епископ Порфирий (Успенский)

1855 год11

Январь. В первый день пламенно молюсь:

Господи и Владыко живота моего! Дух праздности, уныния, любоначалия и празднословия не даждь ми. Дух же целомудрия, смиренномудрия, терпения и любве даруй ми, рабу Твоему. Ей, Господи, Царю, даруй ми зрети моя прегрешения и не осуждати брата моего.

В праздничные дни я удостоверился, что в «Воскресном чтении», издаваемом Киевской Духовной Академией, действительно напечатана была12, как говорил мне Джунковский в Вене, статья о безгрешном зачатии Пресвятой Девы Марии. Но после моего допроса цензору архимандриту Нектарию оказалось, что он пропустил ее не читавши. Что касается приведенного в ней учения Константинопольского патриарха Германа о создании Марии безгрешной, то учения такого он не излагал, а сказал только то, что Она украшена была всеми дарами благодати. Это я прочитал в книге его13, взятой из библиотеки здешней духовной академии.

Человек, яко трава: дни его, яко цвет сельный, тако отцветет. В час пополуночи под шестнадцатый день текущего месяца волей Божией скоропостижно скончался обер-прокурор св. Синода граф Протасов от болезненного расширения сердца. Приглашенный к нему священник уже не успел исповедовать его и причастить Святых Таин и только прочел отходную молитву. Sic transit gloria mundi! Sic ex medio vivorum extirpantur potentes! Est Deus, Qui ad Suum terribile judicium appellat homines usurpantes sanctae ecclesiae jura14.

Исправление должности обер-прокурора поручено старшему в Синоде чиновнику Александру Ивановичу Карасевскому. Это – человек большого роста с небольшим умом.

В 21 день. Я, по указанию 12-го параграфа, представил директору азиатского департамента министерства иностранных дел Николаю Ивановичу Любимову свой отчет об ученых и художественных занятиях нашей духовной миссии в Иерусалиме в течение прошлого года для препровождения его в св. Синод.

День 29. Этот директор письменно уведомлен мною о том, что состоявший при нашей Иерусалимской миссии иеромонах Феофан, по прошению его, причислен к Петербургской Духовной Академии.

В том же письме я просил Любимова учинить милостивое распоряжение касательно выдачи мне денег, какие причитаются оной миссии за сентябрьскую треть прошедшего года.

Тогда же Любимов получил от меня другое письмо, в котором испрашивалось состоящему при мне студенту Соловьеву вознаграждение за его ученые и художественные труды и отличное поведение в Иерусалиме выдачей ему годового жалованья (500 руб.) и предоставление ему приличного места.

P.S. Наставник Московской Духовной Академии Горский (не монах), состоящий в духовном звании и не имеющий никакого чина, награжден орденом св. Владимира 4-й степени. По примеру его можно бы наградить и студента Соловьева орденом св. Анны 3-й степени.

В тот же 29 день. Управляющему министерством иностранных дел Льву Григорьевичу Сенявину представлен был отчет о действиях моих в Иерусалиме при письме.

NB. Смотри сей отчет в переплетенной книге и деловые записки о Российской духовной миссии в Иерусалиме15. Третья часть его, о сношениях с католиками, протестантами, армянами, коптами, сиро-иаковитами и мусульманами, не была написана, потому что Сенявин торопил меня, дабы поскорее наградить меня пенсией.

Февраль. День 3. Сегодня был у меня архангельский епископ Антоний, земляк мой, и поведал, что в некоторых церквах его епархии нет риз, а потиры и дискосы – свинцовые и что церковь от церкви отстоит на 200 верст, да и приходским деревням до них далеко и потому крестьяне не ходят в них.

Слышно, что один дежурный чиновник св. Синода хотел было ночью выдать раскольникам отобранные у них книги; но часовой солдат, увидев его с ящиком, окликнул его. Окликнутый испугался, бросил ящик и убежал. А взял он с раскольников 2000 руб., или эти деньги были обещаны ему. Таким образом книги остались в Синоде.

Еще слышно, что обер-прокурор Синода Протасов, зная проделки синодских секретарей, замедлявших дела и уведомлявших о ходе их ради корысти своей, решился сменить их всех. Но смерть его остановила это справедливое и благое дело.

День 7. Директор азиатского департамента Н.И. Любимов записочкой просил меня побывать у него сегодня в департаменте, потому что ему нужно сказать мне два слова по поводу пущенной о мне и о бывших при мне лицах бумаги к исправляющему должность обер-прокурора св. Синода или прислать в департамент студента Соловьева, чем раньше, тем лучше.

NB. Я был у него, но что и что он говорил, того не записал. Впрочем, веяние было теплое.

День 14. Подано г. Сербиновичу мое письмо с просьбой учинить распоряжение о выдаче нашей Иерусалимской миссии денежных окладов за сентябрьскую треть прошедшего года из сумм св. Синода.

Апрель. День 4. Сегодня эти оклады получены мною, иеромонахом Феофаном и студентом Соловьевым в азиатском департаменте. Наша миссия кончилась.

День 5. В последние дни месяца марта дважды снилось мне, будто я лечу далеко, останавливаюсь на месте незнакомом мне и тут вижу текущую реку, похожую на Золотой рог в Константинополе, и основывающееся здание. К этой реке привела меня елень багряного цвета, у которой на крестце горела свеча в фонаре, привела по узкой и стропотной ложбине.

NB. Сон этот был вещий. Елень – это великая княгиня Елена Павловна, пригласившая меня жить в Ораниенбауме, в котором я никогда не бывал. Река – это узкий залив моря между этим городком и Кронштадтом. Основывающееся здание – это соседние батареи, строившиеся по случаю войны.

День 11. Ночью под этот день мне снилось, будто я стою перед государем Александром Николаевичем. Он мне сказал: «Поздравляю вас с получением пенсии». Я, держа его руку, ответил ему: «Государь! Двадцать пять лет я служил блаженной памяти родителю вашему верой и правдой. А вы наградили меня за службу мою. Мне, как монаху, деньги не нужны. Я употреблю их на издание моих сочинений». После сего государь лег на пол. Яркий свет свыше озарял прекрасное лицо его. Лег и я рядом с ним и нежно щекотал правую руку его, обнаженную до самого плеча. – Этим кончилось сновидение. Оно было вещее. Пенсия в 1000 рублей пожалована мне государем 23 апреля.

День 12. Ночью под этот день снилось, будто Лев Григорьевич Сенявин спросил меня, почему студент Соловьев поступил на священническое место? Я ответил ему: он начал это дело без моего ведома.

Что же? В следующий день Андрей Николаевич Муравьев прислал ко мне своего человека с книгой и велел ему сказать, что Сенявин зовет к себе Соловьева, назначая ему место при министерстве иностранных дел. Соловьев был у него, поблагодарил его за радушие, но объявил ему, что он скоро будет священником на Малой Охте. Сенявин был очень рад этому.

Май. День 4. Ночью под этот день снилось, будто я нахожусь в новом доме, который я выстроил в Иерусалиме. В нем очень светло. У окна я и патриарх Кирилл; мы стоим и разговариваем. Я спросил его: «Целы ли мои книги и вещи?». Он ответил: «Целы все». Сон в руку. Я получил письмо из Иерусалима, в котором между прочим сказано, что все книги и вещи мои целы.

День 5. Николай Иванович Любимов письмецом любезно известил меня о пожаловании мне пожизненной пенсии в 1000 рублей за особые труды и заслуги.

Пламенно благодарю Бога, сподобившего меня такой царской милости. Низенько кланяюсь Льву Григорьевичу Сенявину и Николаю Ивановичу Любимову, оценившим труды и заслуги мои. Теперь есть почва под мною. Теперь я буду сыт мягким хлебом царским и не буду голодать, принимая черствый хлеб синодальный.

День 18. Указом из Петербургской духовной консистории от 18 мая сего года за №2595 объявлена мне и всему столичному духовенству искренняя признательность государя императора за пожертвование 22250 руб. в пользу православного русского воинства. Я пожертвовал 200 руб. и особо еще 50 руб. на покупку теплых одеял для раненых воинов.

Июнь. Тихо проходили дни мои, один за другим, в ученых занятиях. Я приготовлял к изданию в свет описания трех путешествий моих: по Синаю и Египту, рассуждение о загадочных письменах на утесах Синайских и изложение вероучения, богослужения и церковных правил египетских христиан коптов.

Случилось: вспомнила обо мне благоверная государыня и великая княгиня Елена Павловна и своей фрейлине Эйлер приказала уведомить меня, что она желает видеть меня в своем дворце на Каменном острове. Назначен был мне день и час неожиданной аудиенции, который, к сожалению, не помечен в дневнике моем. Явился я туда. Ее высочество приняла меня весьма ласково, подошла ко мне близко и сразу спросила меня: «Не правда ли, что мы немножко схизматики?». Мгновенно я понял, что ей переданы были разговоры мои с послом Горчаковым в Вене или с Паскевичем в Варшаве, но не оробел и ответил ей: «Правда», высказал по желанию ее некоторые уклонения наши от полного Православия: «Мы, когда присягаем, клянемся Всемогущим Богом в противность Евангелию; совершали браки в близких степенях родства; у нас уже давно нет архиерейских соборов; митрополитам нашим не с кем и соборовать, потому что мало епископов; правила Церкви повелевают избирать иереев из всех сословий и для рукоположения их назначают возраст 30-летний, а у нас рукополагаются в священный сан одни поповичи, да и те в летах весьма молодых, что отталкивает от нас раскольников. При восточных патриархах должны состоять наши духовные посланники, так называемые апокрисиарии, т.е. отвечающие за целость Православия, их не было и нет. Есть и другие уклонения, но я умалчиваю о них, дабы не утомлять ваше высочество». Последовало обоюдное молчание. Наконец, великая княгиня поблагодарила меня за речь, сказанную 23 ноября сестрам учрежденной ею Крестовоздвиженской общины, и простилась со мною весьма милостиво. Впоследствии я слышал от фрейлины Эйлер, что правдивость моя понравилась ее высочеству.

День30. Великая княгиня Елена Павловна, соболезнуя о расстройстве моего здоровья, прислала мне мариенбадскую натуральную воду в кувшинах, дабы я пил ее и окреп, и пригласила меня провести все лето в Ораниенбауме. Многие ей лета.

Июль. Вскоре после 7 дня этого месяца я переехал в названный городок и уютно поместился в одном из дворцовых домов ее высочества, в котором временно жил командир гвардейского измайловского полка полковник Соболевский с женой и малолетним сыном. Здесь я опустошил все мариенбадские кувшины и стал здоров, ежедневно прогуливаясь в небольшом саду при своей квартире и больше в лесистом парке дворца. Здесь продолжались мои ученые занятия.

Однажды в четвертом часу пополудни вошел ко мне какой-то офицер и сказал: «Вас желает видеть великая княгиня Елена Павловна». – «Идите и скажите ей, что я в своей келье», – молвил я офицеру. Он побежал и опять прибежал ко мне и сказал: «Великая княгиня просит вас выйти к ней; она ожидает вас у ворот в коляске». Я вышел, приветствовал ее и на вопрос ее: «Помогла ли вам мариенбадская вода?» ответил: «Помогла; благодарю вас и молю Бога, да благословит вас всяким благословением, небесным и земным». Она кивнула мне грациозно и покатилась далее. С нею рядом сидела фрейлина ее Эйлер.

Однажды обедал у ее высочества полковник Соболевский. Она рассказала ему, как приезжала ко мне с визитом, и шутя прибавила: «Какой гордый архимандрит Порфирий! До сей поры не отплатил мне за визит мой». Соболевский передал мне эту любезную шутку; и я на другой же день ходил к ее высочеству и был принят ею весьма ласково, рассказывал же ей о богослужении в афонских монастырях и о житии тамошних монахов.

День 28. Англо-французы бомбардируют Свеаборг. Узнав это, великая княгиня позвала меня во дворец отслужить молебен Господу Богу, Подателю победы над врагами. Когда я произносил ектеньи и читал последнюю молитву, она, стоя подле меня, плакала так, что слезы ручьем катились из очей ее. Плакал и я. По окончании молебна все фрейлины и царедворцы целовали крест: только фрейлина Сталь, безрассудная католичка и ветряная девчонка, не целовала его и тем раздосадовала всех присутствовавших. Настоящий случай доказал, что Елена Павловна горячо любит Россию. Ее молитву и слезы отнес к Богу светлый ангел-хранитель ее.

Август. День 2. В городе Саратове существует еврейская секта хасидов. Там они недавно умертвили одного христианского отрока, предварительно обрезав его. Началось следствие по этому делу. Оно поступило в министерство внутренних дел. Директор сего министерства г. Хрущов (красавец), желая убедиться в действительности ужасного преступления, прислал мне при своем письме печатный отрывок из книги хасидов и просил меня перевести его по-русски. По этому случаю я писал ему письмо16.

Сентябрь. День 8. Полагая, что духовно-учебное управление при св. Синоде, вследствие моего прошения, препроводило в правление петербургской духовной академии деньги (1000 руб.), причитающиеся мне в жалованье за текущий год, я просил это правление сделать распоряжение касательно ежемесячной выдачи мне этих денег, начиная с первого июня сего года. (Прошение мое исполнено).

День 11. Исправляющему должность обер-прокурора св. Синода А.Н. Карасевскому подано мною прошение17. (Отказано).

Ноябрь. День 2. Я получил любезное письмо из Иерусалима от тамошнего австрийского консула Пиццамано.

Тогда же я через посредство фрейлины Эйлер просил великую княгиню Елену Павловну замолвить за меня слово в Синоде. Но ей ответили вот что: «Saint Synode ayant des vues plus ambitieuses pour père Porfyre, ne veut pas le laisser partir et desire l'employer ici»18. (Однако любочестивые взгляды на меня Синода оказались жмурками).

День 3. Содержание этого письма19 и послания ко мне преосвященного Мелетия, наместника Иерусалимского патриарха, передано было Сенявину.

День 12. Сегодня кончено мое сочинение молитв для сестер Крестовоздвиженской общины. Вот перечет их:

Молитвы, читаемые ежедневно:

1. Молитва по вступлении сестры в общину.

2. Молитва об основательнице общины и о супруге ее.

3. Единодушное моление сестер друг о друге.

4. Молитва их о недужных.

5. Укрепление в подвиге служения недужным.

Молитвы во время служения недужным:

6. Молитва перед отшествием к недужным в дом.

7. Молитва при заготовлении и подаянии врачевства недужным.

8. Моления сестры вкупе с недужным.

9. Моление ее о недужном, когда он тяжко страдает.

10. Молитва по выздоровлении недужного.

11. Иная молитва по выздоровлении от тяжкого недуга.

12. Покаяние недужного перед смертью.

Молитвы в дни брани:

13. Молитва о Божией помощи во время нашествия супостатов.

14. Молитва перед перевязкой раненых.

15. Молитва при перевязке раненых на поле битвы.

16. Молитва после перевязки раненых.

17. Молитва при заготовлении и подаянии лекарства раненым.

18. Моления о раненых, лежащих в больнице.

19. Вероисповедание умирающего воина.

20. Покаяние умирающего воина20.

Декабрь. День 8. Фрейлина в.кн. Елены Павловны Эдитта Федоровна Раден подарила мне проповеди Лакордера на французском языке.

День 14. Сегодня я слышал от единоверческого священника Афанасия Базарянинова (учившегося у меня в Одесской семинарии) вот какие вести:

В Москве у раскольников уже есть тайный епископ, посвященный в Буковине, и он уже не первый, когда государь Александр Николаевич был в Москве, тогда митрополит Филарет уговорил его продолжать действия отца его касательно раскола. Из московских раскольников богатейший Рахманов приезжал в Петербург с миллионом рублей, дабы выхлопотать отмену всех распоряжений императора Николая Павловича о раскольниках. Но его схватили и посадили в крепость. При восшествии на престол государя Александра Николаевича раскольники распустили молву, что все у них будет по-прежнему, и потому не сделались единоверцами.

* * *

11

Из рукописной книги I А11, или №8. Ред.

12

Ср. «Книгу бытия моего», VI, с.329. Несомненно, преосвящ. Порфирий разумеет здесь «Сказание об иконе Божией Матери, именуемой Лиддской, или Римляныней», помещенное в упомянутом издании, год XVII (1853–1854), №10, с. 91–94, где действительно приводится рассказ об этом патриарха Константинопольского Германа. Ред.

13

Ср. у Migne, Patr.gr., t. XCVIII, с.319 и след. Ред.

14

Русский перевод: «Так проходит мирская слава! Так из среды живых исторгаются могущественные. Есть Бог, Который зовет к Своему страшному суду людей, похищающих права Святой Церкви» Ред.

15

См. у Сырку Описание, с. 158. Ред.

16

В котором выражает уверенность в существовании факта убийства евреями христиан с религиозной целью. Ред.

17

О назначении его настоятелем церкви при Императорской русской миссии в Риме, на место умершего архимандрита Иакова. Ред.

18

Русский перевод: «Св. Синод, имея более любочестивые взгляды на о. Порфирия, не хочет отпустить его, а желает дать ему служение здесь».

19

Пиццамано. Ред.

20

См. среди моих писем к царским особам. П. (Сырку Описание, с. 165).


Источник: Книга бытия моего : Дневники и автобиогр. записки еп. Порфирия Успенского / Под ред. [Полихрония] А. Сырку. Т. 1-8. - Санкт-Петербург : тип. Имп. Акад. наук, 1894-1902. / Т. 7. 1901. : Часть 1854 года и годы 1855, 1856, 1857, часть 1858 и годы 1859, 1860 и часть 1861-го. 445 с.

Комментарии для сайта Cackle