митрополит Никанор (Клементьевский)

Слово во вторую неделю св. Великого поста53

Дух же целомудрия, смиренномудрия, терпения и любве даруй ми, рабу твоему.

В прошедшую неделю беседовал я с вами54, братия, о необходимости молить и просить Господа, да удалит от нас духа праздности, уныния, любоначалия и празднословия; а теперь намерен беседовать о необходимости молить и просить Господа, да одушевит нас духом целомудрия, смирения, терпения и любви.

Не довольно того, чтобы храмина, в которую готовимся принять Господа Иисуса в таинстве причащения, была только очищена от смрада греховного: надобно наполнить ее благоуханием веры и украсить делами любви. Не довольно одного удаления от нас нечистых помыслов и вожделений; надобно, чтобы сердце и мыслило о святом, и стремилось к небесному. Не довольно для спасения быть в отрицательном положении ко греху: надобно действовать противу его, сражаться с ним и побеждать. Итак очищай, Христианин, сердце свое от нечестия, и наполняй его тогда же благочестием. Оно не должно ни на минуту оставаться порожним. Выветривай из себя дух праздности, уныния, любоначалия и празднословия; и одушевляй себя духом целомудрия, смирения терпения и любви. Вот работа на поприще поста и покаяния! Может быть, назовут эту работу тяжкою; но кто почтет ненужною, безполезною?

Господи! дух целомудрия даруй.

Что значит быть целомудренным? Это значит быть под управлением целого, неповрежденного, здравого мудрствования; это значит не позволять себе иметь никаких мыслей, желаний и действий, которых не одобряет здравый рассудок. Но чего не одобряем мы сами, то может ли быть чисто и свято? А в чем нет святости и чистоты, в том нет и целомудрия. Хорошо быть под надзором здравого смысла и совести. Никакая худая мысль, никакое худое желание не укроется от их суда. Но опасно быть под управлением чувств. Никакое сердце не сохранит своей чистоты: это стекло, которое тускнет и теряет свою прозрачность от малейшего дуновения.

Но нужно ли говорить много о целомудрии? Его достоинство очевидно. Кто станет утверждать, что нехорошо иметь чистую мысль, чистое сердце и чистые дела? Кто будет одобрять тот ум, который оскверняется нечистыми мыслями, то сердце, которое заражается нечистыми желаниями, то тело, которое растлевается нечистыми делами? Самый порочный человек скажет, что чистота сердца есть первое сокровище в жизни. Правда, никто не может видеть наших мыслей и чувствований; но может ли не видеть их Тот, пред Кем вся нага и объявлена? Кто спрашивал Фарисеев, зачем они помышляют злое в сердцах своих, не спросит ли когда и нас, зачем мы позволяли своим мыслям бродить самовольно туда и сюда, или входить и выходить под различными чужими видами и одеждою?

Дух смирения даруй.

Священное писание ясно учит, что Бог гордым противится, унижает высящихся, изливает благодать Свою на смиренных, и призирает на них оком Своей благости (Лк. 1, 48, 52. Иак. 4, 6). Нужно ли, Христианин, много убеждать тебя в том, сколь необходим для тебя дух смирения на поприще поста и покаяния? Чем похвалимся, приходя во врачебницу? Своим образованием. Но Бог требует не познаний, а дел. Своими достоинствами? Но Богу нужны не отличия, а уничижение. Если Апостол мог похвалиться только своими немощами, то мы ли можем похвалиться своими добродетелями?

Дух терпения даруй.

Если когда нужно терпение, то особенно во дни нашего говения. Сколько нам бывает искушений со стороны плоти и мира! Плоть заставляет нарушить пост, а мир побуждает отложить раскаяние до другого времени; плоть старается погрузить совесть в усыпление, а мир – завлечь нас в забавы и увеселения. Что тут делать? Покориться плоти? Совесть запрещает. Послушать мира? Осудят другие. Борись и терпи, вот лучшее средство к побеждению искушений!

Дух любви даруй.

Что любить этою любовию? На что она нужна? Она нужна, дабы возлюбить целомудрие, без которого нельзя иметь общения с Богом, – смирение, без которого нельзя приносить истинного раскаяния, – терпение, без которого нельзя совершить подвигов поста и молитвы. Она нужна, дабы возлюбить воздержание в пище и питии, – упражнение в слове Божием, – бдение и молитву. О, как кстати испрашивается дух любви! Что без неё все наши добродетели? Не более, как тело без души. Любовь оживляет их и вводит нас в любовь Божию.

Вот краткое очертание духа целомудрия, терпения и любви! Как хорошо иметь в себе этот дух! Он во всяком звании благотворен, во всяком месте нужен, во всякое время полезен. От чего же он мало примечателен в людях? От того, что мало употребителен. Все уважают целомудренную чистоту; но во многих ли она проявляется? Все одобряют смирение; но во многих ли оно действует? Все превозносят терпение; но у многих ли оно бывает? Все любят любовь; но многие ли любят ближнего, как самих себя?

Говорят, что, живя в мире, трудно сохранить дух целомудрия, смирения, терпения и любви. Помилуйте, что препятствует хранить чистоту и невинность сердца? Соблазны мира? А разве нельзя взирать на них без страсти, – видя не видеть? Что препятствует быть смиренным? Величие звания, достоинств и совершенств? А разве нельзя показать величие в смирении? От пощения можно еще отговариваться слабостию здоровья, от хождения во храм должностию, от упражнения в слове Божием житейскими нуждами, от подаяния милостыни бедностию: но чем отговоритесь от смирения и терпения? Нет, не трудно быть целомудрым, но гораздо труднее быть порочным. Посмотрите! Сколько препятствий должен преодолеть человек, дабы мог смело предаться пороку? В себе он ощущает непрестанный страх, что его беззаконные дела когда-либо обнаружатся; а вне себя видит он угрожающие законы, которыми верховная власть полагает пределы злу и разврату. В себе чувствует угрызение совести, а вне себя слышит упреки, замечает негодование и презрение от посторонних. Встречает ли эти препятствия человек, подвизающийся в целомудрии, смирении, терпении и любви к ближним?

О люди, люди! Неужели питать в себе порочные мысли и вожделения вам приятнее, нежели питать в себе чистые и святые помышления? Неужели делать грех легче, нежели творить добро? Но почто мы осуждаем других? Примем совет Апостола, который говорит: себе искушайте, и обратим взор на свои недуги. Ей, Господи! даруй нам зрети своя прегрешения и не осуждати брата нашего. Аминь.

* * *

53

Произнесено в 1837 г.

54

Смотр. в сл. 4.



Источник: Никанор, митрополит Санкт-Петербургский, Новгородский, Эстландский и Финляндский. Избранные слова и речи. Т.I. СПб, 1857. – 405 с.

Вам может быть интересно:

1. Слова и речи. Том II – Слово в день Казанской Божией Матери митрополит Никанор (Клементьевский)

2. Игумения Антония настоятельница Московских монастырей Страстного (1861-1871 гг.) и Алексеевского (1871-1897 гг.) священник Георгий Орлов

3. Историческое учение об Отцах Церкви. Том II – § 148. Содержание 3-го и 4-го слова о богословии. святитель Филарет Черниговский (Гумилевский)

4. История Минской архиепископии (1793-1832 гг.) Стефан Григорьевич Рункевич

5. Собрание слов и размышлений епископ Вениамин (Платонов)

6. Простые и краткие поучения. Том 2 протоиерей Василий Бандаков

7. Православная Церковь и сектанты – Второе пришествие Христово протоиерей Димитрий Владыков

8. Sermons – Confession Антоний, митрополит Су́рожский

9. Введение в Новозаветные книги Священного Писания епископ Михаил (Лузин)

10. О памяти смертной, заповедях Божиих и послушании, а также иных предметах, душеполезных – Приложение к статье «Таинство послушания» архимандрит Рафаил (Карелин)

Комментарии для сайта Cackle