архимандрит Пантелеимон (Нижник)

Проф. И. М. Андреевский († 1976 г.) Митрополит Анастасий – обличитель церковной политики безбожного коммунизма. (Речь на Траурном Собрании памяти покойного Первоиерарха в Нью Иорке).

Глубоко религиозный русский поэт В. А. Жуковский написал одно замечательное короткое четырехстрочное стихотворение:

«О милых спутниках, которые наш свет

Своим сопутствием для нас животворили,

Не говори с тоской: их нет!

Но с благодарностию: были».

Исполним этот духовный совет и мы сегодня, собравшиеся сюда, чтобы почтить память Великого Святителя Земли Русской, Блаженнейшего Митрополита Анастасия. Да смягчится и наша скорбь по почившем глубокой искренней благодарностью Господу за то, что сподобил нас, недостойных быть современниками такого великого мужа. Мы имели радость видеть его, слышать его проповеди, беседовать с ним, читать его произведения. И теперь мы можем вновь перечитывать им написанное и понимать по новому высказанныя им мысли и чувства, потому что воистину его строчки написаны не в ширину, а в глубину.

В сегодняшнем моем кратком сообщении мне хочется обратить Ваше внимание на один старый труд нашего почившего Первосвятителя, написанный еще в 1933 г., в котором он является обличителем церковной политики безбожного коммунизма.

Мы достоверно знаем, что «Окружное Послание Собора Русских заграничных архиереев православной русской пастве», в июле 1933 г., по предложению Председателя Собора Блаженнейшего Митрополита Антония, – написано Архиепископом Анастасием, и является ответом на Послание Заместителя Местоблюстителя Патриаршего Престола – митрополита Сергия, от 23 марта 1933 г.

Впервые митрополит Сергий обратился к зарубежным епископам и прочему духовенству в августе 1927 г., с предписанием дать письменное обязательство «не допускать в своей общественной и особенно в церковной деятельности ничего такого, что м. б. принято за выражение нелойяльности в отношении Советской власти», под угрозой, в случае неисполнения этого указа, увольнения означенных лиц от должности и исключения их из состава клира Московской Патриархии. В 1933 г. он решил возобновить свое требование через особое Послание от 23 марта 1933 г., обращенное к той части Русского Православного Зарубежья, которая канонически объединяется вокруг Архиерейского Заграничного Синода.

Послание митрополита Сергия было адресовано не непосредственно Синоду, а на имя Святейшего Патриарха Сербского Варнавы, в котором митрополит Сергий надеялся найти доброжелательного и безпристрастного посредника между ним и зарубежными епископами, зная его истинно братское отношение к Русской Православной Церкви.

Вот на это-то Послание митр. Сергия и поручено было Архиерейским Собором Архиепископу Анастасию написать ответ. Ответ этот очень пространный: он занимает 30 страниц убористого печатного текста.

Ниже мы сжато прореферируем этот замечательный труд Владыки Анастасия, приведя из него наиболее яркия большия цитаты.

«Призыв митр. Сергия 1933 года» – пишет Владыка Анастасий в вышеуказанном Послании – «в своем существе остается тем же, чем он был в 1927 г. и м. б. формулирован словами: «кто с Советской властью, тот и с Русскою Церковью; кто против первой, тот не м. б. и со второй». Таким образом связь с Матерью Церковью должна осуществляться для нас не иначе, как через принятие богоборческой власти, правящей ныне в России. Прежде, чем протянуть руку общения митрополиту Сергию, мы должны простереть ее большевикам и получить от них свидетельство своей политической благонадежности, без чего Земеститель Местоблюстителя не может возстановить братского и канонического общения с нами...». «Только с явным насилием над истиной» – пишет в другом месте дальше Вл. Анастасий, «можно утверждать, как это делает митрополит Сергий, будто зарубежные епископы оставили свои епархии не по причине от них независящей, а по своей доброй воле. Никто добровольно не обрекает себя на изгнание, ибо горек хлеб последнего; скорби во время бегства, по словам св. Афанасия, часто мучительнее и ужаснее самой смерти. Всем известна зверская жестокость большевиков, с которой они устремились на епископов и священников, проявивших то или иное сочувствие их активным противникам, и особенно на тех, жизнь которых, по самому месту службы их была связана с судьбами Добровольческой и других, так называемых, белых армий. Очутиться в руках советских палачей после отступления этих армий и исхода их из России значило бы пережить больше, чем только варварское нашествие. Многих из епископов и прочих духовных лиц ожидал бы тогда несомненно мученический венец, но это был бы только счастливый жребий для них самих, но не для паствы, для которой они могли бы только усугубить ея страдания. Поэтому большинство из них предпочло уклониться от опасности – путем бегства, которое никогда не запрещалось, в подобных случаях Церковью». И Владыка Анастасий проводит следующие поучительные примеры. Так, св. Киприан Карфагенский разъяснил: «Уйти на время от опасности не составляет греха: гораздо хуже, оставаясь на месте, сделаться участником отступничества»... «Великий столп Православия Святитель Афанасий Александрийский», напоминает нам Владыка Анастасий, – «много раз спасался бегством от преследования ариан, оставляя свою паству; однако, когда он возвращался в Александрию, народ встречал его, как триумфатора. В ответ на обвинения своих врагов, укорявших его за мнимое малодушие, он написал свое знаменитое «Защитительное Слово», в котором оправдывает свое бегство столь мудрыми и непререкаемыми доводами, что они сохранили свою силу на все века»... «Бегство – говорит св. Афанасий – служит великим обличением не гонимым, а гонителям». – «Бегство для святых было подвигом. Скончавшиеся в бегстве не безславно умирают, но могут похвалиться мученичеством»...

«Пастырь не должен сам отдаваться в руки врагов, когда сам Промысел указывает ему путь ко спасению, ибо это означало бы оказаться неблагодарным пред Господом, поступить против Его заповедей и не согласоваться с примером святых»...

«Решительный протест» – пишет дальше Владыка Анастасий – «выраженный митрополитом Сергием против существования зарубежного церковного центра, представляется тем более неожиданным, что он сам некогда находил в принципе и возможным и целесообразным образование подобного органа – в своем письме зарубежным епископам от 30 августа (12 сентября) 1926 г. Этот документ имеет для нас особенную цену и авторитет потому, что в нем выражена несомненно подлинная мысль и свободное решение митрополита Сергия, не поддавшегося еще давлению грубой большевицкой руки. Об этом свидетельствует прежде всего самый тон его письма, вполне искренний и доброжелательный в отношении к заграничным его собратьям, чуждый угроз и изворотливой софистической документации, коим отравлены, к сожалению, все последующие, исходящие от него акты»...

«За это время не произошло, как известно, никаких существенных перемен ни в порядке сношений зарубежного духовенства с Московской Патриархией, от которой оно по прежнему отделено непроходимой преградой, ни в характере Советской власти, которая осталась верна своему изначальному насильническому и грубо материалистическому существу. Изменилось, только, очевидно, отношение самого Заместителя Местоблюстителя Патриаршего Престола к Советской власти, показателем которого явилась его известная Декларация от 16/29 июля 1927 г.»

«Действуя по отношению к Церкви по системе Юлиана Отступника» – пишет далее Владыка Анастасий – Советская власть не объявила открыто гонения на веру, но отняв у Церкви не только все юридическия права в государстве, но и почти все возможности для осуществления своей высокой миссии среди человеческого общества, наложив руку на ея святыни и целый ряд стеснительных ограничений на ея священнослужителей, – Советы поставили ее фактически на положение гонимой.

При таких обстоятельствах Заместитель Местоблюстителя Патриаршего Престола не только имел право, но даже был обязан выступить печальником за Церковь перед Советской властью, чтобы вывести ее из столь тягостного безправного положения. Но он не соблюл здесь должного достоинства последней; он связал ее таким союзом с безбожным государством, который лишил ее внутренней свободы и вместе отступил от правды, блюстителем которой должен быть Первоиерарх Русской Церкви. В своей Декларации митрополит Сергий с одной стороны оправдал Советскую власть во многих ея преступлениях против Церкви и религии вообще, а с другой, вопреки очевидной истине, обвинил многих из достойных русских святителей и пастырей, сделавшихся исповедниками за православную истину, в мнимых контрреволюционных стремлениях, и помрачил мученический ореол всей Русской Церкви, признанной уже всем христианским миром. Уже одними этими словами он связал совесть русских людей и отнял у них до известной степени силу духовного сопротивления против всерастлевающего начала большевизма, которым насквозь проникнута Советская власть. Но митрополит Сергий пошел в своей Декларации гораздо дальше. Он объявил эту власть богоданной наравне со всякою другой законной властью и потребовал от всех духовных лиц, к какому бы чину они не принадлежали, подчинения Советам не только «за страх, но и за совесть», т. е. по внутреннему христианскому убеждению. Известно, что такого именно подчинения требуют себе большевики. Они не довольствуются внешним только и формальным исполнением гражданских обязанностей, возложенных государством на своих подданных, – они домогаются от всех внутреннего убежденного приятия революции, духовного слияния с ней. Митрополит Сергий и пошел навстречу такому желанию Советов, попытавшись наложит руку на самое святое святых человека – его совесть, и подчинить ее своему контролю. Свое незаконное требование он не задумал распространить даже на епископов и клириков и других русских людей, находящихся заграницей и не связанных подданством в отношении Советской власти. Зная, что большинство русских православных людей не могут внутренне примириться с самым фактом существования Советской власти, как совершенно безбожной и глубоко безнравственной, а равно и с практическими приемами ея управления, он постарался воздействовать на них непререкаемым авторитетом слова Божия и особенно часто ссылался на апостольское повеление повиноваться государственной власти, как «Божественному установлению», ибо «несть власть, аще не от Бога». (Рим. 13, 1). Ввиду этого мы считаем долгом возстановить истинный смысл этих слов, чтобы отнять всякий повод к смущению у православных людей, когда им указывают на столь решительное свидетельство Апостола в оправдание мнимой законности Советской власти.

По учению свв. Апостолов Петра и Павла, – власть ест орудие Божественного мироправления на земле. Она установлена Свыше для того, чтобы поощрять добро (т. е. охранять его и способствовать его развитию) и пресекать зло, пользуясь данным ей мечем для устрашения и наказания злодеев. В таком смысле начальник называется Божьим слугой на земле, страшным для злых людей, но благожелательным для добродетельных. В соответствии со столь высоким назначением власти ей следует повиноваться не только за страх, но и за совесть, т. е. вполне сознательно и свободно, «ради Господа», как говорит св. Апостол Петр (1 Посл. 2, 13), т. е. потому, что так угодно воле Божьей...

Итак, по ясному и вполне определенному учению свв. Апостолов, основанному несомненно на повелении Самого Христа Спасителя воздавать не только «Божия Богови», но и «кесарева кесареви» (Матф. 22, 21), – христианин безусловно обязан повиноваться государственной власти вообще, однако, возможна фактически такая власть, с подчинением которой не мирится христианское сердце. Возможно ли ей повиноваться за совесть? Тут обыкновенно и пользуются словами Апостола Павла: «несть власть, аще не от Бога, сущия же власти от Бога учинены суть», чтобы доказать обязательность подчинения всякому правительству, каково бы оно не было по источнику своего происхождения и нравственному облику. На самом же деле из них нельзя делат такого вывода, ибо здесь говорится о самом принципе власти. Что именно в таком чисто принципиальном смысле воспринимал всегда это место послания к Римлянам разум Церкви, об этом красноречиво говорят изъяснения этих Апостольских слов, данные Златоустом и Феодоритом... Власть, как Божественное установление, есть по существу своему добро, но и как всякое другое Божье создание, обладающее свободной волей, она может отступить от указанного ей назначения и превратиться в свою противоположность, т. е. во зло... Если бы всякая власть признавалась священной уже в силу факта своего существования, – Христос Спаситель не назвал бы Ирода «лисом». А Церковь не обличала бы до сих пор нечестивых государей, защищавших ереси и гнавших Православие. Наконец, если судить о власти по признаку ея внешней силы, а не по внутренним ея нравственным достоинствам, то легко можно поклониться зверю, т. е. антихристу, которого пришествие будет со всякою силою и знамениями и чудесами ложными (2Сол. 2, 9), «которому дана будет власть над всяким коленом и народом, и языком и племенем и которому поклонятся все живущие на земле, кроме тех, имена которых записаны в книге жизни у Агнца» (Апок. 7–8).

«Кажется сказано достаточно» – заключает свои соображения Владыка Анастасий, «чтобы показать, что русский народ никак не может быть обязан повиноваться за совесть т. н. Советской власти, извратившей самый идеал государственности и насквозь проникнутой духом. богоборчества»...

«Не взирая на все это», пишет далее Владыка Анастасий, «некоторые из защитников митрополита Сергия доходят до таких крайностей, что готовы сплести ему мученический венец за то, что он, якобы, пожертвовал чистотою своего имени для спасения Церкви (?). Говорить так, значит прежде всего, злоупотреблять словом «мученик». Мученик всегда подвизается за правду и идет к ней чистыми и прямыми путями; как только он уклоняется в «словеcа лукавствия», сияющий венец тотчас меркнет на его главе. Церковь не нуждается в таких жертвах, какия не отвечали бы ея достоинству. Но если бы кто сказал, что мы живем в исключительно тяжелое время, подобно которому быть может, никогда еще не было в истории Церкви, тому мы укажем на пример современного нам святителя, которого ныне Церковь ублажает как доблестного страдальца за истину. Это – в Бозе почивший Вениамин, Митрополит Петроградский (разстрелянный большевиками). Когда он томился уже в предсмертных муках и некоторые из преданных ему священников, желая сохранить его для себя и для паствы, стали умолять его пощадить себя для Церкви и умилостивить Советскую власть исполнением ея незаконных требований, т. е. приступили к нему с тем самым искушением, в сети которого ныне впал Заместитель Местоблюстителя Патриаршего Престола, – он ответил им следующими и поистине золотыми словами: «странны разсуждения некоторых, быть может и верующих пастырей (разумею Платонова): «надо хранить живыя силы», т. е. их ради поступиться всем. Тогда ХРИСТОС НА ЧТО? Не Платоновы, Вениамины и т. п. спасают Церковь, а ХРИСТОС. Та точка, на которую они пытаются встать, – погибель для Церкви. Надо себя не жалеть для Церкви, а не Церковью жертвовать ради себя». «Вот ответ, достойный истинного пастыря, которым отныне всегда будет украшаться Русская Церковь...

Совне Церковь никогда не казалась менее организованной, как в то время, когда она скрывалась в катакомбах. Однако оттуда она покорила весь мир»...

«...Печальное разделение, наблюдающееся ныне внутри Русской Церкви – неслучайно», – утверждает Владыка Анастасий. «Это – порождение революции, которая всегда ставит перед сознанием людей целый ряд принципиальных вопросов и потому подобно мечу глубоко входит в народный организм, разсекая его на части. Посколько церковная жизнь связана с общественной, это разделение проникает и в недра Церкви, над которой сбываются слова Христа Спасителя: «думаете ли вы, что я пришед дать мир земле? Нет, говорю вам, но разделение, ибо отныне пятеро в одном доме станут разделяться: трое против двух и двое против трех. Отец будет против сына и сын против отца, мать против дочери и дочь против матери, свекровь против невестки своей и невестка против свекрови своей» (Лук. 12, 51–53)...»

«Мы не отзываемся (пишет Вл. Анастасий) на его (митрополита Сергия) призыв к возстановлению канонического общения с ним не по недостатку миролюбия или церковного послушания, а по глубоким принципиальным и при том не политическим, а чисто нравственным и церковным основаниям.

Если при самом появлении большевизма, обещавшего сказать какое то новое слово человечеству, можно было заблуждаться относительно его подлинного характера, то теперь когда он окончательно выявил свою внутреннюю сущность и обнажил свое наглое лицо, смеющееся над всем святым, что есть в мире, и когда он показал полную неспособность к какому-либо изменению к лучшему, но идет на горшее, переполняя меру своих беззаконий, – теперь, кажется, никто из людей, сохранивших здравый смысл и неповрежденную совесть, не возьметь на себя смелость защищать само учение и методы действий коммунистов и всего менее, конечно, этого можно ожидать от пастырей Церкви...»

«...Только молчите – говорит нам митрополит Сергий – и не обличайте Советскую власть, ибо это есть акт политический».

«Молчи, только одно тебе говорю – молчи», гневно говорил некогда Грозный Царь Святителю Филиппу, считая его правдивыя обличительныя слова вмешательством в свое государево дело, но это не остановило дерзновенного великого Святителя, продолжавшего осуждать его жестокость и защищать попранную им правду.

Не можем последовать призыву митрополита Сергия и мы, зарубежные епископы. В те дни, когда Христос, почтивший нас быть Его верными и истинными свидетелями, борется с антихристом, мы не только не можем быть на стороне Его противников, но даже просто оставаться нейтральными в этой борьбе, ибо здесь «молчанием предается Бог», по слову св. Григория Богослова. Если мы умолкнем перед лицом большевиков, то тогда подлинно возопиют камни. Мы были и остаемся поэтому непримиримыми в отношении слуг дьявола и не сложим поднятого против него оружия, которое одно прилично нам, до тех пор, пока не падет в России «престол сатаны» и она не воскреснет к новой жизни. Мы не боимся громко сказать об этом вслух всему миру, принимая на себя полную ответственность за свои слова. Для нас нет никакого сомнения в том, что Советская власть разобьется о ту несокрушимую твердыню, на которую она направляет ныне свои главные удары. Веруем и исповедуем, что Церковь Христова непобедима, ибо непреложно обетование ея Божественного Основания: «созижду Церковь Мою и врата ада не одолеют ее» (Матф. 16, 18)».

Этими словами заканчивается Послание, составленное Владыкой Анастасием в 1933 г., т. е. 33 года тому назад. Но как оно современно. Как оно нужно нам, изнемогающим под гнетом окружающей нас лжи, которая захватывает почти весь мир, по причине почти всеобщего отступления человечества от Христа и Его Единой Истинной Церкви.

За 33 года, прошедших со времени написания Послания до настоящего времени – ничего существенного не изменилось ни в характере Советской власти, ни в характере Советской Церкви. Произошли только внешния перемены и пришли новыя лица. В 1943 г. митрополит Сергий стал Патриархом. Срого каноническую оценку избрания митрополита Сергия Патриархом – дало Совещание 8 Русских зарубежных архиереев, собравшихся в Вене 8/21 октября 1943 г. под председательством митрополита Анастасия, указавшее незаконность выборов, ввиду нарушения правил, установленных на Всероссийском Московском Церковном Соборе 1917–1918 гг.

15 мая 1944 г. Патриарх Сергий скончался и его сменил Патриарх Алексей. Но сущность Советской Церкви осталась без перемен, как и сущность Советской власти. Поэтому, все, указанное Владыкой Анастасием в выше приведенном Послании – остается в силе.

Христианства нет без Церкви. Истинная Церковь может быт только одна. Спасение возможно только через Церковь. «Кому Церковь не Мать, тому Бог не Отец» (св. Киприан Карфагенский). Главная забота каждого истинного христианина – найти истинную Церковь Христову и «жить в Ней» (по словам Хомякова), а не только ходить в церковь. Живущему в истинной Церкви – ничто не страшно, даже сама смерть. «Претерпевший до конца – спасется». О конце мира сказано ясно и просто. Придет много волков в овечьей шкуре. Соблазнены будуть многие, большинство. Многие прежде верные – соблазнятся и отпадут. Но с другой стороны – придут с Востока и Запада – новые верующие, которые были прежде неверующими. Во времена прихода самого антихриста – многие от страха «будут издыхать», многие подчинятся, и только немногие – останутся верными. Этим последним обещана чудесная защита и помощь. Им сказано: «поднимите головы ваши, потому что приближается избавление ваше». Также дан совет – «бежать в горы». Значить будут какия-то горы, которыя скроют верных до конца. Верующих же к концу мировой истории будет все меньше и меньше и «Сын Человеческий пришед найдет ли веру на земле». Все это надо помнить, верить обетованиям Спасителя и до конца не сомневаться, не смущаться. «Да не смущается сердце ваше; веруйте в Бога и в Меня веруйте», сказал Сам Спаситель. «Все возможно верующему». Но все возможно и все не страшно только тому, кто истинно, искренно и правильно верит Спасителю и до конца не сомневается в Его заветах и исполняет их, помятуя главный из них: быть в ИСТИННОЙ ЦЕРКВИ ХРИСТОВОЙ.

Вот почему и выступил еще в 1933 г. Владыка Анастасий с такой категорической решимостью грозным обличителем церковной политики безбожного коммунизма, способного соблазнить не только простых людей, но и ученых епископов.

Главная основная идея разобранного выше нами Послания Владыки Анастасия заключается в указании на ДОГМАТ О ЦЕРКВИ, КАК НА САМЫЙ ВАЖНЫЙ ДОГМАТ В НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ ВСЕОБЩЕЙ АПОСТАСИИ.

Спасение возможно только в Истинной Единой Церкви, которую нужно найти. Не надо удивляться тому, что в настоящее время имеется много «Церквей», называемых «юрисдикциями», в которых многие лишь формально верующие христиане не могут разабраться. Именно про такое время и сказано в Евангелии: «Тогда, если кто скажеть вам – «вот здесь Христос», или «там», – не верьте; ибо возстануть лжехристы и лжепророки и дадут великия знамения и чудеса, чтобы прельстить, если возможно, и избранных».

Удивляться надо не тому, что так много существует нынче «разделений» в Церковной жизни, а тому, что все это предсказано Спасителем почти две тысячи лет тому назад.

И ДАНО САМИМ СПАСИТЕЛЕМ ЯСНОЕ УКАЗАНИЕ: «ИЩИТЕ И ОБРЯЩЕТЕ». И ВСЯКИЙ ИЩУЩИЙ ИСКРЕННЕ, ЛЮБЯЩИЙ ИСТИНУ БОЛЬШЕ ЖИЗНИ СВОЕЙ – НЕПРЕМЕННО НАЙДЕТ ИСТИННУЮ ЦЕРКОВЬ.

Проф. И. М. Андреев.



Источник: «Луч света». Учение в защиту Православной веры, в обличение атеизма и в опровержение доктрин неверия. В двух частях: Часть вторая. / Собрал, перепечатал и дополнил иллюстрациями Архимандрит Пантелеимон. — Издание второе. — Jordanville: Издание Свято-Троицкого Монастыря, 1970 [1971]. — С. 401-407.

Вам может быть интересно:

1. Ответы на вопросы – Какой смысл доказывать человеку бытие Божие, если это совершает Святой Дух? Сергей Львович Худиев

2. Восток, Россия и славянство – Современные церковные вопросы. Константин Николаевич Леонтьев

3. The One God Worshipped in the Trinity епископ Александр (Милеант)

4. Св. Тарасий, патриарх Константинопольский профессор Иван Дмитриевич Андреев

5. К рождению Государя Наследника протопресвитер Евгений Аквилонов

6. Марксизм и наука протоиерей Николай Боголюбов

7. ΑΠΟΛΟΓΙΑΙ Ά ΚΑΙ Β́ ΛΟΓΟΣ ΠΕΡΙ ΑΝΑΣΤΑΣΕΩΣ ΔΙΑΛΟΓΟΣ ΠΡΟΣ ΤΡΥΦΩΝΑ мученик Иустин Философ

8. Чин возведения в хорепископа протоиерей Александр Петровский

9. Ренан и его "Жизнь Иисуса" архиепископ Варлаам (Ряшенцев)

10. Узаконяет ли христианство любовь к самому себе? Иван Петрович Николин

Комментарии для сайта Cackle