святитель Николай Сербский (Велимирович)

Хранилища, усыпальницы, опочивальни

Само богодухновенное крестьянское слово «хоронить» (сохранить) указывает нам на сущность кладбищ. Сохранить – значит сберечь. Следовательно, кладбища суть хранилища. Места, где что-то берегут. Что? Наших ближних, отцов и братьев наших, величайшие сокровища на свете, сокровища Божии. Любое из материальных сокровищ на нас и вокруг нас не стоит одного христианского кладбища, даже самого малого. Хотя может показаться, что прах есть прах, то есть все камни и все бессловесные твари вообще, в конце концов, такой же прах, как и могильный прах наших отцов. Нет, не такой же, ибо он предназначен для воскресения и жизни, а тот другой обречен на смерть. Об этом говорит слово «усыпальница». В России часовню, где делаются захоронения усопших, называют «усыпальница», что значит опочивальня. В самом этом слове, опять древнем и народном, содержится великая идея: мертвые тела всего лишь спящие тела, спящие, а не мертвые. Прах мертвых тел – это, следовательно, не обычный прах, но прах, что спит. Об этом свидетельствуют и слова Ангела Божия, сказанные пророку Даниилу: «И многие из спящих в прахе земли пробудятся, одни для Жизни Вечной, другие на вечное поругание и посрамление» (Дан. 12:2). Это соответствует словам Самого Спасителя, Воскресителя нашего об умершей дочери Иаира и умершем Лазаре. О дочери Иаира Господь сказал: «...девица не умерла, но спит» (Мк. 5:39), и в ответ на это смеялись все те, кто обычно смеется в начале... Подобное сказал Господь и об умершем Лазаре: «Лазарь, друг наш, уснул, идем, разбудим его» (Ин. 11:11). И в наше время люди сказали бы – «умер», а Господь бы и сейчас и тогда сказал – «уснул». Как уснул? Плотию уснул. Но душа бодрствует и не спит, как неверно учат адвентисты, ибо душа не имеет потребности во сне ни на этом свете, ни на том, и продолжает действовать и тогда, когда тело спит.

А то, что души умерших не спят, мы знаем из многих явлений и свидетельств душ из иного мира. Следовательно, мы знаем, что тела наших отцов и братьев спят в могилах даже когда они полностью превратятся в прах, но не в обычный, не такой как от камней, а прах спящий, ожидающий пробуждения. В наше время выдумано страшное слово – «мертвецкая», ей хотят заменить народное слово – хранилище, усыпальница, опочивальня! Это слово «мертвецкая» вполне соответствует целой материалистической психологии многих послевоенных людей. Даже если бы они хотели, они не могли бы употребить другое слово, народное слово, ибо язык невольно выражает то, что у человека в сердце и уме. Язык – предатель сердца. Язык их констатировал смерть, которая царит в их мыслях и в их философии. Язык их предатель и судья, по слову Христа: «От слов своих оправдаешься и от слов своих осудишься» (Мф. 12:37). Это слово «мертвецкая» осуждает своих создателей за их неверие в жизнь и за их веру в смерть. Если бы поверили Христу, что у Бога все живы, они никогда не произнесли бы этого слова – «мертвецкая».

Но, критикуя их за их отпадение от веры – в жизнь, в абсолют жизни, в силу жизни, в ничтожность и временность смерти, мы продолжаем любить их, и в любви к ним, как к своим, мы молимся за них Богу, чтобы Он исправил их мысли и веру в смерть обратил в веру в жизнь, чтобы были едины с народом, так же как народ един с Христом. Если они вспомнят и содрогнутся, представят, как страшно и леденяще подействуют на мать, которая предала свое единственное чадо Богу, слова – «твое дитя перенесли в мертвецкую»! И когда представят – содрогнутся, а когда содрогнутся, отвергнут это страшное слово и заменят его лучшим и верным.


Источник: Творите дела правды: проповеди / святитель Николай Сербский (Велимирович). – М.: Сибирская Благозвонница, 2010. – 365, [3] с.

Комментарии для сайта Cackle