игумен Марк (Лозинский)

Подвиг

См. также: Беспечность. № 21; Блаженство вечное. № 42; Блудная брань. №№ 56, 60–61, 65, 68, 69; Болезни. № 110; Гнев. № 183; Демонские брани. № 213; Любовь к ближним. №№ 391–392; Милостыня. № 443; Молитва. № 498; Награда. №№ 578, 580; Пища. № 712; Покаяние. № 784; Помыслы. № 821; Постоянство. № 849; Пресвитер. № 902; Самоосуждение. № 963; Самоукорение. № 983; Слепота телесная. № 1017; Смерть. № 1027; Смирение. №№ 1034,1055; Старец. № 1087; Страх Божий. № 1110; Труд. № 1157; Чистота. № 1220.

725. Авва Арсений начинал молиться, когда солнце светило в спину, и заканчивал, когда солнце начинало светить ему в лицо

См. также: Молитва.

Рассказывали об авве Арсении, что по вечерам в субботу на воскресный день он становился спиной к солнцу и, подняв свои руки к небу, молился до того времени, когда солнце начинало светить ему в лицо; после этого он садился. (Достопамятные сказания. С. 20. № 30).

726. О 70-летнем подвиге преподобного Илии в пустыне и его наставление о страхе Божием

См. также: Забывчивость; Леность; Похотение; Страх Божий.

В Житии преподобного отца нашего Илии-пустынника читаем: “Он монахом сделался в юности, ушел в дальнюю пустынь, провел в ней семьдесят лет и никуда из нее не выходил. Тропа к его келии была настолько узка, что проходили с трудом, потому что острые камни облегали ее. И Илия сидел в такой малой пещере, что едва можно было видеть его. Было ему от роду сто десять лет. Отцы говорили о нем: “Никто не помнит, чтобы он вышел из келии когда-нибудь на близлежащую гору. Вкушал он, будучи старцем, утром и вечером по три сухаря и по три масличных ягоды, а в юности пищу вкушал только раз в неделю. Приходящим к нему инокам, ради их душевной пользы, говорил следующее: “Не давайте себя во власть сатане. Для вовлечения монаха во грех он использует три соблазна. Первый – забвение, второй – леность, третий – похотение. Если придет к монаху забвение, у него рождается леность, от лености же возрастают похоти, а от похоти падает человек. Если же кто примет в себя страх Божий, от того бежит леность и не зарождается в нем злая похоть. И тогда не победит нас сатана и во грех не введет, и мы благодатью Божией спасаемся.” (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 354).

727. Подвиг двух братьев, подвизающихся в пустыне вблизи аввы Макария

См. также: Молитва праведников; Совершенство.

Авва Макарий поведал: “Постясь неделю, я молился Богу, чтобы Он открыл мне образ жизни двух братьев, поселившихся невдалеке. По прошествии недели я пошел к ним посмотреть, как они живут. Когда постучался в дверь, они отворили и приветствовали меня молча. Я помолился и сел. Тогда старший дал знак младшему выйти, а сам сел и плел корзину, не говоря ни слова. В девятом часу постучался и вошел младший, приготовил немного кашицы и, по знаку старшего, поставил стол, положил на него три сухих хлеба и стоял молча. Я сказал: “Встаньте, поедим.” Встали мы и поели. Потом он принес кружку воды, и мы пили. Когда же настал вечер, они спрашивают меня: “Пойдешь ты от нас?” – “Нет, – отвечал я, – усну здесь.” Они постлали для меня рогожу, а сами легли в углу на другой стороне на одной рогоже, сняв пояса и верхние одежды. Когда они легли, я стал молиться, чтобы Бог открыл мне их образ жизни. Тогда отверзлась крыша и стало так светло, как днем. Они не видали света. Думая, что я сплю, старший толкнул в бок младшего. Оба встали, подпоясались и воздели руки к Небу. Я смотрел на них, но они не смотрели на меня. Тут я увидел, что демоны, как мухи, кружились около младшего. Одни хотели сесть на его уста, другие – на глаза, и я видел, что Ангел Господень с огненным мечом ограждал его, отгонял от него демонов. А к старшему они не могли приблизиться. Под утро они опять легли. Но я сделал вид, будто просыпаюсь, и они встали тоже. Старший сказал мне: “Хочешь, мы пропоем двенадцать псалмов?” – “Хорошо,” – отвечал я. Тогда младший пропел пять псалмов и после каждых шести стихов пел одно “аллилуиа.” При пении каждого стиха огненный луч выходил из его уст и восходил на Небо. Подобным образом, когда и старший отверзал уста для пения, из них выходила как бы огненная вервь и достигала Неба. И я проговорил несколько стихов и, уходя от них, сказал: “Помолитесь обо мне!” Они поклонились молча. Так я узнал, что старший уже был совершен, а младшего еще искушал враг. Через несколько дней старший брат почил, а в третий день после него и младший.” Когда отцы приходили к авве Макарию, он водил их в келию умерших братьев и говорил: “Пойдите посмотрите, как мучились юные странники!” (Достопамятные сказания. С. 151. № 32).

728. Святой Афанасий, проходя послушание трапезария, вел очень строгую подвижническую жизнь; приготовляя пищу для других и взирая на вещественный огонь, он вспоминал огонь геенны

См. также: Ад; Плач.

Святой Афанасий, впоследствии Патриарх Константинопольский, служа два года трапезарием, не имел ни отдельной келии, ни постели, ни даже рогожины не только летом, но и зимой, когда бывает там снег и холод. Сон его был самый краткий, потому что в молитве и бдении он проводил ночи, стихословя Псалтирь… Пища его состояла из остатков братской трапезы, потому что он говорил с евангельской женой: “псы едят крохи, которые падают со стола господ их” (Мф. 15:27). Масла и вина в течение трех лет, пока трудился в монастыре, или иного какого-либо утешения не позволял себе. Между тем, утруждаясь в приготовлении пищи и взирая на временный огонь, он вспоминал огонь геенский, неугасимый, и отсюда стяжал плач и слезы. (Афонский патерик. Ч. 1. С. 373).

729. Авва Христофор, проведя десять лет во многих подвигах, сподобился увидеть в пещере святого Феодосия свечи отцов; одни из них горели, другие – нет; Ангелы сказали ему, что, если он будет молиться, они зажгут его свечу; это побудило его усилить подвиг

См. также: Видение; Молитва; Ревность.

Авва Христофор поведал: “После отречения от мира, чадо мое, я имел горячую иноческую ревность; днем я пел каноны, по ночам уходил в пещеру, туда, где покоятся святой Феодосии и прочие святые отцы, и там молился. Входя в пещеру, на каждой ступени я полагал по сто земных поклонов, а всех ступеней восемнадцать. Пройдя все ступени, я оставался там до тех пор, пока не ударяли в било. Тогда я возвращался к службе. Таким образом я провел десять лет в посте, великом воздержании и подвиге. Однажды по обычаю прихожу в пещеру. Исполнив все поклоны по ступеням, я хотел было сойти на пол пещеры, как вдруг пришел в восторженное состояние. Я увидел, что весь пол пещеры наполнен свечами. Одни горели, а другие – нет. Два мужа в мантиях – все в белом – приготовляли эти свечи. “Зачем вы наставили столько свечей, – спросил я, – так что и войти нельзя помолиться?” – “То свечи отцов!” – отвечали мне. “Почему же одни горят, а другие нет?” – “На то их воля: желающие зажгли свои.” – “Сделайте милость, – горит ли моя свеча?” – “Молись, и мы зажжем,” – было мне ответом. “Молись! – подхватил я. – Да что же я делал, даже до последнего часа?!” Но тут я пришел в себя и огляделся, но никого больше не увидел. Тогда сказал сам себе: “Христофор, если желаешь спастись, должен усилить свой подвиг.” И утром я удалился из монастыря и ушел на гору Синай, не взяв ничего, кроме одежды, которую носил. Там я подвизался пятьдесят лет… Наконец, слышу голос: “Христофор, Христофор, возвратись в обитель, где ты подвизался добрым подвигом, чтобы окончить жизнь вместе с отцами твоими.” И спустя немного времени после этой беседы, святая душа его с радостью почила о Господе. (Луг духовный. С. 126).

730. Авва Арсений Великий объяснил охотнику (на примере натянутого лука) необходимость по временам послабления в подвиге

См. также: Рассудительность.

Ловец пришел для ловли диких зверей на гору аввы Антония. Увидев, что авва утешает братию, он соблазнился этим. Старец, желая успокоить его и показать, что нужно иногда предоставлять братии некоторое послабление, сказал ему: “Вложи стрелу в лук и натяни его.” Охотник сделал это. Старец сказал: “Еще натяни.” Охотник натянул лук туже. Старец опять говорит ему: “Натяни еще более.” Охотник отвечал: “Если сверх меры натянуть лук, то он переломится.” На это авва Антоний сказал: “Так бывает и в деле Божием. Если будешь сверх меры напрягать силы братии, то они скоро отпадут от дела Божия; необходимо по временам давать им послабление.” Ловец, услышав это, выразил свое согласие и пошел от старца с большой пользой, а братия, утвердившись в правильности воззрения на свой подвиг, разошлись по келиям. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 38. № 196).

731. Некий монах, прежде бывший пастухом, увидел, что болящий авва Арсений лежит на подушке, и соблазнился; но когда узнал, какую великую роскошь оставил авва в миру, и сравнил со своей прежней и настоящей жизнью, то понял превосходство Арсения

См. также: Рассудительность; Соблазн.

Рассказывали об авве Арсении. Однажды, когда он сделался болен в скиту, пресвитер перенес его в церковную больницу, положил на постель, небольшая подушка была у него под головой. Один старец пришел посетить авву Арсения. Увидев его на постели и под головой у него – подушку, соблазнился и сказал: “Таков-то авва Арсений! Вот на чем он почивает!” Пресвитер отвел его в сторону и спросил: “Какая у тебя была работа в деревне?” Он сказал: “Я был пастухом.” – “Как ты жил?” – спросил далее пресвитер. Он отвечал: “В больших трудах я жил.” Пресвитер спросил его: “А ныне как живешь ты в келии?” Старец отвечал: “Ныне живу я гораздо спокойнее.” Тогда пресвитер говорит: “Видишь ли ты этого авву Арсения? В миру он был отцом царей; тысячи слуг, опоясанных золотом, в ожерельях и шелках, предстояли ему, и драгоценные ковры были под его ногами! Ты, будучи пастухом, не имел в миру такого успокоения, которое теперь имеешь, а он имел в миру все удовольствия, теперь же не имеет их. И как ты теперь покоишься, так он терпит нужду.” Услышав это, старец пришел в сокрушение, поклонился и сказал: “Прости меня, авва, я согрешил. Совершенная правда, что авва Арсений смиряется, а я покоюсь.” И, получив пользу, старец удалился. (Достопамятные сказания. С. 23. № 36).

732. Кто не подвизается, тот не получает от Бога награды

См. также: Награда.

Поведали об авве Исайи, что он однажды пришел на гумно и сказал владельцу земли: “Дай мне пшеницы!” – “А жал ли ты, авва?” – спросил его владелец. “Нет,” – отвечал старец. Владелец возразил: “Как же ты хочешь получить пшеницу, когда ты ее не жал?” На это старец сказал: “Разве не получает пшеницу тот, кто не жал?” – “Не получает,” – отвечал владелец. Выслушав этот ответ, старец ушел с гумна. Братия, бывшие свидетелями разговора, поклонились авве и попросили объяснить им его поступок. Старец сказал им: “Я показал, что не получит от Бога награды тот, кто не будет подвизаться.” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 134. № 2).

733. Идущему к Богу предстоит много трудов, но за ними следует неизглаголанная радость

См. также: Огонь Божественный; Радость.

Мать Синклитикия говорила: “Много подвигов и трудов предстоит приходящим к Богу, но за ними – неизглаголанная радость. Желающие разжечь огонь сперва задыхаются от дыма и испускают слезы, а потом уже достигают, чего ищут; так и мы должны воспламенять в себе Божественный огонь со слезами и трудами. Ибо Писание говорит: “Бог наш есть огнь поядающий” (Евр. 12:29). (Древний патерик. 1914. С. 11. № 4).


Источник: Отечник проповедника : 1221 пример из пролога и патериков / Игумен Марк (Лозинский). - Изд. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2008. - 736 с. ISBN 978-5-903102-06-8

Комментарии для сайта Cackle