святитель Николай Сербский (Велимирович)

Типы в притчах

Какова вода, Феодул, в огромном море, такова она и в ракушке. Та же самая.

Маленькой была страна Палестина во времена Спасителя, очень маленькой в сравнении с остальными царствами земными и совсем незначительной в сравнении с целой планетой земной. Но в ней оказались все человеческие типы этой планеты, когда Мессия явился в мир. В прошлый раз мы рассмотрели многие из этих типов, а сейчас завершим их подсчет типами человеческими из притч Христа.

Одни люди подобны дереву доброму, а другие – дереву злому. Ни доброе дерево не приносит злого плода, ни злое дерево не дает доброго плода. Так и люди: добрые приносят добрый плод, то есть совершают хорошие дела, а злые приносят злой плод, то есть дела злые. Итак, следовательно, «по плодам их узна́ете их», как сказал Господь. «Собирают ли с терновника виноград, или с репейника смоквы?»268 Дерево, не приносящее доброго плода, засыхает, как бесплодная смоковница, проклятая Господом269, или его срубают топором и в огонь бросают (см.: Мф. 7, 19).

Далее, одни люди мудрые, а другие безумные. Мудрые – это те, кто строит дом свой на твердом основании, на камне. И, когда ударит дождь, и нахлынут воды, и подуют ветры, дом их стоит и выдерживает все. Таков «всякий, кто слушает слова Мои сии и исполняет их», говорит Господь. А безумные – это те, кто строит свой дом на песке, и, когда грянут буря и ураган, дом их не выдерживает и обрушивается. Таков всякий, говорит Господь, «кто слушает сии слова Мои и не исполняет их» (ср.: Мф. 7, 24, 26). Речь здесь идет о созидании души, духовного дома, скажем еще: и характера человеческого.

Четыре типа людей выведены в притче о сеятеле: так люди делятся по их отношению к слову Божию. К первому типу относятся люди, в ду́ши которых слово Божие падает, как семя сеятеля при дороге. Всякие птицы крылатые, или различные теории светские, быстро выклевывают Божественное семя из этих поверхностных людей, чьи души подобны камню, покрытому тонким слоем земли, из-за чего посеянное в них семя быстро погибает. К третьему типу270 относятся люди, чьи души запутались в разросшемся бурьяне забот мира сего, и Божественное семя в них было задушено. Четвертый тип представляют люди, чьи души подобны земле доброй и хорошо возделанной, которая, принимая слово Божие в себя, приносит обильный плод, в сто, шестьдесят или тридцать раз больше посеянного (см.: Мф. 13, 3–23).

Эта притча, животрепещущая и реалистичная, злободневна и сегодня так же, как тогда, когда она в первый раз прозвучала из уст Господних. Эти четыре типа людей мы каждый день можем видеть вокруг себя. И без труда можем сами себя отнести к тому или иному типу. О Феодул, определи же скорее твой и мой тип. И потщимся оба войти в четвертый тип, пока Господин жатвы еще не взмахнул Своим серпом.

В притче о милосердном самарянине изображены три типа людей в соответствии с их отношением к несчастью своего ближнего. Первый тип, к сожалению, представляет священник, который, на ходу едва взглянул на избитого человека, лежащего на обочине, услышал его просьбу о помощи, но, словно ничего не видя и не слыша, прошел мимо и удалился. Второй тип – это левит, то есть снова служитель храма – помощник священника; он видел и слышал израненного, «подошел и, посмотрев на него, прошел мимо»271, таким образом показав свое черствое сердце, хладнокровно продолжил свой путь: какое ему дело до чужого горя? – хотя обнаружил свое любопытство: подошел, посмотрел, да и, вернувшись на свою дорогу, удалился. И священник, и левит – правоверные израильтяне, кичившиеся своей верой; а эта их вера была лишь на словах, но не на деле. Тут набрел на несчастного один самарянин, то есть человек из Самарии, которую евреи презирали, как полуязыческую и идолопоклонническую область272. И именно этот полуязычник и идолопоклонник умилостивился над израненным: подошел к нему, перевязал ему раны и отвез его в гостиницу.

Покраснел ли ты, Феодул? Как не покраснеть, если вспомнить, что и сейчас есть турки, арабы, индийцы, персы и другие люди нехристианской веры, оказывающиеся более милосердными к страдающему соседу своему, чем крещеные люди?

Притча о человеке-барсуке273. Господь Иисус царя Ирода назвал лисицей, а мы назовем барсуком того алчного богача, что не помышлял ни о смерти, ни о Суде Божием. Он отстроил себе новые амбары, наполнил их житом и сказал душе своей: «много добра лежит у тебя на многие годы: покойся, ешь, пей, веселись»274. А той ночью, когда он сказал это, взята была душа его и он умер. Это тип человека, от начала до конца плотского, жадного и легкомысленного. Он страдает от своей глупости, а другие страдают от его эгоизма. И во времена оные, и теперь.

В притче о милосердном царе и немилосердном должнике запечатлен тип, крайне распространенный в мире. Милосердный царь великодушно простил своему слуге долг, составлявший огромную сумму – в десять тысяч талантов275. Прощенный и помилованный, этот злой должник нашел своего товарища, который не вернул ему всего лишь сто грошей, и стал требовать их возвращения. Напрасно бедный человек умолял его потерпеть немного, обещая все заплатить: злобный схватил его за горло и стал душить, крича: «Отдай мне, что должен!». Наконец он потащил его к судье и засадил в темницу. Милосердный царь в этой притче – это Сам Господь, по молитве людей прощающий им огромные долги, а злой слуга – это многие-премногие из нас, немилосердно поступающие с незлостными должниками своими, забывая о милосердии Бога по отношению к ним, за что и поражает их праведный гнев Господень: «И, разгневавшись, государь его отдал его истязателям, пока не отдаст ему всего долга»276.

Один человек имел двух сыновей (см.: Лк. 15, 11). Старший сын почитал отца и был ему верен и послушен, а младший сын, потребовав свою долю наследства, оставил отца и брата и стал прожигать свое достояние, предавшись азартным играм, пока наконец, обнищавший и бездомный, не нанялся в свинари к некоему человеку, служа которому, он одумался, устыдился себя, раскаялся и вернулся к отцу, умоляя простить и принять его как последнего своего слугу. Отец обнял его, простил и принял его не как слугу, а как заблудшего, но раскаявшегося сына. Два сына в этой притче представляют два типа детей: детей, пребывающих в послушании у своих родителей, и детей, жаждущих свободы. А родитель есть родитель, и, если дети его огорчат, но покаются и обратятся к нему, он быстро все забывает и принимает их снова в объятия свои. Так и Бог поступает с теми, кто по гордости своей или по многознанию отвращается от Него, но, познав беды и страдание, снова приклоняется к Богу, хвалит, славит Его и молится Ему.

И еще один человек, у которого было два сына (см.: Мф. 21, 28). Однажды сказал он первому сыну: «Сын, иди поработай сегодня в винограднике моем». А сын, отвечая ему, сказал: «Не пойду». Но потом раскаялся и пошел в виноградник. Сказал отец и другому сыну то же самое; сын отвечал ему: «Пойду, господин», но не пошел. Кто из этих двух исполнил волю отца? Конечно, первый. Это два типа людей, которых мы и сегодня видим среди нас. Одни сразу отказываются, но быстро раскаиваются и исполняют волю старших своих; другие быстро соглашаются, но, к сожалению, так же быстро передумывают и лгут и себе, и другим. На исторической мессианской прямой человечества это язычники и евреи. Первые поначалу отвергли единого Бога, но после покаялись и пришли ко Христу раньше, чем евреи. Вторые же обещали служить единому Богу, но отреклись от Него и распяли Сына Божия.

В притче о богаче и Лазаре (см.: Лк. 16, 19) представлены два типа людей: тип богача-плотоугодника и смиренного нищего. Первый присосался к плодам и сокам земли, как червь к желудку коровы, не давая другому червю ни глотнуть, ни лизнуть. Другой беспомощно, но с надеждой на Бога терпеливо шел к концу своей жизни и своих страданий, чтобы в том, другом, бессмертном мире ликовать в славе и видеть богача, терзающегося во мраке и мучениях. Разве ты, Феодул, не видел в своем окружении таких людей?

Некий человек, хозяин дома, пошел рано поутру на рынок, нанял людей и послал их в свой виноградник277. Потом вышел в девять часов (третий час по-восточному), увидел других и послал их на ту же работу. Так он сделал и в полдень (шестой час по-восточному), и в три часа пополудни (девятый час по-восточному), и, наконец, за час до захода солнца (одиннадцатый час по-восточному). Когда вечером распорядился хозяин дома, всем заплатили одинаково. И возмутились работавшие с раннего утра: почему им не дали больше, чем тем, что пришли позже и меньше трудились в винограднике? Зависть! Так бывает и сегодня между людьми. Но притча эта имеет и таинственный смысл: всем Бог подарит вечную жизнь в Царстве Небесном – как тем, кто волю Его исполнял с детства, так и тем, кто начал искренне служить Богу только в зрелом возрасте, а также тем, кто лишь в старости вступил на верный путь, и, наконец, тем, кто перед самой смертью покаялся и к Богу обратился. Не сказал ли Господь покаявшемуся в последнее мгновение разбойнику: «ныне же будешь со Мною в раю»278?

Некий человек, царь, устроил брачный пир сыну своему и послал слуг своих собрать приглашенных (см.: Мф. 22, 2; Лк. 14, 16). Но все приглашенные нашли повод, чтобы отказаться и не прийти. Один сказал: «Я купил землю и должен пойти посмотреть ее». Второй сказал: «Я купил пять пар волов и иду испытать их». Третий сказал: «Я женился и потому не могу прийти». Рассердился тот царь и послал слуг на распутья, чтобы они привели на трапезу нищих, и убогих, и калек, и слепых. И сказал: «много званых, а мало избранных»279. И сейчас, Феодул, многие уклоняются от духовной трапезы Христовой, потому что им милее земля, скот или жена, нежели пиршество для их души.

В притче о десяти девах – из них пять были мудрыми, а пять юродивыми280, то есть неразумными, – два типа набожных людей. Мудрые – это соблюдающие весь закон Христов, почему им и дается Дух Святый, и Он освящает их души. Юродивые – это те, кто соблюдает, скажем, чистоту души, но не имеет милосердия, доброты и других добродетелей, из-за чего Дух Святый в них не вселяется.

В притче о талантах говорится о трех типах людей, одаренных в разной степени281. Одним Творец дал взаймы пять талантов, другим два, а третьим один. Первые прилагают большой труд, и им удается удвоить таланты в себе; так же и вторые. Третьи же, злобясь на Творца своего за то, что Он их меньше одарил, закапывают свой талант в землю тела своего и, нимало не трудясь над душой своей, живут одной только плотской жизнью. Пока не придет господин-заимодавец и не потребует свое, причем потребует больше с тех, кому больше дал, а меньше с тех, кому дал меньше. Тогда бывает суд: награда и похвала первым и вторым и осуждение третьим. Эта притча особенно поучительна для нашего времени, в котором преобладают третьи: они не только закапывают свой талант в землю, изрыгая хулу на Творца своего, но и притесняют более талантливых, чтобы и они позакапывали свои таланты и уподоблялись им в духовной нерадивости и включались во всеобщее карканье против Бога.

Притча о злых виноградарях282 относится в основном к евреям, которые избили, забросали камнями или убили Божиих пророков и слуг Его, посланных принять урожай от них, как от Божия виноградника, Божия руконасаждения. После всех убили и Сына Божия, Мессию, за что они были Богом жестоко наказаны, а виноградник был передан христианам. Притча эта обличает также всякого расхристанного283 христианина, который не приносит Богу никакого урожая с души своей, но отвергает и ни во что не ставит пророков, апостолов, отцов и учителей Церкви, а в конце концов отрицается и Сына Божия, своего Спасителя, за что бывает от Бога сам проклят и отвергнут. Да не будет этого с нами, сербами, брат Феодул! Но поскольку крещеные народы христианского Запада уклонились во всякие ереси и почти совсем отвергли Христа, то будет отнят у них виноградник Господень, то есть Церковь Божия, и будет отдан язычникам Востока, Индии прежде всего, как был некогда отнят у евреев и отдан язычникам, как совестливым виноградарям.

* * *

270

Второй тип в оригинале отсутствует.– Ред.

272

Сама́рией во времена Господа Иисуса Христа называлась центральная часть земли ханаанской; в северную часть Самарии входила Галилея, в южную – Иудея. Сюда Ассирийским царем были высланы в 722 г. до Р.Х. израильское население и ассирийские колонисты; из их смешения и образовался самарянский народ. Смешанной была и религия самарян. Между иудеями и самарянами существовала ожесточенная вражда (см.: Мф. 10, 5; Ин. 4, 9); слово «самарянин» было бранным у иудеев (см.: Ин. 8, 48).

273

Барсук, очень необщительный зверь, скрытный и домовитый. Он строит для себя сложные норы со множеством тоннелей и запасными выходами, забивает свои кладовые запасами на зиму.

275

Тала́нт (греч.: τάλαντον – вес, весы), мера веса и денег у греков и евреев, равнявшаяся 60 минам, 6 000 драхмам или 3 000 священным сиклям; это была самая крупная денежная и весовая единица: один талант весил более 20 кг.

283

Расхристанный – небрежный.– Ред.

Комментарии для сайта Cackle