Приглашаем Вас пройти Православный интернет-курс — проект дистанционного введения в веру и жизнь Церкви.

архимандрит Леонид (Кавелин)

Период третий. От приписки к Московскому Донскому монастырю в 1684 году до восстановления самостоятельности обители в 1765 году

Этот почти столетний период небогат событиями. Самое упразднение по современному акту случилось следующим образом.

По указу великих государей царей и великих князей Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича, всея Великия и Малыя, и Белыя Росссии самодержцев, и по наказной памяти за приписью дьяка Григория Посникова, велено приказу большого дворца подъячему, Луке Волкову, ехать в Малоярославецкой уезд в монастырь, Тихонову пустынь. И того монастыря в вотчины, для того, что в нынешний 7192 (1684) год в 23 день декабря, великие государи цари и великие князья Иоанн Алексеевич, Петр Алексеевич, всея Великия, Малыя и Белыя России самодержцы, и сестра их, великая государыня благородная царевна и великая княжна, Софья Алексеевна, указали: тот монастырь Тихонову пустынь с крестьянами и с бобылями, и с пашнею, и с сенными покосами, и с рыбными ловлями и со всеми угодьями, что в том монастыре написано в писцовых и в переписных книгах, пресвятой Богородицы к Донскому монастырю приписать. И посему великих государей указу я, Лука, приехал в Малоярославецкий уезд в монастырь, Тихонову пустынь. И в том монастыре описал: церкви Божии и в церквах Божие милосердие, образа и книги и всякую церковную утварь, и на колокольне колокола, и в казне денежную и всякую казну, и вотчинные крепости, и всякие письма и монастырских служек, и служебников, и на монастыре властительские и братские кельи, и всякое монастырское строение. И в житницах хлеб, и на конюшенном и на воловьем дворах лошадей и коров, и всякую скотину, и всякой монастырской завод, и того монастыря в вотчинах переписал села и деревни, и в них дворы крестьянские и бобыльские, и во дворах, людей поименно, и места дворовые, и пашни, и сенные покосы, и лес и починки, пустоши и селища, и займища и всякие угодья, по писцовым и переписным книгам.

А что в том монастыре в Тихоновой пустыни церквей и в церквах Божьего милосердия, образов и книг, и всякой церковной утвари, и на колокольне колоколов, и в казне денежной и всякой казны, и вотчинных крепостей, и всяких писем, и монастырских служек и служебников, и монастырского всякого строения, и в житницах хлеба, и на конюшенном и на воловьем дворах лошадей и коров, и всякой скотины, и монастырской всякой заводи, и того монастыря в вотчине сел и деревень, и в тех селах и деревнях крестьянских и бобыльских дворов, и в дворах людей и пашни, и сенных покосов, и лесу, и починков и пустошей, и селищ и займищ, и всяких угодий, по писцовым и по переписным книгам, и то все писано в сих книгах ниже сего по статьям.

А переписав тот монастырь со всяким строением и с крестьянами, с бобылями и с пашнею, и с сенными покосами, и с рыбными ловлями и с всякими угодьями отказал пречистой Богородицы к Донскому монастырю и отдал Донского монастыря архимандриту Никону.

И великих государей царей и великих князей Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича, всея Великия, Малыя и Белыя России самодержцев указ сказал того монастыря старцам, и церковным причетникам, и служкам и служебникам, и вотчинным крестьянам и бобылям. Чтоб они пречистыя Богородицы Донского монастыря архимандриту Никону с братиею и, кто по них иные архимандриты и братия в том монастыре будут, во всем были послушны, и крестьяне-б на монастырь пашню пахали и изделие всякое делали и доходы, что наперед сего с них шло в монастырь, Тихонову пустынь, платили-б в Донской монастырь архимандриту с братиею.

1) Соборная церковь Успения Богородицы деревянная, шатровая, а в ней местных образов: образ Спасов, против правого клироса, на престоле сидяще, да архангелы Михаил и Гавриил, у Спаса венец и цата и у архангелов венцы серебряные, позолоченные, гладкие, пелена камка рудожелтая мелкотравная, опушена камкою зеленою, крест и кружево золотное.

И образ Успения пречистой Богородицы в киоте, оклад басменный, в венце и в цате 6 камней, да 5 жемчужин. У Спаса венец и цата серебряные, позолоченные, в цате 3 камня. У того ж образа три креста аспидных в серебре позолочены, в одном кресте три жемчужины бурмицких, да в тех крестах 9 камушков, да 8 жемчужин; у того ж образа апостолы в венцах серебрянных позлаченные; пелена участок золотной по красной земле, крест и опушка мелкотравная шелковая по черной земле. У тех образов поставные восковые свечи, писанные красками, на свежниках железа белого.

Против правого клироса образ Спаса нерукотворенного, в киоте оклад басменный, венец серебряный позолочен, а в нем 4 венца на затворах у апостолов серебреные венцы.

Образ Спасов с апостолами, оклад басменный, венцы и цаты серебряные резные, позолоченные, штилистовой. 10 икон разных, а на тех иконах оклады басменные, венцы и оклады серебряные позлащенные.

Над царскими дверьми образ Спасов, да Богородицы, да и Иоанна Предтечи в окладах, оклады гладкие резные венцы и оклады серебряные позолоченные в венцах 9 камней, штилистовой.

Образ Живоначальной Троицы, венцы серебряные, позлащенные.

Да против левого клироса образ пречистой Богородицы с предвечным Младенцем писан на красках, пелена участок золотой по красной земле.

Образ Бого-Отец Иоакима и Анны. Образ Василия Великого, Григория Богослов и Иоанна Златоустого писаны на красках; у тех образов три свечи поставные восковые писаны красками, на свещниках белое железо.

Образ Успения Пречистой Богородицы штилистовый, оклад серебреный гладкий, позолочен, венцы у Спаса и венды у апостолов серебреные.

Образ Димитрия Селунского штилистовой, оклад басменный серебреный, позлащен, сканной, а в нем три камня.

Образ Илии Пророка – писан на красках.

Царские двери, столпцы и сени, деисусы, праотцы и пророки писаны на празелени.

Да в алтаре престол, облачен камкою мелкотравною, за престолом образ Богородицы, оклад басменный, венец и цата серебреные, позлащенные, пелена камчатая зеленая, травчатая; у тогоже образа, на обороте, образ Николая Чудотворца, венец и цата серебреные, басменные, позлащены. На престоле евангелие, облачено бархатом червчатым по белой земле, Распятие и евангелисты и защепки посеребреные, резные.

Крест благословлящий с мощами серебреной, чеканной, позлащен.

На жертвеннике сосуды, потир, дискос, звезда, копие, лжица, два блюдца серебряные позлащены; воздух атлас червчатый. Распятие и херувимы, шиты золотом и серебром, два покрова, атлас зеленый, травчатый, опушены камкою красною, травчатою, кресты камчатые белые.

В ризнице: ризы атлас золотной по червчатой земле, оплечье шито золотом и серебром по червчатому бархату, опушены атласом зеленым, подкладка лазоревая, подпушены, дороги красные, крест и звезда, атлас золотной по зеленой земле. Ризы камчатые белые, оплечье бархат с золотом и серебром, опушка камка полосатая, травчатая, золотная, подложены крашениною лазоревою, подпушка киндяк зеленый, крест и звезда того же оплечья.

Ризы атлас зеленый, оплечье атлас золотной по червчатой земле, опушка камка краевая мелкотравная, подложена лазоревою крашениною.

Ризы одомашковые красные оплечье атлас лазоревой травчатый, крест и звезда атлас таусинный, кресты шиты золотом, опушка, киндяк лазоревый, подкладка синяя крашенинная.

Ризы, тафта осиновый цвет, оплечье золотное по таусинной земле, подпушены дорогами полосатыми, подкладка зеленая крашенинная.

Ризы тафтяные, двоеличные, оплечье атлас золотной по зеленой земле, крест и звезда того же оплечья, опушки дороги полосатые, подложены крашениною лазоревою.

Стихарь атласный зеленый, травки золотныя, оплечье, бархат золотной с серебром, шить по червчатой земле, опушка атлас белый, подложены зенденью осиновый цвет.

Эпитрахиль, участок золотной по червчатой земле, опушена атласом, осинового цвета, подложена крашениною лазоревою, на ней 14 пуговиц серебреные, позлащенные, 7 кистей, разных шелков с золотом и серебром.

Эпитрахиль участковая, серебреная, травчатая, опушена камкою зеленою, подложена крашениною лазоревою, а на ней 12 пуговиц грановитых серебреных, 5 кистей разных шелков с золотом и серебром.

Эпитрахиль атлас золотной по червчатой земле, опушка рудожелтый атлас, подложена лазоревою крашениною, 12 пуговиц серебряные позлащены, 6 кистей разных шелков с золотом и серебром.

Эпитрахиль атлас золотный, травчатый по червчатой земле, опушена камкою красною мелкотравчатою, подложена синею крашениною, 7 кистей шелковые.

Поручи, атлас зеленый травчатый с золотом, опушка, атлас осиновый цвет, подложены крашениною синею.

Пелена атлас червчатый, крест шит серебром, опушена камкою желтою мелкотравною, подложена крашениною.

Пелена, атлас зеленый травчатый, с золотом, опушены дорогами белыми, подложены крашениною зеленою.

Пелена, камчатые, червчатые, крест и кружево золотные, опушены тафтою зеленою, подложены крашениною лазоревою.

Крест благословлящий с мощами серебряный, чеканный, позлащен.

Ризы тафтяные лазоревые, оплечье бархат травчатый по зеленой земле, крест и звезда того же оплечья, опушка дороги красные, подложены крашениною лазоревою.

Кадило серебреное, травы позлащены, цепи и кольца и круг серебряные же.

Фонарь о пяти верхах.

Крест выносной.

Пояс шелковый с 4 кистями 61/4, аршии, китайчатый, двоеличный.

В церкви же, у левого клироса, хоругви успение Богородицы, на обороте Тихона чудотворца. Паникадило медное, немецкое.

Да в трапезе стоят царские двери, столпцы и сень резные на золоте сусальном с красками, новые, в той же трапезе деисусы, праздники и пророки писаны на празелени.

Да в ризнице книги печатные: устав печатный, два пролога, три триоди постный, да цветное, евангелие толковое, 4 трефолоя, с праздники, меч духовный, требник, два апостола, минея общая, патерик печерский киевской печати, псалтирь следованная, октоих 1 гласа, две книги скрижали, два октаи 5 гласа, четыре книги беседы на Евангелие, 11 книг миней, три служебника, ирмолог, синодик, вкладная книга печатная, увет духовный, 24 книги письменные, 6 пудов воску.

Выпись с писцовых книг Василия Колычева, да подьячего Василия Рожнова 7139 (1631) года.

Выпись с писцовых книг Василия Колычева, да подьячего Василия Рожнова 7135 (1627) 7136 (1628) 7137 (1629) и 7138 (1630) годов.

Выпись с писцовых книг Дмитрия Солынского, да подъячего Матвея Кондратьева 7154 (1646) года. Выпись с переписанных книг Михаила Вишнякова, да подьячего Ивана Жидкова 7156 (1648) года.

Да семь памятей отпускных вдовы Агафьи Юрьевой дочери Ивановской, жены Захарова, на дворовых полонных людей и крестьян, а те люди и крестьяне живут в Тихоновой пустыни; 10 памятей отпускных на крестьянских девочек; 18 памятей в наемных пустошах и в сенных покосах, и в лесах.

Поступная Степана Осипова сына Сухотина на крестьянина Изотку с женою и детьми 7180 (1672) года39

112 отписей ямскими и полтинными деньгами и стрелецкому хлебу.

10 памятей заемных в деньгах и хлебе, 2 памяти ссудные иноземца города Борисова Ивашки Петрова сына Викулова 7166 (1658) года.

Запись Ивана Ефимова сына Гличева, да Василия Андреева сына Аверкиева 7189 (1681) года в убийственном деле.

Отпускная вдовы Марфы Григорьевой жены Челюскиной в беглой женке Марфушке 7176 (1668) года.

Вкладная память города Белева Стефановского попа Митрофана на крепостных его людей: на Ваську Семенова с женою и детьми, да Акимку Данилова 7182 (1674) года.

Список с послушной, с государевой грамоты, на монастырских крестьян 7158 (1650) года.

Три отписки платежные за конных даточных 7164 (1656), 7165 (1657) и 7166 (1658) годов.

Поступная 7175 (1667) года Порфирия и Малахия Тимофеевых детей на крестьянку Аксюшу Романовскую дочь с детьми.

Поступная 7173 (1665) года Михайлы Савинова сына Дурново на купленного его человека Литовского полона на Мартынку Кондратьева с женою и детьми

Память отпускная на крестьянскую девку Машку Арефьеву дочь вдовы княгини Февронии князь Федоровской жены Шихматова 7173 (1665) года.

Память отпускная Козьмы Стефанова сына Бахтиярова на крестьянку Аксюшу Романову дочь 7138 (1630) года.

Память отпускная Ивана Григорьева сына Торбеева на крестьянскую девку, Аксюшу Осипову дочь 7161 (1653) года.

Память отпускная Смоленской шляхты поручика Владимира Стефанова сына Порошина на крестьянскую девку Домну Феодорову дочь 7185 (1677) года.

Память отпускная Стефана Осипова сына Сухотина на крестьянина Изотку, с женою и детьми 7180 (1672) года.

Данная память Григория Петрова сына Барышникова на крестьянина Сеньку Афанасьева с женою и детьми.

Ссудная память литовки вдовы Иринки Михайловой дочери 7166 (1658) года.

Отпускная Григория Петрова сына Барышникова на крестьянина Сеньку Афанасьева, с женою и детьми 7133 (1625) года.

Запись ссудная на крестьянина на Игнашку Кузьмина 7152 (1644) года.

Запись ссудная па крестьянина на Гришку Иванова сына Скобелицына 7152 (1644) года.

Запись на крестьянина деревни Короваина на Ивашку Макеева 7149 (1641) года.

Запись отпускная деревни Скоковской на вдову Ульянку Иванову дочь 7155 (1647) года.

Память отпускная на крестьянку Наташку 7150 (1642) года.

2) Соборная церковь каменная Преображения Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа несовершена. А в ней опочивает под спудом Преподобный Тихон чудотворец, над гробницею образ Преображения Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, писан на празелени, пелена камкосейные, крест и кружево золотное, опушено дорогами зелеными.

Образ Тихона чудотворца, писан на празелени, венец и цата, да над ним Спасов образ с венцом, венцы и цата резные серебряные, позлащенные.

Пелена камка рудожелтая, крест-галунец серебряный, опушка кумачная.

Образ Преподобного Отца Тихона, писан на красках, пелена дорогильные красные, крест кружево серебреное, Опушена-же дорогами желтыми; а перед теми образами 2 лампады медные гладкие, полужены, вислые.

Образ Пресвятых Богородицы запрестольной, венец басменный, пелена китайка белая, крест шит золотом, лампада медная с коронками.

Евангелие, оболочено бархатом черным, Распятие и евангелисты серебреные, басменные, позлащены, ветхо.

Ризы камчатные лазоревые, чешуйчатые, оплечье атлас золотной по червчатой земле, крест и звезда того же оплечья, опушка дороги красная, эпитрахиль камчатная, поручи атласные цветные, опушены дорогами зелеными, у них 10 пуговиц серебряных.

Ризы камчатные рудожелтые, оплечье атлас травчатый по лазоревой земле, опушка дороги полосатая, крест и звезда того же оплечья.

На гробу Тихона Чудотворца образ его на деревянной доске, старого письма, покров бархат черный, крест кружево золотное серебреное.

Да в той же церкви в трапезе образ второго пришествия Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, писан на празелени.

Образ Пресвятой Богородицы писан на празелени, а перед теми образами поставные свечи восковые, писаны красками, подсвечники железо белое.

3) Церковь Николая Чудотворца деревянная клецка, теплая, с трапезою и с келарскою, об одной главе, а в ней образов:

Образ Николая Чудотворца с житием, писан на празелени, пред тем же образом лампада медная, полужена, гладкая вислая.

На налое образ Воскресения Христова штилистовый, оклад басменный, венцы резные серебряные, позлащены, в киоте, затворы писаны па празелени, налой покрыт крашениною.

Образ Спаса Нерукотворенного в киот, оклад чеканный басменный, венец резной серебряный, позолочен, затворы писаны на празелени.

Образ Николая Чудотворца в киоте, оклад басменный, с финифтью, в венце три камня, затворы писаны на празелени.

Образ Пречистыя Богородицы писан на празелени, венец у Богородицы серебряный, позолочен.

Против левого клироса: Образ Пресвятой Богородицы Казанской, штилистовый в киоте, оклад, венец и цата басменные, позолочены, затворы писаны на празелени.

Образ местный Георгия Великомученика, писан на празелени, венец с короною и цата серебряные.

Образ Великомученицы Параскевы, местный, писан на празелени, да перед теми образами свеча поставлена писана красками, на свещнике железо белое.

Царские двери; столицы и сень писаны на празелени, деисусы писаны же на празелени, да в алтаре престол оболочен индитью, кумач красный; на престоле евангелие печатное, оболочено бархатом зеленым, Распятие и евангелисты серебряные, позолочены, пелена камчатские красные.

За престолом: образ Богородицы, венец и цата серебреные резные, в венце 5 камней, на обороте Николай Чудотворец, венец серебряный резной.

На жертвеннике сосуды оловянные, да над жертвенником образ Богородицы, оклад и венцы серебреные, басменные, позолочены, у одной иконы венец чеканный.

Эпитрахиль атлас золотный по червчатой земле, опушка тафта желтая, крест-галун серебреный, пуговицы серебряные гладкие, позолочены, 5 кистей шелковых.

Ризы камчатные белые, оплечье бархат золотный кумач красный, крест и звезда того же оплечья ветхи, подризник камчатный двоеличный, оплечье тафтяное двоеличное, опушка дороги красные, ветхи.

Стихарь камка куфтерь мелкотравчатый по белой земле, оплечье бархат золотный по белой земле, опушка камчатая червчатая мелкотравная.

Поручи атласные, опушены камкою красною, а у них 9 пуговиц серебряных позолочены.

5 кадил, 2 укропника, 3 ковша, 1 чашка чеканная, чаша водосвятная большая медная, блюдо оловянное, зеркало в рамке, паникадило медное малое.

Колокольня деревянная шатровая, а на ней восемь колоколов больших и малых.

У Казначея в казенном чулане денег на лицо 59 рублей, 24 алтына и 4 деньги; семь крестов серебряных, 1 позлащен, семь копеек золоченых, 11 пуговиц серебряных, куб медный с трубою, 2 овчины деланные, сумка, сукна белого 5 аршин, 3 блюда, 2 стакана оловянных, котел железный худой, напарье; да буравль, пила, крюк, что обручи натягивают, тесник, кулак железный, 3 скобеля, 2 хомута, шлеи ременные, замок вислый большой, 3 седла, одно без снасти, шляпа черная, седло игуменское, полость серая старая.

В амбаре котел железный в 10 ушатов, 2 куба с трубами, безмен железный с ремнями, веретено деревянное.

10 четвертей ржи, 5 четвертей гречихи. Под деревянною соборною церковью 8 четвертей круп гречневых, ячных и овсяных, 7 рогож соли, 4 пуда меду, цепь железная паникадильная, 2 карабина, пищаль, винтовка, точило с железным веретеном, 2 кулька гвоздей двоетесных, 39 батогов железа, 27 прутов железа связного, 15 окончин больших к каменной церкви, новых, 10 четвертей семени конопляного, 4 четверти гороху, 2 четверти ячного солоду.

В келарской посуды:

а) белой:

2 ендовы большие, да малые 4 братины, 7 сковородин, да ковш медный, 3 солонки, да перечница оловянная.

в) черной:

2 котла мерою оба 3 ушата, 2 противни медные, да на пчельнике 8 ульев пчел.

Да на житном дворе:

5 житниц, 25 четвертей овса, 20 четвертей ячменю, 30 четвертей ярицы, 10 четвертей ячменю, 30 четвертей гречихи, 8 четвертей пшеницы, 350 четвертей ржи.

Да в монастыри:

Игуменская келья двойня с сеньми да Келарева келья с сеньми, да келья Казначеева с сеньми же, 7 келий братских; да 5 келий братских же, которые старцы строили на свои деньги келейные, поварня, да хлебни, погреб дубовый с выходом, сенник с амбаром.

У того же монастыря святые ворота створчатые о трех вереях, крыты тесом; над святыми воротами же деисусы с архангелы, на обороте вход в Иерусалим, да успение Богородицы, на третьем притворе Спаса Нерукотворенного, да Николая Чудотворца, от святых ворот около монастыря конюшенного и воловьего дворов ограды 110 звен заборных. За монастырем гостиный двор на том дворе изба с сеньми, да два сушила на подклетях да на нем клеть, 2 сенника, конюшня, да кругом сарай.

На дворе лошадей:

Конь сер карнаух, левая ноздря порота, грива направо. Конь гнед, левое ухо порото; конь сер, грива налево, мерин рыж, грива направо, мерин светлобур, грива направо, конь бур, грива налево, ноздря левая порота; жеребчик чал 3 лет, конь соврас; да подъемных лошадей мелких 9: конь серопег, мерин рыж. Да на конюшенном дворе живут конюхи: Федька Иванов, прозвище Пипкин, да на гостином дворе живет дворник Мишка Максимов.

Воловий двор:

А на том дворе изба, да омшанник, две клети, около двора сарай, да на том же всякой скотины 15 коров дойных, 14 телят, 21 овца старые. Да на том же дворе вдова Дашка Давыдова дочь, у нее 2 сына. Да коровник Васька Романов, прозвище Черкас. Да за монастырем же гумно, а на нем скирд ярицы, да скирд ржи, под тем же монастырем солодовенный овин, да солодовня; под монастырем же мельница на речке Вепрейке, а на ней амбар, 2 жернова совсем на ходу, да изба с сеньми, да омшаник.

Подле монастыря слободка, а в ней церковь Трех- Святителей, деревянная, клецки с трапезою, об одной главе, кругом паперть крыта тесом, а в ней образов: Спасов, да трех святителей: Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоустого, да успения Пресвятой Богородицы, да Николая Чудотворца, царские двери, столпцы и сень и деисусы писаны на празелени, да перед ними поставная свеча восковая на свещнике белое железо.

Да в алтаре престол облачен крашениною травчатою. За престолом образ Богородицы, а пелена кумачная опушена крашениною, на престоле евангелие письменное, Распятье и евангелисты серебряные, басменные, покров на престоле крашенинный. Да в трапезе колокол в полпуда. Да в слободке дворы: священника Никифора Лукьянова, да священника Иоанна Федорова, и диакона, и дьячка, 3 двора служек, 4 двора бобыльских. Да в той же слободке живет двором Рейторского строю Онуфрий Никитин сын Кульнев, а вместо своего дворового места, дал в монастырь поместной пахотной земли, 2 десятины в Калужском уезде в подгорном стану. А всего 12 дворов.

Деревня Скаковская на реке, на Угре, а в ней крестьянских 28 дворов. Пашни пахотные худые, земли 10 четвертей, да перелогом 6 четвертей, да лесом поросло 30 четвертей в поле, а в дву потому же, сена по речке по Угре 15 копен, лесу пашенного 3 десятины да не пашенного 3 десятины.

Деревня Дворцы Булановские, тоже на реке па Угре, а в ней двор монастырский, а на дворе строится изба с сеньми. Круг того двора сарай и забор кругом, на том же дворе Иовка Степанов, да за двором житница, да на гумне монастырского хлеба 4 скирда ржи, 2 скирда овса, сена 5 скирдов. В той же деревне крестьян 18 дворов. Пашни пахотной монастырской 26 четвертей, да перелогом 16 четвертей, да лесом поросло 23 четверти в поле, а в дву потому-же худые земли, сена по реке Угре 150 копен, лесу болотины меж пашен 3 десятины.

Деревня Камелъшно Давыдовское тоже, на реке на Угре же, а в ней крестьян 37 дворов, да 2 места дворовых; а в ней пашни пахотной худые земли 8 четвертей, да перелогом 2 четверти, да лесом поросло 6 четвертей в поле, а в дву потому же, сена 15 копен, лесу не пашенного меж пашнями во всех 3 полях 3 десятины.

Деревня Окатова на суходоле, что был починок Сычов, а в ней крестьян 24 двора. Пашии пахотной худые земли 6 четвертей, да перелогом 2 четверти, да лесом поросло 3 четверти в поле, а в дву потому же, сена 10 копен, лесу не пашенного полдесятины.

Деревня Короваево на речке на Осочне, в ней крестьян 18 дворов. Пашни пахотной худые земли 10 четвертей, да перелогом 15 четвертей, да лесом поросло 30 четвертей в поле, а в дву потому-же, сена нет, лесу пашенного 5 десятин, да не пашенного бору 4 десятины.

Деревня Подъельное на речке на Осочне, а в ней крестьян 3 двора. Пашни пахотные худые земли 4 четверти, да перелогом 10 четвертей, да лесом поросло 17 четвертей в поле, а в дву потому же, сена 8 копен, лесу пашенного 8 десятин, да не пашенного 2 десятины. Да под теми-же деревнями на речке Осочне мельница, а на той мельнице строение амбар, а в нем 2 жернова, да изба с сенями.

Деревня Мишнево и Матвеево тоже на суходоле, а в ней крестьян 18 дворов. Пашни пахотной худые земли 8 четвертей, да перелогом 4 четверти, да лесом поросло 5 четвертей в поле, а в дву потому же, сена 10 копен. Лесу бору не пашенного хоромного сосняку и ельнику по речкам ко всем монастырским деревням от Товаркова вниз по Угре до Калужского Рубежа по речку, по Вепрейку вдоль 5 верст, а поперек 2 версты, а инде на версту, а инде на пол версты, да в той же деревне на пашне служка живет.

Деревня Флорова Воронцова тоже на суходоле, а в ней крестьян 12 дворов. Пашни пахотной худые, земли 9 четвертей да перелогом 6 четвертей, да лесом поросло 19 четвертей в поле, а в дву потому-же, сена 5 копен.

Деревня Вертебы на суходоле, а в ней крестьян 10 дворов. Пашни худые земли 8 четвертей, да перелогом 5 четвертей, да лесом поросло 12 четвертей в поле, а в дву потому-ж, сена 5 копен, лесу болотины 11/2 десятины.

Деревня Пятовская и Тереховская шожь, а в ней крестьян 11 дворов. Пашни перелогом худые земли 2 четверти с осьминою, да лесом поросло 8 четвертей с осьминою в поле, а в дву потому же, сенных покосов лесом поросло полдесятины

Деревня Захарово, Зайцево и Лыкшино тоже, на речке на Осочне, а в ней крестьян 10 дворов. Пашни накатной худые земли наездом 2 четверти, да перелогом 5 четвертей, да лесом поросло 9 четвертей в поле, а в дву потому же.

Да под монастырем пашни пахотные монастырские 6 четвертей, да перелогом 19 четвертей.

Пустошь, что была деревня Восцы; а в ней пашни пахотной худые земли 5 четвертей, да перелогом 5 четвертей, да лесом поросло 20 четвертей в поле, а в дву потому-же, сена нет, лесу пашенного 15 десятин, да не пашенного 3 десятины.

Пустошь, что была деревня Кряухова, Котяково тоже, и Трухоновская тоже на речке на Вепрейке, а в ней пашни пахотной худые земли 10 четвертей, да перелогом 6 четвертей, да лесом поросло 17 четвертей в поле, а в дву потому же, сена 15 копен, лесу нет.

Пустошь, что была деревня Таркова, и Купинское тоже, на речке на Руденке, пашни перелогом худые земли 2 четверти с осьминою, да лесом поросло 29 четвертей в поле, а в дву потому же, сенных покосов лесом поросло 4 десятины, лесу не пашенного болота ельнику и липнику 4 десятины.

Пустошь, что была починок Ушаков, Ушатое тоже, пашни худые земли лесом поросло 7 четвертей в поле, а в дву потому же.

Пустошь, что была деревня Росшибова и Дениса Чернова тоже пашни пахотные наездом худые земли 1 четверть с осьминою, да перелогом 4 четверти, да лесом поросло 17 четвертей в поле, а в дву потому же, сена 8 копен, лесу пашенного 1 десятина.

Пустошь Серкова, Серкино тоже, пашни перелогом худые земли 4 четверти, да лесом поросло 17 четвертей в поле, а в дву потому же, сена 5 копен, лесу пашенного 21/2 десятины.

Пустошь, что была деревня Кобылья, Муратовская тоже на речке, на Смородинке. Пашни перелогом худые земли 4 четверти, да лесом поросло 16 четвертей в поле, а в дву потому же, сена на смородинке 5 копен.

Пустошь, что был починок Якушки, Неронова, пашни лесом поросло худые земли 5 четвертей в поле, а в дву потому же, сена 5 копен лесу пашенного 1 десятина.

Пустошь, что был починок Нестеров, пашни перелогом худые земли 3 четверти, да лесом поросло 8 четвертей в поле, а в дву потому же, сенных покосов лесом поросло 4 десятины.

Пустошь, что был починок Климов, пашни перелогом худые земли 3 четверти, да лесом поросло 5 четвертей в поле, а в дву потому же, сена 7 копен, лесу не пашенного 2 десятины.

Пустошь, что было селище Волдино, пашни перелогом худые земли 3 четверти, да лесом поросло 6 четвертей в поле, а в дву потому же, сена 5 копен, лесу не пашенного 1 десятина.

Пустошь, что был починок Ларинской, пашни перелогом худые земли 2 четверти, да лесом поросло 7 четвертей в поле, а в дву потому же, сена 6 копен, лесу не пашенного 1/2 десятины.

Пустошь, что был починок Давыдова Болтина, пашни и лесом поросло худые земли 9 четвертей в поле, а в дву потому же, сенных покосов лесом поросло 7 десятин, лесу не пашенного 1 десятина.

Пустошь, что была деревня Бортная, Мельницова тоже, на речке на Руднике, пашни пахотные наездом худые земли 3 четверти, да перелогом 9 четвертей, да лесом поросло 30 четвертей в поле, а в дву потому же, сена 10 копен, лесу не пашенного бору 4 десятины.

Да к монастырю рыбная ловля, в реке Угре от калужского рубежа вверх по речку Изверу, да от Угры реки к реке Суходровье по Егорья по Сушкино, в речке Шане вверх от Угры по Спас, по гомони. Да, для неводных приволок берегу обе стороны по 3 сажени,

Примечание. Взято из приписанного монастыря Тихоновой пустыни в Донской монастырь три ефимка, 6 крестов серебряных, седьмой вызолочен, 11 пуговиц серебряных гладких, 24 алтына денег, семь копеек золоченых.

***

Мы поместили эту опись 1684 года вполне, так как она дает нам полное понятие о состоянии Тихоновой пустыни во время подчинения ее московскому Донскому монастырю. Теперь посмотрим на отношение приписных крестьян к обеим обителям, заимствуя сведение об этом из одного современного акта, сохранившегося в архиве Тихоновой пустыни.

Сведения эти тем любопытнее, что отношение приписных крестьян к их монастырям еще вообще доселе не были предметом особого исследования и всякий новый факт в этом роде нельзя почитать излишним.

По переписанным книгам 1678 года за Тихоновой пустынью состояло 164 двора, а наличных в (1684 г.) явилось 284 двора, тягловых жеребцов было 137 осмаков.

Из того же акта, писанного в 1742 году, видно, что по приписке Тихоновой пустыни к Донскому монастырю, оного монастыря архимандрит Антоний с 1691 года определил приписным к Тихонову монастырю крестьянам пахать на монастырь (Донской) по 100 десятин; денежного оброку, он же, архимандрит, положил брать с них: на покупку дров, с переписных дворов по полуполтине с двора; да за сенные покосы по 37 рублей по 75 копеек в год, да с тягла по овчине деланной, сукна сермяжного по аршину, шерсти овечьей на войлоки, на епанчи, на полсти и на прочие потребности с тягла по фунту, масла коровьего оставшуюся землю приказал он архимандрит раздел по фунту; ниту неводного по фунту, холста по 6 аршин, по двадцати яиц, хмелю по четверику, грибов по четверику, да конюшенных припасов: лык десять пуд, да с трех осмаков по два ужища и возжей, обратей, заверток, оглоблей, осей, лопат, всякой статьи потому-же, четверы сана обшивни.

И из оных припасов часть пересылалась в Донской монастырь, а часть оставалась в Тихоновой пустыни на тамошнее употребление.

В Донской же монастырь определено против прочих прописных четыре человека годовых работников для варки квасов и прочей работы; а после архимандрита Антония, архимандрит Лаврентий в 1718 году с них же положил: с переписных дворов, на покупку уголья и дегтю по 5 копеек с двора, для того, как сказано в акте, «что в это время из монастырей прописных указом Его Императорского Величества убыло многое число: мельницы и перевозы и рыбные ловли и оброчные места взяты к сбору в казну...»

Он же архимандрит Лаврентий в 1718 году, по челобитью крестьян, для поправления их землею, велел все измерить и для того послан был из Москвы нарочно монах Феофилакт Буслаев и по измерению определено на пашню и на усадьбы на осмак по осьми десятин, а у которых деревень земля худая, тем по 11 десятин, а за тем определением осталось 425 десятин и ту ить, из оброку им же крестьянам. Он же, архимандрит Лаврентий, того же 1718 года учинил поравнение и определил сбирать с них – тихоновских крестьян против прочих вотчин: масла коровьего по два фунта, шерсти потому же, да по 40 яиц с тягла.

При архимандрите Кирилле в 1736 году к монастырской десятинной пашне прибавлено в домер к прежним 150 десятинам из пустоши еще 50 десятин.

Из того же акта видно, что заглазное хозяйство не было удовлетворительно. А наместники Донского монастыря, радея более о пользе той обители, от которой были приставлены, чем той, которой временно управляли, уже одним этим восстановляли против себя крестьян. Которым было «споручнее» иметь дело с той обителью, с которой они были соединены кроме нравственных связей и силою долговременной привычки. Смотря с этой точки зрения становится понятным, почему тихоновские крестьяне подавали челобитные в Святейший Синод на настоятелей Донского монастыря и их наместников, управлявших Тихоновой пустынью, относясь в этих бумагах с похвалою о том времени, когда они были подведомственны одному «своему» монастырю, чем очевидно намекали, что Донской монастырь остается и всегда будет оставаться "чужим" для них. Он и действительно должен был казаться им таким: ибо влияние его не давало себя чувствовать ничем иным, кроме хозяйственных распоряжений, не всегда соображаемых, как видно из челобитья крестьян, с местным состоянием крестьянского хозяйства.

Но, в то же время влияние это не оберегало поземельной их собственности, от своеволия окрестных владельцев. Так, из того же челобитья видно, что в 1711 году стольник Иван Калинич сын Пушкин отнял у тихоновских крестьян «насильством» пустошь их «старую скаковскую» и владел ею с товарищами до 1736 года, а в этом году, старанием Донского архимандрита Кирилла, хотя она и была возвращена, но крестьяне из нее ничего не получили (на что особенно и жаловались в своей челобитной).

В этой же челобитной встречаем любопытный факт для истории калужского края. Против того пункта челобитной, в котором тихоновские крестьяне жалуются, что «ради земляной скудости человек 300 и более сошли на Фабрику Афанасия Гончарова»40, архимандрит Донского монастыря Кирилл опровергает это показание, говоря: «как началась быть оная Фабрика, многие крестьяне, укрывая детей своих от рекрутской отдачи, отпускали их на Фабрику, тому имеется лет с 20 (писано в 1742 году) и больше, и иные записались на той Фабрике вечно, и на тех смотря и доныне, от всех рекрутских наборов, во укрывательство бегают на оную Фабрику, и во укрывательстве живут на той Фабрике и научились воровским умыслом, отбывая от рекрут, многие перекривили себе рты на стороны, и в держании оных наших крестьян на оного Гончарова и челобитье наше имеется».

Из того же челобитья видно: 1) что ежегодно из монастырских крестьян по одному из семьи за поруками отпускались в украинские города для делания овчин. Дома же, как жители лесной полосы, занимались деланием деревянной посуды, наполов (для уборки капусты и бураков) и чанов квасных и капустных, а подушные деньги в не бытность их платили оставшиеся их отцы и братья; собирал же эти деньги сельский староста.

2) 25 крестьянских детей, бывших в укрывательстве, отданы монастырем в заработки к заводчику Григорию Иванову, с которым и учинен в 1739 году письменный договор, чтобы он заплатил за них подушные и другие подати, не только с того года впредь в течении пяти лет, но и недоимки, накопившиеся на них за прежние годы.

3) В 1736, 40, 41, 42 годах по случаю обветшания монастырских келий и житниц Донского монастыря, были требованы настоятелем оного, архимандритом Кириллом, из всех приписных монастырей плотники. Из Тихоновой с 1646 душ 10 человек, из Шаровкина с 1696 душ 11 человек и из Жиздринского с 900 душ 4 человека, кои и работали в Донском монастыре, безденежно, на монастырском хлебе.

4) Ежегодно требовалось с вотчин приписного монастыря по 4 человека с каждого в Донской монастырь на годовую работу.

Из ответа Донского монастыря архимандрита Кирилла, на челобитную крестьян Тихоновой пустыни видим также, что при нем была в монастыре каменная церковь во имя Успения Богородицы на св. вратах (построенная в замен прежней деревянной соборной) и уже обветшала, и во многих местах повредилась. Почему он, намереваясь построить новую каменную, приказал готовить кирпич, коего и было в 1742 году приготовлено 40,00041.

Справедливость требует заметить, что насылаемые из Донского монастыря наместники продолжали, сколько могли, заботиться о поддержании обители, это конечно зависело, как и всегда, от способностей и личного усердия каждого. Так, например, в 1756 году во время настоятельства и управления Донским монастырем архимандрита Варлаама Лящевского, старанием строителя Тихоновой пустыни иеродиакона Филарета, подаянием разных боголюбивых вкладчиков, была устроена для гробницы Преподобного Тихона Чудотворца, новая медная рака, с надписью, на лицевой доске, (когда и при ком сделана); рака эта, в 1830 годах заменена новою, а доска с надписью, и доселе хранится в ризнице, на память.

* * *

1

Никакой грех, пишет св. Иоанн Златоуст, Бога не раздражает так, как раскол; хотя бы и бесчисленные добрые дела раскольники делали, но ничего не пользует. Не меньшие казни раскольники воспримут, как и те которые Христа распинали. Ни кровь мученичества греха, раскола загладить не может. См. Толкование на 14 послан. Св. Апостола Павла, гл. 4, послание к Евфесям. Беседа 2. Киевское издание 1623 года.

39

См. Копию с этого акта в главе „Монастырские акты».

1

Никакой грех, пишет св. Иоанн Златоуст, Бога не раздражает так, как раскол; хотя бы и бесчисленные добрые дела раскольники делали, но ничего не пользует. Не меньшие казни раскольники воспримут, как и те которые Христа распинали. Ни кровь мученичества греха, раскола загладить не может. См. Толкование на 14 послан. Св. Апостола Павла, гл. 4, послание к Евфесям. Беседа 2. Киевское издание 1623 года.

1

Никакой грех, пишет св. Иоанн Златоуст, Бога не раздражает так, как раскол; хотя бы и бесчисленные добрые дела раскольники делали, но ничего не пользует. Не меньшие казни раскольники воспримут, как и те которые Христа распинали. Ни кровь мученичества греха, раскола загладить не может. См. Толкование на 14 послан. Св. Апостола Павла, гл. 4, послание к Евфесям. Беседа 2. Киевское издание 1623 года.

1

Никакой грех, пишет св. Иоанн Златоуст, Бога не раздражает так, как раскол; хотя бы и бесчисленные добрые дела раскольники делали, но ничего не пользует. Не меньшие казни раскольники воспримут, как и те которые Христа распинали. Ни кровь мученичества греха, раскола загладить не может. См. Толкование на 14 послан. Св. Апостола Павла, гл. 4, послание к Евфесям. Беседа 2. Киевское издание 1623 года.

40

Ныне село «Полотняный завод», Медынского уезда (см. Географическо-Статистический Словарь Росс. Империи. Состав. П. Семенов, Т. 2. СПБ.1865 г. in 80 стр. 267 и т. 4 СПБ. 1873 г. in 80 стр. 164).

41

Но совершилось ли это предложение и была ли тогда построена вновь эта церковь, – утвердительно сказать нельзя.


Источник: Москва "Русская" типолитография, Тверская, д. Гинцбург 1892 г.

Комментарии для сайта Cackle