архимандрит Пантелеимон (Нижник)

Г. А. Знаменский († 1974 г.) Вклад всеобъемлющего гения Исторической России в мировую сокровищницу науки.

Хотя многие, как увидим дальше, истинные, объективно-честные иностранные ученые хорошо знают и глубоко ценят независимый научный вклад русской мысли в мировую сокровищницу науки, однако подавляющее большинство народов даже самых просвещенных стран до сих пор все еще находятся под гипнозом планетарного обмана непримиримых врагов дореволюционной России, что будто-бы (???) не только Царская, но и Императорская Россия не сумела создать своей самобытной науки и что будто-бы (???) все научныя познания Исторической, дореволюционной России были заимствованы ею от народов более мудрых, чем она...

Не претендуя в этой журнальной статье на исчерпывающую полноту изложения истории независимой научной русской мысли, мы надеемся, однако, совершенно опровергнуть незаслуженное унижение научного гения России и прямо таки потрясающе разительными фактами испепелить и разсеять эту вопиющую неправду и стопроцентно доказать, что научно-независимая мысль Исторической России, в своих открытиях и изобретениях, не только не отставала; но часто шла даже впереди других просвещенных стран мира.

Предсказание первого русского ученого, Михаила Васильевича Ломоносова (1711–1765), что придет время, когда «Российская Земля начнет рождать своих собственных Платонов и Ньютонов» нашло свое блестящее подтверждение уже в многогранной научной деятельности самого же автора сего бодрящего предсказания. Без преувеличения можно сказать, что нет в мире такой области человеческого ведения, которая не интересовала пытливый ум нашего отца всех наук на Святой Руси! Ведь не даром же Пушкин, образно выражаясь, назвал Ломоносова «Первым Русским Университетом», а родной наш народ величал Ломоносова «Ходячей энциклопедией». И когда иностранцы спрашивали, где у вас университет, до открытия первого русского университета, русские, указывая на Ломоносова, говорили: – «Вот наш университет! Спросите его! Он все знает»...

Подобно греческому отцу древне-классической мудрости – Аристотелю, основоположнику реалистической философии и логики, мудрому творцу и родоначальнику всех естественных наук, и нашему русскому Аристотелю – Ломоносову не чужды были все эти науки.

Известный немецкий философ Брюкнер, считая Ломоносова отцом независимой русской научной мысли, так определил всеобъемлющий гений Ломоносова, в своей книге: «Geschichte der Russischen Literatur: – металлург, геолог, химик, электротехник, астроном, политико-экономист, статистик, географ, историк, филолог, критик, поэт».

И, действительно. Над чем только не работал наш неутомимый самородок, вышедший из самой толщи нашего богато-одаренного родного народа!

Это он изобрел: 1трубы смотреть ночью и под водой; 2) для определения яркости небесных светил; 3приборы для измерения показателя преломления жидкостей; 4) изменения земного тяготения; 5) фабрикации цветного стекла; 6) определения вязкости жидких тел; 7) предсказания погоды; машины: 8) для испытания твердости и прочности металлов; 9) раздавливания и сжимания физических тел; проектировал 10) коленчатые валы водяных колес и лесопильных мельниц; 11) гидроустановку для фабрикации цветного стекла; построил: 12) первый громоотвод у себя, на крыше дома; 13) токарный станок; 14) универсальный барометр не для измерения изменений атмосферного давления, а для обнаружения изменения cилы земного тяготения; 15делал опыты: с кальцивированием металлов; 16) с усовершенствованием существовавших тогда термометров: 17доказал, что температура тела зависит от скорости движения входящих в тело частиц; т. е. постиг известную теперь молекулярно-кинетическую теорию строения тела; 18посвятил себя изучению прикладных наук: атмосферного электричества, навигации, метеорологии, астрономии, металлургии, минералогии, геологии и горной промышленности; 19объяснил: происхождение окаменелостей в разныя эпохи истории Земли; 20) первым объяснил, что молния есть результат электрической разрядки; 21определил объем разных газов; 22при анализе структуры атома предсказал, что атом можно расщепить; 23) во дни Ломоносова ученым не был известен спектральный анализ для определения состава планет и солнца. Ломоносов же интуитивно постиг и в стихах описал, что происходит на солнце:

«Там горящий вечно океан,

Там огненны валы стремятся

И не находят берегов.

Там вихри пламенны кружатся,

Борющись (борясь) множество веков,

Там камни, как вода, кипят,

Горящи там дожди шумят...»

А ведь даже самые просвещенные астрономы того времени имели наивное представление о солнце, думая, что там не жарко, а тепло и даже есть жизнь (?).

24) Ломоносов считал хвост кометы и северное сияние явлениями электрическими. Его вычисление разстояния полярного сияния от Земли и установленный им круг дуги полярного сияния в 420 верст приближается к точным вычислениям наших дней, а Ломоносов сделал это вычисления в 1753 году; 25) это Ломоносов, 26 мая, 1761 года, наблюдая прохождение Венеры через солнечный диск, обнаружил, что Венера окружена значительной воздушной атмосферой, разсеивающей солнечные лучи; 26) Ломоносов написал целый ряд научных диссертаций о мореплавании, о градусах тепла и стужи, о твердости и жидкости тел, о замерзании ртути, курс истинной физики и химии, первыя основания металлургии по анализу руды и получению металла.

27) Хотя за 200 лет до Ломоносова Коперник научно обосновал гелиоцентрическую систему вращения Земли вокруг солнца, однако сторонники Птоломеевой системы или геоцентрической системы вращения солнца и планет вокруг неподвижной земли все еще отвергали гелиоцентрическую систему Коперника и предпочитали слушать ораторов-ученых, высказывавших сомнения против Коперниковской системы. Ломоносов же окончательно утвердил систему Коперника и в русской науке. Не лишенный остроумия и юмора, Ломоносов говорил: «Признавать систему Птоломея это все равно, что допустить, что повар вертит не жаркое вокруг очага, а очаг вокруг жаркого». Ревнителям не по разуму Птоломеевой системы, называвшим Коперника «Богусоперником», Ломоносов добродушно заявлял: «К ученьям, правду физическую проповедующим и защищающим, не привязывайтесь, особливо же не ругайтесь».

28) Составитель первого труда по русской грамматике и русской истории, блестящий представитель ложно-классического направления в русской литературе, Ломоносов, как человек религиозный, является творцом духовных од: «Утреннего Размышления о Божием величестве» и «Вечернего размышления о Божием величестве по случаю великого северного сияния». Это он разработал устав первого Русского Московского Университета и сделался центральной фигурой и движущим нервом в культурно-научном развитии Великой России, хорошо оправившейся от Монгольского ига и вышедшей на широкие просторы во дни Ломоносова.

29) Самым же главным вкладом Ломоносова в мировую науку являются открытые им и впервые формулированные им два закона: 1) Постоянство масс или закон сохранения вещества и 2) Закон сохранения энергии. Первый закон Ломоносов постиг за сорок лет до ученого физика Лявуазье, окончательно утвердившего этот закон в науке. Углубляясь в закон сохранения вещества, Ломоносов постиг закон сохранения энергии, который только через сто лет был окончательно формулирован немецким физиком Мейером.

Заразительный пример Ломоносова быстро разбудил всеобъемлющий гений и природную любознательност нашего родного русского народа, из недр которого, как из рога изобилия, стали выходить один за другим светила науки первой величины. Наш Николай Иванович Лобачевский (1793–1856), выдающийся математик, по словам английского математика Клиффорда, сделал такой же переворот в геометрии, какой Коперник в астрономии. До Лобачевского весь ученый мир пользовался геометрией Евклида, которая существовала более двух тысяч лет и считалась единственной возможной геометрией. Однако, этой геометрией нельзя пользоваться теперь для вычислений в космическом мире огромных масс и скоростей, а также и в мире внутриатомном. И неизвестно, что делали бы ученые в наш горделивый век завоевания безвоздушных пространств, если бы на помощь им не приходила новая геометрия, которую немецкий ученый Гаусс назвал «не-Евклидовой», а Лобачевский «воображаемой» геометрией. Гаусс, прочитав труды Лобачевского в немецком переводе, так заинтересовался ими, что решил изучить русский язык, для того только, чтобы прочесть труды Лобачевского в русском оригинале.

Удивлял иностранных ученых и наш математик-изследователь по анализу безконечно-малых чисел и по теории вероятностей М. В. Остроградский (1801–1861). Не подписав своего имени и дав адрес для ответа своего друга, Остроградскин послал во Французскую Академию Наук решение одной труднейшей задачи для проверки. По указанному адресу Академия ответила, что эту задачу может решить только один человек – проф. Остроградский. Он живет в Петербурге, к нему обратитесь.

Наша София Васильевна Ковалевская (1850–1891), первая в мировой истории женщина-профессор математики Стокгольмского университета, решила трудейшую задачу о вращении твердого тела вокруг неподвижной точки на острии своей оси. Для решения этой задачи, она взяла волчок, как самое устойчивое тело, несмотря на то, что он кружится на острии своей оси. Так как все быстро вращающиеся тела: солнце, планеты, снаряды, пули, колеса обладают свойством волчка, то все вычисления Ковалевской были признаны очень ценными. За решение этой, считавшейся невозможной для решения, задачи Ковалевская получила две премии от Парижской Академии Наук и сделалась первым в истории эмансипации женщин почетным членом Российской Академии Наук.

Знают ученые иностранцы и ценят и нашего знаменитого математика Пафнутия Львовича Чебышева (1821–1894) прославившегося своими опытами элементарного анализа теории вероятностей и теории сравнений и другими трудами, которые помещались в иностранных математических журналах и журналах Русской Академии Наук.

В наш век, быть может, напрасных и опасных попыток завоевания безвоздушных пространств вселенной, когда пред специалистами в этой области преклоняется ныне весь человеческий горделивый мир, рискуя загрязнением воды и воздуха погубить нашу, Богом данную нам зеленовато-голубую и лучезарную (каковой она кажется с высоты небесной) планету Землю, мы, строго-православные люди, памятуя слова: «И сказали они: построим себе башню до неба и сделаем себе имя» (Бытия XI, 4), считаем все эти попытки горделивой напрасной и опасной затеей воспылавшей дьявольской гордыни человечества. Однако для порицания и посрамления критиков «отсталой» России, мы смело и торжественно можем заявит: «да будет ведомо вам, притворные или искренния невежды, что основоположником и этой труднейшей науки о движении ракет и о полетах в космическое пространство был никто иной, как русский ученый, Константин Эдуардович Циолковский (1857–1935 г.). Начиная с 1895 года, Циолковский, как истинный Отец полета в Космос, дерзновенно пытался на сто лет вперед заглянуть в тайны возможных завоеваний, изложив свои научныя смелыя мысли в таких трудах как: 1) «Грезы о земле и небе»; 2) «Вне земли»; 3) «Аэроплан или птицеподобная летательная машина»; 4) «Изследование мировых пространств реактивным прибором»; 5) «Космический корабль» и др. За свои фантастические и научные труды, прозванный русским Жюль-Верном, Циолковский, по богатству воображения и научному мышлению стоял, конечно, выше Жюль-Верна. Да и объекты его любознательности были диаметрально противоположны объектам Жюль-Верна. Не тайнами, скрываемыми «под водой», не путешествием «к центру земли», о чем мечтал Жюль-Верн, а ввысь, к небу, к безвоздушным просторам вселенной, к полету на ракетах к звездам – вот о чем с детства мечтал Циолковский. В начале 20-го столетия Циолковский писал редактору журнала: «Вестник воздухоплавания», В. Н. Воробьеву: «Человечество не останется вечно на Земле. В погоне за светом и пространством, сначала робко проникнет оно за пределы атмосферы, а затем завоюет себе все около-солнечное пространство». Это Циолковский более чем полвека тому назад заговорил о постройке внеземных станций, создаваемых из отдельных частей ракет, выпущенных с Земли и вращающихся вокруг Земли со скоростью восьми километров в секунду, сделавшись спутниками Земли или ея «искусственными лунами», а главное – «пересадочными пунктами», столь необходимыми для между-планетных путешествий. На крыльях своего изумительно богатого воображения, хотя и контролируемого глубиною и широтою размаха его, строго-научного мышления, Циолковский так далеко ушел в описании подробностей этих внеземных станций в безвоздушном пространстве вселенной, что даже в наши дни эти подробности удивляют ученых в этой области. Циолковский подробно описывает условия жизни на этих станциях, их связь с Землей, обезпечение энергией и даже устройство оранжерей с растениями для очищения воздуха в помещениях этих искусственных планет-станций. В статье «Вне Земли», написанной до революции, но изданной в 1920 году Циолковский описывает, как на эти внеземныя станции будут прибывать с Земли партии ракет, собираться и снаряжаться новыя ракеты для дальнейших рейсов в космос.

Всеми математическими выкладками Циолковского широко воспользовались нынешние «управители» России для ускорения запуска первого искусственного спутника Земли в 1957 году, что совпало со столетием со дня рождения Циолковского в 1857 году.

Делаются попытки среди иностранных ученых собрать средства на постройку в Америке «Института или Музея имени отца полетов в космос», К. Э. Циолковского, почетного члена иностранных ученых обществ и Международной Биокосмической Ассоциации во Франции, в Тулоне.

С успехами Циолковского в области аэродинамики и ракетодинамики тесно связана научная деятельность Н. Е. Жуковского (1847–1921), работавшего в области дозвуковых, около-звуковых, сверх-звуковых и гипер-звуковых скоростей, развиваемых летательными аппаратами. Жуковский открыл тайну крыла и объяснил, какая сила удерживает крыло в воздухе. Скорость воздуха над крылом, над его верхней выпуклой поверхностью больше, чем под нижней плоской поверхностью, поэтому давление воздуха снизу на крыло получается больше, чем сверху. Эта сила и удерживает самолет в воздухе, а что же его несет? – Воздушный винт, – объясняет Жуковский.

Да будет ведомо отрицателям независимой научной мысли в дореволюционной России, что и ныне здравствующий строитель целой эскадры воздушных гигантов в Америке, Игорь Иванович Сикорский тоже является продуктом воспитания и образования в старой, дореволюционной России. Будучи студентом Политехнического Института в Киеве, Сикорский уже в 1912 году получил первый приз на конкурсе одиннадцати аэропланов известных Европейских фирм. Неожиданным успехом молодого изобретателя живо заинтересовался русский патриот исключительно широкого и прозорливого ума, директор Русско-Балтийского завода, давшего Сикорскому «саrtе blаnchе» на постройку многомоторных аэропланов. На законченном в шесть месяцев, первом в мире, четырехмоторном биплане – великане того времени, названном «Русским Витязем», Сикорский совершил над Петербургом первый в истории мировой авиации удачный полет. Как известно, строители аэропланов в Европейских странах разочаровались неудачными полетами и отказались строить большие аэропланы. Сикорский же, в мае 1913 года легко оторвался оть земли, сделал несколько кругов в воздухе и плавно спустился при бурном ликовании народа, одержав первую крупную победу над самой неустойчивой стихией – водухом. Позже, на своем «Илье Муромце Киевском», поднявшемся на высоту 2000 метров, Сикорский 29 июля 1914 года совершил восьмичасовой перелет из Петербурга в Киев, покрыв разстояние в 1,200 верст, с одной остановкой для пополнения бензином, имея экипаж в четыре человека, с нагрузкой 100 пудов, поднявшись на высоту 1,500 метров и с первым в истории человечества завтраком в воздухе. Один мотор испортился. Спустившись на трех моторах, «Муромец» доказал впервые преимущество многомоторных аэропланов. После триумфальной встречи летчиков, «Муромец» в тот же день прилетел в Петербург. Это был мировой рекорд, удививший просвещенную заграницу. Сам Государь, прибывший осмотреть этот «Ковер-Самолет», наградил 24-летнего студента Владимиром 4-й степени, золотыми часами с вензелем и освободил Сикорского от воинской повинности. Киевский Политехнический Интстиут поднес ему диплом, а Государственная Дума постановила выдать 100,000 рублей на усовершенствование воздушных кораблей Сикорского. Был построен второй «Илья Муромец». Успехи Сикорского знаменовали начало новой эры развития авиации во всем мире. Но не успели русские люди отпраздновать славный Петербургъ–Киев, Киевъ–Петербург перелет, как грянула первая мировая война, и Муромцы пригодились на войне. До 400 военных полетов совершили они, бомбардируя тылы германских позиций.

В свое время в Европе произвело сенсацию изобретение ученым Гаусом телеграфного аппарата. Но едва ли кто из иностранцев знает, за исключением некоторых ученых, что первый то телеграфный аппарат изобрел в России физик Павел Львович Шиллинг (1786–1837). По приказу Николая Первого была построена телеграфная линия для передачи сигнала при помощи электрического тока между Зимним дворцом и Министерством Путей Сообщения; в 1833 году уже началась работа по соединению телеграфной линией Петербурга с Кронштадтом, но Шиллинг скоро умер, а через несколько месяцев после его смерти в Европе заговорили о телеграфном аппарате Гаусса, который был подобием аппарата Шиллинга.

Известный всему миру изобретатель Эдисон (1847–1931 г.) впервые, на Рождество, 1878 года осветил свою лабораторию электрической лампочкой, известной под именем «Эдисоновской груши». Однако, мало кто знает, что русский инженер А. Н. Лодыгин (1847–1923) изобрел радио-антену и электрическую лампочку на пять лет раньше Эдисона. Это на долю Лодыгина, да электротехника Павла Николаевича Яблочкова (1847–1894) – изобретателя «Электрической свечи» – выпала великая честь создания новой эры электрического освещения для массового использования. Это они сделались пионерами идеи трансформации переменного тока, пользуясь высоким напряжением которого, можно передавать большое количество электричества на значительное разстояние. Яблочков сразу превращал энергию топлива в электрический ток без паровой машины и генератора для получения электричества более дешевым и простым способом. Лодыгин же, испробовав разные материалы для накаливания нити в электрической лампочке, остановился на вольфраме или тунгстене, который и в наши дни применяется для фабрикации электрических лампочек.

Да будет ведомо и стыдно насмешникам над «отсталой (?)» Императорской Россией, что лампочки Лодыгина и электрическия свечи Яблочкова потрясли весь мир. Вот почему их электрические фонари, освещавшие улицы Европейских столиц в семидесятых годах прошлого столетия, получили название «русского солнца» или «русского света». Весьма интересно отметить, что на матовых колпаках уличных фонарей в Париже было написано: «ля люмьер рюсс».

Всему миру известно имя итальянского инженера-электрика Маркони, изобретателя радио-телеграфа или безпроволочного телеграфа. Однако, мало кто знаеть, что пальма первенства в этом изобретении принадлежит Александру Степановичу Попову (1859–1905), осуществившему первую в мире радио-телеграфную связь в Кронштадте, в 1895 году. Долго итальянцы настаивали, что безпроволочный телеграф изобрел Маркони. Англичане приписывали это изобретение своему Лоджу, а французы – Браили. Когда же Браили, на страницах журнала «Фигаро», заявил, что он не приписывает себе изобретение безпроволочного телеграфа, но что этой идеей мы обязаны Попову, – спор кончился...

Это Академик Б. С. Якоби в 1834 году изобрел первый в мире электро-двигатель, и в сентябре 1838 года по реке Неве поплыл первый в мире электровод Якоби. На год раньше Морзе, в 1839 году Якоби изобрел электро-магнитный самопишущий аппарат, установив связь между Зимним Дворцом и Главным Военным Штабом.

И не с чувством горделивого самовосхваления, что «мы лучше всех», а с благородным негодованием против тех, кто утверждает, что Россия всегда училась у более мудрых, – напомним: 1) В 1763 году, т. е. раньше Джемса Уатта – английского изобретателя, наш русский Ползунов изобрел паровую, или, как он ее называл «огненную» машину; 2) В 1760 году, т. е. за десять лет до механической прядильни Аркрайта в Англии, в России была построена первая в мире механическая прядильня Родиона Глинкова; 3) Как известно, американец Дрэй пробуравил первую нефтяную скважину для добывания нефти на большой глубине в 1859 году, а техник русский Семенов пробуравил первую в мире скважину на берегу Каспийского моря в 1848 году; а в 1855 году промышленник Сидоров пробуравил вторую нефтяную скважину на Ухте; 4) Кто разрешил первым мировую труднейшую проблему смазывания машин? Опять русский – профессор Николаевской Инженерной Академии и Петербургского Технологического Института, Николай Павлович Петров, в 1882-м году создавший основу математической теории смазки и выпустивший труд: «Трение в машинах и влияние на него смазывающей жидкости»; 5) Другой Петров, Василий Владимирович, в 1802 году первым в мире изобрел электрическую дугу за восемь лет до открытия этого явления английским химиком Деви; 6) В 1903 году в Петербурге, на Выборгской стороне был спущен первый корабль «Вандал», приводимый в движение дизель-моторами. Это был первый теплоход в мире. Эти теплоходы теперь строятся на верфях всего мира; но Родина то их – Россия. 7) Наш Димитрий Иванович Менделеев (1834–1907) является отцом новой эпохи в развитии химии. Его главная заслуга в том, что он не только открыл периодический закон химических элементов, распределив их по атомному весу; но и постиг эту систему классификации химических элементов, как неизменный закон, опираясь на который, можно предсказывать новые факты и делать новыя ценныя открытия в научной химии. И неудивительно, поэтому, что Менделеев не только предсказал существование в природе еще неоткрытых химических элементов, но и точно определил существенныя свойства этих элементов, указав их точный атомный вес. По инициативе директора прикладной физики, профессора Ядова, ученые химики всего мира единогласно постановили назвать 101-ый наиболее тяжелый трансурановый атом именем величайшего русского химика XIX века – «менделевиум». 8) Интересно отметить, что открытие разительных свойств грибка, из которого делается теперь пенициллин было сделано доктором А. Г. Полетебневым и физиологом В. А. Манасеиным. В номерах 34–52 русской еженедельной газеты «Медицинский Вестник» (1872 года) была напечатана статья о том, что эти ученые заметили, что грибок зеленой плесени (Кистевик по-народному) помогает быстрому заживанию гнойных ран. Стали они выращивать культуру этой зеленой плесени на апельсиновой корке и применили ее при лечении сифилитических язв у солдат. Этот Кистевик и есть тот грибок, который, в научной терминологии называется пенициллином, открытым в 1929 году английским врачем Флемингом. Открытие же русских докторов кануло в бездну забвения, как это часто случается.

После Великого Исхода из России великого множества ученых, ушедших искать по миру, где «оскорбленному есть чувству уголок», многие потрудились на пользу приютивших их свободных стран мира. В калейдоскопе разсеянных по всему миру русских эмигрантов сверкает, светить на весь мир и переливается разными цветами радуги всеобъемлющий гений и таланты выносливых, терпеливых, находчивых и изобретательных русских самородков, получивших образование до революции в России. Несмотря на вопиющую нужду, на непривычный труд в борьбе за существование, не распылился и не погиб на чужбине могучий гений и таланты Зарубежной Руси. И нет теперь на земном шаре такой точки, куда бы не проникла русская культура и наука.

Ученые доктора медицины разъехались по самым отдаленным уголкам света белого и ревностно принялись за работу на самых опасных для их здоровья и ответственных постах:

1) По назначению Пастеровского Института в Париже доктор А. Т. Васильев уехал в Тунис, где изучал животных и насекомых – переносчиков чумы; 2) В Судане, во Французской колонии, в сопровождении своей безстрашной жены д-р Попов начал бороться с проказой. Два его помощника – Естифеев и Габер-Волынский умерли от проказы; 3) В Индо-Китае по эмбриологии работал д-р Е. Н. Давыдов; 4) Известный в России венеролог Валентин Иванович Зарубин заведовал в Юго-Славии венерическим городским отделом; 5) Знаменитый хирург, проф. Иван Павлович Алексинский поселился в Париже; 6) Д-р Аким Осипович Маршак сделался директором туберкулезной санатории в Болгарии; 7) Бывший директор Петербургских Безтужевских курсов, д-р С. И. Метальников работал в Пастеровском Институте по изучению растений и микробов, вызывающих болезни вредных насекомых; 8) Д-р М. Туманов заведовал отделением Пастеровского Института в Индо-Китае; 9) Д-р В. А. Юревич в Сайгоне работал по эмбриологии и вакцинациям; 10) Д-р В. Н. Болдырев заведывал научно-физиологическим Институтом при санатории д-ра Келлога в Америке; 11) С легкой руки д-ра Ильи Ильича Мечникова, заведовавшего отделением Пастеровского Института в Париже, целый ряд русских биологов и бактериологов (доктора: А. М. Безбородко, Л. И. Кепнов, С. Н. Виноградский), продолжая работу Мечникова в Пастеровском Институте, разработали новые методы по вакцинациям против тифа, холеры, змеиных ядов, а проф. Виноградский, кроме того, открыл микроб, играющий важную роль в жизни растений и открыл бактерии, поглощающия азот в воздухе и переносящия этот азот в почву; 12) Д-р Н. А. Добровольская работала в Африке по изследовавию раковых заболеваний.

Имена русских ученых, сделавших ценныя открытия и изобретения за рубежами Родной Земли, прогремели ва весь мир: 1) Д-р Раевский изобрел аппарать, регистрирующий все излучения, исходящия из земли. Эти излучения приводят в движение стрелки чувствительного аппарата, издающего звуки, которые можно слышать через громко-говоритель; т. е., образно выражаясь, – «слышать, как растут растения»; 2) Ученый Грапов изобрел азбуку и написал словарь для чтения и толкования Египетской мудрости – иероглифов, и все письмена немой Египетской древности «заговорили о своих сокрытых тайнах»; 3) Ботанику В. В. Лепешкину, учитывая ценность его лекций, в Нью-Иорке, была построена специальная лаборатория, стоившая более 60,000 долларов; 4) Наш проф. Четыркин прославился по изследованию дна морского и собрал богатейшую в мире коллекцию морских чудовищ; 5) Разве не радостно для нас сознавать, с каким почетом и даже послушанием относились иностранцы к нашему прославленному в области археологии «Царю раскопок древности» – профессору Ростовцеву, по одному авторитетному мановению руки которого в музеях немедленно переставляли памятники древности; 6) Наш Иван Махонин, проживая во Франции, особым процессом превращал растительныя и минеральныя масла́ в продукт, заменяющий бензин. Эксплоатацию этого продукта, названного «жидким золотом» за его ценность, Махонин безвозмездно передал приютившей его стране. Франция, страдавшая от недостатка горючего и ввозившая миллионы тонн горючего, с благодарностью приняла ценный подарок русского доброго самородка; 7) Русский химик и физик, профессор П. Капица прославился в Англии своими аппаратами, производившими электрические токи неслыханной силы, с невероятными температурами выше и ниже нуля. Его поразительные аппараты в одну-сотую секунду отмечали все изменения, происходящия в ядре атома; 8) Ведь это по чертежам нашего Владимира Ивановича Юркевича был построен самый большой в то время пароход – «Нормандия» – истинное чудо двадцатого века, прозванный «плавучим городом»; 9) Русский астроном Отто Струве поразил мировую астрономию открытием и вычислением самой крупной из известных звезд – звезду «Эпсилон Ауригэ», удаленную от Земли на пятнадцать тысяч биллионов километров. Диаметр нашего Солнца в три тысячи раз меньше этой звезды. Потребовалось бы двадцать семь миллиардов таких шаров, как наше солнце, чтобы образоват массу этой звезды. Вся наша солнечная система могла бы уместиться внутри этой звезды. Если смотреть на нее невооруженным глазам, ея яркость не привышает яркости звезды третьей величины, потому что она слишком далеко от Земли; 10) Нашего проф. С. П. Тимошенко с мировым именем в области прикладной математики, теоретической и прикладной механики, теории упругости и сопротивления материалов и т. д., написавшего около ста научных работ, Станфордский университет в Калифорнии так оценил, что разрешил ему продолжать научную работу без ограничения возраста; 11) Владимир Николаевич Ипатьев (1867–1952) – величайший ученый химик с мировым именем, особенно был известен среди ученых в индустриальной химии. На 75-летнем юбилее со дня рождения Ипатьева – отца новейшей нефто-химической индустрии, проф. Франк Уитмор так оценил Ипатьева: «Из всех русских ученых химиков самыми выдающимися были: Ломоносов, Менделеев и Ипатьев. Ипатьев имел гораздо больше влияния на мировую научную химию, чем два его предшественника. Пионер новейшей химии, он всю жизнь, до самой смерти был пионером новых открытий в химии: 1) Ипатьев написал более трехсот научных трудов; 2) получил более ста патентов на свои открытия и изобретения; 3) еще в 1900 году открыл новый способ разложения органических составных веществ при высоких температурах посредством особых катализов и свою любимую книгу: «Каталитическия реакции при высоких температурах» назвал своей химической биографией; 4) прославился своими открытиями в области производства синтетической резины; 5) открыл метод добывания чудодейственного горючего, так называемого высоко-октанного газолина высшего качества для автомобилей и аэропланов; 6) открыл способ превращения разных газов, улетучивающихся в воздух при сгорании и особенно при добывании газолина, в жидкое горючее, способное увеличить скорость мотора до 500 миль в час; 7) был основоположником науки о диссоциациях металлических растворов под действием компрессированного водорода, что дает возможность получить абсолютно чистый металл не только в лаборатории, но и в промышленном масштабе.

Это благодаря мудрому и прозорливому совету проф. Ипатьева на мою долю выпала честь сделаться пионером научного русского языка в Америке. Это он посоветовал мне написать первый в Америке учебник, который, благодаря его авторитетной оценке, сразу же был принят к печати. Сотни студентов – будущих докторов наук прослушали мои патриотическия лекции о культурном и научном вкладе гения Исторической России, наградив меня званием «культурного посланника Исторической – неведомой России» и «главным архитектором» курсов по научному русскому языку.

После Второй Мировой войны, во время Второго Исхода из России, Зарубежная Русь обогатилась новыми учеными – выходцами из России. Так как в короткой журнальной статье мы не можем даже перечислить имена всех русских ученых, нашедших приют за рубежом Родной Страны после революции, то постараемся в заключении ответит на часто задаваемый иностранцами вопрос: «Почему до революции заграница так мало или совсем не знала русских ученых?»

1) Международное сообщение для связи и обмена идей между учеными было в примитивном состоянии. Даже в 18 веке, когда Ломоносов сделал ценное открытие в атмосферном электричестве, он даже не подозревал, что в далекой Америке то же самое открытие, в то же самое время совершенно независимо от Ломоносова сделал Вениамин Франклин. Теперь, когда Юрий Гагарин облетел вокруг Земли, об этом узнал весь мир в тот же день; 2) большой секрет успеха для реализации всякого открытия и изобретения заключается в уменьи схватить благоприятный момент, когда государство и промышленность нуждаются в них. Когда А. С. Попов изобрел безпроволочный телеграф, Россия не была готова к использованию этого изобретения в широком масштабе. По авторитетному свидетельству Ипатьева, пионер радио-телеграфа Попов, открывший безпроволочный телеграф в 1895 году и к 1897 году так усовершенствовавший его, что мог делать радио-передачи на разстояние до пяти километров, к несчастью, скоро умер от порока сердца. Маркони знал о всех опытах Попова. Усовершенствовав процесс радио-телеграфии, он встретил поддержку со стороны промышленных кругов, которые сразу же начали утилизировать это изобретение. И в то время, когда о Попове забыли даже в России, о Маркони заговорил весь свет, как о первом (?) изобретателе радио-телеграфа; 3) Так как независимая научная мысль русских гениев часто шла впереди экономического и промышленного развития страны, то государство и общество не поощряло и не поддерживало открытия и изобретения, в которых оно не нуждалось. Проф. Ипатьев писал, что бедному Попову приходилось не мало обивать пороги, чтобы получить 5,000 рублей для установки радио-передачи между Санкт-Петербургом и Кронштадтом; 4) Не только в России, но и в других странах часто молва, а за ней и официальная история несправедливо закрепляют всю честь открытия пли изобретения за одним счастливцем, оставляя других в тени; 5) Как настоящие гении, русские ученые в старое, доброе время особенно отличались природной скромностъю, страхом пред рекламой. Не будучи жадными материалистами, не думая о продаже своих секретов и о патентах на них, они охотно делились своими успехами с каждым и душа у них была, как говорится «нараспашку». Вот пример: А. Н. Лодыгин, как известно, изобрел электрическую лампочку накаливания в 1873 году. В 1877 году друг его, лейтенант Хотинский, командированный в Америку для приема крейсера, увез с собой лампочку Лодыгина, которую он показал Эдисону. Эдисон, как известно, впервые осветил электричеством свою лабораторию на Рождество, в 1878 году. Кто знает, может быть показанная ему лампочка Лодыгина помогла великому изобретателю усовершенствовать его лампочку, прозванную «Эдисоновской грушей»; 6) черезмерное преклонение русского общества пред всем иностранным, какое-то подобострастное и молчаливое знание «превосходства во всем заграницы» также мешало узнать иностранцам о подлинно великой, но все еще неведомой им России; 7) совсем другое дело теперь. Вообразив себя «сверхчеловеками» и чуть ли не «человекобогами», современные «управители» полоненной ими Исторической России, совершенно забывая о насущных нуждах народа, щедро тратят деньги на поддержку научных изследований наших, хотя и подневольных, но все же опять-таки русских гениальных самородков, работающих в области прикладных наук и по завоеванию безвоздушных пространств вселенной. Не в пример скромной, молчаливой Исторической России, нынешние управители Ея трезвонят о своих научных завоеваниях больше, чем надо. И не удивительно, поэтому, что заграница теперь не только знает, но и преклоняется и пред ученостью президента Академии Наук – А. Н. Несмеянова, и лидера атомной физики Курчатова, и получившего Нобелевскую премию химика Н. Н. Семенова, и знаменитого, в оценке Отто Струве, астронома В. А. Амбартсумиана, и специалиста по «спутникам» Анны Масевич, и знаменитых физиков П. Л. Капица и Л. Д. Ландау и многих других.

Мы же и впредь будем высоко держат знамя подлинных и неисчислимых заслуг всеобъемлющего научного гения Исторической России для посрамления притворных невежд и хулителей России, для вразумления действительных невежд, а главное – для возгревания пламенной любви к Родине и сознания собственного достоинства у нашей родной молодежи, как достойных потомков величайшей в мире, исторически славной Святой Руси, не оставшейся в долгу у других просвещенных стран в области Истины, Добра и Красоты, как краеугольных камней истинно человеческого прогресса на Земле.

Проф. Г. А. Знаменский.


Источник: «Луч света». Учение в защиту Православной веры, в обличение атеизма и в опровержение доктрин неверия. В двух частях: Часть вторая. / Собрал, перепечатал и дополнил иллюстрациями Архимандрит Пантелеимон. — Издание второе. — Jordanville: Издание Свято-Троицкого Монастыря, 1970 [1971]. — С. 401-407.

Комментарии для сайта Cackle