епископ Михаил (Лузин)

Толкование на Евангелие от Марка

Глава 1 Глава 2 Глава 3

Глава 2

Исцеление прокаженного в Капернауме и ответ книжникам (1–12). Призвание Левия (Матфея) мытаря (13–17). Ответ Христа на вопрос, почему ученики его не постятся (18–22). Защищение учеников, срывавших колосья в субботу (23–28).

Мк.2:1–2. «Через несколько дней»: когда несколько улеглось возбужденное состояние народа, не позволявшее Господу на время входить в город и удерживавшее Его в пустынных местах (Мк.1:45), Господь опять пришел в Капернаум (см. прим. к Мф.4:13). – Из дальнейших слов повествования: «слышно стало» – можно заключить, что и на этот раз Господь пришел в Капернаум тихо, как бы скрываясь. – «И у дверей не было места»: так называемый двор был полон народа, и около входных дверей была толпа. – «Говорил им слово»: слово Божие или учение свое, т. е. Евангелие (ср. Мк.8:38).

Мк.2:3–12. Об исцелении расслабленного ев. Марк повествует согласно с ев. Матфеем, но несколько подробнее, восполняя таким образом сказание первого евангелиста (см. Мф.9:2–8 и прим.). – «Раскрыли кровлю дома» и пр.: в иудее дома (не бедных, у которых большей частью была одна комната) строились по большей части так: середину занимал двор, по четырем сторонам которого воздвигались постройки, составлявшие собственно жилище; с улицы в этот двор вела дверь или ворота, и отсюда уже были двери в комнаты дома. Этот двор у богатых выстилался мрамором и украшался разными орнаментами, иногда фонтаном, и, во всяком случае, даже и у небогатых содержался чисто. Здесь бывали праздники и семейные беседы. Двор был открыт сверху; но в случае ненастья или дурной погоды вообще его покрывали сверху щитами из досок или кожи, или полотна. Собственно жилые постройки, окружавшие двор, были с плоскими крышами, обнесенными балюстрадой, и составляли таким образом галереи, по которым прогуливались, куда уединялись и пр. На эти кровли или галереи вели лестницы изнутри двора и иногда с улицы. Кровли домов соседних иногда соединялись под одну так, что взошедши на один дом, можно было пройти часть улицы.

– При таком устройстве домов понятен рассказ о спуске расслабленного через кровлю двора. Господь поучал народ вероятно не в самих жилых комнатах дома, а на упомянутом дворе, где было удобнее предлагать поучение собравшемуся во множестве народу. Принесшие расслабленного, не имея возможности за многолюдством проникнуть во двор, поднялись с ним на верх дома, на галереи, или по внешней лестнице, или по лестнице другого соседнего дома и, подняв один или несколько щитов из временной и легко разбирающейся кровли двора, опустили на веревках расслабленного к тому месту, где поучал Господь Иисус. Это раскрытие кровли, при таком устройстве, было, конечно, совершенно удобно и безопасно и не грозило никому. Несших одр было четверо; вероятно к одру (см. примеч. к Мф.9:2) по четырем концам его были привязаны веревки, и спустить его сверху было таким образом удобно. – «Никогда ничего такого мы не видали»: выражение народного изумления при виде необычайного чуда, сотворенного Иисусом Христом. – Пророков чудотворцев давно уже не было у евреев; Креститель был величайший пророк, но чудес не творил. Поэтому народ особенно поражен был этой необычайной чудотворной силой, явленной Господом.

Мк.2:13. «Вышел»: из Капернаума» (ст. 1). – «К морю»: Геннисаретскому или озеру Тивериадскому, на берегу которого лежал Капернаум.

Мк.2:14–17. О призвании к апостольству Матфея см. совершенно сходный рассказ у Мф.9:9–13 и прим. к этим стихам. – «Левия Алфеева»: т. е. Матфея мытаря, брата Апостола Иакова Алфеева. Что Левий и Матфей одно и то же лицо, это показывает одинаковость сказаний об обстоятельствах призвания к апостольскому служению Матфея в Евангелии от Матфея и Левия в рассматриваемом месте, тогда как во всех перечислениях у евангелистов имен Апостолов имени Левия между ними нет. У иудеев был обычай носить не одно имя (Иуда-Фаддей-Леввей, Симон-Петр и др.)

Мк.2:18–22. Ответ на вопрос, почему ученики Господа не постятся, см.совершенно сходно изложенный ответ у Мф.9:4–17 и прим.к этим стихам.

Мк.2:23–28. Защищение Господом учеников, востерзавших колосья в субботу, изложено у ев. Марка несколько короче, чем у ев. Матфея, но совершенно согласно с ним (см. Мф.12:1–8 и прим.). – «При первосвященнике Авиафаре». По сказанию 1Цар.21:1., первосвященником в то время, о котором здесь идет речь, был не Авиафар, а Авимелех; Авиафар же был сын его (1Цар.23:6), уже после него унаследовавший по закону первосвященническое звание. В изъяснение этого предполагали (Евф. Зигаб.), что и отец и сын носили оба эти имени, чему по-видимому благоприятствуют указания 2Цар.8и 1Пар.24:6, 31, где, наоборот, Авимелех называется сыном Авиафара. Но, кажется вернее предположить, что ев. Марк потому поставил имя Авиафара вместо имени отца его, что сын был более известен и любезен сердцу еврея, чем отец, что в этом не было, собственно говоря, хронологической неточности. Сын первосвященника был законным ему преемником, и в этом качестве помогал отцу в исправлении его обязанностей, в чем мог. Поэтому нет ничего особенно странного в том, что он в устах народа носил название первосвященника еще при жизни отца своего, название, которое он должен был унаследовать потом. Кроме этого, Авиафар оставил сообщество Саула, преследовавшего Давида, и сделался другом этого последнего, принесши к нему с собой ефод, составлявший одну из принадлежностей первосвященнического облачения. – Он долго правил должность первосвященника при царе Давиде, и было очень естественно, что при повествовании об этом царе и при имени его припоминалось и соединялось с ним имя не Авимелеха, но Авиафара, как первосвященника. – Впрочем, во всяком случае верно исторически, что рассказываемое здесь событие случилось во времена Авиафара, первосвященника впоследствии при царе Давиде.

«Суббота для человека, а не человек для субботы»: суббота дана для человека, для достижения через нее высоких нравственных целей, для успокоения от трудов, забот и треволнений житейских; для того, чтобы отклонить внимание его от мира и устремить к Богу Творцу и Отцу; для того, чтобы отвлечь его мысли от временного, настоящего и суетного и обратить к вечному, будущему, непреходящему. Следовательно, и в субботу должно делать то, что споспешествует духовному благосостоянию человека, и он не должен останавливаться в таковой полезной себе и ближним деятельности ради того, что извращенные человеческие (иудейские) учения запрещают то или другое делать в субботу. – «Сын человеческий есть господин и субботы»: см.прим. к Мф.12:8.


Глава 1 Глава 2 Глава 3