профессор Константин Ефимович Скурат

20. Хозяйственные пожелания

«Успокоясь от трудов созидания храма вещественного, продолжайте внимательно подвизаться» (20:41)

Великий святой Иерарх известен не только своими советами духовного порядка, но и пожеланиями, делами характера хозяйственного. В своих письмах он выступает как рачительный хозяин, постоянно заботящийся и о потребностях братии, и о внешнем благолепии святой обители, не оставляя без внимания и то, что кажется малейшим. Примечательно, что свои указания он предлагает только как пожелания, не придавая им безусловной обязательности – для действий наместника оставляется большой простор. Еще более примечательно то, что главным хозяином святой обители считает Святитель Преподобного Сергия. – «Благодарение, – пишет он, – покровителю нашему Преподобному Сергию, что хозяйство Лавры, при возрастающих издержках, не в скудости. По справедливости благодарю и Вас за многообразное попечение» (9:62).

Руководящими знаками для Святителя как хозяина были: не строить зимой; не начинать строительства, не имея для сего материальных оснований; вести надзор за счетом:

«Зимой строить едва ли хорошо и, кажется, хорошо будет вести в марте, когда зимний путь для перевоза не кончится, и холод уже не зимний будет» (8:99). «Решиться строить милостыней? Но благонадежно ли сие? Не будет ли еще менее благонадежно содержание монастыря? А ненадежность существования не будет ли препятствием вступлению в монастырь?» (10:119). «Делать долг на построение подворья – дело очень сомнительное. Надежда прощения неверна, и нехорошо делать долг с надеждой не платить. По моему мнению, лучше не иметь ни подворья, ни долгу, нежели иметь с подворьем тягость и заботу долга» (3:29). «Правильный надзор за счетом нужен и против греха неверности, и против греха напрасного подозрения» (8:216).

Внимательный Хозяин следит за благолепием святого храма, чтобы все наилучшим способом соответствовало святости места: лампада, светильники, паникадила, наипаче иконостас, роспись на стене, ризница:

«Пришло на ум, делается ли лампада к образу Пресвятой Троицы? – Долго уже собирается. Пора сделать» (7:26). «С светильником запрестольным не знаю, что делать. Не хочется оставить нечистое серебро и не очень хочется расширять предприятия. Что-то все не так смотрит время. Не сделаете ли смету, что должна стоить починка и что переделка вновь?» (7:27). «Слава милосердию Божию, по молитвам Преподобного Сергия, покрывающему обитель! А нам, отец наместник, не худо было бы пробудиться к осторожности. При бывшей переделке зданий надлежало бы усмотреть надобность брандмаура, и тогда удобнее было бы сделать потребное. – Писцам собора не надлежало разбрасывать бумаг не у места, а казначею – знать, что сторож и трезвый задремать может, и потому для свечи сторожа дать широкодонный с поднятыми краями дна подсвечник и велеть на его поддон наливать воды» (7:340). «Паникадила предполагаемые – дороги и вид имеют комнатный более, нежели церковный... Не ухитритесь ли поправить старое, чтобы не совсем безобразно было» (19–1:160). «Иконостасы, кажется, вновь нарисованные в Лавре, пестры и тяжелы. По месту, не лучше ли, чтобы они имели более простой и спокойный вид?» (10:229). «В Троицком соборе хорос загораживает иконостас, и лучше убрать одно паникадило» (7:53). «Возобновлять стенное писание в Троицком соборе по прежнему – подлинно безопаснее... В возобновлении старого оправдывает самая старина. Бог благословит продолжать сие по возможности» (7:153). «Благодарю за предохранительные распоряжения о ризнице. Я прибавил бы, чтобы, по нынешнему времени, не допускать в ризницу всякого любопытствующего, а только людей почетного звания, благодеющих обители, а кроме сих – разве по особым уважениям» (7:363).

Касаясь самого строительства храмов, святой Иерарх отмечает, что ныне есть мода увлекаться готическим стилем, чего он не одобряет: «А о строении теперь и не знаю, что сказать, не зная, что Вы до сих пор сделали. Готическим вкусом прельщают нас едва ли к лучшему. Это архитектурная мода теперешнего времени, а мода скоро проходит. Тогда скажут, может быть: смешно, что вкус иностранный, иновременный, неестественный принят за образцовый. Но это не так важно. Важно то, что от навязываемого нам готического вкуса строение будет дороже и меньше прочно, по причине мелочных и торчащих украшений. По моему мнению, для пустыни хорошо то строение, которое, соответственно назначению, дешево и прочно. За сим берите вкус, какой хотите» (3:28). Обращает святой Филарет внимание на то, что «закон требует архитектора, плана и сметы. – Кто строит по решению архитектора, тот кладет кирпичи на голову архитектора, а строящий без архитектора – на свою» (7:361). О кирпичном заводе при Вифании пишет наместнику Свято-Троицкой Сергиевой Лавры архимандриту Афанасию: «Может быть, и не бесполезно было бы купить (его), но будете ли Вы с казначеем уметь ходить за ним и не будете ли платить деньги даром, как недавно за Лаврский? – Посоветуйтесь хорошо в Соборе» (17:128).

Высказывает Святитель и ряд других хозяйственных пожеланий: «Оставить своды северного крыльца трапезы» – только исправить (7:35); пол сделать новый, но не красить – будет свежей, «нежели с масляным» (7:27); окна в алтарь увеличить или «сделать продолговатыми», чтобы было больше света (10:228); в трапезной церкви «можно поставить решетку и не допускать за нее никого, кроме служащих» (7:379); Вифанское строение поскорее оштукатурить (7:25); перекрасить стены Трапезной церкви и трапезы (3:374); двери хорошо защитить от холода (18:44); предлагает проект отопления Успенского собора (10:6–7, 8); о покраске глав сего же собора рекомендует посоветоваться со знающими (17:133); выражает сомнение, нужно ли «желобами обводить всю кровлю ограды» – это «не так легко и едва ли много полезно» (8:245).

Есть слово Святителя и о том, как по-хозяйски следует отнестись к строениям новым, но подвергающимся перепланированию, и к старым, пришедшим в ветхость:

«Если бы кто вчера сшил новую одежду, а сегодня прорвал на ней дыру и положил заплату – мне бы это не понравилось. Также не нравится мне в недавно построенном строенье проламывать стену, на которой притом лежит свод, чтобы сделать лестницу на хоры» (8:337–338). «Не допусти до разрушения прежде времени. Если скажем: не станем починивать ветхого дома – будущей весной перейдем в новый, а ветхий будет сломан; то придет прежде весны зима и заставит нас раскаяться, что решились доживать кое-как без починки» (7:133). «Печи в моих комнатах надобно переделать, как пишите, одну из новых изразцов, а другую из двух печей старых... Только смотрите, чтобы тепло было» (17:18–19). «На почтенные древние печи не легко осмелиться наложить руку, но, кажется, они до того дожили» (7:27). «Помогите мне, Преосвященнейший (епископ Дмитровский Виталий. – К.С.), разрешить недоумение: лучше ли исправить церковь в Угрешском монастыре или строить новую. В большое предприятие пускаться нежелательно без необходимости, но и предлагаемый проект исправления не дешев будет, и что, если еще окажется не успешным» (18:45).

Святитель считает, что братия должна иметь свою баню. – «Баня на юге – роскошь, а на севере – потребность. Исправьте вашу баню; и как она особенно может быть нужна зимой, то сделайте сие теперь же без особого представления» (7:22).

И о цвете покраски у Святителя есть свое мнение: «О колерах я не спорю. Только в моей комнате чтобы не было красного или желтого» (36:36).

Святой Филарет радуется, что в Лаврском гостином доме порядок и чистота, что и гостинник приветлив. – «Значительные посетители Лавры с похвалой отзываются, что в нашем гостином доме комнаты хорошо расположены, чисты, снабдены нужным, и гостинник хорошо обходится. Благодарю Вас; и благодарите от меня гостинника» (9:416–417).

Хлеб насущный для братии и для нуждающихся – тоже забота Московского Хозяина: «Отведав хлеба с картофелем и найдя в нем и вид и вкус хлеба, и только по небольшой солоделости примечая присутствие картофеля, я тотчас подумал, что или мало тут картофеля положено, или мало его осталось в хлебе от переработки. В таком случае, думал я, из чего биться? Не лучше ли давать за обедом просто уменьшенную порцию обыкновенного хлеба и, взамен того, увеличенную порцию картофеля, приготовленного свойственным ему образцом? Полученное за сим письмо Ваше подтверждает мои догадочные заключения. Кажется, надобно прекратить производство многодельное и малополезное» (7:377–378). «На покупку муки для бедных согласен, если и тысячу пудов найдете нужным купить. И раздачу устройте со вниманием, чтобы притворная бедность не отнимала у истинной» (7:338).

Болит душа у Святителя и о том, что вырубаются леса Лаврские, вокруг Москвы и в иных местах:

«Хочу приняться за дело о лесе. Велите писать мне, сколько в Лавре живущих, ... сколько печей, ... сколько ежедневно потребляется дров. Подобные сведения о ските» (10:33–34). «О том, что не берегут около Москвы леса, помнится, я говаривал людям, которые могли бы из сего вывести общеполезное заключение. И, кажется, просто бы понять то, что понимали прежде, при большем обилии естественного богатства. Поищу случая говорить о сем, хотя нам с Вами могут отвечать, не ваше дело» (7:267). «Не раз случалось мне слышать, что Саровские старцы скорбят и опасаются, по случаю предположения Святейшего Синода отдать их леса в аренду, и я помышлял представить сие Вашему вниманию (оберпрокурору Святейшего Синода А. П. Толстому. – К. С). Теперь вижу от них к Вам посланника по сему делу – и пользуюсь сим случаем. Лесное хозяйство Саровское устроено с благоразумием и направлено к разнообразным выгодам для монастыря, а также и к сохранению, и к возобновлению леса. Для чего же хорошее переделывать? Монастырь свое бережет себе – арендатор не будет беречь чужого для чужих выгод... От соседних арендаторов лесов происходили разные злоупотребления, порубки, пожары; и от них зло переходило на Саровские дачи, которые, вследствие того, особенно жестоко пострадали от пожаров. Чего же ожидать, если арендаторы – вредные, как соседи, – сделаются хозяевами монастырских лесов?.. Благоволите обратить внимание на сии соображения. Может быть, они годятся не для одной Саровской пустыни» (19–2:94–95).

Даже такое, казалось бы незначительное, дело – копание канавы – останавливает внимание святого Филарета: «Спешу ответствовать на Ваш проект о канаве, чтобы не остановить Вас в деле. Боюсь, чтобы канава, идя так близко подле строения, не стала вредить фундаменту, особенно новому. Если Вы удостоверитесь, что мое опасение не основательно, то делайте, как предполагаете» (7:32).

В поле зрения Святителя – разные труженики святой Лавры: казначей, эконом, печник:

«Казначей книги сочиняет, хотя и не призван к сему, а не хочет по должности вникнуть, есть ли разум в донесении, которое он подписывает» (7:359). «Эконому прибавить жалования, и так много, сомневаюсь, нужно ли. На что все хотят быть «властями», как было при вотчинах? Надобно быть послушниками. Прежде, нежели представить формально, пришлите мне таблицу о всех старших должностях, кто что получает и откуда» (7:380). «Надобно благодарить Бога, что ветхость открылась, и что не дождались, чтобы потолок упал и кого-нибудь задавил. Дайте печнику, который открыл ветхость, десять рублей в награждение, а если он беден и порядочный человек, то двадцать пять» (7:174).

Постигшее святую обитель бедствие – пожар – святой Иерарх воспринимает как посещение Божие, вразумляющее и призывающее к осторожности: «Воздадим благодарение милосердию Божию, что посещение послано вразумляющее, но не очень бедственное. Воспользуйтесь пламенным красноречием пожара, чтобы внушить братии осторожность. Дела печные и огненные никогда не должно делать под вечер. Золу печную можно вынести утром; и печь топить должно по крайней мере ранее вечерни. Это нужно и против пожара и против угара. И зачем зола на крыльце? Зачем щепы на крыльце? Мне всегда приходит на ум страх пожара, когда вижу сени у монахов набитые дровами» (9:233).

* * *

Все дела хозяйственные, какие бы они ни были, не уводят Святителя от главного – устроения и благоукрашения души. «Успокоясь от трудов созидания храма вещественного, – заключает он, – продолжайте внимательно подвизаться в благоустроении и благоукрашении невещественных храмов душ Ваших» (20:41).



Источник: К. Е. Скурат. Алфавит духовный. Избранные советы и наставления святителя Филарета Московского. — М.: «Ковчег», 2010. — 368 с. 5-98317-170-4

Вам может быть интересно:

1. Алфавит духовный. Избранные советы и наставления святителя Филарета Московского – 22. О переводах на русский язык Священного Писания и творений святых Отцов Церкви профессор Константин Ефимович Скурат

2. Алфавит духовный. Избранные советы и наставления святителя Филарета Московского – 23. Мнения и отзывы о публикациях профессор Константин Ефимович Скурат

3. Мои дневники. Выпуск 4 архимандрит Никон (Рождественский)

4. Мои дневники. Выпуск 4 архимандрит Никон (Рождественский)

5. Догматическое учение о семи церковных таинствах в творениях древнейших отцов и писателей Церкви до Оригена включительно – Приложение профессор Александр Львович Катанский

6. Максим Грек и его время – Глава 3. Политические и нравственные черты византийского общества в эпоху упадка. Латинское и турецкое завоевания. Умственное... профессор Владимир Степанович Иконников

7. Максим Грек и его время – Глава II. Выбор книги для перевода. Кому могла принадлежать инициатива в этом деле. Избрание Максима Грека и его назначение. Отношение к... профессор Владимир Степанович Иконников

8. Путешествие по святым местам русским. Часть 2 Андрей Николаевич Муравьёв

9. Искра Божия: книга для начальнаго чтения – Глава третья. Природа Иван Кузьмич Кондратьев

10. Пророк Малахия Павел Васильевич Тихомиров

Комментарии для сайта Cackle