Николай Васильевич Елагин

XI. Явление благодатной помощи о. Серафима после кончины его

Исцеление от беснования В. К. – От горячки Н. К. – От беснования Ф. – От болезни глаз Ф. В. – Избавление от разбойников К-ва. Исцеления от болезни ног; – от холеры; – от беснования; – от слепоты. – Наказанное неисполнение заповеди старца. – Рассказ святогорца. – Исцеление от горячки. – Исцеление больного дитяти. – Облегчение головной боли. – Исцеление от ушиба; – от беснования. – Возвращение зрения. – Наказанное невнимание к портрету старца. – Помощь родильнице

Праведник во веки живет, и праведный старец Серафим и после своего преставления продолжает сильным своим ходатайством перед престолом Божиим являть заступление свое тем, которые с верою и усердием призывают его на помощь. Многие, одержимые тяжкими болезнями, находившиеся в трудных обстоятельствах жизни, удрученные скорбями и искушениями, гласно свидетельствуют о себе, что они получали скорую помощь, когда испрашивали ходатайства старца Серафима пред Господом. Таких случаев очень много; но мы приведем здесь только некоторые из них.

Не прошло полугода после кончины старца Серафима, как одна сестра Дивеевской обители В. К. подверглась, неизвестно отчего, припадкам беснования. В этом состоянии, теряя рассудок, она билась о землю, в исступлении рвала на себе волосы, с неимоверною силою порывалась бежать прочь от людей без определенной цели. В одну ночь видит она себя в Дивеевской церкви во имя Рождества Христова; тут была сестра Д. Ф. и старец Серафим. Старец, взяв ее руку, вложил в свою, а под другую руку приказал взять сестре Д. Ф., и введя больную в алтарь, обошел с нею кругом престола: она вдруг почувствовала себя легко и хорошо. Проснувшись, она сотворила крестное знамение, осмотрелась кругом, ощупывала свою остриженную голову, все ясно понимая, и встала сама совершенно здоровой. С тех пор уже не подвергалась прежним припадкам.

В июне 1833 года, г-жа Колычева писала к Георгию, затворнику Задонскому, из Сарова: послушник Саровский Феодор, уроженец города Козлова, Тамбовской губернии, живши в мире, был подвержен беснованию и тяжко страдал. Испытав тщетно разные средства лечения, он явился к игумену Саровской пустыни о. Нифонту и со слезами просил принять его в обитель на жизнь покаянную, сознавая, что Господь за грехи попустил ему нести страшное искушение от диавола. Вняв убедительной просьбе, игумен принял его в обитель. С полным усердием новоначальный инок исполнял возложенные на него послушания, а немногие свободные часы отдыха употреблял на молитву, оставляя для сна самое краткое время. В один день, после слезной к Богу молитвы, едва предался он дремоте, в тонком сне узрел пред собою старца Серафима в той одежде, какую обыкновенно старец носил в последние годы. Явившийся советовал ему отслужить молебен Божией Матери и панихиду об убогом Серафиме, и по исполнении сего обещал ему выздоровление. С несомненною верой в действенность молитвы почившего в Бозе о. Серафима, молодой инок немедленно выполнил повеленное старцем. По окончании молебного пения Богородице, совершена панихида. Когда диакон начал возглашать: во блаженном успении вечный покой подаждь Господи, усопшему рабу Твоему иеромонаху Серафиму, Феодор пал на землю и начался с ним припадок, во время коего, в ужасных конвульсиях, из рта его показался дым, замеченный всеми тут находившимися. После сего он оставался около получаса в бесчувственном положении, и с тех пор за молитвы старца Серафима, навсегда освободился от беснования.

Два года спустя после кончины о. Серафима, сестра Дивеевской обители Н. К. была больна горячкою, и уже находилась при дверях гроба, так что, отчаявшись во всех способах врачевания, ее соборовали св. елеем. Во время болезни она совершенно потеряла владение рукою и ее перекладывали на постели, подложив платок. Однажды видит она во сне о. Серафима.

Он говорит ей: «что ты, матушка, не придешь ко мне на источник»?

Она отвечала: – я больна: у меня рука отнялась.

«Которая»? спрашивает старец.

– Правая.

Старец, взяв ее за больную руку, поднял, повторяя: «приди ко мне на источник».

Проснувшись, она нашла руку свою исцеленною и могла действовать как здоровою. Но, будучи слаба от бывшей горячки, не могла идти пешком в Саров: в тот же день ее повезли туда, облили водою из источника о. Серафима – и она получила полное выздоровление и обновление сил. (Рассказ самой сестры, 1862 года Июля 20 дня).

Сестра Дивеевской обители Ф. В. сделалась больна глазами. Накануне нового 1835 г. видит она сон, что находится в церкви Тихвинской Божией Матери. Отец Серафим выходит из царских врат в белой ризе, подает воздух и велит отереть им глаза, а сам стал позади ее. Она спросила его: «ты ли это, батюшка»? Серафим отвечал: «какая ты, радость моя, неверующая! Сама же просила меня, а не веришь, ведь я у вас обедню совершаю». После сего Серафим сделался невидим. С этого времени болезнь глаз прошла у сестры (Рассказ самой исцелевшей).

И. Яковл. Карат-в рассказывал о себе, что в 1833г., возвращаясь в полк свой из домового отпуска, он, по молитвам старца Серафима, которого призвал в минуту опасности, был спасен от разбойников, напавших на него в дороге.

Ротмистр Африкан Васильевич Теплов, питавший особое уважение к о. Серафиму и им любимый, в 1834 г. приехал в Саров с семейством, в котором трехлетняя дочь болела ногами и почти не могла стоять. Отслужив панихиду на могиле почившего старца, понесли дитя к Серафимову источнику, твердо веруя, что Господь за молитвы старца помилует больную. Напоив дитя водою из сего источника и омыв ноги, взяли этой воды в монастырь с намерением отслужить над нею молебен с водоосвящением. При входе в монастырь дитя вдруг попросилось долой с рук няньки, выражая стремление идти самой. Нянька, после долгого сопротивления, наконец решилась пустить и взяв за руки, повела ребенка; но девочка выдернула свою руку и побежала вперед сама, как здоровая. Обрадованные чудом сродники исцелевшей поспешили на могилу о. Серафима и со слезами благодарили его за милостивое ходатайство о них.

В 1846 году второй сын ротмистра А. В. Теплова вывихнул себе ногу и страдал от боли около 2-х лет. Между тем пришло время определения его на службу. Твердо уповая на предстательство и помощь о. Серафима, много являвшего благодеяний семейству его, А. В. Т. отправился в Саровскую пустыню. Отслужив панихиду по старце Серафиме, не смотря на холод (это было 21 декабря 1848 г.), он отправился на источник о. Серафима с двумя сыновьями, и больной вымыл водою из источника свою ногу. Чрез несколько часов оба брата пошли опять на источник. Болящий из них облился водою с головы до ног, и потом на коленях пред иконами, утвержденными на особом столбе в часовне у источника, долго молился вместе с братом, прося Бога помиловать его за молитвы о. Серафима. Возвратясь домой больной объявил, что не чувствует уже боли в ноге и находясь в совершенном здоровье, служил в кавалерийском полку.

Манатейный монах Саровской пустыни о. Киприан писал в 1840 году: «по смерти 6. Серафима досталась мне шапочка из черной крашенины, которую он обыкновенно нашивал на голове своей. Издавна я подвержен был сильной и продолжительной головной болезни, от которой лежал по несколько дней в постели. С приобретением шапочки, я стал надевать ее на себя при появлении болезни и мысленно просил молитв о. Серафима об избавлении меня от страданий. С возложением на себя шапочки всякий раз боль проходила. Такое же действие в зубной болезни приводилось мне испытывать неоднократно от отломка того камня, на котором блаженный о. Серафим подвизался в пустыне, когда я сей обломок клал на больные зубы».

Нижегородской губернии, Ардатовского уезда, села Большого – Череватова, удельный крестьянин Г. Д. С., в 1848г. на дороге в село Окиль почувствовал припадки холеры. По вере к старцу Серафиму поехал поспешно на источник о. Серафима: умылся, окатился и напился воды из источника – и от этого почувствовал такое облегчение, как будто никогда болен не был.

Однажды привели к источнику о. Серафима бесноватую женщину: несчастная драла себя за волосы, рвала свою одежду и ужасно кричала. На нее начали лить воду из источника, и она закричала: «пустите, пустите, замучил меня монах»! Не смотря на то, на нее продолжали лить воду до тех пор, пока она пришла в спокойное состояние и забылась. Придя в себя чрез несколько времени, она стала совершенно здорова, оградила себя крестным знамением, сама напилась воды из источника – и с того времени прежние припадки не возвращались к ней.

Помещик Нижегородской губернии Д. А. А., благотворитель Дивеевской общины, об упокоении души которого ежедневно читается Псалтирь по правилам той обители, под старость лишился зрения, так что ничего не мог видеть. С этою потерею он лишился и другого наслаждения, которое чувствовал при чтении книг св. Писания и Отцов Церкви. Занятие это было единственным утешением его старости. Отягченный скорбью, он послал нарочного к двоюродной сестре своей, Е. А. Б., с уведомлением о своей печали и с просьбою навестить его. Сестра, услышав от посланного о несчастии брата, тотчас же послала ему воды из источника о. Серафима, которую она всегда имела у себя в доме. Этот подарок очень утешил старца, и он немедленно приступил к исполнению переданного от сестры наставления, как поступают с этою водою. «Я приказал – говорил он – подать себе чистое полотенце, намочил его водою от источника Серафимова, и потом приложил его к больным своим глазам с молитвою: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, молитвами угодника Твоею Серафима, исцели меня. Я повторил это три раза. И вот, когда, чрез несколько минут, я отнял в первый раз полотенце от глаз своих, увидел все, что меня окружало, как-бы в каком тумане, или как-бы сквозь самое частое сито. Во второй раз я начал уже различать предметы, и, наконец, после третьего раза, я в состоянии был даже читать; болезнь моя совсем миновалась. Изумленный этим внезапным и столь чудесным исцелением, за молитвы угодника Божия Серафима, я поспешил прежде всего в Саровскую пустынь, чтобы отслужить здесь благодарственный молебен Господу Богу и Пречистой Его Матери и панихиду по о. Серафиме, а потом положил себе за правило, ежегодно уделять часть своих доходов Дивеевской женской общине, зная, какое отеческое попечение имел о ней благодетельный старец Серафим».

Года за полтора до кончины о. Серафима, Н. М. К., бывши со своею женою в Сарове, в беседе с старцем, получил от него одно приказание, вроде заповеди, для жизни супружеской. О. Серафим с ангельскою улыбкой сказал: «если вы этого не исполните, то ты и она скоро умрете». Пока жив был о. Серафим, с помощью Божией, они соблюдали заповедь старческую; но потом, мало-по-малу, стали позабывать ее и несколько раз преступили. После этого, внезапно Н. М. К. сделался болен расслаблением всех членов и чем-то в роде сильной горячки, так что чрез две недели после того, как слег в постель, он лишился голоса, губы его помертвели, и он был совершенно безнадежен. В тот самый день, когда уже смерть готова была взять свою жертву, утром приходит к нему пользовавший его лекарь Д. А. В. и рассказывает окружавшим больного свой сон; ему представилось, что он шел к К. и вдруг попался ему навстречу седой старичок, в лаптях и в рубище, который остановил его и сказал: «ты идешь лечить его? Ты его не вылечишь, и он должен умереть; но ты скажи ему, чтобы он дал пред Богом какой-нибудь обет – и тогда он останется в живых». Больной слышал этот рассказ лекаря, и по уходе его стал размышлять о слышанном. Тотчас понял он, что этот старичок был не иной кто, как отец Серафим, хотя уже скончавшийся, и что настоящая болезнь была следствием нарушения заповеди. Тогда К. начал горько раскаиваться в своем поступке и дал обет Богу, что если останется в живых, то возьмет под свой покров одну из своих родственниц, сироту Надежду. Только что он сделал в душе своей этот обет, как почувствовал мгновенно облегчение болезни: чрез несколько минут сел сам собою на постели, и потом начал звать жену обыкновенным голосом здорового человека, и вместе с нею изливал пред Господом радостные слезы о дивном, благодатном исцелении, дарованном ему отцом Серафимом. На другой же день больной стал ходить по комнатам и вскоре совершенно выздоровел.

Известный и всеми уважаемый под именем Святогорца русский подвижник Афона, иеромонах Серафим, в схиме Сергий, в своих келейных записках передает следующее обстоятельство. «В 1849 г., при моем отъезде из Вятки, я заболел. Болезнь моя была убийственна: я не думал, что останусь жив, потому что враг сильно восставал на меня. Никакие средства обыкновенные не могли меня восставить и возвратить мне силу и здоровье. Я отчаялся. Только в первый вечер 1850 г. вдруг как будто кто-то тихо говорит мне: «завтра день кончины о. Серафима Саровского старца, отслужи по нем заупокойную литургию и панихиду – и он тебя исцелит». Это меня сильно утешило. А надобно было сказать, что я хотя лично и не знал о. Серафима, но в 1838 г., бывши в Сарове, посещал его пустыньку, и с той поры возымел к нему веру и любовь. Эта сердечная привязанность и вера еще более утвердились во мне, когда в 1839 году мне снилось, что я служу молебен о. Серафиму, от всей души и громко воспевая: «Преподобне отче Серафиме, моли Бога о нас»! Только по шестой песни мне нужно было читать Евангелие, и меня затрудняла мысль, какое же читать Евангелие – преподобного, такое-ли или другое какое? Вдруг кто-то говорит мне: читай от Матфея 36-ое зачало. Яри этих словах таинственного голоса я пробудился. С той поры и поныне я искренно верую, что о. Серафим великий угодник Божий. Но обращусь к начатому. По тайному внушению, убеждавшему меня к поминовению о. Серафима, я попросил, сам будучи не в силах, отслужить по нем литургию и панихиду, и лишь только это сделал – болезнь моя миновалась я почувствовал чрезвычайное спокойствие, избавился от насилия неприязненного. И с той поры поныне благодатью Божией здоров. (Соч. и письм. Святогорца. С.-П.Б. 1858, стр. 209).

Е. П. М. рассказывала такой случай с своею теткой. В 1854 г. она приехала в Дивеевскую обитель помолиться, и после всенощной, вспотевши, выпила два стакана воды, отчего открылась в ней сильная горячка. Три недели больная не пила, не ела и не спала; на четвертой неделе болезни сделался обморок. На выздоровление не было надежды; больная была напутствована таинствами к смерти. Но бывшая спутницею больной Смоленская инокиня, ездившая для сбора подаяний на свою обитель, повергшись пред иконою Богоматери, молила о. Серафима испросить у Царицы Небесной продолжение жизни болящей.

Однажды утром она подходит к болящей и говорит: – какой я видела сон о вас.

Больная с трепетом сказала: «верно о моей смерти»?

– Нет, вы будете живы и здоровы, о. Серафим мне сказал.

Больная, не поднимавшая доселе головы с подушки, встала и села, говоря: «ну, рассказывай скорее»!

Та рассказала, что о. Серафим, успокаивая ее, сказал ей: «будь спокойна: раба Божия Евдокия будет жива. Я молил Господа и Пречистую Его Матерь».

Потом видела во сне, что будто он взял больную, повел по канавке, обвел кругом собора и привел к образу Умиления Божией Матери, вложенному в стене собора.

Выслушав сей рассказ, больная почувствовала себя совершенно здоровою. На другой день, желая подышать свежим воздухом, велела кучеру везти себя куда-нибудь, не назначая пути. Он повез ее по канавке, потом обвез кругом собора и к образу Божией Матери Умиления. Так исполнились слова старца Серафима, сказанные в сновидении Смоленской инокине. (Это исцеление записано было рукою самой болящей под иконою, стоявшей на источнике).

В 1856 г. единственный сын вице-губернатора Костромской губернии, действ. стат. сов. А. А. Борз-ко, будучи восьми лет, начал страдать спазмами в желудке. Болезнь эта, сначала довольно легкая, скоро превратилась в сильную с припадками. Спустя несколько времени спазмы прекратились, заменясь тоскою, так что дитя, совершенно веселое и здоровое, вдруг делалось скучным. Тоска усиливалась постоянно и припадок оканчивался слезами, а не редко и появлением пены изо рта. Наконец явились спазмы в дыхательном горле. Припадки болезни обнаруживались в день раз по пяти, а ночью дитя спало спокойно, только в последний период болезни припадки стали появляться и ночью. Медицинские пособия мало приносили пользы, и родители опасались уже лишиться своего сына, и только упование на милость Божию сохраняло в них еще некоторую надежду. В это время, хорошо знакомая сему семейству рясофорная монахиня Костромского женского монастыря С. Д. Дав-ва, впоследствии игуменья той обители Мария, отправляясь посетить некоторые монастыри русские, подарила матери больного дитяти описание жизни и подвигов отца Серафима Саровского. Родители часто читали вместе эту книгу, дивясь подвигам старца и действиям благодати Божией, в нем открывшимся. Была половина сентября, а болезнь дитяти, начавшаяся в июле, все продолжалась. В одну ночь ребенок видит во сне Спасителя в красной одежде, окруженного Ангелами, Который говорил ему: «ты будешь здоров, если исполнишь то, что тебе приказано будет старцем, который к тебе придет». Когда это видение кончилось, явился старец и, назвав себя Серафимом, сказал дитяти: «если желаешь быть здоровым, возьми воды из источника, находящегося в Саровском лесу и называемого Серафимовым источником, и три дня утром и вечером водою этою омывай себе голову, грудь, руки и ноги и пей ее». Этот сон ребенок рассказал няне, которая передала его родителям, перед которыми и сам он повторил свой рассказ. Возблагодарив Бога за милость Его, родители недоумевали, как достать воды и предались воле Божией, надеясь, что Господь укажет им способы к сему. На утро больной ребенок рассказал другой сон. К нему явилась Божия Матерь, окруженная Ангелами, и с любовью приказывала исполнить непременно то, что советовал о. Серафим. Это второе видение еще более удостоверило родителей в заступничестве отца Серафима и милосердии Божием к больному. Тогда как они рассуждали о том, как достать воды, приносят записку от С. Д. Дав-вой, которая извещала мать больного о своем возвращении из путешествия. Первою мыслью родителей было просить Д-ву научить их, как достать из Сарова воду из источника о. Серафима. В ответ на эту просьбу она прислала бутылку воды, почерпнутой в источнике о. Серафима. Видя в сем особую милость Божию, возблагодарив Бога, начали употреблять воду по наставлению, данному во сне. Дитя, постепенно оправляясь, совершенно выздоровело. Тогда же родители, если не за себя, то за сына дали обет непременно быть в Сарове и помолиться на гробе отца Серафима. Обстоятельства службы и семейные только в 1860 г. июля 14-го дали возможность г. Б-ко вместе с сыном исполнить свое обещание – быть в Сарове. И тогда он собственноручною запиской объявил настоятелю Саровской обители о исцелении своего сына, по предстательству блаженного старца Серафима.

Тамбовской губернии, Шацкого уезда, помещик полковник В. А. Пан-в страдал постоянно головною болью. В 1857 году приехал он к 15 августа в Саров, в самый праздник Успения Пресвятой Богородицы. Отстояв в больничной церкви раннюю обедню, он пожелал до поздней сходить на источник о. Серафима. Но мысль, что жена будет дожидаться на гостинице с чаем, смущала его, и он уже направил шаги свои к гостинице, но вдруг, сам не зная как, очутился по дороге к источнику. Пришедши туда, он все боялся облить водою больную свою голову, чувствуя в ней шум и ломоту, а утро было холодное, сырое и шел маленький дождь. Здесь невидимая рука Божия устроила его исцеление чудесным образом. Нечаянно ноги его поскользнулись на мокрой глине, и он упал у источника прямо головою под желоб: невольно облит он был весь целительною водою. Не боясь более простуды, больной, поднявшись на ноги, сам несколько раз еще обливал голову и не чувствовал ни малейшей боли.

Когда полковник П-в возвращался в монастырь, с ним встретился крестьянин, который поведал, в свою очередь, следующее о своем исцелении: «вот меня сегодня исцелил батюшка Серафим! У меня болела рука, распухла, затверделась и не поднималась, я и пришел в Саров с этою болезнью. Сегодня помочил ее два раза водою из источника, и рука совершенно стала здорова». Пришедши на гостиницу полковник рассказывал всем об этих двух исцелениях.

1858 года сестра общины Дивеевской Евдокия, в среду на пятой неделе Великого поста, вместе с другими сестрами набивала льдом огромный общий ледник, глубиною в три сажени. Нечаянно поскользнувшись с доски, положенной над срубом, она упала на самое дно ледника, где было несколько льду, набросанного острыми глыбами. Несчастная от сильного удара не испустила ни малейшего стона. Прочие сестры в это время все были вне ледника, хлопотали около саней своих. Когда старшая заметила, что нет одной из них, спросила: «где Евдокия»? Никто не знал, что сказать. Взошедши в ледник, они на дне его, в темноте, увидели ее в своей одежде. Ужас поразил всех; полагали, что она уже мертвая. Двое мужчин, с помощью сестер, с величайшим трудом вынули ее из ямы. Видя, что она жива еще, возблагодарили Господа, отнесли ее в самую ближайшую келью, побежали за духовником и, по благословению настоятельницы, послали в село Вертьяново за лекарем. Спустя несколько часов, страдалица пришла в чувство, исповедалась и приобщилась св. Таин; жаловалась на смертельную боль в боку и в голове, на которой показалось много шишек. Приехавший лекарь сделал необходимое кровопускание, но сказал, что ушиб очень опасный. Весь бок разнесло опухолью; нельзя было узнать: нет ли перелома в ребрах, а прикосновение к ним повергало больную в продолжительный обморок. Чрез четыре дня перевезли ее в больницу, но и там страдавшая вскрикивала и стонала, когда четверо едва могли взять ее, чтобы приподнять на подушки; лежала она все на одном правом боку. Спустя две недели после ушиба, в течение которых она почти не спала от боли, в полночь на великий четверток забылась она тонким сном и видит, что батюшка Серафим, вошедши в келью, где лежала больная, сказал: «я пришел навестить своих нищих; давно здесь не был», и говоря это, подошел к кровати больной. Она с горькими слезами говорит ему: «батюшка, как у меня бок-то болит»! Старец, сложивши три перста правой руки, крестил ее расшибленное место, говоря: «прикладываю тебе пластырь и обязания». Повторивши это три раза, он стал невидим. Евдокия открыла глаза – в келье была совершенная пустота и тишина. Она опять заснула скоро. Проснувшись в 5 часов утра, увидела себя лежащею на больном боку, не чувствуя никакой боли. Припомнив явление к ней батюшки Серафима, она говорила, что «я долго чувствовала, как будто пластырь лежит на ушибленном месте». В тот же день больная одна, без всякой помощи, встала с кровати, прошла несколько раз по келье и рассказывала всем о чудесном своем исцелении, исповедалась и приобщилась св. Таин, укрепляясь духом и телом за молитвы старца Серафима.

Рязанской губернии и уезда крестьянская молодая женщина Ольга И. получила припадки мучительной болезни, которая сопровождалась икотою, зевотою, омрачением зрения и исступлением. Она терзала себя, кричала, показывала неестественную силу и рвала в лоскутья свою одежду. Страдания ее продолжались 8 лет. В 1858 году, с тремя странницами, она пошла в Саров и Дивеево; дорогою чувствовала иногда припадки, но могла еще идти. По мере приближения к Сарову, припадки ее усиливались, а увидав его, она легла на дороге и решительно не хотела идти далее. С большим усилием привели страждущую в Саров. После молебна Царице Небесной и панихиды по отце Серафиме отправилась она с спутницами своими на его источник. Здесь припадок был необыкновенно сильный; она кричала: «что ты меня душишь! Я силен, что ты меня вяжешь? Я выйду, выйду»! Ее ударяло несколько раз замертво о землю, часа два она была слепою и немою. Наконец злой дух закричал: «три вышло, один остался». Спустя сутки, она приобщилась в Сарове св. Таин и отправилась в Дивеево. Не доходя же за полверсты до монастыря, она упала на землю. Несколько раз на дороге перевертывало ее как колесо; с большим усилием довели больную к вечеру до гостиницы; всю ночь больная провела в беспокойстве и убежала бы, если бы ее не держали. Утром, не сказывая куда, повели ее в церковь Преображения Господня, где пустынька преподобного отца Серафима обращена в св. алтарь и хранится вся его одежда. Неестественная сила противилась силе нескольких человек, когда тащили ее в церковь. Злой дух кричал: «выйду, выйду, буду молчать». С распростертыми руками, ногами и раздувшейся шеей, и животом потащили ее к камню Серафимову. Положив на него больную, накрыли ее мантией, возложили на нее епитрахиль старца: больная сильно кричала и после того, как на руки надели ей рукавички отца Серафима, она сделалась как-бы мертвая. Мало по малу шея, живот и все члены начали приходить в естественное положение; пробыв без чувств часа полтора, больная совершенно пришла в себя, молилась со слезами, благодарила Господа и угодника Его за свое исцеление, но была слаба, не могла говорить много, а все рассказываемое о ней спутницами подтверждала, подтверждала и то, что ей никогда не было так легко и покойно, как теперь. Настоятельница общины благословила ее на дорогу портретом отца Серафима и частичкой от его камня. На другой день, отстоявши обедню, молебен и панихиду, она отправилась в Москву.

Города Пензы, мещанская жена Евдокия Очкина рассказывала следующее: «В 1843 году, ходила я в саду с трехлетнею дочерью моею Елизаветой; не знаю, как к бахроме моего платья пристал репей. При снятии его, вероятно, соринка отлетела и попала в глаза девочки. Елизавета моя вдруг вскрикнула и, закрыв оба глаза, стала плакать, проливая потоки слез. Я призывала старушек осмотреть, что с нею; они искали сор языком, выворачивали глаза на кольцо, но дочь моя окончательно лишилась зрения. Прошел год; в Пензу приехал из Петербурга доктор: я носила к нему слепую, но ее глаз невозможно было и ему рассмотреть: никакие средства не помогли ему открыть сжатых и как бы сросшихся век. Доктор отказался от помощи. Еще год спустя, ослепшая дочь моя сидела около меня на полу; и я положила ей на колени игрушек: она ощупью перебирала их. Я плакала, глядя на нее, и говорила мысленно: «отец Серафим! помолись Господу, чтоб открылись глаза слепой моей дочери; я к тебе в Саров пойду пешком». В эту самую минуту она вспрыгнула на ноги и бегом побежала по комнате. С тех пор она стала видеть, как и прежде; но, проживши около двух лет, скончалась; я же грешная совсем забыла о данном мною обещании на счет путешествия в Саров и за это была вторично наказана. Другая дочь моя, Мария, будучи тоже трех лет, сильно заболела глазами; примочки и лекарства не помогали ей; тут-то я вспомнила, что обещалась идти в Саров. Не мешкая ни мало, я отправилась в путь и в тот же самый день, как служила панихиду по батюшке Серафиме, малютка моя исцелилась. Только на одном глазе остался знак – не то, чтобы бельмо, но маленькое пятнышко, которое, впрочем, не мешает ей видеть, как бы в память того, что мать забвением обещания прогневала человека Божия. В 1858 году она была в Дивееве со своею 15-ти летнею дочерью Мариею и все написанное рассказала сама.

В 1859 г. жена почтмейстера города Темникова, получив из Сарова портрет старца Серафима, писанный на осколке от камня, на котором старец стоял и молился, хотела послать его в подарок своему благодетелю в Тамбов. С этою мыслью, забывшись сном, она видит старца Серафима, который, строго взглянув на нее, сказал: «почему же ты не хочешь сама иметь мой портрет» и с этими словами ударил ее по плечу. Проснувшись от сего, она почувствовала трясение во всем теле; плечо, по которому сделан удар, и рука совершенно оцепенели, как бы разбитые параличом. Она немедленно отправилась в Саров, отслужила панихиду, с усердием молилась на могиле о. Серафима и тут же получила совершенное исцеление от своей болезни.

Г-жа Ал-ва, будучи беременна, весьма боялась приближения времени родить, так-как роды всегда были особенно тяжелы для нее и опасны. В это время зашел к нам в дом странник, у которого было описание жизни старца Серафима. Прочитав эту книгу, г-жа А. после молитвы к Господу Богу, положила свое упование на блаженного старца Серафима и просила его помощи. После этого она почувствовала себя гораздо лучше; всякий страх прошел уже, было что-то радостное на душе. Наступило время родов. Без всякой помощи от людей, призывая на помощь только Богоматерь и старца Серафима, А-ва родила без прежних страданий сына, которого назвала Серафимом. (Собственноручное письмо г-жи Алт-вой к настоятелю Саровской обитали 11 .

* * *

11

Все изложенные здесь рассказы о чудесных исцелениях по молитвам старца Серафима Саровского заимствованы из 4-го издания книги: Житие старца Серафима. Собств. Саровской обители Муром. 1893 г.


Источник: Житие старца Серафима, Саровской обители иеромонаха, пустынножителя и затворника / [ред.- М. Д. Молотников]. - Изд. 3-е, испр. и доп. - Клин : Христианская жизнь, 2011. - 511 с. (Дивен Бог во святых своих). / Житие Старца Серафима Саровской обители иеромонаха, пустынножителя и затворника. 3-400 с. ISBN 978-5-93313-127-4

Комментарии для сайта Cackle