Азбука веры Православная библиотека святитель Петр (Могила), митрополит Киевский О книге, называемой: Православное исповедание Кафолической и Апостольской Церкви Восточной



О книге, называемой: Православное исповедание Кафолической и Апостольской Церкви Восточной

Содержание

I) О сочинителе книги Православного исповедания II) О поводе к сочинению книги Православного исповедания III) О сотрудниках в сочинении и исправлении книги Православного исповедания IV) О различных названиях книги Православного исповедания V) О языке, на котором написана книга Православного исповедания VI) О различных изданиях и переводах книги Православного исповедания VII) О достоинстве и важности Православного исповедания  

 

Искать и любить истину – это врожденная наклонность человеческого разума, равно как и не уметь найденною пользоваться и сохранять ее в чистоте составляет природный недостаток как простолюдинов, так и ученых. Такая слабость человеческого ума всегда заставляла людей опытных сознавать потребность в некоторых руководительных правилах, с которыми бы всякий мог безопасно соображаться в своем стремлении к истине. Особенно же правила сии необходимы для обуздания дерзости людей беспокойных, которые, доверяя собственному разуму более надлежащего и сами того не примечая, восстают против неопровержимых истин, или колеблют общепринятые начала. Таких людей в политике называют мятежниками, в нравоучении развратителями, в религии нечестивцами или еретиками и проч.

Сколь опасны для благосостояния обществ подобные люди, это доказывают бесчисленные печальные опыты. И потому то все законодатели, все истинно-мудрые правители, всякий в своем кругу, стараясь о сохранении своих начал и истин в неповрежденной чистоте, для точнейшего понятия о них составляли образцовые правила, от которых бы всякое уклонение могло быть признано заблуждением или развратом.

Подобно тому и православная христианская Церковь еще с самых первых веков для наставления верующих и предостережения их от заблуждений имела краткое образцовое исповедание своей веры, которое всякий вступавший в ее недра должен был знать, и по вступлении обязан был всегда искренно признавать и свято хранить. Исповедание это издревле известно в христианской Церкви под именем Апостольского Символа веры1. Со временем, когда кичливые умы, недовольные простотой апостольского учения начали простирать свое любопытство к сокровенным тайнам и своими неосторожными умствованиями о Богочеловеке уклонялись в неправые толки, св. Церковь некоторыми выражениями распространила Апостольский Символ на первом вселенском Соборе, бывшем против Ария в 325 году в Никее: от чего и самый Символ получил название Никейского. Заблуждения Македония в исповедании божества Духа Святого послужили новым поводом для православной Церкви на Константинопольском Соборе, бывшем в 381 году, распространить и этот член Апостольско-Никейского Символа новыми выражениями. Отчего и Символ Апостольский, распространенный на Никейском и потом на Константинопольском Соборе, и до ныне неизменно исповедуемый нашею православною Церковью, называется Константинопольским2.

Кроме того, православная Церковь многие и особенно важнейшие догматы своей веры внушала чадам своим в духовных песнях своих, издревле введенных в христианское богослужение; и Отцы Церкви в случае появления ересей, сочиняли нарочно догматические песни для пояснения и определения учения, содержимого православной Церковью3.

По образцу этих-то публичных исповеданий Церкви, св. Отцы для ее же пользы и в предостережение верующих от еретиков, впоследствии начали писать целые книги о догматах веры; так, в III веке видим уже начало Догматического Богословия в изложении веры Св. Григория Чудотворца и в Оригеновой книге о началах, (содержащей впрочем и некоторые заблуждения). В V веке блаженный Августин гораздо полнее, хотя тоже кратко собрал основания всего Богословия в своей, так называемой, Ручной книге4. Но собственно вид системы дал учению Богословскому уже в VIII веке св. Иоанн Дамаскин в своей книге о вере5, и этой то книги придерживались почти все, писавшие после него о догматах и о православии.

Но последовавшее за тем отпадение Церкви западной от вселенского Православия произвело в ней разногласие в самом исповедании многих догматов; а от этого произошли и различные Богословия в христианском мире. И так как одна дерзость обыкновенно влечет за собою другую и потом многие, то и раздоры западной Церкви этим не кончились. Как бы в наказание самой себе, она разделилась в последствии времени на весьма многие секты и увидела в недрах своих столько же различных исповеданий и Богословий. По мере того, как эти секты, дробясь, более и более удалялись от средоточия вселенского Православия, и мрак, в котором блуждали они, становился гуще, накоплялись во множестве мнения странные, грозившие ниспровержением тех самых начал, из которых они развивались. Посему то каждая из сект поставлена была в необходимости определить догматы своей веры мнимо-соборными постановлениями. Так произошли в каждой секте, по образцу древних Символов, свои, так называемые, символические книги; каковы, напр., у Римских Католиков Тридентинское постановление и так называемый Римский Катехизис: у Лютеран – Аугсбургское исповедание и два Лютеровы Катехизиса; у Реформатов – Гармония исповеданий веры Реформатских Церквей, и Гейдельбергский Катехизис; у Социниан–Раковский Катехизис; у Реформатов или Арминиан свое исповедание; у Анабаптистов или Меннонитов также свое и проч.6. Впрочем, если этими постановлениями в известной мере обуздывалось своеволие умов, то только дотоле, доколе не возникли вопросы об основании присвоенной им обязательной силы и доколе люди не привели в совершенную ясность того различия, какое находится между Собором законным и сборищем самозванцев.

Православная Греческая Церковь, неизменно содержа св. веру в том точно виде, в каком она проповедана св. Апостолами, объяснена и утверждена вселенскими Соборами, никогда не имела нужды в символических книгах, и со времен св. Иоанна Дамаскина никогда не издавала их.

И наша православная Русская Церковь, точно так же, как и Греческая, до самого ХѴII века не имела никакой нужды собственно в символических книгах, довольствуясь в познании своей веры писаниями древних святых Отцов и изложением веры св. Иоанна Дамаскина7.Но в ХѴII веке плевелы лжеучения, брошенные в нашу Церковь иностранцами, заставили ее помыслить о предостережении чад своих от заразы и составить полнейшее изложение апостольской и отеческой веры. Эта потребность особенно ощущена была, по местным обстоятельствам, на западе России, и бывший тогда Киевским Митрополитом известный ревнитель православия Петр (Могила) решился составить для нашей православной Церкви такую символическую книгу, которая бы одобрена и утверждена была согласием восточных Патриархов, как законных преемников власти апостольской, и служила бы поэтому твердым, непреложным и непререкаемым образцом нашего исповедания. Сия то книга его известна у нас под именем Православного исповедания.

Важность этой книги заставила нас взять ее за предмет особенного исследования, которое, впрочем, мы ограничиваем одною историческою стороною; потому что содержание и внутреннее достоинство ее в нашей Церкви поставляет ее для каждого сына Церкви выше всякого рассмотрения и суждения. Исследование свое, для надлежащей отчетливости, разделим на несколько частных отделов.

I) О сочинителе книги Православного исповедания

В Русской Церкви никто и никогда не сомневался в том, что сочинителем этой книги был Преосвященный Киевский Митрополит Петр Могила. Но некоторые иностранцы, одни по неведению, а другие по ложным заключениям приписывают ее иным. Издатель ли, или кто-нибудь другой, написавший предисловие к изданию Норманнова Латинского перевода вместе с оригиналом этой книги, полагает, что она сочинена Патриархом Нектарием. A Николай Берг, кажется, более склонен к той мысли, что Петром Могилою сочинен был только краткий Катехизис, который будто бы распространен был Мелетием Сиригом, проповедником Константинопольской Церкви, и в подтверждение своего мнения приводит свидетельство Иерусалимского Собора, бывшего в 1672 году8. Но оба это писатели равно ошибаются. Первый из них не обратил внимания на то, что сам Нектарии в своей грамоте, приложенной к этой книге, прямо свидетельствует, что именно Петр (Могила) был сочинителем ее; а последний неправильно понял смысл соборных слов и приводит их отрывочно и притом в неверном Латинском переводе. Собор Иерусалимский прямо говорит, что Мелетий Сириг только объяснил и исправил некоторые места в этой книге, где нужно было. Между тем как сочинение этой книги Собор приписывает именно Петру, Киевскому Митрополиту9.

Итак, нет сомнения, что сочинителем рассматриваемой нами книги Православного исповедания был Киевский Митрополит Петр Могила10, происходивший от Молдавских Князей, муж просвещенный глубоким знанием наук и языков, в летах юности отличившийся воинскою храбростью, а лета зрелого мужества посвятивший на служение православной Российской Церкви. Сперва он был Архимандритом Киево-Печерского монастыря, потом в 1632 году был рукоположен в сан Митрополита Киевского и всей малой России, с титулом Епарха или Экзарха Константинопольского Патриарха. Около 15 лет со всею ревностью правил он паствою Христовою до самой своей кончины, последовавшей в 1647 году.

Церковь Русская, кроме личных его попечений о распространении, защищении и утверждении Православия, обязана ему многими полезными сочинениями. Кроме Православного исповедания, он издал сперва на Польском, а потом на Белорусском языке в 1645 году Краткий Катехизис, написал предисловие к Патерику, исправил Требник с Греческих и Славянских древних рукописей, присовокупил к каждому чинопоследованию богословские, казуистические и обрядовые наставления пастырям, в предостережение от разврата со стороны неправославных, и напечатал11. Незабвенной также памяти и благодарности достойно его тщание о переводе с Греческого языка Метафрастовых житий Святых, хотя преждевременная смерть и не позволила ему окончить это многотрудное дело12.

II) О поводе к сочинению книги Православного исповедания

Нектарий, Патриарх Иерусалимский, в грамоте своей, приложенной к этой книге, пространно объясняет повод и причины, побудившие Петра Могилу написать это исповедание. «Петр Могила, говорит он, когда преславным и преблаженным Патриархом Иерусалимским Феофаном13 был избран и рукоположен в православного Митрополита, и когда ему поручена была в управление Киевская митрополия, нашел паству свою зараженною некоторыми новыми мнениями неправоверных, мнениями, совершенно противными правому, древнему учению. Посему, как добрый пастырь и ревностный защитник веры, он предпринял богоугоднейшее намерение расположить и обратить Российскую Церковь к тому чистому учению, которого она держалась сначала; а все возникшие в ней новые мнения истребить с корнем, и таким образом удобрить духовную ниву и сделать ее плодоносною.» Из этого свидетельства некоторые иностранные писатели, не знавшие всех тогдашних обстоятельств нашей Церкви, вывели, по другим современным обстоятельствам, заключения, основанные на одних догадках. Так Буддей, Пфафф, Вейсман, Гофман14 и почти все иностранцы, писавшие об этом предмете, говорят, что книга Православного исповедания сочинена против Кирилла Лукариса, Патриарха Константинопольского, который был извержен и осужден, как сочинитель явившихся в 1629 году XVIII членов Кальвинской веры под именем исповедания восточной Церкви. Может быть, к такому убеждению помянутых писателей способствовало и то, что Кирилл Лукарис в конце XVI века был Ректором и учителем Греческого языка в Русском училище, именно в Волынском городе Остроге. Действительно в церковной истории XVII столетия всего замечательнее дело этого Патриарха и вышедшая под его именем книга Исповедания содержащая ХѴIII показанных членов. Еще при жизни его много было споров о нем и о его книге на Востоке и Западе, a в последствии даже на многих Соборах. Кальвинисты, из желания подкрепить свои мнения мнимым согласием с ними Греческой Церкви, а Паписты из ненависти к Кириллу Лукарису, в один голос доказывали, что он действительно держался Кальвинских мыслей. Так думали даже многие из самих Греков; и наконец происками Иезуитов дело это доведено было до того, что Кирилл Лукарис был осужден и извержен, как еретик. Собор бывший в Константинополе в 1638 году, уже по кончине Кирилла Лукариса, при преемнике его Кирилле Веррийском, снова предал Лукариса анафеме15. Но последующие Соборы поступали осторожнее в этом деле. Они отнюдь не утверждали, что Кирилл Лукарис был сочинителем изданного будто бы им от имени Греческой Церкви Кальвинского исповедания, а только опровергали и осуждали эту книгу вместе с ее автором. Так поступил Константинопольский Собор, бывший в 1642 году при Патриархе Парфение, под деяниями которого подписался и Киевский Митрополит Петр (Могила) с пятью Малороссийскими Епископами16. Молдавский Собор, бывший в Яссах в следующем 1643 году, также против Кальвинистов, (которому представлено было на рассмотрение и Исповедание Петра Могилы), осудил только учение Кальвинистов, а не Лукариса. Под деяниями этого Собора подписались трое из Киевских депутатов, присланных Петром Могилою на этот Собор17. A Собор Иерусалимский, бывший в 1672 году при Иерусалимском Патриархе Досифее, прямо объявил, что Кальвинское исповедание будто бы Греческой Церкви ложно приписано Кириллу Лукарису еретиками, и выпискою из многих Лукарисовых сочинений ясно доказал, что он не только не был согласен с Кальвинистами, но напротив и писал и учил вопреки им. Даже и причиною осуждения Лукариса на прежде бывших Соборах Молдавский Собор поставлял не то, что будто бы Лукарис обличен в единомыслии с Кальвинистами, но что, по выходе в свет приписанного ему Кальвинского исповедания , хотя он с клятвою не признавал его своим, однако ж, отказался по требованию Константинопольского духовенства написать опровержение на эту книгу18. Значит, Петр Могила при сочинении своего Исповедания не мог иметь в виду Кирилла Лукариса, если и восточные Патриархи, современные ему, не только не обвиняли его, но еще оправдывали. Да и во всем Православном исповедании Петра Могилы нет ни одного слова ни о Кирилле Лукарисе, ни о Кальвинистах; а безыменно опровергаются как кальвинские, так и папистические заблуждения. Сам Собор Иерусалимский дважды с похвалою сослался на Православное исповедание Петра Могилы, но не как на книгу, писанную против Кальвинистов, а как на такую, которая содержит истинное и точное исповедание православной восточной Церкви19. A Патриарх Московский Адриан в своем воззвании или предисловии на эту книгу открывает нам, что причины, побудившие Петра Могилу написать ее, существовали гораздо ранее времен Патриарха Кирилла Лукариса. «Мартина Лютера ученицы, пишет он, изобретше письмена Славянороссийские, точные, чистые и переведше на Славянский чистый диалект своих им лживых догматов доводы, и типом издавше, изнесоша на свет две книжицы, едину в полдест в граде Несвижине в лето 1562, вторую сокращенную в четверть в граде Стиокольне (Стокгольме) в лето 1628, нарекше тыя книжицы Катихизис – от тех убо книжиц прелестных и иных расплодився кукол злобы их по всей Великороссийской и Малороссийской ниве, Православия пшеницу подавляющий, велие озлобление нанес всему христианскому сословию. Очесом в прошедших летах усмотрев опасно по времени возведенный на архиерейский престол Киевского кормительства Преосвященный Митрополит Петр, Могила прозванием, сый муж благорассудства и учения исполнен, возополчился Давидски на Голиафские в его Епархии тогда явившиеся козни, сочини сию богодухновенную книгу20. Но существеннейшие побуждения свои высказывает сам Петр Могила в предисловии к малому своему Катехизису и к большому Требнику21, именно, что враги Православия, (под которыми он особенно разумеет Римских Католиков) выдали на Польском языке различные ругательства на нашу православную Церковь, и всюду проповедовали, что будто бы Русское Духовенство не знает ни своей веры, ни обрядов. Кроме того Паписты, а особенно бывшие Униаты начали издавать на Польском и Русском языках многие книги под именем Православных, коими соблазняли Русских. В самые церковные наши книги, печатанные даже в Киеве, вкрались некоторые мнения, привнeсенные из книги Латинской Церкви22. Известен также жаркий спор, бывший около 1680 года в самой Москве, о времени пресуществления св. Евхаристии, по случаю книги Выклада, напечатанной в Киеве в 1668 году. Мнение Римской Церкви об этом предмете, предложенное в этой книге, соблазнило многих и заставило Патриарха Адриана обратиться с вопросом к восточным Патриархам, и для совершенного прекращения споров издать выписку из св. Отцов и православных Учителей23. Итак, судя по несравненно большим наветам на Православную Церковь от Римских Католиков и бывших Униатов, нежели от Лютеран и Кальвинистов, можно положить, что и Петр Могила написал свое Православное исповедание в предостережение паствы своей еще более от первых, чем от последних. Сам он в предисловии к малому своему Катехизису, изданному в 1645 году, обещал вскоре издать подробнейшее изложение православной веры с доказательствами из св. Писания, Соборов и Святых Отцов. И это обещание пополнил он вышеупомянутою своею книгою, потому что Православное исповедание точно в таком же порядке и в такой же форме изложено, как и малый Катехизис его, с тою только разностью, что первое пространнее последнего.

III) О сотрудниках в сочинении и исправлении книги Православного исповедания

Большие предосторожности, взятые сочинителем при составлении и утверждении этой книги, показывают, как тщательно занимался он сим важным делом. Кажется, сам он, судя по тогдашним обстоятельствам православной Церкви предвидел, как трудно будет многих уже поврежденных в образе мыслей уверить в православии своего учения, как это и действительно впоследствии доказал опыт. Нектарий, Патриарх Иерусалимский, обстоятельно описывает эти предосторожности. «Петр Могила, говорит он, вызвал из своей епархии в митрополию славившихся просвещением мужей, и еще прежде того призвал подвластных себе Епископов (Черниговского, Переяславского и Могилевского). Много рассуждали, и напоследок все с общего совета и согласия определили: написать кратко изложение веры своей, и точнейшее рассмотрение оного предоставить священному Синоду Константинопольской Церкви, которой изначала следовал, повинуясь ей, как главе православной веры Греческой, и обращаясь к ней, как к верному судье, дабы те пункты учения, которые она утвердит, и им удержать; и напротив, которые она отринет, те и им отвергнуть, как ложные. Таким образом составив книгу и дав ей наименование: Изложение Российской Веры, просили великую Константинопольскую Церковь отправить поверенных от Синода и Экзархов патриаршеских в Молдавию, куда и со своей стороны обещали послать людей для того, чтобы там сначала рассмотреть изложенные пункты веры их, согласны ли они или не согласны с православным учением восточной Церкви, а после такового рассмотрения и приобщить к ней всенародно».

Впрочем, надобно заметить, что Молдавский Собор созван был не для одного рассмотрения этой книги: первым поводом к созванию его было желание и просьба Молдавского Господаря и Воеводы Князя Иоанна Васильевича. Узнав о смутах и соблазнах, производимых в его областях Кальвинистами, особенно же мнимым восточной Церкви исповеданием Кирилла Лукариса, Господарь просил Константинопольского Патриарха Парфения и Киевского Митрополита Петра Могилу открыть против Кальвинистов Собор в Яссах. На этот Собор со стороны Константинопольского Патриарха отправлены были: Никейский Митрополит Порфирий и Иеромонах Мелетий Сириг, проповедник и Дидаскал Великой Церкви; а со стороны Митрополита Петра Могилы Русские ученые мужи: Николаевский Игумен Исаия Трофимович, Богоявленский Игумен Иосиф Кононович и Проповедник Игнатий Ксенович. Патриарх Парфений прислал от себя соборное послание, в котором показывает, что изложение веры, содержащееся в XVIII главах, изданных будто бы Патриархом Кириллом Лукарисом, как исполненное Кальвинского суемудрия отвергается Восточною Церковью. Отцы Ясского Собора в утверждение православия сочли нужным только подписаться под соборным посланием Патриарха24, и потом уже приступили к рассмотрению Православного исповедания Петра Могилы, которое, после строгого исследования, очистив, по выражению Патриарха Нектария, от всех неправоверных мыслей и от всякой примеси нового учения, утвердили соборно25.

Исправив таким образом сочинение Петра Могилы, Собор в том же 164З году послал его на утверждение к четырем православным Патриархам вселенским, которые вместе с другими при них находившимися Иерархами одобрили и утвердили его собственной подписью.

IV) О различных названиях книги Православного исповедания

В наших Русских изданиях книга эта обыкновенно называется Православным исповеданием кафолической и апостольской Церкви восточной, так назвал ее, по свидетельству Московского Патриарха Адриана26, сам Петр Могила. Но она имеет и другие названия. По свидетельству Нектария27, Собор Киевский, при самом определении о сочинении этой книги, назвал ее Изложением Российской веры; a Патриархи вселенские назвали ее Православною верою не Россиян только, но и всех Греков и православным исповеданием кафолической и апостольской Церкви восточной. Патриарх Адриан говорит, что многие называют ее просто Катехизисом; под этим названием Леонард Фриш издал ее и на Немецком языке. A в духовном Регламенте28, называется она Омологгею или Исповеданием православным. Но Готлоб Гофман, увлеченный, как кажется, заглавием Фриша, где книга эта названа Большим Российским Катехизисом29 ошибочно утверждает, что она и у нас в России носит название Большого Катехизиса30. Название это издавна усвоено у нас, по употреблению, Зизаниеву Катехизису, изданному, под именем Беседословия, в 1627 году.

V) О языке, на котором написана книга Православного исповедания

Обыкновенное Славянское издание этой книги, по свидетельству самого Патриарха Адриана31, есть не что иное, как перевод с Греческого языка. Но на каком языке написал эту книгу сам Петр Могила, мнения об этом различны. Дю-Фресн говорит, что она сочинена была на Русском языке, а на Греческий переведена первым Драгоманом Оттоманской Порты Никусием Панагиотом32. По-видимому на то же намекает и Патриарх Нектарий в своей грамоте, написанной в 1662 году: «Россияне, пишет он, давно уже издали в свет сию книгу на своем языке, a у Греков она доселе читалась только в рукописях, и притом в не многих экземплярах». Но Константинопольский Патриарх Парфений в своей одобрительной на эту книгу грамоте (1643 г.) пишет, что на утверждение ему она представлена была на Греческом и Латинском языках33. А Патриарх Адриан, не упоминая об оригинальном языке ее, говорит только, что она исправляема была на Греческом. Из этих несогласных свидетельств Гофман сначала заключил, что сам Петр Могила сочинил книгу свою на Греческом и Латинском языках, и по утверждении ее восточными Патриархами, перевел и на Русский язык. Но после сам Гофман, рассуждая, что если бы книга эта переведена и напечатана была еще при Петре Могиле, то не было бы нужды снова переводить ее при Патриархе Адриане, оставляет вопрос об оригинальном языке Православного исповедания не решенным34.

Для решения этого вопроса заметим: 1) что Дю-Фресн не имеет никакого доказательства на свое мнение, – тем более, что Панагиот, по свидетельству Нормана35, приступил к изданию сочинения Петра Могилы уже 20 лет спустя после Молдавского Со6ора. А Патриарх Нектарий 2),говоря о давнем существовании этой книги на Русском языке, вероятно, имел в виду изданный Могилою в 1645 году Краткий Катехизис на Польском и Белорусском языках, или Катехизис же под именем Науки о вере, напечатанный в Москве в 1648 году, по повелению Патриарха Иосифа. 3)Петр Могила знал, что не прилично было бы представить свою книгу на рассмотрение Собору и Патриархам на Славянском языке, по незнанию их этого языка; и потому, зная в совершенстве Греческий и Латинский языки, без сомнения он и написал свою книгу первоначально на этих языках, на которых она и была представлена сперва Собору, a потом Парфению и другим восточным Патриархам; и на этих только языках она и оставалась известною до времен Патриарха Адриана. Но Петр Могила не успел сам издать ее на Русском языке, как по причине скоро последовавшей кончины его, так, может быть, и по разномыслию многих современников своих, которым издание этой книги не могло быть приятно. Сие-то, без сомнения, и было причиною того, что подлинник этой книги не дошел до нас, как увидим ниже.

VI) О различных изданиях и переводах книги Православного исповедания

По свидетельству Иерусалимского Патриарха Нектария и Московского Адриана36, прежде всех вознамерился напечатать эту книгу и издать в свет Оттоманской Порты Драгоман, или первый переводчик восточных языков, Грек Никусий Панагиот37. Побуждением к этому изданию было то, что это важное сочинение «у Греков, как говорит Нектарий, доселе читалось только в рукописях. И потому-то ученейший и не менее того благочестивейший и вере православной преданный толмач восточной и западной Империй Самодержцев Господин Панагиот, как ревностнейший поборник Греческого племени и горячайший защитник православного нашего учения, к числу других знаменитых дел своих не умедлил присовокупить и сие: взял на себя старание (несмотря на то, что всякое время занят был должностями) собственным иждивением напечатать книгу сию на Греческом и Латинском языках, дабы все, желающие успеть в благочестии, без платы могли получить оную, ибо он приказал раздавать экземпляры книги сей безденежно» и пр.

Предисловие это написано было Нектарием именно к Панагиотову изданию, которое вместе с ним и было напечатано в 1662 году в Амстердаме, впрочем только на одном Греческом языке; а Латинский перевод, по сказанию Антония Арнольда38, вместе с Греческим подлинником, в рукописях посланы были Панагиотом в подарок Французскому Королю Людовику XIV, и хранятся будто бы в королевской библиотеке. Тот же Арнольд свидетельствует, что Голландские Штаты не взяли с Панагиота денег за напечатание Православного исповедания П. Могилы, но чтобы приобрести себе его благорасположение, напечатали его на свой счет, и несколько экземпляров этой книги препоручили своему Резиденту доставить Панагиоту в подарок39. От того, без сомнения, экземпляры этого издания так редки в Европе, что из ученых весьма не многие видали его40.

Гофман упоминает еще о втором издании этой книги, сделанном также в Голландии в 1672 году, по повелению Дионисия Патриарха Константинопольского41. Но Алберт Фабриций и Франциск Буддей, исчисляя все издания этой книги в XVII веке, не упоминают об этом втором Голландском издании42.

Лаврентий Норман, бывший сперва Упсальским Профессором, а потом Готенбургским Епископом, перевел эту книгу на Латинский язык и издал перевод свой вместе с подлинником в Лейпциге в 1695 году в 8 долю. Норман написал и предисловие к своему изданию, в котором предлагает краткое сведение о сочинителе этой книги, о ее важности и различных изданиях, особенно же о своем. Это издание замечательно тем, что Греческий текст Норман печатал с Панагиотова издания, исправленного собственноручно известными в нашей ученой истории Лихудами43, и самые поправки их поместил при тексте на стороне в виде вариантов44. Берг видел этот исправленный Лихудами экземпляр у друга своего Спарвенфельда, который и сообщил его Норману для списания. В Спарвенфельдовом издании против подлинника был и Славянский письменный перевод45. Каким образом экземпляр этот перешел из Москвы за границу, неизвестно.

В 1699 году Православное исповедание Могилы напечатано было и в Молдавии, именно в Бухаресте, на одном Греческом языке, Леонард Фриш перевел эту книгу на Немецкий язык почти буквально с Славянского, который он считал подлинным языком ее, и перевод свой напечатал в 1727 году в Берлине. В этом издании помещено и предисловие или воззвание Адриана, Патриарха Московского.

Наконец Карл Готтлоб Гофман, соединивши подлинник с помянутыми Латинским и Немецким переводами, издал вместе в 1751 в Бреславле и, вместо предисловия, приложил свою Историю Российского Катехизиса. Греческий и Латинский текст напечатан у него верно с Норманова издания с Лихудовыми вариантами и под тем же названием. Но предисловие Московского Патриарха, находящееся при Немецком переводе Фриша, он опустил.

Что касается до Славянского перевода, то о поводе к изданию его свидетельствует Патриарх Адриан в своем предисловии к Православному исповеданию. «В прошедшем 7193 (1685) лете, пишет он, по благословению брата мерности нашей, блаженные памяти Святейшего Кир Иоакима Московского и всея России и всех северных стран Патриарха, переведеся тая книга, Исповедание православное, с Греческого диалекта на Славянской, в царствующем граде Москве, в обители Архистратига Михаила и великого Иерарха Алексия Митрополита, зовемый Чудов. И прошедшего же 7203 лета, просившу благочестивые Государи наши Цари и великие Князи Иоанна Алексеевича и Петра Алексеевича всея Великие и Малые и Белые России Самодержцы и нашу мерность Митрополиту Киевскому Варлааму Ясинскому, ежебы напечатати им книгу Катехизис ради научения Иереев и народных людей; и изволением Их Царского пресветлого Величества и нашего Архипастырства рассмотрением и благословением, сия богодухновенная книга Православное исповедание (от многих зовома просто Катехизис), прежде исправленная на Греческом диалекте Святейшими четверо-престольными Патриархи по прошению Киевского же прежде-бывшего Митрополита Петра Могилы, ныне напечатася зде в царствующем граде Москве в лето сие 7204 (1696)» и пр.46.

Из сего свидетельства видно, что книга Православное исповедание 53 года пользовалась уважением в Греции и славою в Европе, не быв еще обнародована на языке Славянском. К сожалению, мы не знаем, где находится Греческий подлинник с собственноручными подписями вселенских Патриархов. Хотя в заглавии первого Слав. издания сказано, что оно переведеся с Еллино-Греческого: но выражение Еллино-Греческий, кажется, употреблено здесь не в строгом смысле, потому что из сличения Славянского текста с изданием Панагиота которого текст, как известно, есть просто Греческий, открывается, что наш Славянский перевод сделан буквально с Панагиотова издания. Это доказывается еще и тем, что при нашем переводе приложено и предисловие Патриарха Нектария, которого при подлиннике быть не должно, потому что Нектарий писал свое предисловие именно для Панагиотова издания, спустя 20 лет после того, как Православное исповедание было рассмотрено и утверждено Собором и вселенскими Патриархами. Посему можно полагать, что подлинным текстом Православного исповедания– был простой Греч. текст Панагиота, который, по свидетельству Иерусалимского Собора 1672 г., печатал прямо с оригинала, ничего не прибавляя и не убавляя47. Кроме того, надобно заметить, что наш перевод сделан был с экземпляра правленного Лихудами; потому что важнейшие поправки Лихудов вошли и в него48.

В первый раз Православное исповедание издано было, как замечено выше, в Москве в 1696 году в лист; вскоре за тем последовало и второе издание в четверть; потом в четверть же в Киеве, в 1712 году, с присовокуплением алфавитного указателя на книгу, который с тех пор стали печатать при всех изданиях ее, как то: Черниговском 1715 г. в четверть, С. Петербургском 1722 и 1739 г., Московском 1744 и др. Были издания и в 8-ю долю и даже в 24-ю, каково С. Петербургское 1740 г. Между этими изданиями, во всем между собою сходными, замечательно одно – Московского Архангельского Протоиерея Петра Алексеева, напечатанное гражданскими буквами в 8-ю долю в Москве 1796 г. Издатель поместил в нем разные географические, исторические, догматические и филологические толкования на темные места Слав. текста; впрочем не на всю книгу, а только на первую часть ее, и руководствовался в этом деле, как видно, Гофмановым изданием, опустив точно так же, как и Гофман, Адрианово воззвание. Наконец в 1830 году при С. Петербургской Д. Академии оно переведено с Гофманова издания и на Русский язык, и тогда же, по указу Святейшего правительствующего Синода, напечатано.

VII) О достоинстве и важности Православного исповедания

В доказательство достоинства и важности сей книги что можно сказать больше и лучше того, что она содержит в себе учение не какой-либо частной из Церквей восточного исповедания, а тем менее частного члена Церкви, но есть голос всей православной восточной Церкви? Потому что оно рассмотрено и утверждено Собором пастырей церковных и в то же время одобрено преемниками власти и престолов апостольских – святейшими вселенскими Патриархами: Парфением Константинопольским, Иоанникием Александрийским, Макарием Антиохийским, Паисием Иерусалимским и двадцатью двумя другими находившимися при них Иерархами. Нашли мы, говорят они, что книга сия во всем согласуется с догматами Христовой Церкви и священными канонами, и нет в ней ничего противного Церкви. И общим мнением Синода определяем: всякому благочестивому и православному христианину, члену восточной апостольской Церкви читать сию книгу и не отвергать оной49. Нектарий, Патриарх Иерусалимский, в предисловии своем к Панагиотову изданию также с похвалою и уважением отзывается о сей книге. Вот что говорит он: В книге сей содержится хотя кратко, но не менее того ясно истинное учение, как то и самое название ее показывает тебе; поелику она называется Православное исповедание, т. е. Греков –исповедание привое и чистое, не имеющее в себе ни малейшей примеси от новизн каких-нибудь других исповеданий50. Досифей, Патриарх Иерусалимский, вместе с другими Иерархами, бывшими на Иерусалимском Соборе в 1672 году, утверждает, что книгу эту и прежде и в его время принимала вся восточная Церковь51. То же свидетельствует о ней и Дионисий, Патриарх Константинопольский, современный Досифею52, а после того целый Собор бывший в Константинополе в 1691 году53. Действительно во всех странах, где только обитают восточные христиане, книга Православное исповедание принимается за правило и образец (norma) учения восточной Церкви, и христианин, называя себя православным, дает разуметь чрез то, что учение Христово он содержит так, как изложено оно в Православном исповедании. Кроме того, даже ученые иноверцы приписывают этой книге по преимуществу достоверность Греческого православного исповедания. Так М. Гейнекций признает, что Исповедание это есть собственный и точный Символ нынешней Греческой Церкви. по которому должно судить о подлинном ее учении54.

Арнольд говорит, что нельзя желать книги, о которой бы с большей достоверностью можно было сказать, что она содержит истинное учение всей восточной Церкви55. В заключение приведем свидетельство Гофмана. Россия и особенно Киев, говорит он, может похвалиться тем, что всему своему единоверному народу, обитающему по столь многим и отдаленным странам, дала такое исповедание, которое одобрили четыре Патриарха и из которого всему свету видно, чему учит нынешняя хр. Греция с дочерью своею, или как говорит Парфений, с сестрою своею Россией56.

Как смотрела и смотрит Российская Церковь на книгу Православное исповедание , это можно видеть a) из отзыва о ней Патриарха Адриана, который называет ее богодухновенною и увещевает всякого читать ее с полною верою57; b) из Духовного Регламента, где она поставлена в числе таких книг, в коих заключается все, что к народному наставлению довольно есть58; с) из распоряжений Святейшего Синода, который в 1837 году, признав полезным и необходимым, чтобы все Церкви снабжены были сего книгою, сделал распоряжение о напечатании ее в достаточном числе (30000) экземпляров для снабжения оным всех Церквей Империи; d) из правил, данных в руководство по Семинариям бывшей Комиссией духовных училищ 1838 года 28 июня, где наставникам вменено в обязанность, преподавая догматическое и нравственное Богословие, подробности сего учения поверять Православным исповеданием; наконец е) из употребления сей книги у наших знаменитейших богословов, которые в самых главных пунктах учения православной восточной Церкви ссылаются на нее, как на книгу символическую59. Столь многие и столь важные свидетельства не могут не возбудить благоговейного внимания к сей книге в каждом истинном сыне нашей православной Церкви.

Если некоторые из Протестантов старались унизить ее достоинство, то потому только, что учение, в ней изложенное, служит резким обличением их неправого мнения об истинном духе восточной Церкви, и того ни на чем не основанного предположения, будто наша Церковь более всех других Церквей в основаниях своей веры сходна с их обществом60. Напротив, справедливо замечают некоторые из самих же Протестантов, что если есть в России люди, мыслящие несогласно с учением изложенным в Православном исповедании, то этих частных мнений, противных публичному исповеданию, отнюдь не должно приписывать всей Церкви61. К истинной славе нашей православной веры служит и то, что как Паписты, так и Протестанты с самых ранних времен всегда усильно старались привлечь к себе в соединение Греческую и нашу Российскою Церковь. Но Церковь православная как в Греции, так и в России постоянно отвергала эти предложения, держась непоколебимо древних оснований своей веры, которые и предложены в книге Православного исповедания.

Из всех изложенных соображений следует, что

Книга: Православное исповедание, может и, по важности свидетельств о ней, должна служить образцом в решении догматов нашей православной веры и учения нашей Церкви.

Все, что согласно и сообразно с решением сей книги, без всякого сомнения, православно.

Все, что не согласно, а тем паче противно учению, в ней изложенному, не есть учение нашей православной Церкви и не достойно приятия.

* * *

1

Uid. Bad. Kieslingii Historia de usu Symbolorum edit. Lipsiae 1753 pag. 15, 20 et squ.

2

Uid Gerardi Uossii dissertatio de tribus Symbolis inter opera ejus theologica edit. in fol. Amstelodami 1701. Omnium opeium ejus. Tom VI.

3

Uid.Binghami Origines siue Antiquitates Ecclesiasticae vol. VI. libr. XIV c. 2. edit Halae 1724.

4

Августина Pучная книга переведена и на Русский язык и напечатана в Москве 1783 года.

5

Св. Иоанна Дамаскина книга о Вере напечатана и на Русском языке 1774 года.

6

Uid. Franc. Buddei Isagoge Historico – Theologica ad Theologiam uniuersam singulasque eius partes. Edit Lipsiae 1727 cap. de Theologia Sjmbolica. A еще подробнее in Christoph Koecberi Bibliotheca Theologiae symbolicae et catecheticae, itemque liturgica. Edit. Gaelpherbiti 1757. Wiener – Comparative Darstellung des Lehrbegriffs der verschiedenen Confessionen. Leipzig 1837. u dp.

7

Перевод этой книги на Славянский язык весьма древен; он был напечатан в Москве в 1665 году при книге св. Григория Назианзина под именем –Небеса. Книга вновь переведена и напечатана в Москве же в 1774 году.

8

M.Nicol. Bergius in exercitatione Historico–Theologica de statu Ecclesiae et religionis Moschoviticae Edit. 1709 Lubecae in 8 pag. 18.

9

Вот точные слова Иерусалимского Собора, бывшего в 1672 году: И не те только одни, (т е. кои писали о православных догматах Восточной Церкви, коих имена Собор исчислил прежде сего), но и многие другие о тех же предметах писали, коих мы исчислим в cвoе время. Особенно же лет за шесть или за семь пред сим, напечатана книга, под названием Исповедание православное Восточной Церкви, которую написал Святейший Митрополит Киевский Петр; а объяснил и исправил, где нужда того требовала, по приказанию Собора, бывшего в Яссах, Протосителл и Дидаскал великой Константинопольской Церкви Мелетий Сириг, уроженец Критcкий. Исповедание это приняла и принимает вся вообще Восточная Церковь, а напечатал его, ничего не прибавив и не убавив, но во всем сообразно с подлинником, Превосходительный Сиятельнейший и мудрейший Князь Господин Панамот, главный переводчик Восточной и Западной державы и великий поборник благочестия. Смотр. Acta Conciliorum collecta a Haiduino in fol. tom. XII. ann. edit. 1715. Parisii pag. 188.

10

Только тогдашний Ректор Киевской Академии Исаия Тpoфимович Козловский, воспитанник Преосвященного Петра Могилы и усердный исполнитель его предначертаний, разделял с ним труды в сочинении сей книги. См. Биограф. Петра Могилы в Истор. Словар. о писателях духовн. чина.

11

См. Предисловие к этому Требнику, напечатанному первым изданием в Киево-Печерской Лавре в 1646 году, в 3-х частях, в лист.

12

12 Подробнейшие сведения о его заслугах для Церкви Православной можно найти в Историч. Словаре Преосвященного Евгения.

13

Ученые соображения о том, кем рукоположен в Митрополита Петр Могила см. в биографии его, помещ. в описании Киево-Софийского Собора.

14

Lid. Franc. Buddei Isagoge Historico-Theologica ad Theologiam universam singulasque eius partes. – Christ. Matt. Pfaffii Primitiae Tubingenses part post. pag. 216 Chr. Eberh. Weismanni Introductio in memorabilia Ecclesiastica Historiae Sacrae. Pars 11. ad finem. Caroli Gotlebi Hofmanni Historia Catechismi Russorum § 7. in editione ejus Mohileanae Confessionis Graeco-Latino-Germanicae.

15

Acta Conciliorum edit. Harduini Tom. XII. anno 1715 pag. 224 et sequ.

16

Uid. eadem Acta Conciliorum Tom. citat. pag. 172 et sequ. Подписавшиеся под актами этого Собора вместе с Петром Могилою Епископы были следующие: Афанасий Пузина, Епископ Луцкий и Острожский; Арсений Зелиборский, Епископ Львовский, Галицкий и Каменец-Подольский; Сильвестр Гулевич, Епископ Перемышльский п Самборский; Сильвестр Коссов, Епископ Мстиславский, Оршанский и Могилевский.

17

Uid.Acta Conciliorum Harduini Tom. XII pag. 180 et 232.

18

Loc cit. Act. Concilior. pag. 188 et 221.

19

Loc cit. Act. Concilior. pag. 188 et 265.

20

Патриарх Адриан в помянутом месте.

21

Cм. Предисловие к краткому Катехизису, напечатанному на Белорусском языке в Киеве 1645 г. и предисловие к Могилину Требнику, изданному в Киеве 1646 года.

22

Примером этому могут служить примеси из Латинских книг, в наши Минеи припечатанные в Киеве, и по требованию Патриарха Иоакима снова исправленные. См об этом Грамоту сего Патриарха в Киеве, находящуюся в числе рукописей Московской Патриаршей Библиотеки под №228 и Ответную Грамоту под №51, там же хранящуюся. Петр великий, заметив и после того в книгах, вышедших из Киевской и Черниговской типографий, подобные прибавления, противные духу Православия, Указом от 5 октября 1720 года повелел печатать книги в Киеве и Чернигове не иначе, как предварительно сверив их с Великороссийскими, и с дозволения Духовной Коллегии. Но как и после этого оказывались те же неисправности, то указом от 6 ноября 1766 и 25 мая 1772 года повелено было присылать в Синодальную типографию для освидетельствования по одному экземпляру всякой книги, напечатанной в Киевской п Черниговской типографии.

23

См об этом Ответные грамоты Патриархов Константинопольского Каллиника и Иерусалимского Досифея, в Патриаршей библиотеке под №38. О том же ответное письмо Гедеона Митрополита Киевского под №49, а самая выписка находится там же в числе рукописей под №460.

24

Uid. Acta Conciliorum edit Hardujni tom. XII.pag. 178 et sequ. pag 282 et sequ.

25

Нектариева Грамота обыкновенно печатается при Православном исповедании Петра Могилы.

26

В предисловии на эту книгу

27

В его Грамоте.

28

Лист 26 на обороте, изд. 1820.

29

Немецкий перевод Фриша напечатан под следующим заглавием: Liber Symbolicus Russorum, oder der grossere Chatechismus der Russen, welchen auch die ganze Griechische Kirche angenommen hat. Aus der Slavonischen Sprache, wie sie in Russland gebrauchlich, ins Teutsche übersezt von Johann Leonhard Frisch. Frankfurt und Leipzig, 1727 in 4-to.

30

In Historia sua Catechismi Russorum loco citato.

31

В его предисловии к Православному исповеданию.

32

Carolus du Fresne in Glossarus suis atque indice auctorum.

33

Грамота эта обыкновенно печатается при издании Православного исповедания.

34

Hoffman. in Historia Catechismi Russorum loco citato.

35

Normannus in praefatione ad editionem suam Orthodoxae Confessionis Mohileanae.

36

36 См. Грамоты их.

37

Никузий Панагиот был родом из Хиоса, служил первым переводчиком при Турецком Дворе, и был некогда в посольстве к Римскому Двору; умер в 1673 году и погребен в Холцидском Монастыре, где находится и надгробная надпись ему, напечатанная в книге Iter Graeciae part. III pag 103. edit. 1678. Uide Lexicon universale 1. Iac. Hoffmani sub voce Panagiota.

38

Antoin Arnaud de la perpetuile de la foi de I’eglise catholique touchant I’Euchaiistie edit. 1704 tom. III. pag. 680.

39

Uid. Nic. Berg, de statu Eccles. et Religion. Moscov. II. pag. 21.

40

Издание это напечатано в 8 долю весьма чистыми тонкими буквами на тонкой Голландской бумаге и состоит из 252 страниц, исключая предисловия Патриархов Нектария и Парфения. Наименование ее – следующее. Οϱθοδοξος ομολογια της ϰαθολιϰης ϰαι ατοϲολιϰϒς εϰϰλϒσιας τϒς ανατολιϰης.

41

Hoffman in Historia catechismi Russorum I. c.

42

Uid.Alberti Fabricii Bibliotheca Graeca edit. Hamburgi ab anno 1705 vol. X. pag.437. et Franc. Buddei Isagoge Historico–Theologica 1.c

43

Сведения о братьях Лихудах изложены в Историч. Словаре Духов. Писателей – Преосв. Евгения.

44

Uid. Nicol. Bergii de statu eccles. et relig. Moscov. pag. 20.

45

45 Uid. Normanni praef ad ort od. confesion,et Nicol Berg. loco citato; item Christoph Koecheri Biblioheca Theologiae Symbolicae et Cateeheticae pag. 46 cap. 1.

46

Полное Славянское заглавие этого первого издания есть следующее Во славу Святыя единосущныя, животворящия и неразделимыя Троицы Отца и Сына и Святого Духа, сия книга Православное исповедание веры соборныя и апостольския Церкви восточныя, новопреведеся с Еллинского языка, с достоверным свидетельством: и повелением благочестивейшего великого Государя нашего Царя и великого Князя Петра Алексиевича всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержца; благословением же в духовном чине Отца Его и Богомольца великого Господина Святейшего Кир Адриана Архиепископа Московского, и всех северных стран Патриарха, при благороднейшем Государе нашем Царевиче и великом Князе Алексие Петровиче, издадеся типографским тиснением в царствующем граде Москве, и лето мироздания 7204, Рождества же Богочеловека Иисуса Христа 1696, индикга 4, месяца марта. Придадеся же к сей книге два слова о чествовании святых Икон, святого Отца Иоанна Дамаскина.» Прибавления эти печатаны и во всех последовавших изданиях сей книги, и сверх того Пинакс, или алфавитный реестр на всю книгу – чего в первом Славянском издании не было. В Киевском издании этой книги 1712 года она названа Катехизис, сиречь Исповедание православия веры кафолическия и пpoч.

47

Εξεδωϰε δε αυτηντυπω μηδεν αφαιϱησας, η πϱοσεθειϰωςταυτη, αλλαϰαταπανταοͷοιαν τω πϱωτοτυπω.

48

Напр. в ответе на вопр. 70. В Панагиотовом издании: μα οχινα εχη ϰαν μιαν Ϩσιαν ο υιος. η το πνευμα, ϰαθως εχει ο Πατηϱ αμεσως ϰαι ομοιως εις τον θεον ϰαι το πνευμα. Против сих темных слов Лихуды на стороне написали: Ϩχ δε δια το εχειν την Ϩσιαν διαφοϱον ο υιος τϨπνευματος, η το πνευμα τϨ υιϨ. απαγε τϨ τϨτο λεγειν. αλλ οτι ομοϨσια ϰαι ισοτιμα. ως πϱοεφημεν, ϰαι οτι εϰ τϨ πατϱος αμεσως ϰαι ομοιως εχϨσι την αϱχην ο υιος ϰαι το πνευμα. ο μεν υιος ϰατα γεννησιν, το δε πνευμα ϰατ εϰποϱευσιν. Так читается и на Славянском.

49

См. Грам. Парфения при Прав. Исповедании.

50

См. Грам. Нектария, там же.

51

Вот подлинные слова Собора: Εδεξατο δε αντην δεχεται απαξαπλως πασαη ανατολιϰη εϰϰλησια.

52

Iohan Aimont. monumens autentiques de la religion de Grecs 1708. pag 483.

53

Heineccii Abbildung der alten und neuen griechischen Kirche 1771. в прибавлении.

54

Там же.

55

См. выше.

56

Hoffman – in historia Catechismi Russorum §. 6.

57

Воззвание к православным Христианам в первом издании Правосл. Исповедания. Также в Хр. Чтении за 1843 г Част. IV.

58

Дух. Регламент стр. 26. изд. 1820 г

59

Св. Димитрий Ростовский в своем Зерцале православного исповедания и других сочинениях, и Стефан Яворский в Камне веры.

60

Ioan Claude Reponse ou livre de Mr Arnaud intitule la parpetuite de la foi de I'Eglise Catholique touchant I'Evcharist e defendue 1761. Petr. Col. Ecclesia Graeca Lutheranisans 1723 Lubck.

61

Hoffman-Historia Catechismi Russorum 1751. Vratislaviae. § 3 Это Гофманово замечание может служить удовлетворительным ответом на статью о Русской Церкви, помещенную в Evangelische Kircbenzeitung 1834 No 78.


Источник: О книге называемой: Православное исповедание кафолической и апостольской церкви восточной [Петра Могилы]. - Санкт-Петербург : тип. К. Жернакова, 1844. - 47 с.

Вам может быть интересно:

1. Митрополит Петр Могила митрополит Евгений (Болховитинов) 1,4K 

2. К оценке богословия святителя Петра Могилы, митрополита Киевского протоиерей Валентин Асмус 3,7K 

3. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей – Глава 1. ЦАРЬ МИХАИЛ ФЕДОРОВИЧ Николай Иванович Костомаров 71K 

4. Киевский митрополит Петр Могила и его сподвижники профессор Стефан Тимофеевич Голубев 966 

5. Западные влияния в русском богословии протоиерей Георгий Флоровский 1,9K 

6. Православное Догматическое богословие. Том 2 – Отделение шестое святитель Филарет Черниговский (Гумилевский) 47K 

7. Пути русского богословия – II. Встреча с Западом протоиерей Георгий Флоровский 74,1K 

8. Православное исповедание Кафолической и Апостольской Церкви Восточной святитель Петр (Могила), митрополит Киевский 61,7K 

9. Об искуплении митрополит Вениамин (Федченков) 6,3K 

10. Слова и речи – 498. Слово в день коронования Его Императорского Величества, Государя Императора Николая Павловича святитель Филарет Московский (Дроздов) 388,8K 

11. Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь. Том II. Археология - Бюхнер – Боговдохновенность профессор Александр Павлович Лопухин 74,1K 

12. Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь. Том III – Вера профессор Александр Павлович Лопухин 70,9K 

13. Осанна схиархимандрит Пантелеймон (Агриков) 1,5K 

14. Сборник статей по истолковательному и назидательному чтению Апокалипсиса – Глава 3 Матвей Васильевич Барсов 73,3K 

15. Библейская энциклопедия – Хеттеи архимандрит Никифор (Бажанов) 3072,1K 

16. Воспоминания старого профессора. С 1847 по 1913 год профессор Александр Львович Катанский 1,8K 

17. С Евангелием. Духовное наследие старцев нашего времени – ЦЕРКОВЬ ПОСЛЕДНИХ ДНЕЙ схиархимандрит Пантелеймон (Агриков) 42,2K 

18. Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь. Том IX – Катехизисы русские профессор Александр Павлович Лопухин 63,4K 

19. Письма и статьи – В ЗАЩИТУ ХРИСТИАНСКОЙ ВЕРЫ священномученик Онуфрий (Гагалюк) 31,7K 

20. Отдел третий. Книги богослужебные. Часть 1 – Часть 1 протоиерей Александр Горский 1,5K 

Комментарии для сайта Cackle