святитель Николай Сербский (Велимирович)

Простецы и глупцы

Простецы узнали и признали Спасителя мира, глупцы Его отвергли.

Известно ли тебе, Феодул, различие между простецом и глупцом? Поистине, различие это велико, несмотря на то что многие его не видят и, не видя, смешивают и отождествляют одно с другим. Простец и глупец, говорят, – это одно и то же. Так говорят те, кто привык, по лености ума своего, довольствоваться заблуждениями.

Если здоровье то же, что болезнь, то и простой человек то же, что глупый. Знал это лучше меня и тебя Тот, Кто избрал простецов в Свои апостолы и благовестники.

«Идите за Мной», – сказал Иисус рыбакам, и они оставили сети рыбацкие и пошли за Ним. Каким чарующим должен был быть голос уст Его, если сподвиг стольких людей оставить свое занятие и пойти за Ним! В простых душах Петра, Андрея, Иакова и Иоанна этот голос прозвучал не как голос человеческий, а как Божий.

Доказательством тому да послужат нам Филипп и Нафанаил. Сперва Филипп. Услышав слова: «Идите за Мной», он понял, что это глас Господень, тотчас нашел друга своего Нафанаила и сообщил ему, что явился в мир прореченный и чаемый Мессия, говоря: «мы нашли Того, о Котором писали Моисей в законе и пророки», «Иисуса, сына Иосифова, из Назарета»182 (на самом деле Он их нашел183, а они Его узнали).

Услышав это, Нафанаил с некоторой иронией ответил: «из Назарета может ли быть что доброе?» Филипп не стал доказывать ему, а только сказал: «пойди и посмотри»184.– «Приди, Нафанаил, и сам посмотри на Его лицо и послушай Его голос и убедишься, как я, как Петр и Андрей и все остальные».

Послушался Нафанаил своего друга, пришел к Иисусу и увидел и услышал. А когда увидел лицо Его, и услышал голос Его, и убедился в прозорливости Его, то даже превзошел Филиппа в признании Иисуса Господом, воскликнув: «Равви́! Ты Сын Божий, Ты Царь Израилев»185.

Вот первые две простые души, которые, после Иоанна Крестителя, выразили свое убеждение в том, что Иисус действительно Мессия, Царь царей и Спаситель мира. Иоанн первый узнал Его и назвал Агнцем Божиим: «вот Агнец Божий, Который берет на Себя грех мира»186. Да и Иоанн, этот лев пустыни, в действительности тоже был простой душой, простой и, как кристалл, чистой.

Немного позже Петр высказал, что́ он думает об Иисусе. А именно тогда, когда Иисус вопросил Своих учеников, что они думают о Нем: «а вы за кого почитаете Меня?» Тогда Симон Петр открыл то, что от начала скрывал в душе своей, и ответил: «Ты – Христос, Сын Бога Живаго»187.

Простыми душами были и все те люди, что сбегались огромными толпами, тысячами и тысячами, к Иисусу, чтобы только услышать Его, увидеть Его и восхититься, напитаться Им, напоиться Им и горькую свою жизнь усладить Им.

Однажды, когда Он говорил народу, «одна женщина возвысив голос из народа, сказала Ему: блаженно чрево, носившее Тебя, и сосцы, Тебя питавшие!» (Лк. 11, 27). Так воскликнула «женщина из народа» – не Иродиада и не Саломия из Иродовых палат, а женщина из народа, то есть простая душа, но душа неглупая.

Да и сами стражники еврейские, посланные старейшинами схватить Иисуса, возвратились и сказали: «никогда человек не говорил так, как Этот Человек». Зашипели на них, на эти простые души из народа, ученые глупцы иерусалимские: «неужели и вы прельстились? Уверовал ли в Него кто из начальников, или из фарисеев? Но этот народ невежда в законе, проклят он!»188 Народ, не знавший закона, узнал Законодавца, а знатоки закона не смогли узнать Его! Поистине, эти простецы, а те глупцы. Ведь важнее познать Творца, нежели творение, и полезнее слушать Законодавца, нежели законы.

Простая душа, простое око, без очков предрассудков. В природе во мраке ночи многие цветы закрываются, а когда солнце восходит, раскрываются, чтобы согреться и напитаться светом солнца небесного. То же самое случилось и с бесчисленными душами человеческими, которые до Христа были закрыты по причине мрака вокруг них и которые раскрылись тогда, когда воссияло Солнце Правды. Между тем именно этот Божественный свет Христов был слишком силен для многих искусственно выращенных душ, и они перед ним закрылись, как пожухшие из-за яркого солнца цветы. Произошло то, о чем Иисус Сам сказал: «на суд пришел Я в мир сей, чтобы невидящие видели, а видящие стали слепы» (Ин. 9, 39). Речь здесь идет о простецах, здоровых и выносливых к сильному свету, и о глупцах с ущербным духовным зрением.

Этих последних Иисус, Сама Истина, не назвал глупцами, как мы называем их. Назвал Он их слепцами, чуть более мягко. И еще Он назвал их «мудрыми и разумными». Какая тонкая ирония! Это они сами себя считали мудрыми и разумными, а на самом деле были совершенно слепы и глупы. Вот эти слова Иисусовы: «славлю Тебя, Отче, Господи неба и земли, что Ты утаил сие от мудрых и разумных и открыл то младенцам» (простецам) (Мф. 11, 25).

Ту же самую мысль выражает апостол Павел, когда пишет к коринфянам, что Бог избрал немудрое в глазах мира, немощное и незнатное, чтобы посрамить то, что – опять же в глазах мира – премудро, сильно и благородно (см.: 1Кор. 1, 27). Наилучшую характеристику дал тот же Павел как себе, так и другим апостолам, сказав: «хотя я и невежда» (простец) «в слове, но не в познании» (2Кор. 11, 6).

Глупцами были те, кто, «называя себя мудрыми, обезумели»189, по слову того же славного Павла. К таким глупцам относились фарисеи, книжники, саддукеи и первосвященники, а за ними и язычники Пилат и Ирод. Хотя они были кровными врагами друг другу, но тем не менее из-за Христа постепенно стали сближаться190, пока в конце концов все они не согласились – раз и навсегда в одном Существе – убить Того, Кого Бог послал и Кого простой народ принял как Мессию.

В то время как народ обоготворяет Христа, наслаждается Его словами и восхищается Его делами, старейшины еврейские, охваченные пылкой завистью и звериной яростью, силятся поймать Его на слове и задают Ему такие преглупые вопросы:

Почему Твои ученики срывают колосья в субботу?191

Почему Твои ученики едят неумытыми руками?192

Нужно ли платить по́дать кесарю?193

Почему ученики Иисусовы не постятся, как ученики Иоанновы?194

Почему Он исцеляет людей в субботу?195

Почему Он с грешниками ест за одной трапезой?196

Какая заповедь наибольшая в законе?197

Если семеро братьев на этом свете имели одну и ту же жену, чьей она будет на том свете?198

Мы чада Авраама, а Он чей и откуда?199

Глупый же Пилат, хотя и находит, что Христос ни в чем не виновен, однако умывает руки и произносит смертный приговор Ему!200 Есть ли глупость бо́льшая под небом?

Глупый Ирод, который ради угождения танцовщице усекнул праведного Иоанна, ожидает от Иисуса, чтобы Он, как некий индийский факир, явил перед ним какое-нибудь чудо, какой-нибудь фокус-покус, ради увеселения. А когда Мессия не доставил ему такого удовольствия, он одел Его в белую смирительную рубашку201.

Возьмем лишь один пример, один из многих, в ярких красках рисующий портрет и простеца, и глупца. Однажды, когда стало известно, что Иисус пришел в Капернаум, нахлынул народ, чтобы Его увидеть и услышать, а многие принесли своих больных, чтобы Он их исцелил. И четверо из них принесли некоего человека расслабленного (полностью парализованного) и через кровлю дома с трудом спустили его пред Ним. Сказал Господь расслабленному: «дерзай, чадо! прощаются тебе грехи твои». И человек стал здоров. Обрати внимание теперь, Феодул, как простецы и глупцы разделились тут, как вода и масло. Смотри, каковы простецы: «Народ же, видев это, удивился и прославил Бога, давшего такую власть человекам, и каковы» глупцы: «Он» (то есть Иисус Исцелитель) «богохульствует. Кто может прощать грехи, кроме одного Бога?»202

Видишь ли, слуга Божий, Феодул, в чем различие между ними? Простые люди видят главное, а глупые второстепенное. Простецы видят славное деяние Христово и, восхищенные, прославляют Его и словами, и слезами радости, и восторгаются: «никогда не бывало такого явления в Израиле»203. Глупцы же смотрят на это деяние через очки зависти и личного тщеславия, сквозь предрассудки педантизма и, помраченными мозгами раскидывая и нечистым оком взирая, задают глупый вопрос: «Кто может прощать грехи, кроме одного Бога?»

Наклонись, Феодул, я шепну тебе что-то на ухо. Вся история христианства от дней оных и доныне – это огромная сцена, на которой встречаются актеры только двух амплуа: простецы и глупцы. Я имею в виду отношение людей ко Христу. Ведь Христос стал осью колеса всей мировой драмы, от Адама до конца времен. Это колесо, как пьяный, вертелось туда-сюда, и люди баснословили о нем в меру своей фантазии. Но, когда явилась ось, стало видно и понятно движение колеса. По этой оси все равняется, все меряется и все оценивается. Нет другого мерила.

Простые души – это те, кто не отделяет и мелкие незнания, и многие мелкие знания, и богатство, и нищету, и какое бы то ни было земное нагромождение, будь то духовное или материальное, от самых значительных реалий. Простыми душами были и богатый Иосиф из Аримафеи, и ученый Никодим, и лекарь Лука, и авторитетный князь еврейский Иаир, и сотник римского гарнизона в Капернауме, и даже весьма ученый законник Гамалиил, и его ученик Савл. Почему они были просты, а не глупы? Потому, что сохранили способность отличать главное от второстепенного, духовное от формального, Божественное от человеческого.

Ах, Феодул милый, призна́юсь тебе, что и в наши дни, в этом двадцатом столетии, я не могу найти людей третьего типа. Вижу только простецов – богомольный крестьянский народ, который за Христа, и глупцов – антихристов. То – огромный народ Божий, а это – торговцы мелочевкой и в решающие минуты предатели Бога и своей души. Единомышленники Иудины!

* * *

Комментарии для сайта Cackle