Азбука веры Православная библиотека История Церкви Святой город Иерусалим и его окрестности



П.М. Воздвиженский

Святой город Иерусалим и его окрестности

Все христианские народы с благоговением произносят название святого города – Иерусалима. Отсюда распространилось христианство по всей вселенной, сюда же стекаются паломники изо всех сословий христианского мира поклониться местам, освященным жизнью Спасителя.

История святого города – может быть названа многострадальной. Являясь святым городом как для христиан, так и для евреев, Иерусалим в то же время, после Мекки, самый чтимый город для магометан, хотя от магометан он пострадал больше всего. Над Иерусалимом сбылись пророческие слова: «Иерусалим будет попираем языки, дóндеже скончаются времена язык» (Лк. 21:24).

Трудно решить, кто основал Иерусалим, потому что об этом нет никаких достоверных исторических известий. По преданию всех восточных народов, основание Иерусалима положено великим первосвященником и царем Мельхиседеком, который и назвал его «Салим», что, по изъяснению апостола Павла, значит мир. По тому же преданию, Мельхиседек перенес в Иерусалим тело праотца Адама, которые было сохранено Ноем в ковчеге и похоронено на Голгофе.

В священном писании имя Иерусалим в первый раз встречается в книге Иисуса Навина (10:23). Величие и слава Иерусалима начинается со времен Давида, который, сделавший царем всего Израиля, овладел Иерусалимом за 1050 лет до Рождества Христова и назвал его «Градом Давидовым». Царь тирский Хирам приветствовал Давида с новым завоеванием, доставил его кедры ливанские и зодчих для постройки царских палат. Давид окружил весь город крепкой стеной и перенес с особенной пышностью в новую столицу Кивот Завета.

Сын Давида, Соломон, начал построение знаменитого Соломонова храма на холме Мориа в четвертый год своего царствования, и постройка длилась 7 лет. Храм Соломона, по великолепию и роскоши своей, был причислен к семи чудесам древнего мира. Торжественное величие святыни и великолепие Соломоновых палат, упоминаемые в Книге Царств гл.7 и 8, привлекли внимание народов на Иерусалим, который в 40-летнее царствование Соломона достиг апогея славы и величия, как по постройке великолепных зданий, так и по торговым сношениям, простиравшимся до Индии и Африки.

После смерти Соломона, при сыне его Ровоаме, царство Еврейское разделилось на царства Израильское и Иудейское, и начались вражды между обоими. В 970 году египетский фараон Сусаким двинулся с несметными полчищами на Иерусалим и похитил все сокровища храма и царских палат.

В следующий затем длинный период начались междоусобицы между царями иудейским и израильских, а Иерусалим переходил из одних рук в другие.

Александр Македонский, за 323 года до Рождества Христова, ниспровергнув роскошный Тир, двинулся на Иерусалим. Тогдашний первосвященник Иаддус со множеством священников вышел навстречу Александру в полном облачении, имея на голове кидару (митру) с золотой надщицей, на которой было написано имя Божие. Александр слез с коня, преклонился пред именем Божиим и оградил Иерусалим своим покровительством.

После смерти Александра Македонского (332 г.), Сирия, Палестина и Финикия перешли во власть правителя Египта. Около 150 лет Иудейская страна, во главе с Иерусалимом, страдала от междоусобиц; наконец, за 61 год до Рождества Христова, явился Помпей под стенами Иерусалима и после 3-месячной осады, разрушивши городские стены, овладел всем Иерусалимом. С этого времени Иудея утратила свою независимость и была обращена в область, подвластную римлянам.

Вскоре после завоевания всей Иудеи титул царя Иудеи дан был римским сенатом Ироду, прозванному впоследствии Великим. Ирод с начала своего царствования обратил внимание на возобновление иерусалимского храма, на постройку великолепных зданий как в Иерусалиме, так и других городах Иудеи. В особенности Ирод обратил внимание на Иерихон, где построил крепость, великолепный дворец, ипподром и множество зданий.

Царство Ирода ознаменовалось страшными жестокостями: он убивал не только приближенных к себе лиц, но даже и близких своих родственников, убил жену Мариаму, тещу и трех своих сыновей. Наконец, избиение 14000 младенцев в Вифлееме, в надежде убить между ними и Иисуса Христа, составило венец его жестокостей. Как известно, Господь наказал этого изверга: Ирод умер в ужасных муках, заживо изъеденный червями в открывшихся по всему телу ранах.

После смерти Ирода, сын его Архелай жестокостями своими не уступал отцу; он выказывал явное неповиновение римским повелителям, был вызван в Рим, и император Август, лишив его власти, заточил в крепость.

Вслед за тем наступает период совершенной утраты иудеями своего политического существования, и причиной всему являются «Зилоты» (ревнители), которые вооружили народ против языческой тирании. В царствование Нерона, в 71 году по Р.Х., римские полчища, под предводительство сначала Веспасиана, а потом сына его, жестокого Тита, осадил Иерусалим и, после 5–месячной осады, срыли его до основания, причем погибло множество народа, будто бы до миллиона человек. Число это невероятно, но объясняется тем, что взятие Иерусалима происходило во время Иудейской Пасхи, когда стечение народа бывало многочисленное.

Затаенная на продолжительное время ненависть иудеев к завоевателям-язычникам, за поругание еврейских обрядностей, разразилась в царствование императора Адриана, в 133 году по Р.Х., открытым восстанием. Адриан двинул на них войска под предводительством Юлия Севера. Евреи были совершенно уничтожены и ни одного еврея не осталось в Иерусалиме; Адриан запрещал евреям даже приближаться к этому городу. В 136 году на развалинах древнего Иерусалима Адриан решился основать новый город и назвал его «Элия Капитолина», в честь собственного своего прозвания Элий и в честь Юпитера Капитолийского, которому и воздвигнут был храм на месте бывшего иудейского. Но, чтобы предать забвению христианские святыни, Адриан построил новую иерусалимскую стену, которая была возведена позади Голгофы, так что это святое место было включено в черту нынешнего города. В царствование преемников Адриана евреи купили себе ценой золота право приходить плакать на развалинах Сиона.

Царствование Константина Великого, озаренного светом истинной веры, было эпохой возрождения для Иерусалима. При Константине святыня иерусалимская вновь воссияла для мира и начала привлекать к себе поклонников из всех стран. Благочестивая мать первого христианского царя – Елена, несмотря на свои 80 лет, прибыла в Палестину в 326 году, посетила все священные места и воздвигла на них многие храмы. К этому же периоду относят и постройку храмов: Св. Гроба и Вифлеемского. Освящение храма Воскресения происходило 13 сентября 355 года.

При Константине Великом иудеям дозволено было посещать Св. Град один раз в год и плакать на завалинах Соломонова святилища.

Через 259 лет после того, как св. Елена и Константин Великий соорудили храмы Св. Гроба, Вифлеемский и другие, в 613 году, персы при Хозрое 2, после проникновения в Византийскую Империю, с торжеством двинулись на Иерусалим и взяли его приступом. При этом умертвили они массу жителей, сожгли храмы Гроба Господня и Воскресения, вместе с тем взяли в плен патриарха Захария с честным древом Креста.

Через 15 лет после взятия Иерусалима персами, т.е. в 628 году, император Ираклий вытеснил персов из Иерусалима, вошел в него пешком без обуви, неся на себе Крест Господень, через весь страстной путь до самой Голгофы, где и водрузил его.

Едва только христиане начали устраиваться спокойно в Иерусалиме и приводить св.храмы в порядок, как через 9 лет, а именно в 637 году, магометане-арабы, под предводительством калифа Омара, выгнав из Сирии византийцев, подступили к Иерусалиму и требовали его сдачи. Омар показал себя более великодушным, чем Тит и Юлий Север: он дал письменное ручательство, которым охранялась жизнь христиан и свобода христианского вероисповедания. Омар вступил в Св. Град пеший, в ветхой арабской одежде, в сопровождении патриарха Софрония, и осматривал священные древности города. Наступил час молитвы, определенным законом Магомета, именно в то время, когда Омар с патриархом находились в храме Воскресения. Омар спросил патриарха: «Где бы я мог помолиться?» – «Там, где находишься», – отвечал патриарх. Омар отрицательно покачал головой. Тогда патриарх повел его в прилежащий храм св. Константина и постлал ему ковер для молитвы; но и тут Омар отказался сотворить молитву и, выйдя из храма, пал на колени на ступенях одной лестницы, ведущей к одним из врат храма. По окончании молитвы, Омар сказал патриарху: «Если бы я совершил молитву в одном из этих храмов, то магометане непременно обратили бы его в пепел». Затем, разыскав место, где был храм Соломонов, Омар на этом месте положил основание мечети, которая известна под названием «Омаровой».

При Омаре христианское население не было притесняемо, но после этого калифа начинается печальная эра для Иерусалима. Почти в течение 4,5 веков христиане страдали и подвергались гонениям от междоусобных распрей между арабами. Гонения на христиан ежегодно усиливались, и дошло до того, что в 1010 году храм Гроба Господня был совершенно разорен. Наконец, христианская Европа, видя такие страшные гонения на христиан, стала помышлять о защите христианских исповеданий. Пустынник Петр Амиенский, посетивший два раза Палестину и видевший воочию бедствия христиан и поругание святыни, подвигнул европейские государства освободить Святую Землю от ига нечестивых. Многочисленные христианские войска, под предводительством Готфрида, явились под стенами Иерусалима, и, после 40-дневной осады, Иерусалим взят был крестоносцами 15 июля 1099 года.

Скинув свои окровавленные одежды, крестоносцы, босые и непокрытые, направились в храм ко Гробу Господню, предводительствуемые клиром. Готфрид был избран в короли иерусалимские, но он отказался принять поднесенную ему золотую корону, сказав, что он не решится носить золотую корону в городе, в котором Спаситель мира был увенчан терновым венцом. Он удовольствовался титулом барона и защитника Гроба Господня, хотя и владел Палестиной со всеми преимуществами короля. Процарствовав один только год, Готфрид умер в 1100 году, оставив еще не совсем окрепший трон брату своему Балдуину 1-му. Готфрид был погребен у подошвы Голгофы. Царствование Балдуина продолжалось 18 лет и ознаменовалось многочисленными победами, за что он и был прозван «Маккавеем». Балдуин умер в 1118 году.

Затем, в течение около 130 лет, Иерусалимское царство находилось во власти христианских властителей, но постепенно приходило в упадок, а с 1231 начало переходить во власть мусульман. В 1517 году Иерусалим окончательно покорен султаном Селимом и остается до сих пор во владении турок.

Современный Иерусалим окружен зубчатой каменной стеной в 12 м. высоты с 34 бастионами и башнями и 7 воротами. Ворота носят следующие названия: Яффские, Сионские, Давидовы, Грязные, Золотые, Гефсиманские, Иродовы и Дамасские. Город выстроен на 4-х холмах и делится на 4 квартала: христианский – с храмом Св. Гроба, армянский, где Сион, с цитаделью, и протестантская церковь, еврейский и магометанский – со старой площадью храма, скорбным крестным путем, мечетью Омара и домом турецкого паши, с 1840 г. имеющего постоянное местопребывание в Иерусалиме.

Улицы в Иерусалиме узкие, грязные, дурно мощенные, многие из них глухие. Местами улицы затемнены перекинутыми поперек арками и сводами. Из 170 улиц нет ни одной совершенно прямой или вполне удобной для экипажной езды. Улицы идут прихотливыми, ломаными линиями, то спускаясь, то поднимаясь среди высоких серых домов, в стенах которых видны крупные древние камни. Иногда узкий, как щель, переулок уходит сбоку вниз, зияя по сторонам черными дырами тесных ворот или дверей, с крошечными окнами в стенах, заделанными массивной железной решеткой. Сверху, а синем небе, яркими пятнами светятся арки, переброшенные через улицу, восточные балконы, непроницаемые для посторонних взглядов, или дома, неожиданно оказавшиеся над крышами улицы на высотах естественных или наносных. Внизу лавки, цирюльни, кофейни, тень и сырость в домах, заставляющие иерусалимлян даже летом кутаться в теплую одежду. Монахи, обитатели греческих монастырей, всегда носят под рясой шубку.

На улицах самые пестрые толпы; тут и турки в восточных костюмах, бедуины в широких плащах, греки в пиджаках, мусульманки под темными фатами, христианки под белыми покрывалами, измученный, усталый паломник, смеривший пешком кремнистые подъемы гор Иудейских, сбрасывает здесь свою убогую котомку, омывает запылённые ноги. Тут и там видны торговцы Дамаска, вожаки караванов, погонщики осликов. Разгружая верблюдов, бесцеремонно наваливая груды тюков и ящиков, шумно бранятся арабы. Мусульманский цирюльник, здесь же, на открытом воздухе, бреет правоверную голову, а турок-кафеджи готовит незатейливый обед проголодавшемуся рабочему люду. Горшечник-араб, запеленатый в белый хитон, торгует пористыми кувшинами, сохранившими до сих пор свою библейскую форму. Типичный еврей, в широкой шляпе с полями, из-под которых висят длинные завитки его пейсов, бойко, почти бегом проходит мимо этого шумного торжища, шлепая задками туфель, надетых на босую ногу. Торговцы-армяне настойчиво предлагают прохожим свои товары. Кармелиты-монахи, босые и в грубой власянице, долго торгуются с продавцом фруктов и всевозможной зелени. В воздухе сливается гомон разнообразных наречий; людская толпа, разношерстная, суетливая, волнуется, жестикулирует, стараясь перекричать друг друга. – Вот картина иерусалимской уличной толпы, как рисует ее один из туристов.

Одна из самых заселенных частей города – это улица христиан на холме Акра, где производится живая торговля. По обеим сторонам улицы расположены лавки, в которых продаются четки, оружие, съестные припасы, разный мелкий железный товар, – коротко сказать, все, что нужно для местных жителей и многих богомольцев. Всякая лавка – настоящий пестрый калейдоскоп самого разнообразного товара.

На улице масса верблюдов, мулов и ослов, навьюченных разными тяжестями и съестными припасами. При всей толкотне люди и животные движутся очень осторожно, никого не задевая, даже собак, которые разгуливают и лежат на дороге.

Снаружи храм Гроба Господня выглядит скорее мечетью, чем христианским храмом. Смиренный крест едва заметен даже вблизи. Вид храма – невзрачен. Высокий прямоугольник, почти квадрат, стены, сложенной и неровных тесаных камней на толстом слое цемента, пересечен сильно выдающимся карнизом на половине высоты. Две громадные арки (из которых одна, впрочем, заложена теперь каменной стеной) служат входами в храм. Массивные, бронзовые ворота закрывают одну из арок. Над этими арками, во втором ярусе, две другие, осеняющие собой два большие готические окна, и затем еще выше круглый барабан с частыми светлыми окнами, поддерживающий знаменитый черный купол…

Храм отворяется с восходом солнца, т.е. часов в 6–7, затем в 10–30 часов запирается до 2–3 часов, а в 6 часов опять запирается. Литургия при Гробе Господнем совершается ночью, с полуночи до восхода солнца. Чтобы присутствовать при ней, нужно провести целую ночь в храме, под замком турецкой стражи.

Турецкие стражи, вооруженные с головы до ног, точно для битвы, воинственно занимают вход, сидя на широких диванах с видом властелинов. Они пропускают мимо себя толпу паломников, пришедших поклониться священному месту.

Лабиринт темных храмов всевозможных эпох и видов; одни, соединенные друг с другом просветом, портиком или великолепными колоннадами, другие – маленькими потайными дверями, отдушинами или отверстиями вроде пещер; одни на возвышении вроде высоких хоров, в глубине которых виднеются группы женщин в покрывалах; другие – подземные с перегородками, высеченные в сырой и черной скале, где люди принимают вид призраков, – вот внутренность церкви Гроба Господня. На все лежит полумрак, рассекаемый местами пучками яркого света и испещрённый повсюду бесчисленными, маленькими огоньками серебряных и золотых лампад, спускающихся со сводов. И всюду молящиеся, то двигающиеся смешанной, разноязычной толпой, то образующие группы по нациям вокруг места, где идет служба.

Прямо против входных дверей помещается плита розовато-желтого мрамора, прикрывающая собой ту плиту, на которую Иосиф Аримафейский и Никодим положили тело Спасителя по снятии Его со креста для помазания миром, по обряду иудейскому. Камень этот имеет продолговатую форму, около 3–х аршин в длину и 14 вершков в ширину; над ним устроен род балдахина и теплится несколько матовых лампад, а по бокам стоят 6 высоких подсвечников. Эта часть храма довольно мрачная, т.к. она отделяется от круглой ротонды, где помещается Кувуклия, высокой стеной, на которой повешено много образов с висящими пред ними лампадами. Свет сюда проникает частью от входных дверей, а частью с левой стороны из ротонды часовни Св. Гроба. Камень Миропомазания составляет общую принадлежность греков, католиков и армян.

Проходя с левой стороны в самую ротонду часовни Св. Гроба, на пути встречаешь небольшое место, огороженное грубой железной решеткой, с горящей по средине лампадой; это место принадлежит армянам и означает, будто ы, то самое место, на котором стояла Божия Матерь в то время, когда помазывали тело Спасителя и обвивали его чистой плащаницей.

Часовня Св. Гроба, или иначе называемая Кувуклия, разделяется на два отделения: первое – придел св. Ангела, так называемое потому, что здесь, по преданию, ангел возвести женам о воскресении Спасителя; вход туда – чрез мраморное широкое крыльцо из трех ступеней, с мраморными же белыми перилами; над дверью – мраморное мозаичное изображение Воскресения Христова. Придел этот – в виде правильного четырёхугольника, около 5 аршин в каждой стороне. По средине придела в высокой мраморной вазе вложена часть камня, который был отвален ангелом от гроба. Над вазой висят лампады, принадлежащие разным исповеданиям. Внутренность придела обложена белым и серым мрамором; по обеим сторонам от входа, в стенах – два небольшие овальные отверстия, через которые в Страстную субботу патриарх раздает народу священный огонь. В придел, где стоит Гроб Господень ведет низкая дверь, и нужно очень наклониться, чтобы войти в это святилище Св. Гроба.

Самый Гроб Господень покрыт каменной плитой, на которой высечено изображения Христа с вытянутыми руками. На этом священном изображении Христа стоит серебряный ковчег, в котором вложен Символ Веры, писанный на греческом языке. Самое ложе обложено кругом мраморной плитой и верхняя доска расколота по средине. Обложение мраморной плитой как этого святого месте, так равно гроба Богоматери и камня Миропомазания, сделано, собственно, для того чтобы воспрепятствовать поклонникам отламывать частицы и увозить с собой, как святыню, на память. Площадь этого придела составляет почти квадратную сажень. На главной стене, что над Гробом, образ Воскресшего Спасителя; более 40 лампад из чистого золота и серебра спускаются со свода и освещают этот придел; лампады эти принадлежат четырем вероисповеданиям: грекам, латинянам, армянам и коптам. Над самым гробом горят постоянно, день и ночь, шесть лампад; два монаха чередуются при Св. Гробе, окропляя каждого богомольца освященной ароматной водой и частовременно обтирают мраморную доску над Гробом Спасителя этой же освященной водой. На стене, прямо против входа в этот придел, помещается икона Божией Матери.

Гроб Господень не принадлежит никому и поэтому разделен между всеми. Ежедневно на нем служат по крайней мере три обедни: греческая первая, вторая армянская и последняя латинская. Но кругом этой центральной святыни, за колоннами ротонды – церкви, престолы, часовни всех христианских вероисповеданий. Копты примкнули даже свой престол к задней стене часовни Святого Гроба, в самой ротонде. Престол сирийцев, – сейчас же против них, за колоннами. Прямо перед входом в часовню Святого Гроба, отделяясь грандиозной аркой от ротонды, главный храм Воскресения. Он принадлежит грекам. Храм очень обширен и богато убран. Иконостас в пять ярусов, писан по золоту со множеством золотых окладов, большей частью русского пожертвования, – как говорит Марков. Крытые места патриарха и его наместников, кафедра архидиакона, – старинный и изящной резьбы из драгоценного дерева. По обеим сторонам деревянные ложи для монахов. Мраморная урна по средине собора – знаменитый в рассказах паломников «пуп земли». На этом месте, по благочестивой легенде, Господь создал Адама. Голову Адама показывают в пещерной часовне под Голгофой, которая считается вместе с тем гробницей Мелхиседека. Католикам принадлежит часть храма направо от входа в часовню Святого Гроба. Там у них несколько отдельных престолов и древняя ризница. Каждое мельчайшее событие великой драмы Страстей Христовых освящено особым приделом, который и носит наименование этого Евангельского события. В одном из них Мария Магдалина узрела Воскресшего Христа; в другом Христос был привязан к столбу и терпел поругание от воинов; в третьем на Него возлагали узы…

Довольно крутые лестницы в 20 ступеней ведут на скалу Голгофу. Мрачный храм Голгофы помещается под небольшим куполом природной скалы, образуя две арки. Под первой от входа аркой помещается православный престол, из целой мраморной плиты, поставленный над тем самым местом, где был водружен крест Спасителя. Престол открыт по бокам и под ним видно круглое отверстие, где стоял крест. За престолом величественное распятие, по сторонам которого изображены во весь рост Богородица и Иоанн Богослов. Позади распятия – иконостас, с иконой Спасителя, влекомого на страсть. По обе стороны престола два круглые отверстия, обложенные черным мрамором; здесь были водружены кресты разбойников. Направо, возле престола, видна трещина скалы, образовавшаяся от сотрясения земли при кончине Иисуса Христа. Скала одета плитами желтого мрамора. Все богатство этой церкви заключается в 14 дорогих паникадилах, висящих над престолом – дар христианских царей. Два престола под второй аркой Голгофы принадлежат католикам. По преданию, это то самое место, на котором пригвождали Спасителя ко кресту. В южной стороне этого придела окно, через которое видна внизу небольшая католическая капелла во имя Марии Скорбящей (Maria Dolorosa). Окно это, по преданию, было прежде наружной дверью на Голгофу, через которую император Гераклий вошел с Животворящим Крестом, по отнятии его у персов.

Внизу, к востоку от подошвы Голгофы и круглой ротонды Святого Гроба, под большой аркой расположен православный храм Воскресения. В этом храме замечательный иконостас из чистого золота; все иконы – византийского письма.

Вокруг храма упомянутые уже выше приделы различных вероисповеданий. Наибольший из них – часовня «Каменных Уз» – принадлежит православным и устроен на том месте, где Спасителя подвергали пытке. Влево от этой часовни помещается придел Темницы Христовой. По преданию, здесь Богочеловек был заключен с двумя разбойниками, пока приготовляли орудия для Его казни. Следующий придел – Св. Логгина Сотника. Далее на восток, за самым алтарем храма Воскресения, находится придел Разделения Риз, принадлежащий армянам. Отсюда лестница в 28 ступеней ведет вниз, в церковь св. Елены, также принадлежащую армянам; она высечена в скале, покрыта куполами и снабжена окнами в виде амбразур. Из этой церкви 13 ступеней вниз ведут в храм Обретения Честнаго Креста, своды которого иссечены в природной скале; здесь 2 придела: один принадлежит православным, другой – католикам. Отсюда лестница вверх, где с северной стороны храма ведет дорожка к часовне Адама или Иоанна Предтечи. Здесь, около дверей часовни, похоронены Готфрид Бульонский и брат его Балдуин 1, освободители Иерусалима; пожар 1808 года уничтожил памятники на их могилах. Прямо к югу от греческого храма Воскресения расположена католическая часовня Богоматери или Явления Христа Богоматери, с тремя престолами; близ одного из них, за железной решеткой, обломок колонны, к которой в претории Пилата был привязан Спаситель для бичевания. Отсюда ход ведет в круглую ротонду Св. Храма и Кувуклию, к западной стороне которой примыкает сперва небольшой придел коптов, а еще далее к западу между арками – придел сирийцев, близ которого спуск к могилам Иосифа Аримафейского и Никодима, высеченным в камне и составляющим принадлежность сириян. К стенам храма примыкают монастыри православный и католический, сообщение с которыми возможно только через Св. Храм.

Из храма Гроба Господня с площади, чрез калитку в каменной стене, вы выходите на тот ужасный путь, по которому измученный бичеваниями, побоями, всевозможными издевательствами и бессонной ночью, окруженный злорадствующей толпой, всеми оставленный Богочеловек нес свой тяжелый крест на место казни. Путь этот носит название Крестного или Скорбного и пролегает по узкой, тесной улице, спускающейся скатом к Кедрскому потоку. В прежнее время, при царице Елене, при Иерусалимских королях, улица эта была рядом церквей, часовен, монастырей. Всякий шаг Божественного Страдальца, отмеченный в Евангельском рассказе, всякая развалина дома, принадлежавшего кому-нибудь из евангельских мужей, – были увековечены какой-нибудь благочестивой постройкой. Теперь это тесная, грязная улица, которую местами пересекают высокие арки, местами обрывки сводов, затемняющих ее еще больше. Ее высокие стены, подпертые кое-где изъеденными контрфорсами, сложены из широкого римского или сарацинского камня красноватого цвета с ползучими растениями по расселинам.

Все те места, на которых свершалось что-нибудь знаменательное во время шествия Спасителя на вольную страсть, отмечались особыми надписями. Hic flagellavit – гласит белая мраморная дощечка, вделанная над дверью. Это – часовня бичевания Христа, и начало Пути Страдания. Вот турецкая казарма, построенная на месте бывшего дворца Пилата, – это первая остановка на Крестном Пути. Далее, начиная отсюда, вплоть до самого Гроба Господня, все следующие остановки обозначены надписями или колоннами. Так обозначены здесь места, где сострадательная Вероника, по преданию, отерла залитое потом и кровью лицо безгрешного Страдальца, где встретила Божественного Крестоносца, Сына своего возлюбленного, измученная смертельной скорбью Богоматерь, наконец, где Спаситель падал под тяжестью креста и передал его Симеону Киринеянину. В недавнее время начальником нашей православной миссии, о. архимандритом Антонином произведены были, по поручению Палестинского общества, раскопки, которые, как замечает Недумов, привели к весьма важным результатам. Во время этих раскопок удалось открыть порог древних городских ворот, известных под именем «Судных» и таким образом научно подтвердить как подлинность Крестного пути, так и пещеры Гроба Господня и Голгофы.

Из нехристианских памятников Иерусалима наиболее замечательна мечеть Омара, названная мусульманами Эль-Сахараллах – краса арабского зодчества. Она построена на том месте, где был храм Соломона.

Это стройное красивое здание, сторона которого имеет в длину 67 ф.; нижняя часть одета пестрым мрамором, а верхняя – гласированным пестрым кирпичом ярких цветов, на котором сделаны изречения из Корана. На каждой стороне по семи окон, с красивыми разноцветными стеклами, среднее окно на каждую страну света служит дверью. Купол, 90 ф. вышины и 60 ф. в поперечнике, обложен также разноцветным кирпичом. После мечети в Мекке и Медине, эта считается священнейшей в целом магометанском мире. В мечети находится скала, от которой, по верованию мусульман, Магомет вознесся к небу. Над самой скалой, под куполом, растянута широкая пунцовая материя, в виде палатки. Здесь, по преданию, стояла скиния завета и находилась Святая Святых Иерусалимского храма. Под скалой спуск в пещеру, перед входом в которую разные хоругви, щит Магомета, знамя и огромный меч Али, ржавое оружие, почитаемое за копье Давида. На скале разложены подлинник Корана, седло кобылицы «Эль-Борак» и весы «взвешивания душ». Позади большой платформы находится обширный мраморный бассейн, окруженный свежим дерном с маслинами, померанцами и кипарисами. Далее всего, на юге, великолепная базилика Юстиниана, посвященная деве Марии. Нижняя часть городской стены на востоке относится к временам Соломона и состоит из камней более 20 ф. длиной; один – более даже 30 ф. Здесь находятся построенные Адрианом золотые ворота, которые теперь заделаны, т.к. между магометанами есть поверье, что некогда чрез эти ворота христиане пойдут в город повелителями. Мечеть Эль-Акса, прежняя церковь ордена тамплиеров, позади которой возвышается стена на 89 ф., расположена над великолепными и с удивительным искусством выведенными сводами. Сооружением их Ирод Великий положил основание расширению храмового места.

Знаменитая иерусалимская стена, окружающая ныне святой город, состоит из громаднейших камней, отполировка которых доказывает их древнееврейское происхождение – их относят к временам Ирода. Выше этих камней идет более правильная кладка из камней меньшей величины; полагают, что это постройки крестоносцев. Еще выше – камни различной величины, сложенные беспорядочно; это турецкие постройки времен султана Селима, 16 века. Ширина стен местами 2 аршина; все протяжение стены – до 4 верст. У южной стороны городской стены, на склоне горы Мориа, где стоял храм Соломона – находится так называемое место плача Иудеев. Сюда-то, в течение 18 веков, евреи приходят ежедневно перед закатом солнца, а в особенности по пятницам, молиться и оплакивать разрушение храма и утрату независимости. Пение псалмов сопровождается рыданием; многие становятся перед стеной на колени, падают ниц и лобызают камни.

Близ Яффских ворот к стенам примыкает укрепление с высокой башней, под названием Давидовой.

Мимо Дамасских и Иродовых ворот, по крутому каменистому спуску, ведет путь к Кедронскому потоку, в долину, называемую Иосафатовой. Справа здесь виднеется Овчая купель, или Вифезда, еврейское название, означающее Дом Милосердия; ныне же – это продолговатое, вырытое в земле углубление, заваленное мусором и разными нечистотами. Во времена Спасителя на этом месте был пруд, содержавший в себе целебную воду; пруд этот был окружен пятиугольным зданием, под портиками которого всегда лежало множество страждущих, слепых и расслабленных, желающих воспользоваться волнением и всплесками воды, показывавшими высшее развитие его целебных свойств. Св. еванг. Иоанн приписывает целебные свойства воды схождению ангела, который в известные промежутки возмущал эту воду, предоставляя всю целебную силу ее тому, кто погружался в нее первым. Между этими больными был расслабленный бедняк, который 38 лет страдал от паралича, ибо хотя и жил в портиках этого пруда, но, по слабости своей, не мог броситься в пруд в самый момент возмущения воды. Спаситель, проходя мимо этого человека, взглянул на него с состраданием и сказал расслабленному: «Встань, возьми постель свою и ходи».

Недалеко от Овчей купели, видно место, где был убит св. Стефан и затем идет пещера или храм Богоматери. Пещера Богоматери снаружи представляется в виде погреба, прислоненного к гребню горы, с большими двухстворчатыми железными дверями в готических арках; стены сложены из массивных камней, в расщелинах которых растет мох и пучки травы. Если войти в эту пещеру с дневного света, – внутри ее окажется полный мрак и только далеко в глубине пещеры внизу мелькают огоньки от множества лампад. Спустившись по широкой мраморной лестнице вниз, на 20 ступеней, вы видите площадку перед двумя престолами с правой стороны, которые устроены над могилами родителей Пресвятой Девы, св. Иоакима и Анны; а на противоположной левой стороне – престол над могилой Иосифа Обручника. Спустившись далее вниз еще на 30 ступеней, вы вступаете в храм с полукруглыми сводами, в восточной стороне которого возвышается кувуклия из цельной скалы, отделенной от окружающих скал.

Кувуклия внутри не обложена мрамором, а представляет из себя природную скалу, т.е. сохраняет свой первобытный вид; мрамором же обложено только то место, которое служило гробницей Богоматери; более 20 серебряных подсвечников и множество лампад освещают эту усыпальницу. Пространство этой кувуклии несколько менее 3-х аршин в квадрате. При совершении литургии, гробница служит престолом, а жертвенник вне кувуклии прислонен у входных южных дверей. На самой гробнице литургию могут совершать только греки и армяне; католики совершают литургию на престолах св. Иоакима и Анны, а копты и сирийцы имеют свои небольшие приделы.

Храм этот, заключающий в себе гробницу Богоматери, по всем историческим данным, был построен св. Еленой, одновременно с храмом св. Гроба Господня и сохранялся в целости до начала 11 века. С этого времени о нем упоминается как о разоренном; вероятно, он был разрушен арабами в 1010 году, когда подвергся разорению и весь Иерусалим. При Балдуине 2, в 1161 г., храм этот восстановлен с устроенным при нем монастырем, но монастырь был разрушен Саладином в 1187 г., церковь же уцелела благодаря тому, что мамометане имеют особенное уважение к Пресвятой Деве, и храм этот остается нетронутым почти в течение 9 веков. Арабы называют Божию Матерь «Ситти Мариам», т.е. Святая Мария. Мусульманские женщины приходят к Ситти Мариам с молитвами во время трудного периода беременности.

Возвышающаяся в одной версте от Иерусалима Елеонская гора с раскинувшимся у ее подошвы Гефсиманским садом – будит в путнике, прибывшем в святой город, воспоминание о том месте, куда Спаситель, по преданию, удалялся не раз из города с закатом солнца и где передал его воинам Иуда. На том месте, где, по священно-историческому преданию, Спаситель молился коленопреклоненный и в тяжкой скорби, произнося слова: «Отче Мой! Если возможно, да минует Меня чаша сия, впрочем, не как Я хочу, но как Ты (Лк. 24:41) – находится теперь принадлежащая католикам пещера, называемая «Пещерой моления о чаше».

Недалеко от вышеозначенного места указывают на груду сложенных камней, означающих то место, на котором спали ученики в то время, когда Спаситель уединенно обращался с молитвой к Отцу Небесному. Несколько шагов выше от настоящего места указывают на обнесенное каменной стеной, в виде проулка, место, на котором Иуда коварным поцелуем предал своего Божественного Учителя. Высота Елеонской горы около версты; гора настолько пологая, что от подошвы до вершины ее считается верст пять. Гора начинается от самого Кедрона, текущего под задними стенами Иерусалима, у так называемой Иосафатовой долины, – в сущности как бы иссохшего ложа реки или потока. По скату горы, спускающемуся в долину, находятся сады Гефсиманский и другие.

Часть Гефсиманского сада принадлежит теперь французам-католикам, и католические французские монахи усердно ухаживают за этой частью города и обратили в сплошной цветник исторический уголок любимого приюта Спасителя… Среди пестрых, пышно разросшихся палисадников и куртин роз, георгин и жасмина, мощно поднялись 8 гигантских маслин с вековыми корявыми стволами. Эти восемь библейских великанов, высотой сажень до семи, стоят, как будто, окаменелые, пощаженные двадцатью промчавшимися над миром веками. Время, в своей неустанной, всесокрушающей работе, источило сердцевину маститых старцев Гефсимании, и дуплистые исполины только с виду кажутся мощными и несокрушимыми. Часть могучих корней давно уже иссохла; почти выгнила и та живоносная струя, по которой поднимались когда-то живительные соки, питавшие зеленую вершину; новые молодые побеги только местами едва пробивались от исторических корней, но прозрачная листва их не в силах еще отбросить и тени на землю. Вокруг сада идет каменная, в сажень вышины, ограда; она украшена рельефными фигурами, в особых шкафчиках за стеклами, изображающими события из земной жизни Господа нашего Иисуса Христа: как берут Иисуса римские солдаты, как Он находится в темнице; изображены все унижения и издевательства, которым подвергался от людей Спаситель человечества, – как Его били, истязали, плевали, ругались, судили Его, налагали на Него терновый венец, возложили на Него тяжелый крест, распяли и прободали копием ребро Его, и делили ризы Его.

Многие паломники и путешественники выпрашивают здесь, в этом саду, у монахов ветки маслин от старейших деревьев и монахи охотно и любезно раздают эти ветки.

В недалеком расстоянии от Гефсиманского сада, на одной из покатостей горы, выстроена на средства Августейшей семьи русская православная церковь, в память в Бозе почившей Императрицы Марии Александровны. Гранитная пятиглавая церковь св. Марии Магдалины возвышается на полугоре и как будто глядит с каменного уступа на св. город. Церковь выстроена в характерном византийском стиле, в два света, и увенчана пятью главами над оригинальной сводчатой крышей. Архитектура здания напоминает немногие, местами уцелевшие у нас на Руси, храмы древне-русского зодчества. Внутренность храма отличается изяществом отделки и превосходно исполненной живописью образов и картин, принадлежащих лучшим русским художникам. Иконостас выложен мрамором в дорогой бронзовой оправе; вся обстановка храма дышит симпатичной простотой, строгостью форм и правильностью линий. Близ храма, Императорское православное палестинское общество выстроило два домика для русских паломников, в память великого князя Александра Георгиевича и великого князя Константина Николаевича.

На высшей точке Елеонский или Масличной горы находится несколько арабских лачужек и мечеть, называемая также «часовней Вознесения». Внутри этой мечети сохраняется небольшой камень, с отпечатком человеческой ступни; предания многих веков упорно видят в нем след Божественной пяты вознесшегося отсюда Спасителя. Ничто, однако, не напоминает здесь о христианской святыне. Не только нет образов, но даже и намека на какую бы то ни было живопись. Мечеть находится на месте бывшего христианского храма, построенного св. Еленой и разрушенного персами, дважды возобновленного и окончательно разрушенного в 1517 г. султаном Селимом. Мусульмане не только дозволяют иноверцам осматривать мечеть, но, с их разрешения, ежегодно в день Вознесения совершается в ней христианское богослужение, для чего устроено два каменных престола. Место это, на котором стоит мечеть, замечательно еще и тем, что Христос, в день торжественного въезда Своего в Иерусалим, сопровождаемый множеством народа, восклицавшего: «Осанна сыну Давидову!» смотрел в этого места на дивный город, знаменитый историческими воспоминаниями и приводивший в изумление всех иудейских и языческих путешественников блестящими золотыми куполами своих храмов и высокими мраморными башнями. В своем Божественном предвидении, Спаситель провидел печальную его будущность, и не только плакал о нем, но даже предавался рыданию.

Вблизи часовни Вознесения находится католический монастырь кармелиток и католическая капелла, с галереей вокруг того места, на котором Спаситель научил апостолов молитве Господней. Монастырь кармелиток – это приют вечного молчания: в нем живут странные аскетки, посвятившие себя, во имя Христа, вечному молчанию и молитве. Храм в монастыре – с готическими сводами. Пять ступеней во всю ширину церкви ведут к открытому алтарю, под которым изящные полуколонны сомкнулись стройными рядами стрельчатых арок. Белые мраморные изваяния обрамляют стены; хрустальная люстра спускается над балюстрадой. Вдоль панели рядами стоят скамьи и справа чернеет высокий пролет полукруглого свода, забранного непроницаемой железной решеткой. Такая же решетка в окне на верху, над алтарем, кладет на церковную обстановку отпечаток неумолимого аскетического устава. Сквозь высокие окна, в разноцветные стекла мягко льется свет, но его жизнерадостный оттенок, – как верно замечает «Русский турист», – кажется чуждым этой обители смерти. Сознание, что в нише за темной решеткой в эту минуту безмолвно застыли в молитвенном вдохновении группы молящихся, невидимых и не видящих никого и никогда, почти отвыкших от человеческого голоса, производит неотразимое впечатление.

Галерея Молитвы Господней получила свое название от 33 мраморных досок, на которых золотыми буквами написана молитва Господня на 33 различных языкам, в том числе и на русском, но, к сожалению, с грубыми ошибками. В восточной части галереи – темная ниша с железной сетчатой дверью, служащая склепом для останков принцессы Тур д’Оверна, основательницы католического монастыря, на горе Елеонской. Оригинальный саркофаг украшает ее усыпальницу. На бело-мраморной гробнице находится во весь рост изваяние покойной принцессы. Она полулежит, задернутая по пояс мраморной тканью, а у ног ее гармонично сплелись Бурбонские лилии с изящной герцогской короной. Интересно, что памятник этот – мавзолей герцогини Бульонской, проведшей долгие годы в Палестине, подарен ей еще при жизни Наполеоном 3. В подземелье, под двором монастыря, – католический алтарь, посвященный памяти 12 апостолов. По преданию, ученики Христовы, по вознесении Его на небо, пребывали некоторое время в этой пещере и здесь составили «символ веры».

На вершине горы Вознесения воздвигнут небольшой православный храм в Византийском стиле, во имя Христа Спасителя. Двухэтажное серое здание оригинальной прямолинейной архитектуры, с башенкой, выводящей нас на крышу-террасу, приютилось у ног четырёхъярусной колокольни. Отец Антонин, предпринимая эту колоссальную постройку, одна лестница которой имеет 249 ступеней, стремился создать гигантский маяк, который мог бы издалека приветствовать паломников и ярким огнем своим был бы виден с моря от Яффы. Сильный источник света (как, например, электрического), повешенный под металлической крышей колокольни, должен был бы зажигать фонарь на верхушке шпица. Но упорные труды не увенчались успехом: горные уступы делают колокольню невидимой с моря. В пролеты ее узких, высоких окон открывается, однако, живописная панорама окрестностей. С высоты колокольни, виды одновременно два моря: Средиземное и Мертвое. В колокольне находится колокол, привезенный сюда из Яффы по 60-верстному шоссе; толпа влекла этот колокол (весом в 300 пудов) на себе, без помощи верблюдов. Звон с русской православной церкви разносится теперь на большое пространство в окрестностях Иерусалима, и благовест в большой колокол придает особую торжественность церковному звону. По величине своей колокол в 150 пудов в настоящее время единственный во всем Иерусалиме. Позади колокольни – дом для отдохновения молящихся. В одной из его комнат собраны обломки древних гробниц, части карнизов, колонок и орнаментов, найденных в земле при закладке фундамента церкви. Внизу усыпальница, где видны 6 гробов, высеченных в скале; на верхних досках гробов вырезаны кресты и надписи, что здесь покоятся тела армянских царей. Здесь же часть древнего мозаичного пола 6 века, с изображениями рыб и птиц; под этим полом были открыты цистерны в несколько аршин глубиной.

У подножия Елеонской горы вьется, почти всегда сухое, ложе Кедронского потока, на берегу которого, на откосе горы Мориа, помещается магометанское кладбище; на откосах подножия Елеонской горы – много еврейских могил. Эта местность, называемая Иосафатовой долиной (долина смерти), вся усеяна еврейскими надгробными памятниками; один из них, большое четырехугольное здание с заостренной крышей – могила Авессалома, непокорного сына Давида. Богатые евреи приезжают сюда из Европы доживать свой век и считают величайшим счастьем быть погребенными в этой долине. Могила Авессалома внутри вся завалена каменьями, потому что всякий еврей, проходя мимо этой могилы, считает обязанностью бросить в нее камень, в знак презрения к непокорному сыну царя Давида.

«Иосафатовой» вся долина названа потому, что в ней находится гробница иудейского царя Иосафата, современника нечестивого Ахава. Мавзолей Иосафата уцелел до наших дней, рядом с мавзолеем Авесалома и гробницей пророка Захарии, умерщвленного царем Иоасом. Эти три ветхозаветные памятника, прислоненные почти рядом к подножию «Горы Соблазна», – сообщают прославленной библейской долине ее характерный вид, столь памятный Иерусалимским паломникам. Гробницу Захарии – иерусалимские греки и евреи считают гробницей пророка Исаии и окружают ее благоговейным уважением. Недалеко от могилы Авессалома – Силоамская купель и Силоамский источник, место, где Спаситель исцелил слепорожденного. Отсюда дорога ведет на Сион, мимо Сионских ворот.

На месте дома, где происходила Тайная Вечеря, прежде находилась христианская церковь, превращенная мусульманами в мечеть. В последней находятся, как говорят, гробницы Давида и Соломона. Близ этой мечети показывают нагроможденную груду камней, где будто бы стоял дом, в котором произошло сошествие Св.Духа на апостолов. Недалеко отсюда русское кладбище, где хоронят паломников, и Гинонская долина, отделяющая Сион от горы Злого Совещания, где, по преданию, находился дом Каиафы.

В девяти верстах от Иерусалима лежит Вифлеем. Дорога туда ведет чрез плодоносную долину Рафаим. Равнина эта, по преданию, служила местом военных столкновений между иудеями и филистимлянами; по дороге видно несколько развалин, и одна из башен, находящаяся по правую сторону дороги, называется башней Вениамина, а по левую – начинается масличный сад, принадлежащий монастырю св. пророка Илии. Монастырь этот расположен на холме, откуда открывается прелестный вид на всю окрестность, отсюда и Вифлеем, стоящий на возвышенной местности, кажется необыкновенно живописным. Монастырь очень древний, и основание его относят к 6 веку до Р.Х. Здание монастыря четырехугольной формы и окружено высокой стеной с небольшой железной входной дверью. В монастыре находится чудотворная икона пророка Илии, к которой будто бы монет прилипают, лишь только прикоснуться ими. От монастыря дорога спускается в равнину, известную под названием «Горохового поля». Предание передает, что Божия Матерь, проходя однажды этим путем, увидела человека, который засевал это поле горохом, и спросила его: что он сеет? – «Камни», – отвечал сеятель в насмешку. Горох немедленно окаменел, и все поле покрылось мелкими кругловатыми камешками; поклонники собирают эти камешки себе для воспоминания. Далее, по дороге, с правой стороны встречаем гробницу Рахили; памятник над этой могилой в виде небольшой мечети с куполом и окружен маслинами.

На запад от Иерусалима, в трех часах пути находится «Горняя» или «Горний град Иудов» – здесь жили Захария и Елисавета, родители Иоанна Предтечи. В Горнем Граде православный храм во имя Казанской Божией Матери, монастырский женский приют и дом для русских богомольцев, а также католические монастырь и церковь, из которой спуск в выложенную мрамором пещеру, где, под престолом, круг с надписью на латинском языке: «Здесь родился Предтече Господень». Жители Горнего Града – арабы, большей частью крещенные в православную веру.

Для русских богомольцев, отправляющихся на поклонение Святому Гробу Господню, имеется в Иерусалиме собственное, превосходно устроенное убежище, известное под названьем «русских построек». Почин устройства этого пристанища принадлежит в Бозе почившей императрице Марии Александровне. Немедленно по прибытии в святой город паломникам отводится здесь весьма удобное и приличное помещение. На 20 человек обыкновенно дается большая, высокая и светлая комната, – каждому паломнику отводится отдельная кровать с тростниковой подстилкой. И за это помещение берется 5 копеек в сутки. Здесь же имеется чайная, где в продолжение целого дня можно получать кипяток, и столовая, где можно всегда найти наши русские щи и кашу. Стоимость такого обеда около 8 до 10 коп. Здесь же устроена также небольшая, но чистенькая баня. Вот подробное описание этих «русских построек», как оно приведено в изданном Православным Палестинским Обществом спутнике.

«Иерусалимские русские постройки занимают у северо-западного угла городских стен, в полуверсте от Яффских ворот, большую, около 9 десятин, неправильного вида площадь, отделенную от прилегающих к ней улиц стеной, имеющей слишком версту длины. Главные входные ворота, почти всегда запертые, находятся по Яффской дороге в западной стене, обращенной к Яффским воротам, имеется калитка, через которую обыкновенно поклонники прибывают на постройки, и через которую они ходят в город. В восточной стене имеются ворота, ведущие на постройки мимо консульского дома, и, наконец, в северной стене, рядом с мужским приютом, имеется калитка, соединяющая Русские постройки с находящимися через улицу Иерусалимским подворьем Палестинского общества.

По входе в южную калитку, по правую сторону имеется проход к консульскому дому, перед которым находится довольно значительный для Иерусалима садик, налево возвышается больница. Далее, на той же стороне, большой двухэтажный, четырехугольный дом Русской Духовной миссии, за ним собор Св. Троицы, от которого направо женский приют, а за собором налево мужской приют. От главных ворот до больницы вдоль стены тянутся хозяйственные службы. Все русские постройки находятся в заведывании состоящей при министерстве иностранных дел Палестинской комиссии.

Собор во имя св.Троицы выстроен с пятью главами, по образцу Афонских церквей. В него, с западной стороны, трое дверей ведут в трапезу, в которой по бокам две небольшие комнаты. Из нее тоже трое дверей ведут в самую церковь. Внизу колонны поддерживают просторные хоры. Собор сооружен наподобие равностороннего креста. Весь помост вымощен местным камнем «мелек», похожим на желтовато-розовый мрамор. Посреди церкви висят 4 большие паникадила, сделанные по греческому образцу, не для свеч, а для лампад. Пять ступеней возвышают солею и алтарь над церковным помостом. Иконостас дубовый, резной, был сделан в Петербурге на Охре, мастером Леонтьевым. Образа в иконостасе византийского письма, замечательно хорошей работы, изображают, кроме Спасителя, Божией Матери и двунадесяти праздников, Ангелов всех членов Царской Семьи.

Против собора, в огороженном решеткой месте, находится найденный при постройках столб, не вполне отсеченный от скалы. как следует предполагать, столб этот был высекаем каменотесами для какого-либо большого здания, может быть храма Иерусалимского, во времена Ирода, но в камне оказалась трещина и начатый обтеской столб был заброшен.

Дом Русской Духовной миссии составляет большой четырехугольник, в котором вдоль внутренних стен идет кругом светлый коридор, из которого двери ведут в отдельные комнаты. Вход в него с восточной стороны. Левая, нижняя и верхняя половина дома заняты помещением миссии. Правая же уступлена пока начальником духовной миссии для приюта 1 разряда, духовных лиц и провожающих, почетных поклонников. К сожалению, приют этот, состоящий из отдельных комнат, обращенных на север, для поклонников, прибывающих обыкновенно зимой, крайне неудобен всырь. Прежде, до 1885 г., эта левая сторона построек занималась миссией, которая уступала для приюта 1 разряда правой стороне зимой почти жить нельзя. Таким образом, для приезжающих состоятельных поклонников не имеется помещения на Русских постройках, и они принуждены искать оного в иностранных гостиницах. Тут же, на верху, в северо-западном углу помещается временно секретарь консульства. В середине четырехугольника, соединенная с ним коридором, находится небольшая домовая церковь духовной миссии, во имя св. Великомученицы царицы Александры.

Вход в нее с северной стороны, против собора св. Троицы. в ней бывает служба, когда число поклонников невелико.

Больница занимает большой двухэтажный дом, рядом с духовной миссией. Внизу ее помещается с восточной стороны аптека, а на север живет доктор. На верху, собственно, больница на 60 человек. К сожалению, длинные коридоры ее дают простор ветру, вредному для больных, еще более нуждается больница в белье и разных врачебных принадлежностях. Поэтому русские богомольцы избегают ее и предпочитают ей патриаршую больницу. Рядом с ней выстроена небольшая больница для заразительных болезней на 12 постелей, также скудно снабженная всем необходимым.

Консульский дом, расположенный против больницы, отделяется от нее двором и небольшим садом. При входе в дом с южной стороны, налево помещается канцелярия консульства и здесь же занимается главный смотритель приютов. Дом консульский был первоначально выстроен для помещения паломнических пожитков, а потом переделан в жилое помещение, потому он крайне неудобен и сыр. Против консульского дома, по другую сторону ворот, дом, в котором живет драгоман консульства.

Женский приют помещается в одноэтажном доме, рядом с консульским домом. Выстроен он на 500 поклонниц и разделяется посредине коридором, откуда идут двери в комнаты различной величины, в которых поклонницы размещаются крайне тесно, особенно при наплыве поклонниц, так что едва есть где протянуться. Неудобство его еще увеличивается от грязи и постоянного чада как в комнатах, так и в коридоре. Находится он под наблюдением особой смотрительницы.

Мужской приют помещается в одноэтажном доме налево от собора. Выстроен он на 300 поклонников, но часть его занята помещением главного смотрителя приютов и смотрителя мужского приюта. Он разделяется также коридором на две половины, из которых ведут двери в отдельные комнаты. Неудобства женского приюта и в нем чувствуются также сильно. Кроме того, на площади Русских построек существует несколько крытых водоемов или цистерны для собирания дождевой воды, которую в Иерусалиме, за недостатком проточной воды от источников или реки, единственно употребляют для питья.

За последние годы вид как самого Иерусалима, так и его окрестностей значительно изменился. «Святой город» значительно утратил свой прежний типический характер восточного города и все более и более подходит к типу европейских городов. Он обстраивается со всех сторон с такой быстротой, что в настоящее время пролегает обширная и превосходно вымощенная пригородная улица в том месте, где немного лет тому назад расстилалось поле, покрытое местами диким виноградником. Особенно резкие изменения произошли в Иерусалиме и его окрестностях со времени открытия железной дороги от Яффы до Иерусалима. Дорога эта, переменив патриархальный характер паломничества в Св. Землю, вместе с тем способствовала быстрому приросту городского населения, почти удвоившегося за последние два года, так что в настоящее время в Иерусалиме насчитывают до 60, 000 тысяч жителей.

Раньше паломники от палестинского приморского города Яффы, к которому пристают пароходы с паломниками в Святую Землю, до Иерусалима совершали путь по пыльной и раскаленной дороге либо пешком, либо на лошадях, употребляя на это целых два дня, – теперь же большинство их проезжают этот же путь в удобных вагонах, употребляя на путешествие всего три часа.

Мысль сооружения палестинской дороги возникла еще в 1860 году и принадлежит американцу доктору Цимпелю, стоявшему во главе большой компании нью-йоркских капиталистов. Но турецкое правительство резко отклонило проект подобной дороги. Затем в 1874 году несколько французских инженеров стали опять хлопотать о получении концессии на проложение дороги – на и на этот раз ходатайство не увенчалось успехом.

Образовавшаяся в 1889 году новая компания французских капиталистов, вознамерившаяся соорудить дорогу на свой риск и страх, но под покровительством Оттоманской империи, была счастливее своих предшественников: ей удалось заполучить необходимый «фирман» султана с разрешением тотчас же приступить к подготовительным работам.

Компания немедленно воспользовалась этим разрешением с 1 апреля 1890 года уже начала постройку.

Общество, строившее эту дорогу, образовалось в Париже и носит название: «Compagnie du chemin fer Iaffa à Jérusalem et prolongements». Оно предлагало продолжить путь от Иерусалима до Дамаска и далее. Как обнаружил известный панамский процесс в Париже, общество, строившее иерусалимскую железную дорогу, составляло часть большого общества, прорывавшего Панамский канал. Желая привлечь на свою сторону благосклонность папы, т.е., говоря точнее, желая привлечь в свое дело капиталы римско-католического духовенства, панамское общество предложило папе соорудить для пилигримов железный путь в Св. Град. Значительное большинство акционеров иерусалимской железной дороги – латинские духовные лица. Закладка дороги в Яффе последовала в начале 1890 года, а открытие движения между Яффой и Иерусалимом – 14 сентября 1892 г.

Железная дорога по Св. Земле принадлежит к узкоколейным. Она имеет только один метр ширины. Рельсы положены в один путь. Паровозы вывезены из Северной Америки. Дорога при своем сооружении рассчитана только на самое необходимое для передвижения. Легкость и удобства железнодорожного сообщения не могли, конечно, не произвести существенных перемен и в образе жизни, привычках и потребностях местного населения. Под стенами древнего Иерусалима, на бывших пустырях, строится теперь новый город. Обыватели древней столицы еврейского царства, ощущавшие сильный недостаток в растительном топливе, жгут теперь каменный уголь, доставляемый им в большом количестве по железной дороге из Яффы, куда он привозится морем из разных европейских стран.


Источник: Издание товарищества М.О.Вольф. С.-Петербург Гостиный двор, №18. Москва Кузнецкий мост, №12

Комментарии для сайта Cackle