Афанасий Зоитакис

Характеристика источников

Всю совокупность источников можно разделить на несколько групп: творческое наследие Космы Этолийского (пророчества, поучения, письма), совокупность произведений Никодима Святогорца, наконец, воспоминания современников и другие свидетельства, проливающие свет на деятельность двух святых и отражающие их взгляды.

Однако, для более полного раскрытия темы нашего исследования, мы сочли необходимым привлечь ряд дополнительных материалов. Прежде всего, это документы, позволяющие дать характеристику двум крупнейшим направлениям новогреческой общественной мысли конца восемнадцатого века – православного традиционализма и новогреческого Просвещения в целом. Также источники по греческой истории накануне национально-освободительной революции. Помимо освещения исторической обстановки в целом, они позволили полнее раскрыть образ рассматриваемых в нашем исследовании персоналий и осветить место их взглядов в общественной мысли Новой Греции.

Следует особо отметить, что в исследовании использованы ненарративные: устные и вещественные источники. Также впервые вводятся в научный оборот архивные источники, найденные нами в библиотеках афонских монастырей и других архивных хранилищах.

* * *

Творческое наследие Космы Этолийского достаточно обширно. Можно выделить три группы документов, авторство которых приписывается святому Косме и которые в той или иной степени отражают его учение и общественную деятельность: поучения (проповеди), письма и пророчества. Так как эти источники различаются по типу и по степени достоверности, следует рассмотреть их в отдельности. Однако общим подходом к их анализу будет установление их авторства и хронологии, а также характеристика языка, структуры, достоверности и происхождения.

Для донесения своих идей до народа Косма Этолийский использовал поучения, которые произносились им при большом скоплении народа в различных населённых пунктах. Помимо текстов восьми поучений, до нашего времени сохранились несколько притч (небольших текстов дидактического характера) и отдельных отрывков. Они тесно связаны с поучениями как тематически, так и структурно, и, соответственно, будут рассмотрены в этом разделе.

На сегодняшний день известно двадцать шесть текстов поучений. Многие из них очень близки между собой и смело могут быть охарактеризованы как варианты одного из восьми поучений. Исследователи9«, работавшие с рукописными текстами, обращают внимание на тот факт, что тексты разных вариантов одного поучения, на первый взгляд идентичные, могут содержать существенные различия. Дело в том, что один из двух или более текстов, обнаруживающих между собой тесное сходство, может содержать отступления, дополнения, темы которых не затрагиваются в других вариантах. На наш взгляд, это свидетельствует не об ошибках переписчика, а о том, что мы имеем дело с проповедями, произнесёнными в разных местах, перед разной аудиторией, а не со списками с некоего первоначального текста, восстановление которого, впрочем, невозможно, так как не сохранилось ни одного поучения, записанного самим Космой Этолийским.

У нас нет ни одного свидетельства, что проповедник сам записывал свои поучения. Как справедливо отмечает Мария Мамасула: «если бы существовало поучение, записанное самим святым, оно было бы найдено или бы о нём сохранилось свидетельство»10. Большинство исследователей также придерживаются этой точки зрения11. Исключение составляет, пожалуй, только С. Папакирьяку, предположивший, что святой Косма записывал свои проповеди, прежде чем их произнести. Эту точку зрения легко опровергнуть; маловероятно, чтобы такой пламенный оратор как Косма Этолийский говорил, держа в руках подготовленную речь. Напротив, обладая хорошей памятью и глубокими знаниями, он легко находил для каждой аудитории свои уникальные примеры и слова. Наличие рукописных текстов было нежелательно и в связи с тем, что они могли быть использованы для обвинения святого в антиосманской пропаганде.

Поучения, произносимые Космой Этолийским, очевидно, не отличались большим разнообразием. Если не изначально, то со временем они обрели конкретную, повторяющуюся форму. Конечно, он не повторял свои поучения «слово в слово», но у него был некий изначальный план, которому он всегда следовал. В него в соответствии с конкретными условиями и аудиторией он вносил дополнения или изменения. Необходимо учитывать, что его проповеди предполагали диалог, и он мог затрагивать новые темы спонтанно в соответствии с запросами аудитории12".

Однако, чтобы не быть голословными, обратимся к проблеме происхождения его поучений, их записи и достоверности. Проблема, получившая в историографии название «проблема поучений», заключается не в установлении их подлинности, которая ни у кого не вызывает сомнений. Вопросы и самые противоречивые оценки вызывает определение того, насколько сохранившиеся тексты поучений близки к устным проповедям святого.

Перед исследователями всегда стоял вопрос, кем и когда были записаны поучения Космы Этолийского. От ответа на него во многом будет зависеть и решение «проблемы поучений».

До недавнего времени многие учёные полагали, что нет оснований говорить о прижизненной записи и распространении поучений, одобренных самим святым Космой13. Тем не менее, ряд свидетельств, собранных нами, позволяет предположить, что прижизненные записи существовали. Итак, обратимся к источникам: «во время оно сказал святой Косма это поучение в Каламбаке в год 1774 и записал её господин Папастамос... как напоминание для потомков»14; «данное поучение было записано неким христианином, специально находившимся там во время проповеди в окрестностях города Яннина»15.

Как же происходила запись? Утверждение некоторых исследователей о синхронной с проповедью записи поучений следует признать маловероятным. Ещё менее правдоподобным представляется утверждение С. Саккоса16 о том, что его поучения записывались стенографистами. Наиболее вероятны два варианта: постепенная запись поучений учениками святого, многократно слышавшими его поучения, или запись под диктовку. И. Менунос делает предположение о некоем «смешанном типе диктовки и проповеди»17. В соответствии с православной традицией, очевидно, что все варианты были возможны только с благословения Космы Этолийского, одобрившего письменное распространение своих проповедей. Как известно, на Афоне существовала традиция размножения рукописей посредством диктовки, и проповедник мог просто ей воспользоваться.

Сам святой Косма не мог охватить своими проповедями все, зачастую труднодоступные, районы и посылал туда своих учеников, «проповедовавших своими словами или читавших или зачитывавших их учителем сказанное»18.

Пролить свет на проблему распространения рукописей помогли материалы венецианских архивов, введённые в научный оборот А. Ксанфопулу-Кирьяку. Эти данные подтвердили более ранние свидетельства о прижизненном распространении рукописей с проповедями Космы Этолийского, которые даже зачитывались на службах в храмах19. Также важно, что венецианские власти нисколько не сомневались в соответствии текстов рукописей и проповедей Космы, но в то же время указывали на то, что он не сам их написал20. Рукописи с текстами проповедей Космы Этолийского были хорошо известны ещё при жизни проповедника, а после его мученической кончины их распространение приобрело невиданные масштабы. Проповеди и письма святого были настолько популярны в народе, что зачитывались даже на службах в храмах; «прошу вас, братья мои христиане, ещё ненадолго остаться в храме, и не полениться послушать некоторые слова святого Космы, которые я вам скажу, проповеданные им в прошлые времена. Благослови владыко»21.

В этой части нашей работы мы не будем подробно анализировать содержание поучений, тем не менее, для составления представления об их характере и тематике необходима краткая предварительная аннотация. В основе учения Космы Этолийского лежит рассказ о догматических, этических и социальных проблемах. Все они тесно связаны между собой и вполне укладываются в общую непротиворечивую концепцию. Многие исследователи ошибочно переоценивали некоторые аспекты и уделяли им преимущественное внимание в ущерб другим (подробнее об этом см. в историографическом обзоре). Такой подход приводил к ошибочным и односторонним толкованиям и не позволял воссоздать полную, правдивую картину его учения.

Долгое время исследователи обходили стороной решение проблемы подлинности поучений. Публикуя тексты рукописей, учёные не проводили их всестороннего источниковедческого анализа, не исследовали их происхождения, а всего лишь перепечатывали тексты поучений из старых публикаций и рукописей.

Среди этих изданий наибольшей популярностью пользовался труд епископа Августина Кандиотиса «Косма Этолийский» (первое издание в 1950 году). Эта книга выдержала более десяти переизданий и помимо поучений также содержит письма и пророчества Космы Этолийского. По признанию самого автора, «поучения святого публикуются без изменений по предыдущим изданиям»22. Действительно, все собранные Кандиотисом тексты издавались ранее. Заслуга составителя в том, что он собрал эти материалы вместе, и тем самым в совокупности они составили наиболее полное на тот момент издание.

Подлинный прорыв в сфере исследования и публикации поучений святого Космы совершил известный филолог и историк И.В. Менунос. Он не только смог собрать все рукописи вместе, но и провести их сравнительный анализ. В результате он опубликовал восемь поучений Космы, его притчи, а также другие сохранившиеся отрывки, тематически и содержательно примыкающие к проповедям. Он справедливо отказался от реконструкции единого исходного текста23, полагая, что хотя все поучения и содержат некую общую основу или план, тем не менее, мы имеем дело не со списками с одного исходного поучения, а с несколькими поучениями, произнесёнными в разных местах.

Казалось бы, книга Менуноса, который смог собрать все рукописи из греческих архивов, окончательно разрешила все дискуссионные проблемы. Однако Артеми Ксанфопулу-Кирьяку нашла в Государственном Архиве Венеции новые материалы – они касаются деятельности Космы Этолийского на семи Ионических островах и в Эпире, находившихся тогда под властью Венеции, в период с мая – июля 1777 по январь – май 1779. Помимо перевода на итальянский язык одного из поучений святого, автор нашла переписку венецианских должностных лиц, в которой содержатся не только важные свидетельства о деятельности Космы, но и их реакция на неё.

Подводя итоги, отметим, что поучения достаточно близки к устным выступлениям проповедника. Об этом свидетельствует тот факт, что они, вероятно, записывались учениками со слов Космы Этолийского и получили широкое распространение ещё при его жизни. Также на это указывают малые различия между разными вариантами одного и того же поучения. Каждое поучение имело определённую структуру и план, но в соответствии с потребностями конкретной аудитории проповедник мог вносить в него изменения. Достоверность поучений не вызывает сомнений.

Проверить, какие из множества пророчеств, приписываемых святому Косме, действительно принадлежат ему, сейчас сложно. Впрочем, решение этого вопроса не входит в нашу задачу и непосредственно не связано с темой нашего исследования. Куда более важным представляется сам факт наличия пророчеств, традиционно связываемых с именем Космы Этолийского, и их необычайной популярности среди народа.

Необходимо помнить, что некоторые из пророчеств принадлежат самому Косме, другие были позднее ему приписаны и сейчас ассоциируются с его именем. На наш взгляд, это связанно в первую очередь с тем, что распространение пророчеств, в отличие от поучений, очевидно записанных с благословения самого Космы Этолийского, не носило централизованного характера. Можно предположить, что пророчества предавались из уст в уста и распространялись по Греции вместе с молвой о святом, а записаны были позднее уже после его смерти. Ученики, проповедовавшие с благословения святого, пользовались текстами поучений, но никак не могли пользоваться текстами пророчеств. Во-первых, пророчества можно произносить только от первого лица. Во-вторых, представляется маловероятным, что Косма Этолийский сам дал благословение на запись пророчеств, ведь эти тексты могли быть использованы властями для его преследования.

Если поучения приближают нас к пониманию самого учения Космы Этолийского, то пророчества помимо этого позволяют определить реакцию на него народных масс. Например, показателен сам факт того, что некоторые пророчества, вряд ли когда-либо произнесённые святым, связывались народом с его именем (речь идёт о некоторых пророчествах об освобождении Греции). Впрочем, если они даже и не принадлежат Косме, сам факт того, что в народной памяти они ассоциируются с его именем, говорит о многом.

В нашей работе мы воспользовались одним из наиболее полных на данный момент сборником пророчеств – собранием Н. Сотиропулоса, опубликованным в книге Кандиотиса. Также два новых пророчества нашёл и опубликовал в своей книге С. Саккос24.

Тематически пророчества могут быть поделены на четыре группы:

– Пророчества, касающиеся освобождения Греции от турецкого владычества и от немцев во Второй мировой войне.

– Пророчества, предмет которых составляют конкретные люди или территории.

– Пророчества о будущих войнах и о будущем человечества в целом.

– Пророчества о различных изобретениях и научных открытиях.

Многие пророчества, особенно те, которые содержатся в поучениях, напрямую связаны с тематикой Ветхого и Нового Заветов. Эсхатологические представления Космы Этолийского пересекаются с Апокалипсисом. Это не удивительно, ведь, как мы увидим дальше, проповедник действовал в рамках православной традиции, и, соответственно, его пророчества не противоречат православным эсхатологическим представлениям.

Следующий тип источника – письма Космы Этолийского. На данный момент найдено двенадцать писем, и все они собраны в книге Кандиотиса. Важность этого источника невозможно переоценить: письма проливают свет не только на деятельность святого Космы (основание школ, взаимоотношение с властями), но и помогут нам рассмотреть язык, которым он пользовался. В данном отношении это очень важный источник, ведь письма, в отличие от поучений и пророчеств, были написаны самим Космой Этолийским.

Интересно, что некоторые из писем сохранились лишь в списках, и это ещё одно свидетельство беспрецедентного почитания святого Космы, не только поучения, но даже и письма которого бережно сохранялись и распространялись среди народа.

Стилистически письма похожи между собой – они написаны на простом народном языке. Насколько язык проповедей близок языку писем? Ответ на этот вопрос однозначен: достаточно близок, хотя и является более литературным, книжным. Очевидно, что в проповедях Косма Этолийский использовал тот же язык, «приспособленный к местным языковым условиям»25.

Следует отметить, что, будучи хорошо образованным, Косма Этолийский мог пользоваться разным языком, в зависимости от условий и потребностей своей аудитории, всегда достигая на неё максимально возможного воздействия.

* * *

Творческое наследие святого Никодима беспрецедентно по своему объёму и масштабам. Никодимом Святогорцем написано более двух сотен произведений, некоторые из которых – объёмные, иногда многотомные сочинения.

Характер нашего исследования не позволяет подробно остановиться на каждом произведении, принадлежащем перу Никодима, поэтому мы сосредоточимся на краткой характеристике его наиболее значимых, этапных трудов. При этом особый интерес для нашего исследования представляют книги, изданные до революции 1821 г. Именно эти произведения могут стать источником данных по пропагандируемым традиционалистами ценностям и степени влияния подобной идеологии на участников греческого национально-освободительного движения.

Писательские интересы святого Никодима чрезвычайно многогранны – в своих произведениях он касается разных богословских областей, многих сторон общественной и церковной жизни. У него есть работы теоретического, мистического, этического, аскетического, догматического, апологетического, агиологического, пастырского, гимнологического, гомилетического и канонического содержания.

Многие из его творений до сих пор не изданы. Кроме того, несмотря на то, что творческое наследие Никодима Святогорца неоднократно было предметом пристального научного изучения, некоторые творения святого до сих пор не введены даже в научный оборот (к таким выводам нас привела поездка на Афон и изучение монастырских архивов). Речь идёт о документах, найденных в ходе нашей работы в архивах афонских монастырей Дохиар и Дионисиат.

Библиотека Дионисиата – одна из крупнейших и наилучшим образом организованных афонских библиотек. В ней хранятся приблизительно 1100 рукописей, большинство из которых каталогизировано и опубликовано. Во многих из них мы и сегодня можем встретить сделанные святым Никодимом пометки. Именно в этой библиотеке мы натолкнулись на до сих пор не введённый в научный оборот источник – торжественную службу святителю Нифону. Никодим Святогорец исправил и дополнил исходный текст службы, оставив на его полях многочисленные пометки и замечания26. Таким образом, этот документ может служить яркой иллюстрацией его принципов работы с текстом издаваемых и редактируемых произведений.

Ещё один документ был найден нами в библиотеке другого афонского монастыря – Дохиара. В этом монастыре Никодим Святогорец также работал над разбором рукописей и систематизацией монастырской библиотеки. Святой даже составил хозяйственную опись и краткую историю обители, в точности описав все монастырские земельные и имущественные владения27.

Несмотря на то, что Никодим часто не подписывал свои произведения или скрывал своё авторство за именами соратников или вымышленных персонажей, принадлежность практически всех его трудов легко идентифицировать. Этому способствуют свидетельства его биографов и современных ему книжников, проповедников и церковных деятелей.

Определить, насколько труды Никодима Святогорца отражают его взгляды, намного проще, чем в случае с произведениями Космы Этолийского. Большинство творений Святогорца были изданы ещё при его жизни и не вызвали у него никаких замечаний и нареканий. В случаях же, когда его перу приписывались произведения других авторов, или в текст подготовленных к изданию книг вносились смысловые изменения, он подробно и скрупулёзно указывал на положения, противоречащие его взглядам.

На первый взгляд, произведения Никодима Святогорца можно поделить на две группы: авторские и переводные. Однако между ними невозможно провести чёткую грань. Дело в том, что святой Никодим кардинально дорабатывал переводимые на народный язык произведения, снабжал их многочисленными ссылками на тексты Священного Писания и святых отцов. Даже когда он издавал рукописи, он не ограничивался простой публикацией исходного рукописного текста. Напротив, после сравнения разных рукописей, он вносил в текст правку, дополнения и комментарии, чтобы создать целостное, понятное читателям разной степени образованности произведение.

С подобными принципами его работы и связана проблема предполагаемого католического влияния на Никодима Святогорца. Дело в том, что в основу изданных произведений святого «Невидимая брань» и «Духовные упражнения» предположительно легли тексты Игнатия Лойолы28 и Лоренцо Скулопи29. Однако доказательств в пользу того, что Никодим знал, что работает именно с текстами Лойолы и Скулопи не существует.

Кроме того, конечный вариант изданных Святогорцем произведений далёк от текстов первоисточников, которые, как и другие его труды, были в значительной степени переработаны и дополнены цитатами из святых отцов.

В пользу того, что святой Никодим работал не с первоисточниками, говорят и данные новых исследований. Греческий учёный Эммануил Франгискос установил, что «Невидимая брань» и «Духовные упражнения» были переведены книжником с Крита Эммануилом Романитисом30. Вероятнее всего их передал Никодиму для подготовки к изданию Макарий Нотарас, имевший возможность ознакомиться с рукописями в библиотеке Патмосского монастыря, каталог которой он составил в ходе своего многолетнего пребывания на острове. Передача рукописей Никодиму, вероятно, состоялась в 1784 году, в ходе очередной встречи святого Макария и святого Никодима, состоявшейся на этот раз на Афоне31.

Никодим Святогорец, по всей видимости, не обладал информацией об авторах «Невидимой брани» и «Духовных упражнений». По крайней мере, привезённые ему Макарием Коринфским рукописи были анонимными – в каталоге Патмосской библиотеки «Духовные Упражнения» указаны без имени автора. Мы можем прийти к выводу, что он не читал их в оригинале, а имел дело с переводами, выполненными в середине XVIII в. Эммануилом Романитисом.

Особую ценность для нас представляет переписка Никодима Святогорца. Его корреспондентами были коливады, патриархи, книжники, архиереи. Во многом именно письма Святогорца проливают свет на его издательскую деятельность и сотрудничество с другими участниками традиционно-просветительского движения.

Кроме того, некоторые письма не только могут служить источником по его связям с современными книжниками и личным контактам, но и могут быть рассмотрены как самостоятельные произведения, обращённые к широкому кругу читателей32.

Если в случае с Космой Этолийским именно его эпистолярное наследие служит основным источником по языку, которым пользовался проповедник, то применительно к Никодиму Святогорцу таким источником может стать вся совокупность его произведений.

Далее мы переходим к краткой характеристике творений святого Никодима. В историографическом обзоре они приведены в хронологическом порядке их написания.

«Добротолюбие» – антология святоотеческих текстов, азбука мистического богословия. Подготовлено к изданию двумя лидерами традиционалистов: Макарием Коринфским (собрал рукописи и передал их для подготовки к изданию Никодиму Святогорцу) и Никодимом Святогорцем (ему принадлежит обширное предисловие, предваряющее книгу, а также некоторые исправления и дополнения, внесённые в текст первоисточника). Этот сборник святоотеческих текстов, пожалуй, представляет собой квинтэссенцию всей православной традиции и «выдающуюся энциклопедию Восточного благочестия»33. Он был издан с целью предложить жизненные и нравственные принципы, альтернативные тем, которые были предложены европейскими Просветителями. «“Добротолюбие» является очень важным трудом не только потому, что включает в себя много неизданных и неизвестных из других источников текстов, но и потому что показывает преемственность христианской мистики»34. Первое издание осуществлено в 1782 году в Венеции.

«Эвергетин» – сборник поучений и деяний старцев и святых отцов. Доступное изложение аскетических идеалов для широких масс. Это второе произведение, составленное Никодимом Святогорцем на основе рукописей, собранных святителем Макарием, епископом Коринфским. Он отредактировал их, внёс правку, где это необходимо, и снабдил собственным предисловием. Книга, написанная в 1777 г., была издана в Венеции в 1783 г.

«О постоянном Божественном причащении». В историографии имеют место споры относительно авторства этого произведения. На наш взгляд, как и в случае с «Эвергетином» и «Добротолюбием», это произведение – плод совместного труда святого Никодима и Макария Коринфского.

«Увещевательное наставление». Книга написана по просьбе Иерофея, епископа Эврипа, просившего у святого Никодима советов по исполнению своих обязанностей, но бо́льшая часть её была обращена не только к архиерею и его пастве, но и к широкому кругу читателей. «Увещевательное наставление» содержит рассуждения о нравственной и общественной природе человека, устройстве его тела и души. В нём подробно говорится о гармоничном сочетании разума и чувств. Первое издание осуществлено в 1801 году в Вене и Венеции.

«Собрание творений Симеона Нового Богослова». Никодим подготовил к изданию сочинения Симеона Нового Богослова и написал к ним предисловие. В 1790 г. в Венеции произведение было издано в двух частях.

«Эксомологитарий». Содержит советы духовным наставникам как принимать исповедь, и исповедующимся, как исповедоваться. «Эксомологитарий» очень помог малограмотным духовникам и их пастве. Книга была чрезвычайно популярна. В первый раз издана в Венеции, с тех пор переиздавалась 12 раз.

«Феотокарий». Ещё одна популярная книга Никодима Святогорца была впервые издана в Венеции в 1796 г. и впоследствии неоднократно переиздавалась. Содержит 62 канона Пресвятой Богородице.

Самая известная в России книга Никодима Святогорца – «Невидимая брань». Это руководство духовной жизни неоднократно переводилось на русский язык и выдержало множество переизданий как до Октябрьской революции, так и в наше время.

Автор «Невидимой брани» – монах-иезуит Лоренцо Скулопи. К Никодиму книга, вероятно, попала как анонимное произведение, в любом случае он отредактировал исходный текст, добавив в него ряд существенных изменений и дополнений. В связи с этим вполне можно говорить о «Невидимой брани» как об авторском произведении самого Никодима. Первое издание – Венеция, 1796 г.

«Духовные упражнения». Как и «Невидимая брань», «Духовные упражнения» были переданы Никодиму на исправление Макарием Коринфским. Относительно автора первоисточника в историографии существуют споры – Игнатий Лойола или Джованни Пьетро Пинамонти. Книга в значительной мере исправлена и дополнена святым Никодимом. Как и «Невидимая брань», сочинение обращено, прежде всего, к «людям «душевным», только приступающим к христианскому подвигу»35. Первое издание – 1800 г., Венеция.

«Полное собрание творений Григория Паламы». (Григорий Палама (1296–1359) – Святитель, один из отцов Церкви, византийский богослов и церковный деятель. Митрополит Фессалоникийский с 1350 г. Создатель богословского обоснования исихазма. Активный участник полемики с последователями теологического рационализма. После Константинопольского собора 1351 г. учение Паламы считается официальной доктриной Православной Церкви)». Сохранилась лишь часть трёхтомного собрания и предисловие Никодима Святогорца. Сами подготовленные к изданию творения Паламы пропали во время обыска австрийских властей в венской типографии братьев Маркиду Пулиу.

«Пидалион». Кодификация церковных правил и установлений, а также их трактовка и объяснение составляли насущную необходимость того времени. Именно эту цель и был призван решить «Пидалион» – фундаментальнейшая работа по церковному каноническому праву. Никодим работал над ним 10 лет, в период с 1790 по 1800 г. С тех пор последовало ещё более десяти изданий (в том числе и на английском языке).

«Четырнадцать посланий Апостола Павла». Главной причиной, побудившей Никодима предпринять издание, была недоступность простому народу исходного текста толкования посланий апостола Павла, составленного Феофилактом, архиепископом Болгарским. Никодим не только перевёл его на народный язык, но и дополнил своими обширными толкованиями и комментариями. Издано в Венеции в 1819 г.

«Новый изборник». Содержит жития пятидесяти святых I–XVII вв. Многие из них были переведены святым Никодимом на простой язык. Первое издание осуществлено в 1803 г.

«Новый Мартиролог». Произведение рассказывает о новомучениках, пострадавших за родину и веру. Среди прочих, книга содержит и жизнеописание Космы Этолийского. Авторы высоко оценивают подвиг новомучеников и подчёркивают его значение для укрепления веры и национального самосознания. Впервые книга была издана в 1799 г. в Венеции.

«Семь Соборных посланий». Этот труд Никодима Святогорца, представляющий собой толкование семи соборных посланий, был издан в 1806 г. в Венеции при поддержке Константинопольского Неофита VII и двоюродного брата Никодима Иерофея, митрополита Янины. Книга была составлена Святогорцем с учётом предыдущих толкований этого текста, но в значительной степени представляла собой его авторское произведение.

«Благонравие христианское». Издано при поддержке Патриарха Григория V, находившегося в этот период в изгнании на Афоне. «Благонравие» посвящено этической и общественной проблематике, обличает предрассудки, суеверия, колдовство и безнравственность. Никодим приводит примеры не только из святых отцов и Евангелия, но и из античной философии, истории и жизни народа. Книга была написана на простом разговорном языке, и, по мнению многих авторов, сильно напоминает «Поучения» Космы Этолийского36. Впервые издана в 1803 г. в Венеции, впоследствии выдержала ряд переизданий.

«Извлечение из Псалмов Пророка и царя Давида». Святой Никодим начал работу над этим произведением по просьбе Патриарха Неофита. Его заслуга проявилась не только в сборе в афонских библиотеках рукописей и произведений, ранее недоступных широким народным массам, и составлении на их основе текста этого произведения. Значительная часть «Извлечения» представляет собой авторский текст Святогорца. Книга увидела свет в 1799 г. в Константинополе.

«Псалтирь Евфимия Зигабена». Комментарии и примечания Никодима занимают почти половину 1200–страничного труда. Первый том был издан в 1818 г. в Салониках, второй в 1821 году.

«Сад благодатей». Толкование на девять песен, поющихся в храмах на утрени, написанное Никодимом на простом языке. Впервые издано в 1819 г. в Венеции.

«Синаксарист 12 месяцев» – собрание кратких житий святых, расположенных в соответствии с церковным календарём. Работа над этим серьёзным литургическим трудом заняла два года. Первое издание было осуществлено в 1819 г. в Венеции.

Пожалуй, наиболее интересная в контексте нашего исследования работа Никодима Святогорца – «Исповедание веры». В отличие от его других работ, она носит не столь просветительский, сколь полемический характер. По сути, она является «духовным манифестом коливадов»37. Работа является своего рода апологией – полемизируя со своими противниками, святой высказывается по всем спорным вопросам и аргументировано обосновывает не только свою личную позицию, но и всю православную традицию в целом.

* * *

Помимо творческого наследия Космы Этолийского и Никодима Святогорца, большое количество других источников рассказывает об их биографии и просветительской деятельности. Среди них следует особо отметить свидетельства современников Космы и Никодима и их первые биографии.

Сохранилось множество рукописных документов, рассказывающих о путешествиях и проповедях Космы Этолийского. Это, прежде всего, монастырские и другие хроники: «1776. Напоминание о времени, когда вышел некий удивительный подвижник и святой человек и поучал народ, и многих направил на путь богопознания, и никто не знал, откуда он, и имя его было Косма»38. Множество свидетельств не только о деятельности святого, но и о его мученической кончине: «так его привязали за шею и задушили, но перед этим хотели связать ему руки, он же сам их скрестил и их не связали. Так он отдал свою святую душу в руки Господа нашего Иисуса Христа»39.

Личность Космы Этолийского, невероятно популярная ещё при его жизни, постепенно обрастала слухами и легендами. Практически в каждой деревне, где побывал проповедник, сложилась своя традиция, связанная с его именем.

В этой ситуации особое значение приобретают свидетельства современников святого Космы – учёных, историков и монахов, лично его знавших или, по крайней мере, имевших возможность пользоваться достоверными источниками, некоторые из которых по той или иной причине сейчас недоступны: «Невозможно отрицать, что учение и добродетели этого божественного мужа поддержали и сохранили начала христианства в Эпире на долгие годы»40.

Первым биографом Космы Этолийского был не его ученик и соратник Сапфирос Христодулидис (как долгое время считалось)41, а выдающийся деятель традиционного направления Никодим Святогорец. В 1799 году в Венеции вышел его труд «Новый Мартиролог». Важно, что автор лично знал святого Косму и даже был очевидцем его поучения42. Никодим Святогорец собрал множество важных свидетельств и редких документов. В работе над своим фундаментальным трудом он использовал научные методы, в том числе и критический анализ источников.

До нашего времени сохранилось сразу несколько биографий Никодима Святогорца, однако, наибольший интерес представляет жизнеописание, основанное на богатом фактическом материале его учеником Евфимием. Друг и соратник святого, он имел возможность ежедневно общаться с Никодимом, был посвящён в его издательские и просветительские планы. Более того, в жизнеописании, написанном Евфимием, собраны не только его личные впечатления и воспоминания, но и данные, позволяющие дать целостную картину жизни и просветительской деятельности Никодима Святогорца.

Поскольку Косма Этолийский был проповедником, имевшим возможность вступить в непосредственный контакт с аудиторией, с его именем связана богатейшая устная традиция. Подобные источники отражают, прежде всего, его влияние на народные массы.

Вплоть до середины прошлого века в регионе Парамифия ученики перед началом школьных занятий произносили молитву следующего содержания: «Воссиял небесный свет, так поклонимся Христу, честному Кресту и святому Косме, пострадавшему за нас. Да поможет он нашему учителю и родителям». Помимо молитв Косме Этолийскому, интересный тип устного источника – народные песни, так или иначе связанные с его именем43.

В конце XIX века в одном из домов престарелых города Янина брали интервью у почти столетнего старца. Среди прочего журналисты спросили: «Каким было ваше самое сильное впечатление в жизни?». Тот, не колеблясь ни секунды, ответил: «Когда я, ещё маленьким мальчиком, услышал проповедь святого Космы и поцеловал ему руку» – и заплакал.

Самое важное, что и современный историк вполне может работать с устными источниками подобного типа. Рассказы о просветительской деятельности Космы Этолийского, его чудесах и пророчествах передавались из поколения в поколение. Многие из этих преданий ещё не кодифицированы и не введены в научный оборот, ведь для того, чтобы записать все легенды, народные традиции и свидетельства о его деятельности, требуются консолидированные усилия многих историков, этнографов и специалистов по фольклору.

Конечно, устная традиция – достаточно специфический источник. Едва ли на основе исключительно этих данных возможно делать далеко идущие выводы о биографии Космы Этолийского и его просветительской деятельности. Безусловно, в историческом исследовании их использование необходимо сочетать с более достоверными письменными и вещественными источниками. В то же время устные источники представляют исключительную ценность как свидетельства о том, как было воспринято учение Космы Этолийского. Мы можем проследить, какой была реакция народа на его проповедь, как она постепенно трансформировалась и приобретала новые особенности и масштабы.

Очень важный и специфический тип источника – воспоминания и свидетельства современных афонских монахов. Они интересны отнюдь не только как источники по жизни современных афонских монастырей. Часто в рассказах иноков содержится уникальная информация о событиях двухсот-трёхсотлетней давности. Это удивительное на первый взгляд обстоятельство находит вполне рациональное объяснение – оно связано с многовековой афонской традицией старчества: непрерывная цепь преемственности «старец-ученики» не прекращается на Святой Горе вот уже многие столетия. Поэтому современные монахи могут рассказать не только о своих непосредственных духовных руководителях – старцах, но и об их предшественниках и духовных наставниках. Эти рассказы передаются монахами из поколения в поколение, от старца к его ученикам, подобным же образом передаётся и живая афонская традиция, которая и по сей день сохраняет свою актуальность и уникальность.

Многие западноевропейские путешественники, посетившие Грецию в начале века, рассказывают о Косме Этолийском и упоминают о традиции, постепенно складывавшейся вокруг его имени. Вот одно из многих свидетельств: «Говорят, что одним из самых действенных средств, убедивших греков в необходимости открывать школы как в лучшем способе возрождения нации, был монах из Апокуро Косма»44.

Рассказы путешественников представляют собой великолепный источник по популярности Космы Этолийского и Никодима Святогорца среди народа, а также по влиянию традиционной идеологии на формирование национального самосознания и подготовку освободительного движения.

Один из новых источников, обнаруженных нами в библиотеке Дохиара45, позволит впервые с уверенностью говорить о включении творческого наследия традиционалистов в программу современных им учебных заведений. Введение этого источника в научный оборот наносит удар по традиционной для историографии точке зрения46, в соответствии с которой просветительская и издательская деятельность традиционалистов не была востребована современниками. Речь идёт о небольшом шестистишии «Новому святому Косме», написанном сразу после смерти Космы Этолийского. Это стихотворение было найдено нами в сборнике учебных упражнений, содержащем также тексты древних философов и историков. Согласно монастырской традиции, этот сборник попал в библиотеку Дохиара из Патмосской школы. Все материалы сборника были использованы в учебном процессе и истолкованы с помощью «психагогического метода» (замены слов исходного текста множеством синонимов и фраз из известных литературных произведений). Это обстоятельство также свидетельствует в пользу того, что этот текст происходит из Патмиады, в которой подобная методика была наиболее распространённой вплоть до самого конца XVIII века.

Интересно, что Патмиада готовила, прежде всего, «иерокириксов (священно-проповедников) как приходских, так и странствующих»47, это обстоятельство, на наш взгляд, также во многом объясняет включение стихотворения о Косме Этолийском в учебную программу.

Среди многих публикаций современников о Косме Этолийском и Никодиме Святогорце следует выделить ещё две: «Краткая биография Ригаса Велестинлиса»48 Христофора Перревоса, а также один из ключевых источников по истории греческой общественной мысли эпохи турецкого владычества – «Биографии выдающихся греков-учёных» Сафаса. Произведения этих двух авторов традиционно принято относить к источникам. Это связано как с тем, что они были современниками греческого национально-освободительного движения и непосредственно участвовали в нём, так и с тем обстоятельством, что в их произведениях отсутствует критический анализ источников.

Глава «Более древние попытки улучшения положения нации» в книге «Краткая биография Ригаса Велестинлиса» Христофора Перревоса целиком посвящена деятельности Космы Этолийского. Это важный источник не только по биографии, но и по общественной деятельности проповедника, который, по мнению Переноса, сыграл ключевую роль в национальном возрождении греков. Автор рассказывает как о том как проходили проповеди святого Космы, так и о том, как молва и слава об учителе и пророке постепенно распространялась по всей Греции.

В «Биографии выдающихся греков-учёных» Сафаса нас интересовали не только главы, посвящённые Косме Этолийскому и Никодиму Святогорцу, но и рассказ о других учёных, писателях и общественных деятелях. Этот фундаментальный труд, без сомнения, помогает вписать учение традиционных просветителей в контекст общественной мысли второй половины восемнадцатого века.

О значении деятельности традиционалистов для духовного и национального возрождения Греции свидетельствуют не только письменные, но и вещественные источники. Они выделены нами в отдельную группу.

Как известно, Косма Этолийский основал более двухсот школ. Многие из них сохранились вплоть до нашего времени, причём каждая имеет традицию, напрямую связанную с именем святого Космы.

Существует множество свидетельств о проповедях Космы на Балканах. На пути своего следования он оставлял деревянные кресты. Николаос Мистакидис в конце восемнадцатого века писал, что кресты, оставленные Космой Этолийским, «сохраняются в деревнях Вотриси, Лиа, Музини»49. Эти кресты часто обновлялись50, и многие из них сохранились до нашего времени. Там же, где по тем или иным причинам они не сохранились, установлены поклонные места, кроме того, многие горные деревни, в которых были установлены кресты, получили название Ставрос, что в переводе с новогреческого означает крест.

Сразу после смерти Космы Этолийского в его честь строится множество церквей, пишутся иконы51. Знаменитый Али Паша Янинский52, почитавший его как великого пророка, после мученической смерти Космы приказал построить в его честь большой монастырь53. Уже в 1814 году «трудами всех благочестивых христиан, клира и народа»54 в честь святого был воздвигнут величественный храм. Впоследствии обитель стала местом постоянного паломничества, и долгое время переживала период расцвета. В знак глубокого уважения к просветительской деятельности равноапостольного Космы, Али Паша построил возле монастыря греческую школу.

Не умерла память о нём и на Афоне. Помимо особого почитания святого, сохранились и материальные свидетельства его пребывания на Святой Горе. К сожалению, библиотека монастыря Филофеу сгорела, как и школа, где обучался Косма. Однако во время нашей последней поездки на Афон братия монастыря Филофеу показала нам епитрахиль, по преданию принадлежавший святому Косме, и аналой, сохранившийся со времени его пребывания в монастыре. Эти предметы благоговейно хранятся в монастырском музее.

Наряду с вещественными источниками по Косме Этолийскому, нам удалось установить наличие таких же источников по Никодиму Святогорцу55.

Как и в случае со святым Космой, особый интерес представляет иконография этого святого. Свидетельством его раннего почитания среди народа может служить то обстоятельство, что первая икона Никодима Святогорца была написана сразу после его смерти и опубликована в 1819 году в книге «Толкование на 14 соборных посланий Апостола Павла».

В этом году нам удалось посетить родину Никодима – остров Наксос. Помимо богатой устной традиции связанной с именем святого, там сохранился дом его родителей.

Очень почитают Никодима Святогорца на Афоне. Во многих обителях, где он побывал, хранятся рукописи и записи, сделанные его рукой. Кроме того, в его родной обители – Дионисиат – хранится стул, на котором по преданию, работал Святогорец.

Вещественные источники позволяют судить о масштабе деятельности традиционных просветителей. Их использование даёт возможность проверить данные письменных документов, охарактеризовать масштаб и результаты их деятельности.

Подводя итоги, отметим, что в случае с Космой Этолийским и Никодимом Святогорцем в использовании ненарративных источников заложен глубокий исследовательский потенциал. С одной стороны, они позволяют проверить и существенно дополнить данные письменных источников, с другой, способны служить постановке и решению отдельных значимых исследовательских проблем.

* * *

Следующая группа источников напрямую не связана с Космой Этолийским и Никодимом Святогорцем. Это ряд произведений, авторство которых принадлежит представителям новогреческого Просвещения и деятелям традиционного направления греческой общественной мысли. Так как в основной части нашего исследования речь в частности пойдёт о противостоянии представителей традиционного направления (к которым, с нашей точки зрения, относятся и Косма с Никодимом) с деятелями, находившимися под влиянием европейского Просвещения, привлечение такого рода источников представляется нам, безусловно, необходимым и оправданным.

Произведения Афанасия Паросского, Макария Нотараса и других представителей православного просветительства, традиционно относимых к движению коливадов, мало известны в России, где долгое время творчеству деятелей традиционного направления не уделялось должного внимания. Конечно, для нашей темы использование этих работ носит вспомогательный характер, тем не менее, они важны для понимания не только ситуации, сложившейся в Греции накануне революции, но и взглядов Космы Этолийского и Никодима Святогорца. Они позволяют соотнести их с работами других представителей традиционного просветительства и сопоставить с работами деятелей новогреческого Просвещения.

Православный традиционализм в Греции – явление не только конца восемнадцатого века. Это направление продолжало развиваться и эволюционировать и в девятнадцатом, и в двадцатом веке. В связи с этим нас заинтересовал ряд работ, непосредственно не относящихся к рассматриваемому нами периоду, но позволяющих более полно и всесторонне охарактеризовать взгляды традиционалистов и их последователей56.

Не менее важны для нас и материалы отечественного архива внешней политики Российской Империи, с одной стороны, позволяющие по-новому взглянуть на общую ситуацию в греческих землях, с другой, содержащие новые данные о процессах в образовательной и культурной сфере второй половины XVIII века.

Особый интерес для нас имеют воспоминания монаха полтавского монастыря Леонтия Зеленского, долгое время жившего на Афоне, в Константинополе и многих областях Греции. Обладавший великолепной памятью, знанием греческого языка, наблюдательный и аккуратный Зеленский подробно описал свою жизнь в Греции. Его «Письма» – значимый источник информации об обстановке, сложившейся в греческих землях, в том числе и новых сведений об образовании и церковной жизни греков во второй половине XVIII века.

Интересные источники были обнаружены нами и в следующих фондах Архива: восемьдесят шестом – «Сношения России с Сербией и Славонией», пятьдесят втором – «Сношения России с Грецией», сорок первом – «Сношения России с Венецией», девяностом – архиве Константинопольской миссии, восемьдесят девятом – «Сношения России с Турцией» и тринадцатом – «Письма разных лиц на русском языке». Все эти материалы, прежде всего, характеризуют ситуацию в греческих землях и прилегающих территориях, состояние образовательной системы и церковных институтов, а также влияние традиционных и Просветительских программ на уровне массового народного сознания.

* * *

9

Μενούνος I. Κοσμά του Αιτωλόυ διδαχές και βιογραφία. Αθήνα, 2002.

10

Μαμασούλα М. Πατροκοσμάς. Ιερουργός του λόγου και της πράξης. Αγρίνιο, 2001. Σ. 75.

11

Μιχαλόπουλος Φ. Κοσμάς ο Αιτωλός. Αθήναι 1940. Σ. 31; Καλινδέρης Μ. Απόσπασμα διδαχής Κοσμά του Αιτωλόυ. Θεσσαλονίκη, 1965. Σ. 5.

12

Διδαχές Κοσμά του Αιτωλόυ //Μενούνος I. Κοσμά του Αιτωλόυ διδαχές και βιογραφία. Αθήνα, 2002. Σ. 31, 32, 35, 37, 102–103.

13

Βακαλόπουλος А. Ιοτορια του νεου Ελληνίομου. Θεσσαλονίκη, 1973. Τ. Δ´. Σ. 367.

14

Παπακυριακού Σ. Κοσμά του Αιτωλόυ, ιερομάρτυρας και ισαποστόλου, διδαχαί επιστολαί και μαρτύριαν. Αθήναι, 1953. Σ. 150.

15

Διδαχή Κοσμά του Νέου, δαπάνη Δαμιανού. 1864. Σ. 329–330.

16

Σάκκος Σ. Ο απόστολος του σκλαβωμένου γένους. Θεσσαλονίκη, 1996. Σ. 55.

17

Μενούνος 1. Κοσμά του Αιτωλόυ διδαχές και βιογραφία. Αθήνα, 2002. Σ. 293.

18

Σαθάς К. Βιογραφίαι των εν νραμμάσι διαλαμψάντων ελλήνων. Εν Αθήναις, 1868. Σ. 489.

19

Ξανθοπούλου Κυριάκου Α. Ο Κοσμάς Αιτωλός και οι Βενετοί (1777–1779). Τα τελευταία χρόνια της δράσης του και το πρόβλημα των διδαχών. Θεσσαλονίκη, 1984. Σ. 59.

20

Там же. Σ. 96, 98.

21

Κώνστας Κ. Αγιοκοσμίτικο Δίπτυχο. Η. Ε. Έτος ΚΓ´. Τέυχος 269–270. Ιωάννινα, 1974. Σ. 482.

22

Καντιώτου А. Κοσμάς о Αιτωλός (Συναξάριον – Δηδαχαί – Προφιτειαί – Ακολουθία). Αθήνα, 1988. Σ. 99.

23

Μενούνος Ι. Κοσμά του Αιτωλόυ διδαχές και βιογραφία. Αθήνα, 2002. Σ. 226.

24

Σάκκος Σ. О απόστολος του σκλαβωμένου γένους. Θεσσαλονίκη, 1996. Σ. 81–85.

25

Σαρδελής К. О προφήτης του γένους Κοσμάς о Αιτωλός. Г’ έκδοση. 1992. Σ. 174.

26

Библиотека монастыря Дионисиат. Отдел рукописей. № 778. Торжественная служба Св. Нифону. 1785 г.

27

Ι.М. Δοχειαρίου. Κώδικας Νικοδήμου.

28

Игнатий Лойола (1491–1556) – испанский церковный деятель, основатель общества Иисуса (ордена иезуитов).

29

Лоренцо Скулопи (1530–1610) – монах-иезуит.

30

Φραγκίσκου Е. “Αόρατος Πόλεμος» (1796) – “Γυμνάσματα Πνευματικά» (1800). Η πατρότητα των “μεταφράσεων τιυ Νικοδήμου Αγιορείτη». // Περιοδ. «Ο Ερανιστής». Έτος ΚΕ’ (ΛΑ’). Τομ 19/1993. Σ. 102–135.

31

Θεοκληύου Διονυσιάτη. Αγιος Νικόδημος ο Αγιορείτης και η νεονικολαίτικη σχολή. Γουμενίτσα, 2002. Σ. 90.

32

Νικοδήμου Αγιορείτου. Πρός Θωμάν. // Πάσχου Π.Έν ασκήσει και μαρτυρίω. Αθήνα, 1996.

33

Флоровский Г. Святой Григорий Палама и предание отцов. // Избранные богословские статьи. Москва, 2000. С. 287.

34

Рансимэн С. Великая церковь в пленении. История Греческой церкви от падения Константинополя в 1453 г. до 1821 г. СПб., 2006. С. 168–169.

35

Валентин Асмус, прот. Как не следует издавать книги протопресвитера Иоанна Мейендорфа. // Журнал Московской Патриархии. № 11. 2002.

36

Феоклит Дионисиатский. Преподобный Никодим Святогорец. Житие и труды. Москва, 2005. С. 321.

37

Πάσχου П. Έν ασκήσει και μαρτυρίω. Αθήνα, 1996. Σ. 10.

38

Εγγραφο της μονής Αγιου Νικανορου. Περιοδικό «Κοσμάς ο Αιτωλός». Τ. 236–237, 21–29 Φευρουαρίου 1940.

39

Κωνστα Κ. Λαογραφικά περί τον ανιο Κοσμά τον Αιτωλό. // Λαονραφία. Τόμ. ΚΖ (ΧΧVII). Αθήνα, 1972. Σ. 215–278.

40

Αρβαντινόυ Π. Χρονογραφία της Ηπείρου. Αθήνα, 1856. Σ. 267.

41

Ακουλουθία και βίος του εν Αγίοις πατρός ημών Κοσμά. Εν Βενετία, 1814; Σάκκος Σ. Ο απόστολος του σκλαβωμένου γένους. Θεσσαλονίκη, 1996. Σ. 291–292.

42

Συναξαριστής νεομαρτύρων, των αγίων Μακάριου Κορίνθου, Νικόδιμου Αγιορείτου, Νικηφόρου Χίου και διδασκάλου Αθανάσιου Πάριου. Θεσσαλονίκη, 1996. Σ. 731.

43

Λουκάτος Δ. Εθνική Περισυλλογή. Ιστορία του Ελληνικού Έθνους. Τόμος I. Αθήνα, 1975. Σ. 448.

44

Leake М. Travels in northern Greece. London, 1835. P. 148–149.

45

Ι. Μ. Δοχειαρίου. Κώδικας 262. Εις τον άγιον νέον Κοσμάν.

46

См. например: Οικονομίδης Δ. Αθανάσιος ο Πάριος. // Επιστημονική Επετηρίς Κυκλαδικών Σπουδών 1 (1961) Clogg R. “Anti-Clericalism in Pre-Independence Greece 1750–1821» // in D. Bakered. The Orthodox Churches and the West. Oxford, 1976. Αγγέλου A. Των Φώτων. Όψεις του Νεοελληνικού Διαφωτισμού. Αθήνα, 1988. Αργυροπούλου Ρ. Νεοελληνικός ηθικός και πολιτικός στοχασμός. Από τον Διαφωτισμό στον Ρομαντισμό. Θεσσαλονίκη, 2003.

47

Лебедев А. История греко-восточной церкви под властью турок. Санкт-Петербург, 2004. Т. 2. С. 43.

48

Ригас Велестинлис (Фереос) – греческий революционер, национальный герой, поэт и писатель. Автор социально-политического проекта и конституции Балканской федерации. Всей своей деятельностью старался приблизить национальное освобождение. Казнён турками за антиосманскую пропаганду.

49

Μυστακίδης Ν. Περί του Αγίου Κοσμά του Αιτωλού // Νεολόγος Κων/πολις 27/9–9/10 1895. Αριθ. 7897–98. Σ. 3.

50

Φαλτάιτς Κ. Ο Αγιος Κοσμάς Αιτωλός εις το στόμα του Ηπειρώτικου λαού. Αθήναι, 1929. Σ. 19.

51

Иконография также является важным (но, к сожалению, недооценённым) источником о характере и географии посмертного почитания Космы Этолийского.

52

Первая встреча Космы Этолийского и Али Паши Янинского состоялась ещё, когда Али занимал незаметный и малозначимый пост в иерархии Османской империи. Народное предание гласит, что святой сделал тогда паше следующее предсказание: «Ты станешь великим человеком. Будешь владыкой всей Албании, подчинишь себе Превезу, Парту, Сули, Делвино и Гардики, а также владения самого Курт Паши. Ты прославишься во всей вселенной». Выслушав слова пророчества, Али задал Косме следующий вопрос: «Суждено ли мне попасть в Константинополь?». «Да, но ты будешь с красной бородой».

53

Подробнее см.: Χριστοπούλου П. Та λείψανα και το μοναστήρι Κοσμά του Αιτωλού στο Κολικόντασι της Μουζακίας. // Σύναξις Ευγένιος Αιτωλός και η εποχή του. Καρπενήσιον, 12–14 Οκτωβρίου 1984. Αθήνα, 1986.

54

Так гласит сохранившаяся до наших дней надпись над дверьми этого храма.

55

Вещественные источники сохранились практически по всем участникам традиционного просветительства. Так на Афоне в ските Иоанна Предтечи Иверского монастыря хранится посох Макария Коринфского. В музее монастыря Иоанна Богослова на острове Патмос хранятся две фелони и кадило, подаренное обители святителем Макарием.

56

Βίος και πολιτεία Ιερόθεου του μακάριου γέροντος. Αθήνα, 2001; Μαστρογιανόπουλος Η. Αναγεννιτικό κίνημα. Παραφυάδες των κολλυβάδων. Αθήναι, 1987.


Источник: Традиционное просветительство в Греции в XVIII веке: Косма Этолийский и Никодим Святогорец / Афанасий Зоитакис. - Москва : Святая гора, 2008. - 287 с.

Комментарии для сайта Cackle