епископ Михаил (Лузин)

Глава 14

Убиение Иоанна Крестителя (Мф.14:1–12). Удаление Иисуса Христа, исцеление больных и чудесное насыщение народа (Мф.14:13–21). Хождение Иисуса Христа и Апостола Петра по водам (Мф.14:22–33). Исцеление больных в земле Геннисаретской (Мф.14:34–36).

Мф.14:1–2. В то время Ирод четвертовластник услышал молву об Иисусе и сказал служащим при нем: это Иоанн Креститель; он воскрес из мертвых, и потому чудеса делаются им.

«В то время»: см. прим. к Мф.3:1.– «Ирод»: так называемый Ирод Антипа, сын Ирода, прозванного великим, при котором родился Христос (Мф.2) и который умер вскоре по Р. Хр. Этот Ирод Антипа, по смерти отца своего и по его завещанию, утвержденному в Риме, владел Галилеею и Переею (см. прим. к Мф.2:15), с титулом тетрарха, или четверовластника. Титул тетрарха означал первоначально собственно правителя четвертой части округа, занимаемого Палестиной или иудейскою нацией; в более обширном смысле он прилагался вообще к правителю какой-либо части страны. Антипа был правитель слабый, сластолюбивый и беспечный. – «Услышав молву об Иисусе»: в своей резиденции Тивериаде, лежавшей в тех пределах, где Христос творил так много чудес и где слава о Нем давно уже распространилась, Ирод доселе ничего не слыхал о великом учителе и чудотворце. Это представляется довольно странным, и в объяснение сего предполагали некоторые, что он в то время или путешествовал в Рим, или был в походе против арабского царя Ареты; но ни того, ни другого нельзя подтвердить историей. Вероятнее объяснение Златоуста: «Евангелист не без намерения означает время, но дабы ты увидел суетность и небрежность государя, который о делах Христовых узнает не вначале, но по прошествии немалого времени. Ибо люди, облеченные властью и величием, мало уважая такие вещи, поздно узнают о них» (ср. Феофил.). – «Служащим при нем»: «придворным» (Злат., ср. 1Цар.16:17; 1Мак.8:6,8). – «Он воскрес из мертвых»: есть основания предполагать (ср. Мк.8:15 с Мф.16:6), что Ирод Антипа принадлежал к секте саддукейской, которая не верила в воскресение мертвых, и слова его, что Иоанн воскрес из мертвых, не противоречат этому мнению, а только более объясняют характер Антипы. «Ирод боится умершего Иоанна, даже от страха любомудрствует о воскресении... Мне кажется, что сказанное Иродом внушено и честолюбием и страхом, ибо душа, не управляемая разумом, часто вмещает в себе смесь противоположных страстей» (Злат.). Люди с слабым характером и слабыми убеждениями, под влиянием страха, смущаемые нечистою совестью, часто признают возможным то, что в теории отвергают как невозможное, как нелепость. Ирод боялся Иоанна, потому что умертвил его против своей совести, считая сам его за святого и за пророка (Мк.6:20). Смущенная совесть его и представила, что эта невинная жертва его безумия восстала из гроба, чтобы наказать его. Может быть, к таковым мыслям располагала его и молва народная, видевшая во Христе пришедшего Илию или кого-либо из древних пророков (Лк.9:7 и дал.). – «И потому» – что он не обыкновенный человек, но восставший из мертвых, «чудеса делаются им» (δυ’ναμεις – силы: ср. Мф.13:54).

Мф.14:3–5. Ибо Ирод, взяв Иоанна, связал его и посадил в темницу за Иродиаду, жену Филиппа, брата своего, потому что Иоанн говорил ему: не должно тебе иметь ее. И хотел убить его, но боялся народа, потому что его почитали за пророка.

«Далее евангелист рассказывает нам самое происшествие. А почему же не описал оного прежде? Потому что единственным его намерением было говорить о делах Христовых. Евангелисты ничего не говорили лишнего и постороннего, кроме того, что в последствии могло содействовать их главной цели. Посему и теперь не упомянули бы о происшествии, если бы оное не касалось Христа, и Ирод не сказал, что Иоанн воскрес» (Злат., ср. Феофил.). – «Посадил в темницу» (ср. Мф.11:2): в крепости Махере, лежащей на северо-восточном берегу Мертвого моря, на границе владений Ирода Антипы и арабского царя Ареты (Флав. Ant. 18, 5, 2). – «За Иродиаду» и пр.: Иродиада была дочь Аристовула, сына Ирода Великого от второй жены его Мариамны. Ирод Антипа – сын Ирода Великого от четвертой жены его Малфаки, а Филипп – от третьей жены Мариамны же. Иродиада была, таким образом, племянница как Филиппа, так и Антипы. Находясь в замужестве за дядей своим Филиппом, она имела от сего брака дочь Саломию (плясавицу). При жизни еще Филиппа, Ирод Антипа взял ее себе, отослав от себя законную жену свою, дочь помянутого арабского царя Ареты (Флав. Ant. 18, 5, 1–4). За это и обличал его Креститель, говоря: «не должно тебе иметь ее». – «Не должно»: потому что это прямо и ясно воспрещено законом Моисеевым (Лев.18:16, 20:21). Закон повелевал брату восстановить семя умершего бездетным брата своего, вступив в брак с вдовою его (Втор.25:5–6), но Филипп – муж Иродиады и брат Антипы – был еще жив, и притом имел уже от Иродиады дочь (ср. Феофил.). Следовательно, поступок Антипы был совершенно противозаконен и – строгий законник – Иоанн по справедливости обличал его за это беззаконие. – «Хотел убить»: по словам Флавия, причиною заключения Иоаннова было опасение Ирода, чтобы Иоанн не произвел народного восстания (Ant. 18, 5, 2); может быть, потому же хотел и лишить его жизни. Обличение же за Иродиаду было только внешним предлогом к тому. – «Боялся народа»: боясь, чтобы Иоанн не произвел народного восстания (хотя боязнь была напрасная), Антипа боялся и того, как бы не произошло народного восстания из-за Иоанна, если бы Антипа вздумал убить его. Ибо Иоанна «почитали за пророка», за чрезвычайного посланника Божия к народу еврейскому, и справедливо почитали его за такового, ибо он был не только пророк истинный, но даже более пророка (Мф.11:9).

Мф.14:6–7. Во время же празднования дня рождения Ирода дочь Иродиады плясала перед собранием и угодила Ироду, посему он с клятвою обещал ей дать, чего она ни попросит.

Празднования «дня рождения Ирода»: восточные цари издавна имели обычай, ныне повсюду распространенный, более или менее пышно праздновать ежегодно день рождения и давать по сему случаю пир знатнейшим и близким к ним подданным (Быт.40:20). – «Дочь Иродиады»: от брака с Филиппом; имя ее Саломия. – «Плясала и угодила Ироду»: вероятно, плясала один из тех характерных танцев, какие особенно раздражают сластолюбие восточного жителя. «Позорище все сатанинское. Во-первых, оно состоялось чрез пьянство и сластолюбие, откуда ничего не происходит доброго; во-вторых, зрители были люди развратные, а дающий пиршество всех бесчестнее. В-третьих, забава была безумная. В-четвертых, девица, чрез которую брак делался противозаконным и которой надлежало скрываться от света по причине позора своей матери, пышно является в собрании и, отложив девический стыд, всех блудниц затмевает собою» (Злат.). Саломия этой пляской вообще нарушила восточные приличия: на востоке, как известно, женщины, особенно же девицы, заботливо скрывались от взоров мужчин, и когда являлись в общество, обыкновенно покрывались. Ни одна девица не захотела бы явиться в общество мужчин в таком виде, в каком явилась Саломия, из чего можно по справедливости заключить, что она была развратна не менее своей матери Иродиады.– «С клятвою обещал» и пр.: характер сластолюбивого восточного деспота виден в этом поступке. Чтобы наградить юную развратницу, Бога призывает во свидетели, что даст ей все, чего бы ни вздумалось просить ей.

Мф.14:8. Она же, по наущению матери своей, сказала: дай мне здесь на блюде голову Иоанна Крестителя.

«Дай мне здесь»: теперь же, не медля, чтобы по прошествии пьяной и сластолюбивой восторженности не последовало отказа. – «На блюде»: собственно на подносе, на каковых раскладывались и подавались кушанья. Можно бы полагать, что, услышав совет матери, молодая девица придет в ужас, почувствует страх, но, напротив, она принимает этот совет, что еще раз показывает в ней нрав развратный. В древности бывали случаи, что цари и лица царского рода требовали к себе головы осужденных ими на казнь и – это по двум побуждениям: 1) чтобы злобно насладиться своею победой и 2) чтобы увериться, что приказание точно исполнено, и что ненавидимого осужденного действительно нет в живых более. Так Агрипина, мать Нерона, отдала приказание принеси к себе голову Лоллии Паулины, которая оскорбила ее царское величество. Голова была принесена; но, сначала не узнав ее, Агрипина взяла ее в собственные руки и внимательно рассматривала, пока не удостоверилась, что это действительно голова ее жертвы.

Мф.14:9. И опечалился царь, но, ради клятвы и возлежащих с ним, повелел дать ей,

«Опечалился царь»: причиной печали этой было: 1) уважение к Иоанну всех и самого Ирода; он знал, что это человек святой, он почитал его и сам нередко следовал внушениям его (Мк.6:20). «Почему печалится? Такова добродетель, что и по суду злых людей она достойна удивления и похвал» (Злат.); 2) он мог опасаться, что смерть всеми считавшегося за пророка Иоанна может «подвигнуть народ к ненависти против него» (Евф. 3иг.) и возбудить народное возмущение. То, что он опечалился, не противоречит тому, что он хотел убить Иоанна (Мф.14:5): нечаянность, неожиданность требования девицы смутили его, слабохарактерного, хотя у него и была мысль убить Иоанна; это совершенно понятно психологически. – «Ради клятвы и возлежащих»: несчастный царь опасался, что гости его сочтут его неверным своему слову, данному с клятвою, непостоянным и трусливым, и из самолюбия и ложного стыда решается умертвить святого человека.

Мф.14:10–11. и послал отсечь Иоанну голову в темнице. И принесли голову его на блюде и дали девице, а она отнесла матери своей.

«И послал – и принесли» и пр.: царский пир был, вероятно, не в Тивериаде, обыкновенной резиденции Ирода Антипы, а в Махере или где-либо поблизости ее; ибо от Тивериады до Махеры было по крайней мере два дня пути, а голова Крестителя, как видно из хода всего повествования, была принесена тут же (Мф.14:8), на пир, или немедленно по окончании оного пира.

Мф.14:12. Ученики же его, придя, взяли тело его и погребли его; и пошли, возвестили Иисусу.

Глава Крестителя осталась у Иродиады, тело же его благоговейно было погребено его учениками. – «И пошли, возвестили Иисусу»: побуждения к сему могли быть следующие: 1) Смерть Предтечи была событием, которое имело близкое отношение к делу Иисусову вообще. Поэтому важно было возвестить о нем Господу. 2) Может быть, они искали от Иисуса Христа утешения в своей скорби и теснее сближались с обществом учеников Его. «Не оставь без замечания и того, что ученики Иоанновы теперь уже ближе стали к Иисусу, ибо они уведомили Его о случившемся и, оставив все, делаются уже Его учениками» (3лат.). 3) Так как Иоанн подвергся смерти, от того же жестокого правителя, в области которого жил теперь и действовал Иисус Христос, продолжая дело Иоанново, то ученики Иоанновы могли опасаться, чтобы и с Иисусом не случилось подобного, и почли за нужное предварить Его. Мы видим действительно, что Господь, услышав о сем, удалился в пустынное место (Мф.14:13).

Мф.14:13. И, услышав, Иисус удалился оттуда на лодке в пустынное место один; а народ, услышав о том, пошел за Ним из городов пешком.

«Удалился»: услышав о насильственной смерти Крестителя, Господь удалился, избегая возможной опасности от Ирода, так как не пришел еще час Его. – «Оттуда»: где Он был в то время, как получил известие о смерти Крестителя, может быть, в Назарете (Мф.13:54), может быть, в другом месте, около Геннисаретского озера, судя по тому, что удалился «на лодке». – «В пустынное место»: близ города Вифсаиды (Лк.9:10, ср. прим. к Мф.11:21). Пустынными местами в Писании называются местности и не совершенно дикие, но только мало обитаемые и мало возделанные (ср. прим. к Мф.3:1). На северо-восточном берегу Геннисаретского озера было довольно много таких местностей и довольно обширных, диких и мало обитаемых, служивших местами пастбищ для стад.

Мф.14:14. И, выйдя, Иисус увидел множество людей и сжалился над ними, и исцелил больных их.

«Вышедши»: из пустынного места, в которое удалился (Мф.14:13), или из лодки, в которой удалился? Кажется, из лодки, судя по более подробному рассказу о сем евангелиста Марка (Мк.6:31–34), с чем более согласно и дальнейшее повестование ев. Матфея (Мф.14:23) и Марка (Мк.6:46). – «Сжалился над ними»: потому что они были, как овцы без пастыря, прибавляет к сему евангелист Марк (Мк.6:34, ср. прим. к Мф.9:36). – «Исцелил больных их»: «и не спрашивает здесь о вере, так как о вере их свидетельствует то самое, что они пришли к Иисусу, оставили города, тщательно искали Его и не оставляли, когда даже принуждал их к тому голод» (3лат., ср. Феофил.)).

Мф.14:15–20. Когда же настал вечер, приступили к Нему ученики Его и сказали: место здесь пустынное и время уже позднее; отпусти народ, чтобы они пошли в селения и купили себе пищи. Но Иисус сказал им: не нужно им идти, вы дайте им есть. Они же говорят Ему: у нас здесь только пять хлебов и две рыбы. Он сказал: принесите их Мне сюда. И велел народу возлечь на траву и, взяв пять хлебов и две рыбы, воззрел на небо, благословил и, преломив, дал хлебы ученикам, а ученики народу. И ели все и насытились; и набрали оставшихся кусков двенадцать коробов полных;

«Время уже позднее»: или буквально – час уже прошел. Разумеется или час, в который обыкновенно вечером вкушали пищу, час ужина, время ужина, – или час в смысле позднего времени вообще, т.е. что час дня, время дня, день прошел. – «Принесите их»: «хотя место здесь пустынное, но здесь Тот, Кто питает вселенную; хотя час уже прошел, но с вами беседует Тот, Кто не подлежит времени» (Злат., ср. Феофил.). – «Возлечь»: как обыкновенно иудеи и вообще восточные народы вкушают пищу. – «Благословил»: т.е. хлебы (Лк.9:16), как обыкновенно делал глава семейства на трапезе. В Талмуде сохранился образец молитвы, которою обыкновенно благословлял глава семейства трапезу: «буди благословен Господь Бог наш, Царь вселенной, повелевший земле производить пищу сию и виноградной лозе – питие сие». Благословляя пищу, Господь имел и другую цель, кроме исполнения благочестивого обычая: «для чего Христос воззрел на небо и благословил? Ему надлежало уверить о Себе, что послан от Отца и что равен Ему... Он поступает так не по нужде в действии, но воздавая честь родившему Его» (Злат., ср. Феофил.). – «Преломив»: на Востоке и в Палестине хлебы пеклись тонкие и хрупкие, почему их преломляли, а не резали. – «И ели все, и насытились»: евших было около пяти тысяч человек, кроме женщин и детей (Мф.14:21); следовательно, это напитане было чудесное; чудесно умножились хлебы «и не истощались в руках учеников, и тем чудо еще не ограничилось. Господь сделал, что оказался избыток, и избыток не в хлебах только, но и в кусках, дабы показать, что это точно остатки от тех хлебов, и дабы не находившиеся при совершении чуда могли узнать, что оно было» (Злат.). – «И набрали»: апостолы, раздававшие хлеб народу, набрали оставшихся от чудесной трапезы кусков «12 коробов», по числу 12-ти апостолов. Вероятно, это были обычные корзины (кузовья), какие иудеи употребляли во время путешествий, вместо сумок (Мф.10:10), употреблявшихся реже, и в которых хранилась взятая на дорогу пища. От язычников и самарян иудей не должен был и ожидать и принимать угощения; общественных заведений, где путник мог бы найти все нужное, тогда почти не было, кроме разве редких каравансераев, где можно было провести ночь, но где нельзя было найти пищи; а потому естественно, что путешественники запасались на дорогу пищей, которую и несли в корзинах за плечами или на руке.

Мф.14:21. а евших было около пяти тысяч человек, кроме женщин и детей.

«Около пяти тысяч, кроме женщин и детей»: следовательно, всех было, можно сказать, около десяти тысяч. – «Детей» собственно – малых детей (παιδι’ων), которых матери несли на руках или вели с собою. – Это чудо, как доказательство всемогущества и в то же время благости и сострадания Господа Иисуса, должно было произвести особенное впечатление на свидетелей чуда и, действительно, по свидетельству евангелиста Иоанна, они исповедали в это время Господа действительным и истинным Мессиею (Ин.6:14).

Мф.14:22. И тотчас понудил Иисус учеников Своих войти в лодку и отправиться прежде Его на другую сторону, пока Он отпустит народ.

«И тотчас», как только окончилось чудесное насыщение и собраны были остатки, «понудил Иисус» и пр.: «хотя ученикам более хотелось быть при Нем» (Злат., Феофил., Евф. 3иг.), Иисус Христос понудил их отправиться на другую сторону озера. Причина та, что Господь хотел уйти от народа, отпустив его, в уединение, чтобы не произвесть народного волнения или восстания, ибо народ, пораженный чудом умножения хлебов, признав чудотворца за истинного Мессию, хотел взять Его и против Его воли поставить Его царем (Ин.6:14–15), что совершенно противно было намерениям Господа, так как царство Его не от мира сего (Ин.18:36). Впрочем, «и в других случаях, совершивши что-нибудь великое, Христос отсылает от себя народ и учеников; а чрез сие внушает нам никогда не гоняться за людской славой и не привлекать к себе толпу... чтобы мы и не всегда старались быть с народом, и не всегда бегали оного; а напротив, из того и другого извлекали пользу, и попеременно были то в уединении, то в обществе, смотря по нужде» (Злат.). – «На другую сторону»: к земле Геннисаретской (Мф.14:34), около Капернаума, на западной стороне Геннисаретского озера, тогда как насыщение произошло в окрестностях Вифсаиды на северо-восток от озера. – «Прежде Его»: следовательно, Господь и Сам намеревался отправиться туда, только после учеников Своих. – «Пока Он отпустит народ»: с миром, успокоив происшедшее между ним волнение (Ин.6:14–15).

Мф.14:23. И, отпустив народ, Он взошел на гору помолиться наедине; и вечером оставался там один.

«Взошел на гору помолиться наедине»: «для чего Господь восходит на гору? Дабы научить нас, сколько удобны пустыня и уединение, когда нужно молиться Богу. Он часто уходит в пустыни и неоднократно проводит там ночи в молитве, уча нас избирать такое время и место, которые бы нас располагали к спокойной молитве. Ибо пустыня есть матерь безмолвия, покой и пристань, укрывающая нас от всякой тревоги» (Злат., ср. Феофил.).

Мф.14:24–25. А лодка была уже на средине моря, и ее било волнами, потому что ветер был противный. В четвертую же стражу ночи пошел к ним Иисус, идя по морю.

«В четвертую стражу ночи»: древние иудеи все время ночи делили на три части, называвшиеся стражами, по четыре часа в каждой. О первой, или начальной, страже (по нашему счету от 6 часов вечера до 10 часов вечера) упоминается в книге Плача Иеремии (Плач.2:19); о второй, или средней, страже (по нашему от 10 часов вечера до 2 часов утра) упоминается в книге Судей (Суд.7:19); о третьей, или утренней, (по нашему от 2 часов до 6 часов утра) упоминается в книге Исход (Исх.14:24). Но во времена жизни Спасителя иудеи, по примеру римлян, разделяли ночь на четыре стражи, по три часа в каждой: первая (по нашему счету) с 6 до 9 часов вечера, вторая с 9 до полуночи, третья с полуночи до 3 часов утра и четвертая – с 3 до 6 часов утра. Название этих подразделений ночи стражами произошло, вероятно, от обычая ставить во время войны в городах и лагерях часовых солдат, которые сменялись прежде три раза в продолжение ночи, а потом у римлян, со времен Помпея, четыре. Господь пошел к ученикам в четвертую, т.е. последнюю стражу, следовательно, проведши почти всю ночь на горе – в молитве. – «Идя по морю»: действие очевидно чудесное, которого никак нельзя объяснить из обычных законов природы.

Мф.14:26. И ученики, увидев Его идущего по морю, встревожились и говорили: это призрак; и от страха вскричали.

«Встревожились»: смутились, испугались. Вид человека, в темноте ночи идущего по бурным, разъяренным волнам, навел на них страх. Они приняли его за «призрак» – тень, разделяя народное верование, общее у древних, что души людей умерших являются по временам как тени и бывают видимы людьми (ср. 1Цар.28:12 и д.). «Христос не рассеял тьмы и не вдруг открыл Себя ученикам, дабы продолжительностью страха укрепить их и приучить к терпению» (Злат.).

Мф.14:27–28. Но Иисус тотчас заговорил с ними и сказал: ободритесь; это Я, не бойтесь. Петр сказал Ему в ответ: Господи! если это Ты, повели мне прийти к Тебе по воде

«Заговорил с ними»: «поелику не узнавали Его по виду, как по причине чудесного хождения, так и по причине ночного времени, то Он открывает себя посредством голоса... Сии слова рассеяли страх и внушили смелость» (Злат.). – «Это Я, говорит, который все могу, «не бойтесь»» (Феофил.). – Петр: «везде пламенный, всегда предупреждающий других учеников» (3лат.). – «Сказал» и пр.: для уверения себя и прочих учеников, что идущий по водам не призрак, но точно Господь Иисус, Петр просит Господа, чтобы Он повелел и ему идти по волнам. «Видишь ли, сколько жара, сколько веры? Хотя Петр и подвергается оттого часто опасностям что домогается чрезмерного, ибо и здесь просил слишком многого, впрочем из одной любви, а не из хвастовства... Петр был уверен, что Иисус может не только Сам ходить по морю, но вести и других, и желает скорее быть близ Него» (3лат., ср. Феофил.).

Мф.14:29–31. Он же сказал: иди. И, выйдя из лодки, Петр пошел по воде, чтобы подойти к Иисусу, но, видя сильный ветер, испугался и, начав утопать, закричал: Господи! спаси меня. Иисус тотчас простер руку, поддержал его и говорит ему: маловерный! зачем ты усомнился?

«Петр пошел по воде»: сила веры совершала чудное и над Петром, он пошел по воде. – «Но, видя сильный ветер, испугался»: «победив трудное, он едва не потерпел вреда от легчайшего; я разумею стремительность ветра, а не моря. Такова природа человеческая! Часто успев в великом, затрудняемся малостью... Когда страх еще не миновался, он осмелился идти по водам; но не мог устоять против усилия ветра, и даже находясь уже близ Христа... Когда есть недостаток с нашей стороны, тогда и божественное действие останавливается» (Злат.). Как скоро Петр испугался и, следовательно, noколебалась вера его, тотчас же начал погружаться в воду и утопать. – «Простер руку» и пр.: «Почему Господь не велел уняться ветрам, а и Сам простер руку и поддержал Петра? Потому что нужна была Петрова вера... Желая показать, что не стремление ветра, но Петрово маловерие произвело такую перемену, Господь говорит: «маловерный, зачем ты усомнился». Следовательно, он легко бы устоял против ветра, если бы в нем не ослабела вера. Посему Господь поддержал Петра, не остановив дуновения ветра в доказательство, что ветер не вредит, когда вера крепка» (3лат., ср. Феофил.).

Мф.14:32. И, когда вошли они в лодку, ветер утих.

«Ветер утих»: новое чудесное действие, необъяснимое из обыкновенных законов природы.

Мф.14:33. Бывшие же в лодке подошли, поклонились Ему и сказали: истинно Ты Сын Божий.

«Истинно Ты Сын Божий»: то есть Мессия, Единородный Сын Божий, воплотившийся (ср. Мф.16:16). Необыкновенное умножение хлебов, чудесное хождение по водам и утишение бури вызвали со стороны учеников твердое исповедание их веры в Него, как Мессию.

Мф.14:34–36. И, переправившись, прибыли в землю Геннисаретскую. Жители того места, узнав Его, послали во всю окрестность ту и принесли к Нему всех больных, и просили Его, чтобы только прикоснуться к краю одежды Его; и которые прикасались, исцелялись.

«В землю Геннисаретскую»: окрестности озера Геннисаретского с юго-западной стороны, или так называемая нижняя Галилея в 30 стадий долготы и 20 стадий широты (Иосиф. Ant. 3, 10, 8). – «Прикоснуться к краю одежды»: см. прим. к Мф.9:20.


Вам может быть интересно:

1. Толкование на Евангелие от Матфея – Глава 15 епископ Михаил (Лузин)

2. Толкование на Евангелие от Матфея – Глава 13 епископ Михаил (Лузин)

3. Толкование на Евангелие от Марка – Глава 6 епископ Михаил (Лузин)

4. Толкование на Евангелие от Марка – Глава 3 епископ Михаил (Лузин)

5. Толкование Воскресных Евангелий с нравоучительными беседами. Часть 1 – Толкование на Евангелие от Матфея в неделю восьмую (Мф.14:14–22) архиепископ Никифор (Феотокис)

6. Толкование на Евангелие от Матфея – Глава 14 праведный Иоанн Кронштадтский

7. Толкование на Евангелие по Матфею – Глава XIV блаженный Иероним Стридонский

8. Беседы на Евангелие от Матфея – Беседа 50 святитель Иоанн Златоуст

9. Четвероевангелие – Глава 12 преподобный Ефрем Сирин

10. Руководство к изучению Нового Завета. Евангелие – Вторая Пасха профессор Александр Васильевич Иванов

Комментарии для сайта Cackle