епископ Михаил (Лузин)

Толкование на Евангелие от Матфея

Глава 13

Учение о Царстве Божием в притчах: о сеятеле (Мф.13:1–23), о пшенице и плевелах (Мф.13:24–30), о зерне горчичном (Мф.13:31–32), о закваске (Мф.13:33); причина учения притчами (Мф.13:34–35). Объяснение притчи о пшенице и плевелах (Мф.13:36–43). Притчи: о сокровище на поле (Мф.13:44), о купце и жемчужине (Мф.13:45–46), о неводе (Мф.13:47–50). Вопрос и наставление ученикам (Мф.13:51–52). Иисус в синагоге Назаретской (Мф.13:53–58).

Мф.13:1–2. Выйдя же в день тот из дома, Иисус сел у моря. И собралось к Нему множество народа, так что Он вошел в лодку и сел; а весь народ стоял на берегу.

«Сел у моря»: Галилейского или Тивериадского. – «Вошел в лодку» и пр.: чтобы удобнее мог видеть и слушать Его народ (ср. Феофил.).

Мф.13:3. И поучал их много притчами, говоря: вот, вышел сеятель сеять;

«Поучал притчами»: притча в строгом смысле есть повествование об измышленном, но совершенно правдоподобном событии, с целью наглядно объяснить какой-либо нравственный или вообще духовный предмет. Правдоподобием повествуемого притча отличается от басни, в которой бывает и неправдоподобное, вроде разговора животных и т.п., каковых басен никогда не употребляли ни Христос, ни апостолы. Впрочем, слово притча имеет и более широкий смысл, как вообще речь образная, не собственная (Мк.3:23; Лк.4:23, 5:36, 6:39, 14:7; Мф.15:15, 24:32 и др.). «Господь говорит притчами для того, чтобы сделать слово Свое более выразительным, глубже запечатлеть его в памяти и самые дела представить глазам» (Злат.), и для того еще, чтобы скрыть от некоторых из своих слушателей то, что нужно было открыть только некоторым из них, более понимающим (ср. Мк.4:33 и Феофил.). Притчи употреблялись и древними пророками, а во времена Спасителя этот образ речи был в особенном употреблении, при изложении учения. Притчи Господа отличаются от всех других необыкновенною простотой, ясностью, чистотой и важностью. По большей части содержание их заимствовано от предметов, занятий и обстоятельств обыденной жизни, что делает их понятными для всего мира. Они относятся к Христу, Его жизни, учению, Его царству или церкви и отношению к Нему разного рода людей, что делает их особенно важными для всех. Изложены они необыкновенно просто и наглядно, что делает их доступными и понятными даже для дитяти и привлекательными для всякого возраста, и пола, и состояния. Относительно объяснения притчей св. Златоуст полагает такое важное и необходимое правило: «в притчах не нужно все изъяснять по буквальному смыслу, но, узнав цель, для которой она сказана, обращать сие в свою пользу, и более ничего не испытывать» (Толк. на Мф.20:1); т.е. не всякая частная черта приточной речи может и должна быть объясняема, так как не всякая частная черта необходимо имеет таинственное знаменование. – «Много»: все ли притчи, помещаемые в сей главе, сподряд изречены были Господом в это время, или же евангелист сопоставил в одном повествовании притчи, сказанные в разное время (так как ев. Лука некоторые из этих притч относит не к сему времени: ср. Лк.8:9 и дал. Лк.13:19) – вопрос не важный; важны самые притчи, когда бы ни были изречены они. – «Вышел сеятель сеять»: образ заимствован от занятия, известного всем, а потому всем понятен. Сеяние – прекрасный образ проповедания слова Божия, которое, падая на сердце, смотря по состоянию оного, остается бесплодным или приносит плод.

Мф.13:4–9. и когда он сеял, иное упало при дороге, и налетели птицы и поклевали то; иное упало на места каменистые, где немного было земли, и скоро взошло, потому что земля была неглубока. Когда же взошло солнце, увяло, и, как не имело корня, засохло; иное упало в терние, и выросло терние и заглушило его; иное упало на добрую землю и принесло плод: одно во сто крат, а другое в шестьдесят, иное же в тридцать. Кто имеет уши слышать, да слышит!

«Иное упало»: «Христос не сказал, что Он Сам (сеятель) бросил, но что семя упало» (3лат.). – «При дороге», которая идет через поле, следовательно, – на месте твердом, которое не было возделано, и на котором семя не попало в землю, но лежало на поверхности оной, где могли найти его птицы и поклевать. – «Одно во сто крат» и пр.: смотря по тому, насколько удобрена и приготовлена почва под посев, ибо и на одном поле не во всяком месте семя дает одинаковое количество плодов. Смысл сей притчи объяснен Самим Господом несколько после, см. ст. Мф.13:18–23 и прим. к сим стихам.

Мф.13:10–11. И, приступив, ученики сказали Ему: для чего притчами говоришь им? Он сказал им в ответ: для того, что вам дано знать тайны Царствия Небесного, а им не дано,

«Для того» (говорю народу притчами), «что вам дано знать тайны» и пр.: «дано» от Бога, именно чрез просвещение их ума; знать и без приточного образа выражения, а прямо, хотя, конечно, и несовершенно пока, до времени сошествия Святого Духа. – «Тайны Царствия Небесного»: истины относительно царства Мессии, сокровенные, неизвестные другим. Тайнами называются в Писании иногда истины, совершенно непостижимые для ограниченного ума человеческого, иногда же – постижимые и даже удобопостижимые, но только известные не всем (Рим.11:25; Еф.3:3–9); таковы, например, тайны о распространении Евангелия во всем мире, о смерти Мессии и пр. Ученикам Господа дано было знание этих истин, необходимых и важных для них, как будущих провозвестников Евангелия. Что касается до других, то в сие время им еще не дано было знания этих истин, виною чего впрочем не Бог, не открывший им сих тайн (как видно из последующих стихов). Их мысли о царстве Мессии были слишком грубы, чтобы они могли понять истину без покрова притчи.

Мф.13:12. ибо кто имеет, тому дано будет и приумножится, а кто не имеет, у того отнимется и то, что имеет;

«Кто имеет» и пр.: присловие; богатый при усердии более и более богатеет, а бедный при лености и последнее теряет. В приложении к духовно-нравственному имению, т.е. духовному просвещению и добродетели, присловие это значит: вы, апостолы, с дарованным уже вам познанием тайн Царства Небесного, можете проникать все глубже и глубже в эти тайны, понимать их все совершеннее и обнимать их все полнее; народ же потерял бы и то скудное знание сих тайн, какое еще осталось у него, если бы при откровении сих тайн не дать ему в помощь приточной речи, более для него пригодной. Или общее «кто сам желает и старается приобресть дары благодати, тому и Бог дарует все, а в ком нет этого желания и старания, тому не принесет пользы и то, что он имеет, и Бог не сообщит ему даров своих. И справедливо сказано: «что имеет» (точнее: что представляется имеющим, или: что, кажется ему, имеет он), ибо такой человек и этого не имеет» (Злат., ср. Феофил.).

Мф.13:13–15. потому говорю им притчами, что они видя не видят, и слыша не слышат, и не разумеют; и сбывается над ними пророчество Исаии, которое говорит: слухом услышите – и не уразумеете, и глазами смотреть будете – и не увидите, ибо огрубело сердце людей сих и ушами с трудом слышат, и глаза свои сомкнули, да не увидят глазами и не услышат ушами, и не уразумеют сердцем, и да не обратятся, чтобы Я исцелил их.

«Видя не видят» и пр.: «итак, надлежало им открыть глаза, если они не видали?.. Если ослепление это было от природы, то надлежало открыть; но как ослепление это было произвольное и зависело от свободы, то Он не сказал просто: «не видят», но: «видя не видят», т.е. слепота их происходит от собственного их развращения. Они видели, что Он изгонял бесов, и говорили, что Он делает это по силе веельзевула, князя бесовского. Слышали, что Он приводит их к Богу и поступает во всем согласно с волею божественною, и говорили: Он не от Бога (Ин.9:16). Итак, Поелику они поступали вопреки тому, что видели и слышали, то и сказано: зрение и слух отниму у них» (Злат.). Видя не видеть, слыша не слышать значит – не понимать того, что говорится или делается, и затем перетолковывать совершающееся по-своему. Так большинство иудеев не понимало учения и дел Спасителя, хотя видело и слышало их. – «И сбывается над ними пророчество Исаии» и пр.: изречение заимствовано из Исаии Ис.6:9–10 по переводу Семидесяти Толковников. Пророческие слова относятся первоначально к иудеям, современникам пророка; но характер иудеев остался в этом отношении тот же и во времена Христа и апостолов, как и у отцов их: у них было грубое сердце, так что божественное семя не могло пустить корни в нем; как и отцы их, они тяжело слышали ушами, – были глухи к божественному голосу истины и зажмурили очи ума своего, чтобы не видеть необыкновенных дел давно ожидаемого, теперь пришедшего, но не узнаваемого ими Мессии своего. – «Да не увидят» глазами и пр.: вот причина, по которой они не принимали Евангелия: злость и испорченность сердца их; «делали это, говорит Господь, – «да не обратятся, чтобы Я исцелил их», показывая тем их закоснение во зле и произвольное отпадение от Него. Он говорит это с тем, чтобы привлечь их, возбудить и показать им, что ежели они обратятся, Он исцелит их, – что они могут и обратиться и спастись, ежели раскаются, и что Он делает все не для собственной славы, а для их спасения» (Злат.). Грех часто в Писании представляется под образом болезни, и отпущение греха – под образом исцеления.

Мф.13:16–17. Ваши же блаженны очи, что видят, и уши ваши, что слышат, ибо истинно говорю вам, что многие пророки и праведники желали видеть, чтó вы видите, и не видели, и слышать, чтó вы слышите, и не слышали.

«Блаженные очи – и уши»: «разумеются под этим зрение и слух не чувственные, но умственные» (Злат.). Блаженны, счастливы вы оттого, что видите очами вашими, разумея смысл и значение видимого, – и оттого, что слышите ушами вашими, понимая смысл и значение слышимого, – в противоположность иудеям, которые, видя телесными глазами, не видели глазами ума, т.е. не понимали и – в том же смысле – слыша не слышали. – «Многие пророки и праведники желали видеть то, что вы видите, и не видели» и пр.: «т.е. Мое явление, чудеса, глас и учение» (Злат.). Пророки и праведники ветхозаветные жили верою в грядущего Мессию; им открываемы были тайны царства Мессии и даже самое лицо Мессии, но они все это видели в видениях и под известными образами. Апостолы же созерцали лицом к лицу и слышали непосредственно (ср. Ин.8:56; 1Пет.1:10–12; Евр.11:13). «Предпочитает их пророкам, потому что они видели Христа чувственно, а пророки только мысленно. Притом пророки не удостоились стольких тайн и такого ведения, как апостолы. Таким образом, апостолы преимуществуют пред пророками в двух отношениях: в том, что видели Христа телесно и в том, что гораздо духовнее их постигли божественные тайны» (Феофил.).

Мф.13:18. Вы же выслушайте значение притчи о сеятеле:

«Выслушайте»: поймите смысл притчи о сеятеле.

Мф.13:19. ко всякому, слушающему слово о Царствии и не разумеющему, приходит лукавый и похищает посеянное в сердце его – вот кого означает посеянное при дороге.

«Ко всякому, слушающему слово» и пр.: семя означает слово Божие, сообщаемое человеку или устным проповедением, или чрез Священное Писание. – «Неразумеющему»: у кого ум так омрачен или так отвердел от грубости и сердце так огрубело во грехе, что он не понимает и не принимает слова Божия, которое ложится, так сказать, на поверхности ума и сердца такого человека, не пустив корней внутрь, лежит как семя на дороге, открытое для всех проходящих, птиц и ветра. – «Приходит лукавый»: сатана (Мк.4:15) или демон (Лк.8:12), который в притче представляется под образом птицы или птиц, поклевывающих семя, лежащее на поверхности дороги и не пустившее корней.

Мф.13:20–21. А посеянное на каменистых местах означает того, кто слышит слово и тотчас с радостью принимает его; но не имеет в себе корня и непостоянен: когда настанет скорбь или гонение за слово, тотчас соблазняется.

«Кто слышит слово и тотчас с радостью принимает его»: это те, кто, слыша проповедь евангельскую, увлекаются ею, как приятною новостью, иногда даже искренно, чистосердечно; им она нравится, им она приятна, они находят удовольствие в слушании ее. Но корня в их умах и сердцах слово не пускает, ибо такие люди непостоянны, легкомысленны и боязливы. – «Когда настанет скорбь или гонение за слово»: когда нужно принести какую-либо жертву ради Евангелия, они «соблазняются», изменяют вере своей и Евангелию, – они падают, как трава без корня глубокого, палимая лучами солнца; их вера не довольно тверда, чтобы перенести искушения сии, у нее нет корня в сердце.

Мф.13:22. А посеянное в тернии означает того, кто слышит слово, но забота века сего и обольщение богатства заглушает слово, и оно бывает бесплодно.

«В тернии»: терние означает заботы о временных благах и особенно обольщение богатством, которые поглощают время и внимание людей, не оставляя достаточно ни того, ни другого для удовлетворения и большего раскрытия потребностей духовных. В особенности богатство обольщает; хотя обыкновенно оно и не дает тех благ, какие обещает, но все более и более привязывает человека к себе и – так нередко до смерти, почему сребролюбие и считается матерью всех зол (1Тим.6:9–11). Немудрено посему, что оно заглушает посеянное в сердце слово, и слово сие остается в таком человеке бесплодным. «Христос не сказал; век, но «забота века»; не сказал: богатство, но «обольщение богатства». Итак, будем обвинять не самые вещи, но испорченную волю; ибо можно и богатство иметь, и не обольщаться им, и в веке сем жить, и не подавляться заботами. И хорошо сказал Иисус Христос: «лесть богатства», потому что все в богатстве лесть, имена только, а не действительность: удовольствие, слава, пышность и все, подобное этому, суть только призрак, а не действительная истина» (3лат., ср. Феофил.).

Мф.13:23. Посеянное же на доброй земле означает слышащего слово и разумеющего, который и бывает плодоносен, так что иной приносит плод во сто крат, иной в шестьдесят, а иной в тридцать.

«На доброй земле»: добрая земля – это человек, который, оставив житейское попечение, предается водительству слышимого и разумеваемого им слова о царстве Божием, которого сердце чистое открыто для действия сего слова, как земля открытая для плодотворного дождя и живительных лучей солнца. Слово евангельское пускает в ней глубокие корни, возрастает и творит плод веры и добрых дел, плод более или менее значительный, смотря по относительному достоинству почвы. «Виды добродетелей различны, различны и преуспевающие в духовной мудрости, смотря по тому, сколько кому дается по чистоте сердца» (Феофил.).

Мф.13:3–8, 19–23. И поучал их много притчами, говоря: вот, вышел сеятель сеять; и когда он сеял, иное упало при дороге, и налетели птицы и поклевали то; иное упало на места каменистые, где немного было земли, и скоро взошло, потому что земля была неглубока. Когда же взошло солнце, увяло, и, как не имело корня, засохло; иное упало в терние, и выросло терние и заглушило его; иное упало на добрую землю и принесло плод: одно во сто крат, а другое в шестьдесят, иное же в тридцать. ... ко всякому, слушающему слово о Царствии и не разумеющему, приходит лукавый и похищает посеянное в сердце его – вот кого означает посеянное при дороге. А посеянное на каменистых местах означает того, кто слышит слово и тотчас с радостью принимает его; но не имеет в себе корня и непостоянен: когда настанет скорбь или гонение за слово, тотчас соблазняется. А посеянное в тернии означает того, кто слышит слово, но забота века сего и обольщение богатства заглушает слово, и оно бывает бесплодно. Посеянное же на доброй земле означает слышащего слово и разумеющего, который и бывает плодоносен, так что иной приносит плод во сто крат, иной в шестьдесят, а иной в тридцать.

«Четвертая часть (семени посеянного) уцелела, да и та неодинаковый принесла плод, но большое и здесь различие. Из этого видно, что Иисус Христос предлагал Свое учение всем без различия. Не различает ни богатого, ни бедного, ни мудрого, ни невежду, ни беспечного, ни заботливого, ни мужественного, ни робкого; но со всеми беседовал, предлагая Свое учение, хотя наперед знал, какие от этого будут плоды, дабы можно было Ему сказать: что Мне нужно было еще сделать и Я не сделал?.. От чего погибла большая часть семени? Это произошло не от Сеявшего, а от земли приемлющей, т.е. от души невнимательной... Но благоразумно ли, скажешь, сеять в терние, на каменистом месте, при дороге? Конечно, в отношении к семенам и земле это было бы неблагоразумно, но в отношении к душам и учению это весьма похвально. Справедливо стали бы обвинять земледельца за такой поступок, ибо камню нельзя сделаться землей, и дороге – не быть дорогой, тернию – не быть тернием; но не то бывает с существами разумными. И камню можно измениться и стать плодородною землею, и дорога может быть не истоптана проходящими и сделаться тучною почвою, и терние может быть истреблено, и семена могут расти беспрепятственно. Ибо, если бы это невозможно было, то Иисус Христос и не сеял бы. Если же это изменение происходило не во всех, то причиной этого – не Сеятель, но те, которые не хотели измениться. Заметь еще и то, что не один путь погибели, но различные и один от другого далеко отстоящие. Ибо те, которые подобны дороге, суть нерадивые, беспечные и ленивые; а камень изображает только слабейших. Не одно и то же, когда учение теряет свою силу без всяких козней и притеснений и когда оно бывает недействительно при искушениях. Те же, которые подобятся тернию, виновнее всех прочих... Но если и земля хороша, и сеятель один, и семена одни и те же, то почему одно семя принесло плод во сто крат, другое в шестьдесят, третье в тридцать? Здесь опять различие зависит от свойств земли, потому что и в хорошей земле много можно найти различия. Различие это зависит не от природы людей, но от их воли. И здесь открывается великое человеколюбие Божие в том, что Господь неодинаковой степени добродетели требует, но и первых приемлет, и вторых не отвергает, и третьим дает место» (Злат., ср. Феофил.).

Мф.13:24. Другую притчу предложил Он им, говоря: Царство Небесное подобно человеку, посеявшему доброе семя на поле своем;

«Предложил им»: народу; ср. ст. Мф.13:3,10,34. – «Царство Небесное» (ср. прим. к Мф.3:2): царство Христово на земле, в отношении к различному духовно-нравственному состоянию членов своих, уподобляется собственно полю, усеянному добрым семенем, а так как главный деятель здесь – сеятель, то говорится, что оно подобно человеку, посеявшему (ср. ст. Мф.13:45, 18:23, 20:1).

Мф.13:25–26. когда же люди спали, пришел враг его и посеял между пшеницею плевелы и ушел; когда взошла зелень и показался плод, тогда явились и плевелы.

«Когда же люди спали»: т.е. ночью, когда дела мoгyт быть невидимы никем. – Пришел враг: недоброжелатель хозяина. – «И посеял между пшеницею плевелы»: плевелы – сорные травы, «все, что растет среди пшеницы ко вреду для нее, как-то: куколь, журавлиный горох, дикий овес и другое, не свойственное пшенице (Феофил.). – «Тогда явились и плевелы: сорные травы в начале прозябения по виду совершенно похожи на пшеницу и ростки других семян, и только со временем, при дальнейшем росте, их можно различать.

Мф.13:27–30. Придя же, рабы домовладыки сказали ему: господин! не доброе ли семя сеял ты на поле твоем? откуда же на нем плевелы? Он же сказал им: враг человек сделал это. А рабы сказали ему: хочешь ли, мы пойдем, выберем их? Но он сказал: нет – чтобы, выбирая плевелы, вы не выдергали вместе с ними пшеницы, оставьте расти вместе тó и другое до жатвы; и во время жатвы я скажу жнецам: соберите прежде плевелы и свяжите их в снопы, чтобы сжечь их, а пшеницу уберите в житницу мою.

«Рабы домовладыки»: «они введены только для сообразности и полноты изображения» (Злат.). – «Выбирая плевелы» и пр.: корни травы и семян так переплетаются между собою, что есть опасность, исторгая плевелы, вырвать вместе и самую пшеницу с ними. – До жатвы: когда созреют и пшеница и трава, тогда удобнее отделить одну от другой, без вреда для первой. Смысл притчи объяснен самим Господом несколько после; см. ст. Мф.13:37–42 и прим. к сим стихам.

Мф.13:31–32. Иную притчу предложил Он им, говоря: Царство Небесное подобно зерну горчичному, которое человек взял и посеял на поле своем, которое, хотя меньше всех семян, но, когда вырастет, бывает больше всех злаков и становится деревом, так что прилетают птицы небесные и укрываются в ветвях его.

«Зерну горчичному» и пр.: горчичное растение, о котором здесь речь, очень отлично от того, какое известно у нас под этим названием. У нас это растение – однолетнее, не бывает велико и относится к злакам. На Востоке и в Палестине не так; там оно достигает величины довольно больших деревьев и приносит плод чрез несколько лишь лет после посадки зерна; на него влезают, как на дерева, например смоковницу, и на нем действительно могут укрываться птицы небесные. Но зерно его, из которого вырастает такое большое дерево, очень мало, так что евреи, когда хотели обозначить какую-либо малую вещь, говорили, что она, как горчичное зернышко, или с горчичное зернышко (ср. Мф.17:20; Мк.4:31; Лк.13:19,17:6). Сею притчею «Господь хотел показать образ распространения проповеди (евангельской). Хотя ученики Его были всех бессильнее, всех уничиженнее, впрочем как сила в них сокровенная была велика, то она (проповедь) распространилась во всю вселенную» (Злат., ср. Феофил.). Церковь Христова, вначале малая, для мира неприметная, распространилась на земле так, что множество народов, как птицы небесные в ветвях дерева горчичного, укрываются под сенью ее, точно то же бывает и с царством Божиим в душе каждого человека; веяние благодати Божией, вначале едва приметное для человека, при его радении более и более охватывает его душу, которая и делается потом храмом Божиим, вместилищем разнообразных добродетелей.

Мф.13:33. Иную притчу сказал Он им: Царство Небесное подобно закваске, которую женщина, взяв, положила в три меры муки, доколе не вскисло всё.

Подобно закваске: смысл притчи – тот же, что и предшествующей. «Как закваска над большим количеством муки производит то, что муке усвояется сила закваски, так и вы (апостолы) преобразите целый мир» (Злат.). Точно то же бывает и с душою каждого члена царства Христова: сила благодати невидимо, но действительно объемлет постепенно все силы его духа и освящает их. – «Которую женщина, взяв» и пр.: образы для более наглядного представления. – «В три меры»: по Августину, тремя мерами означаются три главные силы: сердце, душа и дух (ср. у Феофил.).

Мф.13:34–35. Всё сие Иисус говорил народу притчами, и без притчи не говорил им, да сбудется реченное через пророка, который говорит: отверзу в притчах уста Мои; изреку сокровенное от создания мира.

«Без притчи не говорил им»: «именно в это время» (Евф. 3иг.), или «в настоящем случае» (3лат., ср. Феофил.), и в этом исполнилось сказанное чрез пророка Асафа (Пс.77:2). Асаф в этом месте псалма говорит о себе, но как пророк именно, он служит прообразом Мессии, и потому слова его о себе евангелист усвояет Мессии. – «Изреку сокровенное от создания мира»: это более приличествует именно Мессии всеведущему, чем ветхозаветному пророку. Все сокровенные тайны царствия Божия, от создания мира осуществляемые на земле различными путями, Ему ведомы, как ипостасной премудрости Божией.

Мф.13:36–43. Тогда Иисус, отпустив народ, вошел в дом. И, приступив к Нему, ученики Его сказали: изъясни нам притчу о плевелах на поле. Он же сказал им в ответ: сеющий доброе семя есть Сын Человеческий; поле есть мир; доброе семя, это сыны Царствия, а плевелы – сыны лукавого; враг, посеявший их, есть диавол; жатва есть кончина века, а жнецы суть Ангелы. Посему как собирают плевелы и огнем сжигают, так будет при кончине века сего: пошлет Сын Человеческий Ангелов Своих, и соберут из Царства Его все соблазны и делающих беззаконие, и ввергнут их в печь огненную; там будет плач и скрежет зубов; тогда праведники воссияют, как солнце, в Царстве Отца их. Кто имеет уши слышать, да слышит!

«Вошел в дом»: Мф.13:1. – «Изъясни нам»: растолкуй нравственный, духовный смысл, сокрытый под образом притчи о семени и плевелах. «Почему, оставив притчи о закваске и зерне горчичном, спрашивают о сей именно? – Те притчи оставлены ими как вразумительнейшие. Изъяснение же сей притчи желают слышать потому, что она имеет близкое отношение к сказанной пред нею (о сеятеле и семени, Мф.13:3–9) и даже намекает на нечто большее, чем прежняя. Посему Господь пополняет сказанное прежде, изъясняет же в ней нужнейшее и самое существенное, то самое, для чего притча произнесена» (Злат., ср. Феофил.). – «Сеющий есть Сын Человеческий»: Он сеет доброе семя слова Божия, т.е. проповедует Евангелие, как Сам лично во время своей земной жизни, так после – до кончины мира сеет чрез своих преемников – апостолов, пастырей и учителей церкви, возвращая его в церкви Своей многоразличными действиями Своей премудрости и благодати Святого Духа. Это сеяние или проповедь слова Божия не ограничивалась и не ограничится каким-либо одним местом на земле; нет, целый мир, вся земля, все народы суть поле для сего сеяния. Все должны слышать проповедь слова Божия: «поле есть мир». – «Доброе семя – сыны царствия»: т.е. члены царства Христова или церкви Христовой на земле, которые суть добрый плод доброго семени, поколику семя самое или слово Божие соделало их сынами царства Божия, т.е. слово Божие принесло в них плод добродетелей и веры. – «Плевелы – сыны лукавого»: худые члены церкви Христовой на земле, которых нравственное или лучше безнравственное настроение души происходит от дьявола (ср. ст. Мф.13:39; Ин.8:41,44; 1Ин.3:8,10). Св. Златоуст разумеет под сынами лукавого собственно еретиков; но, кажется, нет нужды так ограничивать это понятие. В церкви Христовой на земле дурные члены являются не в еретиках только, но вообще в ведущих жизнь не по-христиански, отчего бы это ни происходило в них, и плевелами справедливо могут быть названы все худые члены церкви (ср. Феофил.), как это видно и из Мф.13:41 («все соблазны и делающих беззаконие»). – «Враг, посеявший их, есть диавол»: «дьявола именует врагом человеков потому, что он вредит людям; и его желание вредить устремлено собственно против нас, хотя оно произошло не от вражды на нас, а от вражды на Бога» (Злат.). – «Жатва – кончина века»: когда Господь придет на страшный суд (Мф.25:31 и д.). – «Жатели – Ангелы»: «когда сеет, то сеет сам; когда же наказывает, то наказывает чрез других, именно чрез Ангелов. В других местах сказано, что жатва уже наступила (Ин.4:35; Лк.10:2); почему же сказал там, что жатва уже наступила, а здесь говорит, что жатва еще будет? Потому что слово «жатва» берет в разных знаменованиях. И почему, сказав в другом месте: «один сеет, а другой жнет» (Ин.4:37), здесь говорит, что сеющий есть Он Сам? Потому что там, говоря пред иудеями и самарянами, противополагает апостолов не Себе, а пророкам. Ибо Он и Сам сеял и чрез пророков. Итак, где одно и то же называет и жатвою и сеянием, там слова сии принимает в разных значениях. Когда разумеет благопокорность и послушливость слушателей, тогда, как окончивший Свое дело, называет сие жатвою. Когда же ожидает еще только плода от слушания, тогда именует это сеянием, а кончину – жатвою» (Злат.). – «Пошлет Ангелов Своих» и пр.: наглядный образ отделения плевел от пшеницы, праведников от грешников, соблазны и делающих беззаконие – от истины и исполняющих закон. «Соблазнами и делающими беззаконие называет одних и тех же» (Евф. Зиг.). – «В печь огненную»: образ ада, где будут мучиться дьяволы и грешники; образ заимствован, кажется, от ужасного обычая вавилонян – виновных в государственных преступлениях бросать в разожженную печь (Дан.3). – «Тогда»: после того как отделены будут праведники от грешников и эти последние будут отосланы в место мучения, т.е. после последнего всемирного суда. – Праведники воссияют как солнце: «это не значит, что они будут светиться, точно как солнце. Но Поелику не знаем другого светила, которое было бы блистательнее солнца, то Господь употребляет образы для нас известные» (Злат., ср. Феофил.). Под этим образом разумеется блаженство праведных душ в будущем Небесном Царстве Христовом, или царстве Бога Отца, которому Сын предаст царство после всемирного суда (1Кор.15:28).

Мф.13:44. Еще подобно Царство Небесное сокровищу, скрытому на поле, которое, найдя, человек утаил, и от радости о нем идет и продает всё, что имеет, и покупает поле то.

«Еще подобно Царство Небесное»: «для чего, когда народ разошелся, и с апостолами беседует в притчах? Для того, что они, будучи вразумлены сказанным прежде, могли уже понимать притчи. Посему когда, по произнесении притчей спрашивает их: поняли ли вы все это, они говорят Ему: так, Господи» (Злат.) – «Сокровищу, скрытому на поле»: чужом поле, не принадлежащем нашедшему сокровище. – «Утаил»: не сказал никому, даже владельцу поля, пошел домой, продал все, что имел, и купил то поле со скрытым в нем сокровищем. Смысл притчи тот, что царство Божие, церковь Христова, слово Евангелия так драгоценны, что человек ради сего должен жертвовать всеми земными благами, как в обыкновенной жизни человек жертвует своим имением, ради приобретения большего и лучшего сокровища.

Мф.13:45–46. Еще подобно Царство Небесное купцу, ищущему хороших жемчужин, который, найдя одну драгоценную жемчужину, пошел и продал всё, что имел, и купил ее.

«Подобно купцу»: собственно уподобляется Царство Небесное здесь жемчужине, но оборот речи такой же, как и в ст. Мф.13:24. Для приобретения жемчужины, драгоценной вещи (ср. прим. к Мф.7:6), купец продал все, что имел. Смысл притчи тот же, что и предшествующей, именно, что должно жертвовать всем ради приобретения Царства Небесного. «Видишь ли, и как проповедь в мире сокрыта, и сколько в проповеди сокрыто благ? Если не продашь всего, то и не купишь, и если не имеешь искательного и заботливого сердца, то не найдешь. Итак, для тебя необходимо, во-первых, отказаться от житейских попечений и, во-вторых, быть весьма бдительным. Одна есть истина. И она не многосложна. Как обладающий жемчужиной сам знает, что он богат, но для других часто бывает неизвестно, что у него в руках жемчуг, потому что он не велик, так можно сказать и о проповеди. Обладающие ею знают, что они богаты, но неверующие, не понимая цены сего сокровища, не знают о нашем богатстве» (Злат.). Относительно притчей о сокровище и жемчужине, в связи их с притчами о зерне горчичном и закваске, св. Златоуст делает следующее замечание: «как выше притчи о горчичном зерне и закваске имеют малую разность между собою, так здесь сходны две притчи о сокровище и жемчужине, ибо обеими последними оказывается, что проповедь всему должно предпочитать. В притчах о закваске и о горчичном зерне говорится о могуществе проповеди и о том, что оная совершенно победит вселенную; настоящие же притчи показывают важность и многоценность проповеди, ибо она расширяется подобно горчичному дереву, превозмогает подобно закваске, многоценна, как жемчужина, и доставляет бесчисленные удобства подобно сокровищу».

Мф.13:47–50. Еще подобно Царство Небесное неводу, закинутому в море и захватившему рыб всякого рода, который, когда наполнился, вытащили на берег и, сев, хорошее собрали в сосуды, а худое выбросили вон. Так будет при кончине века: изыдут Ангелы, и отделят злых из среды праведных, и ввергнут их в печь огненную: там будет плач и скрежет зубов.

«Неводу закинутому в море»: море – мир, невод означает учение веры, рыбари суть апостолы (и их преемники)... Этот-то невод собрал от всякого рода – варваров, эллинов, иудеев, блудников, мытарей, разбойников» (Феофил.). – «Хорошее – худое»: хорошую рыбу, годную к употреблению в пищу; худую рыбу – мертвую или вредную для употребления, т.е. людей праведных и грешников. Вторую часть притчи пояснил сам Христос. «Изыдут Ангелы» и пр.: «хотя в другом месте сказано, что отделяет сам Пастырь (Мф.25:32), впрочем здесь приписывается сие Ангелам, как и в притче о плевелах (Мф.13:41). Что же сие значит? То, что Господь беседует с учениками иногда менее, а иногда более возвышенно» (Злат.). Под образом берега и разбора рыбы Господь указует кончину века и страшный суд, когда будут отделены праведники от грешников – первые для блаженства, вторые для вечного мучения. Заметим здесь, что Спаситель часто пользуется случаями – указать на различие в будущей жизни праведников и грешников. Поэтому нельзя согласиться с мнением тех, кои думают, что все спасутся, даже дьяволы (Ориген). Заметим еще, что не целые «роды» рыб (образ народов) берутся и не целые отвергаются, а из каждого рода только худые извергаются вон. – «Печь огненную» и пр.: ср. прим. к ст. Мф.13:42 и Мф.8:12.

Мф.13:51–52. И спросил их Иисус: поняли ли вы всё это? Они говорят Ему: тáк, Господи! Он же сказал им: поэтому всякий книжник, наученный Царству Небесному, подобен хозяину, который выносит из сокровищницы своей новое и старое.

Господь спрашивает учеников: поняли ли они все, что Он в вышеизложенных притчах говорил о царстве Божием и отношение к нему людей, будучи снова готов объяснить непонятное? И когда они сказали, что поняли, Он, дабы побудить их прилагать понятое и познанное ими к делу проповеди о царстве Божием, внушает это им еще новою притчей. – «Всякий книжник»: понятие книжника иудейского, ученого, учителя, большей частью с ложным фарисейским направлением, возводится здесь к истинному, высокому значению проповедника христианского (ср. Мф.23:34). Таковый книжник, проповедник христианский, в отличие от иудейских книжников, которые называли себя Моисеевыми учениками (Мф.13:23; Ин.9:28), называется здесь учеником Царства Небесного (μαυειτε’υειν τινι – быть учеником чьим-либо: Мф.27:57). Царство Божие здесь олицетворяется; ученики Христа суть ученики царства Божия или небесного, коего глава Христос (ср. прим. к Мф.12:28). – «Выносит из сокровищницы»: смотря по тому, когда что нужно, когда что требуется обстоятельствами и потребностями слушателей. – «Старое и новое»: вещи или прежде или вновь приобретенные, т.е. и прежде познанное и известное, и теперь только узнанное, и – ветхозаветное и новозаветное (3лат., Иерон., Феофил.). Так, например: ветхозаветное пророчество относится к «старому», а указание исполнения его к «новому»; заповеди закона – к старому, а их исполнение (Мф.5:17) и совершение – к новому; образы, употребленные в притчах и нередко вообще в учении Христа и апостолов – к старому, а учение, заключенное под этими образами, – к новому и т.д. Так при проповеди о царстве Христовом должны поступать, по наставлению Господа, апостолы, а за ними и все проповедники христианские. Истины Ветхого и Нового Завета они должны проповедывать, ибо и те и другие открыты одним Богом для спасения человечества. – «Несведующие в божественных писаниях не могут быть названы людьми домовитыми: они и сами у себя ничего не имеют и от других не заимствуются; но томятся голодом, не радят о себе. Впрочем не они только, но и еретики лишены сего блаженства, потому что (из сокровищницы своей) не выносят ни старого, ни нового. У них даже нет старого, а потому нет и нового (Злат.).

Мф.13:53. И, когда окончил Иисус притчи сии, пошел оттуда.

«Пошел оттуда»: из дому, в котором Он предлагал ученикам последние притчи (Мф.13:36), и из тех мест, где происходили вышеозначенные события, т.е. из окрестностей Капернаума.

Мф.13:54. И, придя в отечество Свое, учил их в синагоге их, так что они изумлялись и говорили: откуда у Него такая премудрость и силы?

«В отечество свое», т.е. «в Назарет, как отечество Матери Его и мнимого отца Его, и как место, где Он был воспитан» (Евф. 3иг., ср. Злат. и Феофил.).– «Учил в синагоге»: ср. прим. к Мф.4:23. – «И силы»: силы чудотворные, ибо, как видно из ст. Мф.13:58, Господь творил и здесь чудеса, хотя по причине неверия Назаретян и не много.

Мф.13:55–56. не плотников ли Он сын? не Его ли Мать называется Мария, и братья Его Иаков и Иосий, и Симон, и Иуда? и сестры Его не все ли между нами? откуда же у Него всё это?

«Не плотников ли Он сын» и пр.: Назаретяне или не знали, или же не верили преестественному воплощению и рождению Иисуса Христа и считали Его просто сыном Иосифа и Марии. Но и в этом случае не извинительно их блазнение о Нем, ибо и «в прежние времена много имели тому примеров, что у незнатных родителей бывали знаменитые дети. Так Давид... Амос... Моисей. Следовательно, и пред Христом должно было благоговеть и прийти в изумление потому наиболее, что, имея таких родителей, говорил необычайное. Сие ясно показывало в Нем не человеческое обучение, а божественную благодать. Но за что надлежало удивляться, за то презирают... Не братья ли Ему тот и тот, говорили? Так что же? Сие самое и должно было особенно обратить вас к вере. Но зависть лукава и часто противоречит сама себе. Что было и странно, и чудно, и достаточно к тому, чтобы привлечь их, то самое их соблазняло» (3лат., ср. Феофил.). – «Плотников сын»: иудеи, даже богатые и знатные, имели обычай непременно обучать своих детей какому-либо ремеслу. Так Апостол Павел обучен был делать палатки (Деян.18:3). И Господь Иисус, Творец неба и земли, во дни Своего уничиженного состояния, подъятого ради спасения людей, не возгнушался быть сыном мнимым плотника и помогать отцу своему в занятии сим ремеслом (ср. Мк.6:3). – «Братья... и сестры»: не родные (см. прим. к Мф.1:25; Мф.12:46–47).

Мф.13:57. И соблазнялись о Нем. Иисус же сказал им: не бывает пророк без чести, разве только в отечестве своем и в доме своем.

«Соблазнялись о Нем»: это самое препятствовало им признать в Иисусе истинного Мессию – Сына Божия. Часто люди с завистью и ненавистью смотрят на тех, кто, выйдя из равной или низшей среды, обнаруживает необыкновенные дарования и силы и становится выше их. Так еще более в настоящем случае. Его соседи, Его, может быть, товарищи по делам житейским, среди которых Он постоянно обращался, не хотели признать в Нем необыкновенного человека. – «Не бывает пророк без чести» и пр.: кажется, народное присловие, выражающее ту общую мысль, что труднее быть признанным за человека необыкновенного на месте рождения и воспитания, чем в других местах. Это вполне приложимо ко Христу: нигде Он не находил столько противления Себе и Своему учению, как в отечественном Своем городе, где даже решались умертвить Его (Лк.4:28–29). – «Присовокупил: «и в доме Своем»; присовокупил же сие, как думаю, разумея братьев Своих» (3лат., ср. Феофил.), что вполне согласно с Ин.7:3; Мк.3:21.

Мф.13:58. И не совершил там многих чудес по неверию их.

«По неверию их»: совершение чудес зависит не только от силы Божией чудотворящей, но и от веры людей, над которыми или для которых совершаются чудеса. Потому Господь постоянно от просивших его сотворить, например, чудеса исцелений, требовал веры, – а людям неверующим, когда они искусительно требовали от Него знамений и чудес, всегда отказывал, хотя и мог сотворить чудо, ибо это было бы бесполезно для неверующих и блазнящихся. «Целью Его было не Себя показать, а им доставить пользу. Посему, когда не было в последнем успеха, пренебрег и то, что касалось до Него самого, дабы не увеличить их наказания... Но для чего же Он сотворил «не многие» чудеса? Для того, чтобы не сказали: «врач, исцелись Сам» (Лк.4:23); чтобы не сказали: Он противник наш и враг, презирает своих; чтобы не сказали: если бы чудеса были, и мы бы уверовали. Посему-то и сотворил чудеса и удержался от чудес; сотворил, чтобы исполнить Свое дело; удержался, чтобы не подвергнуть их большему осуждению. Вникни же в силу сказанного: обладаемые ненавистью вместе и дивились. Но как, судя о делах Христовых, не осуждают самых дел, а вымышляют небывалые вины (Мф.12:34; Лк 11:15); так и здесь, судя об учении, не осуждают оного, но прибегают к низости рода» (Злат.). Вот вполне естественная и достаточная причина, по которой в Назарете Господь творил чудеса, но не многие.


Комментарии для сайта Cackle