Свобода

***

Свобо́да – даро­ван­ная Богом спо­соб­ность чело­ве­че­ской воли, без кото­рой он не мог бы осо­знанно и охотно стре­миться к добру, а значит, не мог бы стать доб­ро­де­тель­ным.

Бог явля­ется высо­чайше сво­бод­ным Суще­ством, потому что Он дей­ствует неза­ви­симо от необ­хо­ди­мо­сти или при­нуж­де­ния. Он изби­рает, что хочет, и осу­ществ­ляет избран­ное, как хочет. При этом Его воля обла­дает совер­шен­ной свя­то­стью, Сам Он творит только высо­чай­шее добро и благо, кото­рое исклю­чает всякое зло, как свет исклю­чает тьму.

Создан­ный по Образу Божьему чело­век также обла­дает даром сво­бод­ной воли. «Если чело­век сотво­рен по Образу бла­жен­ного и пре­су­ще­ствен­ного Боже­ства, а Боже­ство сво­бодно и имеет волю по есте­ству, то и чело­век, как Образ Боже­ства, сво­бо­ден по есте­ству и имеет волю» (св. Иоанн Дамас­кин).

Упо­доб­ля­ясь Богу, чело­век при­зван тво­рить одно добро и воз­рас­тать в непре­стан­ном соеди­не­нии с Богом как Пер­во­об­ра­зом и Источ­ни­ком Добра. Через такое соеди­не­ние его сво­бода должна непре­станно воз­рас­тать, ибо совер­шенно сво­бо­ден Сам Бог.

Однако после гре­хо­па­де­ния чело­век встал на путь зла. Гре­хо­па­де­ние про­изо­шло от зло­упо­треб­ле­ния сво­бо­дой разум­ных тварей, кото­рую Бог создал доброю, и, даро­вавши им, уже не желает нару­шать. После гре­хо­па­де­ния чело­век встал на самую низшую сте­пень сво­боды – сво­боды выбора между добром и злом. Изби­рая добро, чело­век борется с грехом и соеди­ня­ется с Богом, воз­рас­тая в сво­боде. Изби­рая зло, чело­век пора­бо­ща­ется греху – своим пороч­ным стра­стям, осво­бож­де­ние от кото­рых тре­бует нема­лого подвига при содей­ствии Боже­ствен­ной бла­го­дати.

***

Для чего чело­веку дана сво­бода?

Бог даро­вал чело­веку сво­боду воли, в том числе для того, чтобы чело­век мог сво­бодно и осо­знанно упо­доб­ляться Ему, духовно сбли­жаться с Ним как со своим Твор­цом, Источ­ни­ком вся­че­ских благ, чтобы он мог, при содей­ствии Боже­ствен­ной бла­го­дати, реа­ли­зо­вать свои твор­че­ские силы. Сво­бода воли, кото­рая свой­ственна нам по суще­ству, при пра­виль­ном ее упо­треб­ле­нии, поз­во­ляет нам стя­жать и раз­ви­вать доб­ро­де­тели, доб­ро­вольно вос­хо­дить по лествице духов­ных совер­шенств. Однако первый чело­век вос­поль­зо­вался этой сво­бо­дой для пости­же­ния греха, а, кроме того, еще и обви­нил Бога в этой данной ему воз­мож­но­сти.

Явля­ется ли сво­бода при­чи­ной греха?

При­чи­ной греха явля­ется не сво­бода, а жела­ние исполь­зо­вать эту сво­боду во зло (напри­мер, для удо­вле­тво­ре­ния своих похо­тей), пред­на­ме­ренно злая воля, кото­рая созна­тельно изби­рает бес­по­ря­док и духов­ный ущерб в своей личной жизни и в жизни ближ­них.

Была ли сво­бода до того, как был создан чело­век?

Осно­ва­нием той сво­боды, кото­рой спо­со­бен поль­зо­ваться чело­век, явля­ется сво­бода Боже­ствен­ная, сво­бода Самого Бога. Бог ни от чего не зави­сит. Он без­гра­ни­чен, бес­пре­де­лен, Он ничем не опре­де­ля­ется, но Сам спо­со­бен опре­де­лять все. Само слово «опре­де­ле­ние» пред­по­ла­гает некие гра­ницы, пре­делы, кото­рыми огра­ни­чи­ва­ется пред­мет (в широ­ком смысле этого слова), за пре­делы чего он не спо­со­бен выйти. У Бога же нет таких границ, рамок, для Него, в прин­ципе, нет ничего невоз­мож­ного. Для Него воз­можно все потому, что Он без­гра­ни­чен. И поскольку сво­бода пред­став­ляет собой некую без­гра­нич­ность, то в истин­ном и абсо­лют­ном смысле этого слова такой сво­бо­дой-без­гра­нич­но­стью обла­дает лишь один Бог. 

Если Бог сво­бо­ден и благ, то Он не может делать зла. Какая же это сво­бода?

Это софизм. Бог может делать всё, что желает но зла Он не желает. В этом нет огра­ни­чен­но­сти, как нет огра­ни­чен­но­сти у чело­века, кото­рый не желает взры­вать дом своего шум­ного соседа. Воля Божья не только благая, но и все­сво­бод­ная. Как Все­со­вер­шен­ный, Он осо­знанно и сво­бодно творит добро, в соот­вет­ствии с воз­вы­шен­но­стью Своих качеств, Своих свойств, Своих совер­шенств.

Чем сво­бода Бога отли­ча­ется от сво­боды чело­века?

Чело­век создан по образу и при­зван стать подо­бием Бога, это каса­ется, не только сво­боды, но и всего бытия чело­века. Бог одарил чело­века сво­бо­дой по образу Своему, но Боже­ствен­ная сво­бода отли­ча­ется от чело­ве­че­ской тем, что она абсо­лютна. Только Бог авто­но­мен в прямом смысле слова (от гре­че­ского слова со зна­че­нием «быть зако­ном для самого себя»). Бог имеет абсо­лют­ную сво­боду, а чело­век огра­ни­чен­ную, отно­си­тель­ную, зави­ся­щую от Бога и ближ­него. И в то же время Бог благ, у чело­века же сво­бода – это выбор между добром и злом. 

Не при­ве­дет ли к потере сво­боды чело­века уси­ли­ва­ю­щийся кон­троль над дея­тель­но­стью отдель­ной лич­но­сти со сто­роны госу­дар­ства?

Над внут­рен­ней сво­бо­дой чело­века госу­дар­ство не властно.

***

прот. Олег Давы­ден­ков:
Вопреки рас­про­стра­нен­ному мнению, фор­маль­ная сво­бода вовсе не явля­ется при­зна­ком совер­шен­ства. Скорее наобо­рот, она сви­де­тель­ствует о неко­то­ром несо­вер­шен­стве. Напри­мер, Бог, будучи абсо­лютно сво­бод­ным Суще­ством, не имеет изби­ра­тель­ной воли, т. к. не имеет потреб­но­сти выби­рать из раз­лич­ных воз­мож­но­стей. Любой выбор всегда связан с неко­то­рым несо­вер­шен­ством: незна­нием, сомне­нием, коле­ба­нием, а Бог всегда в совер­шен­стве знает Свои цели и сред­ства их дости­же­ния. Поэтому Бог сво­бо­ден в том смысле, что всегда явля­ется таким, каким хочет быть, и всегда дей­ствует таким обра­зом, каким желает; ничто Ему не пре­пят­ствует, ника­кая необ­хо­ди­мость над Ним не тяго­теет. Такая сво­бода назы­ва­ется сво­бо­дой нрав­ствен­ной, или духов­ной.

Сама по себе спо­соб­ность выбора еще не делает чело­века сво­бод­ным, потому что жела­ния чело­века и его воз­мож­но­сти не всегда сов­па­дают. Чело­век часто желает того, что не может осу­ще­ствить, и, наобо­рот, нередко вынуж­ден делать то, чего делать не хочет. Наи­бо­лее ярко в Свя­щен­ном Писа­нии эта мысль выра­жена в Рим.7:19Доб­рого, кото­рого хочу, не делаю, а злое, кото­рого не хочу, делаю. Поэтому путь к под­лин­ной сво­боде лежит через осво­бож­де­ние от греха и от власти при­род­ной огра­ни­чен­но­сти. О необ­хо­ди­мо­сти стре­миться к такой сво­боде Гос­подь гово­рит в Новом Завете: Если пре­бу­дете в слове Моем, то вы истинно Мои уче­ники. И позна­ете истину, и истина сде­лает вас сво­бод­ными (Ин.8:31–32); Всякий, дела­ю­щий грех, есть раб греха… Если Сын осво­бо­дит вас, то истинно сво­бодны будете (Ин.8:34, 36). Ап. Павел гово­рит: Закон духа жизни во Христе Иисусе осво­бо­дил меня от закона греха и смерти (Рим.8:2) – и вос­кли­цает: Где дух Гос­по­день, там сво­бода! (2Кор.3:17). Иными сло­вами, через при­ча­стие Боже­ству, через соеди­не­ние с Богом чело­век при­об­ща­ется к той сво­боде, кото­рой обла­дает Бог, и сам обре­тает под­лин­ную сво­боду.

***

свя­ти­тель Феофан Затвор­ник:
Да опре­де­лили ли вы, чего хотите, так желая себе сво­боды? Внут­рен­ней сво­боды нечего искать, ибо она есть уже, так как есть неотъ­ем­ле­мая при­над­леж­ность духа. Ее никто отнять не может. Выхо­дит, вам жела­тельна внеш­няя сво­бода. Но извольте рас­су­дить, в какой мере допу­стима и дости­жима такая сво­бода? Куда ни кинь­тесь, всюду вы будете окру­жены такими же сво­бо­дами, как и ваша, рав­но­прав­ными вашей сво­боде. Что бы мы ни заду­мали делать, всегда должны сооб­ра­жать свои дей­ствия с дей­стви­ями других людей и ими огра­ни­чи­вать себя и, сле­до­ва­тельно, стес­нять свою сво­боду. Что ни шаг, то пре­се­че­ние сво­боды. И притом закон­ное, против кото­рого воз­ра­жать нельзя, по соб­ствен­ному созна­нию. Если это так, то порыв на сво­боду есть бега­ние за раду­гой и еще хуже – жела­ние схва­тить при­зрак.

***

Сво­бода не в том, чтоб не сдер­жи­вать себя, а в том, чтоб вла­деть собой!
Досто­ев­ский Ф.М.

«Любите врагов ваших, бла­го­слов­ляйте про­кли­на­ю­щих вас, бла­го­тво­рите нена­ви­дя­щим вас и моли­тесь за оби­жа­ю­щих вас и гоня­щих вас» (Мф. 5:44). Такая любовь осво­бож­дает и выво­дит из бес­ко­неч­ного при­чинно-след­ствен­ного пороч­ного круга, где мерой воз­да­ется за меру, оком за око и зубом за зуб. И сам чело­век здесь может придти от низ­шего вида сво­боды, “сво­боды ОТ”, к высшей ее форме, “сво­боде ДЛЯ” или “сво­боде В”. С точки зрения обык­но­вен­ной житей­ской логики такая любовь невоз­можна. Но – «невоз­мож­ное чело­ве­кам воз­можно Богу». «Если вы будете иметь веру с гор­чич­ное зерно и ска­жете горе сей: «перейди отсюда туда», и она перей­дет; и ничего не будет невоз­мож­ного для вас» (Мф. 17:20), притом что такая любовь творит чудеса куда позна­чи­тель­нее про­стого пере­став­ле­ния гор, а горы в данном случае — скорее ока­ме­нен­ные чело­ве­че­ские сердца-глыбы. Наобо­рот, всякий раз, когда мы упо­ваем исклю­чи­тельно на свои при­род­ные силы, свою логику, ника­кого пре­об­ра­же­ния ни внутри нас, ни вокруг нас не про­ис­хо­дит – в лучшем случае гос­под­ствуют законы, прин­ципы, кан­тов­ские «кате­го­ри­че­ские импе­ра­тивы», где не оста­ется месту живой вере и любви.
свя­щен­ник Филипп Пар­фё­нов

***

См. ПРЕД­ВИ­ДЕ­НИЕ И ПРЕД­ОПРЕ­ДЕ­ЛЕ­НИЕ БОЖИЕ

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки