Азбука веры Православная библиотека профессор Павел Александрович Юнгеров Библейский характер видения пророка Иезекииля, описываемого в 1-3 главах его книги


профессор Павел Александрович Юнгеров

Библейский характер видения пророка Иезекииля, описываемого в 1–3 главах его книги

Глава 1 * Главы 2 и 3

 

 

Лицам, изучающим Библию, известна таинственность и прикровенность чудного видения, которого удостоился пророк Иезекииль при реке Ховар. Все образы этого видения отличаются необычайною оригинальностью, приводившею в изумление толкователей библейских писаний. Но те же особенные черты таинственности видения заставляли богословов трудиться над изучением и объяснением его. Это видение, необъясненное Господом и самим пророком и имевшее чрезвычайно важное значение, не только для пророка и его времени, но и для христианской церкви (как можно заключать из повторения его, в 43 главе, при освящении нового храма, и в откровении евангелиста Иоанна), невольно привлекало к себе умы верующих людей. Сначала иудеи, затем отцы церкви и христианские мыслители начали трудиться над объяснением таинственного видения Древние толкователи предлагали свои объяснения с оговорками и сознанием своей слабости в этом отношении, новые-иногда подобные оговорки опускали и считали свои объяснения вполне правильными и точно соответствующими объясняемому предмету. На положительный, аподиктический, характер новых объяснений повлияло изменение взгляда вообще на все священные ветхо и новозаветные книги. Представление об этих книгах, как чисто человеческих произведениях, привело к объяснению видения Иезекииля в значении только для современных пророку потребностей (с чем не согласно повторение видения, в 43 г в конце служения Иезекииля и в откровении евангелиста Иоанна). По сопоставлению с временем служения Иезекииля и историческим его положением не трудно было в этом смысле объяснить видение Иезекииля1.

Но поканчивая легко и скоро с объяснением видения, ученые богословы должны были остановиться на другом вопросе – происхождении видения. Прежние верующие толкователи этим вопросом не занимались. «Господь открыл видение в таких образах, в каких ему было угодно; условий для Божественной воли нельзя положить» – вот взгляд древних верующих экзегетов. Ученые богословы рационалистического направления не могли приходить к такому решению и, естественно, задались вопросом: как составились образы видения Иезекииля? Для видения Иезекииля, как для всякого экстатического видения (по аналогии с сновидениями) должна быть, по их мнению, подготовлена известная почва в душевном состоянии пророка, пророку должны быть ранее известны образы, которые сгруппированы в видении. Вскоре, впрочем, и этот вопрос не стал затруднять. Исследования и раскопки на местах древних восточных городов, особенно Ниневии и Вавилона, указали фигуры в древней архитектуре и живописи, несколько сходные с образами видения Иезекииля. Таковы, напр. не редко встречающиеся в развалинах дворцов изображения крылатых быков и львов, кругов с пересекающими их стрелами (коло в колеси) и т. п. К этой-то символике обратились ученые за разъяснением происхождения видения пророка Иезекииля. Некоторые – косвенно и предположительно, – другие прямо и положительно начали утверждать, что видение пророка Иезекииля носить характер халдейской и ассирийской символики, с которой пророк познакомился в плену. Так, легко выходили ученые из своего затруднительного положения2.

Но такое своеобразное отношение к предмету общего уважения и веры не могло помириться с христианским религиозным чувством. Сопоставление видения с языческой символикой, как и выше замечено, порождалось и порождало представление о чисто-естественном происхождении видения. Оно, в свою очередь, должно было влиять и на объяснение видения. Если видение своим происхождением обязано языческой символике, то оно должно быть объяснимо в духе и образами этой символики. Если видение произошло естественным путем, то оно не может быть пророчеством о будущих судьбах церкви, так как будущее не доступно человеческому разуму. К этим выводам не привыкли христианские богословы. Они всегда считали видение Иезекииля Богооткровенным пророчеством о будущих событиях, объясняемым в духе других библейских пророчеств. Поэтому, внимание экзегетов в настоящее время, преимущественно должно быть сосредоточено на изучении характера образов видения Иезекииля.

В то время как богословы отрицательного направления отыскивали аналогии видению Иезекииля в ассирийской и халдейской символике, ортодоксальные западные богословы обратили внимание, в защите библейского характера видения, на сходство его образов с символикой иерусалимского храма3. Но при чтении ветхозаветных книг можно найти гораздо большее количество образов видения, носящих библейский характер. Вопреки мнению рационалистов, можно сказать, что все образы и частные черты видения пророка Иезекииля носят библейский характер. Многие образы составляют повторение других пророческих видений, бывших ранее Иезекииля, записанных в ветхозаветных книгах и известных пророку-священнику. Другие образы составляют воспроизведение образной поэтической речи ветхозаветных писателей и книг, также известных пророку. Некоторые образы сходны с описанием исторических чудесных событий в древних ветхозаветных книгах. Они нередко записываются пророком вполне тожественно с историческими записями.

С указанными сходными образами, придающими видению Иезекииля откровенный библейский характер, считаем не бесполезным познакомить русское общество, интересующееся решением богословских вопросов. Думаем, что более или менее точное объяснение видения Иезекииля возможно только на основании языка библейских писателей, заключающего в себе аналогии образам видения его. Иначе, всякие объяснения рискуют оказаться произвольными.

Глава 1

В противоположность предположению рационалистов, сам пророк Иезекииль признает свое видение по характеру и происхождению, вполне сходным с Богодухновенными характерами других, избранных Богом израильских мужей. Пред описанием видения пророк, в духе и языком других Богопросвещенных иудейских мужей, говорит, что его видение было открыто ему Господом Богом. И было, говорит пророк, в тридцатый год (может быть его собственной жизни) в четвертый месяц (иудейского церковного года) в пятый день месяца, когда я находился среди переселенцев (иудейского и израильского царства) при реке Ховар (в Месопотамии), отверзлись небеса и я видел видения Божии (Иез. 1, 1).

Отверзлись небеса. Это выражение напоминает неоднократные чудесные события в истории Иудейского народа сопровождавшие явления Господа всем иудеям и Богоизбранным еврейским мужам. (Ср. Втор. 28, 12, 33, 26, 2Цар. 22, 10. Пс 77, 23). Это выражение не редко встречается в ветхозаветных поэтических книгах. (Пс. 17, 11. Ис. 64, 1. Иер. 2, 12). Следовательно пророк говорит о нередком в истории евреев чудесном событии, и выражается языком ветхозаветных книг (как впоследствии говорили новозаветные писатели. (Мф. 3, 16. Мк. 1, 10. Деян. 7, 58).

Видения Божии. Видений Божиих часто удостоивались ветхозаветные пророки и Богоизбранные еврейские мужи. (Быт. 15, 1. Исх. 24, 17. Чис. 12, 6, 8).

Призвание пророков обыкновенно сопровождалось открытием им видений Божиих (Иер. 1, 2. Ис. 6, 1).

Выражения пророка, говорящие об отверстии небес и видениях Божиих, указывают на его богодухновенное состояние под влиянием сверхъестественного озарения. Не говоря ни слова о языческой символике, пророк, напротив, указывает на обычный у евреев факт сверхъестественных пророческих видений.

Такой же библейский характер носит дальнейшее предварительное описание видения. После определенного указания времени видения (так как тридцатый год для несовременников Иезекииля оставался неопределенным) – пятого года плена, Иоакима, царя иудейского (1, 2), пророк упоминает о своем происхождении и обыкновенном звании – священника. Но священнического звания было не достаточно, чтобы сделаться пророком. Для пророческого служения необходимо было особое состояние вдохновения, и обозначаемое пророком словами: было ко мне слово Господне и была на мне рука Господня (1, 3). Слова Господня, как видений Божиих, удостоивались все ветхозаветные пророки, начиная с Моисея (Исх. 4, 28. Втор. 18, 18. 4Цар. 9, 36. Ис. 2, 1. Иер. 1, 2). В своих речах пророки возвещали исключительно только слово Божие (Втор. 18, 20–22).

Рука Господня. Без сомнения это – чисто библейское выражение. Оно основывается на представлении о Руке Господней, сотворившей мир (Иов. 10, 8. Ис. 48, 13) и управляющей миром (Иов. 10, 7. 12, 9. 14, 15). Для обозначения пророчески вдохновенного состояния это выражение прилагается к пророку Илие (3Цар. 18, 36), певцу при Елисее (4Цар. 13, 15) и другим лицам.

Итак, общий взгляд пророка Иезекииля на свое видение подтверждает нашу мысль о библейском характере его. Пророк считает его таким же божественным откровением, какого удостоивались другие Богом избираемые израильские мужи. Этот общий взгляд и общая характеристика дают право предполагать, что и все частные черты и отдельные образы видения должны носить библейский характер. Далее пророк так описывает свое видение: и я видел, и вот бурный ветер шел с севера, великое облако и клубящийся огонь и сияние вокруг его (1, 4). Для людей, знакомых с историческими событиями, описываемыми в ветхозаветных книгах, и с образами поэтической библейской речи, с первого же взгляда на описываемое видение припоминается весьма много библейских выражений, сходных с поименованными образами видения Иезекииля. Рассмотрим по порядку черты видения Иезекииля и укажем параллели им на ветхозаветных книгах.

Бурный ветер. Виденный пророком образ бурного ветра, имевший без сомнения символическое значение, мог быть понят, пророком на основании языка Библейских писателей. Часто случавшиеся в восточных странах, не исключая и Палестины, опустошительные бури были хорошо знакомы всем евреям. Многим из них, может быть, ежегодно доводилось от них страдать и видеть страдание других. Эти ежедневные факты давали повод еврейским поэтам пользоваться этим образом для описания Господня всемогущества и величия (Пс. 47, 8. 106, 25. 2Цар. 22, 11). Библейские пророки пользовались этим образом для описания будущей погибели грешников. (Ис. 41, 16. 57, 13. 66, 15. Пс. 13, 15). Наконец, этот же образ встречается в Господних явлениях благочестивым еврейским мужам: Иову (Иов. 38, 1) и Илие (3Цар. 19, 11). На основании исторических фактов и языка библейских писателей, толковники придают видению Иезекииля значение пророчества о грозном опустошительном нашествии халдеев на Иудею. (Срав. Ис. 21, 1–3). Такому пониманию соответствовало и определенное пр. Иезекиилем направление ветра: с севера. По пророчествам Исаии, Вавилонский царь намерен был на севере поставить свой престол и оттуда сделать нашествие на Иудею (Ис. 14, 13. 31). Пр. Иеремия в видениях видел (Иер. 1, 13) и в речах предсказывал, что халдеи с севера нападут на Иудею (Иер. 1, 15. 3, 18–4, 6...). Толковники предполагают, что халдеи действительно нападали с севера на Иудею.

Страшную опустошительную, бурю, виденную Иезекиилем, покрывало облако. Лицам, знакомым с Ветхозаветной историей, нетрудно определить значение этого образа, по аналогии с историческими фактами, упоминаемыми в Библии. Всякому из нас еще с детства делаются известными повествования об облачных столбах, в коих Господь являлся евреям во время 40 летнего странствования (Исх. 13, 21– 23. 14, 24). В детские еще годы мы запоминаем, что облако окружало Синай во время законодательства (Исх. 19, 16. 24, 15–18). Оно сходило на новоосвященную скинию (Исх. 40, 34. Лев. 16, 2) на Соломонов храм (3Цар. 8, 9–10). На этих исторических фактах освовывалась образная пророческая речь, нередко упоминавшая об облаках, как символе явления Господней милости (Ис. 4, 5. Иоил. 2, 2. Наум. 1, 3).

В средине облака был клубящийся огонь. Точно также и этот образ, без сомнения, всем известен по истории Синайского законодательства (Исх. 19, 18) и 40-летнего странствования евреев (Исх. 13, 21–22). Господне правосудие над нечестивыми выполнялось нередко при посредстве огня; напр., над Содомом и Гоморрой (Быт. 19, 24), над египтянами (Исх. 9, 24–25), над Кореем, Дафаном и Авироном (Чис. 16 гл.). На основании этих фактов, пророки и поэты изображали Господа окруженным огнем ревности, попаляющей грешников (Втор. 4, 24. Пс. 17, 10. Ис. 4, 4). Описание у пророка Иезекииля «клубящегося огня» (по еврейски: esch mitlakahat) буквально сходно с описанием седьмой египетской казни (Исх. 9, 23–25).

Страшный огонь окружало краткое приятное для глаз, сияние. Этим образом библейские писатели пользовались при описании милости и славы Иеговы (Пс. 17, 13. 2Цар. 22, 13. Авв. 3, 3)

Все образы видения, только что рассмотренные, кажется, заключают указание на гнев Божий, растворенный милостию: буря смягчается облаком, огонь – сиянием.

Образы видения, только что описанные Иезекиилем конечно не имеют аналогии с халдейской храмовой символикой (вероятно, бури и огонь не изображались на стенах халдейских храмов). Но библейская, образная речь и факты чудесные из еврейской истории дают основание предполагать, что таинственное видение могло быть понято Иезекиилем на основании только ветхозаветных книг. Пророк описывает свое видение языком библейских писателей.

Перейдем теперь, к разъяснению других образов видения Иезекииля.

Иез.1:5. А из средины его (бурного ветра) как бы свет пламени из средины огня; и из средины его видно было подобие четырех животных и таков был вид их: облик их был, как у человека.

Пророк Иезекииль, в этом стихе, отчасти повторяет то, что сказано было в предыдущем стихе (упоминает об огне), а отчасти дополняет свое повествование новыми образами.

Пророк Иезекииль говорит о четырех животных (или, с евр. яз4, о четырех живых существах). Рассматриваемое нами видение Иезекииля повторялось пророку трижды. При описании его повторения пророк называет виденных животных херувимами (8, 4. 10, 1. 43, 3). Поэтому, естественно, вслед за всеми толковниками, думать, что и в настоящем случае пророк говорит о виденных им херувимах. Учение о херувимах встречается в древнейших ветхозаветных книгах (Быт. 3, 24). На основании его, изображение херувимов находилось в скинии (Исх. 25, 18–22. 26, 1. 32) и Соломоновом храме (3Цар. 6, 23–34. 7, 28–35). В связи с изображением херувимов в храме, библейские писатели раскрывали учение о херувимах, духовных существах, и отношении их к Богу. Выражение: Господь, сидящий на херувимах, употребительно в Библии для обозначения служения херувимов. (1Цар. 4, 4. 4Цар. 19,15. Пс. 17, 12. Ис. 37,16) При отожествлении (вполне законном) животных видения Иезекииля с херувимами, все видение его получает библейскую окраску. Оно всецело соприкасается с символическою утварью скинии и храма и основывается на учении ветхозаветных книг о духовном ангельском мире. Оно, как бы на иконе или картине, воплощает представление евреев об ангелах, служебных духах.

Иез.1:6. И у каждого из них (херувимов) четыре лица и у каждого из них четыре крыла.

Более точное описание вида херувимов сближает их с изображением херувимов в скинии и храме. У херувимов, виденных Иезекиилем были лица и крылья. Точно также херувимы, с лицами и крыльями, изображались в скинии и храме (Исх. 25, 20. 3Цар. 6, 25). Другим Ветхозаветным пророкам ангелы являлись имеющими лица и крылья (Ис. 6 гл.).

Херувимы, виденные Иезекиилем, отличаются от описания их в других ветхозаветных книгах четверичным числом лиц и крыльев. Но если нет этому образу полной5 параллели в описании херувимов в других ветхозаветных книгах, то вообще четверичное число очень часто употребляется в языке библейских писателей, по соответствию четырем странам света (Быт. 2, 10, 13, 14. Ис. 49, 12). Утварь в скинии и храме устроена была в соответствие четырем странам света (Исх. 25,12. 3Цар. 7, 25. 1Пар. 9, 24) Пророки обращались к этому числу в предсказании бедствий различных народов, вражеских нашествий, и т. п. (Ам. 1,3–2,1. Иер. 15, 3. 49, 35...). Лица херувимов, обращенные на четыре стороны очень близко напоминают изображения волов, под медным морем, в храме, также лицами своими обращенные на четыре стороны. Четверичному числу лиц херувимов толковники придают значение изображения Божия всеведения, простирающего свой взор на все страны света (Пс. 138, 6–12).

Иез.1:7. А ноги их (херувимов) – ноги прямые и ступни ног их как ступня ноги у тельца, а сверкали как блестящая медь.

Описание нижней часто фигуры херувимов, виденных Иезекиилем сходно с изображением херувимов в Соломоновом храме. Последние стояли на ногах своих (2Пар. 3, 12). Серафимы, являвшиеся пророку Исаии, также имели ноги (Ис. гл. 6). Господь являлся людям в образе Существа, имеющего ноги (Исх. 24, 10). Отсюда произошло употребительное в Библии выражение: храм и земля суть подножие ног Господних (1Пар. 28, 2. Ис. 60,13, 66, 1...).

Ступня ног херувимов была подобна ноге тельца. Неизвестно, такая форма ступни сходна или нет с формою ног в изображении херувимов в храме (в кн. Паралипоменон общо сказано: на ногах своих, а о форме последних ничего не говорится). Но если этот образ не сходен с изображением херувимов, то он сходен с другими фигурами, бывшими в употреблении в храмовой и светской еврейской архитектуре. Он напоминает изображения волов под медным морем, в Соломоновом храме (3Цар. 7, 25), а преимущественно – фигуры тельцов, украшавшие трон Соломонов (3Цар. 10, 19).

Ноги херувимов, по описанию Иезекииля, сверкали как блестящая медь. Сравнение цвета и блеска ног херувимов с полированной медью напоминает материал и цвет утвари Соломонова храма и изделий Хирама (3Цар. 7, 45 – nehoschet memorat).

Образы видения Иезекииля, описываемые в настоящем стихе, следовательно, также имеют для себя библейскую основу, а описание их обнаруживает писателя – священника, каковым был Иезекииль.

Иез.1:8. И руки человеческия были под крылами (херувимов), на четырех сторонах их.

Если при описании скинии и храма не упоминается, находились ли в изображении херувимов руки, то ангелы, являвшиеся людям, обладали этим органом. Виденный пр. Исаией серафим имел в руке угль (Ис. 6, 6). Ангелы брали за руки Лота (след. сами имели руки). (Быт. 19, 16). Господь, являвшийся людям в человеческом образе, имел при этом руки (Иер. 1, 9). В поэтическом библейском языке часто Господу и ангелам присваивается существование рук (Иов. 10, 8. 12, 9.14. 15. особенно: Ис. 90, 12).

Руки у херувимов были на четырех сторонах, собственно, с еврейского языка, четырехсторонни. Это слово прилагается в Библии только к жертвеннику скинии (Исх. 27, 1. 38, 1), к Соломонову храму (3Цар. 7, 5) и к храму, виденному Иезекиилем (Иез. 41, 21). На основании такого словоупотребления можно думать, что пр. Иезекииль отожествлял четверичное число в своем видении (у херувима 4 крыла, 4 руки, 4 колеса и т. п.) с таковым же числом в храмовой архитектуре. Ясно, что пророк намеренно старался приблизить описание своего видения к Библии и еврейскому Богослужению. Та же цель видна и далее.

Иез.1:9. И лица у них и крылья у них у всех четырех; крылья их соприкасались одно к другому; во время шествия своего они не оборачивались, а шли каждое по направлению лица своего.

Как у виденных Иезекиилем херувимов крылья соприкасались друг с другом, также точно соприкасались крылья херувимов в изображении их в Соломоновом храме (3Цар. 6, 23. 2 Пар, 3, 12. Евр. выражения сходны).

Иез.1:10. Подобие лиц их – лице человека и лице льва с правой стороны у всех их четырех, а с левой стороны лице тельца у всех четырех и, лице орла у всех четырех.

Не трудно в Ветхозаветных книгах найти аналогию для человеческих лиц, бывших у херувимов. Всего естественнее думать, что во изображениях херувимов в скинии и храме были человеческие лица (поэтому, вероятно, библейские историки и не описывают лиц херувимов, что сходство их с человеческими лицами предполагалось само собою). Вероятно и у серафимов, виденных Исаией, были человеческие лица (Ис. 6, 2). Несомненно, человеческие лица имели ангелы, являвшиеся Аврааму (Быт. 18 гл.), Иисусу Навину (Нав. 5, 13), Гедеону (Суд. 6, 11). Господь, являвшийся Иакову в вид мужа, без сомнения имел человеческое лицо (Быт. 32, 24).

Гораздо труднее доказать библейский характер других лиц херувимов, виденных Иезекиилем. На них преимущественно обращают внимание защитники халдейского происхождения видения Иезекииля. Попытаемся, со своей стороны, указать в Библии аналогию образам, виденным Иезекиилем.

Пр. Иезекииль видел херувимов с лицами льва. Есть – ли для этого образа аналогия в Библии? – Есть. Она, прежде всего находится в еврейской храмовой архитектуре. В Соломоновом храм были изображения львов (3Цар. 7, 28 35). Такие же изображения украшали Соломонов трон т. е. приняты были в светской архитектуре (3Цар. 10, 19). Основания для этих архитектурных украшений заключались в естественной природе Палестины и смежных с нею стран, обильных этими хищными, хотя и царственными, животными (4Цар. 17. 25. Пс. 9, 31. Суд. 14, 5–6). Частое появление львов в Палестине и окрестных странах, наводившее ужас на жителей их, давало повод библейским писателям сравнивать Господа и Его посланников с мощными львами (2Цар. 1, 23, 17, 10. Ис. 31, 4. Иер. 12, 8). Весь иудейский народ в библейских писаниях нередко уподобляется льву (Быт. 49. 9. Чис. 23 24–24; 9. Втор. 33, 22). Таким образом, лицо херувима, сходное со львиным могло быть, по своему символическому значению, очень понятно Иезекиилю.

Лицо тельца, также было хорошо известно Иезекиилю священнику, может быть прежде часто приносившему Богу это жертвенное животное (Лев. 9, 2–8). Изображение тельцов было употребительно в еврейской храмовой и светской архитектуре (3Цар. 7, 25. 10 19). Библейские писатели также не редко пользовались сравнением с тельцом при изображении человеческой силы и упорства. (Пс. 67, 13. Ис. 15, 5. Иер. 31, 18). Телец и лев вместе упоминаются у пр. Исаии, как образ всеобщего на земле мира. (Ис. 11, 6).

Лице быка, также несомненно, хорошо было известно Иезекиилю из обыкновенной жизни, из еврейской архитектуры (3Цар. 7, 25. 29. 2Пар. 4, 3), из Богослужения (Исх. 34, 19. Лев. 9. 4. 18) и из образной речи библейских писателей (Прит. 7, 22. Пс. 21, 17).

Наконец, лице орла, если не имело себе аналогии в еврейской архитектуре и Богослужении, то имело ее в естественной природе и, заимствованном отсюда, языке библейских писателей. Последние очень часто сравнивали Господа (Исх. 19, 4. Втор. 32, 11) и людей (Втор. 28, 49. 2Цар. 1, 23. Ис. 40. 31. Иер. 4, 31) с орлами.

Таким образом особенно радовавшее рационалистов и смущавшее ортодоксальных богословов, описание Иезекииля лиц херувимов на самом деле, кажется, не может иметь такого значения для тех и других. Из представленных аналогий видно, что если не было такого же видения ранее Иезекииля, то часто, отдельно образы его находятся во всех Ветхозаветных книгах. Поэтическая речь библейских писателей и еврейская архитектура заключают очень много сходных образов. В видении Иезекииля такие (образы только вместе сгруппированы. Не халдейская символика, а библейская письменность могла подготовить пророка к восприятию и пониманию чудного видения.

Иез.1:11. И лицо их и крылья их сверху были разделены, но у каждаго два крыла соприкасались одно к другому, а два покрывали тела их.

Крылья херувимов покрывали тела их, подобно тому как, в видении пр. Исаии, крылья серафимов покрывали тела их (Пс. 6, 2). По объяснению толковников, крылья серафимов и херувимов сокрывали наготу их, подобно тому как у людей скрывается нагота одеждой (Быт. 3,21. 9, 23).

Иез.1:13. И вид этих животных был как вид горящих углей, как вид лампад; огонь ходил между животными, и сияние от огня и молния исходила от огня.

Сравнение блеска животных с огненными углями ясно обнаруживает в Иезекииле священника, приступавшего с такими углями к кадильному алтарю (Лев. 16, 12). В библейских книгах очень употребительно изображение Господа, окруженного горящими углями (2Цар. 22, 9. 13. Ис. 47, 14. Пс. 139, 10). Пр. Исаия видел серафима с огненным углем (Ис. 6, 6).

Другое сравнение блеска животных – с лампадами ясно напоминает видение Авраама (Быт. 15, 17) и всего иудейского народа у подножия Синая (Исх. 20, 18). Виденный Иезекиилем образ лампад и огня «ходившего между животными» вполне тожествен с видением Авраама (Быт. 15, 17).

Образ молнии, исходившей из огня, сходен с молниями, окружавшими Синай (Исх. 19, 16). На основании чудес, сопровождавших Синайское законодательство, библейские писатели очень часто, для изображения величия Божия, употребляли образ Иеговы, посылающего свои молнии (2Цар. 22, 15. Пс. 17, 17. 76, 19. Авв. 3, 10).

Иез.1:14. И животныя быстро двигались туда и сюда, как сверкает молния.

13 и 14 стихи, по изложению, чрезвычайно сходны с Наум. 2, 4блеск от вражеских колесниц (быстро скачущих) как от огня, сверкают как молния (особенно, но сопоставлению с другими образами видения – колесами).

Иез.1:15. И посмотрел я на животных, и вот на земле подле этих животных по одному колесу перед четырьмя лицами их.

Если описание херувимов в 10 стихе особенно нравится защитникам халдейского происхождения видения Иезекииля, то описание видения в 15-м и след. стихах много помогает защитникам библейского происхождения его. Упоминаемые пророком образы колес в четверичном числе очень сходны с колесами в Соломоновом храме (под медным морем), также бывшими в четверичном числе (3Цар. 7, 30–32). Кроме того другие пророки сподоблялись Господних видений, в коих были образы колесниц. Напр. пр. Илия был взят на огненной колеснице (4Цар. 2, 11–12). Пр. Елисей видел множество огненных колесниц (4Цар. 6, 17). Пророки в своих писаниях нередко употребляли выражение: колесница Божия (Пс. 67, 18 – по аналогии с колесницей, на которой перевозили на Сион Ковчег Завета; Авв. 3, 7. Ис. 66, 15).

Иез.1:16. Вид колес и устроение их, как вид Фарсиса.

Драгоценный фарсисский камень был в нагруднике первосвященника (Исх. 28, 20) и в поэтическом языке означал красоту (Песн. 5, 14).

Иез.1:18. А ободья их – высоки и страшны были они; ободья их у всех четырех полны были глаз.

Ободья колес полны были глаз. Библейские писатели в своей образной речи присваивают существование глаз: земле (Исх. 10, 5, 15. Чис. 22, 11) манне (Чис. 11, 9) и другим неодушевленным предметам. Они присваивают глаза духовным существам: Господу (Втор. 11, 12. 3Цар. 8, .52), ангелам (Суд. 6, 17).

Для объяснения этого образа некоторые ученые обращались к персидской литературе и символическим изображениям Ормузда6. После приведенных аналогий, кажется, нет нужды в подобных трудах. Этот образ можно объяснить и за языки библейских писателей. По мнению толковников он означает Божие всеведение (срав. Захар. 3, 7).

Иез.1:20. Куда дух хотел идти, туда шли и они (колеса); куда бы ни пошел дух, и колеса поднимались наравне с ними (животными – херувимами), ибо дух жизни был в колесах.

Упоминание пророка о духе жизни, управлявшем таинственными колесами, кажется, очень ясно обнаруживает библейский характер видения Иезекииля. Вся Библия проникнута учением о всеоживляющем Духе Божием. Дух Божий, согревавший некогда бездну (Быт. 1, 2), был источником жизни для людей (Быт. 6, 3) и всех живых существ, населяющих землю (Чис. 27, 16. Пс 103, 31). Дух Божий, по воззрению пр. Елисея, может уносить богоизбранных мужей на небо (3Цар. 18, 12) на огненных колесницах (4Цар. 2, 10).

Иез.1:22. Над головами животных было подобие тверди, как вид изумительного кристалла, простертаго сверху над головами их.

Образ тверди и сравнение с ним могли быть понятны только еврею, знавшему историю происхождения тверди небесной (Быт. 1, 6–8. 15) и значение ее для религиозно-нравственного просвещения человечества (Пс. 18, 1). Потому-то и в других Богоявлениях людям бывал образ тверди (Исх. 24, 10).

Блеск тверди напоминал пророку кристалл, с Евр. яз., лед. Такой же блеск имела манна (Чис. 11, 7). Изумительное устройство и происхождение льда вызывало у евреев благоговение и прославление Бога-Творца его (Пс. 148, 7).

Иез.1:24. А когда шли они, я слышал шум крыльев, как бы шум многих вод, как бы глас Всемогущего; сильный шум как бы шум в воинском стане; а когда они останавливались, опускали крылья свои.

Под голосом Всемогущего толковники обыкновенно разумеют гром (срав. Пс. 17, 14). Таким образом видение Иезекииля можно сопоставить с грозным синайским законодательством, сопровождавшимся громом (Исх. 19, 16). Видение Иезекииля также обнаруживало величие и всемогущество Божие, как одна из египетских казней (Исх.9, 28–29). На основании этих исторических фактов, библейские писатели часто пользовались образом грома, при описании величия Божия, грозного для врагов иудейского народа (2Цар. 22, 14. Иов. 37, 4–5. Ис. 29, 6).

Иез.1:26. А над сводом, который над головами их, было подобие престола по виду как бы из камня саперира: а над подобием престола было подобие как бы человека вверху на нем..

Образы видения, излагаемые пророком в этом и следующем стихах, имеют, несомненно, библейский характер. Пророк видит над сводом – твердию – престол из саперира и на нем человека. Виденный Иезекиилем престол напоминает, прежде всего, известный ему, как священнику, первосвященнический престол, бывший в скинии (1Цар. 1, 9), а затем, вероятно, и во храме. Он напоминает, далее, царские престолы, подробно описываемые в Ветхозаветных книгах (2Цар. 3, 10). Раскрывая учение о Мессии, Царе и потомке Давида и Соломона, Ветхозаветные пророки нередко изображали Мессию Царем, сидящим на царском престоле (3Цар. 24, 35. Пс. 69, 7). Если Мессия – Сын Божий – имеет право сидеть на престоле (Пс. 109, 1), то естественно было, по воззрению библейских писателей, Самому Господу – Иегове иметь престол и с него царствовать над всем миром (Иов. 26, 9. Пс. 9, 4, 8, 10, 4). Это представление библейских писателей- наконец подтверждено было видениями прр. Михея и Исаии, видевших Господа Саваофа сидящим на престоле (3Цар. 22, 19 Ис. 6, 1).

Вид престола, как бы из саперира, сходен с употребительным в первосвященнической одежде саперировым камнем (Исх. 28, 18) и видом места, где являлся Господь еврейским старейшинам (Исх. 24, 10). Пророк Исаия предсказывал, что в основание нового Иерусалима положен будет саперир. (Исх. 54, 11). По выражениям некоторых библейских писателей можно догадываться, что в еврейском разговорном языке с сапериром сравнивались красота и слава иудейских царей (Песн. 5, 15. Плач. 4, 7). Пр. Иезекииль, следовательно, уподобляет виденного им Мужа славным иудейским царям.

Иез.1:27. И видел я как бы пылающий металл. как бы вид огня внутри его вокруг (человека на престоле); ,от вида чресл его и выше, и от вида чресл его и ниже, я видел как бы некий огонь, и сияние было вокруг его.

Описываемый в этом стихе образ света в сияния, окружавший таинственного Мужа, сходен с лучезарным светом окружавшим Моисея, когда он сходил с Синая (Исх. 34, 29–35).

Иез.1:28. В каком виде бывает радуга на облаках во время дождя, такой вид имело это сияние кругом.

Этот образ мог быть понятен только еврею, знавшему вечный Господень завет, соединенный с «положением радуги на облаках» (Быт. 9, 13–16). По сопоставлению с этим последним образом видению Иезекииля можно придавать значение милости и любви Господней к человечеству.

Главы 2 и 3

Иез.2:1. Такое (все описанное в первой главе) было видение подобия славы Господней.

Как в предварительных общих замечаниях пророк Иезекииль отожествлял свое состояние с состоянием других Богопросвещенных иудейских мужей, так и в заключении он признает ветхозаветный библейский характер своего видения. Все видение, по воззрению пророка, изображало туже славу Господню, которая некогда сходила на Синай, скинию и храм (Исх. 16, 10. 24, 16–17. Втор. 5, 24. Исх. 40,31. 3Цар 8,11); которая являлась Моисею и другим пророкам (Исх. 33, 18–22. Ис. 6,1); о которой, по воззрению библейских писателей, возвещает вся вселенная (Пс. 18, 1).

После описания видения, пророк говорит о своем душевном и телесном состоянии под впечатлением видения и излагает речь Господа, призывавшего его к пророческому служению. Изложение речи Господа, без сомнения, носит вполне библейский характер. Призвание Иезекииля (2, 2–9) сходно с призванием других пророков (Ис. 6 гл. Иер. 1 гл.). По окончании речи Господа, пророк видит: и вот рука простерта Ко мне, и вот в ней книжный свиток. И Он (Господь) развернул его передо мною, свиток исписан был и внутри и снаружи, и написано на нем:"плач, и стон, и горе» (2,9–10). Господь велел пророку съесть этот свиток. Когда пророк съел свиток, последний оказался в устах его сладким, как мед (3, 1–3).

Господь дал пророку свой исписанный свиток. Этот образ основывается на представлении, что пророк должен изрекать не свои слова, а Господни. Такое представление о пророке раскрывается во всех ветхозаветных книгах, особенно же в видении пр. Иеремии. Сам Господь, коснувшись уст Иеремии, вложил в них Свои слова и призвал его к пророческому служению (Иер. 1, 9).

Свиток с словами Иезекииль съел. Благочестивые евреи – псалмопевцы, свято исполнявшие Господни законы, желали питаться и насыщаться «сладкими» словами Божиими (Пс. 18, 11). Пр. Иеремия, по его собственному выражению, съел слова Господни (Иер. 15, 16).

Испытанный Иезекиилем вкус свитка, подобно меду, напоминает обильный в Палестине продукт мед (Исх. 3, 8. 17. 13, 5. Ис. 7, 15). Такой же вкус имела пища, дарованная Господом, не только одному Иезекиилю, а всему иудейскому народу, – манна (Исх. 16, 31. Пс. 80, 17). Псалмопевцы считали слова Господни сладкими (или даже слаще) как мед (Пс. 18, 11. 118, 2).

Таким образом, и последний образ основывается на библейском учении, верованиях и жизни евреев.

После этого, пророк опять излагает речь Господа, призывавшего его к пророческому служению. Описание видения заканчивается удалением его со словами: благословенна слава Господня (3, 3–13). Никто, конечно, не станет отвергать библейского характера этих слов (ср Ис. 6, 3. Мф. 21, 9).

Кроме указанных и рассмотренных нами, других образов в видении Иезекииля нет. А так как все рассмотренные образы имеют для себя библейскую основу, носят вполне библейский характер, то можно сказать, что все таинственное видение Иезекииля носит библейский характер. Подготовлением, сделавшим пророка, способным восприять и понять чудное видение, служила не халдейско-ассирийская символика, а Ветхозаветная священная книга. Если нам удалось доказать это положение, то можем считать свою задачу выполненною.

* * *

1

См. напр. Объяснение Гитцира в его комментариях на кн. Пророка Иезекииля.

2

Eichhorn: Hebraischen Propheten. 1818 г. II t. Ewald Die Propheten des alten Bundes. 1840 г. II t. Hitzig. Prophet Ezechiel Leyard: Nineveh und Babyon.

3

Hebjarnick: Commentar uber den Propheten Ezechiel. 1843 г. Keil. Commentar uber d. Propheten Ezechiel. 1870 г.

4

Срав. употребление евр. chajah в Быт. 3. 20. Мф. 14.4–6. 1Цар. 20, 18

5

В изображениях херувимов было по два крыла, в видении Исаии – по шести крыльев. В изображениях и видениях у ангелов было по одному лицу.

6

Штейнберг: Еврейско-русский словарь 1878 г, 367 стр.


Источник: Опубликовано: Чтения в Обществе любителей духовного просвещения, 1884, 2, с. 1-18.

Вам может быть интересно:

1. Толкование на книгу святого пророка Авдия епископ Палладий (Пьянков)

2. Толкование на пророка Иеремию блаженный Феодорит Кирский

3. Толкование на пророка Софонию преподобный Иероним Блаженный, Стридонский

4. Отрывки из толкований на Иеремию, Варуха, Иезекииля, и Даниила святитель Кирилл Александрийский

5. Книга пророка Иоиля профессор Павел Александрович Юнгеров

6. Толкование на паремии из 1-й книги Паралипоменон епископ Виссарион (Нечаев)

7. Толкования на Книгу Святого пророка Иеремии. Часть 1-2 профессор Иван Степанович Якимов

8. Толкование на книгу св. пророка Михея митрополит Антоний (Храповицкий)

9. Первая глава книги пророка Иезекииля профессор Михаил Николаевич Скабалланович

10. Новозаветное толкование Ветхого Завета профессор Иван Николаевич Корсунский

Комментарии для сайта Cackle