Библиотеке требуются волонтёры

Силоамская надпись

Литература предмета: Zeitschrift Deutsch – Palästina-Vereins,1880,B.III,S. 54–55: Eine neue Entdeckung in Jerusalem, A. Socin; ZDPV 1881; B. IV; S. 102–114: Die Siloahinshrift, von prof. Kautsch; ibid. S. 115–119: Ausgrabungen in Jerusalem, von Guthe; ibid. S. 250–259: Ueber die Siloahinschrift, von Guthe; ibid. S.260–271: Die Siloachinschrift, von prof. Kautsch; Zeitshrift der Deutschen Morgenlandichen Gesellshaft,1882 B. XXXVI, S. 725–750: Die Siloahinschrift, von Guthe; Compte srendues de l’Akademie des inscriptions et belles letters,1881, 4 serie, t. 9, p. 97–100: Silohinscription, Derenbourg. The survey of Western Palestine, Ierusalem, by Charles Warren and Claude Conder publiched for the Committee of the Palestine Exploration Fund, 1884, p. 345–364: Ain Silwan. Fresh Light from the Ancient Monuments, Sayce, p. 83–90: The Siloam inscription.

На восточной стороне Иерусалима, как известно, пролегает Иосафатова или Кедронская долина, называемая у арабов wadi en Nahr или wadi Sitti Mariam. Внутри одной из скал, находящихся на западной стороне этой долины, на расстоянии 1000 шагов от юго-восточного угла площади Харам Эш-Шериф, так называется площадь, на которой стоял храм Иеговы, а в настоящее время находится мечеть Омара с другими мечетями и пристройками, находится источник, называемый арабами ain Sitt iMariam, т.е. источник Девы Марии, или ain Umm ed Deredj т.е. ступенчатый источник.

Спуск к нему, как показывает последнее название у арабов, идет ступенями. Спустившись по 14 ступеням с каменной площадки скалы, путешественник вступает в грот источника. С правой стороны грота, у самой нижней ступени каменной лестницы, бьет из-под камня вода, стекающая в особый бассейн, в 13 футов (4 метра) длины на 5 футов (1,5 метра) ширины. С южной стороны этого бассейна находится отверстие начинающегося в этом месте тоннеля, который идя отсюда, направляется по склону горы Офела к Силоамскому пруду, называемому у современных арабов ain Silwan, а в евангение Иоанна Богослова (IX,7) купелью силоамской. Этим тоннелем вода из источника Девы Марии течет в силоамский пруд. Ширина и высота его в различных местах неодинаковы. Его длина, по измерениям Робинзона и в позднейшее время Кондера определяется в 1756–1758 футов1 (535–537 метров). О его существовании знал Иероним (Comment. In les VIII, 6). Из западноевропейских путешественников первый, кто описал тоннель, был Кверезмий (в 1625 г.). Пять лет раньше его другой путешественник патер Юлий прошел его насквозь. Из позднейших путешественников туннель был подробно исследован Робинзоном, Тоблером, Уильсоном, Уарреном, и нашим русским исследователем А.А. Олесницким2. Но ни одному из этих почтенных исследователей, при обозрении тоннеля, не удалось обратить своего внимания на еврейскую надпись, находящуюся недалеко, именно на расстоянии 19 футов, от впадения туннеля в силоамский пруд. Честь открытия принадлежит одному еврейскому мальчику, воспитаннику проживавшего почти до последнего времени в Иерусалиме архитектора Шикка. Дело было в один из жарких июльских дней 1880 года. Забавляясь со своими товарищами в силоамском пруду, этот мальчик ради любопытства проник из пруда в отверстие тоннеля, и, рассматривая его, заметил в стене тоннеля на правой стороне от входа, какие то непонятные для него письменные знаки. О своем открытии он сообщил Шикку. Последний не преминул посетить место, указанное ему мальчиком, и, к своему удовольствию, увидел здесь древнееврейскую надпись.3

Письмом от 22 июля 1880 года Шикк уведомил об этом открытии известного знатока Палестины и Сирии, тюбингенского профессора Социна, который в свою очередь сообщил об этом членам немецкого палестинского общества. Последние ассигновали для проведения необходимых работ по съемке надписи 300 марок, и поручили провести их Шикку. Жаркое время года и некоторые частные обстоятельства не позволили ему начать работы ранее 9 ноября 1880 года. Производство работ сопровождалось большими затруднениями. Нижняя часть надписи заливалась водой и была загрязнена илом, так что для съемки ее нужно было выжидать понижения уровня воды и предварительно расчистить накопившийся от времени во множестве мусор и ил, что требовало значительных усилий. Но Шикк преодолел все эти трудности, и к концу 1880 года успел сделать несколько рисунков и слепков надписи, которые и препроводил в немецкое палестинское общество. Эти рисунки и слепки с надписи были очень неразборчивы и к тому же не везде согласны между собой, так что дешифровать по ним надпись было невозможно.

Тогда немецкое палестинское общество попросило Шикка сделать еще несколько слепков, на особой бумаге, присланной для сего проф. Ейтингом, которые тот действительно и сделал, присоединив к ним так же другой рисунок надписи, проверенный им на месте по оригиналу. Рисунки и слепки Шикка послужили первым письменным материалом для изучения новооткрытой надписи.

Английское палестинское общество, получившее известие об этом открытие 3 августа 1880 г., поручило своим уполномоченным сделать снимки с надписи, но первые три доставленных снимка были на столько плохи, что рассматривавшие их ученые не пришли ни к каким положительным выводам. Впрочем вскоре после этого английское палестинское общество получило возможность познакомиться с характером и содержанием надписи по более достоверным и полным данным. В начале 1881 года прибыл в Иерусалим профессор Сэйс, который, заинтересовавшись характером и содержанием надписи, постарался сделать в нее точный снимок и дешифрировал ее текст. Его первое сообщение по этому вопросу было напечатано в Athenaeum 12 марта 1881 г.

По снимкам Шикка и Сэйса европейский ученый мир впервые более или менее наглядно и основательно познакомился с новым и важным открытием в области еврейской эпиграфики. Но на них не могла успокоиться мысль ученых. Некоторый разногласия между этими снимками позволяли предполагать, что они, не везде точно передают содержание надписи, так, что новая проверка их являлась во всяком случае не излишней. Такая проверка была поручена немецким палестинским обществом ученому Гуте. Прибывши в Иерусалим весной 1881 года, Гуте, для большего удобства при снимке копии с надписи, предварительно намеревался понизить уровень воды в туннеле, для чего предпринял было очистку открытого и заваленного канала, направлявшегося от источника Девы Марии и подходившего к силоамскому пруду с восточной стороны. По этому каналу можно было спустить воду из источника, минуя туннель. Но нанятые Гуте paбочие феллахи производила расчистку так медленно, что он соскучился ожидать окончания их работ, и приступил к съемке копии и деланию слепков с надписи при тех средствах при каких это было возможно. Над приготовлением копий Гуте работал в течение шести дней, с 26 по 31 марта. Снятая им копия представляла каждое место надписи так точно и ясно, как только мог воспринять это человеческий глаз. Впрочем, несмотря на тщательность рисунка, положение и взаимное отношение букв на копии определялось не всегда точно. Для исправления такой неточности могли служить слепки, которые и были приготовлены Гуте в нескольких экземплярах. В последнем отношении для него был особенно полезен гипсовый слепок, приготовленный скульптором Павлюсом и превосходивший слепки Гуте по своей ясности и полноте. По съемке копии, Гуте проверил ее по оригиналу. В то время, когда он занимался деланием копии и слепков, ему попалась под руки брошюра Гильденмейстера Ueber mechanische Copien von Inschriften, автор которой трактует применение кислот при съемке надписей. Познакомившись с содержанием этой брошюры, Гуте решился прибегнуть к помощи соляной кислоты, для раствора силикатов, насевших на поверхности надписи. Но, прежде чем сделать это, он сделал еще один гипсовый слепок, после чего облил камень, на котором была вырезана надпись, соляной кислотой, растворившей силикаты на поверхности букв, отчего их штрихи стали заметнее. С очищенной таким образом надписи Гуте снял слепок. Археологи, узнавши о таком обращении Гуте с надписью, высказали неудовольствие, и обвиняли его в повреждении надписи. Но Гуте в ZDMG 1882 Б. XXXVI (S. 725–750) отрицает таковое повреждение. И капитан Кондер, посещавший туннель и рассматривавший надпись после Гуте, 10 и 22 ноября 1881 года, в своем письме от 1 декабря 1881 г. в лондонское палестинское общество не говорит о повреждении надписи Гуте, хотя свидетельствует, что ее вид до обливания соляной кислотой был несколько иной и что, благодаря последней операции, на ней стали заметны некоторые прежде не наблюдавшиеся штрихи. Тем не менее Кондер считает копию Гуте весьма совершенной. Работы Шикка, Сэйса и Гуте по копированию и дешифровке надписи, а также описание надписи Кондера и Мантеля представляются нам достаточными, для того, чтобы на основании их дать более или менее ясное представление относительно шрифта, текста и содержали надписи.

Как уже было выше упомянуто нами, надпись находится по правую сторону от входа в туннель с силоамского конца, на расстоянии 19 футов, и вырезана на квадратной плите в 27 дюймов. Вершина плиты отстоит на три фута от дна туннеля, который в данном месте имеет 11 футов высоты и 2 фута ширины. Надпись вырезана на нижней часта плиты, так, что в своей нижней части заливается водой. Ее текст состоит из шести строк, занимающих пространство в 27 дюймов в длину и в 7 ½ дюйм, в высоту. Буквы надписи имеют ½–¾ дюйма высоты. Ее 1-я и 2-я линии с краев немного повреждены. Кроме этого, в левой стороне надписи находится довольно широкая выбоина, проходящая сверху вниз по всей высоте надписи причем сверху шире, к низу – уже. На месте ее, в 1, 2 и 3 строках совсем незаметно следов букв. Наконец 6-я строка простирается не во всю длину надписи, а занимает лишь 16 дюймов. Оригинальный текст надписи, как полагают, состоял из 190 букв, из которых разобраны и прочитаны лишь 170. Буквы надписи сходны с буквами памятника Моавитскаго царя Меши. Особенно следует это сказать относительно ב (Бет (вет)), ה(Хе), ו(Вав), ז (За́ин),י (Йод), ל (Ла́мед), נ (Нун ), ע (А́ин), פ (Пе (фе)), ק ( Коф), ר (Реш), ש (Шин (син)) и ת (Тав ). Буквы א (А́леф) и ח (Хет) сходны, с подобными им на древнееврейских монетах, а буква ו напоминает וִ в самаританском шрифте. Между словами, как и на памятнике Меши, стоят точки, как слово разделительные знаки. В том виде, как надпись дешифрирована Сэйсом, Гуте, Кондером и Каучем, она читается так:

עלו … – בעוד. חנקבח. דבר. חיח. ווח. נקבח … 1.

ק. אש. קל … לחנקב. אמח. שלש. ובעוד. רעו. אל. אש. גדון. ח 2.

. ח. וּבים … מימן. בצר. ודח. חית. כי. רעו. אל. א. 3.

. וילכו. גרון. על. גרון. רעו. לקרת. אש. החצבם. הכו. נקבח 4.

… ו. אמח. אלף. במאתים. חברכח. אל. מּוצא. מן. חמים 5.

… החצב. ראש. על. בצר. זדח. היח. אמח. ת 6.

В тех местах текста надписи, где у нас поставлены многоточия, должны стоять особые слова, буквы которых частично исчезли, частично очень неясны и потому остались непрочитанными. Впрочем, трудившиеся над дешифрированием надписи ученые, частично на основании контекста речи, частично на основании сохранившихся, хотя и весьма неясно, отдельных букв некоторых из этих слов, старались воспроизвести их и таким образом восполнить пустые места надписи, причем разными учеными указываются разные слова4. Так, в самом начале 1-й стр. надписи Сейс и Пильтер читают חן, Гуте זאת, Деренбург תמח а Галеви – ביום. Из этих чтений, по свидетельству Гуте, кроме предложенного им самим זאת, заслуживаете большего доверия так же תמח ибо до знака ח или תּ, следы которого сохранились, есть место для двух букв.

В той же 1-й стр. после слова בעוד Гуте, на основании величины незанятого места и сохранившихся следов стоявших здесь букв, предлагаешь читать עלו מניפים или מּנפם, а Сэйс: עלו חחצבים. Во 2-й строка Гуте читает 7-е слово אמת, а Сзйс – אמּח, и видит здесь остаток древне-иерусалимского диалекта. В той же строке после слова לחנקב Гуте думает читать נשּׁמּע, а Ейтинг и Нельдеке – וישמע. В 3-й строке Гуте после слова מימּין, на основании сохранившихся следов бывших здесь букв, читает ומשׂמאל или שמאל ומן переводя слово ומּשּמאל מימן словами «с юга и севера». Сэйс же предлагает здесь читать עלו, что представляется более сообразным с контекстом речи. Последнее слово 3-й строки Сэйс понимаешь, как חיי בְּיָם но, согласно с правилами еврейского синтаксиса, если бы здесь стояло יָם в смысле названия стороны света, как думает Сэйс, то следующее за ним слово необходимо имело бы пред собой ל. Так как этого нет, то правдоподобнее здесь читать בְוֹםִ как בְיוֹם,хотя странно, что в данном случае находится scriptio defectiva, когда в других подобных случаях встречается scriptio plena. В конце 5-й и в начале 6-й стр. Гуте и Вондер читают מאת, последняя буква которого очень ясно заметна в начале 6-й строки; а Деренбург предлагаешь читать מּחצת. Чтение первых двух нам представляется более вероятными. Вставляя недостающие слова и подставляя под согласные буквы надписи знаки масоретской системы вокализации, мы получаем следующий текст_надписи:‬‬‬‬

אֶל־רֵעעֶוֹ אישׁ חַגַּרְוֶן עָלוּ חַחֹצְבִים בְּעוֹד חַנְּקָבָחֽ דְּבַר חָיָח וְוֶה נְקָבָח תַּמָּח

בַּצֹֽר זָדח חָיָת אֶל־רֵעְוֹ:כִי קֹרֵא אִישׁ קֹל נִשְׁמַע לְחִנְּקֵב אַמָּח שָׁלשׁ וּבְעוֹד

נַּרְוֵן:וֵיֵלְכוּ עַל נַרְוֶן רֵעוֹ לִקְרַת אִישׁ הַחצְֹבִים חַכּיּ נְקָבָח חיי בְיםֹ מִיָמִיֽן:וַיַעֲלַוּ

בֵּצֹד וָדָח הָיָח אַמָּח אַמּֽח:ומְאַת אֶלֶף בְּמָאתַים אֶל־חַבְּרֵכָח הַמּוֹצָא מִן חַמַּיִם

הַחצְֹבֽים: ראֹש עַל

Почти все слова надписи принадлежать к числу более или менее часто употребляемых в Ветхом Завете. Можно указать лишь на два слова, которая, сравнительно с ветхозаветным еврейским языком представляют до известной степени оригинальные явления. Это, во-первых, נְקָבָח которое в том смысле, в каком оно здесь употреблено, именно в смысле «туннеля», не встречается в Ветхом Завете; во-вторых – встречающееся в 3-й и 6-й строках слово וָדָח которое совсем не встречается в Ветхом Завете, но корень его можно видеть в глаголе זִיד или זיּר, быть гордым, высокомерным, так что происходящее от него существительное в конкретном смысле может значить излишек, нарост и под. Остальные слова надписи, как понятные сами но себе, не требуют пояснения. В русском переводе текст надписи гласить следующее: «Туннель окончен, и такова история сего туннеля. После того как каменосечцы подошли (так, что) заступ одного (стал) против (заступа) его товарища, и после того как (оставалось) три локтя для пробивания, послышался голос человека, кричавшего своему товарищу, что остаток был справа. Они продолжали идти, в день N пробили туннель, ударяя один навстречу другому, заступ против заступа, и пошла вода из источника в пруд через 1200 локтей, а над головой каменосечцев толща в скале то локтей»5.

Содержание надписи не требует особого объяснения. Здесь идет речь о способе прорытия тоннеля. Paбочие пробивали его одновременно с двух концов, как это иногда и теперь делается при пробили тоннелей; причем направление, по которому каждый из них должен был идти, определялось по звуку, который внутри скалы должен был отражаться очень ясно. Надпись говорит, что после известного времени работы, рабочие наконец встретились друг с другом. Место их встречи Кондер определяет на расстоянии 944 футов от силоамского пруда и 812,8 футов от источника Девы Марии. Как показывает исследование направления туннеля, рабочие, при пробивании скалы, часто сбивались с должного направления, на что указывают довольно частые побочные рукава тоннеля и чем, может быть, объясняется его дугообразное направление. О подобного рода уклонении говорит и надпись в 3-й строке, когда замечает, что после того, как осталось для пробивания три локтя, послышался голос рабочего, кричавшего своему товарищу, направлявшемуся от источника Девы, чтобы тот шел не прямо, а взял правее. Следы такого резкого поворота, действительно, заметны в том месте, на которое указывает Кондер, как на место встречи. Содержание надписи, между прочим, представляет одну подробность, которая имеет очень важное значение в археологическом отношении, именно определяющей в 5-й строке всей длины тоннеля в 1200 локтей, что дает возможность довольно точно определить величину еврейского локтя, как нормальной единицы еврейских линейных мер. Кондер определяет длину туннеля в 1758 футов = 251 1/7 саж., Гуте в 537,60 метр 252 сажени. Поставляя эти числа в отношение к 1200 локтям получаем длину еврейского локтя равной 17 ½ дюйм, или к 10 вершкам с небольшим. В надписи, очевидно, разумеется строительный локоть, который был меньше священного локтя и относился к нему, как 5:6.

Помимо содержания, силоамская надпись представляет немаловажный интерес в палеографическом и грамматическом отношении. Она представляет собой древнейший автограф еврейской письменности. Как видно из нее, евреи того времени употребляли шрифт, близко подходивший к шрифту надписи царя Меши; при письме употребляли слово разделительные знаки, в виде точек, и дозволяли переносы слов с одной строки на другую, что впоследствии было запрещено правилами еврейской орфографии. Для выражения гласных звуков особых знаков не имели. Из покоящихся букв в качестве гласных встречается лишь ח, для обозначения долгого конечного -а, и ו для обозначения коренного и долгого окончания -у ; употребления в качеств покоящейся буквы י не встречаем6. К этимологическим особенностям должно быть отнесено: соединение имени существительного с числительным множественности в единственном числе, употребление формы 3 лица. ед. ч. ж. р. От חָיָח как חָיָת, вместо позднейшего7; Отсутствие את, знака винительного падежа, при дополнениях после глаголов действительных.

К какому времени нужно отнести происхождение надписи. Данными для ответа на этом вопросе могут служить: частию характер букв и орфография надписи, частию само содержание. Сопоставляя шрифт надписи с шрифтом других подобных надписей, Сэйс и Гуте нашли большое сходство в этом отношении между силоамской надписью и надписью моавитского царя Меши. Причем Сэйс считает шрифт силоамской надписи даже более древним.

С моавитской надписью силоамская имеет сходство также и в том отношении, что как там, так и здесь между словами встречаются слово раздельные знаки. Но известно, что Моавия к Иудея были смежны между собой и в культурном отношении развивались параллельно одна с другой, так, что по надписи царя Меши, свидетельствующей об известной степени состояния письменного искусства в Моавии во время Меши, мы можем заключить о подобном же состоянии сего искусства в данное время и в Иудее. А если мы признаем это положение, то должны согласиться и с тем, что сходство силоамской надписи с моавитской со стороны шрифта и правописания указывает на то, что происхождение данной надписи относится если не к тому же самому веку, то во всяком случае к той эпохе, когда явилась моавитская надпись. А эта надпись явилась в 9 веке8, следовательно, сходная с ней силоамская надпись явилась в туже эпоху, 9–6 век до Р. Хр. до вавилонского плена.

Обращаясь к содержанию надписи, мы находим, что она была сделана вскоре после прорытия тоннеля: так как вырезавший текст надписи, очевидно, находился под свежим впечатлением от только что оконченного дела. Это обстоятельство располагает ставить вопрос о времени происхождения надписи в связи с вопросом о времени прорытия самого туннеля. Если бы в св. Писании или в других исторических памятниках нашлось вполне определенное указание времени устройства туннеля, то в таком указании мы имели бы вместе с этим точное определено времени происхождения данной надписи. Рассуждая так, мы естественно должны обратиться к св. Писанию и другим историческим памятникам и здесь искать ответа на вопрос о времени происхождения туннеля. Из свидетельств св. Писания в данном случае обращают на себя внимание свидетельства 2 Парал. XXXII, 30 и I. С. Сирахова XLYIII, 17 (но гр. т.) ср. 4 Дар. XX, 20. Останавливаясь на них, Гуте и Кондер видят в них указание на прорытие силоамскаго тоннеля во время Езекии, причем они указывают и на ближайшие мотивы такого дела. В то время, когда войска Сеннахериба осадили Иерусалим, Ёзекии нужно было позаботиться о том, чтобы но возможности затруднить для них доступ к иерусалимским источникам и водохранилищам. «Когда, говорит кн, Паралиноменон, Езекия увидел, что пришел Сеннахарим, и что намерение его воевать против Иерусалим. Тогда решил он в совете с князьями своими и с храбрыми людьми своими засыпать источники воды, которые вне города; и они помогли ему. И собралось множество народа, и засыпали все источники и поток, разливающиеся но земле. (2 Парал. XXXII, 2–4). При этомъ источник Девы Марии, как находившийся вне городской стены и доставлявшей воду в достаточном количестве, прежде всего должен был обратить на себя внимание Езекии, в отношении своей доступности для ассирийских войск. Так что Езекия должен был приложить свое стapaние к тому, чтобы или совсем завалить его, или же завалить только сверху, а внизу сделать отверстие для прохода воды в другую сторону. Но совсем завалить его Езекия не мог, так как он был единственным в этой части города, а потому Езекия избрал второе средство: провел от источника туннель в силоамский пруд находившийся внутри стен города. Таким образом, по объяснению Гуте и Кондера, время устройства туннеля должно быть отнесено к 714 г. до Р. Хр., к какому времени относится нашествие Сеннахериба на Иерусалим.

Против такого время определения происхождения туннеля делается следующее возражение. Упоминание в Ис. VIII, 6 о «тихо текущих водах силоанских», которые отверг народ Иудейский дает, по видимому, повод думать, что силоамский пруд, а вместе се ним и силоамский туннель уже существовали во время произнесения данного пророчества, т. е. во время Ахаза, отца Езекии. Имея в виду приведенное место из книги пр. Исайи и снося его с Ис. VII, 3, где, по видимому, делается намек на какие то приготовления, предпринимавшиеся Ахазом у конца водопровода верхнего пруда, в виду ожидавшегося нашествия Фекоя и Раасона.Нейбауер считает вероятным отнести происхождение данного туннеля ко времени Ахаза, который ожидал осады Иерусалима, и посему, подобно Езекии, также должен был позаботиться о закрытии водохранилища и источников, лежавших вне городских стен, Точно также и Сейс, смущенный приведенной цитатой, не решается отнести происхождение туннеля ко времени Езекии, а желаете отнести его ко времени Соломона9, причем самое слово שִלחַ, встречающееся в Ис. VIII, 6, понимает в смысле «тоннеля», как «проводника воды» (от שָלַח) из одного места в другое.

Конечно, для археологов, любящих старину и оценивающих самые предметы своего изучения по их сравнительной древности, было бы приятнее согласиться се Нейбауером, а тем более с Сзйсом, которые высказываются за более древнее происхождение туннеля. Но справедливость требуете сказать, что оснований для такого время определения, указываемые Нейбауером и Сэйсом, не достаточно прочны. Во всяком случае они менее прочны, чем основания, указываемые Гуте и Кондером в пользу их мнения.

Упоминание в Ис. VIII, 6 «о тихо текущих водах Силоама» еще не может служить таким основанием. В употребленном здесь названии гораздо правдоподобнее видеть название источника Девы Марии, а не пруда или туннеля силоамскаго. В таком именно смысле понимает שִׁלחַֹ Иероним, который в объяснении данного места (Ис. VIU, 6) говорит: Siloe autem fontem esse ad radices montis Sion, qui non jugibus aquis, sed in certis horis, diebusque ebulliat, et per terrarium concaya et antra saxi durissimi cum magno sonitu veniat, dubitare non possumus, nos praessertim, qui in hac habitamus provincia. Эти слова Иеронима могут быть отнесены только к источнику Девы Марии, которые есть перемежающейся источник и течет сквозь туннель, прорубленный в скале10. В названии его שִׁלחַֹ (emossio aquae) до некоторой степени отразились космографические представления древних евреев относительно начала источников и рек. Евреи предполагали, что под землей находится вода, которая, вследствие некоторых влияний, прорывается оттуда сквозь отверстия в наружной почве земли, поднимается на горы, и течет оттуда в вид источников, ключей и рек (ср. Пс. CIV, 6–10 по еврейскому тексту). При таком общем представлении, евреям, наблюдавшим перемежающееся течение воды источника Девы Марии, казалось, что вода его как бы «испускается» скалой, почему он и был назван שִׁלחַֹ от глагола שָׁלַח «испускать, досылать», как это название передано у евангелиста Иоанна IX, 7: Ζιλωάμ δ ἐρμηνεύεται ἀπεσταλμένος (ср, Пс. CIV, 10 по евр. т. IX. ХII,25: Ἑννῆμαρ δ'εἰς τείχος ἳει ρόον) Как ясно из сказанного, предложенный Сайсом перевод слова שָׁלחַֹ словом «туннель» является неудачным. Точно также является неверным понимание Нейбауера в Ис. VIII, 6 под שִׁלחַֹ силоамскаго пруда. Там, где в св.Писании упоминается этот пруд, он называется не просто שִׁלחַֹ, а שִׁלחַֹ בְּרֵכָח (ср. Неем. Ill, 1 5) или κολυμβήθρα τοῦ Ζιλωάμ (Иоан. IX, 7). Что касается указываемого Нейбауером Ис. VII, 4, то под упоминаемым в данном месте прудом естественнее всего предполагать пруд, находившийся по западную сторону от Иерусалима и известный в настоящее время под именем пруда Мамилла, около которого во время Езекии вел переговоры с еврейскими вельможами Рабсак, полководец Сеннахериба (4Цар. XVIII, 17). Так думать располагает то обстоятельство, что с этой западной стороны Иерусалим был доступнее для неприятеля, чем с восточной, и отсюда, обыкновенно, начиналась его осада неприятелями.

Из сказанного нами ясно следует, что указываемые Нейбауером и Сэйсом соображения в пользу мнения о происхождении тоннеля во время более древнее, чем время Езекии, являются менее убедительными, чем соображения Кондера и Гуте относительно происхождения его во время Езекии. Так что, взвешивая доводы за то и другое мнение, мы, подобно Кондеру и Гуте, склоняемся отнести происхождение туннеля ко времени Езекии. Основанием для этого, кроме палеографических данных, представляются два указанных нами места в св. Писании, т. е. 2 Парал. XXXII, 30 и I. Сир. XLVIII, 17 (по гр. т). В первом из них сказано, что Езекия לְמִטָּח־מַעֲרָבְח וֵיְשֶׁרֵם חָעֶלְיוֹן נִּיחוֹן מֵימֵי אֶת־מוֹצָא סָתַם דָּוד לְעִיר.Буквальный перевод этих слов будет значит: «Запер исток воды верхнего родника, и направил ее к западной стороне, к городу Давидову11. Под «верхним родником» חעליון גיחון естественнее всего здесь разуметь силоамский родник, который, если не считать Айн Рогель, был единственным источником живой воды близ Иерусалима, доставлял воду в достаточном количестве, и посему мог быть весьма полезен как для осаждающих, так и для осаждаемых. Название שִׁלֹחַ было его собственным именем, а חעליון גיחון или просто גיחון именем нарицательным. Что שִׁלֹחַ назывался также גִיחון это ясно из халдейского перевода 3Цар.1:33,38, где по еврейскому тексту стоить, נִיחון нарицательное название данного источника, а в Таргум Иоанна его собственное название שִלוֹח. Название силоамский источник получил, вероятно, в отличие от лежавшего южнее его Аин-Рогель. Вода силоамского источника тем ли каналом, который был в 1881 г. открыт Гуте, или каким либо другим направлялась первоначально в поток Кедрон, но Езекия засыпал этот поток (2 Парал. XXXII, 2–4) и направил воду источника по туннелю в силоамский пруд, лежавший внутри городских стен. Таким образом, по свидетельству книги Паралипоменон временем устройства туннеля является время Езекии. Еще яснее книги Паралипоменон свидетельствует о том же Сир. XLVIII, 17, который по ватиканскому тексту читается: Ἐζεκίας ὠχύρωσε τήν πόλιν αὐτοῦ, καί εἰσήγαγεν εἰς μέσον αὐτῶν τόν Γώγ. ὤρυξε σιδήρῳ ἀκρότομον καί ᾠκοδόμησε κρήνας εἰς ὓδατα.12 Стоящее здесь слово Γώγ есть, очевидно, испорченное переписчиком Γηών или Γηών, на что указывает стоящее на его месте в александрийском тексте ὓδωρ; так что, восстанавливая первоначальное чтение данного места по ватинскому тексту, мы получим следующей перевод: «Езекия укрепил свой город, я провел внутрь его Гион (родник), пробив железом скалу, и устроил хранилища для воды». Упоминание о проведении Гиона внутрь города вполне согласно со свидетельством Паралипоменон, а упоминание о пробили скалы железом дополняет свидетельство, и указывает на средство, употребленное Езекией для проведения Гиона, – на устройство туннеля.

Таким образом, на основании разнообразных свидетельств св. Писания мы располагаемся отнести время происхождения силоамскаго тоннеля ко времени Езекии, в частности ко времени нашествия Сеннахериба. А если к этому времена относится происхождение туннеля, то, по вышеуказанным соображениям, к тому же времени должно быть отнесено и происхождение силоамской надписи.

Сличая слова и выражения надписи со словами и выражениями приведенных месть св.Писания, мы между некоторыми из них замечаем поразительное сходство или даже тождество. Так во 2 Парал. XXXII, 30 говорится что Езекия запер מֵימֵי אֶת־מוֹצָא обращаясь к надписи, в 4 и 5 строках ее читаем: חַמּוֹצָאִ מִּן חַמַּיִם וַיְלֵכוּ в том и другом месте фигурирует одно и тоже выражение מוֹצָא מֵימֵי Выражения I. Сир.(XLVIII, 17) ὤρυξε σιδήρῳ ἀκρότομον напоминают выражение надписи, חצב (חצְבִים) גַּרְוֵן (железный заступ) и צֻר (скала). Такое сходство между надписью и приведенными местами св. Писания относительно слов и выражений еще более располагает нас видеть в этих местах св. Писания свидетельство о времени происхождения силоамского тоннеля и относить происхождение как его, так и открытой в нем надписи ко времени Езекии, приблизительно к 714 г. до Р. Хр.

Иван Троицкий

* * *

1

А.А. Олесницкий, согласно с Тоблером, определяет длину тоннеля 1750 футов, ср. Tobler, Die Siloahquelle und der Oelberg, S.9. Cв. Земля, т. 1, стр. 211. Гуте определяет в 537,6 метра.

2

После открытия силоамской надписи тоннель прошли насквозь и исследовали: Мантель, Амстронг, Кондер и Гуте.

3

Фотография надписи вставлена электронной редакцией.

4

В тексте, дешифрованном Сейсом, здесь стоит только לח, но Гуте утверждает, что видны следы полного слова לחנקב.

5

Слова в скобках прибавлены для плавности перевода. וֶדָח в одном случае переведено как «остаток», в другом «толща» по требованию контекста

6

В тексте с масоретской пунктуацией мы для ясности подставили י в слово איש и в окончании во множ. ч. ים но в оригинале י нет.

7

По поводу формы חָיָת нужно заметить, что она встречается в 3-й стр. надписи, а в 6-й тот же глагол חיח при том же подлежащем זדח стоит חָיָח так что появляется сомнение не нужно ли вместо חָיָת читать так же וחָיָח.

8

Смотри Д. Хвольсона «Новооткрытый паматник Моав. Царя Меши» в Хр. Чт. 1870, ч. 2-я, стр. 307.

9

Fresch light from the ancient Monuments, Sayce, p. 89. 

10

В словах I. Флавия:  ...καθήκε μέχρι Σιλωάμ. οὓτω γάρ τήν πηγήν, γλυκεῖων τε καί πολλήν οὗσαν, ἐκαλοῦμεν (De bello jud.V), как ясно из контекта речи под πηγή Σιλωάμ разумеется источник Девы Марии. Если бы I. Флавий под Σιλωάμ представлял пруд силоамский, то он не назвал бы его πηγήν а тем более γλυκεῖαν.

11

Нужно заметить, что в некоторых переводах последние слова переданы так: «и направил их (воды)к западной стороне города Давидова» Но правилам еврейского синтаксиса не будет противен и предложенный нами перевод по которому דָּוִד לִעִיר является не дополнением к לְמִּטָּח־מַעֽרָבָה,а приложением. Замечателен перевод сего места у 70 которые здесь читают καί κατηύθηνεν αυτά κάτω πρός λίβα τῆς πόλεως Δαβίδ, т.е. «и направил их вниз, в низменное место города Давидова». Но низменное место не то, что западная сторона.

12

В александрийском тексте вместо εἰς μέσον αὐτῶν τόν Γώγ стоит: εἰς μέσον αὑτῆς ὓδωρ.


Источник: Троицкий И.Г. Силоамская надпись // Христианское чтение. 1887. № 7-8. С. 161-176.

Комментарии для сайта Cackle