архиепископ Платон (Фивейский)

Собрание нескольких слов, поучений и речей

Слово при вступлении на Костромскую епархию, сказанное в кафедральном соборе 1857 года, Марта 31–го дня Слово в новый 1859 год Беседа на день Богоявления Господня (1839 года) Слово в день собора Святого Пророка Предтечи и Крестителя Иоанна 1840 года Беседа на день Святой Пасхи Слово на день рождения Благочестивейшего Государя Императора Александра Николаевича, в пяток Светлой Седьмицы Слово на день Вознесения Господня (1839 года Мая 4–го дня) Слово на день Пятидесятницы (1848 г. Мая 30 дня) Cлово на день сошествия Святого Духа 1849 года Мая 23 дня Слово На день сошествия Святого Духа 1859 года июня 1–го дня Слово в день обретения мощей Преподобного и Богоносного Отца нашего Сергия 1840 г. июля 5 дня Слово на память Преподобного и Богоносного Отца нашего Сергия 1841 г. Сентября 25 дня Слово по освящении Кафедрального Успенского собора 1858 года июля 13–го дня Слово по освящении придельного храма в честь Введения во храм Пресвятой Богородицы при Сретенской кладбищенской церкви г. Кинешмы 1858 г. Сентября 16 дня Слово по освящении храма во имя Святых мучеников Хрисанфа и Дарии, устроенного над Святыми Вратами в первоклассном Ипатиевском монастыре 1859 года Мая 10 дня Слово по освящении храма в честь нерукотворенного образа Христа Спасателя и во имя Святителя Николая Архиепископа Мирликийского Чудотворца в Костромском Богоявленском Анастасиинском девичьем монастыре 1866 года Сентября 15–го дня Слово по освящении храма во имя всех Святых, устроенного в доме Костромской духовной семинарии, сказанное 1868 г. Мая 24 дня Поучение в Святой Великий Четверг причастникам Святых таин, сказанное 1843 года Апреля 8 дня. Поучение новопостриженному в монашество иеромонаху Иннокентию Поучение новопоставленному архимандриту Железно–Боровского монастыря Иннокентию, 6–го Декабря 1860 года Поучение по случаю крестного хода в июне месяце 1862 года Поучение Костромского Крестовоздвиженского девичьего монастыря новопоставленной игуменьи Марии, при вручении настоятельского жезла 1863 года Февраля 3 дня Поучение при продолжении молитв об избавлении от губительной болезни и по случаю заложения придельного храма, при Богоявленском соборе, во имя Божией Матери, в честь Ее иконы Феодоровской, и во имя преподобного Иосифа Песнописца и св. Благоверного Князя Александра Невского, Сказанное в кафедральном Успенском соборе Сентября 4–го дня 1866 года Поучение Схимонахине Софии, при пострижении ее в схиму в Костромском Крестовоздвиженском девичьем монастыре Речь Святейшему Синоду, сказанная Владимирской семинарии Ректором Архимандритом Платоном, при наречении в Епископа Старорусского, викария Новгородского 21 Мая 1856 года Речь Его Императорскому Высочеству, Благоверному Государю Наследнику Цесаревичу и Великому Князю Николаю Александровичу, при вступлении Его Высочества в Ипатьевский монастырь 30–го Июня 1863 года Речь Его Императорскому Высочеству, Благоверному Государю Наследнику Цесаревичу и Великому Князю Александру Александровичу, и Его Императорскому Высочеству, Благоверному Государю и Великому Князю Владимиру Александровичу, перед вступлением Их Высочеств в Костромской Кафедральный Успенский собор Речь при встрече Их Императорских Высочеств в Ипатьевском монастыре 1866 года Августа 15–го дня Речь по прочтении Высочайшего Манифеста от 19–го Февраля 1861 года, 9–го Марта 1861 года в Кафедральном Успенском соборе Речь перед благодарственным молебным пением по закрытии комитета о крестьянском деле, 1859 года Января 15–дня, в доме Костромского дворянства Речь при освящении покоев в Ипатьевском монастыре, в которых жил Царь Михаил Феодорович 1863 года Сентября 29–дня Речь перед совершением благодарственного молебного пения Господу Богу и акафиста Пресвятой Богородице по случаю восстановления Богоявленского Костромского монастыря с перемещением в него девичьего Анастасьина, сказанная 7–го Января 1864 года в Смоленской церкви Богоявленского монастыря Речь в Костромском Богоявленском Анастасьином девичьем монастыре Января 7–го дня 1865 года Речь перед приведением к присяге губернских гласных в Костромском кафедральном соборе Речь духовенству города Костромы в ответ на приветствие его с совершением десятилетия управления Костромской епархией

 

 

Слово при вступлении на Костромскую епархию, сказанное в кафедральном соборе 1857 года, Марта 31–го дня

Во имя Отца и Сына, и Святого Духа.

Благословен Господь Бог, сподобивший нас ныне в сем престольном храме паствы нашей принести бескровную жертву о нашем спасении и наших грехах. Общением таинств и молитвы запечатлен наш союз о Господе с тобой, возлюбленная о Господе паства. Никто и ничто уже не может расторгнуть его. Господь потребует от нас отчета по нашему служению вам, братья вверенной нам церкви Костромской, и вас спросит о послушании ко мне, хотя самому недостойному пастырю, но пришедшему дверьми, по указанию Державной и Священной власти. Да будет сей союз наш во славу Господа и в ваше вечное спасение, и в мое оправдание! Вы теперь радость, похвала и слава моя здесь и в вечности. Исповедуюсь перед всей церковью, что недостаточны ни душевные, ни телесные силы мои для великого в трудного служения, мне предлежащего. Умоляю всех вас, братия мои, никогда не преставать молиться обо мне, чтобы Господь Бог даровал, мне свет и силы, потребные для служения моего, и чем более немощей вы увидите во мне, тем крепче и крепче да будут ваши молитвы о мне, – для вашего же блага. Со своей стороны, я все силы, сколько Бог даст мне их, и часы посвящу пастве, мне вверенной, и в моих делах и сношениях с вами более всего желаю иметь в виду ваше вечное спасение, и буду стараться обращать ваши мысли и сердца от земли к небу. Станем же, братия, чаще переноситься мыслями, желаниями и беседами туда, где сокрыта жизнь наша – на небо, истинное отечество наше! О нем теперь, по долгу пастыря, хочу вам предложить слово мое.

Но как говорить о сем великом предмете? Как беседовать о том, чего око не видело, ухо не слышало и чего не входило на сердце человеку? Как на языке человеческом изобразить жилище Ангелов? Но, как и молчать о тех небесных обителях в которых мы должны жить во веки, и которые составляют главную цель всей земной нашей жизни?

Сын Божий, сый в лоне Отчи, сошел с небеси и совершенно знает то, что Он видел. Открой же нам, Искупитель наш, тайны вечного жилища нашего, к которому дверь Ты отверз Крестом Своим.

Господь Бог изрек тайны неба через Ангела Своего возлюбленному рабу Своему Апостолу Иоанну Богослову: И ничего уже не будет проклятого; но престол Бога и Агнца будет в нем, и рабы Его будут служить Ему. И узрят лице Его, и имя Его будет на челах их. И ночи не будет там, и не будут иметь нужды ни в светильнике, ни в свете солнечном, ибо Господь Бог освещает их; и будут царствовать во веки веков (Апок. 22:3,5).

Итак, первый источник блаженства Святых в царстве славы заключается в том, что они будут свободны от всякого физического и нравственного страдания. Всяка анафема не будет к тому. Ибо там не будет греха, а без греха нет проклятия, нет страдания, нет смерти. Страдание есть наказание за преступление, плод проклятия за грехи, неизбежное последствие греха. На небе не будет ни болезни, ни печали, ни воздыхания, ни страданий, но жизнь бесконечная. И отымет Бог всяку слезу от очию их и смерти не будет к тому (Откр. 21:4). На небе веселие вечное и радость никогда не оскудевающая.

Слово Божие указывает другой источник блаженства: и увидят лице Его и имя Его на челах их (Откр. 22:4), т.е. избранные будут обладать совершенной святостью. Имя Божие есть слава Божия, а слава Божия есть святость. Итак, святость Божья будет печатью избранных в царстве славы. И здесь христианин бывает счастлив по мере святости. Если бы он в здешнем мире мог возлюбить Бога всем сердцем, всей душой, всей крепостью и ближнего как самого себя (Мф. 22:37), то и здесь наслаждался бы он райскими утешениями. Ибо что могут значить бедствия сей жизни для того, кто носит Бога в сердце своем? Но здесь нет совершенной добродетели; земная жизнь есть жизнь испытаний и скорбей, подвигов и борьбы непрестанной. Кто избавит меня от сего тела смерти? (Рим. 7:24)? Кто даст мне славную свободу чад Божьих? Кто облечет меня в ту святость, которую потеряла моя душа, но для которой она была сотворена, которой она желает, ищет, алчет и жаждет? Кто дал бы мне, чтобы Начавший дело моего спасения завершил его даже до дня Иисус Христова (Флп. 1:6), чтобы мне никого не любить кроме одного Господа Бога и Спаса Иисуса Христа, а всех любить только для Него и в Нем одном, чтобы мне никогда ничем не оскорблять Господа Бога и Отца моего! Эти желания наши исполнятся. Слово Божие уверяет, что Иисус Христос соделался для нас не только премудростью и правдой, но и освящением и избавлением (1Кор. 1:30), что мы будем преобразоваться от славы в славу, яко же от Духа Господня (2Кор. 3:18), что в торжественный день, когда Иисус Христос приидет прославиться во святых и дивен быти во всех веровавших в Него (2Сол. 1:10), Он истребит в нас все нечистое и обновит нашу душу, соединит ее с телом, которое будет образовано по подобию Его славного тела.

Cиe небесное наследие, как изъясняет Апостол Павел, есть наследие святых со святыми во свете (Кол. 1:12). Таким образом общение со святыми составит еще новый источник блаженства сынов Божьих на небе. И на земле изгнания драгоценно, отрадно и спасительно общение с теми, которые одушевляются одной с нами верой, общими надеждами, одной любовью. Встречая душу, истинно верующую, украшенную любезной простотой или кротостью, или важный строгий характер, или любовь искреннюю, сердечную, мы испытываем неизъяснимое внутреннее утешение, чувствуем, что возрастает в нас любовь к святости, трудный долг служения делается для нас легче, приятнее, воспламеняется сильнее ревность подвизаться в добродетели и служении Господу Богу. Но какое же счастье быть в небесном обществе, где ничто не может нарушить взаимной любви?

Из кого составится cиe небесное собрание? Чада Божии всех народов и возрастов, всех мест, времен от начала до конца мира, будут братьями нашими. Мы там увидим Преблагословенную Владычицу Богородицу, приукрашенную всеми благодатными дарами и совершенствами и облеченную в солнце, увидим светоносные лики премирных сил, на которых Господь Славы почивает, как на своем престоле, увидим вечно юных и прекрасных граждан Иерусалима небесного, которых лица просветлятся светлее звезд небесных, увидим священный синклит из тех величественных старцев, которых Св. Иоанн Богослов видел сидящими на престолах в присутствии Самого Бога, увидим Патриархов, светлеющих простотой послушания, Пророков, осияемых зарей восходящего Солнца Правды, мучеников, облеченных в багряницу, украшенную их кровью, а девственников – белыми ризами, знаменующими чистоту их, тысячи тысяч и тьмы тем Святых Божьих, сияющих любовью к Господу Иисусу. Мы увидим их, и они увидят нас и вместе станем во веки прославлять Господа Иисуса Христа, искупившего нас Своей кровью. Божественный Собор! Небесное общество! Святое семейство Божиe! Когда ты в предопределенной полноте соберешься из твоего рассеяния! Когда предстанем престолу Агнца! Когда мы будем приняты в число членов твоих! Гряди Господи Иисусе, ей гряди скоро, и вчини нас в лики избранных Твоих.

Что же будет началом, основанием святого и вечного единения душ избранных? Слово Божие говорит: Они узрят лице Божие, Престол Божий и Агнец будет среди них; Господь Бог просвещает их (ср. Откр. 22:3–4). Итак, душой, жизнью, залогом, началом того чувства, в котором все умы и сердца святых в Царстве Славы сольются в одну мысль и в одно чувство, будет присутствие и созерцание Господа Бога. Там мы все откровенным лицом увидим славу Божью, открытую в Господе Иисусе Христе (2Кор. 3:18). Возлюбленные, говорит Иоанн Богослов, мы теперь дети Божии; но еще не открылось, что будем. Знаем только, что, когда откроется, будем подобны Ему, потому что увидим Его, как Он есть (1Ин. 3:2) Размышляли ли о сем вы, возлюбленные братия мои? Понимаете ли всю беспредельную важность слов – видеть, созерцать Бога? Наслаждаться ближайшим внутренним общением с Богом, который есть красота бесконечная, совершенство полное, любовь беспредельная, благость высочайшая? Cиe неизреченное, непостижимое для нас таинство созерцания в причастии Божества есть самое крайнее, высочайшее из всех благ небесных, есть радость превыше всех радостей. Cиe созерцание Господа Бога в одно мгновенье вознаградит людей за все страдания и скорби здешней жизни, хотя бы они продолжались сотни лет.

Сладчайший Иисусе! Когда прииду к Тебе и явлюсь лицу Твоему? Насыщуся внегда явитимися славе Твоей, и сподоблюся чистейшего и совершеннейшего осияния Святой Троицы, уже не скрывающейся от ума, но всецело умом созерцаемой и озаряющей наши души полным светом божества (Гр. Бог. ч. 1 стр. 288).

Будущее блаженство праведных несомненно. В этом уверяют нас обетования Божьи, ибо все обетования Божии в Нем «да» и в Нем «аминь» (2Кор. 1:20) в Иисусе Христе, который запечатлел их своей кровью. Cии словеса верны и истинны, говорит Ангел Св. Иоанну Богослову (Откр. 22:6).

Если бы это блаженство могло окончиться хотя после тысячи лет, то мысль о потере его могла бы отравить наслаждение им. Чем оно выше, тем бы страшнее лишиться его. Но оно никогда не кончится, никогда не изменится, не уменьшится, напротив будет вечно возрастать. И воцарятся во веки, говорит откровение. Созерцание Господа Бога для блаженных будет неисчерпаемым океаном вечной жизни, из которого они будут вечно насыщать свой голод и свою жажду и при блаженнейшем насыщении никогда не пресытятся, но, вечно оживотворяясь и обновляясь, будут вечно чувствовать сладчайшую жажду и вожделеннейший голод по сказанному: ядущие меня еще будут алкать, и пьющие меня еще будут жаждать (Сир. 24:23).

Не века нам, братия, ждать вступления в обладание сим наследием, которое уготовано для нас Господом и Искупителем нашим Иисусом Христом. Легкая завеса отделяет мир видимый от невидимого; и сия завеса может быть отнята в одно мгновение, через несколько лет, через несколько месяцев, завтра, может быть, ныне вечные врата отверзутся для тебя, душа верующая; ныне или завтра, может быть, предстанешь лицу Божию в царстве славы. Сетующий, скорбящий, угнетаемый бедствиями и несчастьями, собрат мой, утешься. Еще несколько дней странствования, еще несколько дней борьбы, еще несколько слез; и ты достигнешь конца твоего путешествия и впадешь в покой Господа Бога твоего, увидишь лицо Его, и Он отнимет всякую слезу от очей твоих. Что значат все бедствия, лишения и скорби настоящей жизни в сравнении с вечным блаженством? Нынешние временные страдания ничего не стоят в сравнении с тою славою, которая откроется в нас (Рим. 8:18).

Уверенность в скором переселении в святой град Божий, изливая в сердце благочестивого христианина пренебесное утешение и божественную отраду, служит и сильным средством для возбуждения нас грешных от сна греховного. Грешник не может взойти в жилище блаженных. Слово Божье ясно говорит, что ничто нечистое не взойдет в Царство Славы (Апок. 21:27), что без святости никто не узрит Господа (Евр. 12:14). Итак, нам должно умереть греху, себе и миру и жить только для одного Господа.

Доселе мы говорили душам, жаждущим спасения. Можем ли кончить слово наше, не сказав ничего людям мира сего и неверующим? О! Кто бы дал нам для них слово живое, действенное, потрясающее и исполненное Духа Святого? Вечное блаженство можете получить и вы, забывшие Бога, если обратитесь к Нему. Почему же вы не хотите сего? Почему же не думаете о нем? Разве могут насытить вашу душу земные блага и радости? Вам нужно счастье вечное и неизменяемое, а блага земные суть прах, земная радость – дым. Завеса, скрывающая от вас вечность, скоро упадет, и вы увидите страшную действительность. Ужели вы желаете лучше погибнуть с миром, нежели спастись с избранными Божьими? Да не будет, да не будет, не искушайте Его долготерпения. Небеса еще отверсты для вас; таинственная лестница, соединяющая небо с землей, не отнята. Господь Иисус Христос простирает вам руку и говорит: восходите – Аз есмь путь и истина и живот: никто же приидет ко Отцу токмо Мною (Ин. 14:6). Ужели откажетесь идти в небо отверстое, и оттолкнете руку Господа Иисуса, готовую подать вам все сокровища спасения, приобретенные ценой Его страданий? Ужели вы думаете, что мужественные подвижники добродетели, предварившие вас в царстве небесном, были не такие же люди, как вы, не имели страстей и искушений? Ужели для приобретения вечного неба вы можете считать великим делом отказаться от жизни и наслаждений мира? Ужели не трогают вас слова вечной правды? То сколь тягчайшему, думаете, наказанию повинен будет тот, кто попирает Сына Божия и не почитает за святыню Кровь завета, которою освящен, и Духа благодати оскорбляет? (Евр. 10:29). Да избавит вас и нас Господь от сего несчастья, и да сподобит всех нас получить небесное приснорадостное царство, а мне, недостойному пастырю вашему, когда предстану перед престолом славы Его вместе с вами, да дарует дерзновение сказать: се аз и дети, их же дал ми eси; никто же из них погибе, токмо сын погибельный (Ин. 17:12).

Всем сущим в пастве нашей возлюбленным Богу со всеми призывающими имя Господа нашего Иисуса, благодать вам и мир от Бога Отца нашего и Господа Иисуса Христа (1Кор. 1:2–3) Аминь.

Слово в новый 1859 год

В последние дни явятся наглые ругатели, поступающие по собственным своим похотям и говорящие: где обетование пришествия Его (т. е. Господа Иисуса Христа); Ибо с тех пор, как стали умирать отцы, от начала творения, всё остается так же (2Пет. 3:3–4).

Не знаем, есть ли здесь среди нас, братья, такие ругатели. Но едва ли многие из нас, приносящих ныне благодарение Господу, сохранившему нас живыми до сего дня, помышляют о том, что может быть уже мера долготерпения Божья окончилась для нас и наступающий год есть уже последний год нашей жизни? Увы! Многие и из добрых христиан любят успокаивать себя надеждой на милосердие Господа Бога, забывая о судах правосудия Его. Конечно, беспредельна благость Творца в Искупителя нашего, но и правосудие Его беспредельно. Кто знает силу гнева Твоего, и ярость Твою по мере страха Твоего? (Псал. 89:11). Взойдем, братья, в духовный мир священного писания и в сей видимый мир, и заметим в том и другом действия правосудия Божья.

Первое дело правосудия, о котором сказано в священном писании, есть осуждение Ангелов. Все пути Господни – милость и истина (Псал. 24:10). Милость Божия открылась в создании Ангелов, а правосудие еще заключалось в недре Божества, как в ножнах меч, которого ударов после так трепетал Пророк Иезекииль. Гордостью денницы сей меч извлечен из ножен. Смотрите, каков был первый удар его; одна из драгоценных жемчужин дома Божия, одно из великих украшений неба, один из лучших отблесков Божественных совершенств пал, пал с неба, как молния, за гордость; из князя Ангелов стал князем демонов, из прекрасного сделался страшным, из друга самым великим врагом Божьим. Не согрешившие Ангелы, которые знали за что и с какой высоты низвергнуто сие прекрасное творение, говорили с изумлением: как упал ты с неба, денница, сын зари (Ис. 14:12).

Взойдите в рай земной, там увидите другое не менее страшное и гибельное падение. Согрешил Адам; и за один грех изгоняется из рая, и не только он, но и все потомки его делаются чадами гнева Божия и осуждаются на вечную смерть. Младенец новорожденный сам еще не согрешил, но уже лежит на нем преступление Адама, потому что родился от согрешивших родителей. И какое бесчисленное множество бедствий в мире произошло от первого греха?

Оскорбление, нанесенное Богу прародителями, доселе не забыто, хотя миллионы людей понесли за него столько казней; все непрестанные и бесчисленные страдания душ горящих и вечно имеющих гореть в аду происходит от первого греха и служат непрерывным доказательством правосудия Божия. Далее видим – целый мир погублен потопом; Бог заставлял небо дождить огонь и жупел на пять нечестивых городов; земля пожрала живых Дафана и Авирона и жилище их за противление Моисею (Числ. 16); два сына Аарона Надав и Авиуд были потреблены огнем за принесение чуждого огня. И в Новом Завете Анания и Сапфира в мгновение пали мертвыми за то, что солгали. Что еще сказать о судах Божьих? Они ежедневно совершаются в церкви. Если бы духовное око наше светло было, то мы увидели бы звезды, падающие с неба на землю, бесчисленное множество людей, падающих тяжким падением и невидимо поражаемых судом Божьим. А какой пример строгости правосудия Божия на Голгофе? Бог мог удовлетворяться только смертью собственного Сына, чтобы простить и помиловать грешников! Трогательные слова произнес Спаситель женам Иерусалимским: дщери Иерусалимские! не плачьте обо Мне, но плачьте о себе и о детях ваших, ибо приходят дни, в которые скажут: блаженны неплодные, и утробы неродившие, и сосцы непитавшие! тогда начнут говорить горам: падите на нас! и холмам: покройте нас! Ибо если с зеленеющим деревом это делают, то с сухим что будет? (Лк. 23:28–31)? Как бы так сказал Он: если сие древо жизни и невинности, в котором нет ни червя, ни тления греха, так горит в пламени Божественного правосудия; то как станет гореть сухое и бесплодное дерево, обремененное грехами и преступлениями?

Если в сем деле милосердия встречается столь великая строгость правосудия, то что произойдет, когда откроется правосудие во всей силе, т.е. в вечных муках? Как ужасна правда, наказующая вечным мучением грех минутный! Но как ни ужасна сия правда, она примиряется с благостью. Бог допускает мучение душ во веки веков без облегчения, и даже без надежды облегчения. О глубина правды божественной! О бездна непроницаемая! Ужели найдется такой бесчувственный человек, который бы не ужаснулся и не вострепетал при размышлении о столь непостижимой и грозной правде Божией.

Взойдем в сей видимый мир – и здесь мы найдем действия правосудия Божия. Так и после воскресения Спасителя, христианство занимает малую часть земли; для большей части стран как будто никогда не восходило солнце правды, даже не видно у них зари истины; как будто никогда на них не сходило ни дождя, ни росы благодати Божией. Из сих несчастных стран демоны берут бесчисленное множество душ, для предания их в вечную власть ада. Как во время потопа никто из бывших вне ковчега не спасся от потопления; как никто из жителей Иерихона не избавился от погибели, кроме дома Раавы, так никто не спасется вне града, вне дома Божия церкви. Но не Бог виновен в погибели сих душ: если бы они верно последовали естественному свету и воспользовались естественными силами своими для совершения добра, то в сокровищнице милосердия Божественного нашлось бы много средств для сообщения им истин необходимых для спасения.

Посмотрите на мир христианский: во всем этом таинственном теле Христовом вы найдете немного здравого места, но увидите язву от ног до главы (Ис. 1:6). Кроме немногого числа людей, в которых видны следы благодатной жизни, о большей части христиан должно сказать то, что некогда Бог говорил о Иерусалиме: походите по улицам Иерусалима, и посмотрите, и разведайте, и поищите на площадях его, не найдете ли человека, нет ли соблюдающего правду, ищущего истины? Я пощадил бы Иерусалим, говорит Господь (Иер. 5:1).

Множество грехов в мире есть следствие суда Божией правды. Ибо неоспоримо, что одно из величайших благодеяний Божиих для человека есть сохранение от греха и одно из величайших наказаний и сильнейших доказательств гнева Его есть лишение благодати, предохраняющей от падения во грех.

Так самый тяжкий грех из всех грехов мира – умерщвление Сына Божия, должен быть, по предсказанию пророка, следствием всех неверностей неблагодарного Иерусалима: приложи беззаконие к беззаконию их, и да не войдут они в правду Твою (Псал. 68:28,29), т.е. в исполнение повелений Твоих. Что произойдет от сего? да изгладятся они из книги живых и с праведниками да не напишутся. Если приложение беззакония к беззаконию есть тяжкое наказание и несомненное свидетельство гнева Божия, то как не видеть знамения правосудия небесного во множестве грехов и преступлений, которые владычествуют в мире, как не видеть здесь гнева Господа Бога, который отказывает в своей благодати людям, оскорбляющим Его своими грехами и нечестием?

Так, находясь в состояния греха, мы состоим под гневом Божьим и должны трепетать за свою вечную участь. Как благодать есть начало славы и делает людей достойными славы; так грех есть начало осуждения и делает грешников достойными ада. А как много званных, а мало избранных! Можно ли представить что–либо страшнее, как то, что Бог попускает быть числу осужденных великому, а числу избранных малому? Кто не ужаснется страшных слов Спасителя, сказанных в ответ ученикам, спрашивавшим его: действительно ли мало число избранных? Входите тесными вратами, потому что широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими; потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их (Мф. 7:13–14)! Кто может постигнуть то, что Он чувствовал, произнося сии слова: немногие находят их! Весь мир некогда погиб от потопа и только восемь душ спаслись в ковчеге. Это, по свидетельству Апостола Петра (2Пет. 2), показывает нам, как мало число спасающихся в сравнении с числом осужденных. Бог вывел из Египта шестьсот тысяч человек, не считая жен и детей, чтобы ввести в землю обетованную; в продолжении пути они видели тысячи опытов милосердия Божия, но из такого великого числа двое только имели счастье взойти в обетованную землю. Все святые отцы говорят, что это есть образ великого числа осужденных и малого числа спасающихся; ибо много званных, но мало избранных.

Если же число избранных так мало, то как не трепетать среди сей общей опасности? Если бы только половина рода человеческого спаслась, то уже слишком много причин трепетать сего. Но что говорить о половине, если бы из всего рода человеческого только один должен быть осужден на вечные мучения, то и это должно бы устрашить всех.

Когда Господь на вечери Своей сказал ученикам: что один из вас предаст Меня (Ин. 13:21) они все смутились, ибо каждый из них трепетал, чтобы не быть виновным в столь страшном беззаконии. Если бы собралось множество людей и, по Божественному откровению, все бы узнали, что один них будет убит громом, то каждый трепетал бы за себя. Что же было бы, если бы знали, что половине угрожает эта опасность? Как велико было бы их смятение? О, человек мудрый для мира и безумный для дел всего, что касается твоего спасения! Бог открывает тебе, что число погибающих весьма велико, а спасающихся очень мало, и ты можешь жить в беспечности, не зная, к числу которых принадлежишь. Ужели ад менее страшен, чем гром? За грехи непременно надобно понести казнь, а ты находишься во грехах и не трепещешь вечной казни! Ты говоришь, что ты надеешься на милосердие Божие. Но если совместимо с бесконечным милосердием столь великое число осужденных, то почему оно не попустит тебе умножить сие число? Ибо ты живешь как они. Не примечаете ли, слушатели, как наше самолюбие обманывает нас, заставляя нас думать о себе иначе, нежели о всех прочих в мире. Какое преимущество мы имеем перед другими сынами Адама, чтобы избежать участи всех тех, которых жизни мы подражаем? Если беспредельное милосердие Божие допустило существование ада и допускает столько миллионов душ низвергаться в него; почему оно не должно допустить, чтобы и твоя вечная участь была такая же, как их, если ты живешь так же, как они? Разве Бог лишится Своей славы, если заключит для тебя вход в царство славы?

А какие ты имеешь особенные преимущества, которые бы делали тебя необходимым для славы Божией и обязывали Бога помиловать тебя с твоими худыми качествами? Грешник! Ты обманываешься, ожидая себе вечного спасения, когда не перестаешь грешить, ты обманываешься, будто это надежда на Бога: это не надежда, а гордость и самомнение, ибо истинная надежда состоит в уверенности, что Господь простит грехи истинно кающемуся и принявшему твердую решимость удалиться от грехов, но то гордость, когда ты думаешь, что, не смотря на грехи твои, тебе нечего страшиться за твое вечное спасение. Не думай, что это легкий грех; он из числа грехов против Духа Святого, которые, по свидетельству самого Спасителя, не отпустятся ни в сем, ни в будущем веке.

Братья! С нового года начнем новую жизнь. Всячески будем удаляться от грехов и бороться о имени и силе Господней со всеми искушениями; будем всегда готовы лучше умереть телесной смертью, нежели согрешить и умереть душевной смертью. Аминь.

Беседа на день Богоявления Господня (1839 года)

Ибо явилась благодать Божия, спасительная для всех человеков. Тит. 2:11–14.

День крещения Иисуса Христа есть день торжественного явления Его как Бога, единого из Лиц Пресвятой Троицы, и вместе есть торжественное явление Бога в Троице. Ныне Сын Божий, который по Божеству есть всегда той же и Которого лета не оскудеют, после тридцатилетней сокровенной и безмолвной жизни, пришел в толпе народа, как один из грешников, креститься от Иоанна.

Кто мог признать Его Господом славы, Сыном Божьим? Но сколь ни глубоко Он сокрыл Себя под образом раба, но не скрылся от того, который еще во чреве матери узнал Его. Иоанн, увидев, что Господь славы приближается к нему для крещения, затрепетал: как светильник просветит свет, как раб возложит руку на Владыку! Но вместе он, как глас Слова вечного, как денница Солнца правды, засвидетельствовал о Сыне Божием: сей есть Агнец Божий, взявший грехи мира. Но Иисус Христос получил еще о Себе свидетельство высшее Иоаннова. Когда Иисус вошел в Иордан и стал молиться, тогда разверзлись небеса, Дух Святой в виде голубя, знаменовавшего высочайшую чистоту, кротость и незлобие Агнца Божия, сошел с неба на крещаемого и почил на Нем, и чтобы это не было почтено чем–нибудь случайным, Вечный с высот небес свидетельствовал гласом: сей есть Сын Мой возлюбленный, о Нем же благоволих. Без сомнения Дух Святой всегда почивал в Том, в Котором все исполнение Божества обитает телесно; без сомнения Слово, изреченное от вечности Отцом, всегда было и есть с Отцом; но сие торжественное свидетельство Духа Святого нужно было для того, чтобы всем людям показать, что Иисус есть Мессия, столь долго ожидаемый, Который должен крестить Духом Святым, а нам, верующим в Него, дать несомненный залог, что в то время, когда мы погружались в водах крещения и для нас небеса отверзались, Дух Святой свыше сошел на нас, чтобы исполнить нас небесной славы, и что мы тогда сделались сынами Божьими, по благодати усыновлены, которую мы получили от Отца небесного. Так, в сей день явися благодать спасительная всем человекам, наказующи нас, т.е. научая нас. – Чему же научает нас спасительная благодать? Да отвергнемся нечестия и мирских похотей, целомудренно и праведно и благочестно поживем в нынешнем веце (ст. 12).

Погружаясь в водах крещения, мы обязались умирать себе и миру; теперь нам должно жить для смерти, чтобы умереть для жизни. И потому лучше умереть миру, нежели для мира. Пусть он, как вавилонская блудница, облекается в порфиру и багряницу, украшается золотом и драгоценными камнями и в своей руке держит золотую чашу обольщений и наслаждений; но так говорит Господь устами Своих Апостолов: наслаждения мира полны мерзости и нечестия (Апок. 17:4); кто хочет быть его другом, становится врагом Богу (Иак. 4:4 ). Все еже в мире, похоть очес, похоть плоти и гордость житейская (1Ин. 2:16).

Жизнь вне благодати, жизнь мира, обнаруживается в стремлении к чувственному удовольствию, к обладанию тем, что видим, в желании быть выше других. А эта жизнь есть смерть для духа. – Удовлетворение чувственности вносит тление в тело и растление в душу, корыстолюбие обращает сердце человеческое в могилу, где погребаются и истлевают все благородные и возвышенные чувствования; гордость убивает рассудок и в душе человека производит настоящий ад, внося в нее подозрительность, зависть и ненависть, и закрывая ее от света благодати. Все это наслаждениe похотью мирской вносит в душу нечестие и бросает ее в жизнь мирскую. Отвергнемся нечестия и мирских похотей (ст. 12). Благодать божественная от нас требует да целомудренно, праведно и благочестно поживем. Целомудрием сохраним себя самих, правду окажем ближнему и воспитаем благочестие, чтобы гордостью и нечестием не оскорбить Бога.

Целомудрие, – любезное имя для тех, которые совершенно хранят себя от растления и как непрестанные ежедневные мученики борются с похотью плоти, равно и для тех, которые блюдут чистоту и в супружестве, предмет невольного уважения даже тех, которые живут жизнью плотской, скотской. Благодать учит нас, что наши тела будут некогда подобны солнцу и теперь суть храм Духа Святого и члены Христовы. Как же нам отвергнуться благодати и оскорбить Духа Святого, Которым мы знаменовались в день избавления, и растлить Его храм? Как отнять члены у Христа и сделать их членами блудницы (1Кор. 6:15)? – Но целомудрие тела почти не имеет цены без целомудрия сердца. Спаситель говорит: Я говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем (Мф. 5:28). Всякая нечистая мысль, зажженная в душе похотью плоти, если не сожигает сердца, то всегда опаляет. Без чистоты сердца целомудрие тела не приносит плодов своих – небесной жизни и мира. От чего так многие ныне жалуются на неопределенную тоску и скуку, на растерзанность сердца, на усталость и изнеможение, если не от того, что сердце свободно и неудержимо предается плотским помышлениям, которые, по свидетельству Апостола, суть смерть (Рим. 8:6)? От чего ныне во многих ослабевает вера в отмщающее правосудие, в вечность мучений, как не от того, что нечистое сердце против воли своей трепещет суда Божья и хочет освободить себя от казни уверением, что нет вечного правосудия? – От чего недоверие к добродетели подвижников целомудрия, если не от того, что нечистое сердце судит о всех по себе и везде обоняет свой собственный смрад? – От чего в нашем веке это физическое расслабление, отвращение от подвигов, требующих терпения и усилий, поспешность всех действий, если не от того, что непрестанно люди расслабляются чтением таких книг, слушанием таких пений, видением таких зрелищ, где сладострастные чувствования представляются райскими чувствованиями? О, только новая сила, почерпнутая из Божественного источника благодати и всеоживляющего слова Божия, водворяющая простоту и строгость нравов, может разлить новый источник в душах, истлевающих от нечистых мыслей! Но очень трудно сохранить всегдашнюю чистоту мыслей? Правда, трудно, но возможно. – Пусть, сухоядение, изнурение плоти, безмолвие, хранение взора и слуха от запрещенного законом Божьим, всегдашнее размышление о смерти, вечности, страшном суде, пригвоздит плоть к страху Божию. Необходима постоянная, смиренная, бдительная молитва потому, что только благодать Божья может сохранить благочестивое, спокойное и неоскверненное чувство, а от излишней надежды на себя падали и самые великие подвижники целомудрия. В воображении и сердце да будет распятый Иисус; в каждой опасности для невинности воззрение на него пусть говорит сильно, владычественно: беги! – Бог твой видит тебя!

Но как ни высок, ни прекрасен подвиг целомудрия, без правды или без любви к ближнему он не имеет ни цены, ни заслуги. Чистота без любви тоже, что лампада без масла. Что пользы, если будем хвалиться подвигами умерщвления плоти, а своей гордостью, ненавистью, завистью и равнодушием к нуждам собратий будем тиранить ближнего? Закон правды требует, чтобы мы отдавали всякому свое, а в чем можем отказать нашим ближним, когда Господь наш Иисус Христос всего себя принес в жертву за ближних наших? Никакие оскорбления, поношения и обиды не должны охлаждать нашей любви к ближнему, потому что Отец небесный непрестанно нам и им прощает грехи и оскорбления. Мы вступаем в завет с Богом через таинство крещения, обязались нести крест Иисусов и, следовательно, ничего от ближних не должны ожидать кроме креста, т.е. поношений, насмешек, обид. Наши ближние, оскорбляя нас, сами не зная, помогают нам распинать нашего ветхого человека и вводят нас ближе и ближе к причастию страданий Христовых и в теснейшее общение со Христом, с которым мы спогреблись через крещение. Но как правда требует того, чтобы мы любили ближних, так она требует и того, чтобы мы не занимали собой сердца ближних, которое все принадлежит Господу, a вместе со своими друзьями соединялись в исполнении заповедей, старались их уловить в единодушное стремление к Искупителю, поверглись перед Ним вместе с ними, чтобы Он царствовал над нами и над ними. Как отрадно, как сладостно желать сего вожделенного царства! Как отрадно напоминать о нем Господу в молитве, которой Он сам научил: «да приидет царствие Твое!» Будут, слушатели царствия мира Господа нашего Иисуса Христа (Апок. 11:15), и будет едино стадо и един пастырь (Ин. 10:16)!

А самый высокий предмет учения спасительной благодати есть благочестие, богопознание и богопочтение. Вне благодати человек не знает Бога, и если бы знал, то не мог бы прославить Его как Бога. Земные предметы, им любимые, облекают уста его мрачными образами и скрывают от него свет лица Божия. Ум человеческий неисходно остался бы в темнице мрака, если бы спасительная благодать не указала двери к Богу. Эта дверь есть Единородный Сын Божий. никто не знает Сына, кроме Отца; и Отца не знает никто, кроме Сына, и кому Сын хочет открыть (Мф. 11:27). Сын открывает Себя и Отца кому хочет, открывает посредством Св. Духа (1Кор. 2:10); но, даруя Св. Духа, и Его открывает. Как в то время, когда вся земля покрыта была водой в весь род человеческий готов был погибнуть, голубь возвестил конец опасности и бедствий, неся масличную ветвь, и предвозвестил примирение Бога с человеком, так Дух Святой, сошедший ныне на Иисуса Христа в виде голубя, открывает нам и милость, и истину, и спасение. Сей голубь не несет масличной ветви, но показывает примирителя неба и земли; он не заставляет человека выйти из ковчега, чтобы населить землю, но влечет всю землю на небо; вместо масличной ветви дает нам благодать, которая делает нас сынами Божьими. Все препятствия и трудности в подвиге служения Богу делаются легкими и благими: Иисус есть зрелище терпения и венец терпящих, в Нем открыты все сокровища Божественных сил, яже к животу и благовестию, и открыты во спасение всем человеком! Итак, сл., целомудренно, праведно и благочестно поживем в настоящем веке, который дан для приготовления к вечности; а, чтобы нам не ослабеть в подвиге целомудрия, правды и благочестия, поживем ждуще блаженпаго упования и явления славы великого Бога и Спаса нашего Иисуса Христа (ст. 13).

Как блаженны вы, которые верно и ревностно исполняете ваше вечное предназначение! На конце поприща вашего ожидает вас Иисус Христос, готовый возложить на ваши главы нетленный венец славы, Он скоро приидет. Вы узрите Того, Которого любили не видя. Еще несколько подвигов, еще несколько браней, еще несколько дней странствования и светлые Ангелы проведут вас безопасно по мрачным путям смерти прямо в страну света и блаженства. И вы, облеченные в одежду заслуг Иисуса Христа, вступите в чертог Божественной славы и предстанете перед Отцом, как сонаследники Иисуса Христа, наследники царства небесного. Но что делать нашей окаянной душе, когда Судия приидет исследовать дела ее? Горе нам грешным! Мы погубили время, данное нам для приобретения вечности; наша гордость попрала Божественную ризу заслуг Христовых, похоть плоти осквернила, корыстолюбие разодрало ее. Горе нам грешным! Господь – слава добрых, есть казнь для нечестивых. Он свет, а для грешных и нечестивых нет ничего тягостнее света. Он светит везде, хотя и не для всех, Он видит тьму, хотя тьма Его не видит, потому что тьма Его не объемлет. Так грешника видят все, и он приходит в смущение, но он сам не видит, и через это лишен утешения. Увидят грешника во всей его мерзости и наготе не только Бог, но и вся тварь, чтобы ему прийти еще в большее смущение от множества видящих, но из великого множества взоров на грешника для него всех несноснее его собственный взор. Он не скроется от себя, он увидит себя, дела тьмы последуют за ним везде, нет места, где бы он мог скрыться от себя даже и во тьме. Его будет точить червь, который никогда не умрет, воспоминание прежних преступлений, которое вошло в душу или рождено грехом и так срастается с душой, что оно никогда не может отделиться от нее. Этот лютый червь никогда не перестанет точить совесть и питаясь этой пищей, которая никогда не оскудеет, он продолжит жизнь свою вечно. Ах, как страшен этот червь! Как страшно впасть в руки этой смерти живой и этой жизни непрестанно умирающей! Это вторая смерть, которая никогда не умертвит совершенно, хотя всегда будет умерщвлять. Кто бы дал милость умереть однажды, чтобы не умирать вечно? Тем, которые будут говорить горам: падите на нас, и холмам: покройте нас, т.е. которые захотят избегнуть смерти посредством смерти, Св. Иоанн Богослов говорит: будут звать смерть и она не придет (Апок. 9:6), не придет потому, что душа бессмертна, а если она ни на одну минуту не перестанет быть тем, что она есть, то она ни одной минуты не может быть без памяти; она будет жить вечно, а с ней и память. Но, Боже мой, в каком состоянии? Вся оскверненная грехами, страшная по преступлениям, наполненная суетностью, отвратительная по презрению. Что сделано, то не может быть не сделано. Пройдет время, но в памяти вечно останется то, что сделано во времени, и, следовательно, для нас есть неизбежная необходимость вечно мучиться воспоминанием сделанного нами ада. Тогда испытаешь истину этих слов: обличу тя и представлю перед лицом твоим грехи твои (Псал. 49:21).

Грешников обличит Бог и сами грешники обличат себя. Тогда разум уже не скроет истины; душа уже не может скрыться от света в самой себе, или в телесных чувствах, не может также, как теперь привыкла, выйти из себя самой и укрыться в суетных забавах и удовольствиях сего мира, которого не будет. Чего еще не достает для посрамления злых в пришествии Господа, когда они во всей отвратительной наготе своей будут открыты перед Богом, Ангелами, человеками и самими собой?

Трепещу я, окаянный, страшного судного дня, но надеюсь еще на Твою милость. Господи Спасителю, Иже дал еси Себе за ны, да избавиши ны от всякого беззакония и очистиши Себе люди избраны, ревнители добрым делом (ст. 14)! Где умножился грех, там да преизобилует благодать Твоя; бездна моего глубочайшего бедствия призывает бездну высочайшего милосердия Твоего. Не иссуши неисчерпаемого источника Твоего милосердия по грехам моим. Ты всех милуешь и никого ненавидишь. Помилуй меня, еще время благодати и милования; даруй мне заслужить слово благословения, чтобы в день суда не поразило меня слово проклятия; теперь еще время исправления! Молю Тебя Тобой Самим, ходатайством Пречистой Твоей Матери, всех грешных прибежища, предстательством Св. Ангелов и всех Святых, не погуби меня со беззакониями моими, но изгладь из памяти моей тяготящие совесть грехи и беззакония Твоим живым, действенным, проникающим паче меча обоюдоострого словом: отпускаются тебе грехи твои. Преклонись к милосердию воззрением на мою немощь и слабость, которые составляют мое единственное достояние, сохрани меня – дело любви Твоей, чтобы не напрасен был для меня подвиг Твоего воплощения, Твоего страдания и Твоей смерти за меня, чтобы не напрасно была пролита для меня Твоя пречистая кровь! Ты, Спаситель мой! Не требуй от меня плодов покаяния, но Сам их даруй мне, и яви меня ревнителем добрых дел; ибо крепость моя оставила меня. Ты очищение грехов, очисти грехи мои! Когда паки приидешь с Ангелами судить весь мир, тогда пощади меня и удостой быть с Тобой, Иисусе Христе, Боже мои и Господи мой, Который царствует с Отцом и Святым Духом во веки веков. Аминь.

Слово в день собора Святого Пророка Предтечи и Крестителя Иоанна 1840 года

Я глас вопиющего в пустыне: исправьте путь Господу Ин. 1:23.

В пустыне Иорданской был муж важного вида; одежда его была из верблюжьих волос; питье – одна вода; пища дикий мед и акриды; шатер его небо, одр голые скалы. Кто сей дивный муж, которого голос был страшен упорным грешникам, мытарям и воинам? Он сам отвечает: Я глас вопиющего в пустыне: исправьте путь Господу. Это заря, предваряющая восход Солнца правды, светильник света, глас Слова вечного, друг жениха Христа, Иоанн Предтеча. Но глас Господа слышен не в одной Иорданской пустыне и не от одного Иоанна, но всегда и везде. Сколько дел Господа, столько гласов Его к нам. Теперь вслушаемся в глас Господа в событиях настоящего времени.

Ни одно время, кажется, так не богато событиями важными и тягостными, как настоящее. Отовсюду слышны жалобы на трудность и тягость обстоятельств. Нижние сословия жалуются на лишение средств к пропитанию, на недостаток работы, на удручающую бедность, высшее сословие обвиняет низшее в лености и непокорности. Губительные болезни, прежде неизвестные, сменяя одна другую, опустошают грады и страны. Умножающееся неудовольствие, скрытное брожение умов, почти везде брани или слышания браней, умножают тягость. К сему настал голод, который в чужих землях уже губит многих среди многолюдных городов, и у нас угрожает многим смертью. Будущее обещает мало отрады, если не подаст Господь Бог Своей особенной помощи.

Мы, христиане, знаем, что все волосы головы нашей сочтены и ни один из них не падет без воли Отца небесного, знаем, что Бог любит нас бесконечной любовью, так что не пощадил для нас и Единородного Сына Своего. Что же заставило любвеобильного Господа переменить благость на строгость не только на одном каком–либо народе, но почти на всех народах, и чего Он требует от нас? Братия, прогневали мы Господа Бога своими грехами и Он, всеблагой, премудрый и всемогущий наказывает нас бедствиями.

Слово Божие, которое обнимает большую часть истории человечества, повествуя о всеобщих бедствиях, всегда изображает их как наказание за всеобщую развращенность. Сам Бог торжественно объявляет, что Он посылает всеобщие бедствия за всеобщую развращенность. Что открыло безмерный источник вод, покрывших всю землю и погубивших все на ней живущее, кроме Ноя с семейством? Не всеобщая ли развращенность? Что низвело на грады Содом в Гоморру разрушительный огонь, истребивший эти грады со всеми их обитателями, так что даже место, где они были, обратилось в смрадное, заразительное мертвое море? Не противоестественные ли грехи нечистоты, которым Содом оставил свое имя? Что предавало израильтян в руки Филистимлян и Вавилонян? Не мерзость ли идолослужения? Что было причиной совершенного разрушения града Иерусалима и конечного рассеяния иудейского народа по всему миру? Не упорство ли иудеев, с каким они противились вере в Иисуса Христа? И мы согрешили перед Тобой, Господи, и Ты послал на нас бедствия, как вестников гнева твоего на нас. Но и среди гнева Ты милуешь нас, как Спаситель наш. Тяжкими бедствиями Ты говоришь нам: если не покаетесь, все так же погибнете (Лк. 13:3). Обратитесь ко Мне в плаче и рыдании; раздерите сердца ваши, а не ризы.

Но, слушатели, не последнее ли это средство, которое Господь Бог употребляет, чтобы возбудить в нас покаяние и обращение к Нему? Он бесконечно много сделал для нашего блага; Он принял нас в число искупленных; Он открыл нам Себя и закон Свой, указал все средства к исполнению его, но мы легкомысленно преступаем заповеди Его. Он часто призывал нас к покаянию, но мы не слушали Его проповедников. Теперь Он Сам проповедует через тяжкие бедствия покаяние и обращение к Нему.

Он со скорбью взирает на нас и тем более, что многие и Его проповеди не слушают. Он и теперь, если бы явился среди нас, сказал бы грешному человечеству то же, что некогда сказал грешному Иерусалиму: О, если бы и ты хотя в сей твой день узнал, что служит к миру твоему! Но это сокрыто ныне от глаз твоих (Лк. 19:42).

Не ожесточим, слушатели, сердец наших! Обратим внимание на тягость настоящего временя, как на наставника, который всякому из нас напоминает о грехах, испытаем жизнь свою: не преступили ли мы заповедей Господних? Имеем ли веpy, или не делаемся ли день ото дня равнодушнее к ней? Нет ли в нас пренебрежения постановлений Святой церкви, особенно касательно поста и молитвы? Всегда ли с благоговением произносим Святое имя Господа и не обращается ли нами имя Господа и слово Господа в предмет праздного разговора, или даже в предмет кощунства? Храним ли Господни праздники как должно? И не нарушаем ли их или работой, или суетным, нечестивым празднованием? Не подают ли родители соблазна детям, начальники – подчиненным? Не ослабляется ли послушание и почтение к родителям и начальникам и не оскорбляют ли дерзостью и буйством дети родителей, слуги господ, подчиненные властей? Мерзость плотской нечистоты не оскверняет ли души и тела? Не распространяется ли яд ее словами соблазнительными и сладострастными сочинениями? Не ослабляется ли уважение к высокому таинству брака? Не делается ли он предметом купли и страстей? Не расторгаются ли священные узы его пожеланием чуждым? Не убиваем ли клеветой честь и достоинство ближнего? Ложь, убивающая душу, по слову премудрого, не почитается ли многими необходимой и едва ли не добродетелью? Не наполняет ли душу гордое мнение о себе и презрительное мнение о ближнем? Пьянство не погубило ли самых прекрасных дарований? Корыстолюбие грубое или тонкое не обращается ли в науку и не провозглашается ли духом времени как достоинство в человеке? Мы ходим часто в храм, но не с гордой ли мыслью, что мы через это лучше других, вместо того, чтобы думать, что мы за тем идем в храм, что по своим грехам более других имеем нужду в благодати Божьей, здесь в обилии преподавающейся; или не входим ли в храм с сердцем полным ненависти и зависти к ближнему? Часто исповедуемся в грехах, но не остаемся ли теми же неисправившимися грешниками, какими были прежде? Увы! Мы не только не победили ни одной страсти, но даже не оставили ни одного худого помысла. Пусть каждый размыслит, не преступил ли он заповедей Господних? Не он ли виновен в тяжких бедствиях, постигающих ныне, ибо иногда преступление одного человека бывало причиной погибели многих, Ахан сделал святотатство и весь стан был наказан (Нав. 7:1). Замврий блудодействовал с Мадианитянками, и все Израильтяне подпали осуждению (3Цар. 16).

Припишем бедствия наши всего более нашим грехам. Скажем и мы в сердечном умилении слова мужественного Иова: ибо рука Божия коснулась меня (Иов. 19:21).

Господь Бог, посылая бедствия для наказания, вместе дает случай открыться и добродетели человеков. Так в настоящее время открывается обширное поприще для добродетели богатого и бедного. Богатого теперь самое время призывает к исполнению заповеди о благотворении. Воспользуйся ей, загладь грехи твои подаянием милостыни бедным, истаивающим от голода; отдай деньги свои в рост Богу, поверь Тому, Который поданное бедному приемлет всегда Себе и Сам благодарит за то. Сей порука достоин доверия. У Него сокровища лежат везде, в земле и в море. Он поставляет за честь с избытком воздавать за то, что сделано во имя Его бедному. А из всех бедствий, поучает Святой Василий Великий, (ч. 4. стр. 133–135) – голод есть самое тяжкое, смерть от голода самая мучительная смерть, она есть медленное мучение, продолжительное страдание, болезнь кроющаяся и гнездящаяся внутри, смерть всегда предстоящая и всегда замедляющая. Голод заставляет иногда преступать законы природы так, что матери съедали своих детей. Сам Господь сердечно жалеет о голодных: жаль мне народа сего (Мф. 15:32). Посему на последнем суде, где Он призывает к Себе праведных, первое место занимают милосердые и из них те, которые напитали алчущих, а скупой жестокосердый, отказывавший в пище, прежде других грешников предается огню (Матф. 25:34,35). Итак, разделяй, Христианин, свои избытки с бедным. Но если ты не имеешь многого, не усомнись уделять от малого. Хотя бы осталось у тебя пищи только на один день, но если у дверей твоих стоит умирающий от голода, то и последний хлеб вынеси, и держа его в руках обрати очи к небу и скажи от доброго сердца сии слова: вот у меня один хлеб, который видишь Ты, Господи; опасность явная, но я предпочитаю заповедь Твою самому себе и из последнего уделяю голодному брату моему. Подай Ты бедствующему рабу твоему. Я знаю Твою милость и уповаю на могущество Твое. Ты не отлагаешь благодеяний Твоих, но сыплешь дары Твои, когда Тебе угодно. Если так скажешь и сделаешь, то хлеб, отданный тобой в крайности, будет семенем, приносящим обильную жатву, породит богатый плод, соделается залогом пропитания и приобретет тебе великую милость. В подобных обстоятельствах была вдовица Сидонская и у тебя, как у нее, благодатью Божией чванец елея и водонос муки не оскудеет. Благость Божия, сугубо воздающая, подобна кладезям, в которых всегда черпают, но не вычерпывают никогда.

Не предавайся унынию, и ты бедный, который целый день или болеe не вкушал пищи и не знаешь, как прожить настоящий день, если ты находишься в сем храме. Возложи надежду на Бога. Ужели Он не видит твоей бедности, твоей горести? Ужели Он не силен даровать тебе пищу? Ты Ему оставлен, и Он твой помощник. По Его повелению иногда самые хищные птицы вопреки природе своей были стражами хлеба и мяса; львы постились во рве с Даниилом, а питатель его Аввакум принесен был Ангелами по воздуху, чтобы не умер праведник. Господь держит в руках пищу для тебя, но медлит ее дать тебе для того, чтобы испытать твою твердость и расположение души твоей. В горести души не кляни жестокосердого богача, но представляй Господу свои скорби, лишения и нужды с молением, чтобы Он обратил их в очищение грехов твоих и принял как жертву, кроме которой нечего принести тебе Богу; вспоминай чаще и чаще, что бедностью уподобляешься Господу Иисусу Христу, будучи богат, обнищал ради вас (2Кор. 8:9) и не имел где главу подклонить на земле, что святые и мудрые мужи сами избирали бедность, чтобы совершеннее уподобиться Сыну Божию и получили дар быть бедными уже после продолжительных и многих молений! Представляй себе те награды, которые Господь дарует за терпеливое перенесение нищеты – царство небесное и жизнь вечную. Видишь ли, бедный, как ты богат своей бедностью? Ты ей покупаешь небо, если до смерти пребудешь в терпении и уповании на Господа. А что значат настоящие скорби в сравнении с вечной славой?

Слушатели! Не станем отлагать еще покаяния нашего, но в сию минуту, не выходя из сего храма, дадим обет покаяния и деятельного исправления жизни; а делами милосердия станем приобретать милость Господа и здесь, во времени, и там, в вечности. Обратися ко мне, дом Израилев, и я не отвращу лица Моего от вас, глаголет нам Господь, ибо Я милостив и не вечно буду гневаться на вас.

Признай только беззаконие твое, что преступил перед Господом Богом твоим (Иер. 3:12,13). Аминь.

Беседа на день Святой Пасхи

Христос Воскресе!

Что значит: воскреснуть из мертвых? Марк. 9, 10.

Так спрашивали в удивлении, а может быть и в сомнении ученики Господа Иисуса, когда Он предвозвестил им о своем славном воскресении. Мы, не сомневаясь, но благоговея к величайшим тайнам, сокрытым и открытым в воскресении Господа нашего Иисуса Христа, спрашиваем, что есть воскресение из мертвых?

Предложим о сем наши размышления в сей день Воскресения Господня.

Воскресение из мертвых есть несомненное упование, что с разрушением тела не разрушится душа – существо благородное, возвышенное, способное знать Бога, желать высочайшего блага, стремиться к беспредельной красоте, не может разрушиться с разрушением темницы, в которой оно заключено, но сделается только еще свободнее. Здешнее несовершенное познание о Боге заменится некогда созерцанием – несовершенная добродетель приблизится к святости ангельской. Тот, который даровал душе неистребимую жажду блаженства, удовлетворит ее некогда из источника жизни, текущего от подножия престола Его. Так учит разум, и учит правильно. Но сии гадания и умозаключения разума не устоят в огне скорбей, искушений и страданий. Умер дорогой для нас человек. Когда он лежал перед нами с закрытыми глазами, которыми он некогда так приветливо, так отрадно смотрел на нас, с безмолвными устами, из которых лились для нас слова учения, искренности и любви, с холодными и окоченевшими руками, который так дружески сжимал наши руки, когда опускали гроб его в могилу и стучала упавшая, брошенная на него рукой нашей земля: то могли ли утешить нас мысли о различии тела и души, о назначении человека? Нет, мы оставались в тяжкой неизъяснимой скорби и тоске. При расстройстве и смятении сердца умозаключения и гадания разума были для нас то же, что слова больного грудью при шуме страшной бури. Мы не расслышали, не поняли их. Как и ожидать объяснения тайн невидимого мира от разума, который не знает хорошо даже видимого? Только сошедший с небес и создавший всех, в мощной деснице которого жизнь и смерть, только Он может сообщить откровение о жизни и смерти. И Он сделал это. Дивный свет воссиял для нас из гроба, из которого Он изшел, как жених из чертога и с креста, на котором Он был клятвой за нас. О дражайший крест! Ты орудие мучительной смерти для нашего Господа, но Ты и источник никогда неиссякающей жизни для нас. Ибо что, братия, заставило Господа нашего взойти на крест и предать себя на распятие? Для чего Он принял на себя и претерпел все человеческие страдания тела и души? Для чего Он истаивал и томился жаждой? Для чего вкусил смерть? Для того, чтобы, избавив нас от греха и проклятия, освободить от вечной смерти и соделать нас наследниками вечного блаженства. О сем скорбела душа Его, сего желало сердце Его, для сего проливалась кровь Его. Теперь мы имеем полную уверенность, что мы бессмертны.

Что значит: воскреснуть из мертвых? Еще повторяем невольно вопрос учеников. Спрашивали они Господа до воскресения, спрашивали и после сего события. Так спрашивала Мария, первая удостоившаяся явления воскресшего Господа и услышавшая из уст Его имя свое, и с чувством, которое легче понять, чем выразить, повергшаяся к стопам Его. Спрашивали два ученика, шедшие в Еммаус, в которых Его беседа произвела чудное горение сердца, и которые узнали Его в преломлении хлеба. Спрашивали Его единонадесять учеников, к которым Он взошел, дверям заключенным, с приветствием мира и просил от них угощения. Спрашивал Фома, когда вложил персты свои в ребра Его. Для чего еще спрашивать, когда сказал Господь более, нежели самые дерзновенные совопросники могли ожидать? Видимое око не может узреть тайны всемогущества Божия, возрождения к новой жизни через смерть. Но мы видим новую телесную жизнь в воскресшем Иисусе Христе. Как Иисус Христос воскрес, так и мы воскреснем. Когда мы, совлекшись сего грубого и тленного тела, облечемся в тело легкое, как огонь и свет, тогда мы будем летать с быстротой Ангелов. Cие мертвенное и земное тело есть семя, которое дает листья и плоды по наступлении новой, вечной весны, хотя много, много лет пролежит в земле. Может быть мы желали бы руководителя, который бы провел нас через страну мрака и смерти. Видите ли, братие, видите ли светлую лучезарную лестницу? Она начинается во гробе воскресшего Спасителя и оканчивается в небе. По ней прошел Иисус Христос, по ней влечет к себе всех своих. Он, глава, хочет соединиться со своими членами, пастырь с овцами, друг с друзьями, жених с невестой. Христианин! Сам Господь Иисус Христос поставляет тебя в царство света Своего. Ангелы Его на руках возьмут тебя; ты теперь жив силой Того, которого жизнь одна с твоей, и который говорит: жив Я и вы живы будете.

Что есть воскресение из мертвых?

Оно есть начало блаженнейшего состояния. У кого в здешней жизни нет скорбей, забот и страданий? Не проходит ни одного дня, в который бы не скорбели, не болели, не страдали; а нередко бывают такие дни, в которые мы бываем не рады жизни; но более всего нас тревожат и мучат грехи. При всем усилии освободиться от них, при всей бдительности и внимании к себе, они никогда не оставляют нас. Здесь никто и ничто не утешает нас; мы можем себе ждать утешений и отрады только на небе.

И так отверзетесь для вас жемчужные врата небесного Иерусалима, чтобы нам хотя издалече узреть великолепие града Божья. Мы наследники его и некогда будем обладать им, а теперь осмеливаемся говорить о нем, как о нашей собственности, по благодати Божией.

Там, где река, исходящая от престола Божия, изливает воды свои, чистые как кристалл, там, где по обеим берегам реки зеленеет древо жизни, листья которого для исцеления народов (Апок. 22:1,2), там обитают блаженные, наслаждаясь общением с Ангелами; они беседуют о глубочайших непостижимых и для горних сил тайнах Божественной мудрости. Блаженные протекают пространство творения теми взорами, которыми они познают дела Господа Бога, как сами от него познаны, созерцают видимое с невидимым, кажущееся нам противоречием они видят, как гармоническое целое. Самый любимый предмет их беседы есть Сын Божий и Его беспредельная любовь к падшим человекам. Крест, на котором Он умер, всегда перед глазами их, как знамение Сына Человеческого. Протекут тысячелетия и живущие в сем граде Божием будут еще удивляться, как они удостоились сего блаженства, несмотря на грехи, которыми оскорбляли Господа во время земной жизни, и душевное умиление и благодарность их к Спасителю будут изливаться в радостном славословии, которому станут вторить лики Ангелов.

Но одним из самых радостных и высоких ощущений граждан небесного Иерусалима будет то, что они находят себя свободными от греха, что живут и действуют по воле Божией так свободно, что это не составляет для них ни принуждения, ни жертвы, это для них сладчайшее утешение, жизнь, блаженство жизни.

Прошло назначенное время; земля сгорела в огне, совершился страшный суд, тело воскресло и прославлено, соединилось с душой своей в совершеннейшей гармонии; все друзья земные собрались вместе, ни в чем нет недостатка. Но блаженные, обращаясь к Спасителю, которого имеют всегда перед очами, говорят: «все сие, Господи, ничего не значит в сравнении с радостью созерцать Тебя». Все прочее можно и измерить, и выразить, сия же радость неизмерима. Душа, преисполненная сей милостью Господа, не находит выражений для изображения беспредельной благодарности к Господу Богу и безмолвствует.

О! Если бы Господь Бог сподобил всех вас некогда покоиться при источнике жизни под Его тенистыми древами и жить вместе с Ангелами! Но прежде нежели будем введены в это жилище, нам нужно явиться перед судом Христовым. Веруем ли мы так, как требует Господь, как учит святая Церковь? Поступаем ли мы так, как вера учит? Вопросы трудные; лгать и лицемерить нельзя – вся глубина души открыта, мысли и слова должны быть одно. Веруяй в мя, говорит Спаситель, не будет осужден; не веруяй уже осужден есть.

Веруем ли мы? Веруем только устами, а сердце наше далеко отстоит от Господа. Поступаем ли мы по вере нашей? Нет, нисколько не желаем жить по заповедям Спасителя и по установлениям Святой Церкви. Судия скажет тогда: не всякий, говорящий Мне: «Господи! Господи!», войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного (Мф. 7:21). Отыдите от Мене делающие беззаконие (ст. 23). Откуда? Оттуда, где протекает река жизни, где между древами веет дыхание Духа Божия, где поется вечное святое аллилуйя, и куда? В бездну мрака, наполненную мрачными чудовищами, которые будут терзать их во веки веков, и не дадут ни одной минуты для отдыха и отрады. Пусть этот страшный образ напомнит нам, что ни слава, ни богатство, ни честь не избавят нас от ада, если верой мы здесь не облеклись в заслуги Иисуса Христа, если мы здесь не умрем себе и не обновимся по образу Его, и, если вниманием к себе, неослабной бранью с врагами спасения и непрестанным подвигом в исполнении Закона Божия не приготовим себя к жизни загробной. И жаловаться ли нам на это? Ужели несправедливо от нас Господь требует, чтобы мы потрудились малое время жизни, чтобы вечно покоиться? Ужели несправедливо Он определил нам короткое время жаждать и алкать Его, чтобы вечно наслаждаться Им; короткое время плакать, чтобы вечно радоваться, короткое время носить со Христом крест наш, чтобы с Ним вечно царствовать? Можем ли уклоняться от умирания ветхому человеку, чтобы достигнуть вечной жизни? Нет, Господи, сокрушай, низлагай, умерщвляй меня ежедневно; я не ожидаю ничего себе здесь на земле, ожидаю только вечного блаженства на небе.

О! Если во время болезни нашей врач объявит нам, что уже не остается никакой надежды к нашему выздоровлению, то как мы это примем? Или если бы теперь какой–либо пророк Господа предстал перед нами и сказал: «устрой о доме твоем, ибо ты завтра умрешь», что тогда произойдет в нас? Какой же стыд нам, что внимаем воплям природы более, нежели гласу благодати Божией и боимся врагов уже сокрушенных Господом Иисусом. Для христианина жизнь и смерть должны быть совершенно безразличны; он каждую минуту должен быть готов предстать перед лицом своего Господа и Спасителя. Если бы Иисус Христос, вечная жизнь и воскресение, всегда близок был к вашему сердцу нашей верой и любовью, тогда бы и небо всегда было близко к нам. Ибо хотя мы, скажем с Св. Златоустом: оружия не обагряли кровью, не стояли в боевом строю, ран не получали, сражения не видали, но победу одержали. Брань Господня, а венец наш. Итак, поскольку и победа наша, то как воины воскликнем победную песнь, скажем во славу Воскресшего Господа Иисуса: поглощена смерть победою. Где ти смерте жало, где ти аде победа? (1Кор. 15:54–55) Аминь.

Слово На день рождения Благочестивейшего Государя Императора Александра Николаевича, в пяток Светлой Седьмицы

Христос Воскресе!

Велий Господь и хвален зело и величию Его несть конца. (Псал. 143:9).

Безмерны, непостижимы и неизреченны благодеяния Божьи к нам человекам. Он создал нас по образу и подобию Своему, непрестанно промышляет о нас и падших нас искупил и освятил, крестом своим отверз нам небо. Велики и неисчисленны благодушия Господа Бога и для нас, сыны России, в возвышении, хранении и прославлении нашего отечества через Государей наших. Чем, как не особенной милостью Божией к России мы должны признать и настоящий день, в который Господь Бог благоволит даровать Царю нашему жизнь для блага миллионов? Слава, благодарение и поклонение Тебе, Богу, благодетелю нашему, во веки веков.

Но мы, слушатели, обязаны почитать, славословить и любить Бога не только потому, что непрестанно изливает на нас Свои благодеяния, но и потому, что нет существа, которое было бы само по себе более достойно почитания, прославления я любви нашей, как Он. Велий Господь и хвален зело и величию Его несть конца. Сие бесконечное величие существа и совершенств божественных есть сильное и твердое для нас побуждение почитать и любить Бога. В настоящие светлые дни Пасхи и в сей день торжества отечества, когда духовная, чистая радость о Господе 6олее обыкновенного делает нас способными к высокому созерцанию, остановим наше внимание на сем важном предмете.

Бог есть неизмеримая пучина вечных совершенств, не имеющая ни начала, ни конца. Он есть полнота всякой жизни. Он не ограничивается никаким пространством, вся обширная, неизмеримая вселенная в сравнении с Ним есть то же, что малая капля воды с безмерным океаном, даже это сравнение крайне несовершенно, ибо между конечным и бесконечным не может быть сравнения.

Бог есть не созданное и беспредельное существо; по сему Он имеет жизнь и все совершенства во всей их бесконечной полноте и красоте. Все что на небе и на земле называется прекрасным и совершенным, есть только тень, отблеск, малый луч Его красоты, и в сравнении с несозданной красотой есть тоже, что мрачная ночь перед ясным днем. «Он есть свет, говорит Св. Григорий Богослов, и свет высочайший, так, что всякий другой свет, сколько бы ни казался осияивающим, есть только малая его струя или рассеивающийся отблеск» (Твор. Св. Отцов ч. 3–я, стр. 146). Он один мог дать и дает всему жизнь, дыхание и все. Небо со своими звездами, царство славы со всеми жителями, земля со всем, что наполняет ее, все существа, как бесчувственные и неразумные, так и одаренные разумом и свободой, воззваны из ничтожества Его всемогуществом. И если Он восхочет, то по одному мановению воли Его, все твари исчезнут и обратятся в ничто.

Бог, бесконечное существо, есть и всеведущ. Он, который мог сотворить и не сотворить мир, видит вечно перед собой все существа действительные и возможные. Перед Ним времена, которые мы называем настоящим, прошедшим и будущим, суть только одно настоящее. Он видит от вечности все, что было, есть и будет; Он управляет временами по своей бесконечной премудрости, но не стесняя ни мало свободы разумных существ. Он вполне их созерцает, как вообще всю вселенную, так и каждое существо, каждую вещь в ней, как бы они ни были малы. Ему так же легко управлять миром, как легко было создать его. Он создавший каждое ухо и образовавший каждое око, видит о слышит все, что делается на небе и на земле, и во всем мире; ибо ничего не может произойти без Его содействия или попущения. Бесконечная премудрость Его печется о последнем черве и о первом Серафиме, – все держится Его силой, каждый цветок, каждое насекомое образовано Его бесконечным искусством, все управляется Его всемогуществом, премудростью и благостью, которых созерцание не может не погружать нас в благоговейное, глубочайшее удивление. В нем совмещаются качества, которые нам кажутся несовместными. Так, Он не заключен ни в каком месте, и находится во всех местах, невидим и видит всех, всегда делает и вечно покоится, все собой наполняет и ни с чем не смешивается.

Бог имеет все совершенства, следовательно, Он бесконечно свят. По существу, своему Он может любить только добро, а добро есть только то, что отражает в себе совершенства Его. Противное бесконечным Его совершенствам никогда не может быть Ему угодным; Бог всегда отвращается от греха. Так, обращаясь к Нему, говорит царственный певец Израилев: ибо Ты Бог, не любящий беззакония; у Тебя не водворится злой; нечестивые не пребудут пред очами Твоими: Ты ненавидишь всех, делающих беззаконие (Псал. 5:5,6). По сему Он удалил от лица своего даже светлых Ангелов, когда они пали в грех, и человека, доколе сей пребывает во грехе, лишает своей благодати и милости.

Хотя и бесконечно расстояние между Богом и его тварями, но Он в Ветхом Завете повелел: будьте предо Мною святы, ибо Я свят Господь Бог ваш (Лев. 20:26). То же говорит в Новом Завете Сын Божий: итак, будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный (Мф. 5:48). Итак, напрасно люди в надежде на бесконечную любовь в благость продолжают грешить; ни одно свойство божественное не может быть отделено одно от другого; всемогущество, премудрость, благость, любовь, святость и правда в Боге суть едино и находятся в совершенном согласии между собой.

Вот некоторые черты бесконечного образа триединого Божества, сколько через созерцание видимых вещей может возвыситься до невидимого. Ибо конечная тварь никогда не может вполне постигнуть бесконечного в самом себе. Сие непостижимое величие Божества предызображено для нас теми Серафимами, которых Пророк Исайя видел окрест Господа, сидящего на престоле превознесенном: из них каждый имел шесть крыл; двумя крылами они летали, двумя покрывали ноги свои, двумя лица свои от страха неприступной славы Его. Не должно ли отсюда заключить, что сии горние умы, занимавшие первые места на небе, существа самые близкие к Богу, не могут понять Божества, хотя и созерцают оное и красоту Его. Так те, которые стоят на берегу океана, хотя действительно видят его, но их взоры не могут обнять всей безмерности его. Бог выше понятия и разумения всех конечных существ. Это есть тот мрак, о котором говорит псалмопевец: И мрак сделал покровом Своим (Псал. 17:12) или как Апостол яснее выражает сие: Бог обитает в неприступном свете (1Тим. 6:16). Как нельзя смотреть на солнце, когда оно сияет во всем блеске, потому, что взор не может вынести его сияния, так мы не можем постигнуть Бога по ограниченности и слабости ума нашего. Желающий познать Бога, до какой бы высокой степени познания не достиг, должен всегда со смирением сознаться, что ему остается пройти еще беспредельное пространство ведения, что область неведомого им бесконечно обширнеe всего того, что он мог узнать. И посему мы ничем не можем лучше выразить нашего благоговения перед бесконечными Божественными совершенствами, как пребывая в благоговейном безмолвии от удивления к ним, или смиренно исповедуя, что ни одно сотворенное существо не может понять Божественного естества, что бытие Божества бесконечно выше всякого бытия, Его всемогущество бесконечно выше всякого величия: Велий Господь и хвален зело и величию Его несть конца.

Так велики, но непостижимы и неизреченны совершенства Господа Бога! Если бы сердце человеческое было способно к бесконечной любви и к бесконечному благоговению, то они по праву должны принадлежать Богу. Ибо чем выше достоинство лица, тем выше должно быть воздаваемо ему почитание. Бог есть существо бесконечное, по сему Он достоин почитания и благоговения бесконечного. Если мы обязаны почитать и любить Царя, уже по одному благоговению к высокому званию его, то сколько более мы должны почитать и любить Царя и Господа, который, как говорит Св. Иоанн Богослов, имеет на ризе и на стегне имя написано: Царь Царем и Господь Господем (Апок. 19:16)? И кого может любить тот, который не будет любить сию высочайшую красоту? Кого может бояться тот, который не боится сего беспредельного величия? Кому станет повиноваться тот, который не хочет повиноваться Господу всяческих? Не для того ли нам дано сердце, чтобы любить высочайшее благо; а если Бог есть высочайшее благо, то как же нашему сердцу не возлюбить Его? Что может быть хуже и преступнее со стороны человека, как предпочитать что–либо земное Господу Богу? И, однако, мы не гораздо ли более любим служить своим прихотям, желаниям и худым привычкам, суетным обычаям и страстям, нежели Господу Богу? Не видим ли непрестанно таких людей, которые для плотского наслаждения, для суетной чести и низкой корысти оскорбляют сию высочайшую святость?

Крайняя слепота! Бесчувственность непростительная! Каких казней не должен ожидать тот, кто имеет дерзость оскорбить Господа, Которого величию нет конца?

Господи и Творчи наш, Боже, вечная любовь, Отче милосердия и щедрот! Влей в нас любовь к Тебе, да будет она душой всей нашей жизни; да проникнет она все мысли, желания и чувства наши; да очищает она наши сердца от всех земных привязанностей и да воспламеняет в нас живое стремление во всех делах наших благоугождать Тебе единому. Аминь.

Слово на день Вознесения Господня (1839 года Мая 4–го дня)

И, когда благословлял их, стал отдаляться от них и возноситься на небо. Они поклонились Ему и возвратились в Иерусалим с великою радостью. (Лк. 24:51–52)

Господь Иисус Христос, совершив на земле дело искупления человечества, ныне вознесся во славе на небо. Небеса уготовали престол Ему, а облака восхождение. Бог Отец, восседит на облаке легком (Ис. 19:1), послал облако и своему возлюбленному Сыну. Никакой ум, даже Ангельский, не может постигнуть, с какой неизреченной радостью Бог Отец встречает Сына Своего Единородного, облеченного в одежду заслуг, искропленную Его Пречистой кровью и посаждает Его с собой на Престоле славы. Дух Святой повелевает силам небесным: Возмите врата, князи, ваша, т. е. повелевает, чтобы они сретили, служили и поклонялись человечеству в лице Иисуса Христа обоженному. И они удивляются и ужасаются, видя естество человеческое превыше себя на Престоле Божества.

Настоящий праздник Вознесения есть исполнение всех праздников, ибо Вознесение есть окончательное событие в жизни Иисуса Христа. Оно тесно связано со всей Его жизнью учением и воскресением; оно явление силы Его на верующих в Него.

Земная жизнь Иисуса Христа была жизнью крайнего уничижения. О! В какую бездну уничижения благоволило низойти Его Божественное величие за вашу гордость, по которой мы в лице прародителей захотели быть яко боги! Оскорбленный нами Бог уничижил себя до нас, чтобы извлечь нас из глубины нашего падения. Он, по выражению Св. Апостола, не Ангелов восприемлет Он, но восприемлет семя Авраамово (Евр. 2:16). Он облекся в естество человеческое, умалил себя (Филип. 2:7) и стал подобным человеку; послушлив был даже до смерти, смерти же крестной и потом нисшел во гроб, как все чада Адама. Также, присовокупляет Апостол, заметим связь этих понятий, и Бог Его превознесе. Сам Иисус Христос возвестил, что сие уничижение было для него путем к славе: надлежало пострадать Христу и войти в славу Свою (Лк. 24:26,46).

Когда он достиг сей славы, великие чудеса Им совершенные, конечно, свидетельствовали о Его силе и Его Божестве. Но сия сила, сие Божество, находясь под завесой плоти скрывались от взора человеческого. Самые ближайшие ученики Его не только видевшие, но осязавшие в нем (1Ин. 1:1) Слово жизни, не знали вполне, какая слава принадлежит их учителю.

Конечно, воскресение Иисуса Христа было торжественным свидетельством Его Божества и славным торжеством человечества; здесь Он, как победитель греха, смерти и ада, явился Господом славы. Но воскресение не было окончательным явлением Его славы. Сошествием своим во ад Он явил победоносную силу и торжествующую славу креста своего духам тьмы и духам содержимым во аде, а воскресением – людям, на земле живущим. Надлежало, через вознесение явить свою славу Ангелам и душам Святых, торжествующих с Ангелами, и принять от Отца ту славу, которую имел у него прежде сложения мира. «Кто недавно, говорит Св. Афанасий Александрийский, судим был Пилатом, тот теперь восседает на небе, как Судия вселенной. Тот, которого осмеивал Иуда, сидит на Херувимах одесную Отца, воспеваемый сонмом Ангелов; чья глава была увенчана иудейским тернием, тот покрывается диадемой Божественного величия. То, что Давид в песнях своих желал увидеть, сбылось: сказал Господь Господу моему: седи одесную Меня, доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих (Псал. 109:1).

Главные события жизни Иисуса Христа можно представить под четырьмя лицами Херувима, виденного Пророком Иезекиилем (Гл. 1). В воплощении Иисуса Христа видим лицо человека, в страдании и смерти лицо тельца, ибо Иисус Христос был заклан и принесен в жертву, как телец упитанный; в воскресении видно лицо льва, ибо Иисус Христос, как лев от Иуды, царским рыканьем своим возбудив себя от смерти, умертвил смерть; в вознесении лицо орла, ибо в вознесении Иисус Христос как орел возлетел с земли на небо. Таким образом вознесение Иисуса Христа есть торжественное явление славы Его, которая скрывалась в глубоком уничижении.

Славная сила вознесения Господа нашего Иисуса Христа прежде всего открылась на Св. Апостолах.

Наступило время, когда ученики Иисуса Христа должны проповедать Евангелие всему миру и на положенном уже основании устроить церковь Христову. Но в каком состоянии были сии будущие вселенские проповедники Евангелия, знаменитые столпы церкви? Слова Иисуса Христа об Его страданиях и смерти казались для них частью жестокими, частью невероятными; себя самих они не готовили к скорби и страданию, которые завещал им Господь; даже в сам день воскресения Иисуса Христа первые их чувства были изумление, страх и трепет; посему они скрывались от иудеев за запертыми дверями. Но когда Иисус Христос вознесся на небо, они исполнились великой радостью (Лк. 24:52). Они поняли свое назначение достигать царства небесного многими скорбями и воодушевились мужественной решимостью переносить все скорби и бедствия ради Господа Иисуса Христа. Правда, эта решимость утверждена в них Духом Святым, сошедшим на них, но они не стали бы ожидать Духа Святого, если бы не видели вознесения Иисуса Христа. Сами дары Святого Духа суть плод ходатайства и сила Господа Иисуса, вознесшегося на небо. Апостолы сами возвещают, что они, быв вменяемы яко овцы заколения, побеждали только силой Иисуса Христа, Он и одесную Бога, Он и ходатайствует за нас (Рим. 8:34,36).

Сия сила вознесения Иисуса Христа, излившаяся на Апостолов, не останавливается только на них, но распространяется на верующих всех стран и веков и на всю жизнь христианскую. Целость же жизни христианской слагается, по Апостолу, из веры, надежды и любви.

Вознесение Иисуса Христа утверждает веру. Пророк Аввакум говорит: воздвижеся солнце, и луна ста в чине своем (Авв. 3:11). Сии слова Григорий Великий изъясняет так: «что пророк разумеет под именем солнца, как не Христа, а под именем луны, как не церковь? Ибо доколе не вознесся Христос, церковь страшилась всех затруднений. Но, утвердившись Его вознесением, открыто проповедует то, чему веровала в тайне. Итак, по вознесении солнца правды, луна или церковь стала в чине, в блеске своем, во свете твердости веры. Ибо как солнце, чем далее находится от луны, тем больший изливает на нее свет и прямее освещает ее (ибо луна во время ущерба ближе к солнцу, нежели во время полнолуния). Когда солнце Христос был соединен с луной–церковью, тогда не так полный свет изливал на луну, но как скоро отошел далее от нее, то соделалось, как бы полнолуние веры от обилия света Христова в церкви». И еще: «чем выше поднимается солнце, тем теплее лучи оного, тем большее пространство им освещается; так Христос в своем вознесении озаряет всю вселенною лучами благодати Своей».

По вознесении Иисуса Христа какая уверенность исполняет сердце верующего христианина? Может ли он теперь сомневаться, что Иисус Христос есть не человек только, но и Бог истинный, воплотившееся Слово вечное и искупитель мира? Можно ли сомневаться в божественности учения Его, и всего того, что Он возвестил о Боге и о вечном спасении людей? Можно ли не быть уверенным, что созданная им церковь никакими усилиями ада не поколеблется, но пребудет всегда непоколебима и непогрешительна? Можно ли сомневаться, что в ней никогда не оскудеют благодатные дары Его, когда Он, возносясь на небо, Сам сказал: Се Aз с вами есмь до скончания века? Какое твердое уверение в бессмертии души и в воскресении тел, когда в Иисусе Христе обитает вся полнота Божества телесно, когда в лице Его человеческое естество, неслитно, неизменно, нераздельно, неразлучно соединенное с божеством, сидит одесную Бога Отца на престоле славы Божества?

Вознесение дает силу упованию и любви. Здесь верующие в Иисуса Христа находятся в уничижении, в презрении, в гонениях, в страданиях. Но может ли быть состояние людей более трудное и уничиженное, нежели того, в каком был Иисус Христос, обремененный бесчестием, поношением, страждущий, умерший, погребенный в гробе, к коему был привален великий камень, запечатанный и стрегомый его врагами? И, однако Он воскрес и вознесся на небо, где царствует: а враги Его сделались подножием ног Его.

Христианин! Не страшись скорбей, жива глава твоя, – жив и ты; где Он – там и ты будешь. Иисус Христос своей смертью уничтожил всякое средостение, разделявшее человека от неба. Он великий Архиерей, прошедший небеса, спасти до конца может приходящих через него к Богу, всегда жив сый, во еже ходатайствовати о них. Такова имамы Первосвященника, иже седе одесную престола величества на небесех, вниде единою во святая, вечное искупление обретый (Евр. 7:25, 8:1, 9:12). Да держим исповедание упования неуклонно, верен бо есть обещавый (Евр. 10:25). Будем чаще возвышать наши взоры к величию нашей главы и мирны пребудем среди ужасов, спокойны среди страха и утешены среди страданий. Сей верховный первосвященник милостив. Он знает все твои борения, все твои слабости также, как и искушения, ибо Он испытал их прежде тебя. Он непрестанно ходатайствует за тебя перед Отцом небесным. Еще более, – Его жизнь – твоя жизнь, как жизнь главы есть жизнь членов. Его не победила смерть, и тебя не победит. Внимай сему отрадному гласу: Аз живу, и вы живы будете (Ин. 14:19). Куда теперь должны быть устремлены взоры и мысли наши, как не на небо, где Христос, жизнь и упование жизни вашей? Кто из искупленных им отвратит взоры свои от неба к плотским похотям? Кто не постыдится так унижать себя? От чего же мы так редко бываем в общении с небом? Но в этом общении наше освящение и утешение. Итак, если вы воскресли со Христом, то ищите горнего, где Христос сидит одесную Бога (Кол. 3:1). О чем же мы думаем? Желаем ли мы быть причастниками славы Господа нашего в царстве славы? Если же желаем, то почему наша жизнь так мало согласна с Его заповедями? Для чего так мало Иисус обладает нашим сердцем? Ужели мы забыли: ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше (Матф. 6:21). Наше сокровище на небе, следовательно, и мы должны быть на небе; души истинно любящие Господа Иисуса ничего так не желают, как поскорее разрешиться от здешней жизни, чтобы вступить в обладание сокровищем, уготованным им. Кто нас осудит, когда сам Бог венчает, когда Христос за нас заклан, а по заклании за нас ходатайствует? Христос Иисус умерый, паче же и воскресый, иже и есть одесную Бога, иже и ходатайствует о нас. Он ходатайствует о нас единственно для того, чтобы показать любовь свою к нам, «Ибо, говорит Св. Златоуст, когда Он есть жизнь, источник всех благ, единосущен Отцу, воскрешает мертвых и живых и все прочее делает: нужно ли Ему ходатайствовать для оказания нам помощи? Кто лишенных и осужденных освободил от осуждения собственной властью, соделал праведными и сынами, кто возводит их на высочайшую степень чести, приводит в исполнение то, чего и ожидать было невозможно; тому, по совершении всего этого, по возведении естества нашего на царский престол, нужно ли было ходатайствовать о том, что легче? Примечаешь ли, как все служит доказательством, что словом: ходатайствует Апостол старался выразить не иное что, как горячность и силу любви Христовой к нам» (на Рим. 8:34).

Любящих Господа Иисуса ничто мирское не привлекает к себе, сладости и утешения мира им горьки; продолжительность настоящей жизни они считают лишением, наказанием, они жаждут скорее соединиться с Господом Иисусом Христом. Как скоро Апостолы услышали от Ангелов: Сей Иисус, вознесшийся от вас на небо, придет таким же образом, как вы видели Его восходящим на небо (Деян. 1:11), возвратились с радостью великой; так и все души, любящие Иисуса, ждут радостно второго пришествия Его, страшного для нелюбящих Его. Ей, гряди, Господи Иисусе! (Апок. 22:20).

Настоящее наше собеседование заключим наставлением Св. Кирилла Иерусалимского: «Сам Бог всего, Отец Христа и Господь Иисус Христос, сшедший и восшедший и сидящий вместе с Отцом, да хранит души наши и да соблюдет непоколебимой и твердой надежду нашу на воскресшего, да воскресит нас от смертоносных грехов наших и сподобит пренебесного своего дара, да удостоит нас быть восхищенными на облацех в сретение Господне на воздухе (1Солун. 4:17) во время благоприятное; и доколе не настанет сие время предуставленного и славного второго Его пришествия, да напишет имена всех нас в книге живых, и написав никогда да не изгладит. Да сподобит же всех нас уверовать в воскресшего и принять вознесшегося и паки грядущего, сидящего на высоте и вместе находящегося здесь с нами, который видит образ и твердость веры в каждом» (Оглас. поуч. 14). Аминь.

Слово на день Пятидесятницы (1848 г. Мая 30 дня)

Я умолю Отца, и даст вам другого Утешителя, да пребудет с вами во век, Духа истины, Которого мир не может принять, потому что не видит Его и не знает Его; а вы знаете Его, ибо Он с вами пребывает и в вас будет. (Иоан. 14:16–17)

Ныне исполнилось сие славное обетование Господа, данное Апостолам в последние дни земной жизни Его. Дух Святой снизошел и излился на Св. Апостолов в обилии даров своих, и умы их в полном свете стали созерцать небесные истины и тайны царствия Божия, которые они призваны возвещать всему миру; они одушевились мужеством небоязненно исповедовать Христа распятого перед лицом всего Израиля и всех языческих народов, перед Царями и сильными земли. Дух Святой помазал Апостолов елеем радости так, что они среди несчастий, скорбей, в алчбе и жажде, в бедности и наготе, среди гонений и мучений ощущали блаженство, неведомое миру; Он воспламенил их огнем ревности, которой одушевляемые, они окрылатели как орлы и, не утруждаясь, потекли по всему миру возвышать Евангелие.

Таковы действия Святого Духа, которого Сын Божий ниспослал от Отца для просвещения, укрепления и утешения не только Апостолов, но и каждого верующего и всей церкви. Ибо Дух Святой есть Дух истины и дух освящения. О сих действиях Духа Святого мы ныне будем беседовать с вами, слушатели.

Ты же, Душе Святый, Душе истины и благодати! Озари наш ум и даруй нам слово для назидания верующих в Тебя, собравшихся ныне во имя Твое, да воспламенятся сердца их Твоей любовью, и они собственным опытом дознают действия Твоей благодати.

Дух Святый, как Дух истины, просвещает наш ум, врачует и избавляет его от слепоты в вещах Божественных. Вечно слепым остается тот человек, который следует духу мира, ибо чему учит дух сей? Тому, что льстит чувственности, что приятно самолюбию, чего домогается своекорыстие и гордость, чем воспламеняется похоть плоти и питаются страсти человека.

Напротив, есть другое учение, которому противится плоть и кровь, и от которого отвращается наша растленная природа. Это учение о том, чтобы отвергнуться себя самого, взять крест свой, распять плоть свою, быть нищим духом и гонимым ради царствия Божия, идти узким и тесным путем, учение о вечной правде, об аде, о необходимости покаяния и о подобном сему, – оно противно плотскому человеку, и мы, по природе, не имеем ни желания принять сие учение, ни силы последовать ему. Если же есть некоторые принявшие его и твердо верующие в него, то это действие Духа Святого, которого Иисус Христос послал для того, чтобы Он обличал мир о грехах, о правде, о суде.

Сие учение не приходило на ум ни одному мудрецу мира; оно для иудеев есть соблазн, а для эллинов безумие; князь тьмы силится подавить его всеми темными силами своими. Господь Иисус Христос принес его с неба и возвестил миру через своих Апостолов. Сии люди бедные, не знатные, не ученые проповедали Евангелие Христово, и оно, принятое народами, породило бесчисленное множество Святых человеков и теперь все еще распространяется по всем странам мира и будет распространяться до конца времен.

О! Если бы Дух Святой не содействовал Апостолам, то как они могли бы исправить мир, лежащий во зле и находящийся во тьме и сени смертней, тогда как в мире богатства, похоть плоти и все льстящее гордости и суетности считаются высшим благом жизни? Что могли бы сделать через свою проповедь и пастыри церкви, если бы благодать Божия не оживляла их проповеди? Только Святой Дух отверзает сердце к принятию спасительного учения, только он дарует познание и ведение высочайших, труднейших и духовнейших истин, только его сила утверждает в сердце человека веру в Божество распятого Спасителя, которого крест и поношение для гордых и мудрых века сего есть безумие, и которого страшится развращенное сердце, потому, что в сем Евангельском учении представляется людям как в зеркале: нравственное развращение, безобразие и виновность их и вместе естественное бессилие исполнить закон Божий и получить вечное блаженство.

Однако, как ни тяжка для грешника сия проповедь, но, если она часто будет касаться слуха его, он не может не убедиться в необходимости обращения своего, не может не вздохнуть о своем бедствии, в которое погрузился через преступную жизнь и, не смотря на вопли развращенного сердца, не может не почувствовать желания примириться с Богом. Это веяние Духа Святого.

Злой дух, которого священное писание называет князем века сего и князем тьмы, непрестанно старается о том, чтобы воспрепятствовать прославлению Иисуса Христа в душах; распространяет ложь, заблуждения и лицемерие между христианами, производит ложные обращения и блестящие внешние добродетели, так что люди обольщаются сами собой и думают, что они будто бы имеют Духа Божия, тогда как сердце их есть жилище нечистых духов. Сам ты посли в сердца их изощренные стрелы Твои, сильне! Порази, пронзи души сих мнимых праведников! А Дух Божий не оставляет и сих ложных христиан. Сколько бы они ни услаждались собой, он через голос совести обличает их и посылает свет свой, чтобы показать им отвратительное безобразие души и развращенность сердца, и они не могут не видеть, что все здание их добродетелей есть суетный труд, и что они для достижения блаженства должны идти совсем иным путем.

В училище Божественного Духа есть ученики выучившиеся и невыучившиеся. Последние никогда не доходят до ясного и полного познания истины. Это по их собственной вине. Они более внимают шумному воплю страстей, нежели тихому гласу Святого Духа. Кто отвращает свои очи от света, тот не хочет видеть его. Но кто любит свет и внимает внушениям Духа Божия, тот не уязвится стрелами неверия и не поколеблется от всех противоречий и возражений развращенной природы, потому, что небесный свет производит в нем убеждение все более и более возрастающее, и вечные истины делаются для него ясными. Так как сам Бог научает его, то он неколебимо стоит в вере, хотя бы все отпали от нее.

Дух Святой есть не только Дух истины, но в Дух освящения. Ему свойственно очищать и освещать все души, не противящиеся действиям его благодати. Он при сошествии на Апостолов избрал огонь своим чувственным знамением, конечно, и потому, что огонь по своей природе и светит, и очищает, и своей теплотой оживляет и оплодотворяет силы и жизнь в телесной природе.

Когда свет Духа Божия озарит душу, тогда она поражается страхом суда Божия и наказаний, неизбежных для нераскаянных грешников. Тогда она начинает сознавать свое бессилие к добру, ощущать угрызения совести и даже ненавидеть себя вопреки внушениям самолюбия; начинает чувствовать отвращение от своего греховного состояния, принимает решимость впредь никогда не грешить; начинает обращать внимание на все движения сердца, воздыхать о помощи свыше. Это первые действия благодати Святого Духа; и блаженны мы, если не воспрепятствуем сим действиям, они приведут нас к совершенному обращению.

В начале своего обращения у человека еще много несовершенств; добрые дела его еще не освобождены от многих недостатков; взор его не всегда чист; ревность не довольно пламенна; но только бы он пребыл верным благодати призывающей, – силой Духа Божия он болеe и более будет укрепляться. Тогда родится скоро готовность на всякие жертвы для вечного спасения; мужество среди искушений будет все крепче и крепче; решимость удаляться от тяжких грехов будет все тверже и тверже, сам вкус к божественному все чище и чище, и благодать Духа Святого будет проникать в сердце все глубже и глубже.

Но Дух Святой совершает дело освящения не без нашего содействия. Если мы желаем достигнуть истинного обращения сердца и исправления своей жизни, то должны воспользоваться благодатными средствами, которые Дух Святой положил в церкви своей, пребывать в молитвенном подвижническом труде, по чину и уставу Св. Церкви, и не осмеливаться предписывать Божественному Духу, как Он должен действовать на нас; ибо Он дышит, как говорит Спаситель, где хочет и как хочет (Иоан. 3:8). Его действия подобны то тихому отрадному дыханию, которое едва касается души, однако же движет ее на путь спасения, то сильному бурному ветру, который устрашает требованиями закона и угрызениями совести. Иногда мы не сознаем ясно действия Духа Божия внутри нашего сердца; иногда Он ощутительно вливает в нас сладостные чувства любви, через которые сильно влечет нас к Богу и к вечному нашему спасению. Иногда сердце наше исполняется радостью и упованием в ожидании блаженства будущего; иногда оно сокрушается скорбью и болезнью. Иногда даже благочестивые души жалуются, что не находят в себе следов присутствия Духа Божия, не имеют благоговения во время молитв и расположения к чтению или слышанию слова Божия, и не чувствуют мира и спокойствия в своем сердце, но между тем они не противятся Духу Святому и не уклоняются от пути заповедей Божьих. Братия! Отсутствие сладости и утешения в душе христианина не всегда есть признак того, что чужда она общения с Духом Божьим точно так, как нельзя сказать, что дерево повреждено и не имеет соков, когда оно во время зимы не зеленеет и не цветет. Самые великие Святые часто иногда и очень долго находились в безотрадном, безутешном состоянии, как например Антоний Великий. Для чего же это? Дух через это хочет только вразумить нас, что мы сами по себе ничего не значим и наставить, чтобы дела нашего обращения и спасения мы не приписывали собственным силам.

Доколе человек твердо и несомненно верует откровению Божию, доколе он в силе сей веры идет по пути заповедей Божьих, хотя и медленно, доколе тщательно хранит себя и от малых грехов, доколе борется с греховными навыками и лучше соглашается умереть, чем оскорбить Бога одним тяжким грехом, доколе он с детской доверенностью обращается к Богу и стремится к Нему, до тех пор Дух Святой обитает в его душе, хотя бы иногда человек и не ощущал сего. Ибо сие самое стремление к Богу есть сокровенное действие Духа Святого и приходит от Бога и ведет к нему.

Через частое размышление о жизни и страданиях Иисуса Христа и обетованиях Его, через поучение в слове Божием, через постоянное внимание к себе самим, через благочестивую беседу с просвещенными и истинными рабами Божьими, через непрестанное усилие и принуждение себя делать добрые дела, воспитывать в сердце чувства благоговения, с надлежащим приготовлением к принятию таинств церкви и через пламенную молитву, мы достигнем того, что Дух Божий будет обитать не только в нашем сердце, но и даст нам извещение о своем присутствии в чувствовании небесных, Божественных утешений и сладостей.

Для приобретения и сохранения сей благодати мы должны трудиться и подвизаться во всю нашу жизнь, ибо нет большей чести ни в сем, ни в будущем мире, как быть живым храмом Духа Святого. А Он обитает только в таких сердцах, которые любит. И кто изобразит блаженство быть возлюбленным чадом Несозданного, Неизмеримого, Бесконечно–Премудрого, Всемогущего Бога, вечной любви и благости! Перед сим блаженством исчезает, как тень, все величие и вся слава мира.

Душе Святый! От Отца исходящий и в Сыне почивающий, сошедший на Апостолов в виде огненных языков, прииди ныне и вселись, и положи в нас все семь даров Твоих! Прииди подобно дыханию бурному, чтобы пробудить нас грешных от сна; прииди в виде огненных языков, чтобы очистить, переплавить наше сердце и воспламенить его любовью к Тебе. Прииди источник живой воды и излейся в наши души, чтобы они принесли плоды добрых дел! Прииди, Душе Святый, просвети нас, чтобы мы не уклонялись от пути, ведущего к Тебе, Богу нашему! Отреши нас от всякой привязанности к земному и тленному; веди нас и управляй нами, сокруши наши ожесточенные сердца и даруй нам непрестанно пребывать в истинном благочестии, быть ревнителями добрых дел, непобедимыми в искушениях, твердыми в несчастиях, ежедневно возрастать в Твоей Святой любви и наконец, введи нас в небесный град Иерусалим, чтобы нам любить и славить Тебя с Отцом и Сыном во веки веков. Аминь.

Cлово на день сошествия Святого Духа 1849 года Мая 23 дня

Ибо благодатью вы спасены через веру, и сие не от вас, Божий дар (Еф. 2:8)

Вся Пресвятая Троица хочет спасения нашего. Бог Отец для спасения рода человеческого послал в мир Единородного Сына своего Господа нашего Иисуса Христа; Сын Божий воплотился, пострадал, умер и воскрес за нас и для нашего спасения; Дух Святой усвояет людям заслуги Сына Божия, приобретенные страданием и смертью Его и совершает спасение каждого человека.

Мы часто молим Святого Духа: прииди и вселися в ны и очисти ны от всякия скверны и спаси, Блаже, души наша.

Ныне, празднуя торжественное сошествие Святого Духа на Апостолов и всю церковь, обратим наше внимание на то и, следуя указанию слова Божия и опытных богомудрых Св. Отцов Церкви, посильно укажем, как совершается благодатью Божией спасение.

Сколь ни глубоко бы человек погрузился в бездне греха, Господь Бог знает, как спасти грешника. Он избирает благоприятные минуты и дает душе услышать свой глас, призывающий к спасению. И как только глас Его касается души, то разум грешника просвещается, память раскрывает перед ним рукописание всех грехов его жизни, душа сама и созерцающая, и предмет созерцания, обличаемая своими собственными делами, предстоит перед собственным судилищем. Взволновалась внутри меня душа моя, говорит Пророк (Псал. 41:6); устоит ли грешник перед лицом своей совести без смущения, без трепета? Нет, он видит как он далек от Бога, как близок к погибели, и все существо его приходит в трепет и сокрушение. Благодать Божия на первый раз обращает все внимание грешника на грехи его, чтобы привести в сокрушение и смирить его. Грешник в начале своего обращения еще не чувствует всей тяжести своей болезни и трудности врачевания; даже ему кажется легким подвиг исправления себя. Скоро изменит он свои мысли, когда вступит в подвиг. Как телесное рождение соединяется с тяжкими болезнями для рождающей, так и духовное рождение не может совершиться без особенной боли; все чувства немедленно восстают против святого намерения покорить их разуму и вере, жалуются на строгость требований; обращающийся видит, что разум его слишком слеп, сердце слишком пристрастно к земному, воля слишком слаба, что постыдные образы греха неизгладимо носятся в воображении, и они снова вторгаются в душу, как человек не усиливается отрешиться от них; память тревожится воспоминаниями о сделанных им худых делах, которые ходят в след души; каждое телесное чувство есть окно, через которое входит смерть. Обращающийся находит в душе своей крайнее расстройство, неизвестную прежде борьбу; посещается такими скорбями, для которых нет имени, но которые как меч проходят все существо его; как будто и все окружающее его делается причастным внутреннему нестроению его.

Видя перемену его мыслей и жизни, оставляют и злословят его самые близкие к нему, по писанию и ближние мои встали вдали (Псал. 37:13), или с видом сожаления говорят другим: видно он помешался, а самого его станут смущать: для чего ты себя мучишь? Что за странную жизнь ты начал вести? Сбывается и о сих слово писания: говорили пустое (Псал. 37:13). Плоть, не видя себе отрады, будет приводить дух в уныние, влагать в него мысль, что жизнь духовная самая тягостная, убийственная жизнь, и наводит сомнение – действительно ли он идет путем Христовым. И как многие из вступивших на путь исправления, побеждаемые унынием, не имея терпения, необходимого до конца жизни, оставляли исправление себя и впадали опять в жизнь рассеянную, мирскую, гибельную. Но, подвижник! Не унывай, не возвращайся на прежнюю жизнь, а бди и молись; находись на пути скорбей и страданий: ты на пути Христовом. Путем скорбей и страданий прошел сам подвигоположник Иисус Христос, за ним шли и идут все истинные последователи Его. Чем далее ты будешь идти по пути духовной жизни, тем более умножатся трудности и искушения. Диавол, видя, что крепость разрушается, нападает на подвижника со всей силой, влагает в душу его ужасы, смущает его на молитве и, как свидетельствуют опытные, даже принимает вид отвратительных гадов, птиц и страшных зверей, раскрывает перед ним всю его прошедшую, порочную жизнь, все множество и тяжесть грехов и старается внушить ему мысль, что в целом мире нет никого несчастнее его, что он оставлен Богом, что нет спасения ему, как величайшему грешнику. А иногда диавол облекается в образ Ангела светлого, и успевших в добродетелях старается прельстить самомнением и самоуслаждением. Вот некоторое указание страшных искушений, ожидающих человека, обращающегося ко Господу! Раб Христов! В сии страшные минуты не отводи взора твоего от креста Иисуса, взирай на него непрестанно, как израильтяне взирали на змею в пустыне. Пречистые язвы распятого Иисуса исцелят твои язвы. Воззрение на него изгонит из твоего воображения все греховные образы. Воспоминания о страданиях и смерти Господа да наполнят память твою; имя Иисуса да будет в устах твоих и в сердце и да соединится с дыханием твоим. Ни на земле, ни на небе не найдем оружия против врагов наших могущественнее и крепче сего – сладчайшего имени Иисуса. В надежде на заслуги Господа Иисуса Христа, ты можешь смело говорить врагу спасения: «хотя я и грешник, но грех твой, а страдания и смерть Господа Иисуса мои; Он умер за грехи мои, восстал для оправдания моего. Хотя я и стараюсь исполнять заповеди Господни, но всякое добро совершаю только силой благодати Господа Бога, а все могу в укрепляющем меня Иисусе Христе (Флп. 4:13). Если вера и упование на Господа Иисуса навсегда пребудут в сердце обращающегося к нему, то он, при помощи благодати Божией, без вреда прейдет страшные испытания. Дух Святой переплавит его через искушение, как художник золото в горниле. Иногда душа находится многие годы в пещи искушений, иногда в короткое время, даже мгновенно, совершается дело очищения, как например в обращении Апостола Павла. Причины сего сокрыты в премудрости, правде и благости Божией, а частью и в самих людях, т.е. в их способности и неспособности, готовности или неготовности принять дары Божьи.

Верны слова Духа Божия: многими скорбями надлежит нам войти в Царствие Божие (Деян. 14:22) без святости никто не увидит Господа Бога (Евр. 12:14). Аминь.

Слово на день сошествия Святого Духа 1859 года июня 1–го дня

Не оскорбляйте Духа Святого (Еф. 4:30)

Сими словами Св. Апостол научает нас так вести себя, чтобы мы ничем не оскорбляли Святого Духа, которым мы запечатлены в день искупления, дабы Он, оскорбленный нами, не отошел от нас. Хотя много лет и торжественно мы совершаем праздник в честь Святого Духа и очень часто взываем к Нему: прииди и вселися в ны; но от всех нас Дух Святой терпит непрестанное оскорбление нашими грехами, мыслями, чувствами, желаниями, словами и делами. Благодать Его удаляется от оскорбителей; может быть для многих она никогда уже не возвратится. Она говорит: Я отхожу, и будете искать Меня, и умрете во грехе вашем (Иоан. 8:21). Устрашимся, братие, сей угрозы.

Се ныне время благоприятно, се ныне день спасения (2Кор. 6:2). Но как мало из нас, слушатели, таких, которые последуют ныне гласу нас призывающему к покаянию и обращению? Мы обыкновенно говорим все: «завтра, завтра, что значит еще один день? Бог милостив: Он даст мне свою благодать во всякое время, когда я только захочу обратиться». И таким образом неблагодарно отгоняем от сердца благодать Божию, которая, может быть, уже никогда не возвратится и, действительно, для многих не возвращается. Он говорит: Я отхожу, и будете искать Меня, и умрете во грехе вашем (Иоан. 8:21).

Правда, грешник, не сделанное ныне, может быть, ты сделаешь завтра, но кто тебя уверил, что ты проживешь до завтрашнего дня? Над многими исполнился приговор: безумный! в сию ночь душу твою возьмут у тебя (Лк. 12:20). Правда и то, что небо не обрушится ныне; но уверен ли ты, что завтра оно будет отверзто для тебя? Также правда и то, что Бог бесконечно милостив, но стоишь ли ты бесконечной милости после того, как ты столько раз бесстыдно оскорблял ее, и возбуждения, и внушения ее удалял от твоего сердца? Почему ты знаешь, что нынешнее призвание благодати не есть для тебя последнее? И как ты смеешь предписывать Всевышнему число, способ и время обращения?

Конечно, Бог желает спасения всем человекам и всегда готов подать всем свою благодать для спасения. Но чрезвычайную особенную благодать Он дает не всем и не всегда.

В истории священной пишется, что Самсон вероломной Далилой неоднократно был предаваем в руки Филистимлян. Самсон, три раза расторгавший узы Филистимлян, заключил отсюда, что всегда может расторгать сии узы: и сказал: пойду, как и прежде, и освобожусь. А не знал, что Господь отступил от него. Что же случилось? Филистимляне взяли его и выкололи ему глаза, привели его в Газу и оковали его двумя медными цепями (Суд. 16:20–21). Вот как опасно говорить: Бог посылал мне свою благодать, однажды, дважды, десять, двадцать раз, следовательно, Он всегда будет ее мне посылать. Нет, Господь Бог повторяет нам: Я отхожу, и будете искать Меня, и умрете во грехе вашем. Как страшны слова сии!

Как мы должны трепетать, если мы хоть однажды отвергнули божественную благодать! Мы знаем, что Апостолы были призваны только однажды, что на брак Евангельский было сделано приглашение только однажды. Те делатели вертограда, которые были приглашаемы в первый и второй час и не последовали, не были уже более призываемы, но домовладыка нанял других, говорит Евангелие. Священное писание исполнено такими примерами и должен ли я отвергать Божественную благодать и осмелиться думать, что Бог сделает для меня исключение и позовет меня к Себе тогда, как я захочу?

Не станем, братия, обольщать себя этой ложной надеждой. Грех по безрассудной надежде на милосердие Божие есть один из тяжких грехов, есть грех против Духа Святого; а сей грех не простится ни в сей, ни в будущей жизни, по уверению самого Спасителя (Матф. 12:32), ибо он есть величайшее оскорбление, наносимое грешником Духу Святому. И как может грешник, при своем продолжительном упорстве, заслужить необыкновенную благодать! Лучшие годы грешник посвящает миру, плоти, удовольствиям и отлагает свое обращение к Богу до старости. Потом, говорит он, «я раскаюсь в грехах, когда уже не в состоянии буду умножать грехи, т.е. он рассуждает так: лучшую и большую часть жизни я посвящу себе, а Богу отдам то, чем сам не могу воспользоваться, и тогда, когда уже перестанет занимать меня все земное». Не богохульство ли это? И даст ли Бог сему грешнику Свою необыкновенную благодать, которая тронула бы его сердце, укрепила его волю и очистила грехи? Но для обращения грешников закоренелых в злых и греховных навыках, необходима чрезвычайная, более действительная, чем обыкновенная, всем даруемая благодать.

Достойны ли сей благодати те, которые до последнего часа отвергали призывающую благодать Божию? Они относятся к числу тех, о которых говорит праведный Иов: А между тем они говорят Богу: отойди от нас, не хотим мы знать путей Твоих! (Иов. 21:14). Как много было таких людей, которые ожидали, что благодать призовет их на смертном одре! Но когда они находились уже в сем состоянии и служители Божии говорили им о покаянии, о всецелом обращении их сердца к Богу, тогда они со вздохом говорили: «не могу, ах, не могу!». Призывают служителей алтаря к смертному одру грешников, в продолжении жизни всегда отвергавших благодать Божию, и служители Христовы остаются в сомнении об их вечном спасении, или даже бывают только свидетелями отчаяния и страшной смерти грешников! Как многие умирают прежде, нежели придет к ним священник, которого они позволили позвать более для формы, чем для духовной помощи. Положим, что священник успеет сделать все то, что может, и даст разрешение умирающему и утешит его неизреченным милосердием Господа; но что значит это разрешение, когда нет истинного раскаяния, нет истинной решимости исправления своей жизни? Один учитель церкви говорит: «то, что не делавший добра тогда, когда мог, наконец лишается силы для сего, есть самая праведная казнь Божья за грех. Грешники, обыкновенно, тогда и хотят делать добро, когда уже нет времени для него».

Теперь обращается слово наше к вам, нераскаянные грешники, если такие находятся в храме сем. От имени Господа, которого мы посланники, говорим вам: не оскорбляйте Бога и Его благодати. Не обманывайтесь: Бог поругаем не бывает. Что посеет человек, то и пожнет (Гал. 6:7). Сегодня, если услышите Его голос, то не ожесточайте ваших сердец (Псал. 94:8). Он ныне стучит в ваше сердце: отверзите Ему и последуйте призванию Его; ибо кто знает, не в последний ли раз для многих сие призвание? Внемлите! Если бы Сын Божий теперь явился здесь и объявил нам, что один от всех нас будет осужден, именно тот, который с нынешнего дня не начнет исправления своей жизни, то кто бы оставил храм сей без твердой решимости обратиться к Богу? Каждый пусть с глубоким вниманием размыслит: один из нас будет осужден, именно тот, который с сей минуты не отстанет от своих грехов. «Не я ли это»?

Но теперь я спрошу вас, возлюбленные братия: кто уверит нас в противном? Почему ты, грешник, знаешь, что ныне Бог не в последний раз уже призывает тебя к покаянию и что Он еще пошлет тебе благодать Свою призывающую, если ты ныне не обратишься к Нему? И так ныне же начни совершать свое спасение, ибо для тебя, может быть, уже не будет завтра. Се ныне время благоприятно, се ныне день спасения.

О! Приложите к сердцу эти истины, – умоляем вас беспредельным милосердием Божьим; ибо дело идет о целой вечности. Ищите Господа, когда можно найти Его; призывайте Его, взывает Пророк, когда Он близко. Да оставит нечестивый путь свой и беззаконник – помыслы свои, и да обратится к Господу, и Он помилует его (Ис. 55:6–7). Се ныне время благоприятное, се ныне день спасения. О! Не дайте сему дню пройти без плода, но обратитесь от всего сердца ко Господу Иисусу Христу, и он помилует вас. Он пострадал и пролил кровь Свою, чтобы ей очистить грехи наши и открыть нам вход в вечное царство, обещанное всем нам и даровать нам Духа Святого, который наставляет на всякую истину и очищает нас – Духа Владычного, который утверждает стопы всех ищущих вечного спасения. Аминь.

Слово в день обретения мощей Преподобного и Богоносного Отца нашего Сергия 1840 г. июля 5 дня

Иго Мое благо, и бремя Мое легко, говорит Спаситель, призывая к Себе всех труждающихся в обремененных (Матф. 11:30)

Благо иго Спасителя, однако иго; легко бремя Его, однако бремя. А под игом, что за отрада для труждающихся, под бременем, что за покой для обремененных? Но имя ига и бремени не должно смущать нас, слушатели. То, что возлагает Иисус Христос, Бог всякого утешения и щедрот, не может не приносить отрады и блаженства, и если возлагаемое Им на последователей Его Он называет игом и бременем, то для того, чтобы показать отличительное качество христианского подвижника. Как человек, возлагающий на рамена свои бремя, отдает, покоряет свою выю под тяжесть бремени, так и всякий желающей совершенства христианского должен покорить свою волю, и иметь совершенства в духовной жизни, кто имеет послушание. Сие постараемся объяснить и раскрыть в настоящем слове по руководству Святых Отцов церкви.

Человек пал через преслушание, следовательно, спастись может только через послушание. Горе тому, кто возомнил, что он может сам руководить себя; он поверяет себя неразумному учителю и слепому вождю. Наше самолюбие побеждает решимость, сладость страстей пленяет душу. Итак, нужно волю нашу отдать другому, чтобы он устроил из нее сосуд благодати и святыни. Самые высокие умы по зрелом рассуждении, после многих усилий самоисправления, признавали необходимым поверять волю свою другому для преспеяния в духовной жизни. Конечно, в душе каждого из нас есть собственный руководитель – совесть, есть в нас врожденное семя добра, искра истины, от которой подчас содрогается и закоренелый преступник. Но как заглушена, как подавлена бывает сия искра иногда воспитанием, иногда привычкой, иногда предрассудками, иногда страстями. Как часто мы думаем, что любим добро, которого не любим, и – что не любим славы мира, которую любим? Как же нам положиться на одно собственное суждение? Нет, подвижник добродетели, если хочешь совершенства в духовной жизни, то предай себя Мудрому Духовному Вождю: Он не увлечется сладостью страстей твоих, его ум спокоен в суждениях о твоем духовном состоянии. Он светильником заповедей Господних озарит глубины твоей души, откроет гнездящиеся в ней страсти, научит что нужно сделать и как сделать для преспеяния в духовной жизни, отсечет неумеренные порывы нетерпеливого чувства, вселит в душу постоянную, спокойную, твердую решимость идти по пути духовной жизни. Конечно, через внимание к себе, через частое испытание своей совести человек достигает некоторого беспристрастия касательно себя и навыка в духовной жизни; но и при сем имеет нужду в духовном вожде, особенно, когда сильные искушения подобно волнам ударяют в душу. Как великая буря подвергает корабль опасности разрушения и потери всех сокровищ, находящихся на нем: так тяжкие искушения подвергают человека опасности потери сокровищ веры и упования. «Я то за чудо почитаю, говорит Лествичник, чтобы кто один сам собой мог спасти от потопления корабль души своей в сем житейском море» (Степ. 15).

Переход из жизни греховной в жизнь духовную не может быть без тяжких искушений. Видя перемену мыслей в образе жизни человека, оставят его те, которые любили делить с ним забавы и удовольствия. Отделившись от мира, он остается один. Плоть начинает тосковать и унывать, а диавол смущать душу прелестями мира и плоти, или отчаянием, лукаво представляя ему что он не знал сей тоски, сей скорби внутри, сего расстройства дел вне его, когда вел жизнь беспечную. И как многие, поколебавшись от волнования своего малодушия и бури, противными силами воздвигаемой, побеждаемые духом уныния, погибли после многих великих подвигов, не достигнув цели странствования – погибли от того, что не имели духовного вождя.

Мудрый вождь внушает подвижнику, что жизнь духовная тяжка только для плоти и для ветхого человека, и как новый Моисей чудодейственным жезлом молитв своих источает поток Божественной сладости, освежающий силы изнемогшего странника, услаждает меру скорбей его древом креста и научает его питаться манной сокровенной – именем Иисуса Христа, через частое призывание Его, и таким образом через пустыню искушений проводит своего послушника в землю обетованную, кипящую не медом и млеком и тому подобными земными утешениями, но в страну бесстрастия и внутреннего мира.

Впрочем, как бы ни высоко подвижник стоял на степени духовного совершенства, он не должен почитать себя свободным от закона послушания. На всякой высоте есть опасность. Адам пал в раю, Давид на троне, денница на небе. Чем далее путь в духовной жизни, тем более человеку нужно отказываться от себя, должно заставлять умолкнуть все чувства; и диавол, видя, что его власть над человеком разрушается, нападает на подвижника с большей дерзостью, с большим коварством. Он не станет искушать опытного подвижника грубыми искушениями плоти и нападениями мира, как начинающих искушает. Для искушения опытных он облекается в образ Ангела света и повелевает нападать на них духам тщеславия, гордости и самообольщения. Послушный легко побеждает сих духов; все успехи труды и подвиги свои он приписывает молитвам своего старца и других отцов и братий, и через обнаружение своих помыслов мудрому вождю своему он развевает козни врага. Но горе тому, кто обольстительные призраки князя воздушного почтет озарением неба и возмечтает о себе, что он свободен от закона послушания; он сделается несовершеннее новоначального. Благодать Божия от него отступит.

Сами несовершенства духовного вождя не должны уклонять подвижника от послушания. В каждом христианине есть Дух Божий, говорит один подвижник (Иоанн Лествичник), и он изречет полезное для спасения ищущему спасения. А как часто недостатки в настоятеле выдумывает одно непослушание! Искреннее послушание прикрыло бы наготу своего отца Христовой ризой, т.е. любовью. Часто также слышим: я все бы перенес, но только не это. Но врач предписывает врачевания не по желанию и по нуждам больного, и верно, нужно тебе такое, а не другое врачество. Не для того ли мудрый руководитель предписывает сие послушание для тебя тяжкое, чтобы смягчить и истребить в тебе нечувствительность, чтобы дать тебе случай к терпению и, следовательно, к получению венца? Когда при непрестанном обличении Отца твоего будешь чувствовать к Нему доверие и любовь, то это верный признак твоего духовного возрастания. Человек не в том высок, что хочет делать, но в том, от чего может отказаться. Тяжело ли повиноваться тому, кого мы почитаем и коего повеления согласны с нашими мыслями? Но велик подвиг послушания, когда мы совершаем его вопреки нашим мыслям и чувствам. А непослушание, напротив, происходит от денницы; он с частью своих клевретов повиновался Богу, доколе Он не требовал от него смиренного послушания. Но когда, по мнению одного великого Отца церкви (Св. Иоанн Златоуст), Бог явил Ангелам своим Иисуса Христа в состоянии Его уничижения, не имеющего ни вида, ни доброты, и повелел поклониться Ему как Богу, то денница возгордился, преслушал, пал и увлек с собой третью часть звезд небесных. Итак, подвижник добродетели, терпеливо неси благое иго и легкое бремя послушания, чтобы душа твоя не была жилищем бесов».

Но на тебя возлагают иго слишком тяжелое и бремя для тебя неудобоносимое, а силы твои изнемогли и крепость оставляет тебя? И тогда не оставляй послушания, но в уединенной келии твоей пади перед распятым Господом и в горячей молитве проси у него благодати для укрепления и скажи ему: Господи! Вот требуют от меня последних сил, но заповедь Твою о послушании предпочитаю себе; лучше умру, нежели согрешу грехом непослушания. Если так скажешь и сделаешь, то привлечешь на себя благодать Божию здесь и удостоишься венца мученического в будущей жизни. Нет жертвы больше и выше послушания. Произвольная нищета приносит Господу богатство, целомудрие тело, а послушание и тело, и душу. Посему и сказано в слове Божием: послушание паче жертвы. Ибо при жертвоприношении закаляется чуждая плоть, а через послушание посекаются наши собственные мысли, наши привязанности, наша воля.

Среди сего умирания через послушание, духовная жизнь подвижника не останавливается в своем преспеянии, она возрастает все более и более. Так древесный сок при наступлении зимы скрывается в корне, чтобы весной, когда станут согревать лучи солнца, распространиться с большей силой по всему дереву. В душу истинного послушника с отсечением воли его, входят смирение и кротость, незлобие чисто младенческое, нечувствительность к оскорблениям мира, удаление от всякой хитрости, лжи, преувеличивания, лести, насмешек от плотского благоразумия и от утонченности разума.

Таковы плоды святого послушания! По сему-то древние иноки так строго его сохраняли, что часто имели нужду выйти из монастыря, но не выходили без позволения старца своего; палящая жажда томила их, и они без благословения его не смели проглотить капли воды; желали сказать какое–нибудь душевное слово, но не дерзали, не получив позволения от своего настоятеля, а из послушания шли в огонь и воду; старцы, украшенные сединами и облеченные некогда в высокий сан, бегали как отроки. Они так повиновались словам настоятеля или старца, как словам Евангелия, и так благоговели к нему, что, предстоя перед ним, они думали, что видят Иисуса Христа. И сим послушанием достигли того, что сделались одушевленными образами всякой добродетели, многоценными сосудами святыни, исполненными миром благодати, иные приобрели дар прозорливости, другие имели силу чудотворения, все по смерти благоухали и благоухают благоуханием духовным и небесным. Какой Божественный сад представляет из себя такое благословенное братство, в котором все сердца привиты как ветви к лозе к Иисусу Христу через послушание к настоятелю! С какой радостью Господь ходит в сем духовном раю, обоняя благоухание веры, любви и святыни и разделяя плоды его ищущим спасения!

Все Святые иноки спаслись только послушанием.

Слушатели благочестивые! Не подумайте, что послушание есть только монашеская добродетель; указывая на послушание иноков, мы указывали на совершенство послушания, так как иноческое житиe есть совершенное житие. Каждый, кто хочет преспеяния в духовной жизни (а неужели, кто не хочет сего?), каждый должен иметь послушание к духовному отцу. Посмотрите и в видимой природе все подчинено и держится послушанием: низшее подчинено высшему, неразумное управляется разумным, малые звезды – светила следуют за большими – являются спутниками, или послушниками великих; небо и земля и все исполнение их слушают одного Божественного гласа. Возведите взоры свои на небо небес и увидите, что Ангелы – премирные духа, суть не иное что, как смиренные послушники по самой природе: не все ли они суть служебные духи, посылаемые на служение для тех, которые должны наследовать спасение (Евр. 1:14)? Послушание есть цепь взаимно их соединяющая между собой. Но все они, по свидетельству тайновидцев, непосредственно приемлют свет заповедей Господних, но от первейших и высочайших духов он в нисходящем порядке переходит к низшим чинам, от одного чина к другому постепенно изливается, сияет и преломляется; и сии дивные преломления лучей Божественного света составляют причину разности величия и славы Ангельских чинов и образуют степени того небесного дома или храма Господа сил, о котором упоминают пророки. Послушание Пресвятой Девы Марии вознесло Ее превыше всех Ангельских чинов, удостоило быть Богоматерью и возвело в сан Царицы неба и земли. Послушание низвело Сына Божия с небес на землю и облекло в зрак раба; и вся жизнь Его была только послушание: быв послушным даже до смерти, и смерти крестной; оно и превознесло Его: Посему и Бог превознес Его и дал Ему имя выше всякого имени (Флп. 2:8–9).

О, Господи Иисусе! Тебе так дорога добродетель послушания, что Ты согласился понесть тягчайшие страдания. А мы часто говорим: да будет воля Твоя, и все делаем по своей воле. Но сам даруй послушание, сам научи нас послушанию как к Тебе, так и к человекам, поставленным Тобой над нами, послушание всегда готовое, радостное, простое, постоянное. Аминь.

Слово на память Преподобного и Богоносного Отца нашего Сергия 1841 г. Сентября 25 дня

Кто во Христе, тот новая тварь; древнее прошло, теперь все новое (2Кор. 5:17)

Без сомнения, дивное, величественное зрелище откроется тогда, когда при кончине веков Сидящий на престоле скажет: се, творю все новое (Апок. 21:5), и тотчас по гласу Его переменится вся природа и явится новое небо в новая земля. Но не менее дивная и величественная перемена совершается всегда, как Господь, дабы приготовить нас к новому миру грядущему, действует тайно в сердцах наших посредством Святого Духа Своего, который изменяет, обновляет и просветляет душу.

Нам нет нужды много любопытствовать о подробности дивных новостей века грядущего. Бог Всемогущий и Премудрый совершит их без нас. Но не без нас Он творит обновление во глубине сердец наших. Написано: дам вам сердце новое (Иез. 36:26) и еще: сотворите себе новое сердце и новый дух (Иез. 18:31). Таким образом то новое сердце, которое нам даруется Богом, и мы сами должны сотворить; в чем же состоит сие обновление? Кто во Христе, тот новая тварь; древнее прошло, теперь все новое.

Обновление, или возрождение, или паки рождение (ибо все сии слова означают одно и то же) есть перемена внутренняя, духовная, полная, превыше естественная, которую благодать Духа Святого совершает в сердце и жизни человека, обратившегося к Иисусу Христу. Возрождение есть внутренняя перемена души человека: сердце – начало жизни, принимает новое направление, новую жизнь, любовь делается основанием всех действий. Любить Бога и ничего не любить паче Его, любить все в Нем и для Него, вот сущность христианской жизни. Прежде обращения человек не думает о Боге, или думает только редко, мало, по необходимости, без удовольствия; теперь мысль о Боге есть для него наслаждение, радость. Он всегда видит Господа перед собой, именем Его начинает и запечетлевает все дела и предприятия свои. Исповедует, что он все блага получил от Него, и все, что ни случается с ним, принимает как от руки Его. Он беседует с Господом, как с отцом, между тем как прежде не имел понятия о молитве. Он весь занят своим будущим, размышляет о вечности, ожидает неба, которое делается его отечеством, а прежде мысли о смерти, о будущей жизни были для него мрачными, беспокойными мыслями, возбуждавшими в душе его ужас или отвращение. Прежде обращения он искал только рассеяния и утешения земных; теперь ему приятно уединение, подвиги самоотвержения легки, слезы сладки; благочестивые упражнения наполняют все его минуты, повторяются каждый день. Прежде обращения мир привлекал к себе, наполнял его собой; а теперь более всего занимают его – любовь к Спасителю, обетование Евангелия, Царство Божие в душах, чаяние вечной жизни. Возрождение есть перемена внутренняя, духовная, таково первое свойство оного.

Сия новая жизнь проникает все способности человека, одушевляет все силы его. Просвещается мысленный взор человека, и он в дивном свете зрит благость Божию, не только в мире видимом, не только в добродетелях, но и во всех людях царствующую и самими грехами ей не препятствующими, но влекущую ее ко спасению; очищается внутренний слух его, – он верно различает глас Господа от голоса мира, плоти и диавола; очищается внутренний вкус его, и он безошибочно различает яд плоти и пищу духовную; утончается внутреннее обоняние, и он услаждается благоуханием Христовым, разливающимся в страданиях и молитвах Святых Божьих. Воображение очищается, воля освящается и любовь к Богу, соделавшись господствующим чувством, дает направление всей жизни христианина во всех малейших подробностях ее, покоряет сердце его в послушание всему закону Божию так, что он желает исполнить всю волю Божию, старается искоренить из сердца всякую злую наклонность. Здесь, как и во многих других случаях, жизнь христианина представляется в разительной противоположности с жизнью человека естественного. Сей повинуется только тогда, когда это ему ничего не стоит, или стоит немного; напротив, христианин любит трудности, ибо знает, что любовь и доказывается только в трудностях. Он почитает существенным долгом нести лишения, необходимые в деле спасения, выдержать борьбу тяжкую против врагов спасения, против мира, плоти и диавола, который нападает на человека тогда особенно с большей дерзостью, когда видит, что его власть над душой человека разрушается. Христианин строго бдит над своими недостатками, над порочными наклонностями сердца и молится, чтобы Господь Бог истребил их в нем Своей благодатью. Человек естественный услаждается тем, что исполняет долг свой и забывает то, чего еще не исполнил; напротив, христианин забывает добро им сделанное и помнит только о том, чего еще не сделал; он больше смотрит на свои грехи, нежели на свои дела праведные; он менее обращает внимания на свои успехи в добре, нежели на то, что еще остается ему пройти для достижения цели; при сем он не ограничивает себя только теми пределами, как указывает сам Бог: будите святи, яко же Аз свят есмь. Он непрестанно стремится к совершенству, желает повиноваться Господу во всем, совершенно и всегда. Возрождение есть перемена полная, которая простирается на всю жизнь; таково другое свойство оного.

Ho сия перемена не есть дело сил человека, хотя он и должен употребить все усилия для сего. Он молится, ищет истины, познает волю Божью, читает и слушает слово Божье, рассматривает жизнь Святых Божьих, входит в общение с ними, предпринимает различные подвиги самоумерщвления. Но своими силами он может исправить одну внешнюю жизнь, может отстать только от некоторых порочных навыков, воздержаться от некоторых худых действий. Переменить же все сердце, победить развращенную волю, начать совершенно новую жизнь – это выше сил, это невозможно для него без помощи благодати Божией. Любовь к Богу есть дар самого Бога, любить святость, возненавидеть грех, распяться со страстями и похотями, победить себя нужна сила, высшая нашей естественной. Иисус Христос говорит, что Он лоза, а верующие ветви лозы. Но ветви получают сок, пищу, силу и жизнь от дерева, свойства дерева сообщаются ветвям так, что дерево узнается по плоду, произрастающему на ветвях его. Следовательно, человек только тогда может приносить плоды добрые, когда дух его соединится с Духом Иисуса Христа, как ветви соединены с лозой, от которой у них и сок, и сущность, т.е. когда вся душа будет проникнута, оживлена и возрождена благодатью Господа Иисуса Христа. Возрождение есть перемена благодатная, таково третье свойство его.

Возрожденный отвращается от грехов, сделанных им прежде обращения; добрые природные качества его обновляются в возрождении добродетели его, соразмеряются и уравновешиваются. Любовь соединяется с дерзновением в исповедании истины, снисхождение к другим с верностью служения Богу, деятельность внешняя с деятельностью внутренней, благоразумие с ревностью, спокойствие с силой, кротость с твердостью; словом он есть новый человек, новый по привязанностям своим, их освящает любовь к Богу; новый по чаяниям своим, – они суть чаяния гражданина небесного; новый по воле своей, – она возрождена Духом Святым; новый по поведению своему, – оно управляется законом Божьим; новый по внутренней жизни, – она воспитывается благодатью Иисуса Христа; новый по языку, – язык его есть язык жителя небесного; новый по всему, во всем, для всего.

Впрочем, не должно думать, что будто освященному или возрожденному не остается ничего делать, как только торжествовать и носить венец победы. Как цари после венчания снимают с себя венец, порфиру и прочие царственные облачения и отдают их для сохранения в сокровищницу, так бывает и с душой человека. Не оставляет его искушение и после обновления и освящения, чтобы он никогда не оставался в беспечности; но он, как добрый воин, научился уже побеждать их теми оружиями, какими побеждал прежде, т.е. непрестанным вниманием себе, бдением, молитвой, особенно постоянным размышлением о страданиях и смерти Иисуса Христа и непрестанным призыванием Его имени; Он подвергается некоторым грехам, но омоет их горькими слезами раскаяния. Ибо здесь в смертной жизни человек не может стоять на одной степени духовного совершенства. Неизменяемое состояние совершенства есть удел Ангелов и избранных в царстве славы. Здесь человек, по учению опытных подвижников добродетели, или понижается, или возвышается в своем духовном состоянии. Самые великие Святые подвержены изменениям своего духовного состояния, хотя наш слабый взор и не примечает сего, ибо они слишком высоко отстоят от нас. Конечно, сие понижение их не то, что наши падения, но они для них чувствительнее, нежели для нас самые тяжкие падения наши. Каждое понижение заставляет их усиливать подвиги, и они поднимаются еще выше прежнего, но и опять несколько нисходят, и так до конца. Может быть в сем, если смеем так сказать, приливе и отливе совершенства состоит духовная жизнь также, как физическая жизнь состоит в непрестанном вдыхании воздуха в себя и выдыхании из себя. Но то несомненно, что земной состав человека не вынес бы непрестанного возвышения, как не может устоять стекло, непрестанно раскаляемое на огне. Сие непрестанное возвышение и понижение освященных держит их в глубочайшем смирении; они видят, что они сами по себе ничто и всем одолжены благодати, живущей в них, и что при всем богатстве даров духовных, они могут пасть, как самый последний грешник. И сие смирение в свою череду хранит и возвышает их.

Неизреченный в милости Господь, обновив душу человека не оставляет ее, как врач, исцеливший больного; но к бесчисленным дарам своим Он присоединяет новый дар – свое присутствие в душе человека. Он триипостасный вселяется как в храме в тричастной скинии существа человека – в духе, душе и теле. Вы есте церкви Бога жива, говорит Апостол Павел (2Кор. 6:16). Аще кто любит Мя, говорит Спаситель и слово Мое соблюдет, и Отец Мой возлюбит его и к нему приидет и обитель сотворим (Иоан. 14:23). Кто постигнет всю бездну Божественного снисхождения? Кто не удивится неизреченной любви Бога Триипостасного, что Он, наполняющий небо в землю, удостаивает избрать себе в обитель такую тесную храмину, какова душа наша? Солнце души уже есть свет Пресвятой Троицы, воздух, которым она дышит, есть Дух утешитель, собеседники и други – Ангельские силы, жизнь, радость и веселие ее – Христос, свет, иже от света Отца» (Варсон.).

Приблизься, приблизься к нам, везде сый и вся исполняяй, Триипостасный Господи, радость Ангелов и веселие всей твари, вселись в душах и телах наших, да будут они храмом Твоим, и управляй нами по одной Святой воле Твоей. Аминь.

Слово по освящении Кафедрального Успенского собора 1858 года июля 13–го дня

Как вожделенны жилища Твои, Господи сил! Истомилась душа моя, желая во дворы Господни; сердце мое и плоть моя восторгаются к Богу живому (Псал. 83:2,3)

Благодатью и действием всесвятого и всеосвящающего Духа Божия сей храм принял освящение. Да будет благословен Господь Бог, сподобивший нас послужить сему великому делу. Да возрадуются ныне о Господе души всех послуживших своим достоянием, трудами, заботами и попечением к украшению и обновлению храма сего. На земле нет ничего достойнее пожертвований и попечений человеческих, как храмы Божьи, ибо нет места драгоценнее и священнее храмов Божьих. Как вожделенны жилища Твои, Господи сил! Истомилась душа моя, желая во дворы Господни.

В храмах Господь Бог присутствует особенным, благодатным образом, тут сердце и очи Его во все дни, как Он сам благоволил изъясниться. Храм есть дом молитвы и источник благодатных даров и освящения; но особенное достоинство храма заключается в том, что только в нем совершается Божественная евхаристия. О семь хочу ныне беседовать с вами по учению и руководству Святых Отцов.

Как из рая исходил источник, изливавший чувственные воды, так от сей трапезы исходит источник воды, текущей в жизнь вечную; при нем зеленеет древо жизни, дающее плоды бессмертия вкушающим его с верой и любовью; здесь манна, сходящая с неба, имеющая вкус всякой снеди; здесь воплощенная мудрость соединяется с нами, здесь пастырь добрый питает овец своих своей кровью и плотью, здесь пребывает с нами во все дни Христос, и предлагает себя в пищу для странников земных и в залог будущих благ. Если бы возможно было, говорит Св. Златоуст, кому–либо вложить руку или язык в расплавленное золото, то они тотчас бы озолотились, то же, и еще более совершается с душой через принятие тела и крови Господней. Сия кровь есть спасение душ наших, через нее ум наш делается светозарнее огня, а душа чище золота. Сия кровь есть цена вселенной, ей купил Христос церковь, ей Он и украсил ее всю. Причащающиеся сей крови уподобляются Ангелам, Архангелам и другим горним силам, облекаются в царскую одежду, или лучше в самого Царя. Помысли, какой чести ты удостоен? Взывает при сем Св. Златоуст, какой наслаждаемся трапезой? На что с трепетом взирают Ангелы и не смеют воззреть без страха по причине сияния оттуда исходящего, тем мы питаемся, с тем сообщаемся и делаемся одним телом и одной плотью со Христом, Кто изречет могущество Господа, возвестит все хвалы Его? (Псал. 105:2)? Но не все еще мы сказали о важности того, что здесь совершается.

Господь Иисус Христос, когда исполнились пророческие предсказания о Нем, в ночь перед тем днем, в который Он готовился принесть себя в кровавую жертву, совершая на вечери служение первосвященника по чину Мелхиседекову, повелел, чтобы всегда приносилась в церкви та жертва, которую он готовился принести на кресте, и как владыка всего, предал нам священнодействие бескровной жертвы под видом хлеба и вина; а чтобы наше недостоинство не препятствовало святости и важности сей жертвы, Он оставил себе звание первосвященника, Он жрец и жертва, приносящий и приносимый, и приемлющий и раздавающий. Мы, священнодействующие, только служители, только орудие Иисуса Христа при совершении бескровной жертвы. Сия жертва, на алтарях возносимая, есть истинное, непрерывное повторение в церкви жертвы, принесенной на кресте. Хотя во многих местах приносится сия жертва, но везде один и тот же Христос, и здесь полный, и там полный – одно тело и одна жертва.

И какое сокровище благодатных даров для верующих сокрыто и открыто в сей бескровной жертве!

Она есть совершеннейшее приношение Господа Богу от нас грешных, истинно высочайшее, достойное Бога дело почитания и любви нашей к Богу. Весь мир видимый и невидимый не может принести от себя ничего равного величию Божию. Но Сын Божий дал нам жертву, которая вполне соответствует величию Божию и которой более, лучше и угоднее Богу не может быть. Ибо в ней приносится Вечному Отцу воспринятое Сыном человечество. Отец небесный узнает Того, Которого родил от века, Который есть сияние славы и образ ипостаси Его, и в Котором все Его благоволение.

Бескровная жертва есть жертва благодарения. Чем мы можем так возблагодарить Господа Бога за бесчисленные благодеяния Его, как не принесением сей жертвы? Что Господеви воздам о всех, яже воздаде ми? Чашу спасения прииму и имя Господне призову (Пс. 115:3–4). Эта жертва бесконечно превосходит все благодеяния Бога к нам, ибо приносится Ему единородный Его Сын, который своей смертью заплатил все долги наши и возблагодарил Бога за все благодеяния Его нам. Когда Иисус Христос принял в Свои пречистые руки хлеб, повествуют Евангелисты, то воззрел на небо и возблагодарил Бога Отца. Мы, воспоминая сии слова при совершении бескровной жертвы, через сие исповедуем, что мы сами по себе не можем ничем возблагодарить Бога; вместе просим Отца небесного, чтобы Он воспомянул совершеннейшее благодарение, принесенное Ему за нас Единородным Сыном Его, которое восполнит все недостающее с нашей стороны. Сия жертва вполне удовлетворяет Бога за всякий наш долг, посему она и называется евхаристией, т.е. благодарением.

Бескровная жертва, приносимая на алтаре, есть умилостивительная жертва. Она усвояет заслуги крестной смерти тем, за которых приносится. Каждый раз, как она приносится на алтарь, Сын Божий ходатайствует о нас перед Отцом своим небесным, вопиет к Нему о помиловании нас, указывая Ему на пречистые язвы Свои, принятые Им за нас. В чем откажет Отец небесный Сыну Своему, Которому предана всякая власть на небе и на земле? Какого греха не примет на себя Агнец, вземлющий грехи всего мира? Сила бескровной жертвы так же велика, как и сила крестной жертвы, принесенной на Голгофе. О силе бескровной жертвы так повествует Святой Григорий Великий: «Недавно, говорит он, некто был взят в плен, где и содержался в оковах. Жена его, не получая долго о нем сведений, думала, что он умер и стала просить священников поминать его за упокой во время литургии. Когда он возвратился из плена, то из объяснения с женой открылось, что в те дни, в которые приносилась за него бескровная жертва, невидимой рукой были снимаемы с него оковы. И как легко, братие, заключает свое сказание Святитель Григорий, как легко может бескровная жертва разрешать узы наши греховные, когда она, принесенная другими, могла разрешать вещественные узы другого?» Сила бескровной жертвы простирается не только на живых, но и на умерших. Не напрасно, говорит Св. Златоуст, мы делаем поминовения об отшедших перед животворящими тайнами и умоляем за них предлежащего Агнца, Который взял грехи мира. Ибо наше служение по устроению Духа Божия, посему да не обленимся помогать отшедшим и приносить за них молитвы. Ибо предлежит общая для всего мира очистительная жертва. По сему с дерзновением молим тогда о вселенной и произносим имена почивших наряду с мучениками, исповедниками и священниками. Мы все одно тело, хотя одни члены светлее других. И без сомнения, возможно им приобрести прощение через молитвы, через дары, приносимые за них и через именуемых вместе с ними (Бесед. 41 на 1 Кор.).

Бескровная жертва, на алтарях приносимая, есть самое действительное средство к испрошению у Бога благопотребного нам, особенно помощи для истинного покаяния и исправления жизни, отпущения грехов и всяких благодатных даров. Если в ветхом завете через принесение в жертву овна, или вола, или другого животного, испрашивали у Бога милости, то какую силу имеет Сын Божий, приносимый в жертву Богу? Если Авраам, заклавший сына своего только одним произволением удостоился от Бога действительных милостей даже в самом отдаленном потомстве своем, то в какой милости Бог откажет приносящему Ему в жертву Единородного Сына Его? Тот, Который Сына Своего не пощадил, но предал Его за всех нас, как с Ним не дарует нам и всего? (Рим. 8:32). Итак, с каким дерзновением мы должны приносить Богу наши молитвы во время Божественной Литургии? Ибо в какое время Бог лучше может услышать молитвы и излить на нас всякое благословение, как не тогда, когда приносится Ему в жертву Сын Его, искупивший весь род человеческий? Молитвы, приносимые во время совершения бескровной жертвы, получают от сей жертвы дивную силу так, что душа, преисполненная даров Божественных, бывает, по выражению Святого Духа, яко стебло дыма, кадящее смирну и Ливан, от всех благовоний мироварца (Песн. 3:6).

Наконец в Христовой Церкви нет ничего выше священнодействия бескровной жертвы. Оно есть средоточие веры нашей, сущность всех таинств, высочайшее непостижимое чудо Божественной любви, ежедневно совершающееся. Можно ли представить, что выше и удивительнее того, что истинный Бог ежедневно, по беспредельной любви своей к нам, приносится в жертву истинному Богу? Во время освящения сей великой и страшной жертвы отверзается небо, горнее соединяется с дольним, земное с небесным, и мир видимый и невидимый образуют единую церковь. Когда Царь царей и Господь господей сходит с неба на престол, то Его сопровождают бесчисленные лики Ангелов, которые в глубоком безмолвии поклоняются перед страшной жертвой и окружают в трепетном благоговении престол и священнодействующего, исповедуя Божественное достоинство сего служения, которого и им не дано.

Многие Святые, по откровению Божию, видели дивные события при совершении божественной литургии. Так один из них видел во время литургии огонь, сошедший с неба и покрывавший алтарь и Архиерея; Ангелы пели со служащими в алтаре трисвятую песнь; во время чтений Апостольских посланий Св. Апостол Павел стоял возле чтеца и как будто подсказывал ему слова; во время чтения Евангелия слова из уст чтущего диакона восходили на небо подобно светильникам; при освящении бескровной жертвы отверзся церковный кров, разверзлось небо и слышно было необыкновенное благоухание; бесчисленные сонмы Ангелов, славя Сына Божия, снесли с неба прекрасного младенца, которого оставив на дискосе, сами окружили престол; и два Серафима и два Херувима парили над главой Архиерея и покрывали его крылами своими (Четьи–мин. Дек. 23, жизнь Пр. Нифонта). Итак, братие, какое счастье присутствовать в храме при совершении бескровной жертвы? И какая великая, невознаградимая потеря лишение литургии? Но понимаем ли мы это? Если бы Божественная литургия была совершаема однажды в год и в одном месте, отдаленном от нас, и мы вполне знали важность и силу совершающегося во время оной таинства, то с какой бы радостью и с каким бы глубоким благоговением присутствовали при совершении оной? Но теперь потому, что Божественная литургия совершается ежедневно и что нам так удобно бывать в церкви, мы без всякой нужды лишаем себя счастья присутствовать при литургии, или присутствуем без внимания и без благоговения, рассеянно, носимся мыслями по миру, блуждаем взорами и туда и сюда; многие не стыдятся и не страшатся топотом ног и шумом праздных разговоров возмущать священное безмолвие сего собрания не человеков только, но и Ангелов с великим трепетом и безмолвием здесь присутствующих. Какому осуждению мы подвергаем себя за это? Проклят всяк творяй дело Божие с небрежением (Иер. 48:10).

Братие! Устрашимся сего, и с верой, страхом и благоговением будем предстоять во храме, как на небе; погружаясь молитвенно в воспоминание страданий и смерти Господа Иисуса Христа, будем соединяться духом с совершающими Божественное таинство, которое есть величайшее сокровище, дарованное Иисусом Христом Его Церкви.

Как вожделенны жилища Твои, Господи сил! Истомилась душа моя, желая во дворы Господни; сердце мое и плоть моя восторгаются к Богу живому. Аминь.

Слово по освящении придельного храма в честь Введения во храм Пресвятой Богородицы при Сретенской кладбищенской церкви г. Кинешмы 1858 г. Сентября 16 дня

Блаженны мертвые, умирающие в Господе; ей, говорит Дух, они успокоятся от трудов своих (Апок. 14:13).

Исполненный утешения о совершившемся, благодатью и действием Всесвятого Духа, освящении храма сего, я желал бы теперь, среди сей церкви, говорить многое в похвалу веры вашей и благочестия вашего, любящие благолепие дома Божия, обитатели града сего. Все сердце мое готово давно, преимущественно же теперь, от избытка чувства, излиться в словах благодарности и хвалы, особенно тому среди вас рабу Божию, который принес много достояния своего для украшения и обновления сего и других храмов, и своими пожертвованиями упрочил непрерывное священнодействие в храме сем. Но боюсь оскорбить вашу и его скромность

Сам Господь некогда перед сонмом Ангелов и избранных возвестит дела ваши и, среди торжествующей Церкви, восхвалит и облечет вас вечной славой за то, что вы избыток вашего достояния употребляете для спасения душ почивших ближних.

Блажени мертвии умирающие о Господе отныне. Ей, глаголет Дух, да почиют от трудов своих.

Последуем, братия, внушению и примеру Духа Божия, будем молиться о вечном упокоении усопших ближних наших. В утешение любви вашей к почившим отцам и братиям, вникнем в обязанность молиться за усопших.

В глубине души нашей лежит неизгладимая потребность помогать нашим усопшим ближним, благословлять память их и молиться за них. Если заботливая рука омывает, одевает, осыпает цветами, умащает благовониями умершее тело, то неужели дух не захочет помочь бессмертному духу? Неужели кто своими молитвами, благотворениями и приношением бескровной жертвы откажется ходатайствовать об усопшем перед Богом, в руках Которого ключи неба и ада, чтобы Он простил ему все грехи его и вместе со всеми благоугодившими праведниками ввел его в страну света и сделал наследником непреходящего царства, которое Христос уготовал в мире блаженства, где нет ни болезни, ни воздыхания? Неужели ты, брат мой, откажешься принести фимиам, свечу или елей за умерших ближних тогда, как они, вступив в пределы вечности, где спала с них завеса, скрывавшая истину, может быть, стенают, видя, как многочисленны вины их, и испытывая, что неправды их открыты перед взорами всех, а между тем, нет уже места покаянию и слезам? Неужели ты откажешься помянуть умершего собрата при совершении бескровной, очищающей грехи всех жертвы тогда, как решается вечная участь усопшего?

Без сомнения, все вы, согласно со Вселенской Церковью, исповедуете, что великую пользу получают души усопших от бескровной жертвы, молитв и благотворений за них. Усопшие молились за нас, когда живы были, удостоившиеся за них дерзновения перед Богом, молятся о нас и там, в царствии небесном, а мы теперь здесь должны молиться о них. Дело поминовения умерших, по свидетельству Св. Писания, есть дело истинно преподобное и благочестивое (2Мак. 15:46), одно из существенных дел любви к ближнему. Братия! Оживите в мыслях ваших усопших отцов и братий и со всей силой христианской любви, помыслите, что они предстоят с нами перед Господом Богом. Хотя они преставились от нас, но в очах Божьих они все живы; из них и из нас образуется одна церковь, одно тело Христово. Глава сего тела – Господь Иисус подает жизнь членам своим, без различия, где они находятся – в здешнем или другом мире; кровь Его очищает, оживотворяет и умерших, и живых, когда приносится бескровная жертва на святом престоле. Господь наш Иисус Христос, как Царь небесный, имея ключ Давидов, отворяет – и никто не затворит, затворяет – и никто не отворит (Апок. 3:7). Который, действием всемогущества Своего, повергнет некогда и смерть, и ад в озеро огненное (Апок. 20:14), может и знает, как избавить пленных в узах мрака и смерти по нашим и особенно по неумолкающим молитвам своей возлюбленной невесты – Церкви. Сам Дух Божий ходатайствует о них к Богу воздыханиями неизглаголанными, – Ей, глаголет Дух, да почиют от трудов своих.

И какое беспредельное поприще открывается для действий любви христианской в молитве за умерших! Здесь любовь может простирать свои действия за пределы здешнего мира и благотворить ближним, находящимся в вечности. Семя любви, брошенное на могилу усопших братий наших, принесет плод в вечности, и для них, и для нас. О, поминайте, братия, усопших в вере и надежде. Лишение быть погребенным на общем месте погребения чад Церкви и лишение поминовения Церкви есть одно из самых великих и страшных наказаний церковных. Неужели мы добровольно, или по нашему нерадению, обречем наших ближних на эту страшную казнь, не поминая их сами, и не поручая священникам и другим поминать их? Неужели мы не исполним их желания и просьбы, самой святой, и дела любви, для них теперь самого необходимого – поминовения их? Самые великие подвижники Христовы, распявшие воздержанием плоть свою со страстями и похотями, обладавшие даром чудотворения, просили себе более всего молитв по смерти.

Так Святой Ефрем Сирин, предмет удивления своего времени, столп и украшение Вселенской Церкви, завещает своим братьям по духу: «Напутствуйте меня молитвой, псалмопением и приношениями. Когда же исполнится тридцать дней по смерти моей, совершите по мне память, братия мои; потому что мертвым помогают приношения, совершаемые живыми. Разве не замечали вы, что, когда зреет живое вино в винограднике, бродит и мертвое в глиняном сосуде. И масло, выжатое из растений, поднимается в сосудах в то время, в которое цветут те растения, из коих выжато масло? Не тем ли паче должны чувствовать умершие, когда творят о них память» (Ефр. Сир. в русск, перев. т. 7. стр. 211, 212).

Сопровождая в будущую жизнь близких себе, не переносили ли мы все наши мысли и все наше сердце туда, где они? Нежный сын, не исчезала ли вся твоя душа вслед усопших родителей твоих? Нежный супруг, что ты чувствовал тогда, когда разлучался с другой половиной плоти твоей? Не желал ли ты и сам лечь в могилу с бесценной для тебя супругой? Время может умерить скорбь, но может ли сердце навсегда забыть присных, и допустит ли сие христианская любовь? Но что же вам делать? Предаваться бесплодному ропоту и отчаянию или, покорясь, как говорят, судьбе, находить себе утешение в плаче о них, в воспоминании их слов, желаний, намерений и дел? Нет. Это не может доставить утешения; скорее может повергнуть вас в уныние и отчаяние и принести великий вред усопшим. Ибо бесплодные, чуждые упования и веры, сетования и слезы наши возмущают покой умерших, которые все видят и слышат в Господе Боге.

Истинное утешение по смерти близких можно находить только в преданности воле Божией и в молитвах о них с верой и любовью. Оком веры презирая во врата вечности, в которые взошло лицо, вам любезное, вы увидите жизнь вечную, и для вас уготованную; вместо того, чтобы, бесплодным сожалением дух отшедших возмущать и влечь на землю, вы сами устремитесь в след их, и в сем сладком стремлении вновь найдете успокоение своему растерзанному сердцу. Тогда и мать, лишившаяся малолетнего сына, но одушевленная молитвой веры, скажет: «любезный сын, природа побуждает меня плакать о кончине твоей; но, зная, что Сын Царев взял тебя в светлый чертог свой, боюсь своими жалобами обесчестить царский чертог, боюсь заслужить осуждение, что в страну радостей прихожу с болезненными слезами, а потому хочу радоваться, что пронесена мной чистая жертва» (Ефр. Сир. ч. 6. стр. 99).

Молитва об усопших освящает и запечатлевает земной наш союз; через нее и естественные привязанности облагораживаются и одухотворяются. Как утешительно и назидательно видеть детей, когда они с коленопреклонением в храме, дома и на гробах молятся о родителях, или мужа о жене и жену о муже, и всякого о всех почивших, или, когда приносятся ими усердные приношения в храмы, или устраивается стол для нищей братии, в память преставившихся!

Но вместе, как тяжело видеть или слышать, что иные дети не поминают родителей, облагодетельствованные – благодетелей, пасомые – пастырей своих! Уже ли окаменело сердце у них? Неужели не вдохнет в них чувства участия к вечной судьбе присных любовь христианская? «Сын мой, дочь моя!» слышится из могилы голос матери, забытой детьми, «я едва не умерла в болезнях рождения вашего и всю земную жизнь свою посвятила для вашего блага; не было жертвы, которой бы я не готова была принести для вас; достояние, полученное мной от моих родителей и приобретенное вместе с отцом вашим, сберегла для вас. Но вы ничего из него не принесли Господу Богу, для поминовения души моей; вы не принесли ни фимиама, ни елея, ни свечи во храм; не оросили ни одной слезой могилы моей, даже не посетили ее. Где же ваша вера? Где ваша любовь»? – «Супруга моя, так говорит муж жене своей, забывшей его, «ты клялась вечно любить меня; я перешел в другую жизнь, и ты не хочешь воспомянуть о мне в молитвах твоих и церковных; не хочешь облегчить тяжкой загробной моей участи, которая отягчилась и особенно от того, что я слишком любил тебя, забывая для тебя часто о вечности. Где же твоя любовь? Неужели ты живая умерла?» (1Тим. 5:6).

Так, слушатели, прах земной может служить укором для живых, когда они не поминают усопших. И справедливо. Грустно и здесь слышать, когда уверяют нас в преданности и любви только до гроба, а еще тяжелее испытать это в вечности. Что за любовь, которая остается равнодушной к вечной участи любимых и не хочет принести ни молитв, ни бескровной жертвы за ближнего, находящегося в опасности погибнуть на веки? Не тогда ли она и должна особенно открыться, когда ближний сам не может себе помогать, когда последующие за ним дела тяготят его и не дают ему взойти в полную радость Господа Бога? Истинная любовь николиже отпадает (1Кор. 13:8).

Братие! Сколько все мы проводили людей нам известных в другой мир? Придет время, что и нас здесь никого не будет, все перейдем в другую жизнь. Начнут жить другие люди. Конечно, всякий из нас желает, чтобы поминали нас по смерти нашей. Но это ныне решительно от нас зависит. Если мы сами будем поминать, – и в святых храмах, и на гробах, – отцов, братий наших, как учит Православная вера: то сии самые дети, которые слышат среди молитв ваших, имена усопших отцов ваших, непременно научатся делать то же и для вас, по смерти вашей. Они, наученные благочестию, будут приходить на сие же самое место молитвы, куда вы ныне собираетесь, будут исполнять те же дела благочестия, которых пример видели теперь у вас; они, по наставлению и руководству Церкви, соединят с молитвами о себе молитвы и о нас, отшедших от них. Услышатся иногда наша имена в храме Божием среди молитвенных восклицаний за Божественной Литургией, заблагоухает иногда фимиам над могилой нашей, прольются иногда теплые слезы о спасении душ наших, совершится бескровная жертва об оставлении и очищении грехов наших, принесутся сосуды из злата или сребра, дорогая ткань украсит святую Трапезу, или уготовится стол для нищих в честь и воспоминание наше!

Как радостно подумать об этом! И я готов предаться сей спасительной радости за вас и за себя. Но увы, сия моя радость о Господе преогорчевается скорбью при мысли, что в округе града сего есть много таких, которые живут в отчуждении от Церкви Божией, в отчуждении от общения и поминовения церковного.

Православные! Помогайте нам, убеждайте, умоляйте их всей силой любви – возвратиться в недра святой Церкви и иметь счастье – быть поминаемыми в храмах Божьих в роды и роды, и молитесь, чтобы Господь не дал им умереть вне церкви своей и погибнуть на веки, на веки. Ибо блажени не все мертвии, но только умирающи о Господе в вере и надежде, – в недрах Святой Православной Церкви. Аминь.

Слово по освящении храма во имя Святых мучеников Хрисанфа и Дарии, устроенного над Святыми Вратами в первоклассном Ипатиевском монастыре 1859 года Мая 10 дня

Страшно сие место! это не иное что, как дом Божий, это врата небесные (Из книги Бытие 28:17)

Эти слова Патриарха Иакова, древнего родоначальника царственного племени Иудина. Она изречены им после бывшего ему таинственного видения, в котором он узрел лестницу, простиравшуюся от земли до неба, и Ангелов восходящих и нисходящих по ней и на конце ее самого Господа Бога, который благословил Иакова и потомство его.

Слушатели! Если бы теперь отверзлись наши умные очи, то и здесь мы узрели бы, как Иисус Христос – Царь царствующих и Господь господствующих приходит заклатися и датися в снедь верным, как предходят Ему лики Ангелов, многоочитые Херувимы и шестокрылатые Серафимы, закрывая лица свои от страха и трепета перед неприступной славой Его. Отныне сие место словом Божьим, молитвой и действием Духа Святого стало жилищем Божьим, Голгофой и гробом Спасителя. Здесь совершилось и будет совершаться величайшее таинство веры нашей, воспомянуто и будет воспоминаться искупление нас Сыном Божьим.

Страшно сие место! это не иное что, как дом Божий, это врата небесные.

Кроме сего высокого значения, свойственного храму православному, сей храм служит памятником одного из важнейших событий отечественных.

В день памяти Святых Мучеников Хрисанфа и Дарии, которых имя наречено на сем храме, родоначальник Царствующего ныне Дома Царь Михаил Феодорович изшел на царство из сей обители, которая дала ему убежище во время смут безначалия, и в которой он был умолен принять избрание на Царство.

Возобновим ныне, братие, в памяти нашей сие событие, так благотворное для всего отечества и славное для сей обители.

Западные враги отечества и церкви потрясли было наше отечество до основания через коварное возбуждение в нем междоусобных распрей и нестроений и навязали было России иноверного царевича. Чрезвычайными усилиями и подвигами истинных сынов отечества и церкви наконец враги изгнаны из отечества, но государство оставалось без Царя православного. Решено созвать выборных со всей России для избрания Царя.

Собрались земские люди на собор в столицу и, готовясь избрать Царя, воздали Богу благодарение за избавление от бедствий и врагов и потом молили Всемилостивого Господа Бога со слезами и плачем, чтобы их просветил умы всех к избранию достойного Царя, праведного, святого, христолюбивого, и чтобы царская власть укрепилась и была тверда и неподвижна в роды и роды – во веки; молили, чтобы всещедрый, в Троице славимый Бог наш, ради молитв Пречистой Своей Богоматери и Святых Своих, послал Духа Святого в сердце всех православных христиан всего Царства Российского. Все люди на соборе из всех градов Царства Русского, утвердившись верой во Христа и соединившись Духом Святым, единодушно и единомышленно избрали Царем России благоцветущую отрасль от благочестивого корене, Михаила Феодоровича Романова, единственного царственного потомка, на которого указал некогда и святейший Патриарх Гермоген, страдалец за веру и отечество.

Михаил Феодорович, ничего не знал, проводил Св. Четыредесятницу в сей обители в посте и молитве. Промысел через сие приготовил его к великому подвигу царского служения. Ибо все призываемые Богом к великим служениям приготовлялись постом. Так история свидетельствует о Моисее, Илии и Иоанне Крестителе, и сам Спаситель, пред вступлением в торжественное служение роду человеческому, постился сорок дней и сорок ночей.

По избрании все принесли Господу Богу молитву о дарованном им Царе и отправили посольство из Москвы в город Кострому к Михаилу Феодоровичу. Оно остановилось на том берегу Волги в ceле Селищах. На другой день, это было в четвертую неделю Св. поста, члены посольства Архиепископ Рязанский Феодорит и весь освященный собор, с честными и животворящими крестами, с чудотворными иконами Пресвятой Богородицы и Московских Чудотворцев, бояре и присоединившиеся к ним жители города Костромы и окрестных городов и селений, с женами и детьми и грудными младенцами, прозывая в помощь в Троице славимого Всемилостивого Бога Вседержителя и Пречистую Его Богоматерь и всех Святых, пошли в сию обитель по льду, покрывавшему реки Волгу и Кострому.

Во вратах обители, при виде святыни, Михаил повергся ниц со слезами и долго лежал на земле. Наконец вместе с матерью инокиней Марфой Иоанновной они приняли от святителя благословение и осенение Животворящим Крестом. Послы подали им избирательную грамоту от всей России и со слезами говорили речь. Духовный чин, синклит и народ в безмолвии ожидали ответа. Сын и мать грамоты не приняли, с рыданием и гневом отреклись от царского сана. Едва умолили идти в соборную церковь за крестным ходом. В храме освященный собор, царский синклит и все люди возобновили со слезами и рыданиями свою просьбу к Государю Михаилу Феодоровичу, чтобы он смиловался над ними и умоляли мать его Mapфy Иоанновну дать сына в царя. Она с ужасом вспомнила, что Россияне избрали и свергли уже четырех царей, что отец Михаила, Митрополит Филарет в плену у ляхов и сделается жертвой мести врагов, когда сии узнают об избрании сына его Царем, что ему без благословения отца нельзя принять скипетра, что государство разоренное, истерзанное иноплеменниками и собственными изменниками, погибнет среди новых мятежей, которых он, по своей неопытности, не в силах усмирить. Но все убеждали Государя Михаила Феодоровича возложить свое упование на Господа, на Пречистую Матерь и молитвы угодников Божьих, обещали скорое освобождение отца его Митрополита Филарета, которого благословение над ним и есть, и будет. «Не мы, говорили ему, просим тебя, но Пресвятая Богородица с великими Чудотворцами возлюбила тебя и изволила исполнить на тебе Святую волю Сына Своего и Бога нашего. Устыдись, Государь, пришествия Ее честного образа, не сопротивляйся Господу Богу, покорись Его Святой воле. Бог творит, елика хощет. Надеющиеся на Него, яко гора Сион, не подвижутся во век». Михаил, слушая сие увещание, проливал слезы, и от слез не мог говорить. Послы и весь народ простирало многое моление и прошение к Государю Михаилу Феодоровичу. Лица всех сословий в церкви и окрест ее, по всему монастырю и за монастырем, с женами и детьми пали на землю с великим плачем от горести сердца и от многого сетования; матери со слезным рыданием повергали грудных своих младенцев на землю; все единогласно как одними устами вопияли, прося милости у Государя Михаила Феодоровича не дать погибнуть от междоусобий государству, православной вере от злодеев и иноверцев. Угрожали ему и матери его страшным судом Божьим, на котором Господь взыщет с них погибель Церкви и Отечества. Около шести часов убеждали, умоляли Государя Михаила Феодоровича и мать его; но он не преставал отрицаться – и тяжестью бремени, своей молодостью и неопытностью, расстройством государства и оскудением его. Наконец такой плач и вопль и такое рыдание поднялись, что, по словам современников, сам воздух сей обители наполнился воплем и рыданием от неутешного плача и стенания. Великая Государыня Марфа Иоанновна, видя такое неотступное моление всего собора, плачь, вопль, рыдание и стенание всех православных, преложила свое сердце на милость, проливая источники слез, и с духовным умилением сказала: «велий еси Ты, Господи, и чудна дела Твоя. Кто разуме разум Твой, Владыко, или кто, когда советник Тебе бысть? Но якоже хощеши, тако твориши, и воле Твоей ничтоже может противиться; твориши бо, елика хощеши». И обратясь к священному сонму и всему народу, вручила им единородного сына своего, свет очей своих, поручая его молитвам освященного собора, чтобы Господь отвратил меч ярости своей от православных христиан, покорил им врагов своих, чтобы святая истинная православная вера сияла по вселенной, как солнце на небе, а православные жили в мире и тишине, и просила бояр и весь народ сохранить верность избранному ими Государю. Но Михаил все отрицался и свидетельствовался Богом и самой матерью, что он никогда не думал о царском престоле. Мать со многим душевным умилением и тихостью убеждала своего сына покориться воле Божией и принять избрание. Наконец он предает себя воле Всемогущего Бога и со многим слезным рыданием говорит: «Господи Боже мой, буди твоя Святая воля! Твой есмь раб, спаси мя по милости Твоей и соблюди по множеству щедрот Твоих; на Тя бо уповахом, спаси мя». И обратясь к собору и всему народу изрек: «аще есть на то воля Божия, буди тако». Все, выслушав сие, пали на землю и с радостными слезами славословили и благодарили Господа Бога, не презревшего моления и слез, и пославшего Святого Духа в сердца старицы инокини Марфы Иоанновны и Государя Царя Михаила Феодоровича; ибо сердца их в руце Божии.

Итак, братие, здесь колыбель Царствующего Дома, отсюда воссияла заря новой жизни для России; здесь начало могущества и славы ее, на которые она возведена Богоданным самодержавием через Царствующий Дом Романовых.

От сих древних воспоминаний перенесемся к памятным еще для многих событиям. Сей храм есть вместе памятник дня вступления Российского воинства в столицу Галлов.

Продолжи, Господи Боже, свою великую и богатую милость к нашему отечеству; утверди непоколебимо в нем православную веру – основание и силу его, изливай свои великие и богатые милости и дары на Благочестивейшего Государя Императора Александра Николаевича и на весь Царствующий Дом, вложи в его сердце благие помышления и о сей обители. Аминь.

Слово по освящении храма в честь нерукотворенного образа Христа Спасателя и во имя Святителя Николая Архиепископа Мирликийского Чудотворца в Костромском Богоявленском Анастасиинском девичьем монастыре 1866 года Сентября 15–го дня

Слава Отцу и Сыну, и Святому Духу.

Сим славословием окончилось священнодействие освящения храма сего; им начинаем и настоящее наше собеседование с вами, слушатели. Благословен Господь Бог в Троице поклоняемый и славимый, явивший дивные милости свои на обители сей и на храме сем! Господь Бог, посетив огнем обитель, через сие грозное посещение предустроил обновление ее в новой красе, в лучшем благолепии. Кто как не Господь Бог среди огня, истребившего обитель, сохранил сей храм, как купину горящую и не сгорающую? Без сомнения, он же не допустил исполнить над ним состоявшийся уже приговор разрушения руками человеческими. Слава Богу! Храм сей, обреченный на разрушение, благолепно обновлен, как видите вы, предстоящие в нем, и ныне благодатью всесвятого и всесовершающего Духа паки освящен в жилище Божие. Господь Бог уже принял здесь от нас в пренебесный, мысленный свой жертвенник не только молитвы, моления и прошения, но и страшную бескровную жертву. Слава Отцу и Сыну, и Святому Духу.

Братие! Славословие наше Господу Богу не должно ограничиваться настоящими минутами, или днями. На сие вся наша жизнь должна быть посвящена. Слава Божия должна быть правилом и целью всей нашей жизни.

Пресвятая Троица сияет существенной и вечной славой. Бог Отец есть Отец славы (Евр. 1:17); Сын Божий есть сияниие славы Его (Евр. 1:3) и Дух Божий есть Дух славы (1Пет. 4:14). Славословие всех тварей ничего не прибавит к славе Пресвятой Троицы. Но прославлять совершенства Господа Бога, превозносить Его Святое имя, воздавать Ему поклонение есть долг и блаженство всех разумных созданий. Господь Бог призвал нас в Свой чудный свет для того, чтобы мы возвещали совершенства Его, т.е. славословили Его (1Пет. 2:9). Да о всем славится Бог Иисус Христос (1Пет. 4:11). Вот средоточие вечное, к которому в Церкви Божией должны стремиться, как все члены ее, так и все дары, полученные ими. Все в Церкви истекает от Бога через Иисуса Христа, изливается на Церковь, сообщается от одного члена другому для блага всех и возвращается через Христа к Богу, вечному средоточию, к которому тяготеет также непрестанно все то, что Он освятил.

И неодушевленные твари возвещают славу Его. Но разумные создания особенно призваны к познанию Бога и к выражению от имени всех созданий поклонения, подобающего Богу.

Тайнозрители Божии Пророк Исайя и Евангелист Иоанн Богослов отверзают нам врата небесные. И какое видение на небе? Силы небесные день и ночь, не имея покоя, непрестанно славят Господа, глаголюще: свят, свят, свят Господь Бог Вседержитель, иже бе и сый и грядый (Апок. 4:8). От чего непрестанно? От того, что они, обтекая и обозревая всю вселенную, видят дивное ее устройство и порядок, стройный состав неба и земли и находящегося между ними в необъятном пространстве, видят красоту и стройность каждого создания отдельно, а еще более стройность и согласие целого и в соотношении одного к другому и всего ко всему, что служит к полноте единого мира. Они восхищаются при созерцании дел и чудес Божьих, и выражают свой восторг: свят, свят, свят Господь Бог Вседержитель. Исполняя повеления Божьи, они понимают, что все сии повеления запечатлены совершеннейшей премудростью и высочайшей неизменяемой правдой и милостью, понимают, что во всех действиях и намерениях Господа Бога одна цель – благо всех Его созданий и повторяют ту же вечную песнь: свят, свят, свят Господь Бог Вседержитель. Неисчислимы дела Божьи, неисчислимы и песнопения Серафимов, как свидетелей и исполнителей дел Божьих, им поручаемых и тех, которые совершились с самого их творения и тех, которые совершаются в настоящее время и тех, которые будут совершаться в безграничной дали времен. Так Серафимы единогласно воспевают Пресвятую Троицу, Единого Бога, одну святость единосущную и нераздельную. Они, и за ними и все лики Ангелов, воспевали ту же песнь Господу Богу при создании мира, как сказано в писании: Егда сотворены быша звезды, восхвалиша Мя гласом велиим вси ангели мои (Иов. 38:7). Ту же песнь не преставали повторять при всех чудных делах Сына Божия и действиях Духа Святого.

Как солнечный луч из безоблачного неба, встретившись с видимыми еще отражающими его облаками, из которых идет дождь, образует многоцветную радугу, которой окружность блещет непрерывными и постепенно слабеющими кругами, подобным образом и мир видимый и невидимый поддерживается в своем бытии тем, что свет славы Божественной непрестанно осиявает его, a мир отражает ее в себе. Так небеса проповедуют только славу Творца своего. Солнце возвещает о могуществе Того, Кто повелел ему освещать и оживлять вселенную. Луна и звезды отвечают ему. Лесные древа и полевые злаки вторят ту же песнь. Это славословие всего видимого создания раздается через пространство веков и соединяется в один хвалебный глас Господу Вседержителю.

Вся неодушевленная тварь хвалит Господа. А неужели люди, которым Бог даровал нравственный свет, сии звезды в деннице Его, менее сделают, нежели видимые небеса и звезды, которые некогда как риза обветшают и как одежда свиются и погибнут? Да не будет. Все наши силы, способности, дарования, вся наша жизнь должны быть только отражением славы Божией. И чем более Господь награждает нас своими дарами, тем более да умножается наше смирение, тем более да воспламеняется наша ревность – все относить к славе Божией. Это наш долг, наша бесконечная обязанность.

И наше отношение к видимому миру обязывает нас к сему. Здесь на земле только один человек способен знать Бога и воздавать Ему поклонение. Справедливо называют Его первосвященником творения. Все твари приносят ему свои жертвы, чтобы он принес их за себя и за них Тому, Кто все создал для их блаженства не менее, как и для славы Своей. Небесные светила, необъятные миры и все бесчисленные существа, наполняющие вселенную, говорят человеку: «Тот, Который сотворил нас и тебя, велик, мудр, пресвят и достоин славы. Ты один можешь знать Его и беседовать с Ним; прославляй же Его за себя и за нас, как Творца и Господа всяческих. Можем ли мы, созерцая беспредельность небес над нашими головами, или красоту земли, на которой живем, или разнообразие дивных вещей, заключающихся в них, не восторгаться святым удивлением и не излиться в славословии: как многочисленны дела Твои, Господи! 

Все соделал Ты премудро (Псал. 103:24)?

Но самое величайшее откровение славы Божией есть воплощение Сына Божия для спасения грешников. Дело искупления, по свидетельству Святого Апостола, совершалось Богом к прославлению преславной благодати Его и к возвеличению славы Его (Еф. 1:6,12). Само Ипостасное Божие Слово, источник жизни и бессмертия, неизменяемый образ Отца, сияние славы Его, делается человеком по всему, кроме греха. Он начинает бытие, несозданный создается, необъемлемый объемлется через разумную душу и тело. Богатящий всех обнищевает до плоти человеческой, чтобы человеку обогатиться Его Божеством. Весь, Который – полнота, истощается, совлекается ненадолго Своей славы, чтобы соделать человека причастником этой славы. Какое богатство благости! Что за дивное таинство о нас! Мы получили образ Божий и не сохранили его; Бог принял нашу плоть, чтобы и образ спасти, и плоть обессмертить. Он вступает во второе с нами общение, которое гораздо чуднее первого. Ибо тогда Он нам даровал лучшее, а теперь принимает худшее. Но в этом и открывается величайшая слава Сына Божия. Он вземлет на себя грех мира, предается на мучения, страдания и смерть, распинается и приводится как агнец и приводит как Первосвященник, погребается как человек и восстает как Бог, и потом восходит на небо и придет со славой Своей. Он Сам свидетельствует, что страдания и смерть, которыми Он удовлетворил за нас правде Божией, служат к славе Его и Бога Отца. Ныне, говорит Он, грядый на вольные страдания, прославися Сын человеческий, и Бог прославися о нем (Иоан. 13:31); и по воскресении подобное изрек: Не так ли надлежало пострадать Христу и войти в славу Свою? (Лук. 24:26). Святой Апостол говорит: но видим, что за претерпение смерти увенчан славою и честью Иисус, Который не много был унижен пред Ангелами, дабы Ему, по благодати Божией, вкусить смерть за всех. (Евр. 2:9). Слава Тебе, премилосердный Господи, слава наша, возносящая главу нашу! Сколько торжеств и нам доставляет каждое Твое таинство! Во всех же в них главное одно – наше совершениe, воссоздание и возвращение в первобытное состояние с преизбытком, превышающим чаяние всех разумных существ.

Размышление о дивной тайне искупления всегда утешительное, всегда веет на душу благоговением и страхом перед величием любви и правды Божественной, удивлением к силе и славе Божества и теплым чувством сердечного умиления к Его неописанной благости. Тут невольно рождается в душе нашей полное убеждение, что Триипостасный Бог есть Господь неисчислимых благ, что все создания Его преисполнены Его благодеяний, и когда при таком размышлении воспоминается чудная песнь бесплотных сил, тогда кто не повторит за ними с трепетом: свят, свят, свят Господь Бог Вседержитель, иже бе и сый и грядый.

Тайнозритель судеб Церкви открывает, что Господь Бог благоволит поместить близ Себя представителей, искупленных Иисусом Христом в числе двадцати четырех и даровал им престолы и венцы. Святой Иоанн Богослов видел, что сии старцы повергли себя и венцы свои перед престолом Божьим. Кто, воображая сих небесных старцев, повергающихся перед престолом славы Господа Бога, не может не почувствовать внутреннего призыва преклонить колена и голову и воспеть по примеру их торжественное славословие: достоин Ты, Господи, приять славу и честь, и силу: ибо Ты сотворил все, и все по Твоей воле существует и сотворено (Апок. 4:11). Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому (1Пет. 1:3). Св. Апостолы и начинали и оканчивали свое учение о воплощении Сына Божия славословием Богу и таким образом в этом Божественном кругу заключали все.

Полнота славы Сына Божия здесь еще сокрыта, а наступит день, когда Он придет вполне прославиться во святых Своих и явится дивным во всех веровавших (2Сол. 1:10). Тогда узрит Его всякое око. День страшный для тех, которые презирали Его в членах Его! День отрадный для искупленных Им; один из прекраснейших дней, в который никогда не зайдет солнце, и в который исполнятся в совершенстве все желания, все надежды возлюбивших явление Его! Они возрадуются радостью неизглаголанной и преславной. Настоящая радость есть только капля из океана радости, в который всецело погрузятся избранные при откровении славы Сына Божия. Кто при сем не воскликиет с Апостолом: о, бездна богатства и премудрости и ведения Божия! Как непостижимы судьбы Его и неисследимы пути Его! Ибо кто познал ум Господень? Или кто был советником Ему? Или кто дал Ему наперед, чтобы Он должен был воздать? Ибо все из Него, Им и к Нему. Ему слава во веки, аминь (Рим. 11:33,36).

Но братие, где среди нас возвышенность, благородство души и святость жизни, приличная искупленным кровью Сына Божия и освященным через Духа Святого? Где презрение всех радостей и удовольствий земных и внутреннее сердечное общение с Богом? Где чистый фимиам молитв и славословия Богу? Всегда ли, или часто ли возносится он из среды келий и домов? Кто из нас может сказать, что мы во всем имеем в виду только славу Божию, подобно Св. Апостолу Павлу, который, не думая о себе, готов был понести с радостью честь или бесчестие, плен или свободу, жизнь или смерть, только бы возвеличился и прославился Христос! (Флп. 1:20). Пусть каждый спросит себя: мои дела, мои слова, мои мысли, вся жизнь моя служит ли к похвале и славе имени Божия? Не посрамляю ли я имя Божие нечистыми мыслями, вредными разговорами и греховными делами? Может быть, я веду жизнь правильную, по внешности безукоризненную, похожую на жизнь истинного христианина, но, однако, могу ли сказать, что я все делаю искренно, постоянно и единственно с намерением прославить Бога, без всякого искания себя самого?

Братия и сестры! Будем приучаться видеть Бога во всем и направлять всю нашу жизнь так, чтобы у нас не было иной цели, кроме славы Божией, чтобы все наши слова, дела и желания были непрерывным славословием Господу. Не станем стыдиться или бояться торжественно благодарить и славить Бога в домах и храмах. Что может быть чище и возвышеннее в душе человека, как не cиe славословие Божества? Это небо на земле. И не должны ли мы начать жизнь небесную еще здесь и воздыхать о том мгновении, когда Сын Божий явится во всем Своем величии и введет искупленных Его любовью и облеченных в белые одежды невинности и чистоты в вечный чертог славы Своей.

Бог же всякой благодати, призвавший нас в вечную славу Свою во Христе Иисусе, Сам, по кратковременном страдании вашем, да совершит вас, да утвердит, да укрепит, да соделает непоколебимыми. Ему слава и держава во веки веков. Аминь (1Пет. 5:10).

Слово по освящении храма во имя всех Святых, устроенного в доме Костромской духовной семинарии, сказанное 1868 г. Мая 24 дня

Что убо отроча сие будет? (Лук. 1:66)

Слава Тебе, Святая Троица Боже наш, во веки веков. Как нам не славить паки и паки, и не благодарить Господа Бога, что Он, по неизреченной Своей милости, даровал не только средства к устроению храма сего, но и, освятив его Своей благодатью, благоизволил принять от нас недостойных молитвы и благодарственную жертву. Господи Боже! Молим Тя, излей Свою богатую милость и Свое пренебесное благословение на всех послуживших устроению, украшению и освящению храма сего, в особенности на клир церкви Костромской, который принес для дома и храма сего жертвы не от богатства, но от усердия к делу Божию; причем нищета иных изливалась в богатстве щедрости; иные доброхотствовали не только по силам, но и сверх сил (2Кор. 8:2–3).

Братья и сослужители! Сей дом учения и в нем храм суть памятники, вами себе воздвигнутые, которые будут свидетельствовать о вашей ревности к добру временам грядущим. Веруем, что и сам Господь Бог воздаст вам Своими щедротами за дело ycepдия, любви и благочестия, и, по молитвам церкви, воспрославит вас Своей Божественной Славой.

Но что будет с детьми и юношами, получающими здесь образование и воспитание? Что убо отроча сие будет? Все мы повторяем о каждом из воспитывающихся здесь сии слова друзей Захарии об Иоанне Предтече. 3axapия был спокоен за участь сына своего. Ангел Божий сказал об Иоанне: будет велий пред Господом и духа Святого исполнится из чрева матери своей (Лк. 1:15).

Чадца мои! Так называем вас не столько по возрасту вашему, сколько по нашей отеческой любви к вам; чадца мои! Что будет с вами?

Хотя мы и не обладаем даром прозорливости, но несомненно можем сказать, чем вы будете. Если вы теперь не исполняете заповедей Господних, проводите время в праздности и лености, предаетесь рассеянности, убегаете труда, молитвы, подвигов добродетели, то жалкая ваша участь и во времени, и в вечности. Конечно, можно исправиться и в зрелых летах, но как редки примеры такого исправления! Если же вы сотворите по заповедям Господним и научите после сему других, то, по уверению самого Спасителя, будете великими в царствии Божием (Матф. 5:19).

Возлюбленные чада мои! Послушайте меня, страху Господню научу вас (Псал. 33:12).

Святая Церковь смотрит на вас, как на свою надежду. Вы можете увеличить славу ее, или нанести ей великое бесчестие. Можете спасти и погубить тысячи людей, когда будете поставлены в сан пастырей Церкви.

Служение пастырское, как водительство душ к спасению, есть искусство из искусств, наука из наук, говорит Святой Григорий Богослов (стр. 26 т. 1); потому не теряйте здесь напрасно времени и сил, но употребите их на приготовление себя к ожидающему вас служению пастырскому; учитесь и учитесь со всем вниманием и прилежанием, и старайтесь усвоить все здесь вам преподаваемое наставниками и прочитанное вами в слове Божием, в писаниях святоотеческих и других душеполезных книгах. Св. Апостол Павел весьма заботился об образовании ученика своего Тимофея, сообщал ему сокровища мудрости и знания, приобретенные им в училище Христовом и не переставал увещевать его, чтобы он сам занимался чтением и изучением (1Тим. 4:13). Св. Апостол опасался, чтобы ученик его не был в числе тех законоучителей, которые не разумеют нечего, о чем говорят и того, что доказывают (1Тим. 1:7). И вы, мои чада, не уподобляйтесь сим и не будьте в числе учителей, не ведающих пути Господни. Иначе и вы, как отвергнувшие знание, будете отвергнуты подобно сынам первосвященника Илия. Сам Господь Бог говорит каждому из таких: истреблен будет народ Мой за недостаток ведения: так как ты отверг ведение, то и Я отвергну тебя от священнодействия предо Мною; и как ты забыл закон Бога твоего то и Я забуду детей твоих (Ос. 4:6), т.е. «поскольку ты отверг Боговедение, то и я отвергну тебя, чтобы ты не был священником моим. Ты забыл закон Бога твоего, и я забуду сынов твоих».

Что необразованные и несведущие пастыри станут отвечать, когда Господь Иисус Христос потребует от них отчета в их служении? Наставили ли вы неведущих, или сами, будучи невеждами, были поношением и бесчестием Церкви и сделались целью нападений врагов ее? Учили ли вы с властью и силой Апостолов, или, не имея знания, говорили только заученное? Совершая таинства и священнодействия, разумели ли вы их силу и значение и объяснили ли народу, или сами не понимали того, что делали? Когда явились к вам верующие для принесения покаяния в грехах, то исследовали ли вы глубину души и сокровенные изгибы совести? Приобрели ли вы искусство открывать и исследовать раны душевные и изливать на них елей и вино, или вы, как врачи незнающие и корыстолюбивые, были виной смерти тех, которые искали у вас врачевания? Не заглохло ли от вашего нерадения поле Церкви, или вы, призванные напаять его живым источником знания и мудрости, были безводными кладезями?

И так, други мои, не скучайте учением; не слушайтесь духа лености, который не любит углубляться в познания, потому что это ему стоит подвига, борьбы; и учитесь не головой, а сердцем. Естественный разум не видит слепоты своей и повреждения воли, а в сердце, при безмолвии мыслей и чувств, открывается истина. Безмолвию, вся содержащу, приходит из тихой вечности слово Божие в сердце, уготовившее себя в сосуд слову. Только исполнением заповедей Божьих можно достигать истинного разумения тайн веры; к нарушителям заповедей Божьих не может приблизиться мудрость Божия, ибо она не входит в злохудожную душу, ниже обитает в телеси, повинным греху; ищущих же ее со смирением сама обретает.

Уста, сердце и дела священника Божия должны быть согласны; он должен быть святой жизни. И каждый христианин должен быть здоровым членом тела Христова. Священник не только член тела Христова; он есть руководитель других в духовной жизни. Он должен сообщать другим свет и жизнь.

«Душа священника, говорит Св. Златоуст, должна отовсюду блистать красотой, дабы души взирающих на небо могли освещаться и получать утешение. Не думай, чтобы имеющему сан священства сделано было снисхождение, как человеку, носящему плоть, имеющему бренную природу. Нет, его все судят как Ангела, непричастного слабостям человеческим. Вообще священник должен иметь душу, светлейшую самих лучей солнечных, чтобы никогда не оставлял его Дух Святой и дабы он мог сказать: и уже не я живу, но живет во мне Христос (Гал. 2:20). Помните, други мои, эти слова Великого учителя и размышляйте о них непрестанно, и спрашивайте себя как можно чаще: стараюсь ли я бдеть над своими мыслями, чувствами, желаниями, словами и делами? Нет ли во мне каких привычек, склонностей и пороков, которые не терпимы в священнике? Не веду ли я жизни рассеянной? Мои мысли, занятия, слова, намерения и дела, вообще вся жизнь служит ли приготовлением к ожидающему меня служению священническому? При помышлении об окончании учения, имею ли я в виду славу Божию, благо Церкви и спасение ближних, или увлекают меня помыслы чести и собственной выгоды и удобстве жизни? Как употребление сосудов, назначенных для совершения таинств, на что–нибудь иное было бы тяжким грехом святотатства, так и вы должны хранить себя от всякого греха, как назначенные быть сосудами благодати, святости и освящения других. Если же вы, по немощи, допустили какие–либо грехи, то омойте их слезами раскаяния и очистите себя в таинстве покаяния и причащения; употребите все усилия к исправлению себя; и узнав уже опытом свою немощь, будьте строже к себе, чем прежде.

Принуждайте себя непрестанно ко всякой добродетели, особенно к терпению, вниманию себе во всем, к кротости, к послушанию начальству, приучайте себя к жизни скромной, трудолюбивой, чуждой праздности и лености; воспитывайте в себе готовность предать себя всецело на служение Церкви, старайтесь быть друг для друга Ангелами хранителями, которые бы возбуждали и подкрепляли друг друга к добродетели. Но остерегайтесь, чтобы не сказать худому товарищу: будь мой друг, или смерти: будь моей жизнью.

С образованием и святостью жизни готовящемуся к священству необходима любовь к душам, которых искупил Господь Иисус Христос. Да воспламенится ваше сердце тем огнем ревности о спасении душ, который Господь Иисус Христос пришел низвесть на землю; и как Он желает, чтобы оный огнь возгорелся (Лук. 12:49)!

Сей Божественный огонь приняв от Господа в сердца свои, Апостолы возгорались пламенем любви к Нему, оставили мир и предали Ему себя всецело, как Господу и совершителю спасения, и с неизреченной радостью говорили Ему: вот, мы оставили всё и последовали за Тобою (Матф. 19:27). Они, нося Божественный огонь сей всегда в сердцах своих, и во всем исполняя волю Господа своего, сохранили его до конца своей жизни и запечатлели верность служению своему терпением бесчисленных искушений и многообразных смертей и пролитию крови своей за веру и из любви ко Христу и принесли себя Ему в жертву чистую и непорочную. И вы, оживляемые сим Божественным огнем, перенесете все скорби, страдания, поношения, оклеветания, нужды, лишения, неизбежные в священническом служении, и шествуя узким и тесным путем, пребывая в алчбе, в жажде и всяком злострадании, в непрестанной молитве, слезах и нищете (1Кор. 4:9, 11–12; 2Кор. 6:4–5, 8–9, 11:23–27), подобно всем истинным пастырям и всем святым, сподобитесь царствия небесного. «Добрый пастырь подвизается не менее тысячи мучеников. Мученик однажды умер, а пастырь, если он таков, каким должен быть, тысячекратно умирает за стадо. Ему каждый день можно умирать» (Св. Злат. на посл. к Римл. бесед. 29, стр. 670).

Други мои! Для поддержания в себе огня ревности внимайте голосу и просьбе Церкви; ее голос есть голос истины и любви, ее просьба есть просьба бессмертных душ, за которые умер Господь Иисус Христос.

Взирайте на детей всех званий. Поймите сердцем лепет их, который безмолвно говорит нам: будьте нашими отцами, научите нас питаться матерним млеком Церкви, подайте нам Христа ради хлеб жизни. Можете ли вы быть равнодушны к сей просьбе детей? Можете ли не предать самих себя всецело на образование из них верных рабов Господа Иисуса Христа? Взирайте на возрастающее юношество. Оно хочет в вас иметь вождей на пути мудрости и страха Божия. Ангелы юношей сих говорят вам: помогите нам сохранить невинность юных, удержать их на пути заповедей Божьих.

Взирайте на народ, который все более и более развращается, глубже и глубже проникается порочными навыками. Он не находит или находит очень мало друзей, которые бы помогли ему просветиться истинным светом, возникнуть от порока и идти твердой стопой к вечной жизни. При этом зрелище можно ли не почувствовать, можно ли не сказать того, что некогда почувствовал, и сказал сам Господь Иисус Христос: жаль мне народа сего.

Помышляйте о тех несчастных и заблуждающихся, которые, из–за буквы отделясь от Святой Православной Церкви, из сынов стали врагами ее, и отдали себя слепым вождям, могущим привести их только к вечной погибели. Ужели можете оставить их без помощи и спокойно погибать от неразумной ревности по вере и не внесете среди них живого слова Евангелия и любви?

Взирайте на больных и умирающих. Они ожидают из среды вас утешителя, который бы утешил их тогда, когда все средства уже испытаны и бесполезны, когда голос дружбы умолкает, чужие люди удаляются, близкие приходят в отчаяние, враги торжествуют, смерть грозит. У кого есть человеческое сердце, тот может ли не понять состояния умирающих, может ли отказаться подкрепить душу при ее переходе в вечность утешениями веры и обетованиями надежды?

Взирайте на грешников, которые слепо идут в бездну погибели, не зная сего. Можете ли видеть сию жертву грехов и слабости, не подвигнувшись сердечной ревностью и твердой решимостью подать врачевство, силу и избавление, пока не совсем еще погибли сии несчастные. Тайна успеха в деле попечения о душах и не оскудевающий источник ревности о спасении их есть любовь к Господу Иисусу Христу. Он cам научил нас сему, когда спрашивал: Симоне Ионин, любиши ли мя? и, получив утвердительный ответ, присовокупил: Паси овцы моя, паси агнцы моя. «Кто любит Христа, говорит Св. Златоуст, тот любит и стадо Его» (на Рим. стр. 664).

Если есть в ком искра сей Божественной любви, то дыхание молитвы раздует сию искру в пламень.

Други мои, молитву считайте в числе главнейших ваших обязанностей. Она для жизни по духу есть то же, что дыхание для временной жизни; человек без молитвы есть нечто иное, как труп, или, по учению Спасителя, обуявшая соль, которая вон извергается, как ни к чему негодное вещество.

Каждый час вашей молитвы да будет для вас временем освящения вашего. Просите у Господа Бога, дабы Он Сам благоволил изводить вас из неведения и открыть вам уразумение преподаваемого вам учения, дабы Он Сам научил вас искать Его и приближаться к Нему верой, сохранил ваше сердце, воображение и жизнь в чистоте и непорочности, утвердил вас в добродетели, оградил и укрепил среди искушений, особенно льстящих чувственности, непрестанно просите у Господа Бога разума, сил, и освящения, потребных для предлежащего вам служения, превосходящего силы человеческие, молите, да будете в руках Бога Отца оружием для приведения к Нему душ человеческих через Его Сына Господа Иисуса Христа.

Если вы, чада мои, так будете поступать, как сказано вам теперь, и научите сему других, то наречетесь великими в царстве небесном.

Да будет для вас сие место вашего воспитания и в нем сей храм сионской горницей, где вы должны пребывать так, как пребывали Святые Апостолы, ожидая сошествия Святого Духа. Ваши Ангелы хранители и Ангелы храма сего с радостью да встречают ваше вхождение сюда и исхождение отсюда.

Начальствующие и учащие! Блюдите сокровище Божие, вам вверенное, воспитывайте сих детей и юношей, как наследников вечной жизни; напоминайте чаще, что им предстоит непрерывная брань против мира и князя века сего и что оружие для сей брани не плотское, а духовное, – именно слово Божие, терпение, кротость, смирение, молитва, любовь; внушайте, чтобы они исполняли все заповеди Божьи неуклонно, верно и ревностно. Ибо хранящим заповеди Господни воздаяние много (Псал. 18:12), «великая награда, венцы правды, нескончаемая жизнь, неизглаголанная радость, неразоряемая обитель на небесах у Отца и Сына и Святого Духа, откровение лицом к лицу, ликование с Ангелами, с Отцами, с Патриархами, с Пророками, с Апостолами и Мучениками и исповедниками и с благоугодившими Богу от века» (Васил. Вел. слово о подвижничестве, стр. 67, ч. 5. М. 1849 г.).

Все рабы Господни, стоящие в храме сем! Вы знаете, что жатва духовная велика, делателей же ревностных, усердных мало; посему принесите здесь и внесите в дома ваши сердечную, пламенную молитву, чтобы Господин жатвы Сам Своей благодатью и через начальствующих и учащих приготовил здесь истинных и верных делателей для вертограда своего, т.е. для Церкви. Аминь.

Поучение В Святой Великий Четверг причастникам Святых таин, сказанное 1843 года Апреля 8 дня.

Вечери Твоея тайные днесь, Сын Божий, причастника мя приими.

Так, все мы несколько раз повторяли сию песнь Церкви, готовясь приступать к таинственной вечери Господней! Теперь, слава Богу, вы уже вкусили сей Божественной вечери; причастились хлеба Ангельского, пили вино жизни, соделались причастниками Божественного естества. Благодарим Тебя, Господи, что Ты соделал нас причастниками тела и крови Сына Твоего.

Без сомнения, вы, братия мои, готовясь приступить к Божественным Тайнам, размышляли и о величии Господа и о нашем недостоинстве.

Мы веруем, что в Таинстве Тела и Крови присутствует Сам Бог, но чувствовали ли мы всю силу присутствия Божия, подобно Св. Апостолу Петру, который в ужасе восклицает: отыди от меня, Господи, яко муж грешен есмь (Лк. 5:8)? Приступая к Святейшей трапезе Господа, приходили ли мы в умиление и страх? Когда Господь явится во славе, то люди будут издыхать от ужаса и будут говорить горам и холмам: падите на нас, и сокройте нас от лица Бога, сидящего на престоле. Не тот же ли Господь Иисус Христос под видом хлеба и вина, как и на престоле славы? Не разверзаются ли и здесь небеса, не служат ли Ему и здесь силы небесные, не сходят ли с неба Серафимы и Херувимы окружать престол сей в трепете и безмолвии? На сем судилище не судит ли Он людей? Не разлучает ли здесь овец от козлищ? Не произносит ли приговора жизни и смерти? Может быть тогда, как мы дерзновенно приближаемся к Божественной трапезе, Он невидимо пишет не на стене, но на душах наших приговор вечного осуждения.

Итак, чтобы нам не сделаться виновными в святотатственном причащении, не полезнее ли для нас совсем не приступать к Божественной трапезе? Да не будет, да не будет! Не за нас ли Господь пролил пречистую кровь Свою? Нe для того ли Он предлагает оную нам ежедневно на алтарях, чтобы мы все пили ее во оставление грехов? Как можем мы жить, не питаясь плотью и не пия крови Господа нашего? Пресвятая кровь Твоя, Господи Иисусе, принятая ныне нами, да изгладит все грехи наши, а особенно грехи недостойного приближения нашего к Трапезе Твоей; Божественное тело да укрепит нас.

Господи Иисусе! Даруй нам грешным чаще и чаще приступать к таинственной вечери Твоей, ныне установленной Тобой. Душа моя, ты сознаешь, что ты не чиста и скверна! Приступай чаще к источнику чистоты – и ты убелишься паче снега; ты алчешь, – чаще приступай к хлебу живому, никогда неиждиваемому; ты жаждешь – пей от сего Божественного пития, которого одна капля может утолить жажду всех душ! Ты так больна, что врачи не могут исцелить тебя! Прикасайся чаще с полной верой и любовью края риз Иисуса, т.е, священной жертвы – и ты исцелеешь. Ты бедна и убога, – чаще причащайся сего Таинства и будешь иметь верного спутника и богатейшего дателя. Ты слепа, больна и хрома? Вспомни, что такие не только призываются на вечерю Царя, но даже насильно влекутся. Ты непостоянна, не тверда? Вот хлеб, укрепляющий тебя. Ты печальна, уныла? Вот вино, веселящее сердце человека. Тебя многое тревожит и беспокоит? Чаще приближайся к Тому, Который укрощает ярящиеся волны, Который есть мир наш. Может быть, ты с воздыханием ищешь, где есть Бог твой? Он на сей вечери, на которой Он предложил Себя в снедь, и на которой воспоминаются Его страдания и даруется нам залог будущей жизни.

Не думайте, слушатели, что только тот достойно приступает к Таинству Святого причащения, кто редко причащается. Способными к причащению спасительному души делаются не через продолжительное удаление от него, но через благодать Божию, которая даруется истинно кающимся, истинно заботящимся об исправлении себя. Кто не достойно приступит хотя только однажды, тот подлежит наказанию. Иуда только однажды предал Христа, иудеи только однажды распяли Его; но они подлежат вечному осуждению.

Братие! Чаще, чаще, будем приступать к Святому причащению, чтобы научиться достойно причащаться; ибо частое причащение сообщает любовь к сему таинству. Аминь.

Поучение новопостриженному в монашество иеромонаху Иннокентию

Возлюбленный о Христе Иисусе брат!

По чину церковному теперь мне следовало бы тебя, как новоначального, поручить опытному в духовной иноческой жизни старцу. Но священная власть уже вручила самому тебе целую обитель иноков для руководства в духовной жизни. Мы знаем, что ты давно уже проводишь жизнь, подобную иноческой, но теперь поверь мне, a после собственным опытом узнаешь, что внутренняя, духовная жизнь иноческая заключает в себе много таин, неизвестных для мира, и познается только долговременным подвижничеством в ней.

Кому же вручить тебя для руководства в обители, где сам ты должен быть руководителем всех братий?

Прежде всего предай себя водительству Духа Божия. Проси у Него света и благодати, и Он – Сокровище благих, наставит тебя на всякую истину, научит тебя тайнам духовной жизни и даст тебе свое небесное помазаниe для научения других.

Испытывай непрестанно св. Писание; в нем сокрыта и открыта жизнь вечная. С светильником слова Божия чаще, чаще нисходи в глубину твоей души, и усматривай как мы, сами по себе, и окаянны, и бедны, и нищи, и слепы, и наги (Апок. 3:17), – и какую непрестанно имеем нужду в помощи Божией, а особенно в оправданиях и заслугах Искупителя. Изучай святоотеческия писания. Святые отцы, очистив себя от страстей, стяжали духовный разум, привлекли в свое сердце Господа Иисуса, и, озаряемые Святым Духом Его, писали только то, что сами испытали, или сделали, или видели на других. Считай для себя потерянным тот день, когда не освежишь себя беседой со св. отцами через их писания.

Взирай на пример преподобных и богоносных отцов, просиявших в иночестве, в особенности на преподобного и богоносного отца Иакова, которого обитель вверяется тебе. Пример их есть живое Евангелие, а молитва их восходит к Богу, как молния блистающая, и как лучи солнечные (Варс., от. 110).

Проси ограждения и охранения себе у Ангелов Божьих, в особенности у Ангела хранителя твоего, чтобы ты, ополчением их ограждаемый и наставляемый, достиг царства небесного.

Вручаю тебя покрову, охранению и защищению Пресвятой Владычицы нашей Богородицы, прибежища и упования всех грешных. Никто, прибегающий к Ней, никогда не был и не будет посрамлен.

Наконец, поручаю тебя Начальнику и Совершителю спасения нашего Господу Иисусу Христу, избавившему нас от греха, проклятия и смерти. Он дал образ, да последуем Ему во всем. Пусть вся жизнь твоя, все твои слова, мысли, чувства и дела сообразуются с этим Божественным образцом.

Размышляй о спасительных страданиях и животворящей смерти Иисуса Христа. Это размышление умертвит в душе твоей любовь ко греху. Взирая на Господа, распятого за нас, спрашивай себя: вот что Он сделал для меня, а я что сделал для Него? Могу ли я любить грех, который стоил для Него таких страданий? Могу ли я снисходительно судить о моих грехах, когда, для очищения и избавления от них, Он пролил кровь Свою? Могу ли я жить для мира, который распял Иисуса Христа, и для которого я умер в таинстве крещения и ныне повторил обеты умереть Ему? Созерцание Иисуса Христа, распятого и умершего, есть одно из главных средств для преспияния в иноческой жизни и для принятия благодати и силы Божией. Если грех готовится победить тебя, то приди к Иисусу, скажи Ему о восстании в тебе врагов Его, о твоем бессилии противостоять им, о твоем желании победить их, о твоей крайней нужде в Его помощи. Он скажет твоему сердцу: Аз есмь, не бойся (Ин. 6:20), – и расточатся враги Его. Если страсти будут увлекать сердце твое, то опять возопий к Нему, – и лучи любви Его истребят в тебе этот нечистый пламень. Сила смерти и воскресения Его умертвят в тебе гордость, страсти, любовь к миру; дух смирения, кротости и любви Его сделается твоим духом.

Сладчайшее имя Иисуса да будет всегда во устах твоих, да соединится с дыханием твоим, да положится, как печать, на сердце твоем, и как миро взлиянное да облагоухает все существо твое.

Господь Иисус Христос да приимет, защитит и оградит тебя от всякого зла и греха, и сподобит тебя, может быть, в единонадесятый час жизни твоей пришедшего на делание иноческое, части преподобных отцов, всю жизнь свою потрудившихся в пощении, бдении, присномолитвенности, в терпении и других иноческих добродетелях!

Поучение новопоставленному архимандриту Железно–Боровского монастыря Иннокентию, 6–го Декабря 1860 года

Честный отец архимандрит Иннокентий!

В невидимом присутствии Господа Иисуса и Св. Ангелов Его, за два дня перед сим, мы принимали от тебя обеты послушания, нищеты и готовности с радостью претерпевать всякое уничижение и злострадание. Ныне ты уже архимандрит. Но мы не преступили правил святых отцов. Не ты искал сего звания; священная власть сама призвала тебя к нему. Она без испытания в иноческом звании возводит тебя в сан архимандрита и вручает тебе жезл настоятельства. Ибо мы видели и свидетельствовали твою добрую жизнь в течении многих лет, твои ревностные и постоянные более тридцати лет труды в попечении о спасении нескольких тысяч душ, и около тридцати лет в наблюдении за своими собратьями, как око епископов. Посему с уверенностью ожидаем, что ты, при помощи Божией, управишь к спасению малую обитель иночествующих. Мы надеемся, что преимущества звания и служения, для тебя нового, не возгордят тебя, как новоначального; и ты примешь их не как награду за твои труды и подвиги, но как сильнейшее тебе напоминание – еще прилежнее стремиться к достижению почестей небесных и того неувядаемого венца, который, право правя слово истины, ты некогда приимешь от Пастыреначальника Христа – неувядаемый венец! При мысли о нем, трудно ли тебе попрать все земные чести и выгоды? Все радости земные, пышность и великолепие не исчезнут ли как сон, не погрузятся ли в вечное забвение? А в царстве, где соблюдается этот неувядаемый венец, радости нескончаемые и всегда новые! Надежда получить сие царство не облегчит ли для тебя все испытания жизни, все труды и подвиги в настоятельском звании? Сама смерть, несмотря на все ее ужасы, не покажется ли тебе благодатным ангелом, назначенным ввести в вечную славу Божью? Не скрою от тебя, что настоятельское служение есть крест, и крест тяжкий для нашей немощи. Много скорбей ожидает тебя. Чем живее, искреннее и ревностнее ты будешь стараться об очищении себя и об управлении братией в духе Евангелия, тем более встретишь скорбей, искушений, страданий. Но, возлюбленный брат, не расслабевай и не изнемогай; без них нельзя быть опытным в жизни духовной, нельзя достигнуть вечного спасения. Среди всех внутренних и внешних скорбей, искушений и страданий изливай сердце твое перед Господом Иисусом Христом, распятым за нас, и у Него ищи себе отрады и помощи в собственных твоих подвигах иноческого делания и в попечении об устроении братии и обители.

Помни: где труд, там и награда; где через искушение обнаруживаются добродетели, там и венец победы; а где любовь к Господу Иисусу Христу, там и готовность взойти с Ним на крест, чтобы с Ним пострадать и прославиться, чтобы с ним умереть и жить. Восходящий на крест оставил земное, умер миру, должен мудрствовать горняя, где Христос сидит одесную Бога (Кол. 3:1).

Заботься не о внешнем только устройстве обители, хотя и это нужно, а преимущественно о том, чтобы привести ко Христу души тебе вверяемые; отвергай всякое дело, которое может повредить душевному благу братии. Если ты возлюбил Господа Иисуса, то не можешь не возлюбить и душ, искупленных Его кровью. Проповедуя вверенным тебе и другим слово жизни, ты будешь небесным орудием для нового творения и раскрытия новой жизни в бессмертном существе. Какое высокое преимущество для нас грешных! И что может быть отраднее и утешительнее, как отрешать сердца братий от земных пристрастий и возвышать к внутреннему общению с Богом, и делать их сосудами, благопотребными Господу? Прошу и молю тебя, возлюбленный брат, с неоскудевающей любовью, по примеру самого Господа Иисуса, погибших взыщи, заблудших обрати, изъязвленных обвяжи, носи немощи немощных братий и укрепляй их (Иез. 34:16). Любовь даст тебе и возможность, и силы сделать истинно полезное для братии, и не изнемочь под тяжестью управления обителью.

Еще прими от меня напоминание о твоих обязанностях. Будь благоразумен в отношении к посторонним, приходящим к тебе; избегай, по возможности, суетных и праздных бесед, а с жаждущими слышать слово Божие беседуй от св. Писания и житий святых.

Дух Божий да вразумит тебя о прочем, чего не сказано в сем малом слове моем, и да соделает тебя своим освященным сосудом, сыном царствия, наследником вечной славы, чтобы ты, пожив по заповедям самого Христа, сподобился вместе с вверенными тебе получить вечную жизнь в славное воскресение святых.

Во имя Господне приими сей жезл, как кормило для управления вверенных тебе и для ограждения их от врагов. Не господствуй над наследием Божьим, но будь для него образцом смирения и кротости, по примеру Царя царствующих и Господа господствующих, Который говорит: научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем (Матф. 11:29).

Поучение по случаю крестного хода в июне месяце 1862 года

Уже в третий раз, братие, мы ныне готовимся обходить стогны града сего с честным и животворящим Крестом и святыми иконами Спасителя, Божией Матери и Святых. Радуюсь пастырски сему великому собранию верующих. Что может быть отраднее и прекраснее, как соединение многочисленного собрания верующих в одном молитвенном духе, в одном желании, в одном стремлении возблагодарить и прославить Господа Бога? Вы собрались сюда для принесения Господу Богу благодарения и славословия за избавление от бывшей некогда смертной язвы. Подлинно, как не благодарить и не славословить Господа за то, что Он избавил нас от смертоносной язвы, которая похищала тысячи людей, и дал нам еще время на покаяние? Великая милость Господня! Тогда как усопшие братия наши, после частного суда Божьего, уже приняли до страшного суда решение судьбы своей, мы еще можем трудиться для заглаживания наших грехов, еще отверсты для нас двери милосердия Божия, еще в наших руках все средства к примирению с Богом, к приобретению вечного блаженства. Но при обилии милости Божией должны ли мы не считать уже себя в числе сынов гнева Божия? Нет, братия, и над вами теперь тяготеет гнев Божий, и еще сильнее, нежели прежде: ныне нет язвы смертоносной для тела, но быстро и сильно распространяется недуг неверия и нечестия; это гибельное поветрие умерщвляет не тело, но душу. Зараза неверия и нечестия похищает великое множество душ и большей частью юных. Диавол, может быть, чувствует приближение суда вечного, а потому с особенной силой старается сеять неверие и нечестие, холодность ко всем уставам Церкви. Вас самих, братие, спрашиваю: где ныне строгие исполнители церковных постановлений? Где хранящие свято все посты церковные? Где молитвенники, проводящие целые ночи в молитве? Где дома, в которых бы все жили только для вечной жизни? Где достаточные семейства, в которых бы не господствовала роскошь от главы до последнего члена семейства? Где православные, которые бы принимали с послушанием все учение церкви и не придумывали своего вероучения? Где истинные, благоговейные чтители священного сана, которому Господь вручил свою Церковь и вместе с ней ключи к небу? Не видим ли напротив в некоторых открытое кощунство над учением, обрядами и пастырями церкви православной? Не усиливаются ли они поколебать основные законы государств, народную нравственность, честь и домашнюю жизнь, потрясти или ниспровергнуть добрый порядок и водворить безначалие? Не стараются ли возбуждать неприязнь и ненависть одного сословия к другому, не смеются ли над целыми сословиями или должностями государственной и общественной жизни и службы? Не учат ли судить и осуждать все распоряжения правительственные? Эти люди, ничего не делая, ничего не имея, не пытаются ли отнять у другого достояние, приобретенное трудами всей жизни иногда и многих поколений? Они, называя себя передовыми, ознаменовывают свои следы огнем и кровью. Но от плодов их узнаете, кто они. Такое оскуднение веры, любви и благочестия что означает, как не великий и тяжкий гнев Божий?

Как одно из величайших благодеяний Божьих есть сохранение нас в добродетели, так одна из тягчайших казней Его есть попущение впадать в грех.

Братие! Лучше умереть от заразы умерщвляющей тело, нежели от заразы погубляющей души и низвергающей их в бездну ада.

Итак, в священном шествии по стогнам града, благодаря Господа за избавление вас и отцов ваших от бывшей смертоносной язвы, вместе молитесь об избавлении себя от заразы душевной – неверия и нечестия и тех бедствий, которые привлекаются на землю неверием и нечестием.

Во время священного шествия по стогнам града взывайте к Господу Богу: Господи Боже! Сохрани град сей и всякий град и страну от глада, губительства, труса, потопа, огня, меча, нашествия иноплеменных и междоусобной брани; как милостивый и благой Господь, отврати всякий гнев, на нас праведно движимый, избавь нас от належащего своего прещения и помилуй нас. Представляйте, в умилостивление Господу Богу, вопли младенцев, слезы вдов и сирот, скорби страждущих, а паче ходатайство святых Божьих и предстательство сил небесных, особенно Пресвятой Владычицы Богородицы и Приснодевы Марии, единого упования и прибежища всех грешных, и паче всего заслуги Господа Иисуса Христа, Спасителя нашего. Небесный Отец восполнит крепкие вопли Сына Своего о нас в саду Гефсиманском и Его страдания и крестную смерть, за нас подъятые. В Искупителе нашем сретаются и соединяются правда Божья с благостью. Сия Божественная благость да покроет множество грехов наших и совсем да истребит их.

Братие! Господь Иисус Христос сказал: где двое и трое соберутся во имя Его, там и Он посреди них. Вот собралось нас несколько сот, а может быть и тысяч во имя Его, о нас ходатайствуют перед ним Его святые угодники и пречистая Матерь, а паче язвы, принятые им для нашего спасения. Мы можем все получить, о чем ни помолимся, если с верой и упованием будем молиться, но единственно только тогда, когда мы оставим греховную плотскую жизнь, и будем вести жизнь по Евангелию, какой требует Святая Церковь. Неверующим же, нечестивым и нежелающим восстать от греха никто не поможет. Что спасло город Ниневию от приговора Божия на истребление его? Покаяние. На душевные язвы они возложили строгий пост, одежды из вретища, посыпали их пеплом, смочили горькими слезами, повергались на землю, a вместе с тем переменили и образ жизни своей. «Посмотрим же, говорит св. Златоуст, какое из перечисленных лекарств уврачевало их. И увидел Бог, говорит Пророк, дела их, что они обратились от злого пути своего, и пожалел Бог о бедствии, о котором сказал, что наведет на них, и не навел (Ион. 3:10). Не сказал: видел пост Ниневитян, вретища и пепел. Я говорю не с тем, чтобы отвергать пост, да не будет, но чтобы убедить вас делать то, что лучше поста, – воздерживаться от всякого зла.

Держитесь, братие, крепко уставов святой Церкви и ревностно посещайте храмы Божии; не увлекайтесь общим потоком моды, но сохраняйте простоту нравов и жизни; сами и среди ваших семейств храните страх Божий, то есть всегда помните, что Бог все знает, все видит и везде с нами. Никогда не забывайте, что есть другая, вечная жизнь, где потребуют от нас отчета не только за всякое дело, за всякую греховную мысль, но и за всякое праздное слово, что нашим неверием и нечестием, удалением от посещения храмов и не благоговейным предстоянием в них, всеми нашими грехами ускоряется приближение кончины мира и страшного суда Божьего.

«Не имамы иные помощи, иные надежды, разве Тебе, Пресвятая Владычице, Ты нам помози!» Честные иконы Твои, Ковчег Слова жизни, проносимые по стогнам града сего, да освятят град, и вносимые в дома верующих да принесут в них бдагодать Божью, как некогда Ковчег Завета, пребывая в доме Аведдара, преисполнил его благословениями. Аминь.

Поучение Костромского Крестовоздвиженского девичьего монастыря новопоставленной игуменьи Марии, при вручении настоятельского жезла 1863 года Февраля 3 дня

Благодатью Всесвятого Духа Бога через нашу мерность возведена ты, боголюбезная сестра, на духовное начальство в святой обители дев, посвятивших себя Господу Богу через обеты послушания, целомудpия и нестяжания. Вечное спасение вверенных тебе душ да будет теперь главным предметом и целью всех твоих намерений, помышлений, слов и действий.

В знамение духовной власти вручаем тебе сей жезл; принимая его от нас, помышляй, что ты приемлешь его от руки самого Бога, невидимо среди нас присутствующего здесь. Паси и спасай души, вверяемые тебе, со всем вниманием и тщанием, как повелевают заповеди Господни, правила церковные и святоотеческие.

Возбуждай себя к ревности о спасении душ непрестанной памятью, что ты в день праведного суда Божьего должна дать ответ Богу за каждую душу, вверенную тебе. Среди неизбежных скорбей и при унынии духа в предстоящем тебе служении подкрепляй и ободряй себя тем, что Господь Бог всегда готов подать тебе и свет, и силы для совершения дела Его, если ты будешь неотступно просить у Него, и что ты ничем не можешь так доказать любви к сладчайшему Жениху души твоей, Которому ты уневестила себя, как пасением овец Его (Иоан. 21:15–17).

Да сподобит тебя Господь Бог утешения привести все души, которые ищут и будут искать спасения в ограде св. обители, вверенной тебе, в царство небесное и радостного дерзновения сказать Спасителю нашему: которых Ты дал Мне, Я сохранил, и никто из них не погиб (Иоан. 17:12), и да удостоишься вместе с ними услышать пресладкий глас Господа: приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира (Матф. 25:34).

Поучение при продолжении молитв об избавлении от губительной болезни и по случаю заложения придельного храма, при Богоявленском соборе, во имя Божией Матери, в честь Ее иконы Феодоровской, и во имя преподобного Иосифа Песнописца и св. Благоверного Князя Александра Невского, сказанное в кафедральном Успенском соборе Сентября 4–го дня 1866 года

Целый год по нашей немощи и, конечно, по грехам нашим, мы не могли предстоять в сем храме престолу Божию, совершать бескровную жертву и, по долгу звания и по нашей любви, преподавать вам, братие, слово утешения. Благодарение Господу Богу, ныне сподобившему нас совершить Божественную службу и начать священнодействие благовествования!

После долгого молчания нашего чем ныне начать наше собеседование с вами?

В виду угрожавшей нам всем опасности жизни начинаем наше настоящее собеседование тем, чем начал Сам Господь Иисус Христос, чем начинали св. Апостолы Его: покайтесь, покайтесь, покайтесь все. Мы под гневом Божьим; уже видим Ангела Господня, стоящего между небом и землей, меч его извлечен и в руках его простерт на град наш (1Пар. 21:16). Вострепещем и ужаснемся угрожающего праведного прещения и наказания Божья, взойдем в себя и размыслим, за что так наказывает нас Господь. Испытаем себя: не принадлежим ли мы к числу тех грешников, которые своими грехами особенно ускоряют суд Божий? А по свидетельству Духа Божия привлекают на себя гнев Божий и вызывают правосудие Божие на отмщение люди, следующие плоти и ее скверным похотям, презирающие начальство, своевольные и не страшащиеся злословить высших (2Пет. 2:10), самолюбивые, сребролюбивые, гордые, надменные, злоречивые, родителям непокорные, неблагодарные, нечестивые, недружелюбивые, вероломные, клеветники, невоздержные, жестокие, враги добра, предатели, наглые, напыщенные, сластолюбцы более, нежели Боголюбцы, имеющие вид благочестия, силы же его отрекшиеся (2Тим. 3:2–5), оставляющие священные собрания (Евр. 10:25), т.е. которые не посещают храмов Божьих и говорят, что им некогда ходить в церковь, заниматься чтением Слова Божия на пользу души своей; время же, назначенное для Богослужения, губят в пьянстве, в ссорах, в забавах, в кощунстве, в увеселениях и разврате, и целые ночи проводят в крайнем бесчинии. Каждый пусть обратится к своей совести и спросит ее, не согрешил он в чем–либо перед Господом Богом? Но кто кроме безумца может сказать, что он не согрешал? Итак, со слезами исповедуемся во грехах наших и возопием с пророком в сокрушении сердца; горе, горе, яко близ есть день Господень, день отмщения. Теперь же уже нельзя откладывать нашего покаяния до другого времени, даже до завтра. Мы стоим между жизнью и смертью. Покайтесь, покайтесь ныне все, чтобы губительная болезнь не восхитила нас среди наших грехов и не представила на суд Божий не очищенных покаянием. Сам Господь устами своих пророков зовет к Себе: обратитесь ко Мне, и обращусь к вам (Зах. 1:5); обратись, и исцелю тебя, чтобы не умереть тебе (Иер. 3:22). Покайтесь, покайтесь, обратитесь ко Господу Богу. Милосердие Божие радуется обращающемуся, благодать простирает к нему руки свои. Радость бывает на небесах об едином грешнике кающемся. Ангелы и святые радуются сему. Райский Херувим, стерегущий вход в рай, позволяет идти туда тебе, кающийся, новый наследник рая. Древо жизни с радостью простирает к тебе плоды жизни, ждут тебя славный град праведных и все святые.

Но, братие, покаяние дает полное исцеление только тогда, когда истинно обращаемся к Богу, а не по примеру оных каявшихся народов, у которых руки были полны грабительства, тело осквернено любострастием, а уста только взывали: избавь нас.

Обратился ты? Не ввергайся снова в тину, которую смыло с тебя милосердие. Обратился ты? Не входи снова в дела, на которые рукописания твои уничтожены. Братие! Если теперь и мимо идет гнев Божий, а мы останемся в грехах, то грехи наши навлекут на нас еще худшее, горшее и тягчайшее, и исполнится слово пророка: Врачевали Вавилон, но не исцелился (Иер. 51:9). Нам ничего не останется ожидать, как только вечного мучения, тьмы кромешной и червя неусыпающего, и скрежета зубов.

Исправим свою греховную жизнь и станем жить только по заповедям Божьим и по уставам св. церкви. Каждый теперь должен очистить свою совесть покаянием и освятить, и укрепить себя причащением пречистых тела и крови Господа нашего Иисуса Христа. Каждый да совершит добрые дела по своим силам, по своему званию, по своим средствам. Особенно теперь требуются от всех дела милосердия. Помогайте бедным братиям в их нуждах, особенно тем, которые поражены болезнью губительной, ибо милостыня избавляет милующего от смерти. Но первейшая обязанность есть благочестие. Ныне мы имеем долг и нужду напомнить вам, братие, слова Спасителя и Господа нашего: нищих всегда имеете с собою, а Меня не всегда (Иоан. 12:8). Вашей милостыни просит себе сей храм, который есть матерь церквей Божьих здешней страны, из которого исходит освящение всем храмам, где сохраняется чудотворная икона Божией Матери, – не только слава и честь граду сему, но и защита и покров ему и всей стране. Не отвращайте слуха от мольбы матери вашей церкви. Не уклоняйтесь от помощи ей, отзываясь вашими нуждами или пожертвованиями на другое. Всегда имейте в вашей памяти и вашем сердце событие ветхозаветное. Когда евреи, возвратившиеся из плена, обратились к строению домов своих, к украшению жилищ, что говорит им Господь? Чем устрашает их? Народ сей говорит: еще не пришло время строить дом Божий. Но так говорит Господь Саваоф: стройте дом, и будет мое благоволение и прославлюсь. Предполагаете много, а выходит мало; понесете домой, Я и то развею: за что? говорит Господь. За дом Мой, за то, что он все еще пуст, тогда как вы спешите каждый к своему дому. За то небеса удерживают над вами свою росу, и земля не дает плодов своих. И я призвал засуху на землю и на горы, и на хлеб, и на все, что производит земля, и на людей, и на скот, и на все труды рук (Агг. 1:2,8,9–11).

Кто, слышав cиe, не вострепещет? Как страшно прещение твое, Господи! Можно ли после сего отказываться от помощи к созданию и украшению храмов Твоих и тем возбуждать против себя гнев твой? А какое блаженство Господь Бог дает любящим благолепие дома Его? «Сице глаголет Господь Вседержитель: мир души всякому зиждущему церковь». Велика добродетель одеть нагого нищего, но сколько выше, через устроение храма, одеть Самого Господа Иисуса Христа, одевающего облаками небо, травой и цветами землю и украшающего все создание?

Чада Боговрученной нам паствы! Знаем вашу любовь к благолепию храмов Божьих и пастырски утешаемся о Господе, что он приставил нас к сей пастве, красующейся множеством благолепных храмов. Но довершите, возвысьте вашу любовь к храмам Божьим, через жертвы для матери храмов – соборной церкви. Не отяготитесь нашим о сем напоминанием. Кто из истинных детей может считать тяжким напоминание о нуждах своей матери? Кто из них может отказать ей помочь, когда она в нужде и просит и молит о помощи? Кто из вас, братие, не почтет нужды сего храма нуждами своими? Не только от нас примите cиe напоминание, но все истинные чада церкви Христовой друг другу, при каждом случае, напоминайте о необходимости помочь устроению храма. Это наша пастырская просьба и заповедь. Мы не престанем вам о сем напоминать.

Храм, которому мы ныне желаем положить основание, есть вместе и памятник верноподданической любви и преданности к Царю и благодарение Господу Богу за спасение бесценной жизни Государя Императора Александра Николаевича рукой одного из сынов страны сей; при сем соединяется воспоминание и о благодеянии Божьем к России через воцарение Дома Романовых, которого Родоначальнику, от благочестивой матери его, вручена на благословениe Феодоровская чудотворная икона Божией Матери и которой от державных благословляются до ныне все члены Царствующего Дома. Кто не только из Костромичей, но и из всех православных россиян не признает для себя обязанностью участвовать в сооружении сего священного памятника?

Придет время, когда ни одного из нас здесь не останется; может быть Ангел погубляющий и ходящий уже по стогнам и домам града сего скоро многих или некоторых из нас переселить в другую жизнь. Кому достанется достояние иных? На что будет оно употреблено? Наследники нередко употребляют его на погибель душ; иные наследники не только не помянут своих благодетелей, а даже станут поносить и проклинать их. Но сложите в своем сердце вы, ревнующие о создании храма Божия, скройте, запечатлейте в нем утешительную надежду, что память и молитва о вас до тех пор в созидаемом храме будут продолжаться, пока стоять будет храм. Так вашими жертвами на созидание храма вы поставите и себе памятник вечный, душеполезный.

Всякая жертва на созидание храма с благодарением приемлется. А силен Бог, по уверению своему, «всяку благодать изобиловати в вас» (2Кор. 9:8) и оценит дар по силам и усердию, как и две лепты вдовицы». Аминь.

Поучение Схимонахине Софии, при пострижении ее в схиму в Костромском Крестовоздвиженском девичьем монастыре

В третий уже раз в своей жизни ты, Боголюбезная сестра, произнесла ныне торжественный обет умереть миру и жить для одного Господа Иисуса Христа. Без сомнения, ныне ты с сугубой силой повторила сей обет. Ибо мир уже ничего не имеет для тебя прелестного; и ты многократно уже, конечно, вкусила, как благ и сладок сладчайший Иисус, и испытала дивные, тайные, неведомые миру утешения, какие Господь Иисус Христос дарует душам уневестившим себя Ему.

Итак, к Нему, к Нему одному переноси и мысли, и желания и чувства свои – туда на небо, где Он сидит одесную Бога и ходатайствует о нас перед Ним. Близко пришествие Его, Он грядет в полунощи. Трезвенным и бодрственным помыслом и неослабевающими подвигами стой на страже Господней, чтобы вместе с мудрыми девами встретить грядущего уже жениха души твоей Господа и Спасителя Иисуса Христа.

Не смущайся тем, что ты, по старости и немощам, уже не в силах понести подвигов совершенного иночества, всенощных бдений и коленопреклонений. Господь не потребует от тебя невозможного для тебя. Ему нужно твое сердце, а сердце ты всегда можешь возносить к Нему и днем и ночью, и стоя и ходя, и сидя, и лежа. Наше сердце принадлежит ему по праву, как Творцу и Промыслителю и Искупителю; и Он, как сокровище всех благ, один и достоин любви сердца.

Ты носишь в себе сознание твоей немощи, твоего бессилия для духовной жизни, и твоей греховности, но вместе да проникнется вся душа твоя твердой и несомненной уверенностью, что Господь Иисус Христос пришел спасти грешных, т.е. тех, которые, каясь в грехах своих, признают себя недостойными милости Божией, но достойными всякого осуждения, и возлагают всю надежду спасения своего только на Него одного, на Его заслуги и ходатайство, а не тех, которые, услаждаясь своими подвигами, своими добродетелями, надеются получить царство небесное, как должную для себя награду. Нет, нет. Без благодати Божией ничего не значат самые великие подвиги; ибо все мы под гневом Божьим, все осуждены на вечную смерть за грехи прародительские и наши. A спасение наше зависит от благодати Святого Духа, которую Иисус Христос заслужил своими страданиями и дарует нам для нашего оправдания и спасения.

Если милосердый Господь Бог благоволит ниспослать тебе, боголюбезная сестра, какие–либо духовные свои дары, то принимай их, как незаслуженную тобой милость Божию; пользуйся ими для спасения твоего и других со страхом и благоговением. Непрестанно со смирением молись о вечном твоем спасении и о спасении других; не забывай в своих молитвах и наше недостоинство.

Сам Господь и Бог наш Иисус Христос да управит и приведет тебя к себе, единому пристанищу и желаний наших краю, и да сподобит тебя вечного блаженства ради ходатайства Преблагословенной Владычицы нашей Богородицы, ради предстательства честных сил бесплотных и ради молитв Преподобных и Богоносных Отец и Матерей и всех Святых, а более ради Божественных своих щедрот и заслуг. Аминь.

Речь Святейшему Синоду, сказанная Владимирской семинарии Ректором Архимандритом Платоном, при наречении в Епископа Старорусского, викария Новгородского 21 Мая 1856 года

Святейшие Иерархи и Отцы!

С благоговением вняв слову Благочестивейшего Государя Императора, утвердившему ваше избрание меня в сан Епископа, могу ли не благодарить вас, что из среды многих сильных словом и житием братий моих вы избрали меня, превосходящего других только немощами моими и избрали на Епископское служение в Новгородской церкви, где от древних лет славится имя Христово, где столько просияло светил веры и благочестия, где вся земля освящена хождением святых и сам воздух, кажется, дышит благоуханием святыни, разливающимся от молитв и святых нетленных мощей угодников Божьих.

Могу ли я не быть исполненным благоговейной благодарности к благочестивейшему Государю Императору, который явил на мне особенное знамение своей Высокомонаршей милости, соизволив вам посвятить меня в сан Епископа, – и я первый удостоился сей Высочайшей милости в славное уже царствование Его Величества?

Могу ли я всей душой, всем сердцем моим, всей крепостью моей не возносить благодарение Господу Богу, в Троице поклоняемому и славимому, что Он и меня недостойного призвал к Епископству, которому Он вверил все благодатные дары Свои в Церкви Своей, залог святой веры и священных преданий и друг другоприимательную благодать освящать строителей таин, своих и пастырей словесного стада Христова?

В сии важные для меня минуты предаваясь чувствам благодарения и радости о Господе, не кажусь ли я забывшим о моих немощах и недостоинстве и о трудности и страшной ответственности Епископского сана, от которого убегали даже мужи, очистившие свой ум и свое сердце от всего земного и суетного и исполненные Духа Божия? Да не будет. Меня не увлекают великие преимущества и честь Епископского сана, а приводят в страх и трепет слова Духа Божия: ему же дано будет много, много взыщется от него (Лук. 12:48).

Помышляя о сей великой и тяжкой ответственности епископского служения и сознавая свою немощь и свое недостоинство, я давно желал и усиливался сойти с поприща, которое ныне приводит к сану Епископа, и удалиться в тихую иноческую обитель, чтобы там думать и заботиться только о спасении собственной души.

Не переменились и теперь мысли и желания мои. Но в надежде на всесильную помощь Божию и на ваши святые молитвы, не дерзаю пререкать велению священной и державной власти. Тяжкими опытами жизни научился я видеть в воле предержащей власти благую волю Божию.

Пастыреначальнику Господу Иисусу предаю всего себя и все мое, да обладает Он мной и направляет ум, сердце и волю к чему должно и к чему Он хочет.

Вас, святейшие отцы, смиреннейше умоляю вознести крепкие ваши молитвы к Господу Богу, чтобы Дух Божий, сошедший некогда в виде огненных языков на Св. Апостолов, сошел через рукоположение Святительское и на меня недостойного и, очистив от всякой скверны плоти и духа, соделал меня сосудом святыни, силы и славы своей.

Особенно ты, первенствующий среди сего святейшего сонма Иерарх, ангел церкви Новгородской, умножь твои святительские молитвы, чтобы Пасущий пастырей дал мне силы быть тебе добрым помощником в пастырских трудах Твоих. С детства я привык взирать на тебя, как на Ангела Божия; будь и теперь ангелом – вождем моим; управь меня немощного к моему спасению, ко благу паствы твоей, к утешению твоему, к оправданию чаяний о мне Святейшего Синода и Благочестивейшего Государя Императора, к славе пресвятого имени Божия.

Речь Его Императорскому Высочеству, Благоверному Государю Наследнику Цесаревичу и Великому Князю Николаю Александровичу, при вступлении Его Высочества в Ипатьевский монастырь 30–го Июня 1863 года

Благоверный Государь!

Перед Тобой обитель, которая считает себе более половины тысячи лет. Место для нее указано в чудном явлении самой Царицей неба и земли, Обитель сия, судьбами Божьими, предопределена быть колыбелью Дома Царствующего ко благу, величию и славе России. За четверть тысячелетия Твой Родоначальник Михаил Романов, избранный в Царя всей Россией, здесь сохранил свою жизнь от ляхов, ее искавших, которые и теперь дышат ненавистью и убийством; здесь же он, после долгой слезной мольбы народа, наконец именем Пресвятой Богородицы и святых угодников Божьих преклонился принять Царство. Но обитель, через cиe важное событие в стенах ее знаменитая, оставалась в запустении и в забвении не малое время. Только державным словом Твоего великого Деда она воззвана к новой жизни и, по благоволению Августейшего Твоего Родители, начинает обновляться.

Благоверный Государь! Ты грядешь в сию вековую обитель путем, которым шествовали Твои Царственные предки и Родители. Твое пришествие умножит ее знаменитость и оживит, и возвысит нашу радость о Тебе.

Мы не в силах изъяснить, но Дух Божий, живущий в сердцах чистых, да скажет Твоему сердцу всю высоту и глубину, и широту нашей верноподданической любви к Государю Императору и к Тебе – Наследнику Его Царства и доблестей. Вся сия страна теперь возглашает нами перед Тобой то, что она повергала в хартиях перед престолом Царевым: мы готовы принести в жертву все наше и себя самих за Bеpy, Царя и Отечество.

Бог благословений, в Троице покланяемый и славимый, ради ходатайства Преблагословенныя Владычицы нашей Богородицы, Которой заступлению Царь Михаил был вручен своей матерью, но Которая Сама приняла Тебя под Свой кров от рождения твоего, в день рождества Ее, ради молитв всех святых, да благословляет Тебя всяким благословением как в настоящее путешествие Твое для изучения России, или для обручения с ней, так и во все дни Твоей жизни.

Речь Его Императорскому Высочеству, Благоверному Государю Наследнику Цесаревичу и Великому Князю Александру Александровичу, и Его Императорскому Высочеству, Благоверному Государю и Великому Князю Владимиру Александровичу, перед вступлением Их Высочеств в Костромской Кафедральный Успенский собор

Благоверные Государи!

Вся Россия Вам своя; но дерзаем сказать, что Костромская страна Вам преимущественно своя и Вы преимущественно наши. Промыслу Божию угодно соединить сию страну особенным союзом с Царствующим Домом. Костромской стране принадлежит Родоначальник Ваш. Сыном сей страны, через пожертвование собственной жизнью, избранный в царя России избавлен от рук врагов отечества. Только здесь торжественно празднуется непрерывно уже два с половиной века день восшествия на престол царя из Дома Романовых. К сему драгоценному древнему достоянию недавно даровано нам новое Божие благословение. Из числа миллионов верноподданных, исполненных беспредельной преданности в любви к Царю, Господь Бог избрал сына Костромской страны в орудие сохранения бесценной жизни Государя Императора, Отца отечества и славного среди Царей земных.

Благословляя Господа Бога, спасающего царей и хранящего Россию, мы смиреннейше просим Вас, Благоверные Государи, засвидетельствовать перед Государем Императором, что все мы всегда готовы положить нашу жизнь за Царя.

Речь при встрече Их Императорских Высочеств в Ипатьевском монастыре 1866 года Августа 15–го дня

Благоверные Государи!

Путем царским, Прародительским и Родительским, по недавним следам Августейшего Брата Вашего, Вы шествуете в сию вековую обитель. В ней, стоящей на месте дивного явления Богоматери, началась одна из славных страниц истории отечества и Царствующего Дома, и она сама стала историческим памятником и предметом внимания и посещения Царственных Особ.

С умилением и благоговейной любовью мы вспоминаем последнее царственное посещение сей обители в Бозе почившим Государем Цесаревичем.

Три раза обитель сия была Им удостоена посещения, и каждый раз мы были свидетелями Его благочестия перед Богом, глубокого почитания к почившим предкам и благоволения к живущим здесь1. Своими высокими доблестями, а более узами любви, благости и снисхождения, Он увлек себе в плен сердца не только наши, но и всей России.

Сим воспоминанием не возбуждаем ли какой–либо скорби в сердце Твоем, Благоверный Государь Цесаревич? Да не будет. Мы дерзнули воспомянуть о почившем в Бозе Государе Цесаревиче, который оставил Тебе в наследие свое достоинство и свои права, и о наших чувствах благоговейной преданности и любви к Нему, чтобы изъяснить перед Тобой, что сии наши чувства теперь принадлежат Тебе. В дивной судьбе Твоей, так сходной с судьбой святого предка Твоего Великого Князя, которого имя наречено на Тебе, даровано свыше ясное знамение, что Ты избранник Божий, призванный на великие дела.

Да препояшет Тебя Господь Бог силой своей на все дела, благотворные для России и святой церкви. Да продолжит Он на многие и многие лета драгоценную жизнь Твою, Твоих Августейших Родителей и Той, с которой в союзе по Духу Божию во образе Христа и церкви Его, Ты желаешь найти Себе счастье.

Об этом молим мы, молят миллионы верноподданных, молят иноки сей обители неусыпно день и ночь, прилагая свои молитвы к словам Духа Божия, изреченным устами царя – Пророка.

Речь по прочтении Высочайшего Манифеста от 19–го Февраля 1861 года, 9–го Марта 1861 года в Кафедральном Успенском соборе

Итак, Россияне, великое, давно желанное и ожидаемое дело совершилось. Более двадцати миллионов наших соотечественников получают новые права и, можно сказать, новую жизнь. Неисчислимы жертвы, приносимые благородным дворянством на алтарь отечества для общего блага и во славу Господа Иисуса Христа, Который не только возвестил всем духовную свободу, но и купил ее бесценной ценой крови Своей. Сам Государь Император возвещает вслух всего мира о сем новом доблестном величайшем подвиге Российского дворянства и воздает достойную славу и честь. Что же мы в чувствах верноподданнической преданности и любви скажем о нашем всемилостивейшем Государе?

Его Величеству ныне принадлежат слова Духа Божия, излившиеся из уст Преблагословенной Девы Марии: отныне ублажат мя вси роди. Отныне Императору Александру второму благословение, благодарность и любовь от миллионов подданных Его, и слава, и удивление от народов всей вселенной. Императору Александру первому от благодарной России поднесено название Благословенного; Императору Александру второму достоит название Преблагословенного. История впишет Августейшее имя Его в числе великих государей–благодетелей человечества. Но, Господи, только Твоею силою возвеселится царь, только Ты дал ему, чего желало сердце его, и прошения уст его не отринул (Пс. 20:2–3). Дивно ли это, братия, когда сердце Царево в руках Божьих, когда оно храм Духа Святого, помазанный от Святого дарами природы и благодати? Царь наш в смирении перед Богом сам исповедует помощь Божью в великом деле, им совершенном, и нисходит к нам с требованием наших молитв к Богу о Себе и о деле Его. Что мы можем принести Ему за все неисчислимые заботы, труды и попечения о нас?

Каждый пусть употребляет все свои дарования и силы на служение великому делу в том месте, где Господь поставил его, и так, как только может делать верный раб Христов в послушании и святости. Но все, что мы ни делаем по обязанностям нашего звания, есть более средства к сохранению и умножению нашего благополучия, нежели жертвы Августейшему блюстителю его.

Россияне! По требованию Государя, по верноподданническому долгу и по чувству нашей любви и благоговения к Нему, и по призванию священной власти принесем ныне торжественное Господу Богу моление о здравии и благоденствии Всемилостивейшего Государя Императора Александра Николаевича, даровавшего крепостным людям права свободы сельских обывателей. Помолимся, крепко помолимся, чтобы Господь Бог излил в обилии Свое благословение на нашего Царя, в котором заключены судьбы не только наши, но и других народов, и, можно сказать, целого мира.

Речь перед благодарственным молебным пением по закрытии комитета о крестьянском деле, 1859 года Января 15–дня, в доме Костромского дворянства

Достопочтеннейшие мужи!

Приветствую вас с окончанием великого дела, порученного нам Государем Императором.

Благочестивейший Государь, вручая дворянству судьбу крестьянского сословия, говорил, как бы то же, что Св. Апостол Павел писал к Филимону о рабе его Онисиме: «Ты его, т.е. мое сердце, приими; Моею Самодержавною властью я мог дать ему свободу, но без твоей воли ничтоже восхотех сотворити, да не аки по нужди благое твое будет, но по воле. Приими его не ктому аки раба, но выше раба, брата возлюбленна, и по плоти, и о Господе. Прошу тебя о Господе, успокой мое сердце в Господе. Знаю, что ты сделаешь и более, нежели сказано». Как вы, достопочтеннейшие мужи, исполнили сие великое дело – мы не знаем и не наше дело судить об этом, но слышим, что среди ваших совещаний царствовал мир и открывались бесчисленные опыты вашего самоотвержения для общего блага; мы уверены, что все ваши предначертания дышат благоуханием любви Христовой, преисполнены высоких и благородных чувствований. Ибо в начало и основание этого подвига призвана вами помощь и сила Божия, и вы совершили его вручив себя водительству Духа Божия и покрову и заступлению Царицы Небесной. «Благодарю Бога моего, всегда воспоминая о вас в молитвах моих, слыша о любви вашей и вере, какую имеете к Господу Иисусу Христу и Святым Его». С великой радостью и утешением мы разделяли здесь молитвы ваши при начале дела, ныне вами оконченного; и с той же радостью, и с тем же утешением теперь явились сюда для принесения вместе с вами благодарения Господу Иисусу и Его Пречистой Матери. Ибо сердце благодарящее свободнее открывается и делается более способным к принятию новых Божьих даров. И что может быть выше для человека, как не прославление Триипостасного Божества? В этом состоит и блаженство небожителей.

Итак, принесем ныне благодарение Господу Богу не по одному только обычаю, хотя и благочестивому, но из глубины всего сердца нашего.

Речь при освящении покоев в Ипатьевском монастыре, в которых жил Царь Михаил Феодорович 1863 года Сентября 29–дня

Достопочтеннейшие слушатели!

Вы знаете, что эти смиренные келии иноков стали Царским чертогом уже два с половиной века. В них пребывал не малое время Михаил Феодорович Романов, родоначальник наших Царей; и здесь же Он, как Царь России, несколько дней приготовлялся молитвой и постом к превосходящему силы человеческие царскому служению, как приготовляли себя к особенным подвигам все истинно великие деятели человечества.

Сколь пламенны и крепки были молитвы юного Царя Михаила могли бы нам поведать только своды и стены сего дома и Ангел Господень, Который, в золотой кадильнице своих молитв, возносил к престолу Всевышнего чистые молитвы юноши. Но мы с твердой уверенностью провозглашаем: Царь Михаил здесь молился за Россию. Итак, сей Царский дом есть и место Царских подвигов благочестия, поста и молитвы.

При взгляде на него как много дум и воспоминаний рождается невольно! Царский дом в иноческой обители составляет славу ее и естественно делается предметом верноподданического благоговения сынов России и почтительного любопытства иностранцев. Сами Державные и члены Августейшего Дома удостаивают его особенного внимания и Царственных посещений. Ныне дом сей стал не только памятником пребывания Царя Михаила Феодоровича, но и почтения и любви Государя Императора Александра Николаевича к Родоначальнику своему.

По повелению и на Царские щедроты Его Величества сей вековой дом обновлен в древнеподражательном виде. Мы призваны совершить освящение его по чину церковному.

В какое знаменательное время совершается обновление и освящение сего жилища Царя Михаила Феодоровича! Перед воцарением его было тяжкое от ляхов время для России. В ее пределах явился король польский с намерением поработить нашу страну и истребить православную веру. И едва не на престоле Русском был королевич польский. В руках ляхов находилась уже столица, где они подняли грабеж и убийства. Но Бог вверил судьбы России Михаилу и благословение небесное излилось на отечество. Ляхи прогнаны, водворился порядок и мир.

Что же и ныне видим от ляхов, уже покоренных нами, уже подданных России? Неустройства, смятения, нарушение верноподданнической присяги, мятеж против Царя, восстание на целость и достоинство России, возбуждение вражды против нас даже в чуждых народах, грабительства, кровопролития, убийства. И сии злодейства служители алтарей ляхских укрывают в своих святилищах.

Скажем ли с Пророком: где суть милости Твои древние, Господи? Нет, воскликнем: с нами Бог. Разумейте языци и покаряйтеся, яко с нами Бог. Всевидящее око бодрствует недремлемо над Помазанником Господним, Царем России. Бог уже помянул поношение врагов Его. Многие из них, исповедуя вины свои перед Ним, предают себя в Его беспредельное милосердие. Многомилостивый Господь да умягчит ожесточенные сердца и всех врагов Царя и святой веры и истребит дух противления, действующий в них.

Когда мысль наша возлетает к лику Монарха, то какой светлый образ милости и правды является нам! Дух действий нашего Государя силен, многообъемлющ, неутомим и, что всему основание и венец, Богопредан.

Россияне! Не престанем облегчать необъятные труды Августейшего Монарха нашего безусловной преданностью Его Высочайшей воле, точным и верным исполнением наших обязанностей и всегдашней молитвой к Господу Богу, да Он пребывает всегда с Ним и приложит Ему дни на дни, лета на лета.

Речь перед совершением благодарственного молебного пения Господу Богу и акафиста Пресвятой Богородице по случаю восстановления Богоявленского Костромского монастыря с перемещением в него девичьего Анастасьина, сказанная 7–го Января 1864 года в Смоленской церкви Богоявленского монастыря

Кто, братие, из верных чад Православной церкви, при виде развалин сей древней обители, не скорбел об ее запустении и не желал восстановления оной в прежнем благолепии? Сколько и мы выслушали сих желаний и даже упреков за обитель, хотя нимало не заслуженных нами?

Се ныне благословите Господа все рабы Господни, не только предстоящие в храме сем, но и везде пребывающие ревнители восстановления святой обители. Благословением священной и соизволением Державной власти сия древняя обитель, запустевшая от пожара и разрушаемая рукой времени и людей, восстанавливается и передается в место жилища уже не мужам, как прежде, но девам, уневестившим себя Христу.

Возрадуйся ныне о Господе ты, сонм иночествующих дев. Ты наследуешь досточтимое место. Сия древняя обитель освящена вековыми молитвами, пощениями, бдениями, коленопреклонениями и другими подвигами иночества, и орошена кровью иноков, положивших некогда живот свой за веру, Царя и отечество. Знаем, что вам, сестры о Господе, предлежит много забот, скорбей, трудов и слез при восстановлении этих развалин. Но неизреченна благость Господа Бога ко всем верующим и уповающим на Него. Если Он не отказывал в своих милостях непокорному народу еврейскому, то откажет ли вам, день и ночь служащим Ему и ради Него все оставившим? Прибегайте чаще с молитвой и к Пресвятой Владычице Богородице, особенно перед чудотворной иконой Ее в сем святом храме. Это одно из драгоценнейших ваших здесь наследий. Перед ней изливайте ваши души и сердца. Царица небесная не оставит вас. Ее предстательству, покрову и защищению мы вручаем вас и святую обитель.

Можем ли и мы с вами не благодарить и не благословлять ныне Господа? Восстановлением сей обители вам даруется более удобств для иноческой жизни, а с нас снимается тяжкая обязанность служить разрушению сего священного памятника древнего благочестия. И мы веруем, что слава сей второй обители будет более славы обители первой, ибо многочисленный лик иночествующих дев представит Господу Богу на служение более душ, нежели малый некогда собор иночествовавших здесь мужей.

С Пророками, кажется, мы видим, что сами камни сей обители облекаются веселием, и слышим, что от радости потрясаются и кости здесь почивших отцов и братий и говорят: Господи, Господи, кто подобен Тебе? Ибо здесь опять не один раз в день будет возноситься бескровная жертва об их упокоении и спасении всех, опять возобновятся на сем месте молитвы, коленопреклонения, бдения и пощения, опять начнется равноангельная жизнь. Призри с небеси, Боже, и виждь и посети виноград сей и соверши и, его же насади десница Твоя (Псал. 79:15–16).

Если для всех так отрадно восстановление сей обители, то для чего же, подумает кто, отлагали это дело до сего времени? Гнев ли Божий продолжал тяготеть над сей обителью, испытывал ли Господь нашу веру и наше упование, не усматривал ли Всевидящий достойных к совершению сего дела – мы не знаем. Но с нашей стороны была самая простая причина – мы не видели ни людей, ни средств нужных для сего дела великого и многотрудного. И теперь нет никаких средств для сего. Но нашлась душа, горящая духом. Она, взвесив всю трудность и важность предлежащего подвига, в уповании на благость милосердного Господа, на покров и предстательство Пресвятой Владычицы Богородицы и на молитвы неведомых угодников Божьих, здесь почивающих, приносит себя в жертву на служение восстановлению обители. Да примет Господь Бог сию жертву ревности в воню благоухания своего духовного и да ниспосылает всегда Свое пренебесное благословение.

Принесем ныне благодарственное пение Господу Богу и Преблагословенной Богородице и Приснодеве Марии перед Ее чудотворным образом, драгоценной святыней сего храма. Сему научили нас, древние Богодухновенные мужи: Принеси в жертву Богу хвалу и воздай Всевышнему обеты твои (Псал. 49:14).

Речь в Костромском Богоявленском Анастасьином девичьем монастыре Января 7–го дня 1865 года

Совершился год, как мы в сем храме приносили жертву благодарения Господу Богу, через священную и державную власть, воззвавшему сию древнюю обитель к новой жизни. Радостен был для нас праздник восстановления обители. Но невольно сердце исполнялось страхом при взгляде на громадные развалины восстанавливаемой обители и на храмы Божьи, лишенные крова, и особенно при мысли о скудных средствах для великого дела. Но вы сами, почтеннейшие слушатели, видите, что стало в год с сей обителью. Храмы, обезображенные пламенем и временем, восстанавливаются, облекаются в благолепие, на главах их уже сияют кресты, некоторые сестры нашли себе приют в обители, устраиваются жилища и для прочих; укрепляется ограждение и изготовлено много потребного для создания обители в настоящем году. Где бы на все это найти средства, если бы Сам Ты, Господи, не подал руками любящих благолепие дома Твоего и иноческие обители? Сестры обители уповали и молились, молились непрерывно в смирении и с сокрушенным сердцем – и Господь услышал их: ибо Он близь есть сокрушенных сердцем и смиренные духом спасет (Псал. 33:19).

Общее сочувствие к восстановлению обители выражалось отовсюду и во всем, – оно являлось и в словах одобрения, и в молитвах, и в благих советах, и в щедрых жертвах для восстанавливаемой обители2. Истинно сам Дух Божий воспламенял своих рабов ревностью и усердием. Как во дни Пророка Моисея весь народ Божий, для сооружения скинии свидения жертвовал свои драгоценности, не жалея ничего, так и для восстановления сей обители пожертвования приносились от лиц всякого звания и обоего пола. Жертвовали не только те, которых Господь благословил достоянием, но и глубокая нищета, скажем с Апостолом, изливалась в богатстве щедрости (2Кор. 8:2). Бедные, одетые в рубища, приносили златницы3. Иные нажитое трудами целой жизни приносили со слезами умиления в жертву на восстановление обители по убеждению, что не могут из своего достояния сделать лучшего употребления4. Поступали пожертвования и из далеких мест, даже из таких, где собственная нищета храмов и обителей требует особой помощи5. Но особенной благодарностью обязана сия обитель вам, рабы Божьи, живущие в сем богоспасаемом граде. Пожертвования от граждан всех званий и состояний лились, можно сказать, рекой. И с каким живым расположением, с какой готовностью, с какой доверенностью и простотой, с каким трогательным чувством умиления великие и малые пожертвования были вручаемы блюдущим обитель большей частью в присутствии только одного Господа Бога! Как мы желали бы теперь уподобиться тому мусикийскому орудию, из коего дыханье ветра без содействия рук человеческих извлекает согласные звуки, чтобы быть органом славословия Богу и благодарения Ему за вас и о вас, граждане града сего. Вы наша радость, вы наша похвала, вы наше утешение о Христе Иисусе Господе нашем.

Ваши жертвы на восстановление обители от сердец полных веры и упования уже представлены Богу, как знамение вашей любви к Нему. Да освятит Он их взором отеческого благоволения и любви к вам, и да приимет их себе, как благоуханное кадило.

Жертвуя для обители, вы сами восприемлете спасительное воздействие в очищении, просвещении и собственном преспеяниии духовном. Чем более расточаете свои блага с мыслью о вечности, ради Христа и во Христе, тем более обогащаетесь благословениями Божьими для временной жизни и вечного блаженства.

Сестры обители! Восхвалите Господа со мной, вознесем имя Его вкупе с благодарением за Его истинно данные и великие милости, которые суть явное знамение особенного Его промышления о восстанавливаемой обители. Вся наша жизнь должна быть одной непрерывной благодарностью Богу и славословием Его. Да воспламеняется сердце ваше святой ненавистью ко всему, что противно Божественному вашему Жениху в мыслях, чувствах, желаньях, словах и делах ваших, и да возгревается в вас любовь к Нему Единому. Тогда Он Сам введет вас из сей земной обители, из сих малых келий в свой пресветлый небесный чертог, где вы, на браке Агнчем, будете торжествовать вместе с невестами Его. Матерь Божия да будет вашей истинной матерью, и своим материнским благословением и ходатайством да закроет на веки ту пропасть, которую грехи наши образуют между нами и Богом.

Слово наше опять к вам, благотворители святой обители.

Восстанавливаемая усердием вашим обитель будет вековым памятником вашей веры, вашего благочестия для грядущих поколений. Имена ваши всегда молитвенно воспоминаются перед Богом сестрами обители. Но, если бы они и забыли о вас, церковь никогда не забудет вас. Доколе будет стоять обитель, до тех пор она не престанет вопиять перед Богом о милости к благотворителям и создателям ее. Сам Господь Бог по молитвам церкви воспрославит вас Божественной своей силой и воздает вам за ваши благотворения обители изобильной мерой благодати, которой и одна капля бесконечно драгоценнее всех заслуг, подвигов и добродетелей человеческих. Буди имя Его благословенно отныне и довека.

Речь перед приведением к присяге губернских гласных в Костромском кафедральном соборе

Достопочтенное собрание земских членов!

Вы перед святым Евангелием и животворящим крестом Христа Спасителя. Вы скоро облобызаете их, и сим запечатлеете и освятите ваше избрание. Конечно, вы, в духе веры, как бы из собственных рук Самого Бога примете жребий вашего служения, чтобы посвятить себя на служение не людей только, но и перед Богом.

В сии священные для вас минуты мы не можем оставаться в безмолвии, любовь к общему благу, живое сочувствие к делу, вас ожидающему, служение наше побуждает сказать вам пастырское слово.

Избранники страны сей! Вам предстоит новое, важное, трудное дело. Внесите в земские учреждения истинную жизнь по духу веры православной и народности русской. Земские учреждения тогда только будут полезны, тогда только будут сильны, когда сделаются верным выражением народной мысли, народного сознания, народного духа. А этот дух есть дух веры и благочестия.

Вы призваны для принятия мер к улучшению материального и духовного благосостояния страны. Знаем, какое множество предметов материальных озабочивает вас, и сколько требуется усилий и пожертвований для того, чтобы улучшить внешнее благосостояние страны. Нужны не годы, а десятки лет для приведения всего в доброе устройство. Но не останавливайте вашего внимания на одном внешнем. Во всех совещаниях о внешнем благосостоянии имейте в виду духовное благо страны. Оно да будет для вас выше и дороже всех материальных выгод. Самодержавная воля Царя царствующих и Господа господствующих да будет вашим главным законом. Во всех ваших распоряжениях и действиях да прославляется один Господь Бог. Из благ духовных первое благо есть святая вера. Ибо только вера служит незыблемым основанием обществ, приготовляя почву, на которой вырастают добродетели семейные и гражданские, только она силой благодатных средств своих побеждает порочные мысли и влечения, из которых рождаются преступления против государства и человеческого общества.

На земские учреждения возложена обязанность заботиться об устройстве церквей и образованию юношества. Наша благословенная Костромская страна уже красуется благолепными храмами Божьими; не многие из них требуют вашей помощи. Но пастырски, как посланники Христовы, молим вас, от лица святой церкви матери нашей, простирающей к вам руки свои, молим вас обратить внимание на бедствующих служителей алтаря, особенно в приходах, где есть зараженные расколом, от которых они находятся в зависимости во всем. Дайте нам возможность приставить достойных делателей к вертограду Божию, чтобы они без скорби, без воздыхания, без страха за свои семейства посвятили себя всецело делу распространения царства Божия среди нас.

Царство небесное прежде всего принадлежит детям. Образование и воспитание их в духе веры и в духе русской народности да будет для вас предметом живейших забот, если вы желаете видеть в них новое, сильное духом поколение.

Мудрые века сего, для которых бог чрево и которых слава в постыдных удовольствиях чувственности, более всего стараются своими заблуждениями и пороками заразить детей; постоянно направляют свои усилия, заботы, деятельность к развращению молодых умов. Отнимите от этих злодеев, отнимите от них детей наших, наследников царства небесного. Укройте их под сень церкви. Да будет образование и воспитание детей и юношей наздано на основании св. Апостолов и Пророков, сущу краеугольну самому Иисусу Христу. Ибо никто не может положить другого основания, кроме положенного, которое есть Иисус Христос (1Кор. 3:11).

На ваше участие в земских собраниях не смотрите как на дело только неизбежной обязанности, как на исполнение повинности. Вы не сделаете, не скажете ничего худого, но только промолчите тогда, когда нужно вопиять, – и вы за многое будете виновны перед Богом, перед совестью, перед обществом и перед Государем. Вы сойдете с поприща, но худые последствия вашей беспечности останутся на долго, а может быть навсегда. Не довольно приступить к делу земскому с намерениями самыми чистыми, чувствами самыми добрыми; необходим подвиг, подвиг тяжкий и постоянный, ибо требуется самоотвержение от всех и каждого. Но и подвиги и труды без христианской любви ничто. Люби и делай что хочешь – говорит один учитель церкви (Августин). Собрание, одушевленное святой любовно, составило бы одну душу, одно сердце; любовь дала бы и воле твердость и непоколебимость, ибо только любовь может переносить все трудности, только она никогда не утомляется и даже любит утомления и самопожертвование.

Среди всех ваших недоумений, затруднений и скорбей в деле служения земству, обращайте взор ваш молитвенно к Богу, располагайте свое сердце к принятию небесной помощи и подкрепления свыше нисходящего. Все великие общественные деятели обретали для себя свет, силу и помощь в молитве.

Вы принесете присягу. Ангелы Божьи запишут вашу клятву на небесах. В великий день суда Божия они принесут рукописания ваши перед страшное судилище, и тогда от Судии вечного услышите: твоими словами я осужу тебя (Лук. 19:22). И слово Божие, которое вы облобызаете, будет судить вас в последний день, как говорит Господь Иисус Христос (Иоан. 12:48). Да судит оно, да судит оно не в осуждение, а в воздаяние за труды и подвиги ваши для блага общего и святой Церкви.

Речь духовенству города Костромы в ответ на приветствие его с совершением десятилетия управления Костромской епархией

Глубоко я тронут вашим, отцы и братья, приветствием меня с совершением десятилетия служения моего здесь. Ваша доверенность мне, ваша уверенность во мне и ваша любовь ко мне – для меня самая дорогая награда.

Не отрекаюсь, что в течение десяти лет положено мной много забот и трудов, принято много болезней и скорбей, принесено много жертв, иногда тяжких для немощи. Но что могли бы мы сделать, к чему бы послужило все сделанное, если бы милосердый Господь Бог не подавал своей помощи, своей силы и своего благословения? Слава и благодарение Господу Богу, венчавшему нас милостью и щедротами. С святым Апостолом я должен сказать о себе: благодатию Божиею есмь то, что есмь (1Кор. 15:10).

Воздав Божие Богу, я свидетельствую перед вами, отцы и братья, что после Господа Бога я обязан великой благодарностью Консистории с ее достойным секретарем, за советы, за точное и усердное исполнение законов и моих распоряжений и за тяжкие неусыпные труды их для блага епархии. Бывший господин Обер–Прокурор Святейшего Синода А.П. Ахматов нашу консисторию, по ее деятельности и исправности, признал третьей или четвертой из всех консисторий. Потом я обязан глубокой, живейшей благодарностью отцам благочинным и прочим духовным лицам, которые, за исключением не многих, хотя и очень прискорбным, поняли, что душа моя преисполнена живой любовью ко всем, что я ничего не желаю кроме общего блага и готов все перенести ради братии и святой церкви, и которые оказывают самое живое сочувствие к моим распоряжениям, исполняют их свободно, усердно, добросовестно, даже с самопожертвованием.

Мы прожили время весьма трудное по многим отношениям; но трудности для нас не окончились с десятилетием. И впереди ждут нас заботы, болезни, скорби, труды, жертвы. Потому убедительнейше прошу вас, отцы и братия, продолжить ваше содействие и помощь мне во всех намерениях и действиях для блага епархии, особенно не оставьте меня вашей молитвенной помощью. Когда предстоите перед престолом Господа, то усугубьте ваши молитвы перед Божественной Главой церкви Господом Иисусом Христом, чтобы мне, который могу справедливо хвалиться только немощами моими душевными и телесными, Он всегда даровал свой свет и свои силы к прохождению великого и трудного служения, на меня возложенного; прошу вас о сем не ради себя только, но ради Церкви Господа Иисуса

Христа ради искупленных Его кровью и ради славы имени Божия.

* * *

1

В первый раз покойный Государь Наследник изволил быть в Ипатьевском монастыре за литургией, после которой обозревал монастырь; во второй слушал панихиду по Государыне Императрице Александре Феодоровне и в третий раз приезжал перед отбытием из Костромы для того, чтобы проститься с Архиереем, как Сам Он изволил выразиться.

2

В течение года всех пожертвований было до двадцати тысяч рублей.

3

Одна поселянка, крайне бедная и одетая в рубище, принесла двадцать пять золотых полуимпериалов, завещанных ей отцом на богоугодные дела.

4

Одна поселянка Юрьевецкого уезда принесла узелок серебряной монеты на 50 руб., полученный ей от деда, с завещанием передать на истинно богоугодное дело.

5

Из г. Ошмян Виленской губернии прислано двадцать пять рублей при письме, в котором выражается живейшее сочувствие к делу восстановления Богоявленской обители.


Источник: Кострома. В губернской типографии, 1869

Вам может быть интересно:

1. Краткое правило для благочестивой жизни архиепископ Платон (Фивейский)

2. Дневник-размышление на педагогические темы (выдержки) протоиерей Фёдор Голубинский

3. Собрание слов. Том I митрополит Сергий (Ляпидевский)

4. Как относились к царской власти святые мученики первых времен протоиерей Андрей Хойнацкий

5. Собрание слов и размышлений епископ Вениамин (Платонов)

6. О воскресении мертвых профессор Василий Федорович Певницкий

7. Слово в день святителя Алексия, митрополита митрополит Платон (Левшин)

8. Слова и речи. Том II митрополит Никанор (Клементьевский)

9. Соглашение библейского сказания о миротворении с научными данными и выводами естествознания профессор Митрофан Филиппович Ястребов

10. Иудейство в 5 веке до Рождества Христова Павел Васильевич Тихомиров

Комментарии для сайта Cackle