Библиотеке требуются волонтёры

игумен Марк (Лозинский)

Самоукорение

См. также: Ближний. № 43; Воровство. № 173; Кончина праведника. № 335; Любовь к ближним. №№ 379, 403; Священство. № 1005; Слепота телесная. № 1017; Смирение. №№ 1037, 1041, 1048, 1050–1051.

982. Когда помыслы возвеличивали авву Исидора, он укорял себя; когда же приводили в уныние, он ободрял себя надеждой

См. также: Надежда.

Авва Пимен рассказывал об авве Исидоре: “Помыслы говорили ему: “Ты великий человек!” Но авва Исидор отвечал им: “Неужели я подобен авве Антонию? Или я сравнялся с аввой Памво, или с другими отцами, благоугодившими Богу?” Говоря так, он успокаивался. Когда же враги старались привести авву Исидора к малодушию, внушая, что после всех своих подвигов он будет ввержен в муку, авва Исидор говорил им: “Если я и ввержен буду в муку, то и там найду вас под ногами моими.” (Достопамятные сказания. С. 90. № 6).

983. Старец Марк, находясь в келии, непрестанно укорял себя

См. также: Подвиг.

Совершенно один в келии почти столетний старец Марк, у которого уже и зубов не было, все еще боролся с самим собой и диаволом и говорил: “Чего еще ты хочешь, старик? И вино ты пил, и масло употреблял, чего же еще от меня требуешь? Седой обжора, чревоугодник, ты себя позоришь!” Потом, обращаясь к диаволу, говорил: “Отойди же, наконец, от меня, диавол, ты состарился со мной в нерадении. Под предлогом телесной немощи заставил ты меня употреблять вино и масло и сделал сластолюбцем. Неужели и теперь еще я что-нибудь тебе должен? Нечего более тебе у меня похитить, отойди от меня человеконенавистник.” Потом, как бы шутя, говорил самому себе: “Ну же, болтун, седой обжора, жадный старик, долго ли быть мне с тобой?” (Лавсаик. С. 73).

984. Как только ложно обвиняемый инок смирился и укорил себя, он был прощен обвинявшим его диаконом

См. также: Смирение.

Вот о каком происшествии рассказал мне (Иоанну Мосху – Ред.) один старец: “Однажды я прожил какое-то время в Лавре Герасима. Там был возлюбленный мною брат. Однажды мы сидели вместе и разговаривали о пользе душевной. Мне пришлось вспомнить слова аввы Пимена: “Каждому надлежит укорять себя во всем.” – “Я, отец мой, – сказал брат, – на опыте узнал силу и душевную пользу этих слов. У меня был искренний друг – диакон Лавры. Не знаю, с чего он возымел подозрение на меня в одном поступке, причинившем ему скорбь, но стал мрачно смотреть в мою сторону. Видя его угрюмый взор, я просил его объяснить мне причину этого. Он объяснил. Не зная за собой ничего подобного, я принялся уверять его в этом. “Прости меня, но я не удовлетворен твоими оправданиями,” – сказал брат. Удалившись к себе в келию, я начал испытывать свое сердце, – не сделал ли в самом деле я что-либо подобное, – и не нашел ничего. Однажды, видя, как он держал святую чашу для преподания Святого Причастия, я с клятвой стал уверять его, что невиновен в том, что он приписывает мне. Но и опять мои слова не убедили его. Обращаясь снова к себе самому, я стал припоминать изречения святых отцов и, доверившись им, сосредоточился на своих мыслях. “Диакон искренно любил меня, – говорил я сам себе, – и, побуждаемый любовью, прямодушно говорит мне о том, что у него на сердце, чтобы я трезвился, бодрствовал и не совершил бы чего-либо подобного. Положим, я не совершил этого. Но не совершено ли мной множество других злых дел и все ли они мне известны? Где то, что творил ты вчера или третьего дня или десять дней тому назад? Помнишь ли ты об этом? Так не совершил ли ты и того, что тебе приписывают, а потом позабыл?” И размышляя таким образом, я так настроил свое сердце, как бы и в самом деле я сделал это, но позабыл, как и другие свои дела. И стал я благодарить Бога и диакона, что через него Бог дал мне познать мой грех, и я мог раскаяться в нем. После таких размышлений я пошел к диакону просить у него прощения и благодарить за то, что он помог мне познать мой грех. Но лишь только я постучался к нему в дверь, он, отворив, бросился мне в ноги со словами: “Прости меня, что диавол, издеваясь надо мной, внушил мне подозрение к тебе! Воистину Сам Бог вразумил меня, что ты невиновен.” И начал он говорить, что не дозволит мне принести ему извинение. В этом нет никакой надобности. Получив великое назидание, я прославил Отца и Сына и Святого Духа. Тому держава и великолепие во веки веков! Аминь.” (Луг духовный. С. 267).

985. Встретив правителя, направляющегося к нему, авва Моисей сказал, что человек, которого они ищут, глупый

См. также: Смирение.

Областной правитель, услышав об авве Моисее, пришел однажды в скит, чтобы видеть его. Сказали об этом старцу, он встал и направился к болоту. Встретившиеся с ним спрашивают его: “Скажи нам, старец, где келия аввы Моисея?” Авва отвечает им: “Чего вы хотите от него? Он глупый человек.” Правитель, когда пришел в церковь, сказал клирикам: “Я слышал о делах аввы Моисея и пришел увидеть его. И вот встретился с нами старец на дороге в Египет. Мы спросили у него: “Где келия аввы Моисея?” А он отвечал: “Чего вы хотите от него? Он глупый человек.” Выслушав это, клирики опечалились. Они спросили: “Каков по виду этот старец, который так поносил святого?” Им отвечали: “Старец был в ветхой одежде, высокий и черный.” Тогда клирики догадались: “Это сам авва Моисей. Он говорил так, не желая встречаться с вами.” Правитель возвратился, получив большую пользу для души. (Достопамятные сказания. С. 158. № 8).

986. Авва Матой считал себя недостойным поклона от аввы Иоанна

См. также: Ближний; Смирение; Совершенство.

Авва Иаков рассказывал: “Был я однажды у аввы Матоя и, уходя от него, сказал ему, что хочу отправиться в Келии. Авва Матой сказал: “Поклонись от меня авве Иоанну.” Я пришел к авве Иоанну и говорю ему: “Авва Матой тебе кланяется.” Старец говорит мне: “Да, авва Матой подлинно Израильтянин, в котором нет лукавства” (Ин. 1:47). Через год опять пошел я к авве Матою и передал ему поклон от аввы Иоанна. Старец сказал мне: “Я недостоин приветствия от такого старца. Если услышишь, что какой-нибудь старец почитает ближнего выше себя, то знай, что он достиг уже великого совершенства. Ибо в том-то и состоит совершенство, чтобы предпочесть себе ближнего.” (Достопамятные сказания. С. 163. № 7).

987. Когда, испытывая авву Моисея, его выгнали из алтаря, он говорил, что с ним это сделали “по правде,” ибо он не человек

См. также: Смирение.

Рассказывали об авве Моисее. Когда он стал клириком, то его облекли в стихарь. Архиепископ сказал ему: “Вот ты теперь весь стал белым, авва Моисей!” Он отвечал: “О, если бы, Владыко, и изнутри так же, как извне!” Архиепископ, желая испытать авву Моисея, сказал клирикам: “Когда войдет авва Моисей в алтарь, изгоните его и идите с ним, чтобы услышать, что станет он говорить.” Старец вошел, клирики начали поносить его и выгонять: “Ступай вон, эфиоп!” Старец, выходя, говорил самому себе: “По правде с тобой сделано, чернокожий эфиоп, ты не человек, зачем же ходишь с людьми?” (Достопамятные сказания. С. 157. № 4).

988. Старец в разговоре с архимандритом причислил себя к козлищам

См. также: Смирение.

В разговоре с настоятелем Пешношского монастыря отцом Мефодием архимандрит Иаков спросил его: “А много ли у вас овечек?” Тот ему ответил. Тогда отец Иаков снова стал спрашивать: “Ну, а козлища-то есть?” – “Есть, есть один козел, вот он,” – отвечал старец, тыча себя в грудь пальцем. После такого ответа поневоле пришлось замолчать. (Цветник Пешношский. С. 81).


Источник: Отечник проповедника : 1221 пример из пролога и патериков / Игумен Марк (Лозинский). - Изд. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2008. - 736 с. ISBN 978-5-903102-06-8

Комментарии для сайта Cackle