святитель Тихон Задонский (Соколов)

Молитва

Молитва, если хочешь, чтобы она была услышана, должна отвести тебя от греха. Ибо кто грешит и от греха не отстает, того молитва не принимается.

* * *

Что нужно для молитвы. Прежде молитвы требуется:

1. Ни на кого не гневаться, не злиться, но всякую обиду оставить, чтобы и нам самим Бог оставил грехи. Остави нам долги наша, яко же и мы оставляем должником нашим… Если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших (Мф. 6, 12, 15).

2. Примириться с тем, кого обидели словом или делом. Если ты принесешь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что ни будь против тебя, оставь там дар твой пред жертвенником и пойди прежде примирись с бра том твоим, и тогда приди и принеси дар твой (Мф. 5, 23–24).

Во время молитвы требуется:

3. Смирение, так как земля и пепел, к тому же и грешные, величеству Божию предстоим и молим Его. Смирения знаки: головы преклонение, коленопреклонение, на землю себя повержение, в перси биение, и прочее. И эти знаки особенно на уединенной молитве показывать.

4. Надежда, что Бог, как вездесущий, молитву нашу слышит; как всемогущий, может все дать; как преблагой и милосердый Отец всех, хочет все дать, что нам нужно и полезно и воли Его святой не противно.

5. Усердие сердечное или горячность. Из глубины воззвах к Тебе, Господи, Господи, услыши глас мой! 23 (Пс. 129, 1–2).

* * *

Причины, побуждающие к молитве:

1. Бог сам призывает, побуждает, увещевает к молитве. Просите, ищите, стучите, – говорит Христос.

2. Бог обещает молитву верного услышать. Просите, и да но будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам (Мф. 7, 7), и прочее, – говорит Христос.

3. Достоинство молитвы велико, ибо это собеседование верной души с Богом. Сколь же велико и приятно – человеку тленному с Богом великим и бессмертным беседовать!

4. К Богу всегда подход удобен, открыты двери, только бы смиренно и сокрушенно было сердце (см.: Пс. 50, 19). К царю земному нелегко подойти с прошением, а к Царю Небесному без всякого промедления всегда приходить можем, когда хотим; не надо никого о докладе просить: прямо иди, приступай с надеждой.

5. Бог всех призывает к молитве, никого не исключая, и всех обещает услышать. Близок Господь ко всем призывающим Его, ко всем призывающим Его истинно (Пс. 144, 18). Просите и дано будет вам, и прочее. Нет лицеприятия у Бога, Который хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины (1Тим. 2, 4). Хочет, чтобы все спаслись, и чтобы все приступали к Нему с молитвою.

6. Молитвой испрашивается благодать Святого Духа, которая помогает в подвиге против греха (см.: Лк. 11, 13).

7. Молитвой вооружаемся против врага нашего диавола и ею прогоняем его.

8. Молитвой избавляемся от всяких вредных и смертоносных случаев.

9. Молитвой избавляемся от печали, скорби и получаем утешение душе нашей, ибо молитва печальному, как прохлаждение во время зноя.

10. Без молитвы человек впадает в бесстрашие, заблуждение и крайнее развращение.

11. Грешнику не должно оставлять молитвы из-за грехов своих. Ибо, если думаешь, что ныне недостоин к Богу с молитвою приступать, то когда достоин будешь? Когда это достоинство будет? Когда себя освятишь, оправдаешь и чем? Откуда святость и правда наша? Христос оправдает. Кто праведен перед Богом? Все согрешили и лишены славы Божией (Рим. 3, 23).

Кем Манассия был? Великим грешником. Что же, отвержен ли молящийся? Нет: помолился со смирением и получил милость.

Кто жена, плакавшая при ногах Христовых? Блудница, грешница. Отвержена ли она Христом? Нет. Что же? Услышала сладкий Его глас: прощаются грехи ее многие… Вера твоя спас ла тебя, иди с миром (Лк. 7, 47, 50).

Недостоинство же твое ничем не может повредить тебе. Одно требуется, чтобы оставил ты прихоти свои и с покаянием к Отцу Небесному прибегнул. Когда умножился грех, стала преизобиловать благодать (Рим. 5, 20). Как малейшая капля воды против океана, так грехи твои в сравнении с непостижимой Христовой благодатью.

* * *

Когда человек стоит перед своим царем и у него простит милости, то со смирением и благоговением на него смотрит, колени преклоняет и падает перед ним, весь ум и мысли собранными имеет, старается, как бы царя на милость преклонить и желаемое получить.

Видишь, христианин, как человек у человека милости просит! Какое внимание, смирение и благоговение показывает, желая получить просимое!

Из этого примера мы учимся, как должны мы в молитве стоять перед Господом Богом и Царем нашим, с умилением взирать на пресвятое Лицо Его, колени со смирением преклонять и падать перед Его величеством и желаемое просить. О человек! Помни в молитве своей, что ты перед Богом стоишь, с Богом беседуешь, Богу говоришь: «Господи, помилуй! Господи, ущедри! Господи, услыши! Господи, спаси!» – и прочее. И псалмы ли читаешь, или песни церковные поешь, Бога поешь, к Богу простираешь речь свою: «Ты, Господи! Тебе, Господи!» – и прочее. Кто ты? Земля, пепел и грешник. Перед Кем стоишь и беседуешь? Перед Богом Святым и страшным, перед Которым все создания, видимые и невидимые – как ничто. Ты малый и бедный червячок, к тому же и грешник, Богу вечному, непостижимо всемогущему предстоишь, молясь. Сам рассуди, какое здесь смирение и благоговение тебе требуется! Перед царем земным со смирением стоим и просим его, а тем более – перед Царем Небесным!

Отсюда следует:

1. Чтение молитв со скоростью, с какой только может язык справиться, не приносит никакой пользы.

2. Спешно читаемые стихи и поющиеся песни только шум один делают, а читающим и поющим не только не полезны, но и в грех обращаются.

3. Отсюда бывает, что попы, клирики и прочие люди, так читающие и поющие, не только не исправляются, но и хуже делаются, ибо никогда не молятся, хотя и часто в церковь ходят. Молитва – обо всем благом ходатаица наша. Поэтому без молитвы невозможно исправить себя, жить по-христиански и творить добро. Всякое добро нужно у Бога просить. Будучи злыми, без Бога добрыми быть не можем.

4. Поскольку молитва бывает для нас причиной всяких благ, то сатана, враг наш, зная эту великую пользу, исходящую нам от молитвы, всячески препятствует нам, то мысли о мирских вещах предлагая, то злыми помышлениями докучая нам, то уныние влагая. Потому благочестивым нужно в молитве осторожными быть, врагу противиться, мыслям не допускать рассеиваться и Богу одному внимать, чтобы как телом, так и духом перед Богом стояли, как телом перед Ним падаем, так и духом перед Ним падали, чтобы то, что говорит язык, о том ум и сердце не молчали бы, – словом, чтобы внутренность молящегося с наружностью согласна была.

* * *

Что у воина меч и прочее оружие, то у христиан молитва и слово Божие. Христианин без молитвы и Слова Божьего – как воин без меча и ружья. Воины в битве всегда при себе имеют меч и оружие. Так и христиане всегда должны быть вооружены духовным мечом Слова Божьего и оружием молитвы. Ибо непрестанная у них брань против своих врагов. Поэтому повелевается им: непрестанно молитесь (1Фес. 5, 17).

* * *

Видим, что к Царю или к какому-либо высокому лицу не в любое время и не в любом месте можно приступить с прошением. К Богу же нашему, христианин, – не так: к Нему везде и всегда удобен приступ бывает. Везде и всегда готов Он слушать нашу молитву. Ночь и день, вечер и утро и всякое время и час удобны для молитвы.

Также в любом месте удобно к Нему приступать, ибо везде и всегда со всеми нами находится. Можем к Нему приступать с прошением нашим в церкви, в доме, в собрании, в пути, при делах, на ложе, идя и сидя, трудясь и отдыхая, и в любое время. Ибо везде и всегда можем ум и сердце к Нему возводить, и прошение сердца Ему приносить, и с коленопреклонением сердечным падать перед милосердными Его очами, и милости от Него ожидать. Ведь к Богу не ногами, но сердцами приступаем.

Приступай, христианин, везде и всегда к милосердному Создателю твоему, исповедуй и признавай нищету твою, бедность и окаянство, и получишь богатство благости от Него.

* * *

Христианин, хочешь ли перед Богом стоять всегда и с Ним беседовать? Будь всегда умом и сердцем твоим с прелюбезным Богом, и сердцем и умом поклоняйся Ему, и молись Ему, и хвали Его – и будешь всегда Ему предстоять и беседовать с Ним. Это возможно будет тебе делать на всяком месте и всегда, днем и ночью, утром и вечером, и когда хочешь, при людях и в уединении, в деле и без дела, на пути и в доме стоя, ходя, сидя и на ложе лежа, словом, всегда и на всякое время, и везде. Поскольку Бог везде есть, и всегда, и везде готов слушать тебя (см.: Иов 19, 23; Пс. 33, 16). Всегда двери к Нему открыты. Но кто хочет с пользой Богу в молитве предстоять, и с Ним беседовать, и хвалить Его, и так свойственное ангельскому званию совершать, тот должен Ангелам подражать и чистотой, и добродетелями.

* * *

Многие думают, что они во все дни и часто молятся, ибо много поклонов делают и много молитв написанных читают, но поскольку без разума и внутреннего внимания делают это, то или мало когда, или никогда не молятся. Все внешнее без внутреннего – ничто.

* * *

Люди чего не знают, тому учатся, и чего не имеют, того ищут. Не знают искусств и наук, поэтому входят в академии и школы, и там обучаются, и учатся, и бывают разумными. Так и мы должны делать, исполняя свойственное христианскому званию. Не знаем, как молиться – должны учиться тому. Поэтому и апостолы ко Господу молились: Господи! научи нас молиться (Лк. 11, 1). Изрядно учат нас молиться и славословить Бога каноны, которые говорят о покаянии, о страстях Христовых, о Воскресении Христовом и прочие, в праздники читаемые, и другие церковные молитвы. Они учат и подвигают к истинной молитве и славословию, но если читаются с рассуждением и разумом, а без этого нет никакой пользы.

* * *

Истинная молитва состоит не в одних наружных словах и устном говорении; но истинная молитва состоит в духе и истине (Ин. 4, 23). Когда молимся Богу, то должно пред Ним стоять не только телом, но и духом, и молитву говорить не только устами, но и умом и сердцем, и не только голову и колени преклонить, но и сердце наше пред Ним, и к Нему умные наши очи возводить со смирением. Всякая молитва должна от сердца происходить; и что язык говорит, ум и сердце говорить должны. Поэтому ничему так обучаться не должно, как истинной молитве. Бог смотрит на сердце (1Цар. 16, 7), а не на слова наши, и внимает воздыханию сердечному, а не говорению устному. Господи! научи нас молиться (Лк. 11, 1).

Таковая молитва, то есть в духе и истине совершаемая, на всяком месте может твориться. Ибо духом везде и на всяком месте, в доме и вне дома, в явном и тайном месте, при народе и без народа, ходя, и сидя, и лежа, и на пути, и на торжище, и всегда и на всяком месте пред Богом свободно стоять, и поклоняться, и молиться можно. Ибо дух всегда свободен, и везде и всегда может к Богу приступать, и с Ним беседовать, и Ему поклоняться. И к Богу, как вездесущему, и на всех нас взирающему, и о всех нас промышляющему, везде и на всякое время доступ свободен; и всякого везде и всегда Он готов слышать. К человеку не всегда можно приступать с прошением нашим: к Богу всегда двери открыты. И хотя бы все люди, по лицу всей земли рассеянные, к Нему в духе и истине приступили и молились, – всех бы услышал. Услышь нас, Боже, Спаситель наш, упование всех концов земли и находящихся в море далеко (Пс. 64, 6).

* * *

Молитва должна быть со смирением и благоговением. Христианин! Вспомни, кто ты и перед Кем стоишь в молитве твоей. Земля и пепел (Сир. 10, 9; 13, 31), к тому же грешник, пред Богом Святым, Великим и Непостижимым стоишь!.. Вспомни, с Кем беседуешь в молитве, Кому говоришь: «Помилуй, Господи! Подай, Господи! Ты, Господи! Тебе, Господи! – и прочее. С человеком царем, или господином, или какой властью смиренно и благоговейно говорим; несравненно большее смирение и благоговение нужно, когда пред Богом стоим и беседуем с Ним; ибо Бог несравнимо превосходит всякого человека и величество Его непостижимо.

Сколь великое дело и честь человеческая – пред Богом стоять и беседовать с Ним! Преславно с царем земным беседовать: тем более с Богом, Царем Небесным, Который есть Царь царствующих и Господь господствующих. Нет большей чести человеку, как с Богом беседовать. Слава Тебе, Господи, что сей чести нас, бедных грешников, удостоил. Буди имя Господне благословенно вовеки!

* * *

Молитвы, каноны и стихи церковные, со скоростью и без рассуждения и внимания читаемые, не что иное, как только один шум, как сам видишь, христианин; и более они, так читаемые, Бога раздражают, нежели умилостивляют. Таковые, хотя часто мнят, что молятся, однако же никогда не молятся. Лучше пред Богом сказать от сердца и со смирением и благоговением два или три слова, нежели много прочитать молитв и канонов без рассуждения и со скоростью. Бог внимает внутреннему, а не внешнему и слушает воззвания сердечные, а не устные. Моисей ничего устами не говорил, но только сердцем к Богу молился, когда привел Израиля к морю Чермному; но Бог ему сказал: что ты вопиешь ко Мне (Исх. 14, 15)? Также Анна, мать Самуилова, ничего не говорила устами, но только сердцем одним воздыхала и вопила ко Господу; однако же услышана была молитва ее, и получила желаемый плод молитвы своей (см.: 1Цар. 1, 13 и 20).

Так Бог внимает сердцу, а не устам нашим.

Учись, христианин, Богу молиться духом и истиною, и так Ему поклоняться, и Его призывать, и Его почитать. Бог на всяком месте есть, и всегда готов нас слушать; всегда и везде можешь Ему молиться и поклоняться духом и истиною.

* * *

Молитва может быть без голоса и внешних слов, умом и сердцем творимая, и она действительна. Но внешняя молитва, из одних слов состоящая, не есть истинная молитва, но только голос без разума. Так тогда бывает, когда человек читает молитву, но об ином думает. Посему должно непременно внимать читаемым словам молитвы, и к ним ум и рассуждение свое привязывать, и думать, что в молитве пред Богом стоим и Ему говорим, и молимся, и милости у Него просим, – и так обучаться истинной молитве.

Ибо молитва, поскольку есть великое добро и причина всех благ, то многого труда и обучения требует. И ничему так диавол препятствовать не старается, как молитве нашей, ведая, что ею все блага от Бога получаем. Поэтому должно со всяким усердием заботиться о том, чтобы молитва от сердца происходила, и ум и рассуждение к читаемым словам молитвы были привязаны.

* * *

Начиная молиться, вспоминай, что ты хочешь пред Богом стать, и стоять в молитве, и Ему говорить, и у Него милости просить так, как раб пред господином, или подданный пред царем стоит, и кланяется ему, и милости у него просить. Веруй и думай, что Бог близ тебя и пред тобою, и так возбудится истинная, сердечная и благоговейная молитва. Тогда будешь пред Ним падать со смирением, и кланяться, и воздыхать, и молиться, и говорить: «О Господи! Помилуй! О Господи, ущедри! О Господи, услыши!» Тогда и сердце, и ум согласны будут со словами молитвы твоей. Близок Господь ко всем призывающим Его, ко всем призывающим Его истин но (Пс. 144, 18).

* * *

Сами себя без помощи Божией мы победить не можем и без благодати Божией богоугодного дела творить не можем. Без Меня не можете делать ничего (Ин. 15, 5), – говорит Христос Бог. Поэтому велено нам часто и усердно молиться и помощи и благодати просить. Как через злобу диавольскую человек испортился, так подобает ему благодатью и помощью Божией исправиться. Как через действие врага того сделался склонным и расположенным ко всякому злому делу, а ко всякому делу доброму нерасположенным, ибо внутри сердца его злое похотение и отвращение от добра кроется, – так подобает ему силой Святого Духа, верой во Христа, сделаться охотно готовым ко всякому делу благому и тщательно и прилежно отвращающимся от всякого злого дела, чтобы вместо злобы диавольской, действовавшей в сердце его, теперь бы в сердце его действовала благодать Святого Духа. И так, если сердце из злого в доброе переменится и исправится, исправиться может весь человек; для чего непременно нужна молитва и воздыхание. Но к молитве должно себя принуждать и обучать, чтобы не в словах одних была молитва. Должно рассеивающиеся помышления собирать и привязывать к молитве, и что говорится словами, о том рассуждать умом, и так сердце с воздыханием к Богу возводить.

* * *

Старание и подвиг человеческий без помощи Божией ничего не может, ибо растленное и ко всякому злу склонное естество имеем, и сатана всегда старается запнуть ноги наши, скрывает сети перед нами и на пути нашем полагает нам соблазны, и так старается любым способом нас в грех ввергнуть. Поэтому непременно нужна всегдашняя молитва желающему против греха сражаться. На всякий час требуем помощи Божией, ибо на всякий час борет нас враг наш, потому всегда и помощи у Бога против него просить должно.

* * *

Без смирения молитва неполезна бывает, ибо Бог гордым противится (1Петр. 5, 5). Напротив, на смиренных милостиво призирает Бог: призрел Он на молитву смиренных и не отверг моления их (Пс. 101, 18), – говорит Псаломник. Так Он призрел на молитву смиренного мытаря, хотя грехами и обременен был, – как и отринул гордое самохвальство фарисейское. всякий, возвышающий сам себя, унижен будет, а смиряющий себя возвысится (Лк. 18, 14). Так сотник в Капернауме, который считал себя недостойным того, чтобы в дом его Христос вошел, получил желаемое, да еще с похвалою: и в Израиле не нашел Я такой веры (Мф. 8, 10), – сказал Христос. Так верная хананеянка, которая не отказалась быть подобной псам, едящим крохи, падающие с трапезы господ своих, слышит от Христа: о женщина! велика вера твоя; да будет тебе по желанию твоему. И исцелилась дочь ее в тот час (Мф. 15, 28). Ибо где вера истинная, там и смирение: смирение от веры неотлучно. С такой верой и смирением и мы должны приступать к величеству Божьему, если хотим чего просить и просимое получить, – помнить, кто мы и к Кому с прошением приступаем.

* * *

Поскольку молитва есть прошение добра у Бога, Источника благ и Подателя просящим у Него; и всякое даяние доброе и всякий дар совершенный нисходит свыше, от Отца светов (Иак. 1, 17), как апостол учит: молитва есть причина всякого добра, как душевного, так телесного и временного, и показывает истинного христианина.

1. Молитвой исповедуем то, что Бог Сам говорит: Я – Господь Бог твой (Исх. 20, 2), – то есть, показываем молитвой о себе, что мы иного Бога не знаем, кроме Него, и на Него одного всю надежду нашу возлагаем, Ему одному поклоняемся, Его одного почитаем, от Него одного милости ищем. И тем исповедуем, что Он есть Бог живой, вечный, вездесущий, всеведущий, всемогущий, обо всех промышляющий и один всякое добро подающий, и есть Бог наш, Господь наш, Промыслитель наш, мы же народ Его и овцы паствы Его (Пс. 99, 3).

2. Молитвой показываем, что мы Божие обещание за великое почитаем, и подаем известие, что мы верим тому, что Бог обещал, и что Бог есть истинный, неложный в Своих обещаниях, ибо Он сам велел нам молиться и обещал услышать нас.

3. Молитвой утверждается и умножается вера, подобно дереву, которое чем более орошается, тем более растет. Ибо Божия благодать, как дождь тихий, снисходит на молящегося, и орошает сердце его, и плодоносным делает для творения добрых дел.

4. Молитвой избегаем бесстрашия. Ибо молитвой исповедуем Бога вездесущего, всевидящего, Которого, как вездесущего, должно бояться и почитать.

5. Молитвой вооружаемся против искушения диавола, греха и всякого неблагополучия. Ибо молитва есть оружие христианское, которым противимся диаволу и служителям его и сохраняем себя и град наш душевный.

6. Молитвой прогоняем печаль и скорбь. Ибо как отраду получаем некую, когда верному нашему другу сообщаем нашу скорбь, так, или намного большее получаем утешение, когда скорбь нашу преблагому и милосердному Богу объявляем и просим от Него утешения. Так молитвой святой Давид скорбь и печаль свою сообщал Богу и получал утешение, как это во многих псалмах показывается.

7. Молитва есть беседа с Богом. Сколь же великое дело есть человеку тленному с Богом великим и бессмертным беседовать! Великим считаем с царем земным беседовать, тем более с Царем Небесным и Вечным беседовать – великое и желаемое дело!

8. От оставления молитвы все противное последует. В оставляющем молитву оскудевает и исчезает вера: ибо человек сам собою не может противиться искушению и так впадает в бесстрашие и всякий грех. От этого следует развращенная и безбожная жизнь, а далее отчаяние, наконец, явная погибель.

* * *

Причины, которые подают надежду на молитву:

1. Бог всех побуждает к молитве и призывает, как о том во многих местах Святого Писания можно найти.

2. Молящегося услышать милостиво обещал: просите, и дано будет вам (Мф. 7, 7).

3. Сам Бог научил, как и молиться нам, как молитва Отче наш (Лк. 11, 1–4), и псалмы, и прочие пророческие молитвы показывают. Ибо мы сами от себя не знаем, как и о чем молиться, посему милосердный Бог и тому нас научил.

* * *

Поскольку Бог на всяком месте есть, – Бог наш на небе и на земле (Пс. 113, 11), говорит Псаломник, – то на всяком месте и молитву слушает. Поэтому на всяком месте молиться возможно. К царям и князьям надо далеко идти, трудиться ради нужды, а к Богу не так. Где находишься, там и Бог с тобой; там и молись Ему; там и слышит тебя. Так святой апостол хочет, чтобы на всяком месте произносили молитвы мужи (1Тим. 2, 8). И Христос говорит: наступает время, когда и не на горе сей, и не в Иерусалиме будете поклоняться Отцу (Ин. 4, 21), но на всяком месте.

* * *

Всякое время для молитвы удобно: день и ночь, утро и вечер, полдень и полночь. К человеку с прошением не всегда можно приступать, поскольку или нуждами, или немощью, или сном, или иным чем занят бывает, а к Богу не так. Но всегда, и всякое время свободно; всегда двери открыты нам, когда хотим приступать к Нему, пока в этом веке живем; всегда готов слушать прошение наше (см.: Мф. 7, 7–8; Ис. 65, 24); всегда готов, ибо Благ, благодать подать просящим (Лк. 11, 13).

* * *

Поскольку Бог – Сердцеведец, то и сердечное наше желание, воздыхание слышит и знает, хотя бы уста и молчали. Желание убогих Ты услышал, Господи, преданности сердца их вняло ухо Твое (Пс. 9, 38). Ибо Бог не требует от нас слов. Человек человеку не может прошения своего иначе объявить, как только устами и посредством слов, а Бог без слова и само помышление наше знает; и равно перед Ним как слово, так и помышление наше. Но еще и то, что будем помышлять, знает. Ты издали уразумел помыслы мои (Пс. 138, 2), – говорит Псаломник. Итак, молитва самим умом и без слов может совершаться. Так молилась святая Анна, мать Самуила, как о ней Писание говорит: и она говорила в сердце своем, только уста ее двигались, а голоса ее не было слышно (1Цар. 1, 13).

* * *

Как сердечная молитва без голоса и слов может быть, так уста без сердца, и слова без разума, и голос внешний без внутреннего сердечного усердия никакой пользы не приносит. Ибо голос внешний и слово должно быть согласно с внутренним помышлением; и слово не что иное, как извещение внутреннего состояния. Бог же проницает сердце наше, и смотрит на сердце (1Пар. 28, 9; 1Цар. 16, 7), а не на слова. Следовательно, слова, если нет согласия с сердцем, – ничто. Это тогда бывает, когда одно говорит язык, другое помышляет ум. Поэтому должно стараться, чтобы и сердце молилось, когда молится язык, и ум помышлял то, что уста произносят; чтобы сердце согласно было со словом, и слово с сердцем, и помышление в том упражнялось, что голосом произносится.

* * *

Как праведнику, несмотря на свою правду, должно молиться, так и грешнику, из-за грехов сотворенных, не должно оставлять молитвы, но всякому должно со смирением на одно милосердие Божие взирать. Ибо как праведник от Бога, а не от себя имеет правду, так и грешник должен ту же правду от Бога молитвой, прошением, сокрушением сердца и истинным покаянием и верой во Христе Иисусе искать. Фарисей, поскольку на правду свою взирал в молитве, отвержен, а мытарь, обремененный грехами, поскольку одно милосердие Божие полагал перед собой в молитве, услышан. Сей пошел оправданным в дом свой более, нежели тот (Лк. 18, 14),говорит Христос.

* * *

Как прилежно должно нам молиться, учит нас Христос притчей о друге, который в полночь пришел к другу своему просить хлеба (см.: Лк. 11, 5–8), притчей о вдове, которая неотступно приходила к судье нечестивому и просила защиты от соперника своего (см.: Лк. 18, 1–8). И еще: просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам (Мф. 7, 7). Ибо должно не только просить, но и искать; не только искать, но и стучать, то есть неотступно просить и очи свои душевные к милосердию Божьему возводить, по примеру Псаломника: очи мои я возвел к Тебе, живущему на небе. Вот, как очи рабов обращены на руки господ их, как очи рабы обращены на руки госпожи ее, так очи наши – ко Господу Богу нашему, доколе Он помилует нас (Пс. 122, 1–2).

* * *

Молитва прилежная с верой все получает, чему пример подает женщина хананейская, в Евангелии упоминаемая: помилуй меня, Господи, сын Давидов, – вопиет ко Христу, – дочь моя жестоко беснуется. – Христос ответа ей не дает. Апостолы, приступив, просили Его: отпусти ее, потому что кричит за нами. – Но Христос отвечает: Я послан только к погибшим овцам дома Израилева. – Женщина не отступает, но усугубляет моление, кланяется, показывая смирение, и вопиет опять: Господи! Помоги мне! – Христос же сказал в ответ: нехорошо взять хлеб у детей и бросить псам. – Женщина и после этого, такого жестокого ответа не отходит; но, о псах услышав, за благо принимая это и признавая себя псом, опять сердечное желание и горячность показывает: так, Господи! но и псы едят крохи, которые падают со сто ла господ их. Тогда, видя постоянную и твердую веру и неотступное прошение женщины, Иисус сказал ей в ответ: о, женщина! велика вера твоя; да будет тебе по желанию твоему (Мф. 15, 22–28).

Вот что молитва прилежная, верой подкрепляемая, получила: да будет тебе по желанию твоему! И не только желаемое получила, но и похвалу вере своей услышала от Господа, сердца и утробы испытующего. «Почему же так нескоро сотворил Христос по прошению жены той? Хотел показать великую ее веру». Так учит святой Златоуст (в Беседе 38 на Книгу Бытия).

Подобно женщине той, должно и нам с верой стучать в двери милосердия Божия и считать себя как бы псами, которые едят крохи, падающие с трапезы господ своих, да так призрит и на наше смирение Иисус Христос Господь наш, Который призрел на смиренную и верную молитву женщины хананейской. Ибо Иисус Христос вчера и сегодня и вовеки Тот же (Евр. 13, 8). Ибо если ныне Он и невидим нами, но Духом пребывает неотступно с верными Своими (Мф. 28, 20), милует с верой вопиющих к Нему и исполняет прошение просящих.

* * *

Поскольку нет пользы от той молитвы, в который язык молится, а ум празден, язык говорит, а ум молчит, язык Бога призывает, а ум рассеивается по созданиям, как сказано, поэтому должны с помощью Божией о том стараться, чтобы и ум то помышлял и делал, что язык говорит, и слова в молитве были бы не что иное, как толкование и свидетельство совета и желания сердечного; чтобы от избытка сердца говорили уста (Мф. 12, 34), а не только от памяти; и что сердце зачнет и породит, то бы на устах являлось, подобно воде, в котле кипящей, которая наверху издает пузыри, когда на дне котла становится горячей и кипит.

К этому способствует:

1. Стараться о том, что Псаломник говорит: всегда я видел Господа пред собою (Пс. 15, 8), дабы хотя и всегда, но особенно в молитве Бога перед собою видеть, верой перед Ним с раболепным смирением стоять, Ему нужды свои излагать, и с сердечным преклонением голову и колени преклонять, и так ожидать милости от Него, как делаем, когда предстоим земному монарху и от него милости просим. Такое устроение не попустит уму нашему рассеиваться в молитве. Поэтому, когда хотим молиться, прежде начала молитвы должны мы помышлять и в уме положить то, что перед Богом хотим стать и о своей нужде Его просить.

2. Истинная молитва от размышления бывает, поэтому молитву с размышлением и начинать и творить должно.

3. Поскольку истиною и духом (Ин. 4, 23) молиться должно, и того сами от себя сотворить не можем мы по немощи нашей, поэтому должны и о том молиться Богу, чтобы научил нас молиться и призывать имя Его духом и истиною. Мы не знаем, о чем молиться, как должно, – говорит апостол (Рим. 8, 26). Должны и мы просить Христа: Господи! научи нас молиться (Лк. 11, 1).

* * *

Молиться должно не только самому за себя, но:

1. Друг за друга. Ибо все верные, по всему миру рассеянные, это одно духовное тело, одну преблагословенную Главу имеющие – Христа, и одним Духом Божиим просвещаемые и наставляемые(см. Рим. 12, 5; 1Кор. 10, 17; 12, 12–13, 20, 27). Итак, как духовные члены, одно духовное тело составляющие, должны друг другу помогать молитвой. Как в вещественном теле члены друг о друге пекутся, так и мы, друг за друга молясь, как бы единый голос к Небесному Отцу должны испускать с верой и любовью: Отче наш, Иже еси на небесех! – и прочее.

2. Подданным молиться за царей и за всех начальствующих, дабы проводить нам жизнь тихую и безмятежную во всяком благочестии и чистоте, как учит апостол (1Тим. 2, 2).

2. За пастырей, людям в паству им порученным, и пастырям за людей своих.

3. Должно, по слову Христову, молиться и за обижающих нас и гонящих нас (Мф. 5, 44).

* * *

Молитве препятствие чинит следующее:

1. Грех совершаемый, когда кто от греха отстать не хочет; например, прелюбодеяние и всякая нечистота, хищение, мздоимство, пьянство и прочее. Когда прострете руки ваши ко Мне, отвращу очи Мои от вас; и если умножите моление, не услышу вас, ибо руки ваши исполнены крови (Ис. 1, 15), – говорит Бог через пророка Исаию. И еще: грехи ваши произвели разделние между вами и между Богом, и из за грехов ваших Он отвратил лицо Свое от вас, чтобы не помиловать (Ис. 59, 2), и проч. Апостол говорит: да отступит от неправды всякий, исповедующий имя Господа (2Тим. 2, 19). Поэтому желающий молиться должен оставить грех и примириться с Богом, и так с надеждой приступать к Богу.

2. Гнев и злоба, против ближнего в сердце питаемая. И когда стоите на молитве, прощайте, если что имеете на кого, дабы и Отец ваш Небесный простил вам согрешения ваши. Если же не прощаете, то и Отец ваш Небесный не простит вам согрешений ваших (Мк. 11, 25– 26), – говорит Христос.

3. Немилосердие к ближнему. Тот, кто затыкает уши свои, чтобы не слышать немощного, тот сам призовет и не будет услышан (Притч. 21, 13), – говорит Писание... Итак, должны сами мы милость ближним оказывать, если хотим милость о Бога получить.

4. Препятствует обида, по отношению к ближнему сотворенная и невознагражденная. Итак, если ты принесешь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что ни будь против тебя, оставь там дар твой перед жертвенником, и пойди прежде примирись с братом твоим, и тогда приди и при неси дар твой (Мф. 5, 23–24), – говорит Христос. Итак, желающий молиться должен с обиженным ближним примириться. Когда один молится, а другой проклинает, чей глас услышит Владыка (Сир. 34, 24)? – говорит Писание. Ты молишься, а брат твой, обиженный тобой, плачет; Христос же говорит тебе: пойди прежде примирись с братом твоим. Поэтому должен примириться с братом, и тогда молиться.

* * *

Здесь прилично и нужно вспомнить о беззаконных и богопротивных призываниях имени Божия, которые не что иное, как диавольские козни и вымыслы, ради бесчестия имени Божия и погибели человеческой ухищренно изобретенные.

1. У многих в обычае во всяких разговорах о низких вещах и почти ко всякому слову приговаривать: «Ей-Богу!» Или: «На то Бог!» Или: «На то Христос!» Или: «Свидетель Бог!» Или: «Видит Бог!» – и прочее. Страшное и с глубоким смирением самими Ангелами почитаемое имя – Бог, при воспоминании о Нем трепетать и голову с сердцем преклонять должно! Но бесстрашное сердце того не понимает и языком злым, как низкой (что и говорить страшно) вещи, касается. Монарха земного, человека, имя почитается его подданными, как и должно, и с почтением в нужных случаях поминается, а имя Божие, великое и превознесенное, от христиан и такого почтения не имеет!

Странное и жалости достойное дело! Так сатана ослепляет бедного человека! Но что страшнее и горше – многие в шутках, многие для прельщения и обмана ближнего, поминают великое и страшное имя Божие. О, Твое долготерпение, Преблагой Владыка наш! Благословен еси, Господи Боже отец наших, и благословенно имя славы Твоея святое и препетное, и превозносимое вовеки (Дан. 3, 52)! О, если бы у этих людей открылись внутренние очи, и они увидели бы, что Бог есть Существо такое, у Которого в руке весь свет, и они сами, и смерть, и жизнь их: увидели бы, в каком бедственном и опасном состоянии находятся, и впредь опасались бы поминать Божие имя без почтения и страха!

2. У многих есть обычай к суду Божьему отсылать обидевшего: «Суди-де ему Бог!» А за что? «Обидел-де меня он». Что говоришь, несмышленый человек: «Суди ему Бог»? Ты говоришь: «Судит ему Бог», а Христос говорит: Молитесь за обижающих вас (Мф. 5, 44). Так рассуди, каким ты духом здесь имя Божие призываешь и суда просишь у Бога на брата твоего? Он тебя обидел вчера, а ты его сегодня, а может быть, и прежде, как случается часто с живущими в обществе; ты на него суда просишь, а он на тебя. И что было бы, если бы по желанию нашему делал Бог? Едва бы кто на свете остался в живых: ибо много друг другу и перед Богом согрешаем. Так-то несмысленно делаем мы, когда друг друга к суду Божьему призываем!

3. Сюда относятся те, которые псалмы святые и прочие писанные молитвы скоро, как может справиться язык, читают, что бывает и в церковных собраниях у клириков. Всякий может рассудить, что эта молитва не молитва, а чтение слов писанных, или лучше – шум и звук, в воздух ударяющий, и потому как чтецы, так и слышащие такое чтение остаются бесплодными; и каковыми приходят, таковыми, если не хуже, отходят от молитвы.

4. Еще хуже того делают те, которые в два голоса отправляют чтение свое, когда одновременно одни поют, а другие читают, в одном собрании один одно, другой другое читают вслух вместе. От такого чтения и пения не иное что последует, как только шум, которым храмы и слух слышащих наполняются, – ленивым угождение, добрым – печаль сердечная и воздыхание, всем приходящим – соблазн и вред.

Что в таком шуме понять может пришедший в церковь человек? Что он будет слушать: пение или чтение? Того или другого чтеца? Хотя два уха имеем, но один слух, одну душу, которая слушает; один ум, который рассуждает; одно сердце, которое чтением должно пользоваться. Но на два голоса разделенный слух ни того, ни другого хорошо слушать, понять и в сердце допустить не может, и так стоит всякий пустой, никакой пользы от чтения такого не получает, как любой может это видеть…

Всему тому причиной леность неисправных попов и клириков, которые сами, закрыв глаза, спешно идут в ад и порученных им за собой туда же влекут.

5. Есть у некоторых обычай из святых псалмов петь между бокалами и поздравлениями. Но сколь неприлично, или даже богопротивно, – священную песнь к плотоугодию присовокуплять, сами они видеть могут. Святые псалмы – это дело Духа Святого и содержат высокие и великие тайны Божии, и переданы нам ради душевной нашей пользы; их должно петь трезвенным и целомудренным духом, сердцем и устами. Пьянство же есть дьявольское дело и причина многих соблазнов, оно от повторений бокалов и поздравлений бывает.

Что общего у света с тьмою? Какое согласие между Христом и Велиаром? (2Кор. 6, 14–15) Грешнику же сказал Бог: зачем ты проповедуешь уставы Мои и держишь завет Мой в устах своих? Ведь ты возненавидел наставление и поверг слова Мои назад (Пс 49, 16–17). Должно таким опасаться, чтобы не быть подражателями Валтасару, царю вавилонскому, который приказал священные церковные сосуды на пьянственный пир принести и со своими вельможами и наложницами пил из них (см.: Дан. 5). Там были сосуды, Богу посвященные, здесь – псалмы, органы духовные, которыми пророк Божий, Духом Святым движимый, Божию хвалу воспел.

Можно петь христианам и за столом, и вне стола, и везде, и на всяком месте псалмы и прочие песни Божии; и долг христианский того требует, чтобы везде и на всяком месте благость Божию хвалить и благодарить, – но с трезвостью и целомудрием. Ибо псалмы святые, как и прочие книги Святого Писания, как Божие Слово, требуют высокого почтения.

* * *

Оставление молитвы – это доказательство потерянной веры. Человек, пока в мире сем живет, подвержен всякому бедствию и искушению плоти от диавола, злых духов и злых людей, и этому бедствию, так как немощен, противиться никак не может сам по себе, без помощи Божией, которая молитвою испрашивается. Молитва – это христианское оружие против диавола и прочих врагов.

Поэтому оставившему оружие следует оставить и брань и покориться врагу. Отчего усердно и часто, даже непрестанно, велено нам молиться (Лк. 18,1–7; Рим. 12, 12; 1Фес. 5, 17; Еф. 6, 18).

* * *

Нужда наша, как телесная, так и духовная, побуждает нас к молитве. Телесная нужда во временном и к относящемся к временной жизни, духовная – касающаяся спасения наших душ.

* * *

Великое дело благости Божией – то, что человек сподобляется с непостижимым Богом – Отцом и Сыном и Святым Духом – беседовать, нужды свои Ему представлять и просить о них, хвалить, воспевать и благодарить Его, что посредством истинных, верных и смиренных молитв бывает.

* * *

Молиться должно не только языком, но и сердцем, то есть от сердца должна происходить молитва... В молитве объявляем Богу сердечные наши желания, и потому должно и в уме помышлять, и в сердце иметь и желать то, что языком и словами произносим. Иначе никакой молитвы не будет, а только праздные слова. Поэтому должно нам себя молитве обучать и об этом Господа Самого просить, чтобы Духом Своим Святым научил нас молиться, как апостолы просили Его об этом: Господи! научи нас молиться (Лк. 11, 1). Отсюда можно заключить, что не может быть истинной молитвы без действия Святого Духа. Ибо когда Этот благой Утешитель коснется нашего сердца, тогда, как курение от зажженного фимиама, от сердца произойдет воздыхание, святое желание и истинная молитва, и приблизится к престолу благодати.

* * *

Молиться должно:

1. Во всякое время (Еф. 6, 18), всегда (Лк. 18, 1), непрестанно (1Фес. 5, 17). Молиться же всегда и непрестанно означает не то, чтобы всегда читать написанные псалмы или молитвы и класть поклоны, – это невозможно, ибо любому христианину надобно дело, согласно званию своему делать, а также утружденная плоть требует упокоения, сна и прочего, но значит то, чтобы часто, во всяком начинании и деле, ум, сердце и воздыхание к Богу возводить и просить тем у Него милости, помощи и защиты. Причина тому следующая. В любое время сатана со своими злыми слугами делает нам козни, а также плоть всегда противится духу (см.: Гал. 5, 17), – и этим врагам мы сами противиться не можем, поэтому должно с молитвой и происходящей от нее помощью Божией против них вооружаться, стоять и крепиться, как Псаломник говорит: очи мои я возвел к Тебе, живущему на небе. Вот, как очи рабов обращены на руки господ их, как очи рабы обращены на руки госпожи ее, так очи наши – ко Господу Богу нашему, доколе Он помилует нас (Пс. 122, 1–2).

2. На всяком месте. Так апостол говорит: желаю, чтобы на всяком месте произносили молитвы мужи, воздевая чистые руки без гнева и сомнения (1Тим. 2, 8).

3. Стоя, сидя, идя, почивая, делая что-либо руками, в уединении и в собрании возможно молиться. Ибо всегда, на всяком месте и во всех наших делах, и в еде и питии, и в беседах богоугодных можем ум наш и сердце возводить к Богу, нужды наши со смирением и верою Ему представлять и милости у Него просить, и говорить: «Господи, помилуй!» Так Моисей посреди многочисленного народа, который вывел из Египта и увидел его в стесненных обстоятельствах, умом и сердцем воспел к Богу, хотя молитва Его словесная и не изображается в Писании, Бог отвечал ему: что ты вопиешь ко Мне (Исх. 14, 15)? Езекия, благочестивый царь, лежа на одре, молился, и услышал его Бог (см.: Ис. 38, 2, 4 и след.). Иона во чреве кита молился, и услышал его Бог (см.: Ион. 2, 2–11). Три отрока в печи огненной молились и были спасены (см.: Дан. 3, 24, 25–94 и проч.). Бог смотрит не на внешний знак и расположение тела, в каком оно находится, но на сердце, смирение, веру и сердечное желание. Поэтому написано: желание убогих, то есть смиренных, услышал Ты, Господи, преданности сердца их вняло ухо Твое (Пс. 9, 38).

* * *

Внешние знаки молитвы в Святом Писании можно найти следующие:

1. коленопреклонение (см.: 3Цар. 8, 54; Деян. 7, 60; Еф. 3, 14);

2. воздеяние рук (см: Исх. 9, 22–23, 29 и 33; 1Тим. 2, 8; Пс. 142, 6);

3. возведение очей на небо (см.: Ин. 11, 41; 17, 1; Пс. 120, 1; 122, 1–2 и проч.).

Однако эти знаки без внутреннего истинного благорасположения и усердия бесполезны, ибо Бог на сердце, а не на внешность и наружность смотрит и не внешний, а внутренний, сердечный глас слушает. Поэтому тот, кто читает много молитв, псалмов, или много кладет поклонов, но без разума, внимания, сердечного смирения и усердия, – никогда не молится. Ибо если человеку предлагаем наше прошение, то ум, сердце и все наше усердие собираем, тем более это должно являть, когда стоим в молитве пред Богом, сердца и утробы испытующим (Пс. 7, 10), и прошение наше простираем. Тут надобно непременно весь ум и сердце собрать, насколько возможно человеку, обложенному немощной плотью.

* * *

Христианский долг требует молиться не только за себя самого, но и за всех человеков:

1. За царей и за всех начальствующих, дабы проводить нам жизнь тихую и безмятежную во всяком благочестии и чисто те (1Тим. 2, 1–2).

2. За проповедников слова Божия, пастырей и учителей, что бы Слово Господне распространялось и прославлялось (2Фес. 3, 1), и чтобы они в житии и в звании своем были исправными и непорочными, чтобы правильно учили, и, чему учат, того пример на себе показывали.

3. Друг за друга, как апостол увещает: молитесь друг за друга, чтобы исцелиться (Иак. 5, 16). Поэтому и Христос повелел молиться Небесному Отцу, как единым гласом, всем христианам, и говорить: Отче наш, Иже еси на небесех (Лк. 11, 2; Мф. 6, 9).

4. Не только за братию и друзей, но и за врагов должно молиться христианам. Молитесь за обижающих вас и гонящих вас (Мф. 5, 44), – говорит Христос, да будете, – говорит далее, – сынами Отца вашего Небесного, ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных (Мф. 5, 45). Так молился Сам Христос за врагов Своих: Отче! прости им (Лк. 23, 34). И святой Стефан: Господи! не вмени им греха сего (Деян. 7, 60).

* * *

Этими словами: избави нас от лукаваго, – к молитве нас возбуждает Спаситель наш, и молитвою от него [лукавого] избавляться учит.

* * *

Молитва состоит не только в том, чтобы стоять и кланяться телом перед Богом и молитвы написанные читать, но возможно и без этого в любое время и в любом месте умом и духом молиться. Можешь идя, сидя, лежа, дорогой едучи, сидя за трапезой, дело делая, в народе и уединении, к Богу ум и сердце возводить и так милости и помощи от Него просить. Ибо Бог везде и на всяком месте есть, и всегда двери к Нему отверсты, и подход к Нему удобен, не так как к человеку, и везде и всегда по Своему человеколюбию готов нас слушать и нам помогать. Везде и всегда, и в любое время и во всякой нужде и случае, можем к Нему с нашей верой и молитвой приступать; можем везде умом говорить Ему: Господи, помилуй! Господи, помоги!

* * *

Помилуй меня и услышь молитву мою (Боже) (Пс. 4, 2). Рассмотрим эти слова и поучимся, дабы и мы научились по примеру святого пророка молиться.

1. Молитва не бывает услышана, когда Бог на милость не преклонится. Поэтому Давид, во-первых, просит милости у Бога, и тем самым просит, чтобы услышана была молитва его: помилуй меня и услышь молитву мою, – как бы так сказал: я беден. Ты, Боже, над бедностью моей сжалься и потому услышь молитву мою. И в другом псалме молился он так же: помилуй меня, Боже, по великой милости Твоей, и по множеству щедрот Твоих очисть беззаконие мое (Пс. 50, 3). Видишь, и здесь сначала великой милости у Бога просит, а потом просит очистить беззаконие свое.

2. По его примеру учимся и мы, как нам молиться должно, то есть, признавать пред Богом свою бедность и признанием своей бедности на милость Его преклонять. И в молитве не на правду нашу и некие заслуги, но на Его щедроты уповать, как Даниил пророк молился: мы повергаем моления наши пред То бою, уповая не на праведность нашу, но на Твое великое милосердие, Господи (Дан. 9, 18). Поэтому, когда хотим чтобы Бог услышал нашу молитву, посмотрим на бедность нашу и, признав ее перед Богом, представим Ему щедроты Его, говоря: вспомни щедроты Твои, Господи, и милости Твои, ибо они от века (Пс. 24, 6).

Потому фарисей, считая дела и заслуги свои перед Богом, молился без пользы, а мытарь, признавая бедность и окаянство свое перед Ним и на одну милость Его надеясь, молился с пользой: сей пошел оправданным в дом свой более, нежели тот: ибо всякий, возвышающий сам себя, унижен будет, а унижающий себя возвысится (Лк. 18, 14).

* * *

Когда молишься, думай без сомнения, что ты пред Богом стоишь и припадаешь пред Ним, и просишь Его о нужде своей, и беседуешь с Ним так, как подданный пред царем своим стоит и просит его, – и тогда родится в тебе дух смирения, и страха, и надежды. Ибо Бог насколько велик есть, настолько же и благ безмерно, и истинен. Рассуждение о величестве Его устрашит и смирит тебя, но рассуждение о благости Его и истине ободрит тебя и утвердит в надежде, что Он обещал услышать нас, призывающих Его истинно (Пс. 144, 18).

* * *

Точно знай, что все то мертво и непотребно в нас, чего Сам Бог не производит. Поэтому должно усердно молиться и просить Бога, чтобы Он Сам действовал в нас и оживлял нас духовно. Потому и велено просить, искать и стучаться.

* * *

Возводишь к Богу сердце твое в молитве. Но не оскверняешь ли сердца твоего злыми и скверными помышлениями и не держишь ли гнева на ближнего твоего? Внимай себе.

Воздеваешь руки твои к Богу. Но не оскверняешь ли их ограблением, хищением и прочей неправдой? Внимай себе.

Призываешь устами твоими святое и страшное имя Божие. Но не порочишь ли их злословием, клеветой, осуждением, лестью, ложью и прочими пороками? Внимай себе.

Стоишь пред Богом в молитве телом. Но стоишь ли духом? Поклоняешься пред Ним телом. Но поклоняешься ли духом и сердцем? Не иное ли в молитве язык говорит, а иное ум помышляет? Внимай себе.

Просишь у Бога прощения согрешений. Но сам прощаешь ли ближнему твоему? Ищешь у Бога милости. Но сам милуешь ли ближнего твоего, тебе подобного человека? Говоришь Богу:

«Услышь, Господи!». Но сам не затыкаешь ли ушей, когда ближний твой просит тебя? Внимай себе.

Ибо каким хотим Бога по отношению к себе иметь, такими же должны мы быть по отношению к ближним нашим, и какими мы к ближним нашим будем, таким и Бог к нам будет. Слушаем мы ближних, просящих нас, – слушает и Бог нас. Милуем мы бедных, братию нашу, – милует и Бог нас, бедных. Оставляем мы должником нашим, оставляет и Бог нам долги наши. Бог более внимает и слушает милость нашу, нежели молитву творимую, и более на сердце незлобивое, сострадательное, милостивое и доброхотное смотрит, нежели на частое повторение: Господи, Господи. Ибо Бог милостив и праведен: будучи милостивым, любит милость и творящего милость милует, а поскольку праведен, отнимает праведно милость от того, кто сам не хочет миловать. Прочитай притчу о должнике и товарище его (см.: Мф. 18, 23–35), и увидишь истину эту.

* * *

23

В Переводе П. Юнгерова: Из глубины (сердца) я воззвал к Тебе, Господи: Господи, услышь голос мой!


Источник: Симфония по творениям свт. Тихона Задонского — М., «ДАРЪ», 2007. — 1328 с. ISBN 978-5-485-00154-4. «Симфония» по творениям святителя Тихона Задонского (1724– 1783) представляет собой выдержки из многочисленных сочинений святителя. Содержит высказывания, наставления и поучения по различным вопросам духовной жизни и нравственности. Сост. Т. Н. Терещенко

Комментарии для сайта Cackle