальников оперативных частей лагерных отделений – 6 чел.

– Старших оперативных уполномоченных – 10 чел.

– Оперативных уполномоченных – 10 чел.

– Следователей – 5 чел.

– Начальников частей режима – 7 чел.

Изложенное докладываем на Ваше решение.

Приложение: акт комиссии на трех листах

Комиссия МВД СССР:

Генерал армии И. МАСЛЕННИКОВ

Генерал-майор Б. ТРОФИМОВ

Полковник М. КУЗНЕЦОВ

Полковник И. ИЛЬИН

Полковник Ф. ТЕПЛОВ

Полковник В. МИХАЙЛОВ

Полковник Г. ГРОМОВ

Майор А. БОГДАНОВ

1 8 августа 1953 г.

Совершенно секретно

«УТВЕРЖДАЮ»

Заместитель министра

внутренних дел Союза ССР

Генерал армии Масленников

АКТ

1 августа 1 953 г.

г. Воркута

Комиссия в составе: заместителя Министра Внутренних Дел Коми АССР подполковника НОГИНОВА, начальника Речлага МВД генерал-майора ДЕРЕВЯНКО, начальника оперативного отдела Тюремного управления МВД СССР полковника ИЛЬИНА, его заместителя полковника ГРОМОВА, заместителя начальника 1-го отдела Тюремного Управления МВД СССР полковника ТЕПЛОВА, начальника отделения Управления конвойной охраны МВД СССР полковника МИХАЙЛОВА, начальника 15-го отдела охраны полковника МИРОНОВА, начальника Политотдела 15-го отдела охраны полковника ПЛЕТНЕВА, в присутствии и. о. Прокурора Воркутлага юриста 11-го класса РУСАКОВИЧА, составили настоящий акт в том, что заключенные 10-го лагерного отделения Речного лагеря МВД с 26 июля 1953 года, организовав массовый саботаж и неповиновение лагерной администрации отказались выходить на работу и выполнять распоряжения лагерной администрации. 30 июля 1953 года категорически отказались выполнить предложения комиссии МВД СССР о прекращении волынки и восстановлении порядка в лагерном отделении.

С целью ликвидации массового саботажа и неповиновения заключенных в 10-м лагерном отделении, согласно утвержденного плана была проведена оперативно-войсковая операция.

1-го августа 1953 года, в 10 часов утра через трансляционную сеть местного

Радиоузла выступил начальник Управления Речного лагеря генерал-майор ДЕРЕВЯНКО, который предложил заключенным прекратить волынку, выйти всем из жилой зоны через центральную вахту и разъяснил заключенным об их ответственности за нарушение лагерного режима и групповое сопротивление.

Спустя 10 минут выступление тов. ДЕРЕВЯНКО было повторено. После указанных разъяснений и предупреждения отдельные заключенные одиночным и групповым порядком пытались выходить из жилой зоны, но встретили сопротивление со стороны организаторов и активных участников волынки. Пытавшиеся подчиниться требованиям лагерной администрации заключенные задерживались и избивались организаторами и активными участниками волынки.

Кроме того, последние в количестве 350–400 человек организовали примерно в 50 метрах от выходных ворот сплошной заслон, а на территории зоны начали действовать группы активных участников волынки, терроризировавшие заключенных, пытавшихся выходить из зоны.

В целях предотвращения действий, бандитствующих групп и содействия свободному выходу заключенным в зону было введено 50 человек надзирателей без оружия. Организаторы саботажа и их активные пособники, увидев вошедших надзирателей сломали забор и, вооружившись досками, кольями и другими предметами набросились на надзирателей и путем избиения оттеснили их из жилой зоны.

Одновременно, организованный главарями заслон у выходных ворот в количестве 300–350 заключенных, часть которых были вооружены ножами, сделали рывок в сторону выходных ворот. Видя, что отдельным заключенным все же удастся вырваться за зону и уйти из их влияния, заключенные, находившиеся в заслоне, сделали повторный рывок вперед приблизившись к выходным открытым воротам на расстоянии не более 10 метров.

При попытке рассеять и оттеснить от ворот приблизившуюся большую группу заключенных струей воды из шланга пожарной машины эти заключенные броском напали на пожарников, выхватили у них пожарный рукав и пытались отобрать у одного из пожарников топор.

Одновременно этими же заключенными была сделана попытка нападения на стоявший у проходных ворот офицерский состав и вооруженный наряд охраны.

В связи с создавшейся непосредственной угрозой захвата заключенными оружия, после неоднократных предупредительных выстрелов, охраной было применено оружие на поражение нападавших, после чего сопротивление заключенных было сломлено и последние приведены к повиновению.

В результате применения оружия было убито и умерло от ран 42 заключенных и получили ранения разной степени 138 заключенных.

На месте происшествия обыском убитых, раненых и других заключенных обнаружено 17 ножей, 2 бритвы и другие предметы, использованные заключенными как орудия нападения на охрану.

На основании изложенного комиссия, руководствуясь инструкцией об охране заключенных, содержащихся в особых лагерях, объявленной приказом МВД СССР № 00373 – 1948 года и УСВО – 1943 года считает, что оружие к заключенным 10-го лагерного отделения было применено правильно.

Приложение: Протокол осмотра места происшествия.

Зам. министра внутренних дел СССР

подполковник НОГИНОВ

Начальник управления Речлага МВД СССР

генерал-майор ДЕРЕВЯНКО

Начальник оперативного отдела тюремного

управления МВД СССР полковник ИЛЬИН

Зам. начальника оператив. отдела тюремного

управления МВД СССР полковник ГРОМОВ

Зам. начальника I отдела тюремного управления

МВД СССР полковник ТЕПЛОВ

Начальник отделения управления конвойной охраны

МВД СССР полковник МИХАЙЛОВ

Начальник 15 отдела охраны полковник МИРОНОВ

Начальник политотдела 15 отдела охраны

полковник ПЛЕТНЕВ

Согласны:

прокурор управления по надзору за местами

заключения прокуратуры СССР ст. советник

юстиции САМОXIН

Зам. начальника 5-го управления МВД СССР

генерал-майор ТРОФИМОВ

Начальник тюремного управления МВД СССР

полковник КУЗНЕЦОВ

И. о. прокурора Воркутлага юрист 11-го класса

РУСАКОВИЧ

ГАРФ. Ф. 95413. Оп. 1. Д. 160. Лл. 225–238. Подлинник.

№ 135

Письмо бывшего заключенного Дальстроя А.М.Дородницына К.Е. Ворошилову о реорганизации системы лагерей

28 сентября 1953 г.

Уважаемый Клементий Ефремович,

В настоящее время согласно решению Президиума Верховного Совета должен происходить пересмотр Уголовного кодекса. Мне кажется, я не ошибаюсь предполагая, что задержка в его выпуске объясняется тем, что дело это значительно расширено, и разрабатывается не только новый Уголовный кодекс, но и новая система борьбы с преступностью в нашей стране, с новыми методами наказания и перевоспитания граждан, совершивших то или иное преступление. Необходимость этого давно назрела.

Если это так, я хотел бы поделиться некоторыми своими соображениями с людьми, занятыми разработкой этих новых положений в порядке частной инициативы гражданина, горячо любящего свою великую социалистическую Родину и твердо уверенного в том, что его предложения своевременны, полезны и поведут к дальнейшему снижению преступности в нашей стране и дадут более надежные методы исправления лиц, совершивших незначительные преступления, и более действенные меры воздействия на трудно исправимых рецидивистов и лиц, совершивших тяжелое преступление против государства и общества.

Сам я не юрист и не работник мест заключения МВД» по профессии я инженер-строитель. С 1938 по 1946 год я сам был в заключении, а с 1946 года работаю в строительных организациях Чаун-Чукотского горнопромышленного управления Дальстроя и, следовательно, очень хорошо знаком с контингентом заключенных, с условиями работы хозяйственных организаций, обслуживающихся в основном заключенными, и с практическими результатами превращения преступников в честных советских граждан, членов социалистического общества, строителей коммунизма при помощи так называемых исправительно-трудовых лагерей.

Мои пожелания не являются предметом только моих личных размышлений. Общаясь, по роду своей работы, со многими хозяйственными и производственными работниками Дальстроя и с работниками ИТЛ, и разговаривая о ними о том, что нужно сделать для улучшения дела исправления и воспитания преступных элементов, имеющихся еще в нашей стране, я ни у кого не встречал принципиальных или даже частичных возражении против тех мыслей, которые высказаны в посылаемой мною записке. Наоборот, мысли мои находили у них полную поддержку и одобрение. Поэтому беру на себя смелость довести их до сведения Правительства и комиссии по разработке нового Уголовного кодекса для использования их в той части, которая будет найдена приемлемой.

Вследствие моей занятости основной работой, я не имел, к сожалению, возможности достаточно полно и подробно доказывать свои положения и подкреплять их живыми и конкретными примерами, свидетелем которых мне приходилось быть, и во многих разделах посылаемой записки ограничиваюсь только выводами, являющимися результатом моих наблюдений и размышлений.

Прошу Вас направить мои предложения в комиссию, занятую разработкой нового Уголовного кодекса или в иную, соответствующую организацию.

Глубокоуважающий Вас Дородницын A.M.

Чукотка, Певек, Хабаровского края,

Чаун-Чукотское горнопромышленное управление Дальстроя

ПРЕДЛОЖЕНИЯ В КОМИССИЮ ПО СОСТАВЛЕНИЮ

НОВОГО УГОЛОВНОГО КОДЕКСА

Существующая в нашей стране система наказания, исправления и перевоспитания лиц, совершивших преступление, в настоящее время в значительной степени устарела и, как все устаревшее и изживающее себя, не может служить положительным фактором в деле коммунистического воспитания, внедрения новой, коммунистической морали и этики, в деле надежной «перековки» преступников в честных советских людей.

Причины этого достаточно полно и всесторонне изложены в Указе об амнистии и в речи тов. Г.М. Маленкова на 5 сессии Верховного Совета Союза ССР, ярко показавшим, каких огромных качественных и количественных успехов добились народы нашей страны, строящие под руководством своей партии коммунизм; как окреп и усилился Советский Союз и зарубежный лагерь мира и демократии. Здесь же были приняты мероприятия о дальнейшем резком подъеме культурного и материального благосостояния советского народа, с восторгом поддержанные людьми нашей страны и всем огромным лагерем мира и демократии.

Эти успехи и намеченные мероприятия не могут не найти своего отражения и при пересмотре существующей системы наказания и исправления советских людей за совершенные ими преступления и в отмене того, что отжило и приносит больше вреда, чем пользы.

1. Общие принципы реорганизации судебного дела

в борьбе с преступностью

1. Прежде всего в новом судебном законодательстве надо твердо указать, что граждане СССР могут быть подвергнуты заключению, ссылке или какому-либо другому ограничению их прав и свободы за совершенные ими преступления только по приговору суда, после соответствующего судебного разбирательства их виновности, с личным присутствием обвиняемого и со всеми правами защиты. Изъятия из этого правила могут быть допущены лишь в исключительных случаях, например, во время войны или при особо острых положениях в отдельных областях страны, требующих немедленных мероприятий по изоляции или высылке определенного контингента неблагонадежных лиц, как было, например, в западных областях Украины во время борьбы с бендеровщиной. Но и в этих случаях должен быть соответствующий указ Правительства СССР или союзных республик, обнародованный и дающий права органам МВД или военным властям производить быстрое очищение района от враждебных и неблагонадежных элементов без предварительного судебного разбирательства их конкретной виновности. Однако смешивать лиц, репрессированных подобным образом, сразу же в одних и тех же лагерях и местах ссылки, где находятся осужденные по суду, было бы неправильным. В первое время их надо размещать и содержать отдельно и уже после изоляции проводить детальное расследование специальными следственными органами действительной, конкретной виновности каждого из них, после чего дела с материалами следствия передавать в суд, который, нормально разобрав дело, и должен установить в своем приговоре степень действительной виновности репрессированного и установить для него меру наказания или ограничения свободы на определенный срок.

В настоящее время нет никаких оснований для заочного осуждения так называемыми «тройками» или особым совещанием каких бы то ни было категорий граждан СССР, и, кроме того, детальное предварительное и судебное следствие, безусловно, должно способствовать выявлению хорошо подготовленных и тщательно законспирированных лиц, которым часто во время подобных массовых выселений и изоляции как раз и удается от этого ускользнуть, благодаря тщательно продуманной и хорошо проведенной «мимикрии».

Граждан великого социалистического государства, стоящего на грани перехода к коммунизму, показавших всему миру беспредельное мужество и стойкость в защите своего отечества и высочайшую гуманность, славных своими изумительными делами на благо всему передовому и прогрессивному человечеству – судить в нормальных, обычных условиях должен иметь право только советский, социалистический суд, выбранный самими гражданами, или, в случаях незначительных нарушений уголовного кодекса, когда не требуется лишение свободы нарушителю, а также не требуется и сложного судебного разбирательства, организованная социалистическая общественность и никто более.

Проведение в жизнь этого предложения способствовало бы значительному укреплению советской социалистической законности, повышению престижа советского правосудия, более широкому привлечению населения к борьбе с преступностью и обеспечило бы невозможность крупных ошибок, злоупотреблений и произвола, имевших место в органах МВД («дела» Ягоды, ошибки и злоупотребления во время деятельности Ежова, «хозяйничанье» Берия и других).

Органы МВД должны предотвращать преступления и нарушения советской законности, чем, кстати сказать, они до сих пор занимались весьма маловато, ловить преступников, вести совместно с прокуратурой следствие и передавать преступников судебным органам, должны охранять социалистическую, общественную и частную собственность, безопасность, спокойствие и мирный труд советских граждан, бороться со всякой враждебной агентурой.

Это большая и почетная задача, необходимейшая для успешного строительства коммунизма. Честь и хвала и глубокая благодарность всего советского народа будет нашим славным чекистам, если они успешно будут справляться с этой трудной, ответственной и важной задачей, по на этом функции МВД и должны быть ограничены.

2. Осуждение, наказание, содержание и воспитание преступников в местах заключения должны быть целиком предоставлены органам юстиции – судам, прокуратуре и работникам мест заключения. Функции органов МВД среди заключенных должны быть такие же, что и среди всех граждан СССР плюс охрана. Во внутренние дела мест заключения органы МВД могут вмешиваться только с ведома органов юстиции для наведения там порядка и для разных оперативных и следственных дел по преступлениям, совершаемым заключенными.

3. Надо гораздо шире вовлечь широкую социалистическую общественность в дело борьбы с мелкими преступлениями, расширить права товарищеских судов и предоставить возможность большего воспитательного и карательного воздействия (без права на изоляцию, конечно) производственных и профсоюзных коллективов на лиц, совершающих впервые незначительные преступления. Неизмеримо возросшая социалистическая сознательность и активность советских людей позволяет предоставить организованной общественности очень большие права и полномочия в деле борьбы с преступностью и перевоспитания граждан – членов данного коллектива – совершивших впервые нарушения уголовного кодекса, незначительные по своим последствиям. Надо создать условия и дать права, при которых широкие массы советских граждан почувствовали бы, что борьба с преступностью является не только делом милиции, судов и прокуратуры, но и делом каждого сознательного советского гражданина, делом коллектива, имеющего в своих руках мощное и действительное оружие для самостоятельной «расправы» с лицами, нарушающими советскую законность, правила общежития и социалистической морали.

Общественное мнение и общественное осуждение – очень мощное средство социалистического воспитания и борьбы с преступностью в самом ее зародыше, и поэтому следует его использовать в гораздо большей и во все возрастающей степени.

4. В новом уголовном кодексе необходимо значительно расширить гамму и виды наказаний за одинаковые преступления в зависимости от реального общественного вреда нанесенного преступлением и от личных качеств подсудимого. Возможно, было бы целесообразным часть дел, даже чисто уголовного порядка, при определенных условиях (ясность дела, незначительность преступления, качества личности преступника), по усмотрению прокурора и судьи предоставлять на рассмотрение товарищеских судов и общих собраний, в качестве первой меры борьбы с преступными искривлениями отдельных граждан.

5. Надо также изменить сроки заключения по некоторым статьям уголовного кодекса, или, во всяком случае, что будет вернее, расширить их пределы. Надо ликвидировать такую, например, явную ненормальность, при которой преднамеренное, сознательное убийство человека часто карается меньшим сроком наказания, чем сравнительно небольшая и впервые совершаемая кража.

Таких примеров очень много: за убийство преступник подвергается заключению на 10 лет, а за кражу ценностей на сумму 100–150 руб. срок наказания от 10 до 25 лет. Чтобы не быть голословным, приведу хотя бы два маленьких примера из недавней практики судов в пос. Певек Чаунского района Хабаровского края. Девушка, комсомолка, посланная организацией для сопровождения в склад доставленных пароходом грузов, с ведома подотчетного за грузы зав. складом, из нарушенных ящиков похитила одну бутылку коньяку и бутылку, шампанского, т. е. нанесла ущерб на сумму около 80 руб. и на этой краже попалась с поличным Девушка эта была осуждена на 10 лет, а зав. складом, судившийся вторично, на 15 лет. Могут сказать, что такое суровое наказание было вынесено в назидание, чтобы другим воровать в этих условиях неповадно было. Но как раз этот пример очень характерен и в том отношении, что показывает, насколько такие расчеты и меры не действительны: воровство при разгрузке пароходов в Певеке происходит в этом 1953 году страшное: спирт, винные изделия, яичный порошок и другие дефицитные и дорогостоящие продукты расхищаются после этого осуждения ящиками и даже целыми автомашинами, покражи не наказываются, так как расхитители не попадаются.

Второй пример: член коммунистической партии, майор, ответственный работник – начальник отдела кадров управления, 42 лет, во время блокады в Ленинграде поддерживал девушку 20 лет, потом сошелся с ней и приехал на Чукотку, бросив свою старую семью. Отучилось так, что после нескольких лет совместной жизни, его молодая жена полюбила здесь молодого же комсомольца, работника райкома профсоюза и сказала мужу, что не может продолжать с ним дальнейшую совместную жизнь. Этот семейный конфликт обсуждался и в политотделе, и в партийной организации управления; член партии Чабанов дал слово, что он не будет препятствовать уходу его второй жены и преследовать ее, но, когда это случилось, он в первый же день после ее ухода явился к «молодым» и выстрелом в упор тяжело ранил в височную область своего соперника, после чего тот потерял на 75% трудоспособность и стал эпилептиком, т. е. искалечил человеку всю его дальнейшую жизнь и сделал его почти непригодным к труду. За это преступление военным трибуналом Дальстроя Чабанов был осужден всего лишь на 7 лет лишения свободы.

Я привел первые попавшиеся и, возможно, не очень уж характерные примеры поразительного несоответствия между тяжестью совершенного преступления, фактическим вредом, нанесенным преступниками советским людям и последовавшим возмездием за совершенные преступления.

По приведенным двум примерам выходит так, что молодая загубленная и искалеченная жизнь советского человека, или, вернее, даже двух человек, «котирована» судом и уголовным кодексом в 3,5 раза «дешевле» двух бутылок вина.

Подобного рода нелепости в настоящее время ничем не могут быть оправданы, даже бесспорно правильным положением о том, что преступления против социалистической собственности являются тягчайшим видом преступления, тем более, что никем не доказано и не может быть доказано, будучи постоянно опровергаемо фактами, что лучшим и наиболее надежным способом борьбы с тем или иным видом преступности является удлинение сроков заключения за эти преступления. Для лиц, совершающих преступления, срок наказания за него лишь угроза и «мера ответственности», но ни в малейшей степени не средство воспитания, предупреждающее возможность появления самой мысли о возможности совершения преступления. Моральная и этическая, а также социальная оценка тяжести преступления не может быть надежно доведена до сознания одним только размером срока заключения за его совершение. Для преступника, решившегося на преступление, это лишь «казенная цена», по которой ему придется расплачиваться... если он, конечно, попадется.

Характерно также и то, что существующей уголовный кодекс предусматривает, например, одинаковую кару и за кражу ценностей на 100 рублей и на 100 тысяч рублей, хотя вред, нанесенный социалистическому обществу во втором случае в 1000 раз больше. У вора невольно может возникнуть мысль: если уж красть, то, пожалуй, лучше «потрудиться» и хапнуть сразу на десятки тысяч рублей, чем рисковать за 100 р. при той же ответственности.

6. Такие, предусмотренные уголовным кодексом, преступления, как мелкая кража или растрата, жульничество, злоупотребление служебным положением, мелкое мошенничество, халатность, не влекущая за собой особо тяжелых последствий, некоторые виды сексуальных и мелких бытовых преступлений должны бы караться, будучи совершенными в первый раз, не народными судами, а самой общественностью: товарищескими судами, местной и стенной печатью, общими собраниями с широким обсуждением и осуждением совершенных проступков.

Когда-то был чисто народный обычай – выставлять преступников «у позорного столба». Разве это был плохой метод воздействия и наказания и разве он был менее действителен с воспитательной и с профилактической, так сказать, точки зрения для лиц, совершивших то или иное мелкое преступление впервые, чем отбывание срока наказания в местах заключения?

Нет и нет! Я глубоко убежден в том, что подобный метод и в настоящее время во многих случаях был бы более действенным для самого преступника, менее вредным для его семьи и весьма полезным для вовлечения самых широких кругов общественности в борьбу с подобного рода преступлениями.

Взять хотя бы приведенный мною пример с преступлением девушки, комсомолки, укравшей две бутылки вина и получившей за это 10 лет заключения. Каково было отношение людей, присутствовавших на суде над нею и лично знавших ее в работе и в быту? Ее преступление все осуждали безусловно, но в то же время ей... сочувствовали! Люди говорили: погубит это заключение девушку окончательно. Если уж живя в семье, среди честных людей, воспитываясь в комсомоле, она проявила такую моральную неустойчивость и преступность, то что же с ней будет после 10 лет пребывания в обществе преступного мира? Выйдет она из лагеря окончательно нравственно искалеченной. Всыпать бы ей «двадцать горячих» при всем честном народе, выгнать из комсомола и был бы ей достаточно хороший и вполне надежный урок на всю жизнь: сама бы больше воровать не стала и детям своим заказала!

Может быть, «двадцать горячих» и ни к чему, хотя иногда это приносит несомненную и большую пользу, за которую бывает благодарен и сам наказанный, но посадить бы эту девушку на общем собрании работников ее учреждения с дощечкой на груди с надписью: «воровка – украла 2 бутылки вина» и проработать бы ее хорошенько всем коллективом да в стенгазете обрисовать всю мерзость ее поступка, и для нее было бы, пожалуй, достаточно и для присутствующих полезно.

Мало этого, в подобных случаях мог бы судить и народный суд, но присудить, примерно, следующее: «взыскать с преступника стоимость похищенного в 3—5—кратном размере, поставить в паспорте штамп короткий, но внушительный, вроде – «воровка», «хулиган», «мошенник», «взяточник», соответственно составу преступления с тем, чтобы «красовался» там этот штамп на странице особых отметок на определенный испытательный срок и, кроме того, не подвергая преступника заключению, суд мог бы дополнительно передать дело на общественное осуждение общим собранием или товарищеским судом.

Не помогут эти воспитательные меры – совершит человек после этого еще преступление, хотя бы и столь же мелкое, на протяжении, скажем, ближайших 3–5 лет – судить его к заключению в исправительно-трудовую колонию или лагерь с зачетами за хорошие показатели в работе и в быту. А если уж совершит человек преступление в третий раз, после отбытия срока наказания, т. е. окажется закоренелым рецидивистом, надо осуждать его к заключению на длительные сроки, в закрытые лагери с особо жестким режимом и с работой без всяких зачетов.

Таких трудно исправимых рецидивистов и особо опасных преступников надо изолировать не только от общества, но и от заключенных, подающих надежны на исправление и превращение в честных советских граждан.

За действительные, имеющие определенные, реальные последствия преступления против государственного строя в особо тяжелых случаях сажать в тюрьму.

Диверсантов, шпионов, контрреволюционных вредителей и террористов, засылаемых из враждебного зарубежного мира, неисправимых злостных убийц и бандитов, заключенных, содержащихся в закрытых лагерях усиленного режима, совершивших тяжелое преступление, находясь в заключении, – расстреливать.

Таков должен быть диапазон и примерная последовательность наказания за совершаемые преступления.

С одной стороны, следует значительно расширить воспитательные и карательные – без изоляции – мероприятия для лиц, совершивших преступление впервые и незначительное по своему реальному значению с широким привлечением общественности и товарищеских судов к этому делу; с другой – для лиц, совершивших особо тяжелые преступления и для рецидивистов, надо усиливать наказания не только в отношении более длительного заключения, но и в отношении режима и условий работы в местах заключения.

7. Основной же целью органов юстиции, прокуратуры, МВД и советских коллективов должна быть борьба с причинами, порождающими преступность среди советских граждан, и борьба за превращение лиц, совершивших преступление, всеми возможными мерами и средствами воспитания и репрессий в честных, полноценных членов социалистического общества.

На помощь этому делу должны прийти и наша школа, и печать, и разные виды искусства, партия, комсомол и профсоюзные организации. Надо прямо сказать, что все эти организации вопросами борьбы с преступностью занимались совершенно недостаточно. Где и в какой, например, школе детям с малых лет и систематически внушается позорность и гнусность для советского человека таких преступлений, как воровство, хулиганство, мошенничество, не говоря уже о таком тяжелом преступлении, как убийство. Я утверждаю, что эта тематика у нас в школах, как правило, стыдливо обходится, как будто эти преступления у нас уже совершенно исчезли, или являются таким редким исключением, о котором не стоит и говорить. Было бы очень наивным также считать, что дети сами должны понимать всю их безнравственность без всяких бесед на эту тему. Что же касается взрослых, то столь же наивно думать, что достаточно одного наличия судов, прокуратуры и уголовного кодекса с определенными, но, к сожалению, очень часто изменяемыми сроками заключения за одинаковые преступления.

Практика показывает, что одного этого совершенно недостаточно: нужна упорная, повседневная работа при помощи всех наших мощных средств агитации и пропаганды и воспитания в школах и коллективах

II. О недостатках воспитательной и исправительной работы

в исправительно-трудовых лагерях

1. По своей идее и по названию исправительно-трудовые лагери в нашей стране призваны не только карать, но и перевоспитывать, «перековывать» людей, совершивших преступление, превращать их в честных, морально и нравственно устойчивых советских граждан.

Что же, однако, получается из этого на деле?

Я не имею данных об изменении в возрастном составе лиц, подвергнутых заключению в ИТЛ за последние годы, но, кажется мне, я не очень ошибусь, если скажу, что в послевоенные годы все более повышается процент молодежи среди заключенных, начиная с 26–27 года рождения.

Причин этого явления много и в настоящем письме я не ставлю своей задачей анализировать их. Я лишь констатирую этот печальный факт: все больше преступниками становятся люди, рожденные после революции, воспитанные в годы Советской власти, в нашей школе, в социалистическом обществе и, следовательно, казалось бы, наиболее свободные от «родимых пятен» прошлого.

Конечно, в очень большой степени сказывается детская безнадзорность в годы войны и ее тяжелое влияние на неокрепшую еще психику молодых людей, попавших в ее горнило, но также это свидетельствует и о слабой, очень слабой работе нашей по борьбе с преступностью и о совершенно неудовлетворительной работе по «перековке», по перевоспитанию людей, попадающих в заключение в так называемые исправительно-трудовые лагери.

Наверное, я не ошибусь и в том, что процент рецидивистов, вновь попадающих в заключение, после отбытия срока наказания также повышается, что доказывает очень некачественную исправительную работу мест заключения. Не исправляются, не «перековываются» в них люди, не воспитываются честными и полноценными гражданами социалистического общества, а, наоборот, часто выходят законченными негодяями и потенциальными рецидивистами.

Более того, нам, людям, долго работающим с контингентом заключенных, особенно заметны значительные изменения в их моральном облике, происшедшие за последнее время и создающиеся, в основном, условиями работы и воспитания в лагерях. Эти изменения отнюдь не являются положительными: сильно снизилась трудовая дисциплина среди заключенных, появилась величайшая распущенность, нахальство и ничем не обоснованная требовательность или, вернее сказать, вымогательство в отношении процентов выработки для зачетов и по многим другим поводам.

Кроме того, среди заключенных, в коллективах заключенных с каждым годом все более кристаллизуется своеобразная, очень вредная, не предусмотренная никакими лагерными положениями, но часто руководством лагерей поощряемая, самодеятельная групповщина, раздирающая не только коллективы заключенных, но и освобождающихся из заключения на враждебные друг другу группировки, ведущие между собою буквально смертельную войну. В особенности это стало заметным в лагерях Дальстроя после амнистии, когда сразу освободилось большое количество заключенных, и в таких местах, как Чукотка, откуда освобожденные не могли сразу выехать к месту жительства. То, что здесь происходит после амнистии, никогда ранее не наблюдалось.

В основном дело сводится к тому, что в ИТЛ за последние годы чрезвычайно усилились и организовались группы воров-рецидивистов, имеющих свой неписанный, но очень строгий устав, крепкую спайку и дисциплину, поддерживающих связь между своими «членами», не только находящимися в разных лагерях такой, например, огромной организации, как Дальстрой, но и с уже освобожденными, проживающими в разных местах Советского Союза. Они имеют свои явки, своих больших и маленьких вожаков-организаторов и «хранителей» заповедей устава. Называют себя члены этой воровской организации на своем блатном жаргоне «честнягами», в том смысле, что они честно соблюдают свой воровской устав, поддерживают свою дисциплину, не предают своих «товарищей», в чем они поклялись и «нож целовали». Изменившие воровскому уставу именуются «суками» – «ссучившимися» клятвопреступниками, которых, с точки зрения «честняг» и согласно их уставу, надо беспощадно уничтожать, где бы они ни находились – в заключении или на воле.

Раньше в лагерях на должностях разных лагерных работников из числа заключенных – старосты лагеря, завхозы, каптеры, нарядчики, бригадиры производственных бригад и пр. – были преимущественно не воры, или эти самые, особенно ненавистные «ссучившиеся» воры. Задача усилившихся за последнее время «честняп> – «захватить власть» в лагерях в свои руки и не допускать на эти посты «сук». Есть еще одна категория заключенных – это не воры и не «суки» – это нейтральные и никогда к воровской организации не примыкавшие. Блатной мир именует их «работягами», или «мужиками». В настоящее время «честняги» делают все, чтобы привлечь «мужиков» на свою сторону, и это им удается. Достигается это тем, что, во-первых, «честняги» берут «работяг» под свою защиту и не дают их обижать «сукам»; во-вторых, тем, что во многих ИТЛ, где «честняги» берут верх и в буквальном смысле слова изгоняют «сук» так, что администрации лагеря приходится вывозить их в другие лагподразделения во избежание неизбежной резни, исчезают лагерные кражи заключенных друг у друга; в-третьих, тем, что во всяком случае на первых порах «честняги» не отбирают у «мужиков» заработную плату, что раньше при «господстве сук» во многих подразделениях принимало массовый характер; в-четвертых, тем, что на лагерные должности, где по их «уставу» ворам не полагается работать, они охотно допускают «мужиков». Интересно, что во изменение ранее действующего, неписанного «устава» «честняги» получили право для целей «захвата командных постов» выполнять должности бригадиров производственных бригад при условии: во-первых, что эта бригада работает не для лагеря и не для охраны, и, во-вторых, что бригадир из воров не имеет права бить или силой заставлять работать членов своей бригады, отказывающихся от работы, как это бывало нередко, когда бригадирами были «суки».

Так и идет эта «междуусобная война» не только в лагерях, но и в особенности после освобождения из лагерей членов этих «корпораций».

Приведу несколько примеров, показывающих степень организованности освобожденного ворья и до каких пределов доходит эта «война» в Чаун-Чукотском горнопромышленном управлении и лагерях Дальстроя.

Когда после амнистии началось массовое освобождение из лагерей, были приняты все меры к привлечению освобожденных к честному труду: с ними заключались договоры на год, на 2 и на 3, давались значительные денежные пособия, предоставлялись все льготы, предусмотренные для договорников Дальстроя, давались ссуды для индивидуального строительства, предлагалось за счет Дальстроя выписывать семью, но из этого почти ничего не вышло. Среди освобожденных началась резня. Не проходило почти ни одного дня без убийства, а то и нескольких

Наступающей стороной являлись воры «честняги», «суки» вынуждены были сначала перейти к активной обороне, но вскоре капитулировали. Во всех кузницах ковались ножи и пики – основное оружие враждующих сторон. Ни о какой работе большинства бывших заключенных не могло быть и речи в условиях разгоревшейся поножовщины организованных банд. Люди, заключившие договора или даже работавшие по вольному найму, задолго до амнистии вынуждены были массами подавать заявления об уходе с работы, бежать с производства и спасать свою шкуру в зонах бывших лагерей, где они жили уже в качестве вольных, но под охраной, иные приходили ночевать в милицию. Доходило дело и до организованных налетов банд. Так, в конце августа человек 200 воров, вооруженных ножами и пиками, к определенному часу съехались из разных мест, отстоящих километров до 80, на автомашинах, управляемых такими же ворами, в центральный поселок Певек для полного физического уничтожения проживающих здесь «сук». Во многих местах, в том числе и в I отделе УИТЛа, они выключили электроосвещение, сделали несколько засад. Потребовалось вмешательство всех вооруженных сил поселка с автоматами, чтобы не допустить намеченной «Варфоломеевской ночи» и разогнать приехавших бандитов.

Недавно происходили торжественные похороны одного из главарей «честняг», зарезанного «суками». Похороны превратились в мощную, по нашим местам, демонстрацию дисциплины и единства. Таких организованных и многолюдных похорон никогда не бывало в Певеке, даже когда хоронили самых почетных граждан. На кладбище приехало на грузовых автомашинах, угнанных с разных предприятий, больше ста человек воров. Для зарезанного был изготовлен хороший гроб, памятник и ограда. Была произнесена довольно грамотно и образно построенная речь и заканчивалась она так: «а этим б....м сукам, прости, дорогой, что выругался я над прахом твоим, клянемся – мы отомстим!» И все, бывшие здесь, подхватили этот клич: «клянемся!!» После этого каждый из присутствовавших попрощался с покойником, поцеловав его труп, бросили по горсти земли в могилу, поставили памятник, ограду и разъехались. Для увековечивания этих похорон был приглашен фотограф. Его фотографию я и прилагаю.

Убивали и охрану. Недавно освобожденными из лагерей был убит лейтенант конвойных войск током высокого напряжения, скрытно подведенным к ручке двери, которую он должен был открыть.

Резня продолжалась и на пароходах при отправке амнистированных с Чукотки, несмотря на присутствие охраны, и на месте прибытия пароходов, куда организаторами воровских банд давались соответствующие шифрованные телеграммы.

Описанные события происходили и происходят не только на Чукотке, но и по всему Дальстрою, да, вероятно, и по другим лагерям, хотя, может быть, и в меньшей мере, потому что там у освобождаемых было больше возможностей немедленно уехать к месту жительства.

Я привел только весьма немногочисленные факты из жизни контингента исправительно-трудовых лагерей и только те из них, которые характеризуют новые явления, имевшие ранее место только в зародыше, а ныне распустившиеся махровым и очень ядовитым «цветком».

О чем свидетельствуют эти факты?

Совершенно очевидно, что свидетельствуют они прежде всего о том, что наши «исправительно-трудовые лагери» ни в какой мере не справились и не справляются с исправительной частью своей работы, дают совсем негодную «продукцию» и ни в какой мере не оправдывают своего названия – исправительные. Наоборот, в лагерях, особенно за последнее время, из ранее разрозненных преступных элементов создаются, объединяются и организуются воровские банды, связанные крепкой дисциплиной, взаимной поддержкой и чуть ли не общесоюзной связью с преступным миром, находящимся как в лагерях, так и на свободе. Именно эти банды, сильные своей сплоченностью, все больше начинают проводить и насаждать в лагерях среди всего контингента заключенных свою «нравственность» и свои нормы морального поведения. Они-то, по сути дела, и осуществляют «воспитательную» работу в лагерях, и можно себе представить, какое «исправление» получают в таких условиях, в особенности молодые люди – мелкие воришки и прочие нарушители уголовного кодекса, попадающее в подобные лагери впервые.

Надо себе представить как просто, быстро и вместе с тем надежно втягиваются «новички» в эти воровские «корпорации». Молодой человек или девушка – а таких, как указывалось выше, попадает в лагерь, пожалуй, очень много – в настоящее время люди с не очень-то устойчивой психикой и нравственностью совершают в силу каких-либо причин, корни которых вскрываются до конца лишь очень небольшим количеством народных судов, мелкую кражу. Человека осуждают на 10 лет заключения и прежде всего отправляют в тюрьмы. Здесь он встречается со своими новыми, но уже многоопытными и бывалыми «товарищами», с которыми он проделывает более или менее длительный путь этапом к месту постоянного заключения. Первый же вопрос к новичку будет: «за что судился, сколько дали, бывал ли в лагерях раньше». Если новичок повинен в краже, тут же принимается живейшее участие в его устройстве «в своей компании», его берут под свою опеку, знакомят с условиями жизни и быта в новых, незнакомых ему ранее, условиях, конечно, в своей блатной интерпретации, потом делаются наколки и постепенно производится надежная вербовка в мир «честняг».

В самом деле, никто ведь и нигде с таким новичком, попавшим в заключение впервые и отправляемым из зала заседания суда в тюрьму, серьезно не поговорит о том, в какую компанию он попадет, как ему держать себя в новом коллективе, чего опасаться, какой линии придерживаться, чтобы поскорее освободиться и поскорее вернуться в свою семью. И, конечно, осужденный сразу же попадает в сети опытных и бывалых рецидивистов, со всеми вытекающими отсюда дальнейшими последствиями. Если же новичок быстро разберется в обстановке и не станет «честнягой», то ему угрожает превращение в «суку» – изменника воровской корпорации, т. е. волей-неволей, а придется ему присоединиться к другой корпорации, не овеянной, правда, специфической блатной «романтикой», но зато поддерживаемой чаще лагерным начальством. Однако и эта организация столь же далека от возможности исправления нравственности этого новичка и превращения его в честного и полноценного гражданина социалистического общества. В очень редких случаях, при создавшихся в лагерях условиях, такому новичку, причастному к покушению на собственность, удается удержаться в рядах нейтральных «работяг», но и в этом случае ему придется поддерживать или воров, или «сук», в зависимости от того, чья организация в лагере, куда он попадет, сильнее.

В настоящее время в большинстве лагерей администрация совершенно бессильна проводить какую-либо свою, авторитетную для подавляющего большинства заключенных, линию воспитания и организации коллектива заключенных Раньше администрация лагерей с помощью «сук», которые, кстати сказать, и не именовались еще так (этот «термин» сравнительно новый), и поддерживающих их «работяг» пытались привести к повиновению рецидивистов«честняг», что до поры до времени частично удавалось. Делалось это, по крайней мере, в Чаун-Чукотских лагерях весьма примитивно и, примерно, так: прибывал новый этап заключенных, обычно очень значительный – 1,5–2 тыс. человек. Для его приема и «обработки» мобилизовались все вооруженные силы охраны, администрация и хозобслуга лагерей из вольнонаемных и заключенных, самоохрана и нередко «добровольцы» из бывших лагерников «ссученных воров», опасающихся, что в лагерях возьмут верх прибывшие с новым этапом «честняги», после чего им не сдобровать. С ведома руководства лагерями все эти люди начинали сортировку этапа, обыски и расправы с рецидивистами, проявляющими особую строптивость. До последних лет рецидивистам и бандитам, бывшим в меньшинстве, приходилось подчиниться силе, в результате чего иные изменяли своему «уставу» и корпорации и переходили в ряды «сук», т. е. подчинялись безоговорочно всем лагерным требованиям и порядку, другие – наиболее закоренелые – уставу своему старались не изменять, но и активно не выступали. Однако ненависть и злоба не исчезали и накапливались, а в настоящее время, когда рецидивистов-«честняг» стало больше и они почувствовали свою силу, началась открытая борьба; во многих лагерях «честняги» взяли верх, и лагерному руководству ничего не оставалось делать, кроме признания этого «лагерного переворота» за совершившийся факт и путем размещения заключенных в разных лагподразделениях предотвратить внутрилагерную резню.

Среди воров-рецидивистов имеется много хороших работников и прекрасных организаторов, людей прямо-таки талантливых, из которых при иных условиях воспитания могли бы выйти настойчивые, напористые и энергичные люди. В борьбе с «суками» за влияние и власть над коллективом заключенных им удалось добиться многого, чего никогда не удавалось руководству лагерей, например, как уже говорилось выше, почти ликвидировать внутрилагерные кражи, хотя за пределами лагеря, несмотря на усиление охраны, кражи и всяческие дебоши усилились в несколько раз.

Ясно совершенно, что ни «честняги», ни «суки», порожденные существующей системой размещения и воспитания заключенных в лагерях, не могут быть в ИГЛ тем ядром, на которое может опираться администрация лагерей в своей работе по перевоспитании и перековке преступников.

При существующем в лагерях положении, при полном отсутствии отвечающей современным условиям и требованиям воспитательной, агитационной и организационной работы среди заключенных, при очень слабой подготовке политической, педагогической и вообще общеобразовательной огромного большинства воспитателей и руководителей ИТЛ, задачу действительного исправления и перековки заключенных в честных советских граждан решить невозможно. Результаты «перековки» получаются отрицательные, причем, чем дальше, тем хуже. При такой перековке из отдельных преступников все больше получаются не честные люди, а организованные банды рецидивистов, борьба с которыми является делом очень трудным.

2. Основным средством перековки преступников в исправительно-трудовых лагерях, как о том свидетельствует вторая часть их названия, является труд, работа заключенных на благо социалистической Родины, привитие у них навыков к труду, предоставление возможности даже получения разнообразных рабочих квалификаций.

Многие важнейшие строительства и отрасли промышленности пользуются трудом заключенных.

Во многих лагерях введена система зачетов, снижающая заключенным сроки наказания за ударную работу, за выполнение и перевыполнение производственной нормы. Эта мера является основным стимулом к высокопроизводительной работе заключенных, и в принципе это мероприятие очень полезное и хорошее, На практике же эта система, благодаря, во-первых, очень высоким и в основном бригадным или звеньевым процентам за перевыполнение нормы, дающим право на получение наивысших зачетов, и, во-вторых, потому, что зачеты даются без всякого иного учета личных качеств и достоинств заключенного (лишь бы не было с его стороны нарушений лагерной дисциплины) и без всякого общественного обсуждения среди заключенных, достоин ли каждый член производственной бригады получения зачетов полностью, – эта система приносит, с точки зрения чисто воспитательной, колоссальнейший вред На почве получения максимальных зачетов среди заключенных развиваются рвачество, обман, очковтирательство и прочие, весьма вредные качества, отнюдь не воспитывающие их в духе честного и добросовестного отношения к труду, не прививающие заботливость о выполнении предприятием государственного плана и экономических показателей, руководителей же производства, как вольнонаемных, так и заключенных ставит в необычайно трудные условия и ведет к припискам в нарядах, к переплатам, а следовательно, и к удорожанию работ, производимых заключенными. Эта система уже давно породила новые словечки и поговорки, начинающие, к сожалению, завоевывать «право гражданства» в нашем русском языке: «раскинуть чернуху», «без туфты и аммонала не построить нам канала» и т. п.

Обычно за незаконные приписки объемов работ и связанные с этим переплаты обвиняют только производственных руководителей, непосредственно выписывающих и утверждающих наряды. С чисто формальной стороны эти обвинения справедливы и правильны, но почему же, несмотря на бесчисленные приказы в течение ряда лет о необходимости решительной борьбы с приписками в нарядах, несмотря на репрессии, вплоть до уголовной ответственности ряда производственников и хозяйственников за приписки, они все-таки не изжиты и процветают в большей или меньшей степени во всех организациях, использующих труд заключенных, получающих зачеты за перевыполнение нормы?

Это не случайно и в огромном большинстве объясняется не злой волей, не халатностью и не мягкотелостью мастеров и прочих производственников, имеющих дело с заключенными, а тем, что никто им в этом трудном деле не оказывает реальной поддержки. Один в поле не воин – в этом очень скоро убеждается каждый производственник, пытающийся бороться с приписками, незаконно повышающими процент выполнения заключенными производственных норм.

Надо побывать, как говорится, в их шкуре, чтобы понять, как им трудно и, прямо надо сказать, в существующих условиях – невозможно с успехом в одиночку бороться с этим злом приписок, обманов и надувательства государства без самого активного содействия со стороны работников и воспитателей лагерей и самих заключенных. Но этого, к сожалению, нет пока и в помине. Больше того, не так давно в системе лагерей Дальстроя существовало даже такое положение, что руководство лагерей получало премию за выполнение и перевыполнение «финансового плана» лагерей контингентом заключенных, т. е., другими словами, было лично заинтересовано в том, чтобы производственные предприятия отчисляли лагерю как можно больше средств за выполняемую заключенными работу, и поэтому, естественно, вместо того, чтобы бороться с приписками, с переплатами, с этой самой «туфтой», они осуждали ее лишь на словах, а на деле всячески поддерживали и поощряли. Нередки случаи, когда отдельные начальники лагерей вместо помощи хозяйственникам, начинавшим борьбу с приписками, осуждали их, обвиняя и плохом использовании рабочей силы, в плохой организации труда, хотя и то, и другое было нисколько не хуже, чем на других предприятиях или участках. Часто, идя на поводу у заключенных, руководство лагерей вместо объединения усилий с хозяйственниками в борьбе с приписками и за повышение хотя бы лишь интенсивности труда заключенных, всеми правдами и неправдами старались перевести относительно лучшие и дающие лагерю большой доход бригады на другие участки, где начальники «подобрее».

В результате все оставалось по-прежнему: производственные предприятия имели, как правило, перерасход по рабочей силе, а лагери – незаконные прибыли. Пока те и другие, как, например, в системе Дальстроя, находились в ведении одного Министерства внутренних дел, эти «прибыли» лагерей и убытки хозяйственных предприятий в сводных балансах главков до некоторой степени балансировались за минусом незаконных переплат, переходящих на лицевые счета заключенных и премий работникам лагерей за «перевыполнение финансового плана», но в настоящее время, когда лагери и хозяйственные организации подобных главков переходят в ведение и на баланс различных министерств, такое положение, даже с экономической точки зрения, становится совершенно недопустимым, не говоря уже о вредности и даже преступности его со всех остальных точек зрения.

Никаких изменений в этом деле пока нет. От заключенных требуется лишь одно – дать высокий процент выполнения производственной нормы, независимо от того, успешно или нет выполняется государственный план предприятием и независимо от прочих личных качеств заключенных. Заключенный может фактически даже совсем не работать, что нередко и имеет место, и получать «проценты» за счет членов своей бригады; воспитателей лагерей это не интересует, лишь бы не было нарушений лагерного порядка со стороны этого заключенного. На этом пока что и стоит все «трудовое воспитание» в лагерях. В результате: привития трудовых качеств людям, и без того весьма прохладно относящимся к трудовой деятельности, никакого не получается и из «исправительно-трудовых лагерей» люди, в особенности молодежь, выходят с крепким убеждением, окончательно окрепшим именно в лагерях, что без обмана, без «чернухи» и «туфты» не проживешь, т. е. в большинстве случаев, с еще более шаткими нравственными устоями, чем они были у них до заключения. Это несомненный факт, с которым нельзя не считаться и который необходимо обязательно устранить, изменив существующую систему установления зачетов заключенным за хорошую и добросовестную работу и внести значительные изменения по воспитательной работе среди заключенных.

III. Предложения о реорганизации воспитательной и карательной работы в местах заключения

1. Человек совершил преступление – значительное, требующее определенной, высокой меры наказания в виде более или менее длительного лишения свободы, или незначительное по своему общественному вреду, но вторичное после того, как были уже применены к нему все меры судебного и общественного воздействия для его предупреждения и исправления (судебное решение о наказании без изоляции: удержание части зарплаты на определенный срок, условное осуждение с соответствующей отметкой в паспорте, товарищеский суд общественное осуждение на общем собрании и т. п.). Раньше он был нарушителем уголовного кодекса, а стал после суда – осужденным судом преступником.

Но в этом случае всех преступников нельзя сразу же «стричь под одну гребенку» и отправлять в одни и те же места заключения, как это имеет место в настоящее время.

2. Должны быть созданы раздельные места заключения: исправительно-трудовые колонии или лагери – для лиц, осужденных в первый раз и не особенно социально опасных, поскольку они уже попадают в заключение; и концентрационные лагери усиленного режима для лиц особо социально опасных рецидивистов, ранее отбывавших наказания в исправительно-трудовых лагерях или колониях и неисправившихся, особо опасных бандитов и убийц, громил и погромщиков, расхитителей социалистической собственности с корыстной целью личного присвоения на сотни тысяч рублей, действительных изменников родины и контрреволюционеров, сознательно совершивших подлинные, подрывные, имеющие реальные последствия преступления против социалистического строя, государственной безопасности и советской власти.

И режим, и условия воспитательной работы в этих местах заключения должны быть различны.

Лиц, осужденных в исправительно-трудовые колонии и в лагери усиленного режима нельзя допускать объединять нигде в одних местах: ни в пересыльных тюрьмах, ни в этапах; из зала суда пути лиц, осужденных к тому или другому виду заключения, нигде не должны сливаться. Основные условия работы и режима при отбытии наказания в тех и других местах заключения должны быть опубликованы в печати и широко обнародованы, а в уголовном кодексе должно быть точно определено, в каких случаях и за какие преступления граждане СССР могут быть подвергнуты заключению в концлагерях усиленного режима.

3. Человек в социалистическом обществе является самым драгоценным капиталом, поэтому и в тех и в других местах заключения вся работа с заключенными должна быть пронизана прежде всего одной руководящей идеей: дать хорошую «продукцию», т. е. перевоспитать, если нужно, – сломать преступную волю преступника и превратить его, в лучшем случае, в честного, полезного и добросовестного члена социалистического общества, а в особо тяжелых случаях, хотя бы в покорного человека, твердо усвоившего необходимость уважать силу советских законов и требования социалистического общежития и не осмеливающегося более нарушать их.

Это очень трудная и длительная работа. В ней на помощь работникам юстиции, работникам судов, воспитателям лагерей должна прийти наша социалистическая педагогика, наша общественность и прокуратура и хозяйственные организации, использующие труд заключенных

Как много можно сделать в этой области доказывают хотя бы результаты трудов нашего замечательного педагога А. С. Макаренко в области перевоспитания несовершеннолетних преступников. Много ценного могут почерпнуть работники мест заключения при детальном изучении его трудов и иметь большие успехи в деле перевоспитания и взрослых преступников, тем более, что молодежь, попадающая в лагери в столь большом количестве, по своему развитию и по прочим психическим качествам в сущности мало чем отличается от «пацанов» Макаренко, в тех, правда, случаях, когда она попадает в лагерь впервые и не превратилась еще в закоренелых рецидивистов.

Труды А.С. Макаренко ждут своего продолжения и развития не только в исправительных колониях для малолетних, но и в исправительно-трудовых лагерях для взрослых.

4. В исправительно-трудовых лагерях или колониях надо, как правило, всюду ввести зачеты, снижающие срок наказания за хорошие успехи в труде, за высокопроизводительную, качественную и безаварийную работу, за хорошую производственную и лагерную дисциплину, за культурное и вежливое обращение не только с лагерными и производственными руководителями, но и между собой.

Однако существующая система зачетов, имеющая так много отрицательных черт, о которых говорилось выше, должна быть существенно переработана.

Прежде всего существующие в настоящее время нормы выработки, дающие право на наивысшие зачеты, чрезмерно высоки. В лагерях Дальстроя, например, для получения наибольших зачетов (2 дня за 1 день работы) требуется на общих работах выполнять систематически, изо дня в день в течение квартала норму не менее чем на 151%.

Я беру на себя смелость утверждать, что целой бригадой или звеном такая норма при строгом подходе к описанию объемов и условий работ и к нормированию по единым государственным нормам в течение квартала, а то и на протяжении целого года никогда и нигде не выполнялась и не выполняется. А сколько имеется таких бригад в лагерях, которые имеют систематически такую норму выработки и зимой и летом? Кого же мы и зачем обманываем?

В самом деле выполнять систематически такую высокую норму звеном или даже целой бригадой в 20–30 человек можно только при идеальной организации труда и при подборе в бригаде исключительно высококвалифицированных, вполне овладевших техникой своей профессии, физически сильных людей.

В лагерях, куда попадают люди – самых разнообразных профессий, а то и не имеющие никакой профессии и прочных трудовых навыков, и где в основном выполняется массовая, артельная работа, достижение такой высокой систематической артельной производительности труда является делом заведомо недостижимым.

Практика показывает, что исключительно хорошо работающие бригады заключенных при строгом учете и нормировании почти никогда не выполняют длительное время норму выше 130–135% и, если такой бригаде не дать 151%, дающей право на максимальные зачеты, то начинается и «итальянская забастовка», и вымогательства, нередко с ножом или ломиком в руке, и нажим на производственных руководителей со стороны руководства лагеря.

Вот и выручают обман, приписки, эта самая «туфта», без которой «не построить канала». Надо сказать открыто: средний процент выполнения нормы заключенными в системе Дальстроя, например, при правильном описании объемов и условий работ и строгом нормировании во всяком случае не превышает 100%, а по отчетам и зачетам процент этот на пике 115–125%

Особенно значительны расхождения между действительно выполненными объемами работ и проведенными по нарядам имеет место в строительных и разных подсобных работах, т. е. там, где от исполнителей требуется определенная квалификация и мастерство, или там, где объемы работ сравнительно трудно поддаются учету и проверке.

Кроме того, побуждая заключенных существующей системой зачетов на повышение производственных норм, мы ни в малейшей мере не заставляем их думать и заботиться о выполнении государственного плана о качественных показателях, в частности, снижении себестоимости продукции предприятия, в котором они работают.

Условия получения зачетов ни в какой мере не связаны с тем, выполняет или нет предприятие государственный план и каковы экономические и качественные показатели его работы. Заключенных эти вопросы нисколько не беспокоят, а лагерных работников – тоже. Таким образом при существующей системе получения зачетов совершенно выпадает чрезвычайно важный и с экономической, и с воспитательной стороны фактор социалистического воспитания советских граждан, и в том числе лагерного контингента. Макаренко этим фактором не пренебрегал даже при работе о малолетними. Тем более нельзя им пренебрегать в исправительно-трудовых колониях и лагерях

Далее следует отметить, что получение высоких зачетов для лиц, занятых на разных повременных работах весьма нужных и важных, но не поддающихся нормированию, по существующему положению весьма затруднено. Этим создаются дополнительные, иногда очень значительные трудности для предприятий, в которых используется в основном труд заключенных, и опять-таки возникают предпосылки к разным незаконным обходам трудностей, что на практике часто имеет место.

Правда, для большинства повременщиков существует система оценок за выполняемую ими работу в виде «хорошо», «отлично» и «сверхотлично», но во 1-х, на практике почему-то за все эти оценки обычно мера зачетов одна – полдня за день работы, во—2—х, даже не совсем понятная по своей терминологии «сверхотличная» оценка, с особой характеристикой «сверхотличных» качеств какого-нибудь, скажем, кочегара отопительного котла или бухгалтера, или иного повременщика, работа которого чрезвычайно важна для предприятия, не дает ему права на получения наивысших зачетов – таких же, как при работе по нарядам, хотя бы и за работы второстепенные и не имеющие большого значения.

Вводя во всех исправительных трудовых колониях и лагерях систему зачетов для досрочного освобождения следует учесть отмеченные ошибки и отрицательные черты в существующей системе и изменить ее в следующем направлении:

Во—1—х, в предприятиях, обслуживающихся рабочей силой в основном из заключенных (а это так и должно быть, так как смешение в одном месте заключенных и вольнонаемных рабочих ничего хорошего не дает), получение зачетов заключенными должно быть в какой-то мере связано с выполнением данным предприятием своего государственного плана по объему, качеству и показателям себестоимости продукции, дабы привлечь заключенных к действительной борьбе за лучшую работу своего предприятия во всех его показателях и тем самым развивать у них качества хозяйственные, необходимые каждому сознательному члену социалистического коллектива, куда и должен вернуться заключенный после отбытия срока наказания. К примеру, следует начислять зачеты только при условии выполнения предприятием плана не менее чем на 80% и при себестоимости продукции не выше плановой, чем на 10–12%. Приведенные цифры могут быть выше или ниже и существенно меняться для разных отраслей хозяйства и разных условий работы. Суть дела не в цифрах, а в принципе введения фактора, действительно стимулирующего заключенных по настоящему бороться за план и качественные показатели.

Во—2—х, процент перевыполнения нормы на массовых, общих работах, дающий право на получение максимальных зачетов, должен быть снижен примерно до 131%.

Выполнение норм на 100%, при условии выполнения предприятием месячного или квартального плана не ниже установленного % и при условии выполнения установленных качественных показателей, должно давать заключенному право на получение первого, наименьшего зачета, скажем, полдня за день работы;

В–З-х, заключенные, занятые на повременных работах за определенные качественные показатели их работы должны получать зачеты не меньше, чем работающие по нарядам, т.к. каждый заключенный должен работать хорошо и добросовестно на той работе, куда целесообразнее его по личным качествам и по производственной необходимости поставить и ничего на этом не должен потерять в части скорейшего освобождения;

В—4—х, одних производственных показателей не должно быть достаточно, чтобы получить полностью зачеты. Непременным условием получения зачетов полностью должно быть также безусловное соблюдение заключенными лагерной и производственной дисциплины, культурность и вежливость в обращении, отсутствие ругани и матерщины даже в своей среде. Подобные нарушения дисциплинарных и этических норм должны вести к некоторому частичному или даже полному лишению зачетов;

В—5—х, что весьма важно, в исправительно-трудовых колониях и лагерях необходимо в гораздо большей степени расширить общественность заключенных, создать помимо производственных бригад лагерных должностных лиц и самообслуж. назначаемых начальником лагеря, какие-то организации, пользующиеся у заключенных определенным и высоким авторитетом, может быть даже выбранные самими заключенными и утвержденными начальником лагеря, которые помогали бы руководству лагерей и производственникам крепить лагерную и трудовую дисциплину, следили бы за добросовестной работой заключенных, за соблюдением ими правил культурного общежития и поведения и помогали бы воспитателям проводить определенную воспитательную работу.

Должны ли это быть старшины нескольких бригад заключенных, работающих на отдельных цехах или участках производства, или старшины объединений по профессиям, или старшины по баракам должны показать опыт и практика, самое их название также выработается жизнью. Может быть, они будут называться не старшинами, а как-нибудь иначе. Суть дела должна быть в том, что как отдельные старшины, избираемые на определенный срок, так и в особенности совет старшин должны иметь определенные и довольно широкие права, полномочия и обязанности, в первую очередь, при разборе вопросов о зачетах, о том, заслуживает тот или иной заключенный зачетов и в какой мере. Заседания советов старшин должны производиться открытые, с присутствием всех заключенных, и закрытые. Их запротоколированные решения в отношении зачетов должны санкционироваться начальником лагеря и воспитателем и поступать на утверждение прокурора. На совещаниях подобного рода весьма необходимо присутствие и производственных руководителей, а в некоторых случаях представителей прокуратуры и советской власти. Необходимо также предоставить совету старшин право товарищеского суда над заключенными, совершившими неэтические и антиморальные поступки и нарушения товарищеской и производственной дисциплины.

Выбранным старшинам, и в особенности совету старшин и его председателю, надо предоставить очень большие права и льготы: они должны быть первыми помощниками воспитательной части, а также производственных руководителей в деле «выпуска из ИТЛ» хорошей продукции, перекованных и перевоспитанных нарушителей уголовного кодекса, попавших в лагерь. Старшины должны иметь пропуска на бесконвойное хождение. Председатель совета старшин должен иметь право непосредственного обращения к прокурору. В то же время старшины, во избежание возможных злоупотреблений своими большими правами, должны нести и большую личную ответственность, вплоть до перевода их в лагери усиленного режима, причем решение о наказании провинившегося старшины должно быть, как правило, проведено через совет старшин.

В—6—х, так называемую «самоохрану» из заключенных надо всюду ликвидировать и впредь не допускать. Во всех отношениях это вещь весьма скверная.

В—7—х, в лагерях этого типа надо гораздо шире практиковать дополнительные снижения сроков наказания и досрочные освобождения за особо выдающиеся, реальные производственные показатели, за выполнение в срок и с хорошим качеством работ в особенно тяжелых условиях, за рационализаторские предложения, дающие большой эффект, и за продуктивную организаторскую и воспитательную работу среди заключенных

Безусловно, все решения о дополнительных снижениях сроков наказания и досрочном освобождении должны утверждаться прокуратурой.

Таковы основные мои предложения в отношении реорганизации работы с заключенными в исправительно-трудовых колониях и лагерях, работы, которая должна носить в основном характер воспитательный.

4. Режим и условия работы заключенных в концлагерях усиленного режима должны резко отличаться от таковых в исправительных лагерях.

Эти лагери должны быть совершенно закрытые, никакого общения с окружающим вольнонаемным населением и с заключенными в других лагерях лица, заключенные в них, иметь не должны.

Производственная работа должна быть организована только в зоне самих лагерей. Здесь могут быть организованы, например, отдельные шахты, кирпичные и черепичные и многие другие заводы, и даже многоотраслевые производства.

Никаких систематических зачетов в этих лагерях быть не должно.

Никаких денег за свою работу заключенные на руки получать не должны. Весь их заработок должен переходить на их лицевые счета, может пересылаться родственникам или выдаваться только при освобождении из лагеря.

Нарушения производственного и лагерного режима должны сурово караться удлинением срока наказания, штрафными изоляторами с ограниченным питанием и прочими мерами воздействия, а преступления, совершаемые заключенными этой категории – караться расстрелом по приговору специальных выездных в лагерь сессий суда. Для заключенных в этих лагерях подобные суды должны быть открытыми.

В то же время и в этих лагерях для заключенных, вне зависимости от их статейности, выделяющихся своим хорошим поведением и производственными успехами, должна быть предоставлена возможность перевода для отбытия остающегося срока наказания в исправительно-трудовые лагери. Такие решения должны выноситься выездной сессией суда по представлению начальника лагеря и прокурора в присутствии заключенных, скажем, 1 раз в год.

Лица, переводимые решением суда в исправительно-трудовые лагери, сразу же из зала суда должны под охраной направляться в специальные помещения и изолироваться от остающихся в лагере заключенных

В лагери усиленного режима следует направлять по приговору суда преступников со сроком заключения не ниже 10 лет, но необходимо предусмотреть для особо неисправимых лиц, заключенных в этих лагерях, удлинение первоначального срока наказания по специальному решению выездных сессий суда на срок, скажем, не свыше 3 лет, причем эти решения должны выноситься до истечения первоначального срока заключения и лучше всего одновременно с рассмотрением дел о переводе лучших заключенных в исправительно-трудовые лагери.

Для преступников, попадающих в лагерь усиленного режима вторично, как правило, не должно быть никаких перспектив к переводу в исправительно-трудовые лагери.

Таким образом, лагери этого типа, как следует из всего сказанного о них, должны быть организациями сугубо карательными, предназначенные к тому, чтобы сурово наказать лиц, совершивших очень тяжелые преступления, или сломать преступную волю неисправимых никакими другими мерами рецидивистов, принудить их уважать советские законы, хотя бы угрозой не выйти из подобного лагеря до конца своих дней, если он попадет туда во второй раз.

Можно быть твердо уверенным в том, что уже один факт создания лагерей подобного типа, с широким опубликованием в печати его назначения и условий режима и работы в нем, уменьшит в настоящих условиях количество рецидивных преступлений в стране, а вся система предлагаемых мною мероприятий воспитательного, предупредительного, исправительного и карательного характера, наряду с проводимыми партией и правительством мероприятиями по значительному и быстрому повышению материального и культурного благосостояния широких масс населения будет реально способствовать быстрому уменьшению преступности.

IV. Заключение

В заключении мне хотелось бы сделать следующие замечания: и при мерах предупредительно-воспитательного характера, проводимых судами и общественностью, и после отбытия наказания по приговору судов в лагерях любого типа, граждане СССР не должны подвергаться никаким дополнительным паспортным, служебным или иным ограничениям и должны иметь возможность (а освобождаемые из концлагерей обязаны) немедленно из района лагеря отправляться к месту жительства. Имеют место случаи, когда лиц, освобожденных из лагерей и имеющих об этом пометки в паспорте или ограничения, в родных местах не прописывают, на работу не принимают и тем толкают к скитаниям из одной местности в другую, а затем и к преступлениям. Этого не должно быть. Человек, совершивший какое бы то ни было преступление и отбывший меру определенного ему наказания, должен считаться полностью искупившим свою вину. Другое дело, что за таким человеком должно быть установлено особенно бдительное наблюдение. Так и должно быть. На всех отбывавших наказание должны быть заведены во всех больших объединениях мест заключения в республиканских и общесоюзных центрах хорошо организованные картотеки с установочными данными, с фотографиями и дактилоскопическими отпечатками, чтобы в случаях повторных преступлений преступник не мог уклониться от полагающейся ему более высокой меры наказания.

Пребывание же освобождаемых из лагерей более или менее длительное время в одном месте действует, как показал опыт последних лет, на эту публику очень вредно и способствует новой организации разных «блатных» банд и группировок

Многие положения, выдвинутые мною в настоящей записке, даются схематически и недостаточно разработаны, но к этому я и не стремился. Я имел целью высказать свои соображения об общих принципах реорганизации дела борьбы с преступностью, о имеющихся ненормальностях в этой области, приводящих к явно отрицательным результатам, и о тех основных направлениях, по которым надо искать лучшие решения способов окончательного изживания преступности в стране социализма.

Имея большой опыт работы с заключенными, хорошо зная их быт, психологию и настроения, я убежден в несомненной правильности и полезности предлагаемых мероприятий. Поэтому я и решаюсь и считаю своим долгом высказать их тем лицам, которым правительство поручило разработку нового уголовного кодекса. Я буду вполне удовлетворен, если приведенные мною факты и мысли хоть в какой-то степени могут оказать помощь в их трудной и ответственной работе.

Дородницын AM., инженер-строитель

Чукотка, Певек, Хабаровского края,

Чаун– Чукотское горнопромышленное управление Дальстроя.

Заключение тов. Дедова Л.Л.72 по письму Дородницына A.M., продиктованное по телефону

Большинство предложений, изложенных в письме Дородницына AM., т. Дедов А.Л. считает правильными, и они будут учтены при работе его комиссии.

Вопросы, которые т. Дедов А.Л. считает правильными:

1. О передаче исправительно-трудовых лагерей из ведения МВД в ведение Министерства юстиции (вопрос уже решен).

2. О широком вовлечении общественности в дело борьбы с мелкими преступлениями. Шире использовать права товарищеских судов (будет учтено в работе комиссии т. Дедова А.Л.).

3.0 пересмотре существующего законодательства: расширении пределов срока заключения по отдельным статьям уголовного кодекса и ликвидации ненормального положения, по которому умышленное убийство карается меньшим сроком наказания, чем хищение. (По этому вопросу работает комиссия т. Горшенина К.П.)

4. О дифференцированном содержании заключенных. Это предложение правильно и должно быть учтено комиссией, работающей над предложениями по режимным лагерям.

5. Об усилении культурно-воспитательной работы в школах, комсомоле, клубах, а также в исправительно-трудовых лагерях, пропаганда борьбы с преступностью в печати, театрах, кино. Вопросы поставлены правильно и комиссия т. Дедова АЛ. учтет их в своих предложениях

6. О трудовом использовании заключенных и системе зачетов. Этот вопрос комиссия учтет в своих предложениях

7. Вопрос о ликвидации Особого Совещания (решен).

Предложения Дородницына, которые не могут быть приняты:

1. О введении телесного наказания.

2. Отметка о преступлениях в паспортах (вор, хулиган И Т. П.).

3. Введение номеров или табличек на одежде заключенных

Снято восемь копий 14.1.54.

Копии направлены, согласно резолюции:

тт.Маленкову Г.М., Хрущеву Н.С., Молотову В.М., Булганину Н.А.,

Кагановичу Л.М., Микояну А.И., Сабурову М.З., Первухину М.Г.

Снято 10 экз. копий 6/1

1 экз. копия т. Бабухину И.А.

1 экз. копия Зам. Мин. внутрен. дел т. Масленникову

1 экз. Зам. Генер. прокурора СССР т. Болдыреву

1 экз. Зам. пред. Верх, суда СССР т. Успенскому

ГАРФ. Ф. 7523. Оп. 85. Д. 253. Лл. 42 об-73. Машинопись, заверенная копия.

№ 136

Письмо заключенного О. Жукова К.Е. Ворошилову о реорганизации системы лагерей

4 марта 1954г.73

Секретно

Товарищу Ворошилову К.Е.

Здравствуйте, Клим Ефремович!

Обращаюсь к Вам с громадной надеждой на справедливое и неотложное решение, назревшее до чрезвычайности, вопроса о существующий системе исправительно-трудовых лагерей, устаревшей, не отвечающей действительности своего назначения.

Необходимо немедленное переустройство или в ином случае изменение некоторых установок, меняющих в корне лицо лагеря, нравственно и физически калечащий советских людей.

Попав из Советской Армии, где дисциплина и порядок, в лагерь, – ужасаешься громадному контрасту, сознание долгое время не может воспринять всего происходящего. Нет, не может быть, чтобы все это происходило у нас, в нашей стране. Человек очень терпелив во имя лучшего и светлого будущего, готов перенести любые невзгоды.

В то время, когда страна победившего социализма шагает гигантскими шагами вперед, в жизни же лагеря не видно изменений к лучшему.

За 6 лет пребывания в ИТЛ пришлось многое испытать на собственной шкуре: голод холод, избиение, оскорбление и унижение. Видеть, как мучаются и страдают другие, находящиеся здесь солдаты, рабочие, колхозники, и я пришел к выводу, написать Вам, ознакомить и просить самого серьезного вмешательства.

Письмо вынужден писать нелегально (другого послать не предоставляется возможности), поэтому приходится быть кратким, не приводя многие, многие факты, воспроизвести коротко настоящую действительность:

1. Необходимо: отделить воровской элемент всех мастей, исключить возможность развращения и угнетающего аристократического господства, строжайшая изоляция, начиная с тюрем, от основной массы преступников, но все же советских, не потерявших облик людей, вполне исправимых

С отдельной частью воровского контингента – борьбу иного порядка.

Сложившиеся у многих понятия, что вор-карманник и другие разновидности мелких воришек и воров не страшны государству, понятие неверное. В лагере не продохнешь от такого засилия.

О неорганизованности и отсутствии дисциплины воровского коллектива понятие устаревшее.

Современный воровской мир пережил в тяжелых условиях свой организационный период и выработал для возможности выжить и сопротивляться крепкую, сплоченную воровскую группировку, т. н. «честных блатных, урок», подчиняющихся беспрекословно и неотступно воровскому закону.

Высшая власть – воровская сходка. Где разбираются все инциденты, назревшие вопросы, намечается дальнейший план действий и поведения в связи с обстановкой.

Пример выдержки и подчинения: На сходке в августе м-це 1953 г. было постановлено:

1. Входить в доверие начальства.

2. Мужиков, кухню не обжимать. Мужики, видя, что мы их – защита от другого мира, где жмут, встанут стеной за нас и любые невзгоды не страшны за мужиком.

3. Пресекать шкодников о лагере, на поселке не воровать.

4. Ни одного случая трюмиловки со смертным исходом. (И действительно вот уже полгода все «тихо», «спокойно»; так кажется начальству и оно все больше и больше впадает в заблуждение.)

Воровской закон нигде не писан, но это конституция воровского коллектива, обуславливающая права, обязанности и поведение:

1. Пользующийся воровскими правами в лице товарищей неприкосновенен, и лишь сходка может вынести соответствующее решение его поступков и пребывания.

2. Полная интернационализация.

3. Свобода суждения и право голоса независимо от возраста 16 или 40 лет. Хотя количество преступлений, своеобразных заслуг поднимает популярность, но не власть над другими. «Магерамство – единовластие не допустимо. Атаманов, как таковых, нет».

4. Карточный долг – долг чести.

5. Обязан: всемерно поддерживать друг друга в заключении, а также на свободе.

6. Пользуется привилегиями над остальной массой, по блатному, т.н. фраеров.

7. Пользуется воровским куском, т. е. обжимать мужиков. Доля львиная из передач посылок, с кухни пожирнее, побольше. Все лучшее им, и это во всех отношениях, а остальным, что останется.

8. Работать по возможности и желанию.

9. Рекомендуется быть бригадиром (разрешено недавно, раньше запрещалось) ввиду возможности не работать самому и своим товарищам выводить проценты, деньги, зачеты за счет работающих людей в бригаде (Пример: 5–6 лет на общих работах имеют лишь год-полтора зачетов. При возможности два дня за день). А воры освобождаются быстро, проценты хорошие, зачеты максимальные, с деньгами садись да лети на материк.

Если бригадир не вор, то его заставят подчиниться своим требованиям и желанию.

10. Не имеет права: работать на должностных местах нарядчиком, старостой, строить зоны, запретки, изоляторы. Полный контраст с органами лагерной администрации, охраны и режима.

«Урки» – люди квалифицированные, умные, ловкие, смелые, систематически занимающиеся воровством. Они презирают все устои человечества о труде, совести, чести, приличия поведения. У них свои выработанные понятия об этом.

Пренебрежение к оседлому образу жизни, к работе, к обзаведению семьей (воры, ведущие оседлый образ жизни, относятся к отдельной касте т. к «домашняков»). Удел же «блатных» – разъезжание по стране или «держание садки» на железнодорожной ветке.

Заключение – тюрьма, лагерь не страшны воровскому контингенту. Сюда они идут как в дом родной. Коли не удается подкупом, ложью, наглостью и нахальством отвертеться от срока без угрызения совести, стыда и позора, он вступает в тюрьму. Зная, что его ждет семья товарищей, которая поддержит его материально и физически. Пребывание в заключении неоднократно используется как своеобразная школа отбора, воспитания и усовершенствования, путем обмена опытом. Обучаются и совершенствуются игре в карты до виртуозности. В постоянных спорах и доказательствах отрабатывают свою дипломатию.

Все это возвышает их и выделяет от народа, убитого горем, стыдом позора происшедшего преступления. И среди общей массы людей подавленных, не опомнившихся от громадного несчастья, они чувствуют себя как рыба в воде.

Отступление, предательство, измена, проигрыш в карты, несвоевременная выплата долга влечет за собой смерть. При более легких обстоятельствах – избиение, общее презрение, потеря воровского звания честного урки. И эта невозможность пребывания в рамках воровского закона породила новую разновидность воров т. н. «сук» более приспособленных к условиям жизни в лагере и на свободе. Но все равно в корне преступных Так же поддерживается воровскому закону, но видоизмененному. В сущности блатной остается блатным. Им предоставляется возможность контакта с лагерной администрацией.

Выставляют себя, как благодетели рабочего люда. Болеющие о нем, о его нуждах, но обратно таки для своей выгоды, кармана и пуза.

Перенятое некоторых функций по установлению порядка (палочного) в лагере.

Заигрывание с администрацией. Вот чем они и страшны, что на их удочку подписывается начальство, слагая со своих плеч обязанности на шайку рецидивов.

Методы инквизиции и варварских времен меркнут перед приемами современности т.н. трюмиловки, применяемой ворами «суками», а также некоторым начальством по отношению воров «честных». Цель путем страшных мучений подчинить врага своей идее, заставить отказаться от своего прошлого, встать на сторону «сук». Сказавший «да», жмет руку и закрепляет свой переход целованием ножа и немедленным участием в трюмиловке недавних товарищей. В отношении провинившихся «фраеров» применяется теми и другими избиение чем попало, подвешивание. Один из страшнейших приемов – подкидывают человека за руки и ноги и бьют об пол. Несколько ударов и кровь хлещет из глотки, носа и ушей (В ноябре м-це 1953 года в 9 бараке, левая секция, 6 раз подмывали кровавый пол, применяя подобный прием. Внешне никаких признаков, как внутри – этим не интересуются.

Но все бледнеет перед ужасной оргией изнасилования мужчин. Под дикий смех садистов избитого, измученного, полузадушенного или совсем без сознания мужчину делают пидарастом или минетчиком, чтобы не проливать кровь, не зарабатывать себе нового срока сажают на «кожаный нож», специально заражают сифилисом.

Цель – сделать из человека нечто всеми презираемое, низкое, недостойное к жизни даже в лагерной обстановке. Постоянная насмешка и унижение, место под нарами, отдельная посуда, издевательски дырявая.

Пример: Бригада № 21, прииск Красноармейский, более 60 человек заразных пидарастов, минетчиков. Многие из них стали профессионалами за кусок хлеба из-за забоюсь занимаются этим пагубным ремеслом. Сейчас они вывезены за пределы прииска на 47 километр подальше от комиссий. Комиссии их рекомендуют, как венерически больных, умалчивая об ужасном. А сколько их по лагерям?

Засилие элементов преступного мира, отсутствие женщин развивают в ужасных размерах разврат, чуть ли не поголовный онанизм, садизм, массу венерических болезней. Многий даже гордятся, что пробовали птиц любых, кобыл, свиней, собак, даже быка в ноздрю огуливать. Это среди мужчин, а женщины – дикие страсти, ловля мужчин, ковырялки, коблы, мешочки с кашей для удовлетворения. Жуткое бесстыдство, беспредельный разврат.

Тюрьма, лагерь – концентрация зла, преступлений разврата, всех пороков человеческого общества, изоляция от людей, никакой воспитательной работы; кипите, как хотите, в собственном соку.

Подраздел на различные масти и группировки, борьба между ними всеми правдами и неправдами, взятки, подкуп, клевета, двуличие, кровавые расправы, поножовщина, трюмиловки – все это за власть и полное беспрекословное господство в лагере со всеми вытекающими отсюда привилегиями, не работать, праздно проводя время. Мужики (рабы в полном смысле слова) выполняют всю работу за них. Исполняя малейшие прихоти, подай, поднеси, удовлетвори, сделай то, другое, подмети, убери. Формальное господство и лакейское унижение силе. И это все русскому ли человеку переносить подобные оскорбления?

Срок 25 лет, какое преступление исчисляется ценою жизни? Жизни за проволокой в мире преступного уголовного рецидива. В этих страшных условиях надежда на свободу нереальна. Смерть на каждом шагу, если не от пули, так от ножа; не от произвола лагерного начальства, то от прихоти лагерных господ Освободиться по зачетам – возможность воров, им зачеты, – работягам проценты на пайку хлеба.

Указ о смертной казни за бандитизм в лагере одернул, заставил одуматься прослойку людей т. н. исполнитель – убивающий другими намеченную жертву или берущий дело чужое на себя во имя воровского уважения или под давлением угроз. Все равно 25. Одернул, но не остановил ввиду неприменения показательных расстрелов.

Амнистия вдохнула надежду на освобождение, способствовала уменьшению т. н. «сухарьи» – отдающие свое имя и малый срок на больший. Членовредителей – людей, не выдерживающих трудных, порой нетерпимых условий лагерной жизни, работы на общих тяжелых физических, конвойных работах, суровых климатических условий – калечат конечности. Воровской элемент поступает хитрее: трудовой акт, что это произошло по вине производства, мотивирующий несчастный случай. Специально засушивают пальцы, травят глаза, принимают разную дрянь, чтобы актироваться. А сколько умирают в страшных мучениях, переборщив дозы: сахара на легкие, амонала для желудка, чифира для сердца, махорочного настоя, кострового семя для тропических язв.

Беглецы – горящие желанием свободы, предпочитающие медленное отупение и угасание делу случая. Ставя на карту самое дорогое – жизнь, не страшась пули, голодной смерти и нагнавшей погони, ведь приводят назад единиц, а то приносят отрубленные руки для нужд спецчасти и славы себе.

Амнистия подействовала отрезвляюще. Много радости, веселья, радостного смеха, который удивительно было слышать в этих мрачных условиях. Принесла она многим свободу, возврат в семью трудящихся, к жизни. Но вместе с тем освободила много уголовного элемента, в действительности не заслуживающего снисхождения. Поймать, осудить которого тратится столько средств, а, освободившись, они вновь займутся своим делом, т. к. лагерь их не излечил, не перевоспитал, но исправил, а еще больше развратил, подготовил. Они осложняют и обостряют положение, увеличивают преступность. Отличить их сейчас от общей массы нелегко, вновь громадные расходы. Освобождение производится без всякого различия, а ведь в лагере с годами собирается такой богатый материал о личности каждого.

Для полнейшей характеристики лагеря:

Лагерная интеллигенция – обслуга. Люди авантюристы, проныры, получившие сроки за различные махинации, нетерпимые на воле – здесь катаются в масле, да и пользу приносят кому обязаны за выдвижение на пост от общих работ. Они торгуют всем, чем только возможно по положению и должности. За взятку можно достать исключительно все. У врача – любые лекарства, которые для общего пользования не найдешь в санчасти, у нарядчика – перевод в любое место, отдых по таксе; технормировщик – подделает проценты, зачеты, проведет в нарядах хотя ты там и не работал; у портного, сапожника – сшить, что душа желает; повара, банщика, ларечника в парикмахерской, в хлеборезке – у каждого свое; с бухгалтером – лагерным магнатом – любую темную махинацию. Любому смертному доступна сделка за деньги ворам, за забоюсь. Вот таково лицо лагеря.

Всему выше описанному в той или иной мере способствуют местные власти, да и снизу не видно выше.

Все это исходит от того, что нет единой системы содержания, воспитания и режима и надзора для заключенных В большинстве своем пущено на самотек, на усмотрение того или иного начальника, каждый и городит от себя во что горазд. А многие еще под влиянием или из-за симпатии, не зная как повести дело, поступают вопреки закону.

Необходимо прекращение самоправия, спецшколы подготовки единой системы, сборы, обмен опытом, специальная литература, переписка, подробная информация вышестоящей единой инстанции, постоянное инспектирование, периодические комиссии обследования положения и соответствующих указании, достижение невозможности перегибов.

Вновь прибывший человек, договорник или назначенный в ту или иную работу, горя идеей, стремлением, полный решимости борьбы с несправедливостью, царящей вокруг, через пару месяцев загнивает от бессилия что-либо стронуть с места, безразличие окружающих заражает. Начинает пить, безразлично относится к тому, что его еще так недавно воодушевляло и в конце концов сгнивает окончательно. Один среди равнодушного и безнравственного мира мелких властителей, ушедших в свою скорлупу, живущие интересами собственного мизерного мирка, алчных (пример: бывш. нач. прииска Алексеев, торговал спиртом 300 руб. пол-литра; до сих пор здесь карточная система, а спирт дело редкое, вот почему такая цена. Увез отсюда кучу денег, на книжке было 75 тысяч, больше класть боялся, копил отдельно. Начальник лагпункта № 3 старший сержант Рындя на лагерных отбросах держал свиней, специальный дневальный з/к ухаживал за ними. Продал в лагере неофициально по 70 руб. килограмм. Плохо разве сейчас ему в отпуску). Большинство живет по принципу «время идет – деньга течет». Бояться нечего, к ответственности не привлекут, рука руку моет. Заведена практика, провалился здесь, переведут на другое место, хуже не будет. А что если комиссия? Комиссия еще не успеет вылететь, а ее уже ждут, деятельно готовятся, наводят порядок. «Бедное начальство» в мыле, не подведите, ребятишки. А другой еще додумается пригрозить насчет жалоб. В лагере обед готовится получше, дают махорку, работает ларек. Приедет комиссия, местные власти вьюном вертятся перед ней, покажут достопримечательности, где вид получше. За годы выработалась сноровка, знают, чем пыль пустить в глаза, обстоятельно обскажут положение да на обед затащить стараются, а там уже в их руках – выпивка, закуска, делают свое дело. Комиссия, успокоенная и с чувством честно выполненного долга убирается восвояси. А эти потирают руки. Очки втерты, а жалобы, что были – где их не бывает? Решат по мелочи, что возможно на месте, дадут указания, а что запишут, чтобы разобрать, пообещают, так обещанием и остается.

2. Чтобы взорвать эту косность необходима: строжайшая чистка на местах. Опытные, честные, преданные кадры, привлечение партийных организаций к работе в этой области.

3. Культурно-воспитательная работа.

Что может сделать один начальник культурно-просветительной части да один или два инспектора в лагере с количеством людей 1000 и более. Если надзор, состав, набранный без всякой системы малограмотных, грубых людей (и то число их очень мало, о каком надзоре может быть речь, если в сутки 2 раза делают обход по баракам). Мат со стороны надзирателей, и как не удивительно, мордобой, рукоприкладство живет до сих пор. Надзиратель – доходное место, отбирают, что заключенные несут в лагерь, на вахте, при поимке картежников – деньги их приз, взятки и заигрывание с воровским контингентом. Пример: 27 января 1954 года воровская сходка в зоне лагеря, пропущены освободившиеся воры.

Существует один только порядок наказания, а также и воспитания. Укоренившееся и применяемое во всех случаях (исключая воров) с ними обхождение более деликатное ввиду популярности и знакомства с тем или иным надзирателем, а также способность быстрой ориентировки и нахождения выхода, да и дипломатические способности.

Затаскивают на вахту, подгуляют прилично, не вздумай сопротивляться, вышибут сразу все, отволокут в изолятор, там еще подкинут, смотря по обстоятельствам, сколько. Истерзанного, избитого нравственно и физически, кидают в камеру сырую, темную, битком набитую с полубочкой «парашей» в углу. Выдержки сутки, двое, а потом 300 грамм хлеба, 183 гр. воды. Насмешки, надругательства, побои, мат со стороны надзор, состава. Не выдержишь – зачахнет, страшного нет, врач спишет. 3/к Гамалей 28 суток держал голодовку. Несправедливое постановление, незаконное водворение в штрафной лагерь (тюрьму) начальник мл. л-т Кравец заявил врачу, готовившему пишу для введения, на собственном сахаре: «Сдохнет, черт с ним, другим неповадно будет держать голодовку».

5. Необходима единая целеустремленность производства, лагеря и дивизиона охраны, чтобы не получалось разногласий (как по Крылову – лебедь, рак и щука), каждый чувствует себя полновластным хозяином. Производство заинтересовано, чтобы побольше поработали (в летний сезон промывки, выходных нет, рабочий день 13–14 часов, правда, все это оговорено профилактикой, обедом, передачей смен). Поработать побольше, заплатить поменьше (пром. приборы, выполняющие 2–3 годовых плана, не в состоянии выполнить месячный т. н. оперативный план). Значит, оплата меньше. Урезать кубаж, сделанную работу, т. к. от лагеря не бывает представителя при замерах А лагерю что, выставил рабочую силу, производство дает акцепт и ладно. А что люди делают и как, этим уже не интересуются.

Рабочая сила в лагере в работе заинтересована относительно... Результатов выработки не ощущается, оплата труда в корне отличается от вольнонаемного состава. Прогрессивных, премиальных, сверхурочных нет (18 февраля при засыпке шурфов, 4 участок нач. Войчук, люди, измученные работой, морозом и голодом, после 2 часов сверхурочных (положено 9) прекратили работу. Приехал нач-к прииска Мульляр, – почему не работаете? Пока не кончите, в зону не пойдете. Что, голодные? В чем же дело, сейчас мы привезем вам по куску хлеба). Зачетов фактически нет. Недостаток питания.

Солдаты конвоя заявляют: У нас устав, служба, отбыл наряд честно, остальное нас не касается и не интересует, на срок службы не влияет.

Незаметные на первый взгляд подобные противоречия, кажется, не должны бы были и существовать, но они есть и действуют пагубно на выполнение государственного плана.

Для восстановления порядка и борьбы с преступным миром полумеры недостаточны. Судите сами.

Несколько слов о себе: Я, ЖУКОВ Олег Иванович, родился в 1926 году, образование среднее, родился в семье служащего в гор. Ленинске (теперешний Чарджоу) Туркменской ССР.

В 16 лет бегу из дома на фронт, горя патриотизмом, защищать Родину. По 1947 год служил в Советской Армии, где мной совершено преступление, вопреки своим убеждениям и понятиям. С родителями переписки не имею, мечтал – вернусь героем, стал – преступником, стыд и совесть не позволяют писать домой, отцу, в 1942 году зам. наркома земледелия депутат Верховного Совета Туркменской ССР.

Осталось отбывать 4 года, но не уверен, дождусь ли дня освобождения ввиду всего вышеописанного. Даже это письмо, попав в руки местных властей несет репрессии, а со стороны воров – смерть. Мои неоднократные попытки обратить внимание на существующие порядки лагерного начальства, оперуполномоченных и редко бывающих комиссии не привели к реальному результату.

Еще одна вопиющая неправильность и несправедливость: опираясь на указания как будто из Москвы, сделать на Чукотке единую власть в среде преступного мира, разношерстных мастей и группировок путем трюмиловки.

Готовится этап в количестве 250 человек. Ночью был составлен специально список выразивших желание воров «сук» ехать на прииск «Южный», где «честные». Ворота вам откроют, войдете и делайте свое дело, – наставляет оперуполномоченный. Приехавший подполковник, ведущий отбор людей, первым долгом спрашивает «масть» и, узнав, что перед ним вор, [советует]: «Говори, что плотник, если кто спросит, а ты тракторист». Воодушевлением воспрянул воровской мир «сук». Деятельная подготовка, наша взяла.

На «Южном», узнав о предстоящем этапе, подняли забастовку протеста. На подавление бастующих брошена охрана. Представляю себе весь ужас – успокоение силой. И это отразится в первую очередь на рабочем люде, не причастных к делу, а предстоящая трюмиловка: кровь, истязания.

Это еще раз указывает на бессилие начальства, прибегающего к сообществу рецидива.

Мой адрес: Магаданская обл., Чукотка, пос. Певек, прииск Красноармейский, п/ящик 261/74

По получении Вами письма жду уведомления, в ином случае копия этого письма будет вручена Вам лично. С глубоким уважением к Вам и надеждой.

з/к О. Жуков

Снято 8 копий.

Разослано: тт. Маленкову Г.М., Хрущеву Н.С., Молотову В.М., Булгашну НА, Кагановичу Л.М., Микояну А.И., Сабурову М.З., Первухину М.Г.

Отп. 6 экз.

№ 1 – тов. Ворошилову К.Е., № 2 – тов. Негову Н.М., № 3 – тов. Горкину А. Ф.,

№ 4 – тов. Козлову В.И., № 5 – тов. Круглову С.Н., № 6 – в дело.

ГАРФ. Ф. 7523. Оп. 85. Д. 253, Лл. 74–84 об. Машинопись, заверенная копия.

№ 137

Документы о восстании заключенных Степного лагеря МВД в мае-июне 1954 г.

Телеграмма № 030 и. о. начальника Управления Степного лагеря начальнику ГУЛАГа МВД СССР И.И. Щетинина начальнику ГУЛАГа МВД И.И. Долгих о чрезвычайном положении в 3-м лагерном отделении

Сов. секретно

Шифром

17мая 1954 г.

пос. Кенгир

[В] 3-м лаготделении Степного лагеря МВД чрезвычайное положение, применено оружие. Имеются убитые со стороны заключенных. Прошу направить комиссию.

И. о. начальника Управления

Степного лагеря МВД ЩЕТИНИН

На телеграмме помета: «Министру доложено. 19.05.54».

ГАРФ. Ф.9421. Оп. 1. Д. 267. Л. 460. Копия.

Телеграмма № 60 миниара внутренних дел СССР С.Н. Круглова министру внутренних дел Казахской ССР В.В. Губину о принятии мер по ликвидации беспорядков в 3-м лагерном отделении

Шифром

18 мая 1954г. 19 ч. 20 мин.

Москва – Алма-Ата

В связи с чрезвычайным положением в третьем лагерном отделении Степла-га предлагаю Вам лично вместе с группой оперативных работников вылететь в Степлаг для принятия мер по ликвидации беспорядка. Зачинщиков и организаторов привлечь к уголовной ответственности, остальных активных участников оформить на тюремный режим в соответствии с приказом 00721—50—го года и немедленно этапировать в Верхнеуральскую тюрьму с последующим представлением копий постановлений в Тюремное управление МВД СССР. О положении в Степлаге и принятых Вами мерах донести.

Министр внутренних дел СССР

генерал-полковник С. КРУГЛОЕ

ГАРФ. Ф.9421. Оп. 1. Д. 299. Л. 13. Подлинник.

Телеграмма № 12.001 В.В. Губина С.Н. Круглову о массовом неповиновении заключенных в 3-м лагерном отделении

Сов. секретно

Шифром

18 мая 1954 г.

Алма-Ата – Москва

В ночь на 18 мая в Степном лагере [в] 3-м лагерном отделении произошло массовое неповиновение заключенных администрации лагеря, около 400 человек организованно пытались проникнуть [в] женскую зону, разобрали две каменных стены, на предупреждение и выстрелы вверх не реагировали, [в] результате было применено оружие по заключенным, убито 13 человек, ранено тяжело 32, легко 27, разгромлены служебные бытовые помещения [в] зоне лагеря, бесчинства продолжались также днем 18 мая, 3200 человек не вышли на работу, нанесены ранения камнями двум солдатам и начальнику политотдела Олюшкину, на место вылетаю лично с опергруппой, прошу обязать ГУЛАГ выслать представителей в лагерь.

Министр внутренних дел ГУБИН

ГАРФ. Ф. 9421. Оп.1.Л.285.Л.51. Копия.

Телеграмма № 0/460 заместителя министра внутренних дел Казахской ССР С.Ю. Юсупова заместителю министра внутренних дел СССР С.Е. Егорову о положении в 3-м лагерном отделении

Сов. секретно

20мая 1954г.

Алма-Аты – Москва

По сообщению начальника УМВД Карагандинской области полковника Коновалова, положение в 3-м лаготделении Степлага к утру 20 мая следующее: общение между мужчинами и женщинами, неповиновение и невыход всех заключенных на работу продолжаются. Работники лагеря в жилую зону за пределы вахты заключенными по-прежнему не допускаются с предупреждением об опасности для жизни. Вечером 19 мая из зоны прострела, находящейся между мужской и женской зонами, удалось убрать 14 убитых при применении оружия 18 мая. Один убитый остался в жилой зоне и заключенными помещен в морг. Раненые также находятся в зоне, где им медперсоналом из числа заключенных оказывается медпомощь. Необходимые медикаменты имеются. Продовольствие из числа находившегося в зоне распределяется среди заключенных по установленной ими норме. Участвующие в переговорах представители заключенных ведут себя вызывающе, требуют возвратить в зону трупы убитых, наказать виновных в применении оружия, после чего только они будут вести дальнейшие переговоры. Охрана зоны усилена, из Караганды дано подкрепление 100 солдат, побегов нет. Зам. нач. ГУЛАГа товарищ Бочков с представителем Прокуратуры Союза вечером 19 мая прибыли [в] Джезказган, где также находятся министр внутренних дел КазССР товарищ Губин и зам. прокурора республики, которые сегодня в 12.00 идут в зону. На других объектах Степлага спокойно, все заключенные работают.

Зам. министра внутренних дел

КазССР полковник ЮСУПОВ

ГАРФ. Ф. 9401. Оп. 1. Д 4277. Л. 38–39. Телеграфная лента.

Телеграмма № 0/461 С.Ю. Юсупова С.Е. Егорову о переговорах представителей МВД и прокуратуры с заключенными 3-го лагерного отделения

Секретно

20 мая 1954г.

Алма-Аты – Москва

По сообщению УМВД Карагандинской области, полученному нами 20 мая в 15.00 местного времени, сегодня министром внутренних дел Казахской ССР тов. Губиным, зам. нач. ГУЛАГа т. Бочковым и представителями прокуратуры была посещена зона 3-го лаготделения Степлага. В результате переговоров заключенные дали обещание с 17 часов 20 мая прекратить неповиновение, соблюдать полный порядок, не препятствовать посещению зоны, исполнению обязанностей работниками лаготделения. После переговоров общение с женской зоной прекратили, ведут себя спокойно, обещали в соответствии с закреплением по сменам сегодня в ночь и с утра 21 мая выйти на работу.

Заместитель министра внутренних дел

КазССР полковник ЮСУПОВ

ГАРФ. Ф. 9401. Оп. I. Д. 4277. Л. 40. Телеграфная лента.

Телеграмма № 0/462 СЮ. Юсупова СЕ. Егорову о восстановлении порядка в 3-м лагерном отделении

Шифром

22 мая 1954г.

Алма-Аты – Москва

По переданному из Джезказгана сообщению начальника У МВД Карагандинской области полковника Коновалова, к утру 21 мая порядок в 3-м лаготделении Степлага восстановлен. Абсолютное большинство заключенных вышло на работу. Всего убитых оказалось 18 человек, раненых 70, последним оказывается необходимая медпомощь. Проводятся мероприятия по выявлению и изоляции основных виновников – организаторов беспорядков.

Заместитель министра внутренних дел

КазССР полковник ЮСУПОВ

ГАРФ. Ф. 9401. Оп. 1. Д. 4277. Л. 36. Телеграфная лента.

Телеграмма № 041 заместителя начальника ГУЛАГа МВД СССР В.М. Бочкова, В.В. Губина, Самсонова С.Н. Круглову о невыходе на работу заключенных 3-го лагерного отделения

Сов. секретно

Шифром

25мая 1954г.

Кенгир – Москва

Контингент 3-го лагерного отделения 25 мая сего года на работу не вышел, отказ от работы мотивирует тем, почему заложили полностью стену в женскую зону, зачем убрали бытовой контингент, ведь бытовики нам не мешали, а помогали. Надзирателей и лападминистрацию из зоны удалили, кроме того, по оперативным данным устанавливается, что хотят взять кого-нибудь, как они выражаются, из высокопоставленных из Москвы лиц в заложники, а потом диктовать. Выработали требование всех родственников, высланных с родины, вернуть домой, разрешить общение с заключенными женщинами, решить вопрос о большесрочниках, два раза в неделю выпускать в город.

Учитывая сложившуюся обстановку, просим разрешить объявить заключенным третьего лагерного отделения, что весь контингент лагерного отделения переводится на строгий режим, лишается переписки, свиданий, зачетов. Кроме того, объявить, что до тех пор, пока не будет установлен порядок, не прекратится неповиновение, ни один человек на работу выводиться не будет. Никакие дела рассматриваться не будут.

Это все оформить приказом начальника ИТЛ и объявить заключенным.

Думаем, что это оздоровляюще подействует на основную массу и приведет [к] положительным результатам.

Просим санкции.

БОЧКОВ, ГУБИН, САМСОНОВ

ГАРФ. Ф.9421. Оп. 1. Д. 285. Л. 93–94. Копия.

Телефонограмма начальника УМВД Карагандинской области Казахской ССР С.А. Коновалова в МВД СССР о невыходе на работу заключенных 3-го лагерного отделения

Секретно

26 мая 1954г.

г. Караганда

24 мая с. г. [из] 3-го лаготделения Степного лагеря для того, чтобы разрядить обстановку, был вывезен общий контингент – уголовники в лаготделение Терехты за 75 км. Всего были вывезены 426 человек. После прихода с работы основного контингента политических заключенных они предъявили требование, что мы не выйдем на работу, так как вывезли общий контингент, и поставили вопрос о необходимости сокращения сроков, говорили о том, чтобы их направили на колонизацию для свободного проживания в местах работы вместе с семьями, поставили вопрос об освобождении семей из ссылки, разломали заделанные лагерные проходы между лагерными пунктами, в том числе разломали проход в женскую зону.

25 мая все 3-е лагерное отделение не вышло на работу. Ведут себя спокойно. Всеми этими делами руководят в лагере оуновцы, и чем больше с ними говорят, тем больше они выставляют требовании и наглеют.

Тов. Бочков сообщил, что они дали телеграмму в Москву, просят отменить для этого лагерного отделения предоставленные льготы в виде зачетов и провести другие меры, в частности, установить строгий режим для этого лагерного отделения.

Сегодня утром 26 мая все также не вышли на работу. Предъявляют такие же требования.

В остальных лагерных отделениях Степного лагеря спокойно, все работают,

в том числе спокойно на руднике.

КОНОВАЛОВ

ГАРФ. Ф.8131. Оп. 1. Д. 4239. Л. 149. Копия.

Докладная записка Министра внутренних дел С.Н. Круглова и Генерального прокурора СССР Р. А. Руденко в Совет Министров СССР и ЦК КПСС о массовом неповиновении заключенных 3-го лагерного отделения

Сов. секретно

26мая 1954г.

Совет Министров Союза ССР, ЦК КПСС

Докладываем, что заключенные, содержащиеся в 3-м лагерном отделении Степного исправительно-трудового лагеря в районе Джезказгана Казахской ССР, в количестве свыше 4 тысяч человек, 25 мая с. г. отказались выйти на работу. Отказ от работы мотивирован тем, что не удовлетворены их требования.

Заключенные потребовали разрешения свободного общения с женской зоной лагерного отделения, находящейся по соседству. Кроме того, было выдвинуто требование о необходимости сокращения сроков наказания для 25-летников, а также требование, чтобы их направили в порядке колонизации для свободного проживания в местах работы вместе с семьями. Был также поставлен вопрос об освобождении семей из ссылки. Ведут они себя в зонах лагеря спокойно.

В этом лагерном отделении содержится особый контингент осужденных за наиболее опасные контрреволюционные преступления.

По сообщению с места, массовым неповиновением руководят осужденные оуновцы. Чем больше с ними разговаривают представители лагерной администрации, тем больше они выставляют требований и наглеют.

В остальных пяти лагерных отделениях Степного исправительно-трудового лагеря заключенные в количестве 15 562 человек ведут себя спокойно, все работают.

Контингент Степного исправительно-трудового лагеря МВД работает по добыче медной руды на рудниках Министерства цветной металлургии.

Для принятия необходимых мер на место происшествия направлены самолетом заместитель министра внутренних дел СССР тов. Егоров, начальник ГУЛАГа МВД СССР тов. Долгих и начальник Управления по надзору за местами заключения Прокуратуры СССР тов. Вавилов с группой работников МВД СССР.

На месте также принимаются меры к устранению нарушений лагерного режима в 3-м лагерном отделении Степного исправительно-трудового лагеря.

Министр внутренних дел СССР С. КРУГЛОВ

Генеральный прокурор СССР Р. РУДЕНКО

ГАРФ. Ф.9401. Оп.2. Д. 443. Л. 215–216. Заверенная копия.

Телеграмма № 044 СЕ. Егорова, И.И. Долгих, Вавилова министру С.Н. Круглову о требованиях заключенных 3-го лагерного отделения

Сов. секретно

Шифром

28 мая 1954г.

Из Кенгира в Москву

Ознакомившись [с] положением дел [в] 3-м лагерном отделении Степного лагеря МВД докладываем:

1. 27 мая неповиновение заключенных лагерной администрации продолжалось, на работу заключенные не вышли.

2. [В] жилых зонах лагерного отделения [имеет место] свободное общение между мужскими и женскими лагерными пунктами.

3. Заключенными создана комиссия, возглавляемая заключенным Кузнецовым, бывшим подполковником Красной Армии, находившимся в плену у немцев, где выполнял должность коменданта лагеря русских военнопленных.

Распорядок дня [в] лагпунктах поддерживается этой комиссией.

4. [В] 18 часов 27 мая сего года вместе с начальником лагеря, начальником политотдела, начальником парткома [по] прибытии [в] зону нас встретила около столовой группа заключенных, с которыми завязалась беседа, однако уголовники-рецидивисты, видя это, потребовали от заключенных прекращения разговоров с нами, заявив, что всякие переговоры уполномочена вести только комиссия. После этого заключенные разошлись, мы начали производить осмотр зоны. Вскоре прибыли представители комиссии заключенных, которым было предложено собрать заключенных лагпунктов [на] беседу. [В] 18 часов 30 минут [в] помещении столовой, где собралось до 2000 человек, началась беседа. От имени заключенных выступил председатель комиссии Кузнецов и изложил следующие просьбы:

а) привлечь к ответственности виновников применения оружия 17 мая. Также расследовать все факты применения оружия, имевшие место [в] 1954 году;

б) не применять репрессии к членам комиссии заключенных и не производить отправку этапов [до] конца расследования, ликвидировать следственный изолятор и штрафной барак;

в) просить правительство [о] снижении срока наказания осужденным [на] 25 лет, также изменить отношение [к] семьям заключенных, осужденных по статье 58;

г) отменить ссылку для лиц, освобожденных из спецлагерей;

д) установить оплату труда заключенным наравне [с] вольнонаемными рабочими, повысить шкалу зачетов до 5 дней и ввести восьмичасовой рабочий день для всех заключенных;

е) просить правительство отменить приговоры лагерных судов по статье 58;

ж) разрешить свободное общение мужчин с женщинами;

з) ограничить право администрации в вопросах трудовых дисциплинарных взысканий к заключенным, водворение в ШИЗО только [с] санкции прокурора;

и) установить льготные условия по зачетам для женщину

к] просить приезда в лагерь члена Президиума ЦК КПСС или секретаря ЦК.

По всем заданным вопросам были даны разъяснения, которые внимательно выслушаны заключенными.

[В] конце беседы заключенным предложено изменить линию своего поведения и приступить [к] работе, беседа вызвала некоторое колебание среди заключенных. Видя это, Кузнецов и еще два уголовника-рецидивиста, являющиеся также членами комиссии, [в] категорической форме заявили, что 28 мая с. г. заключенные на работу не выйдут, а член комиссии, уголовник-рецидивист по кличке «Глеб», заявил: до приезда члена Президиума ЦК или секретаря ЦК КПСС никто работать не будет. Эти заявления были поддержаны некоторой частью заключенных

Нами еще раз было предложено заключенным хорошо продумать свои действия и приступить [к] работе. Беседа закончилась [в] 21 час 30 минут.

5. Учитывая, что отдельные просьбы заключенных могут быть удовлетворены, так как на них распространен приказ МВД СССР № 0190, принято решение издать 28 мая с. г. приказ начальника ГУПАГа, [в] котором предусматривается разрешение отдельных вопросов, изложенных [в] просьбах заключенных, приказ будет объявлен заключенным

На основании материалов расследования [о] применении оружия и других фактов нарушения порядка содержания заключенных [в] приказе предусматривается снятие с работы оперуполномоченного Беляева, коменданта лагерного пункта Козлова, зам. начальника лагерного отделения Тимофеева, заместителя командира дивизиона Сойко.

Материалы расследования передаются органам Прокуратуры.

6. Учитывая тяжелые климатические условия и специфику работы в Джезказгане, будет изменена шкала применения зачетов рабочих дней в сторону уменьшения процента нормы выработки для начисления зачетов.

7. [В] соответствии с приказом МВД МЮ, Генпрокурора № 192/35/84 приступили [к] рассмотрению дел осужденных за преступления, совершенные [в] возрасте до 18 лет, [в] соответствии с приказом МВД МЮ, Генпрокурора организована комиссия [по] рассмотрению дел заключенных, заболевших тяжелым недугом, для представления их в суд на предмет освобождения этих заключенных из лагеря.

Принимаем меры [к] тому, чтобы неповиновение заключенных было прекращено [в] кратчайший срок.

Положение [в] других лагерных отделениях хорошее, заключенные выходят на работу, выполняют нормы, с ними также проводится разъяснительная работа.

ЕГОРОВ, ДОЛГИХ, ВАВИЛОВ

ГАРФ. Ф.9421. Оп.1. Д. 285. Л. 113–116 Копия.

Приказ № 101 /л начальника ГУЛУ Га И.И. Долгих о мерах по улучшению условий содержания заключенных, соблюдению законности и восстановлению порядка в 3-м лагерном отделении

28 мая 1954г.

п. Кенгир

В связи с применением 17–18 мая сего года оружия и поступившими заявлениями о нарушении законности в режиме содержания заключенных в 3-м лагерном отделении Степного лагеря МВД

Приказываю:

1. Отстранить от работы зам. начальника лагеря подполковника Щетинина, ст. оперуполномоченного ст. лейтенанта Беляева, коменданта 2-го лагпункта мл. лейтенанта Козлова, зам. начальника лаготделения майора Тимофеева и подполковника Сойко. Материал расследования по факту применения оружия и материалы о незаконном содержании заключенных в штрафном и следственном изоляторах передать органам прокуратуры для привлечения виновных к ответственности.

2. И. о. начальника лагеря подполковнику Рязанову немедленно распространить в полном объеме на заключенных Степного лагеря действие инструкции по режиму содержания заключенных, объявленной приказом МВД СССР № 0190–1947 г.

3. Снять запоры с дверей и решетки с окон жилых бараков, столовых, санитарных учреждений. Ликвидировать следственный изолятор, как несоответствующий своему назначению.

4. Учитывая особые условия работы в Джезказгане, пересмотреть шкалу начисления зачетов рабочих дней заключенным, представив в 3-дневный срок новые правила на утверждение руководству МВД СССР. В месячный срок изготовить бланки книжек по зачетам рабочих дней, заполнить их и выдать заключенным. Принять меры к своевременной выдаче заработной платы заключенным

5. Обеспечить своевременный вывод и съем заключенных с работы, не допуская при этом задержек их как у вахты жилой зоны, так и на производственных объектах.

В 7-дневный срок оборудовать комнаты для личных свиданий заключенных с родственниками и ввести в действие указания МВД СССР по этому вопросу. В женском лагпункте оборудовать комнаты гигиены.

6. В недельный срок вывесить в жилых бараках заключенных правила внутреннего распорядка. Обеспечить восьмичасовой непрерывный отдых заключенных.

7. В соответствии с приказом министра внутренних дел СССР, министра юстиции СССР, председателя Комитета государственной безопасности при Совете Министров Союза ССР и Генерального прокурора Союза ССР от 13 мая 1954 года «О порядке освобождения заключенных, заболевших душевной болезнью или тяжелым неизлечимым недугом» в месячный срок оформить дела на заключенных, подпадающих под действие этого приказа, и направить их в суд на предмет досрочного освобождения от наказания.

8. Начальнику и руководящему составу лагеря установить прием заключенных по личным вопросам. По всем поступающим заявлениям принимать меры и результаты доводить до заявителей. Улучшить работу спецотдела по приему от заключенных заявлений в вышестоящие инстанции и своевременное их направление адресатам.

9. В соответствии с приказом МВД МЮ и Генерального прокурора Союза ССР от 5 мая 1954 года об исполнении Указа Президиума Верховного Совета СССР от 24 апреля 1954 года «О порядке досрочного освобождения от наказания осужденных за преступления, совершенные в возрасте до 18 лет», оформить дела на лиц, подпадающих под действие этого приказа, и направить их в суд на предмет досрочного освобождения или сокращения срока наказания.

10. руководству лагеря совместно с администрацией хозоргана улучшить трудовое использование заключенных, принять меры к своевременному обеспечению бригад материалами, инструментами, а также обеспечить выполнение мероприятий по охране труда и технике безопасности.

Разрешить в жилых зонах представителям хозоргана проводить беседы и производственные совещания по итогам работы. Упорядочить вопросы подбора и назначения хозобслуги. Всех заключенных, используемых на этой работе, объявить приказом по лагерю.

11. И. о. начальника лагеря подполковнику Рязанову и заместителю начальника лагеря по политической работе полковнику Олюшкину составить план политико-воспитательной и культурно-массовой работы, в котором предусмотреть широкое доведение до заключенных решений партии и правительства, улучшение работы клубов, библиотек, творческих самодеятельных коллективов, организацию спортивных игр, а также вопросы производственного обучения и повышения общеобразовательного уровня заключенных.

Приказ довести до всех заключенных Степного лагеря.

Начальник ГУЛАГа МВД СССР

генерал-лейтенант И.ДОЛГИХ

Помета:

«Приказ был передан по радио в 3-м лагерном отделении Степного лагеря МВД 28 и 29 мая 1954 года».

ГАРФ. Ф.9414. Оп. 1. Д. 228. Л.53–56. Заверенная копия.

Телеграмма № 71 Министра внутренних дел С.Н. Круглова С.Б. Егорову о временном неприменении вооруженной силы против заключенных 3-го лагерного отделения

Шифром

3 июня 1954 г.

Из Москвы в Кенгир

Продолжайте вести усиленную разложенческую работу. Вооруженную силу пока не вводите. Подробные указания дадим вместе с тов. Руденко завтра.

Министр внутренних дел СССР

генерал-полковник С. КРУГЛОВ

ГАРФ. Ф. 942 l.On. 1.Д.299.Л.50.Псдлинник.

Телеграмма № 724 Министра внутренних дел С.Н. Круглова и Генерального прокурора Р.А Руденко С.Е. Егорову о мерах по прекращению неповиновения заключенных в 3-м лагерном отделении

Сов. секретно

Шифром

4 июня 1954г.

Из Москвы в Кенгир

После обсуждения создавшейся обстановки в 3-м лагерном отделении Степного ИТЛ принято следующее решение.

Вооруженную силу во избежание необходимости применения оружия пока в зону лагеря не вводить. Зону лагеря охранять. В случае нападения заключенных на охрану применять оружие.

Разработать и провести дополнительные мероприятия по разложению заключенных, оказывающих неповиновение лагерной администрации, добиваясь того, чтобы создать у них чувство безнадежности, бесперспективности и неизбежности печального конца их действий. Одновременно разъяснять, что, чем скорее они прекратят неповиновение лагерной администрации, тем для них будет лучше, в том числе и для организаторов этой волынки.

Всемерно усиливать внутреннее брожение среди заключенных, поддерживать заключенных, желающих выйти с территории лагеря, захваченной зачинщиками неповиновения, давать этим заключенным советы, указания и обещания. Всеми способами облегчать возможность выхода из зоны заключенных, не желающих продолжать неповиновение.

Использовать вышедших заключенных, организуя их обращение к оставшейся части заключенных. Призывать заключенных к тому, чтобы они сами заставили зачинщиков и организаторов неповиновения из числа бандитского элемента и уголовников-рецидивистов прекратить свою преступную работу.

Разъяснять, что их требования и претензии будут рассмотрены в законном порядке при условии, если заключенные прекратят свое преступное поведение.

Продумайте специальные методы работы с женским контингентом.

О принятых Вами мерах докладывайте.

Генеральный прокурор СССР Р. РУДЕНКО

Министр внутренних дел СССР С. КРУГЛОВ

ГАРФ. Ф. 9421. Оп. 1. Д. 299. Л. 51–52. Подлинник.

Запись выступления Начальника ГУЛАГа И.И. Долгих по радио перед заключенными 3-го лагерного отделения

5 июня 1954 г.

Заключенные 3-го лагерного отделения, мужчины и женщины! Ознакомившись в течение 7 суток с положением дел в лаготделении и условиями вашего содержания, я, как начальник Главного управления лагерей МВД СССР, считаю, что повода для того, чтобы вести себя так, как вы это делаете, – нет.

За последнее время заключенным предоставлены большие льготы. Принят ряд мер, направленных на улучшение условий их содержания. Такие правительственные акты, как Указ Президиума Верховного Совета СССР от 27 марта 1953 года «Об амнистии»; постановление правительства СССР от 29 марта 1954 года о применении зачетных рабочих дней для заключенных вашего лагеря; приказ МВД СССР № 00305 от 16.IV [1954 г.] о распространении на вас инструкции по режиму содержания общего контингента; введение оплаты за труд заключенных; решение о пересмотре дел всех осужденных по ст. 58; Указ Президиума Верховного Совета СССР от 24. IV. 1954 года о пересмотре дел осужденных, совершивших преступление в возрасте до 18 лет, на предмет их освобождения или сокращения срока наказания; приказ МВД, МЮ и Прокуратуры СССР об освобождении из мест заключения через судебные органы заключенных, заболевших душевной болезнью или тяжелым неизлечимым недугом, независимо от того, каким судом, за какое преступление и по какой статье они осуждены, – являются документами большой политической важности, первостепенного политического значения. Они свидетельствуют о великой жизненной силе советского строя, о дальнейшем укреплении могущества нашего социалистического государства.

Эти важные политические документы говорят о величайшей заботе нашей коммунистической партии и советского правительства о вас, временно изолированных от общества, ваших жизненных интересах, ваших правах и вашем будущем. Они говорят также об укреплении силы и мощи советского государства, о чем постоянно на всех этапах его развития неустанно заботилась наша коммунистическая партия.

Вы сами являетесь свидетелями проведения в жизнь таких важнейших правительственных актов, как освобождение в 1953 году более 50% всех заключенных по амнистии, как введение зачетов рабочих дней, получение зарплаты и др., а также являетесь свидетелями освобождения из-под стражи ваших товарищей по лагерю в результате пересмотра дел.

15 мая в связи с «пересмотром дела определением Военной коллегии Верховного суда СССР от 27 февраля освобожден из вашего лагеря и считается несудимым Урбанович Людвиг Семенович, осужденный в 1950 году военным трибуналом войск МВД Гродненской области на 25 лет, с поражением в правах на 5 лет.

Заключенный Луговой Григорий Павлович, осужденный 23 марта 1951 года военным трибуналом войск МВД Московской области по ст. 19—58—8 УК РСФСР на 25 лет, с поражением в правах на 5 лет, освобожден из-под стражи и считается как не имеющий судимости.

Заключенный Зайцев Виктор Александрович, осужденный 30 октября 1948 года военным трибуналом в/части на 25 лет, с поражением в правах на 5 лет, освобожден из-под стражи по определению Военной коллегии Верховного суда СССР от 17/III-54 года и считается не имеющим судимости и ряд других.

Народным судом 2-го участка Джезказганского района Карагандинской области, в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета Союза ССР от 24/IV-54 года, освобождены из-под стражи заключенные вашего лагеря, которые совершили преступления, будучи несовершеннолетними:

1. Залога Федор Тимофеевич,

2. Бандаравичус Юниус Пронасович,

3. Синицин Владимир Яковлевич и многие другие.

Сегодня заседает выездная сессия областного суда Карагандинской области по рассмотрению дел ваших товарищей по лагерю, страдающих тяжелым неизлечимым недугом.

Следовательно, это не обман, о котором пытается вам внушить кучка дезорганизаторов, как Слученков и другие, а действительность.

Вместо благодарности нашей партии за заботу о вас вы поддались провокации авантюристов и уже три недели учиняете беспорядок.

Небольшая группа хулиганов, вооруженная палками, железными тростями, ножами, запугивает вас – большинство честно работавших и принуждает вас голосовать за демагогические резолюции, разыгрывая единодушие, они требуют продолжать неповиновение лагерной администрации, требовать немедленного и в первую очередь пересмотра дел именно только заключенных вашего лаготделения, снижения сроков наказания всем осужденным на 25 лет, введение зачетов рабочих дней до 5, оплаты труда наравне с вольнонаемными рабочими и приезда в лагерь члена Президиума ЦК КПСС или секретаря ЦК КПСС

Для них никакого авторитета не существует.

Комиссия Бочкова, Губина, прокурора Самсонова, видите ли, обманула их оказывается тем, что заделала силами самих заключенных сделанные дезорганизаторами проемы в женскую зону и хозяйственный двор и хотела тем самым обезопасить вашу коллективную ответственность за возможное расхищение материальных ценностей, которые хранятся на складах.

Уверены ли вы, что ценности, ответственность за охрану которых вы морально взяли на себя, в безопасности? Безусловно, нет. Вряд ли Слученков, Иващенко и другие им подобные заработали своим честным трудом средства на папиросы «Дюбек», «Казбек», которые они ежедневно курят, как высокооплачиваемые работники.

Они кричат о беззаконности в лагере, о произволе, за который при установлении Прокуратурой Союза виновные понесут наказание, а сами грубо попирают ст. 127 Конституции СССР, которая гласит: «Гражданам СССР обеспечивается неприкосновенность личности. Никто не может быть подвергнут аресту, иначе как по постановлению суда или санкции прокурора».

А Слученков, Иващенко и другие арестовывают вас только за попытку выйти из зоны. Они, самозванцы, чинят допросы, избивают неповинных людей, не разделяющих их авантюристические взгляды, разгуливают, как бандиты, вооруженные пиками, и терроризируют каждого. Даже так называемый «председатель комиссии» Кузнецов и тот охраняется вооруженными бритвами уголовниками – не потому, что Кузнецову хотят обезопасить жизнь, а с бритвой в руке понуждают быть организатором их разгула.

Они кричат о том, что для них не авторитет приезжавший в лагерь секретарь Карагандинского обкома тов. Байгалиев, что и московская комиссия в лице зам. министра Егорова, прокурора Вавилова тоже не авторитет, а наоборот – готовят для нас расправу.

Сами же, между тем, организовали у себя военный арсенал, куют оружие. Спрашивается, против кого? И для чего? Разве это способны делать мирные люди? Нет, на это способны только бандиты.

Комиссия согласилась и с вчерашним предложением комиссии лагеря – заделать проходы основной зоны, сделанные для выхода желающих покинуть зону, и сделала это.

Однако Слученков и другие ни одного предложения не выполнили. Сохранили баррикады и оружие, не допускают лагадминистрацию до управления лагерем, а вечером 4 июня группа хулиганов организовала нападение на работников лагеря, забросала их булыжниками, камнями и ранила четырех человек.

Комиссия МВД и Прокуратуры СССР не хочет жертв, как об этом твердят авантюристы. Поймите, что мы являемся представителями нашей коммунистической партии, задачи которой состоят в том, чтобы построить коммунистическое общество путем постепенного перехода от социализма к коммунизму, непрерывно повышать материальный и культурный уровень общества, воспитывать членов общества в духе интернационализма и установлении братских связей с трудящимися всех стран, всемерно укреплять активную оборону советской Родины от агрессивных действий ее врагов.

Мы считаем своим коммунистическим долгом проводить в жизнь линию нашей партии о законности, о советском гуманизме, о котором А.М. Горький писал: «Пролетариату человек дорог. Даже тогда, когда человек обнаружил социально вредные наклонности и некоторое время действовал как социально опасный, его не держат в развращающем безделье тюрьмы, а перевоспитывают в квалифицированного рабочего, полезного члена общества. В этом твердо установленном отношении к «преступнику» сказывается активный гуманизм пролетариата, гуманизм, которого никогда, нигде не было и не может быть в обществе, где «человек человеку – волк».

В пределах своей компетенции комиссия МВД и Прокуратуры СССР разрешила все вопросы, поставленные заключенными на собраниях, начиная от строжайшего расследования факта применения 17–18 мая оружия, до вопросов быта и содержания заключенных.

По таким вопросам, поставленным заключенными, как снижение наказания всем осужденным на 25 лет, применение зачетов рабочих дней один к пяти, о зарплате наравне с вольнонаемными рабочими и о приезде члена Президиума ЦК КПСС, – доведено до сведения вышестоящих инстанций.

Нам известно, что выдвинутые вопросы рассматривались, и нам предложено довести до вашего сведения, что поставленные вопросы будут решены в установленном законом порядке.

Вы, видимо, все понимаете, что, исправляя и перевоспитывая членов общества, советский суд не может и не должен ослаблять борьбы с врагами народа – шпионами, диверсантами, подлыми убийцами и предателями. Поэтому нельзя решать вопрос так, как требует кучка демагогов, – всем осужденным на 25 лет огульно снизить срок наказания.

Бандитам Слученкову, Иващенко, видимо, не по нраву и Указ Президиума Верховного Совета от 7 мая 1954 г. «О применении высшей меры наказания – расстрела за убийство». Он действительно связывает им руки. Но ведь этим указом ограждается безопасность жизни граждан советского общества, в том числе и вас.

Судебные органы приступили к пересмотру дел на осужденных по ст. 58, по отдельным делам уже имеются определения. Изменяться установленный порядок не будет. Ускорение пересмотра этих дел зависит от самих заключенных

Например, спецотделы лагерей должны выслать списки на всех осужденных по 58-й статье в соответствующие областные, краевые, республиканские суды на содержащихся в лагерях заключенных для того, чтобы суды истребовали эти дела и приступили к их рассмотрению. Спецотдел вашего лагеря прекратил эту работу, так как созданная обстановка в лагере не дает возможности нормальной работы администрации лагеря.

Известная вам обстановка в лагере тормозит также рассмотрение дел на несовершеннолетних и заболевших тяжелыми неизлечимыми недугами, так как органы прокуратуры, администрация лагеря при создавшейся обстановке не могут вести нормальную работу.

Вы, видимо, сами понимаете и сознаете, что эта группа авантюристов-провокаторов ведет вас к несчастью как всего коллектива, так и каждого заключенного в отдельности.

Ведь по этой причине прекратилась нормальная работа жизненно важных для вас предприятий питания, торговли, медицинского обслуживания. В лагере антисанитария, в хирургическом кабинете, например, устраиваются вечера с танцами, имеются уже случаи инфекционных заболеваний: дизентерией в женском лагпункте.

Прекратилась деятельность по передаче писем, посылок. Цензоры-женщины из-за наглости хулиганов, производивших их обыск и нанесших им оскорбления, отказываются идти в лагерь. Прекратились и свидания с родственниками, приехавшими из далеких уголков нашей Родины.

Вы не работаете уже около 3 недель, лишились зарплаты, зачетов рабочих дней, нанесли большой ущерб строительству и лагерю. И все из-за того, что кучка хулиганов желает пожить разнузданно и удовлетворить свои низменные побуждения, хочет безделья, разгула, женщин.

Своим поведением вы скомпрометировали свой коллектив, имевший неплохие традиции в строительстве Большого Джезказгана.

С многими из вас беседовали я и члены комиссии из Москвы, на словах вы – патриоты. Говоря и заверяя нас в этом, вы, видимо, не замечаете, что трехнедельный беспорядок в лагере – дело не патриотическое, а антисоветское.

Не верьте провокаторам и авантюристам, которые завели вас в тупик и распространяют антисоветские слухи о восстаниях и волынках в других лагерях, и вроде того, что вас поддерживают жители Джезказгана.

Эта антисоветская ложь может быть свойственна только агентуре капиталистических разведок.

Кончайте с этими преступными авантюристами, устанавливайте порядок в лагере и включайтесь в общенародное дело по строительству коммунизма.

Миллионы советских людей свято соблюдают законность социалистического государства, направляют все свои усилия на дальнейшее укрепление могущества нашей великой Родины. Советские люди не жалеют сил и труда в борьбе за построение коммунизма.

Я, как начальник Главного управления лагерей, заверяю вас, что никто из вас не будет подвергаться репрессиям, в том числе и члены так называемой «комиссии», если они вовремя поймут и исправят свои ошибки.

На документе помета:

«В 19.00 5 июня с. г. по радио выступил тов.Долгих. Выступление нач. ГУЛАГа несколько раз передавалось по радио 5 и 6 июня с. г. Передавали: Новиков, Олюшкин, Борисов, Лопатин».

ГАРФ. Ф.9414. Оп. 1. Д. 228. Л. 92–99. Копия.

Телеграмма № 062 С.Е. Егорова, И.И. Долгих, Вавилова Министру внутренних дел С.Н. Круглову о положении в 1-м и 3-м лагерных отделениях

Сов. секретно

Шифром

7июня 1954г.

Из Кенгира

Докладываем состояние [в] 1-ми 3-м лаготделениях Степлага МВД на 7 июня сего года:

1. Заключенные 1-го лаготделения после проведенного 6 июня сего года ряда мероприятий вышли на работу, однако обстановка [в] 1-м лагерном отделении требует особо тщательного наблюдения.

На собрании заключенных отдельные лица ставили вопрос [о] снижении срока наказания осужденным [на] 25 лет, приезде товарища Ворошилова либо товарища Хрущева или товарища Маленкова. Нами направлена дополнительно группа офицеров для проведения разъяснительной политической и культурно-массовой работы.

2. Заключенные 3-го лагерного отделения продолжают неповиновение, на работу не выходят. Продолжают укреплять заграждения внутри зоны, усилена патрульная служба. В зоне на стенах помещений и на отдельных плакатах продолжают писать лозунги с призывом к неповиновению, носящие провокационный характер. Патрули-пикетчики подобраны главным образом из числа уголовно-бандитствующего элемента и отъявленных контрреволюционеров.

Вечером 6 июня сего года усилили охрану зоны, включив 40 собак с проводниками. Эти мероприятия деморализующе подействовали на заключенных Продолжаем работу по разложению. По радио обратились [с] призывом к женщинам, организовали выступление бригадира от имени бригады, вышедшей [из] зоны через проемы, в котором заключенные призывались прекратить неповиновение.

До 6 июня работала сессия облсуда [по] рассмотрению дел осужденных, заболевших неизлечимым недугом. В настоящее время эта работа прекращена, так как комиссия от заключенных препятствует ее проведению, не выпускает из зоны заключенных на суд.

ЕГОРОВ, ВАВИЛОВ, ДОЛГИХ

ГАРФ. Ф.9421. Оп. 1. Д. 285. Л. 164–165. Копия.

Справка спецотдела Степного лагеря МВД

о составе заключенных, содержащихся в лагере

Сов. секретно

10 июня 1954г.

Всего содержится заключенных 20698

Из них:

мужчин 16677

женщин 4021

По национальности:

1. Русских 2661

2. Украинцев 9596

3. Белорусов 878

4. Азербайджанцев 108

5. Грузин 132

6. Армян 154

7. Туркменов 76

8. Узбеков 204

9. Таджиков 54

10. Казахов 291

11. Киргизов 50

12. Литовцы 2690

13. Латышей 1074

14. Эстонцев 873

15. Татар 127

16. Башкиры 9

17. Удмурты 20

18. Чеченцев 124

19. Ингушей 56

20. Евреев 174

21. Молдаван 208

22. Финны и карелы 16

23. Немцев 359

24. Поляков 379

25. Румын 24

26. Иранцев 18

27. Афганцев 8

28. Монголов 2

29. Китайцев 55

30. Японцев 30

31. Корейцев 52

32. Греков 21

33. Турок 8

34. Прочих 167

Всего содержится каторжан: – 2186

Из них: мужчин – 2052

женщин – 134

Осужденных свыше 20 лет: – 7784

от 15 до 20 лет – 3044

от 10 до 15 лет – 9441

По характеру преступления:

1. Измена Родине – 14785

2. Шпионаж – 1202

3. Террористы – 772

4. Троцкисты – 57

5. Вредительство – 79

6. К[онтр] р[еволюционный] саботаж – 57

7. Диверсия – 192

8. Участие в антисоветских] заговорах – 1140

9. А[нти]с[оветская] агитация – 755

10. Повстанчество и политбандитизм – 1421

11. По ст. 1, 3, 5 Указа от 5.6.47 года – 130

12. Пост. 1 и 3 Указа от 4.6.47 г. – 36

13. По Указу от 4.1.49 г. – 11

14. Воинское преступление – 10

15. Спекуляция – 8

16. Хулиганство – 24

17. Должностные и хозяйств[енные] преступления – 19

По окраскам:

1. Белоэмигрантов – 42

2. Агентов иноста[анно]-развед[ыватепьных] органов – 1233

3. Бывш[их] помещиков, фабрикантов,

предателей и пособников фашистских оккупантов – 3439

4. Троцкистско-бухаринской агентуры иноразведок – 78

5 . Бивших участников а[нти]буржуазных националистических партий, организаций и групп – 11144

6. Церковников и сектантов – 377

7. Выселенцев и спецвыселенцев – 850

8. Иноподданных и лиц б[ез] гражданства – 386

9. Военнопленных – 28

10. Интернированных – 181

Списочный состав по лаготделениям


Лагерныеотделения ИТЛ КТР Итого
муж. жен. Всего муж. женщ. Всего
1 5101 5101 13 13 5114
2 2122 2122 1408 1408 3530
3 3180 2273 5453 10 134 144 5597
4 1034 1034 359 359 1393
5 935 935 245 245 1180
6 2253 1614 3867 17 17 3884
14625 3887 18512 2052 134 2186 20698

Начальник спецотдела полковник САВЧЕНКО

ГАРФ. Ф.9414. Оп. 1. Д. 228. Л. 171–173. Подлинник.

Справка спецотдела Степного лагеря МВД, составленная по личным делам заключенных – членов лагерной комиссии 3-го лагерного отделения

10 июня 1954г.

1. Кузнецов Капитан Иванович, 1913 года рождения, уроженец с. Медяниково Воскресенского района Саратовской области, б/п, образование высшее, работал до 1948 года агрономом райсельхозотдела Ростовской области. Осужден по ст. 58–1 «б» УК РСФСР на 25 лет. В мае 1942 года Кузнецов попал в плен; находясь в Перемышленском лагере военнопленных, вступил в связь с зонден-фюрером Райтером, по рекомендации которого в октябре 1942 года был назначен на должность коменданта лагеря русских военнопленных Занимался вербовкой военнопленных для сотрудничества с немцами. Принимал участие в карательных операциях против советских партизан.

2. Слученков Энгельс Иванович (лагерная кличка «Глеб»), 1924 года рождения, уроженец с. Борки Шацкого района Рязанской области, русский, образование о классов, осужден в 1945 году военным трибуналом 3-й ударной армии по ст. 58–1 «б» к 10 годам ИТЛ. Осужден в 1948 году военным трибуналом войск МВД при Дальстрое по ст. 1 ч. 2 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 4 июня 1947 года «Об усилении охраны личной собственности» на 10 лет ИТЛ. Осужден в 1952 году лагсудом Озерного лагеря по ст. 58–10 и 58–11 УК РСФСР – на 10 лет. Слученков в 1944 году сдался в плен немцам. Находясь в плену, в июне 1944 года добровольно поступил в так называвшуюся «Русскую освободительную армию». Прошел подготовку на курсах комсостава и в ноябре 1944 года получил звание подпоручика, был назначен старшиной резерва офицерского состава. В ноябре 1944 года стал сотрудничать с органами немецкой разведки, окончил в феврале 1945 года разведывательную школу и был переброшен в расположение частей Красной Армии с заданием вести разложение в войсках и собирать шпионские сведения. Отбывая наказание в Озерном лагере, в июне 1950 года Слученков вместе с заключенным Карелиным организовал подпольную группу «Товарищеский союз», целью этой организации являлось оказание сопротивления на случай применения репрессий со стороны советской власти к заключенным. Проводил антисоветскую агитацию и вербовал в эту организацию заключенных.

3. Кнопмус Юрий Альфредович, 1915 года рождения, уроженец г. Ленинграда, немец, образование высшее, осужден в 1945 году военным трибуналом по ст. 5 8–1 «а» на 10 лет ИТЛ, осужден в 1951 году лагсудом Горного лагеря по ст. 58–10 ч. 1 и по ст. 19—58—2, 11 на 25 лет. Перед войной Кнопмус проживал в с. Ново-Романовка, Ставропольского края. Остался на оккупированной немцами территории и исполнял обязанности старосты села. В 1942 году добровольно поступил на службу в немецкую фельджандармерию при 371-й пехотной дивизии. В 1943 году выехал в Берлин. В 1944 году Кнопмус был арестован «СМЕРШ» на территории Польши. В 1948 году Кнопмус активно участвовал в организации восстания заключенных, имея намерение обезоружить охрану и захватить зону в свои руки.

4. Шиманская Мария Семеновна, 1904 .года рождения, уроженка г. Ленинграда, русская, б/п, из рабочих, образование высшее, по специальности экономист. В 1936 году Особым совещанием НКВД СССР за троцкистскую деятельность осуждена к 5 годам ИТЛ, из партии исключена, срок отбыла, после чего была направлена в ссылку в гор. Акмолинск, работала ст. экономистом на заводе «Казахсельмаш». Арестована в 1950 году за антисоветскую агитацию среди населения. Осуждена по ст. 58–10 ч. 1 и ст. 58–11 УК РСФСР на 10 лет.

5. Макеев Алексей Филиппович, 1913 года рождения, уроженец г. Чкалова, русский, из рабочих, образование высшее, до ареста работал преподавателем географии в средней школе. Осужден в 1941 году по ст. 58–10 ч. 2 на 10 лет. Осужден в 1942 году вторично по ст. 58–10 ч. 2 к 10 годам ИТЛ. Осужден в 1947 годулагсудом Степлага по ст. 58–10 ч. 1 на 10 лет.

6. Келлер Герша Иосифович, 1942 года рождения, уроженец с. Аненберг Славского района Дрогобычской области, б/п, еврей, образование низшее. Осужден в 1944 году по ст. 58–1 «а» и 58–11 УК РСФСР к 10 годам ИТЛ за участие в немецко-украинской националистической организации и работу в немецкой разведке. Осужден в 1948 году лагсудом Карлага по ст. 2 Указа Президиума Верховного Совета CCCP от 4.VI. 1947 года за хищение государственного] имущества на 10 лет. Осужден в 1950 году по ст. 59–3 УК РСФСР за убийство в лагере повара.

7. Авакян Артавазд Александрович, 1917 года рождения, уроженец с. Сызнак Степанакертского района АзССР, армянин, образование высшее, б/п, преподаватель педагогики и психологии в Учительском институте. Осужден в 1949 году судебной коллегией по уголовным делам по ст. 72 ч. 2 УК АзССР к 25 годам ИТЛ. В 1936 году Авакян активно поддерживал антисоветскую троцкистскую организацию в гор. Ереване. Будучи преподавателем Учительского института систематически проводил антисоветскую националистическую агитацию с явно выраженным шовинизмом.

8. Михайлович Анна Автономовна, 1925 года рождения, уроженка с. Славка, Дрогобычской области, образование 7 классов, украинка, б/п. Осуждена в1945 году по ст. 54–1 «а» с применением Указа Президиума Верховного Совета СССР от 19.IV.43 года к 20 годам каторжных работ. В 1943 году Михайлевич вступила в члены ОУН. С 1944 года по заданию ОУН Михайлевич носила эстафеты в села. В сентябре 1944 года была назначена районной ОУН старшей сельской сетки 13 населенных пунктов (женская сотня ОУН).

9. Супрун Лидия Кондратьевна, 1904 года рождения, уроженка г. Одессы, проживала в с. Биткив Надворнянского района Станиславской области, украинка, б/п, образование среднее педагогическое, работала до войны учительницей Осуждена в 1945 году по ст. 54–1 «а» и 54–11 с применением Указа Президиума Верховного Совета СССР от 19.IV.1943 года к 15 годам каторжных работ. Супрун, проживая на оккупированной немцами территории, вступила добровольно в члены ОУН, имела кличку «Орел». По заданию станичного руководителя для действующей банды УПА собирала среди населения продукты питания, подготовила двух женщин в члены ОУН, изучив с ними 10 заповедей ОУН. При отступлении немецких войск занималась сбором данных о Советской Армии и передавала их подпольному центру ОУН. Ее сын, Владимир Супрун, в 1944 году ушел с немцами в составе дивизии СС

ГАРФ. Ф.9414. Оп. 1. Д. 228. Л. 13–17. Подлинник.

Телеграмма № 075 СЕ. Егорова, И.И. Долгих, Вавилова министру С.Н. Круглову о положении в 3-м лагерном отделении

Сов. секретно

Шифром

75 июня 1954 г.

Из Кенгира

Обстановка [в] 3-м лагерном отделении по состоянию на 15 июня с. г. по-прежнему напряженная. Укрепляются существующие и строятся новые третьи и четвертые линии заграждения внутри зоны. Заключенные используют около пяти тысяч бутылок для изготовления ручных гранат, начиняя их известью. Патрульную и дозорную службы [в] ночное время несут главным образом заключенные из числа оуновцев и прибалтийских националистов. С 13 июня с. г. [в] зону не допускаются даже работники прокуратуры, ведущие расследование по применению оружия 16–17 мая. [В] ночное время заключенные обращаются [к] солдатам [с] призывом [к] неповиновению офицерам, [с] помощью [воздушного] змея семь раз [в] течение ночи выбросили листки, адресованные жителям Кенгира, с просьбой оказать им помощь [в] вызове члена Президиума ЦК КПСС, а также сообщают провокационные данные [о] положении [в] третьем лагерном отделении. Выход заключенных через проемы стал почти невозможным.

14 июня с. г. [в] зону лагерного отделения прилетели четыре голубя, один из которых был пойман и выпущен [с] запиской. [В] жилой зоне 14 июня вывесили три белых флага с черной окаемкой и красным крестом и полумесяцем – обращение к международной организации.

Нами проводятся агентурно-оперативные мероприятия по разложению [заключенных].

Положение [в] первом и других лаготделениях нормальное, заключенные все работают.

Продолжаются массовые аресты и избиение заключенных, пытающихся выйти из зоны и заподозренных [в] лояльности лагадминистрации. Арестованы свыше 70 человек.

ЕГОРОВ, ДОЛГИХ, ВАВИЛОВ

ГАРФ. Ф.9421. Оп. 1. Д. 285. Л. 219–220. Копия.

Телеграмма № 85 министра С.Н. Круглова С.Е. Егорову о направлении в Кенгир танков

Шифром

16 июня 1954г.

Из Москвы в Кенгир

Вашу телеграмму за тремя подписями об обстановке в 3-м лагерном отделении по состоянию на 15 июня с. г. МВД рассмотрело. При чтении этой телеграммы приходится удивляться тому, что докладывается шифром о фактах, сколько голубей залетело за сутки на территорию 3-го лагерного отделения, сколько заключенными пущено бумажных змеев в течение ночи и ряд других фактов, которые не имеют большого значения и не дают правильного представления о положении дел в 3-м лагерном отделении.

Приходится удивляться также, что в обширной телеграмме ничего не сказано о Ваших мерах, сообщение о которых ограничивается буквально пятью словами, что Вами проводятся агентурно-оперативные мероприятия по разложению [заключенных].

Не лучше было бы Вам сосредоточить свои усилия именно на этом деле.

Поэтому в дальнейшем просим более подробно докладывать министерству в телеграммах о принимаемых Вами мерах, так как это имеет решающее значение, а не мелкие факты и всякие преувеличенные слухи, которые рассматривайте сами на месте.

Повторяю, нас интересует, какие меры Вы проводите и какие результаты думаете получить от проводимых Вами мероприятий. 15 июня в ваш адрес направлен эшелон с 5 танками Т-34.

Министр внутренних дел СССР генерал-полковник КРУГЛОЕ

ГАРФ. Ф. 9421. Оп. 1. Д.299. Л. 83. Подлинник.

Телеграмма № 078 С.Е. Егорова, VI Долгих, Вавилова министру С.Н. Круглову о положении в 3-м лагерном отделении

Сов. секретно

Шифром

19июня 1954г.

Из Кенгира

В течение трех дней 16–18 июня сего года встречались [с] членами комиссии заключенных 3-го лаготделения с целью склонить комиссию [к] прекращению неповиновения.

19 июня 1954 года в 12 часов дня должны были вновь встретиться, однако встреча была сорвана. Член комиссии Слученков – представитель рецидивистов – явился пьяным, вооруженный кинжалом, вместе с ним пришла [в] таком же состоянии группа его приближенных Слученков заявил, что нам надоели переговоры, вести их дальше он не будет.

На протест со стороны председателя комиссии заключенного Кузнецова Слученков в резких и бранных выражениях заявил, что он не признает никого, его группа в количестве 40 человек заставит остальных заключенных делать, что нужно.

Террор внутри зоны усиливается, ночью производятся избиения. На протяжении последних четырех дней усиленно строятся внутри зоны заграждения, через рупоры передаются обращения к солдатам охраны, призывая их [к] неповиновению своим офицерам. Обстановка [с] каждым днем становится накаленной.

В 1—2—м лаготделениях на работу выходят все, однако заключенные проявляют большой интерес [к] событиям [в] 3-м лагерном отделении.

По сообщению парторга ЦК КПСС «Казмедьстроя», жители Кенгира высказывают недовольство поведением заключенных 3-го лаготделения и длительным их оставлением безнаказанными.

ЕГОРОВ, ДОЛГИХ, ВАВИЛОВ

ГАРФ. Ф.9421. Оп. 1. Д. 285. Л. 247–248. Копия.

Письмо министра строительства предприятий металлургической и химической промышленности СССР Д.Я. Райзера и министра цветной металлургии СССР П.Ф. Ломако в Совет Министров СССР о наведении порядка в Степном лагере МВД

Сов. секретно

В Совет Министров Союза ССР

20 июня 1954 г.

г. Москва

Важнейшие предприятия медной промышленности – джезказганские медь-завод и рудник – эксплуатируются и строятся силами специально организованного лагеря МВД СССР.

Низкая производительность труда заключенных и отсутствие надлежащей дисциплины крайне неблагоприятно отражаются на выполнении плана строительства и производственной деятельности джезказганских предприятий. За 5 месяцев с. г. план строительства выполнен на 59 процентов, а по добыче руды образовалась задолженность в 40 8 тыс. тонн.

Для усиления работы джезказганских предприятий Совет Министров СССР распоряжением от 29 марта с. г. № 3206 обязал МВД СССР в марте-апреле с. г. пополнить контингент лагеря на 4000 человек. Фактически же за истекшее время в лагерь прибыли 1400 человек, оказавшихся полностью нерабочим составом – отказчиками, которые еще более разложили дисциплину в лагере, и с 16 мая с. г. весь контингент заключенных в Кенгире, в количестве 6500 человек, отказался выходить на работу.

Командированные на место заместитель министра внутренних дел СССР тов. Егоров, начальник ГУЛАГа МВД СССР тов. Долгих, его заместитель тов. Бочков, заместитель Генерального прокурора СССР тов. Вавилов, министр внутренних дел Казахской ССР тов. Губин и др., несмотря на принимаемые ими меры, в течение трех недель не обеспечили возобновление выхода заключенных на работу.

Невыход заключенных на работу приостановил строительство обогатительной фабрики, ТЭЦ, гидроузла и жилищно-бытовых объектов медьзавода, а также деятельность производственных предприятий (кирпичного завода, деревообрабатывающего завода, завода железобетонных изделий и др.).

Созданное отказом заключенных от выхода на работу состояние строительства, близкое к полной консервации, наносит большие убытки и срывает задания по наращиванию мощностей джезказганских предприятий.

Беспорядки в Кенгирских отделениях лагеря оказали разлагающее действие на отделения, обслуживающие горные работы, в результате чего за 17 дней июня с. г. план по добыче медной руды Джезказганским рудником выполнен только на 85 процентов.

Считая подобное положение совершенно нетерпимым, просим Совет Министров Союза ССР:

1. Обязать МВД СССР (т. Круглова) в 10-дчевный срок навести порядок в Джезказганском лагере, обеспечить выход заключенных на работу в количестве, потребном для выполнения установленных на 1954 г. планов по добыче руды и строительству джезказганских предприятий медной промышленности.

2. Обязать Совет Министров Казахской ССР до 15 июля с. г. обеспечить направление рабочих по организованному набору для треста «Казмедьстрой» по плану первого полугодия с. г., а также улучшить торговлю и культурно-бытовое обслуживание населения в Джезказгане.

Министр строительства предприятий металлургической

и химической промышленности Д. РАЙЗЕР

Министр цветной металлургии СССР П. ЛОМАКО

Резолюция:

«Министру внутренних дел (т. Круглову) принять необходимые меры и об исполнении доложить. Г. Маленков. 23.06.54».

ГАРФ. Ф. 9401. Оп. 2. Д. 445. Л. 268–269. Заверенная копия.

Телеграмма № 90 министра С.Н. Круглова СЕ. Егорову об использовании танков для наведения порядка в 3-м лагерном отделении

Сов. секретно

Шифром

21 июня 1954 г. 10 часов

Из Москвы в Кенгир

24 июня с. г. к Вам прибудет воинский эшелон, в составе которого 5 экипажей танков Т-34 из первой дивизии внутренних войск.

Если к этому времени Вам не удастся навести порядок в 3-м лагерном отделении, продумайте и сообщите Ваши предложения об использовании танков для наведения порядка, каким образом Вы думаете их использовать, в какое время суток, какую цель надо поставить и т. д. Может быть, следует, чтобы танки прошли через территорию лагерного отделения, разрушили все препятствия к выходу заключенных за зону лагерного отделения и обеспечили этим возможность выхода всех заключенных, которые не желают дальше сопротивляться. Танки же, не задерживаясь, могут выйти за зону лагерного отделения.

Нам кажется, что танки надо использовать больше как моральный фактор и как таранную силу, избегая применения ими артиллерийского огня.

Тщательно продумайте это вместе с командиром танковой роты и Ваши предложения доложите шифром.

Министр внутренних дел СССР

генерал-полковник С. КРУГЛОВ

ГАРФ. Ф.9421. Оп. 1. Д. 299. Л. 92. Подлинник.

Телеграмма № 083 С.Е. Егорова, И.И. Долгих министру С.Н. Круглову о прибытии в Кенгир танков

Сов. секретно

Шифром

24 июня 1954г.

Из Кенгира

[В] третьем лаготделении по-прежнему продолжается неповиновение заключенных. На баррикадах появились таблички [с] надписью «Мины». Офицеры танкового подразделения прибыли [в] Кенгир 24 июня с. г. [в] 11 часов 30 минут [по] местному времени. Платформы [с] техникой приняты [на] 60-м разъезде железной дороги Караганда – Джезказган, находящемся [на] расстоянии 36 километров от Кенгира.

Танки разгружены и сосредоточены с целью укрытия в лощине [на] расстоянии 12 километров от 3-го лаготделения.

После ознакомления танкистов с обстановкой сегодня сообщим ответ на Ваш № 90.

[В] первом лаготделении второй день продолжается неповиновение. 23 июня вечерняя смена при попытке выйти на работу была задержана пикетчиками. События развиваются [по] аналогичному методу 3-го лаготделения, разработанному группой заключенных [в] марте-апреле с. г.

Шесть руководителей неповиновения, ранее расконвоированные Бочковым, изъяты и водворены [в] вагонзак.

[Во] втором лаготделении на работу вышли все, однако отмечено брожение среди заключенных. Расстояние между 1—2—м лаготделениями незначительное, всего 4 километра.

ЕГОРОВ, ДОЛГИХ

ГАРФ. Ф.9421. Оп. 1. Д. 285. Копия.

Телеграмма № 93 министра С.Н. Круглова СЕ. Егорову о применении вооруженной силы для наведения порядка в 3-м лагерном отделении

Шифром

24 июня 1954г. 11 часов

Из Москвы в Кенгир

Обсудив создавшуюся обстановку в Степном лагере, комиссия в составе тт. Руденко, Серова и Круглова пришла к выводу о том, что неповиновение заключенных в 3-м лагерном отделении и уголовно-преступную деятельность организаторов этого неповиновения надо пресечь. В связи с этим с Вашими предложениями об использовании танковых экипажей, служебно-розыскных собак, пожарных автомашин и имеющейся вооруженной силы согласны.

Вся операция должна быть Вами тщательно продумана и четко спланирована. Проведением операции руководите лично сами. На каждый участок выделите толковых старших командиров, которых также тщательно проинструктируйте.

Целью операции должно быть – сломить сопротивление уголовно-бандитствуюшей части заключенных 3-го лагерного отделения и пресечь их воздействие на остальную часть заключенных, не желающих дальше сопротивляться. Все усилия при проведении операции должны быть направлены к тому, чтобы внести в среду заключенных растерянность и, воспользовавшись этой растерянностью, навести надлежащий порядок. Стремиться всеми мерами не допустить человеческих жертв. Оружие должно применяться только по организаторам и бандитам, нападающим с целью убийства на работников охраны, лагерной администрации и других заключенных, выступающих против них. Одновременно проявить смелость и ответственность в проведении операции.

Введение в зону вооруженной силы сопровождайте обращением с призывом к заключенным прекратить неповиновение.

Примите необходимые меры к недопущению огласки как проведения самой операции, так и ее результатов, проинструктировав в этом направлении соответствующим образом личный состав.

Особенно продумайте мероприятия по недопущению захвата заключенными танков, предусмотрев условия, исключающие возможность ранения личного состава танковых экипажей, и меры быстрого оказания помощи в случае повреждения отдельных машин.

В 1-м лагерном отделении организуйте широкую разъяснительную работу среди заключенных и примите строгие меры в отношении организаторов беспорядка.

По поручению комиссии

Министр внутренних дел Союза ССР

генерал-полковник С. КРУГЛОВ

ГАРФ. Ф.9421. Оп. 1. Д. 299. Л. 98–99. Подлинник.

Телеграмма № 94 министра С.Н. Круглова С.Е. Егорову о проведении операции по наведению порядка в 3-м лагерном отделении

24 июня 1954 г. 13 часов 40 минут

Из Москвы в Кенгир

В дополнение к сегодняшней телеграмме обращаю Ваше внимание на следующее: операцией по наведению порядка в 3-м лагерном отделении надо обязательно добиться выполнения поставленной цели. Для этого одновременно следует использовать все имеющиеся у Вас ресурсы – танковые экипажи, войска, охрану, личный состав лагеря и другие средства, словом, все имеющиеся ресурсы, чтобы одновременно, сразу занять все важнейшие пункты на территории лагерного отделения и расчленить массу заключенных на отдельные изолированные группы.

Отдельные части заключенных во время проведения операции немедленно выводите под охраной за пределы зоны лагерного отделения, преследуя цель недопущения концентрации вновь больших групп заключенных.

Продумайте также использование во время операции всех имеющихся автомашин, которые одновременно ввести в зону лаготделения для соответствующего разреза территории. На автомашинах можно нарастить борта и поставить туда группы солдат.

Большое значение должна иметь быстрота проведения операции. Надо быстро, решительно и смело ввести на территорию лаготделения все имеющиеся у Вас силы, разрезать территорию и расчленить заключенных, организовав немедленный вывод расчлененных групп заключенных под охраной за зону лаготделения, где можно будет с ними разобраться.

За зоной лагеря иметь необходимый резерв для того, чтобы собирать и организовывать группы заключенных, которые будут выходить во время проведения операции за зону.

К разработке плана операции обязательно привлеките генерала Бочкова, полковника Ищенко и других знающих лиц. Посоветуйтесь, в частности, с полковником Ильиным и выясните, как они проводили расчленение заключенных на Воркуте.

Необходимо грамотно организовать проведение этой операции.

Министр внутренних дел Союза ССР

генерал-полковник С. КРУГЛОВ

ГАРФ. Ф.9421. Оп. 1. Д. 299. Л. 100–101. Подлинник.

Акт комиссии МВД СССР о вводе войск в зону 3-го лагерного отделения Степного лагеря МВД

24 июня 1954 г.

пос. Кенгир

Мы, нижеподписавшиеся зам. министра внутренних дел СССР генерал-майор Егоров, начальник ГУЛАГа МВД СССР генерал-лейтенант Долгих, начальник Управления по надзору за местами заключения Прокуратуры СССР государственный советник юстиции 2-го класса Вавилов, зам. начальника ГУЛАГа МВД СССР генерал-лейтенант Бочков, и. о. начальника Управления Степного лагеря МВД подполковник Рязанов, начальник политотдела Степного лагеря полковник Олюшкин, составили настоящий акт о нижеследующем:

В связи с массовым неповиновением заключенных 3-го лагерного отделения Степлага МВД возникшим 16 мая с. г., комиссией МВД СССР и Прокуратуры СССР, а также политотделом и лагерной администрацией Степлага МВД СССР на протяжении с 16 мая по 25 июня с. г. были приняты все меры ктому, чтобы разъяснить заключенным 3-го лагерного отделения незаконность и неправильность их действий, выражающихся в массовом беспорядке и неповиновении лагерной администрации, принявших антисоветский характер.

Несмотря на это, заключенные 3-го лагерного отделения, находясь под воздействием уголовно-бандитствующего элемента, возглавляемого так называемой «комиссией» от заключенных в составе: председателя этой «комиссии» Кузнецова К.И., 1913 года рождения, осужденного в 1945 году по статье 58–1 «б» УК РСФСР к 25 годам за предательство и службу у немцев в качестве коменданта лагеря русских военнопленных; Слученкова Э.И., 1924 года рождения, осужденного первый раз в 1945 году за службу в «Русской освободительной армии» и сотрудничество с немецкими разведорганами по ст. 58–1 «б» к 10 годам, второй раз в 1948 году в лагере по ст. 1 Указа за хищение личной собственности к 10 годам и в 1952 году по ст. 58–10, 11 УК РСФСР к 10 годам как организатор контрреволюционной повстанческой организации среди заключенных Озерлага; Кнопмус Ю.А., 1915 года рождения, осужденного в 1945 году по ст. 58–1 «а» УК РСФСР к 10 годам, вторично осужденного в 1951 году в Горном лагере по ст. 58–10 и ст. 19—58—2,11 УК на 25 лет за участие в вооруженном восстании заключенных, и других 6 членов комиссии, также осужденных за особо опасные контрреволюционные преступления, продолжают чинить массовые беспорядки, неповиновение лагерной администрации, отказываясь выходить на работу.

Неповинующиеся заключенные 3-го лагерного отделения разрушают в жилых зонах служебные помещения, внутренние заборы и расхищают товарно-материальные ценности.

По указанию Кузнецова, Слученкова и других членов «комиссии» в зоне организовано массовое изготовление оружия: ножей, пик, сабель, гранат, мин, пистолетов и т. п., которым вооружаются уголовно-бандитствующии элемент и большое количество заключенных, подпавших под их влияние.

По указанию членов комиссии Слученкова и других содержащиеся в лагере заключенные, не поддерживающие их незаконные действия, всячески притесняются, подвергаются избиениям, издевательству и под угрозой расправы не выпускаются за зону лагеря.

Лии, пытающихся выйти за зону или заподозренных в сотрудничестве с органами МВД арестовывают и водворяют в специально организованные «комиссией» тюрьмы. Созданная при «комиссии» следственная группа, возглавляемая Слученковым, под воздействием шантажа, пыток и избиений устанавливает лиц, не желающих поддерживать беспорядок в лагере, и изолирует их в указанные тюрьмы.

15 июня с. г. Слученко, заподозрив заключенного Якобсона в намерении выйти за зону, арестовал его, после чего уголовно-бандитствующий элемент и активные оуновцы под руководством Слученкова водили Якобсона по лагерю с доской на груди с надписью «предатель» и, подвергнув его жестокому избиению, водворили в тюрьму. Арестованного ими по таким же мотивам заключенного Карлика также жестоко избили и инсценировали его повешенье.

Вышедшие из зоны заключенные показали, что «комиссией» составлен «черный список» на лиц, подлежащих физическому уничтожению, как не желающих поддерживать действия организаторов неповиновения.

По указанию «комиссии» в лагере из активной части неповинующихся организованы вооруженные группы для оказания сопротивления лагерной администрации, сведенные по типу УПА в отряды и взводы. В жилых зонах сооружено большое количество баррикад использовав для этой цели материалы от разрушенных ими отдельных строений, внутренних заборов и другие строительные материалы и предметы, находящиеся в хозяйственном дворе в зоне лагеря.

Для оказания активного сопротивления лагерной администрации, а также в целях воспрепятствования выходу за зону лагеря не желающих поддерживать беспорядок заключенных «комиссией» создана специальная служба охраны из числа наиболее активной части осужденных оуновцев и уголовно-бандитствующего элемента.

На баррикадах, на крышах коммунально-бытовых объектов вы