Требуются волонтёры
Азбука веры Православная библиотека протоиерей Валентин Амфитеатров Письма к Екатерине Михайловне и к о. архим. Серапиону Машкиным
Распечатать

протоиерей Валентин Амфитеатров

Письма1 к Екатерине Михайловне и к о. архим. Серапиону Машкиным2

Содержание

Глава 1

I II III IV V VI VII VIII IX

Глава 2

X XI XII XIII XIV XV XVI XVII XVIII XIX

Глава 3

XX XXI XXII XXIII XXIV XXV XXVI XXVII XXVIII XXIX

Глава 4

XXX XXXI XXXII XXXIII XXXIV XXXV XXXVI XXXVII XXXVIII XXXIX

Глава 5

XL XLI XLII XLIII XLIV XLV XLVI XLVII XLVIII XLIX

Глава 6

L LI LII LIII LIV LV LVI LVII LVIII LIX

Глава 7

LX LXI LXII LXIII LXIV LXV LXVI LXVII LXVIII LXIX LXX LXXI

 

 

Охватывая промежуток времени в пять с половиной лет, эти письма дают возможность ближе познакомиться с личностью протоиерея Валентина Николаевича Амфитеатрова путем документальным. Переписка представляет интерес, так как протоиерей Московского придворного Архангельского собора Валентин Николаевич Амфитеатров, внучатый племянник Киевского митрополита Филарета, племянник профессора Московской Духовной Академии Е. В. Амфитеатрова и отец писателя А. В. Амфитеатрова, пользовался в Москве большим уважением и, как, говорили москвичи, «был по известности, после отца Иоанна Кронштадтского, на первом месте».

Сообщил священник Павел Флоренский, занимавшийся архивом Машкиных.

Глава 1

I

Высокоуважаемая

Екатерина Михайловна!

3-м состоятельным лицам в Москве предлагал рассмотреть написанную Вашей рукой записку об имении в Льговском уезде3.

Они рассматривали – ее, каждый отдельно, и нашли указанные цены стоимости земли несоразмерно высокими.

Не сговариваясь между собой, нашли для Вас полезнее продать имение по участкам4.

Теперь только вижу, что я мог бы тормозом быть в деле продажи имения, а потому снимите с меня поручение Ваше, на которое я сам вызвался в качестве исполнителя.

Как Ваше здоровье? Молю Господа, чтобы Он укрепил Вас в борьбе со всякими препятствиями, идущими и от чужих, и от семьи.

Христос с Вами!

Искренно преданный вам протоиерей

Валентин Амфитеатров.

1893 г.

27 Июня

Москва.

II

Глубоко почитаемая мной

Екатерина Михайловна!

Простите долгое молчание. Проходили дни и недели, и в памяти и сердце моем не было часов забвения Вас. Памятую и помню, желаю5 и молюсь о Вас.

Не писал положительно потому, что так бедно и сумрачно на горизонте душевном, что не находил слов утешения для Вас. Писать фразами способен скородум, говорящий и живущий ими. Вы меня, кажется, знаете, что я даю значение слову, как и делу.

Что же делать, как не молчать, если я не вижу для Вас блестящей радости, а вижу лишь облака, проносящиеся ее быстро убегающего земного счастья?

Сего дня пишу, потому что вчера Спаситель сошел с небес, чтобы нам доставить не земную радость, не деньги и славу земную, не земной рай, но небо. Там радости, счастье блаженство. От всего сердца говорю Вам, дорогая Екатерина Михайловна, как приветствие и благожелание: «Христос на земли, – возноситесь», Екатерина Михайловна. Живите себе тихонько в Беляеве и Курских местах и Христос с Вами!

Всегда Ваш усердный слуга

Протоиерей Валентин Амфитеатров.

1893 г. 26 Дек.

III

Досточтимый и многолюбимый

Отец Серапион!

В большом я у Вас долгу. Хотя Вам и недосужно, но примите ничтожную часть в погашение. Своим долгом называю я Вашу милую, нежную телеграмму, а к уплате за нее я отношу искреннюю благодарность.

Изъявляя благодарные чувства, полон благожеланиями Вам прохождением чрез экзаменационные Термопилы. Греческий герой прошел их искусством, а Вы пройдете, – молюсь об успехе Вашем, – силой духа христианского, благодатию, умудряющей во святыне.

Слышал я, что затевали Вы дальний путь к любимому Афону. Простите, чудный Афон Вам нужно поберечь как награду по окончании Академического курса. Тогда положите пред святыми горами самого себя исполнившим весь долг, наложенный на Вас Серапионом, именем, которое носите Вы. Теперь же Вы на Афоне – совсем безнужный странник, бегущий лучей солнца под тень, какой святой Афон Вам не даст раньше, нежели Вы кончите предприятие, данное Вам от св. Афона6.

Кроме того, на вакации есть у Вас дело, налагаемое 5-й Заповедью Закона Божия. Когда будете посвободнее, взгляните на свою плотскую мать, Екатерину Михайловну. Ей необходимы: совет, защита, ласка, покой. Кто же принесет их ей? Она мне нечто сообщила о болезненном пароксизме вашего брата. Бога ради пощадите ее душу. Она вся покрыта ранами оскорбленной, непризнанной любви. Екатерина Михайловна навела даже на меня страх: я не мог вообразить опасности, над бездной которой стоят фамильные Ваши интересы, материальные и моральные.

Господа ради, спасите себя, ее и брата. Это великое дело, равное подвигам святого человека, и также человека, стремящегося познать святость и передать ее другим.

За мои строки Вы простите ради моей искренней, вполне бескорыстной любви к Вам. Дайте мне видеть вашу жизнь и Ваши деяния во свете небес, а не во тьме прихотей.

Христос с Вами!

Испрашивая Ваших святых молитв у алтаря и престола Божия, всегда буду усердным Вашим слугой, протоиерей Валентин Амфитеатров.

1894 г. 5 Мая. День

Многострадального праведника.

IV

1894 г. 14 Июня.

Москва.

Досточтимая Екатерина Михайловна!

Только сегодня прочитал письмо Ваше от 8 Июня. Грустно оно, как плач матери. Можете быть уверены в том, что и во мне оно вызвало скорбные думы.

Жаль мне Вас прежде всего потому, что летний сезон нынешнего года так нужен Вам для Вашего здоровья, для ваших сил. Об этом я с Вами лично говорил: об этом я Вас просил. Прошу Вас снова – озаботьтесь провести грядущие дни с заботой о себе лично. Всю свою жизнь Вы не давали себе покоя: все жили, точнее, болели детским благополучием, забывая о себе. Вы живете, двигаетесь, ведь, одной нервной системой и душевной энергией, которой у Вас много, благодаря любви к Вам Отца Небесного и дарам Его благодати.

Господа ради, отнеситесь повнимательнее к себе. Прошу и прошу: нехорошо, если книга не имеет конца по вине автора; еще более не извинительно, если жизнь человека прерывается не своевременно. Ободритесь и действуйте! Пройдет двухлетие, тогда Вы соединитесь с о. Серапионом, и жизнь духа-разума вступит в ваше существо.

О тех, кто портит Вашу жизнь, не скажу ни слова. Они себя осуждают, себя же обворовывают морально. Результат греха – физическое вырождение. И спросят люди о них, говорит пророк, где они, что стало с их детьми? И скажут: память их погибла с шумом. Так горько за людей, в особенности за Ваших, все же Вашей душе милых, но малодушных. Молюсь, чтобы Пресвятая Богородица вознесла о Вас молитву пред Господом и отерла Ваши материнские чистые слезы.

О. Серапиону кланяюсь: целую его уста и благословляющую руку.

Искренно любящий Вас о Христе

Протоиерей Валентин Амфитеатров.

P. S. Письмо Ваше пролежало два дня в почтамте. Прислано при пр…шении, но не оплаченное. Оттого пр[оизошла] медленность его доставки в мои руки7.

V

Телеграмма. 16-го Июня 1894 г. Москва.

Курск. Екатерине Михайловне Машкиной.

Успокойтесь [.] Лучше питайтесь [;] пост уступайте нам [.] Серапион освящает благочестием [.]

Протоиерей Валентин [.]

VI

Телеграмма. Из Москвы, 28 августа 1894 г.

Курск. Екатерине Михайловне Машкиной.

Вам приезжать не советую [.] привет отцу Серапиону [.] благословение душевного мира Вам [.]

Протоиерей Валентин [.]

VII

Достоуважаемая Екатерина Михайловна!

Сейчас прочитал Ваши печально написанные строки. Даже страшно стало за Вашу борьбу с тяжелыми обстоятельствами. Мне кажется, что Вы, под впечатлением негодования и презрения к разным ползучим гадам-ростовщикам, удешевляете стоимость своей крайне-нужной Вам собственности.

Ничего не понимая в делах продажи и купли, я молюсь, чтобы Христос Вас вразумил и отвращал бы неистово-алчные взоры любителей чужой собственности на Ваше благое достояние.

Не понимаю, зачем Вы спешите в Троицу. Там все стоит благополучно: и молятся, и продают, и покупают; словом, – все так же, как Вы оставили это место: полу-город и в то же время полу-монастырь, место спасения одним, и искушения другим. Христос с Вами!

Всегда благожелающий протоиерей

Валентин Амфитеатров.

Москва. 1894 г.

19 Ноябр.

VIII

Телеграмма. Из Москвы, 27 ноября 1894 г.

Курск. Екатерине Михайловне Машкиной.

Осмотрительнее обдумайте поездку [.] Серапион утешительно работает [.] Будьте целы как голубь [.]

Валентин [.]

IX

Телеграмма. Из Москвы, 28 ноября 1894 г.

Сергиев Пос. Московская Академия. Отцу Серапиону.

Поздравляю Вас с именинницей [.] Прошу Передать ей мое приветствие [.] Не знаю адреса [.]

Валентин [.]

Глава 2

X

Телеграмма, из Москвы, 20 декабря 1894 г.

Курск. Екатерине Михайловне Машкиной.

Бодрым терпением приобретаем радость [.] Напишите свой адрес [.]

Валентин [.]

XI

Телеграмма, из Москвы, 14 декабря 1894 г.

Сергиев Пос. Московской губ. Духовная Академия. Иеромонаху Серапиону.

Молюсь [,] Да хранит Вас Христос [.]

Протоиерей Валентин [.]

XII

Москва, 1894 г.

29 Декабря.

Досточтимая Екатерина Михайловна!

Буду истинно утешен, если моей старческой рукой написанные строчки найдут Вас пред наступлением нового лета Господня.

Хотелось мне, чтобы они сказали Вам жизнерадостные упования на милосердие Божие, укрепив Вас в готовности исполнять волю Божию.

Спросите: как исполнять? Также, как ангелы на небесах ее исполняют. Они не спрашивают: зачем, для чего, почему?

Не ропщут они, но всегда готовы то делать, что Бог велит.

Да будут же слова молитвы Господней: «да будет воля Твоя на небеси и на земли» девизом Вашей жизни в наступающий гражданский новый год.

Господа ради, удалите всей силой воли, сохранившейся в Вашей душе, от себя уныние! Ободрите себя мыслию, что если утро и день жизни были пасмурны, то вечер ее, по милости Божией, можем провести спокойно: другим – дни, недели, месяцы и годы, а Вам и мне, – впереди утешительной должна быть вечность.

Христос с Вами!

Всегда благожелающий и благодарный Вам

Протоиерей Валентин Амфитеатров.

XIII

1895 г. 30 января. Москва.

Достоуважаемая

Екатерина Михайловна!

Ваши искренние строки прочитал пред св. иконой, дополняя их известными мне чувствованиями Вашими религиозными и нравственными.

Пишу Вам, по совершении Божественной литургии: Господа ради, будьте зорко внимательны к себе, устойчивы в убеждениях, а за искушения, Вас посещающие, не претендуйте. Они указывают в вашем возрасте на светлый путь, подобно тому, как мы в пасмурное утро невольно обращаемся к Востоку, ища там лучезарного Солнца.

Буду сегодня или завтра писать о. Серапиону, в ответ на его духовное послание.

Вот беда моих последних дней: захворал. Реже стал служить, потому что ноги болят.

Вам здоровья и душевного, и телесного.

Христос с Вами!

Протоиерей Валентин, любящий и уважающий

Вас и благожелающий.

XIV

Телеграмма8, из Москвы, 1 Март. 1895 г.

Сергиев Пос. Духовная Академия. Иеромонаху Серапиону.

Сыну и Богородицы Матери светлый привет [.]

Христос Воскрес [!]

Протоиерей Валентин [.]

XV

1895 г. 12 Марта.

Москва.

Достоуважаемая

Екатерина Михайловна!

Не забыли, среди мирской суеты, мое недостоинство: получил сегодня от Вас многострочное, красноречием задушевности написанное письмо. Весьма благодарю!

В слепоте своей я не заметил, каким образом мог произнести «грубое слово». И на мысли, и в чувствах, и в воле не было йоты малой, чтобы сделать больно Вашему внутреннему слуху.

Вообразите мою темноту и глухоту. В продолжение всего времени, как Вы находились в Москве, я был уверен, что берег Вас как нежную Евангельскую лилию, согревал Ваше религиозное чувство, вел беседы о смирении; если разрушал Ваши планы житейского плавания по волнам века, то ради спасения Вашего. Я был уверен, что Вам, простите, хотя, по количеству с наперсток, но принес облегчение и христианское утешение, а между тем, Вы пишите о тревогах причиненных… Простите и не осудите! Кажется мне и теперь, что мои слова в речах с Вами были трезвы, искренни и благожелательны. Простите, Господа ради, мою жестоковыйную несознательность.

Не признаю причины Вами указанной Вашего нездоровья, захваченного в церкви. Вы вынесли исцеление и силою спасительных таинств отразили худшую болезнь: в этом я убежден.

Однако, не для спора начертываю строки эти, а чтобы, согласно доброму желанию Вашему, откликнуться Вам в Курске и донести, что в Москве и в Лавре помнят, поминают Вас и молятся за Вас. В числе таковых буду и я, нижеподписавшийся, не на последнем месте.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 9

XVI

Достоуважаемая

Екатерина Михайловна!

Благодарю за Ваши строчки. А за стихи10 – восторг блаженного Иеронима, получившего в поэтической форме привет, выраженный Паулиной ему в поэтическом дифирамбе.

_____________

О деле нужно переговорить лицом к лицу. Вам необходимо увидеть Ринка или князя А. И. Урусова. Адресов их не знаю, но они – сила; узнайте о них и про них: тогда переговорим, а раньше этих переговоров не уезжайте!

Христос с Вами!

Протоиерей В. Амфитеатров.

1895.

19 Апреля.

Москва.

XVII

Достоуважаемая

Екатерина Михайловна!

Посылаю Вам карточку рекомендованного мне и мной рекомендуемого Вам лица. Как видите из прилагаемого письма, он мне лично совершенно безвестен, но рекомендуют его люди, достойные моего уважения и мной уважаемые.

Скажите посланной, когда Арнольду Петерсен к Вам явиться?

Благодарю Вас за радушный прием.

Христос с Вами!

Протоиерей Валентин Амфитеатров.

1895 – 26 Апр.

С Арнольдом Петерсен говорите по душе, с достоинством. Денег ему ни одной копейки до окончания с успехом дела: так скажете. Словом, Господа ради, будьте деловой и ни в одной ноте голоса не показывайте нужды…

XVIII

Достоуважаемая

Екатерина Михайловна!

Для Вас я всегда желал и желаю чем-либо послужить. Вы меня восхваляете не по заслугам, а я скажу по совести моей, что такой доброй души, какую Вы проявляли как мать, я, по истине, еще не встречал.

Посылаю Вам адрес Бруна. Именно его надо позондировать. Советую Вам сделать ему визит. Если не найдете его дома, спросите его супругу, Елизавету Николаевну. Им прямо скажите, что Вы – от меня. Дайте карточку мою: можете смело передать все дело свое Елизавете Николаевне. Она в высшей степени образованная барыня; участница во всех его делах; она – высокого происхождения (рода Полторацких). Христос с Вами!

Протоиерей Валентин Амфитеатров.

1895. Апр. 29.

Москва.

XIX

Телеграмма, из Москвы 20 Июня, 1895 г.

Екатерине Михайловне Машкиной.

Благословение Господне смиренной путешественнице [.] Христос с Вами [.]

Валентин [.]

Глава 3

XX

Телеграмма, из Москвы 27 Июля 1895 г.

Курск. Екатерине Михайловне Машкиной.

Понимаю Ваше душевное настроение [.] Ободритесь [.] Куда писать [?]

Валентин [.]

XXI

1895. 22 Августа.

Вторник.

Досточтимая

Екатерина Михайловна!

Нет, – Ваши труда по хозяйственному наблюдению своего фамильного очага не принадлежат к игривым движениям инстинкта, как Вы изобразили деятельность свою летом нынешнего года. Честь и хвала Вашей энергии! Дай Господи, чтобы огнем ее согревалось и освящалось фамильное счастье милых Вашей душе людей. Выше нет любви, когда мать свое время, свои силы физические и нравственные сокровища души приносит в пользу своих детей. Это ее долг, который столь вдохновенно выражен учением вселюбящего Христа Спасителя.

Все это Вы знаете, а я упомянул здесь, имея в виду, по любви о Христе, утвердить Вас в дыхании, пока день идет.

Пишу к Вам исключительно за тем же настойчиво вошедшим в мою душу требованием, о котором знаете, по поводу переселения из Иерихона в Назарет11. Письмом Вы успеете менее, нежели свиданием личным. Письмо, какое бы ни было, может обобщить только нужду, а личное свидание устроит все. Надо прямо направиться туда, устранив требования паспортной системы, и там оставаться. …

Кажется, половина учащих и учащихся устремляются туда, под сень преемника св. Гурия: пожалуй, и места не найдется. К тому же, необходимо ознакомиться и с местным архиереем. Я убежден, что личное представление в один час все устроит; формальные же проволочки только затянут вдаль исполнение планов; и диссертацию отодвинут, и душу взволнуют и т. д.

Поклон и лобызания дружеские тому, о ком я непрестанно думаю и молюсь. Его не именую иначе, как страстотерпцем, потому что Провидению Божественному благоугодно соотечественнику Феодосия Печерского показать новый Афон…

Христос с Вами!

Болеющий о Вас, недостойный молитвенник

Протоиерей Валентин Амфитеатров.

Но, помните, кто не чтит Ангела Святого своего или детей своих, тот лишает себя или детей своих Вышнего Божественного Покрова12.

XXII

Достоуважаемая Екатерина Михайловна!

Сердечно рад, узнав из Вашего письма, куда могу адресовать Вам мои тупые строки. Они не вынуждены внешней необходимостью, но слабое выражение искреннего желания откликнуться благодарно на Ваш привет.

Сожалею до болезненности о неимении реальной возможности снять с Вас хотя одну часть ига, наложенного на Вас суровой действительностью. Утешительно в Вашем положении то, что Вы в течение своей жизни отирали слезы бедствующих, забывая о себе. Сознание столь чистой любви уменьшает горечь печального опыта. Быть не может, чтобы Вы остались одинокой, беспомощной. Нет, этого никогда не будет. У эгоистов результат жизни по-большей части – ропот, уныние и отчаяние; у таких же людей, как Вы, живущей впечатлениями непосредственного чувства и беспрерывно верующей в Провидение, – надежда на все прекрасное, живущее, бессмертное. Не отнимайте же у себя лучей надежды, светлых и греющих… и будет Христос с Вами.

В Моск. Д. Академии большие перемены. Горькими слезами оплакивает она отшествие Антония благородного и умного13. Его, бедного, совсем хотели съесть заживо посредством анонимов злые собаки, в образе людей. О. Серапиона жаль до слез мне. Уж не перебраться ли ему в Казань? Это следовало бы исполнить немедленно; разумеется, списавшись предварительно с о. Ректором Антонием. Я бы весьма советовал, чего бы этот переезд стоил. Преемник о. Антония Храповицкого полный ему контраст; во всем14. Господа ради, об этом немедленно подумайте. Голова моя идет кругом и сердце упало, когда подумал о нашей «Alma Mater» и о моем любезном о. Серапионе с братией…

Не нуждаетесь ли Вы, как хозяйка, в муже и жене, готовых принять услуги в Ваших владениях? (Об этой чете я говорил Вам). Это, впрочем, дело не настоятельное: они – на хорошем месте.

Есть и старичок управляющий (немец по рождению, но русский во всем, давно принявший религиозное вероисповедание православное). Он рад был бы 30 рублям – вот оклад жалованья, кроме квартиры. Человек он, безусловно, честный.

Христос с Вами!

Всегда преданный душой Вам и благодарный Протоиерей Валентин

Амфитеатров

1895. 31 Авг.

Москва.

XXIII

Досточтимая

Екатерина Михайловна!

Как управлюсь с делами, поспешу Вам лично принести чувства искренних моих благожеланий. Мое нашествие произойдет сегодня перед вечерним часом (точно не могу определить).

Господа ради, отдыхайте, но не опечаливайтесь: путь еще не окончен, цель не достигнута.

Христос с Вами!

Протоиерей Валентин Амфитеатров.

1895.

4 Декабря.

День св. Варвары.

XXIV

Досточтимая, предобрая,

Екатерина Михайловна!

Вам сердечная благодарность от моей дочери и от меня за сладкое вчерашнее воспоминание Ваше об отце и дочери. Глубоко были они тронуты прекрасной нечаянностью, от Вас принесшейся в виде изящной бонбоньерки и слов на сувенире «от знакомой незнакомки». Спасибо! И еще – спасибо!

Причт Соборный также, воздавая «спасибо» Вам, обязательно взялся, от старого до малого из своих членов, исполнять Ваше поручение.

Препровождая Вам письмо нашего добродушного христианина-философа. Он – в чистой абстракции и более понимает небесное, духовное, нежели земное…Вы же, дорогая мать, спуститесь на землю и непременно отрекитесь от предлагаемого Вами звания. Лично объясню Вам легальные и благородные мотивы. С Вашего позволения сегодня буду иметь честь Вас видеть в три (3) часа пополудни15.

Христос с Вами!

Всегда Ваш недостойный

Протоиерей Валентин.

1895. 18 Сент.

XXV

Достоуважаемая

Екатерина Михайловна!

Спасибо Вам за истинно-добрую память и чистосердечные строчки. Последние проникнуты поэтическим светом. Хотя Вы желали в них сохранять серьезность, но природа восполнила в них искусство: в двух-трех строчках высказалась присущая Вам живость чувства и тонкость художественного вкуса. По письму Вы поэт, а не монахиня; скорее безустанная труженица, а не барыня – excellence, окруженная изысканным комфортом. Я молюсь, чтобы душа Ваша всегда была светлой, как небо безупречной совести, чтобы и дело Вас не покидало.

О советах Вы меня не спрашивайте. Кажется, ни одному из них не вполне не последовали. Я не в претензии, но в назидании. Я знаю, что моя любовь к Вам и все благожелания должны быть сосредоточены только в молитве, чтобы Ваш лучезарный ум мог внимательно различать добро от зла, суету от необходимости, ценить человека и в русском, и в немце, и в Курских пределах, и в Московских… О, да хранит же Вас Иисус Христос целу, здорову и Богоугодну.

Всегда Ваш и тот же

Протоиерей Валентин.

1895. 14 Окт. Москва.

XXVI

Досточтимая Екатерина Михайловна!

Благодушное терпение святые учители Церкви (они же и великие психологи) признавали первою в житейских делах добродетелью. Ободритесь, Господа ради!

В первый свободный сегодня час буду у Вас. Теперь же уезжаю к больным, а потом двум-трем назначил время у себя, в квартире.

Христос с Вами!

Всей душей преданнейший

Протоиерей В. А-в.

1895.

18 Ноябр.

XXVII

Достоуважаемая

Екатерина Михайловна!

Не отриньте и моего христианского приветствия с наступающими праздниками Воплощения Бога Слова. От всего сердца желаю Вам материнских радостей и утешений. Да отразится в Вас, Богомудрой, материнская радость Пресвятой Присно-Девы!

Буду молиться моею всегдашней о Вас смиренной молитвой: да будет, Господи, благая воля Твоя на благородной и благодарной рабе Твоей Екатерине. Ей надо много-много сил здоровья, чтобы исполнить свое материнское назначение!

Христос с Вами!

Благодарный Вам протоиерей

Валентин Амфитеатров.

1895.

21 Декабр.

Москва.

XXVIII

Телеграмма, из Москвы. 3-го Января 1896.

Сергиев Пос. Духовная Академия. Студенту Серапиону Машкину для Екатерины Михайловны.

Благодарно исполню приглашение пятницу [,] как буду свободен [.]

Протоиерей Валентин [.]

XXIX

Досточтимая Екатерина Михайловна!

Приветствую приезд Ваш в нашу родную Москву и благодарю за поэтические строчки. Завтра как только освобожусь от самых необходимых дел, так и полечу к Вам. Вы жалуетесь на неизвестное, на томленье каких-то предчувствий, – смело Вас уверяю, что они рассеются пред действительностью, которая, признаться Вы должны, по милости Божией, обещает благоденствие Вам даже и в високосный, наступивший год, начавший свои дни с понедельника.

Да воскреснет Бог и расточатся враги Его. Сейте доброе, чистое, здоровое, сейте! А Христос возрастит…

Вам покорный всегда

Протоиерей Валентин Амфитеатров.

1896. 7 Январ.

Глава 4

XXX

Многомилостивая и

достойно-праведная

Екатерина Михайловна!

За что же мне от Вас ниспосылаются столь щедрые подарки? И все – для чрева! Но Вы, ведь знаете, что страсти сластолюбия, чревоугодия, пьянства и объедения не впускаются ко мне от колыбели моей.

Благодарно принимая от Вас великие и богатые милости, позвольте ими поделиться с ближними моими. Да и они вкусят от трапезы Вашей во здравии и с благодарностью.

По истине, не имею в достаточной степени выражений, которые могли бы Вас удостоверить в одном, что мои отношения благожелательные к Вам всегда были и будут бескорыстными, свободными, озаряемыми благодатным во Святом Духе религиозным родством.

Переутомление Ваших сил столь заметно, что сегодня моя дочь, встретившая Вас в Москве, передала мне свое печальное впечатление: Вы ей показались усталой, невеселой, хотя отзывчиво-благосклонной и доброй. Господа ради, будьте во всеоружии духовной силы. Да хранит Вас Христос на многие лета!

Всегда покорный и благодарный Вам

Протоиерей Валентин Амфитеатров.

1896.

11 Янв.

XXXI

Досточтимая Екатерина Михайловна!

Из тщательных, старательных усилий выяснить официальное значение известного места для лица, имеющего звание Соборного иеромонаха, узнал, что оно сопряжено с обязательством вступления в число монастырского братства; что самое место есть послушание, зависящее от Владыки; место соединено с массой отношений и может быть заменяемо всяким иеромонахом, по словесному указанию даже наместника в Чудове…

Нет нужды брать на себя столь рано безнужное бремя. Благое же иго Сам Бог нашему Возлюбленному подвиголюбцу возложит чрез благодатный совет мудрого, благожелательного О. Архимандрита Антония16.

Христос с Вами!

Грешный Валентин.

1896. 9 Апр.

Москва.

XXXII17

Досточтимая

Екатерина Михайловна!

Сердечной благодарностью к Владыке, Учителю премудрости, восторгом чистой, бескорыстной человеческой радости полно мое сердце после прочтения сейчас (13 Апреля 6 ч. вечера) полученных строчек Ваших.

Господи, как весело: мои друзья, Серапион и Екатерина – у пристани, переплыв житейское море напастей!

Да возрадуются души Ваши о Господе: ведь, согласитесь, этот успех в жизненной карьере, за все годы жизни, – первый. И какой приз? Не люди аплодируют, а ангелы и друзья хвалят милость Божию.

Теперь нужно здоровье. Да здравствуют на многие лета многолюбимые Екатерина Михайловна и о. Серапион.

Я восторженно-горячо радуюсь потому, что был свидетелем посева и всхода доброго семени, и теперь вижу, что, по истине, оно принесет нам или 50, или же все 100…

Ваш В. А-в.

[13 Апреля 1896 г.]

XXXIII

Досточтимая

Екатерина Михайловна!

Если сердце Ваше чистое всмотрится в мое краткое слово, то найдет уверение в искреннем желании Вас всегда видеть. Но я не живу, а движусь в эти месяцы: дух не перевесть: часы времени бегут, не слушаясь даже моей тоски, досады и плача.

Сегодня был занят с ранней зари, и теперь мчится перо мое среди людей, явившихся ко мне по необходимым делам. Сегодня была архиерейская служба, сегодня было заседание…

Завтра служу за своего расхворавшегося священника, а в 1 час дня заседание в Дворцовой Конторе, в 3-и часа по полудни еще – и еще неотложное.

Нет; в этот приезд я вас не увижу. Посылаю Вам св. просфору и св. икону – символ Ваших любимых убеждений.

Христос с Вами! Всегда покорный

Грешный Валентин.

1896

17 Апрел.

XXXIV

Досточтимый

О. Серапион!

Был трижды утешен и обрадован Вами в один день:

а., вспомнил родимый день моего существования на земле, под покровом сильного во веки и христианина – великодушного страстотерпца, под святым знаменем Имени которого 59-ть лет протекло из моей грешной жизни. Слава Богу, я знамени Его не изменил и не уронил, при всей немощности моего личного бытия.

б. Утешен и присылкой изображения Всесвятого Учителя. Взирая на оное, беру в мою грешную душу блаженства Его нагорной речи. Стою пред Ним и сердце слышит благоволение и укор, вызывающие и сокрушение о грехах и сладость надежды всепрощения.

в., обрадовали, успокоили меня, что со мной поделились отзывом о плодах умной работы человека, духовная нива которого была предметом моих самых сердечных благожеланий с тех пор, как он стал ее пахать. Сеяние и всход – вызывали всегда надежду у меня. Теперь же созрела нива, и я вижу, что семя отплатило труд сеятеля, дав безразлично, без «ово» все 100 за одно. Радуйся и веселись, сеятель благий, яко мзда за труд твой велика и на земле, и на небесах. Рад верив! Не закрыл таланта суетой мира, но уберег его и развил… Ставь же плоды своего труда на свещницы, да светят всем…

Христос с Вами!

Благодарный и вселюбящий

Валентин грешный.

1896. 26 Апр.

День св. Стефана Пермского… Вот идеал счастья!...

XXXV

Досточтимая и всегда искренно уважаемая

Екатерина Михайловна!

Получил письмо Ваше от 24-го Мая в страшном недосуге, и отвечаю, не высвободившись. Но письмо Ваше такое печальное, что некоторые фразы из него предо мной стоят как факелы. За что же, Господи, Боже наш, рабы Божией Екатерины, любящей Христа и церковь, так тяжка жизнь? Неужели золоту все еще нужен огонь, чтобы быть чище и ценнее? Но да будет воля Твоя, Господи!

Как бы ни было, но знайте, что нижеподписавшийся свидетельствует совестью, Вы ему становитесь дороже, когда болезни и крушения обстоятельств мочат Вас дождем материальных недостатков, недохваток. Не боюсь за Вас пред Господом. Праведницу Он не оставит, но она научится и житейскому смыслу – не дарить архиерейских порфир, королевских ваз и т.д.

Простите! Молюсь за Вас, и Христос с Вами и в Курске, и в Львове, и везде, где Его имя святится Вашими друзьями и молитвенниками, в их числе и я, грешный Валентин.

1896. 25 Мая. Москва.

XXXVI18

Досточтимая

Екатерина Михайловна!

На голос поэзии отвечает сухая грамматическая проза. Умиленной мыслью прошел я чрез каждое слово Вашего, сейчас мной полученного письма. Письмо Ваше – цветущий оазис среди пустынной степи. Однако, не литература письма Вашего вызвала умиление мысли, но поистине детски-благородные чувствования Ваши. Морально Вы были и остаетесь ребенком, которого хотя за нетвердо выученный урок оштрафуют оставлением без обеда или лишением праздничного отпуска, но он остается неиспорченно-добрым. Во время притеснения дитя плачет, а гроза лишь прошла, оно ее забывает; оно поет хвалу Богу, природе, оно мечтает, оно любит свободу… Вот Вы какова! Милому ребенку я сказал бы от всей моей к нему любви: доучи урок, иначе опять будут слезы и мученье. А Вам что сказать: Вы детски, ангельски добры… Страдаете от своей щедрости. На себя и для себя тратите и расходуете меньше Афонских скитов доброго аскета, а других дарите и деньгами, и вещами, и даже четвероногими бессловесными рабами… Ну что же это? Рассуждайте же, по крайней мере, кому даете: не оставляя голодными друзей, уделяйте лишь остаток излишества лающим псам и воробьям…

Христос с Вами!

Протоиерей В. Амфитеатров.

P. S. С 15 Июня буду в Москве до 21 Июня.

XXXVII

Телеграмма, из Москвы, 15 Июня 1896 г.

Курск, Гостиница Пузанова. Екатерине Михайловне Машкиной.

Утешайтесь[.] Промысл Божий выше судьбы[.] Подробности письмом[.]

Валентин [.]

XXXVIII

Досточтимая Екатерина Михайловна!

Ваша телеграмма ко мне представляет доказательство полного уныния, в которое не впадают люди верующие. В телеграмме слова ужасные: вера в «судьбу» в устах искренней христианки, название «мышью» благородное отражение образа Божия.

Вы всегда были и будете доброй. Где добро, там и Божественная помощь. Ни один волос не растет на человеческой голове и не падает с нее без воли Отца Небесного.

Не устрашайтесь сами и не устрашайте других. Уверен, что Ваша крепость пребудет цела, и неприятель отступит, а с течением времени растает, подобно воску от прикосновения с огнем.

Идут к Вам, подобно дождям ежедневным, практические уроки о бережливости, о твердости характера. Надо им, наконец, внять.

Христос с Вами!

Всей любовью во Христе всегда

Грешный Валентин.

1896. 15 Июня.

Москва.

XXXIX

Досточтимая Екатерина Михайловна!

1. Надеюсь, по милости Божией, никогда не будете раскаиваться за благую решимость – провести осень и зиму подле благословенного сына. Знаю, что для Вас пребывание такого рода будет подвигом… Но каким? Подвигом любви, несравненной по своей высоте и чистой, как духовное небо.

2. Завтра нарочно для Вас побываю в двух монастырях, чтобы облегчить Вам счетное дело. Сожалею, что Вы не написали суммы займа.

3. Лакей и его жена – честнейшие и скромные19 люди. Так я отзываюсь о тех, которых видели Вы. Они с благодарностью примут всякое даяние (а не жалованье), но если не понравились Вам, то и не надо.

4. Завтра постараюсь или написать Вам, или же представиться лично.

Христос с Вами!

Слуга грешник

Протоиерей Валентин.

1896.29 Сент.

Глава 5

XL

Досточтимая

Екатерина Михайловна!

Своим маленьким умом никак не отгадаю причины Вашего душевного волнения. Видно правда, что маленькому ручью никогда не угадать тайн и богатства жизни, какими владеет океан морей. Вы – океан, а я – поток в пустыне, двигающий свежие капельки вперед, чтобы напоить дождевую тучку в облаках.

Благостному о. Серапиону не за что быть благодарным мне. Он сотворил волю Пославшего его на землю. Он стал работником на ниве небесной с одиннадцатого часа. Уважение о. Серапиону от меня безусловное и безграничное!

О, как бы преполезно бы для церкви Божией Русской, если бы указали о. Серапиону ниву труженичества в синодальной ризнице! И ум бы его не заглушался провинциальными колесами (степенями), и все его благородное Я стало бы на свещнице, да светит всем!

А Вы? – Море-океан! Дайте людям и любоваться собой, дайте им лучшие чувства вдохновения и мысли духовного возношения. Христос с Вами!

Недосужный грешный Валентин.

22 Сент. вечер.

Завтра спите и почивайте утренние часы. У меня же дело от ранней до вечерней зари завтра!

XLI

Досточтимая

Екатерина Михайловна!

Сердечно рад Вашему здоровью и благополучию. Благодарю Бога за энергию Ваших сил телесных, благодаря которым Вы рассекаете пространства без труда и изнеможения.

Как грустно, но я должен признаться, что Вы пожаловали в Москву в такие дни, когда я решительно не буду иметь одного часа, чтобы к Вам явиться, и не могу указать свободного получаса, в который я был бы уверен, что буду дома, чтобы принять дорогую, достопочтенную гостью. Сегодня, завтра и понедельник и так далее до понедельника будущей недели весь я не свой: по часочкам все рассчитано время. Только в церкви в указанное время Вы можете меня увидеть.

Благожелаю Вам всем сердцем, и Христос с Вами!

Протоиерей Валентин Амфитеатров.

1896. 26 Окт.

XLII

Досточтимая

Екатерина Михайловна!

Руководясь некоторыми соображениями, полагаю, что в Петербурге Вы будете более желанной гостьей Особы, которая будет рада видеть Московского обитателя, свидетельствующего Ей свое уважение вдали от места Ее служения отечеству.

И я Вам свидетельствую свое уважение везде и всегда, ныне и вчера, и завтра.

Слуга Ваш

Протоиерей В. Амф-в.

1896. 28 Ноябр.

XLIII

Достойнейшие любви и высокого почитания, мать и сын, преподобный Отец Серапион

и благостнейшая Екатерина Михайловна!

Живо представляю Вас, взаимно и сердечно любящих, в благодатном Вифлееме, – в благословенной, тихой Перервинской обители.

Помолитесь за меня, Вас приветствуюшего и в сердце своем поклоняющегося нашему возлюбленному Иисусу Христу.

Деньги мной переданы. Проценты взяты, из них десять рублей добрейшая заимодавица предоставила на мое усмотрение. Остальные деньги доставите по мере возможности.

Христос с Вами!

Всегда благодарно-любящий

Протоиерей Валентин Амфитеатров.

1896. 24 Дек.

Москва.

XLIV20

Высокочтимая

Екатерина Михайловна!

Во исполнение, по содержанию письма Вашего от 27-го декабря сего года, имею честь почтительнейше просить о передаче пятисот рублей (500) предъявителю этих строк крестьянину Александру Павловичу Мальцеву.

Искренно сожалею о том, что болезнь тяжелая удручает Вас. Несомненно, под влиянием недуга написали Вы мне письмо столь нерадостного содержания.

Дай Бог, чтобы отходящему году отдать все печали прошедшего. Вступление же в дни Нового Года, молюсь, да будет исполнено благополучием и радостями для Вас и любящих чад Ваших.

Путешествия Вашего в Тверь, то есть причин, вызывающих путешествие, не уразумею.

Поусердствуйте, прошу, передать глубокое уважение мое достойнейшему Отцу Серапиону.

Христос с Вами!

Ваш покорный слуга Протоиерей

Валентин Амфитеатров.

1896.

30 Декабр.

Понедельник.

XLV

Досточтимая Екатерина Михайловна!

Сейчас получил с почты денежный пакет на сто рублей, предназначенные на поминовение при молитвенных Богослужениях. И первым, и вторым, и последним чувствованием, вызываемым щедротами Вашего милосердия, – благодарность. Как Вы великодушно цените труд и нужды других, дай Бог, чтобы в той же мере благожелания и молитвы о Вас и о дорогих Вашему сердцу людях были услышаны на высоте милосердого и всемогущего престола Божия.

Дороже денег в пакете было письмо Ваше. Оно меня не обрадовало. Сквозной ветер проникает все строчки. Вы почему-то более и более становитесь мнительнее относительно достоинства нравственного у других. Можно ли, согласитесь, с церковной кафедры принимать слова, обращенные к тысяче разнородных слушателей, за личный намек на кого-либо из присутствующих? Нужно быть проповеднику дерзким до отчаянности, чтобы он коснулся душевной раны кого-либо из своих слушателей. Проповедник берет темы общего характера и пред слушателями заявляет, как в родном кругу знакомых, и радости и скорби, близкие их сердцу, как христиан. Молюсь, чтобы Господь Своей благодатию обрадовал Вас. Знаю я, что Вы – изнурены суровыми обстоятельствами жизни, но знаю, что только сильным духом посылаются страшные искушения. Знаю я, что адмиралу корабля, переплывающего океаны и моря, скучно, неприятно быть лишь кормчим на пароходе, делающем краткосрочные рейсы в одном и том же направлении. Но есть и утеха – спокойнее, яснее, а для самоуглубления внутреннего надежнее. Господа ради, не грустите: поднимайте паруса, сохраняйте якорь, и плывите вперед, все вперед к благополучной пристани, где вера, надежда и любовь ожидают с победным венцом тех, кто лелеял их в жизни своих земных странствований.

Вы не ошиблись, сказав приятный отзыв о Н.И. Решетникове. Он – симпатичный и благородный человек. Он – будучи сам очень богатым, делает только добрые дела. Территория имуществ недвижимых в России ему известна всесторонне, как Вам или мне содержание какой-либо выученной книги. Уверяю, что отношение к Вашему делу у г. Решетникова утверждено не на наживе. Надеюсь, что не будете метать в меня искрами гнева за то, что я замедлил свидание с О. Серапионом. Оно для него безнужно, а между тем влечет от уединения, от привычного метода жизни. Если что либо нужно будет, то, разумеется, я не явлюсь проспавшим условный час.

Большое письмо написал Вам, среди недосуга и хлопот невеселого характера.

Христос с Вами ныне и присно!

Благодарный слуга Ваш

Протоиерей Валентин.

Москва. 4 Февр.

1897.

XLVI21

Досточтимая Екатерина Михайловна!

Имел счастье получить Ваши строчки. Грустны они. В неясном изложении их узнал лишь одно, что внешние обстоятельства Вас не веселят. Вы все еще не можете привыкнуть к тому, что ничто внешнее не имеет в себе устойчивости. Внешнее Вам менее, нежели тысячи других людей, нужно… Внутренний же Ваш мир совсем был хорош: и светлый ум, и доброе сердце, и сильное воображение. Во внутренней области нужно было бы побольше воли… Она, да и то только мне кажется, гнется под давлением напора ветра. И за физическое здоровье Ваше я не прихожу в отчаяние. Болезнь Ваша преходяща как зима в году. С весной снимет со своего лица суровый вид и холодную одежду.

Желал бы лично свидетельствовать Вам глубокое, неизменное уважение, но, поверьте, недосуг мой ненасытно ест все время, дарованное Провидением Вашему верному слуге протоиерею В. Амф-ву.

Прошу передать поклон мой досточтимому О. Серапиону, которому кланяется из Шенкурска Веселовский. Я получил от него письмо, но не знаю его имени и отчества. Письмо его касается выписки книги моего авторства22.

XLVII

Это письмо Протоиерея В. Амфитеатрова к о. Серапиону, тогда Иеромонаху и помощнику смотрителя Перервинского Духовного училища, вероятно, уничтожено о. Серапионом, по всегдашнему его обыкновению. Но зато в бумагах его нашлось ответное письмо, надо полагать, черновик. – Из содержания этого последнего видны не только обстоятельства, возбудившие эту переписку, но и содержание письма о. Валентина. Поясним только, что речь идет в письме о «серебряной медали на Александровской ленте в память Александра III» – единственной награде, которую за всю жизнь имел о. Серапион. П.Ф.

Ваше Высокоблагословение

Сынове-любимый и чтимый

Батюшка Отец Валентин

Благословите.

Сегодня утром я объявил Г-ну смотрителю Дмитрию Алексеевичу, что беру присланную мне медаль. Но объяснил с оговоркой.

Мне горько, больно и обидно, что и Вы, Батюшка, не поняли моих мотивов.

Предложение мне медали я счел за претекст высказаться, высказаться пред всеми с тем, чтобы все заранее узнали, с кем имеют дело, чтобы не оставлять в неведении никого относительно моих убеждений. И вот предложение мне награды, ордена, от Царя я выбираю претекстом к такому высказыванию. Эту награду можно критиковать различно, один из смыслов, которые можно ей приписать – цезарепапистический, именно можно сказать: Царь дает награду служителю Церкви, потому что Церковь есть учреждение государственное. На самом деле это не так, я не спорю, (и потому-то и принял медаль, иначе хотя бы и Вы приказывали – я не принял бы). Но, во всяком случае, так можно протолковать факт дарования ордена (медали всё-равно) светской властью церковному служителю. Петр Великий и хотел, но не мог, сделать Св. Синод только учреждением государственным, известно, что именно в цезарепапизме обвиняет нас не один Запад, но не далеки от этого обвинения и Греки, несомненно, что надо очень и очень быть бдительным и ревнивым нашему русскому духовенству. Почти иудин грех предательства Божия Кесареви как раз ближе всех именно к нам всем – русскому23 духовенству. Вот причина, заставившая меня отказаться от медали. Этим я выразил свою ревность о Церкви как учреждении Божественном, но не государственном. Но можно мириться с дарованием награды, так как в некотором смысле служитель Церкви и чиновник (поскольку Церковь в государстве). И с другой стороны отказ мой можно толковать в смысле прямого социализма, которого у меня нет. Мириться с наградой можно, и потому-то я счел ее только за претекст: дело не в ней самой, а в возможном ее смысле, отказываясь от нее протолковывая ее так, не нарушаю общения с другими лицами, принявшими ее, протолковав иначе. Однако я соглашаюсь, что можно толковать и иначе, а потому, то я, снисходя к Вашей просьбе, и принял награду, иначе ни за что бы, Богу укрепляющу меня, не принял бы. Но Вы, глубокоуважаемый Батюшка, Христом Богом просите меня принять медаль. Я исполнил Вашу просьбу, приняв ее. Прошу Ваших Св. молитв и благословения.

Глубокоуважающий и сыновне-любящий

Смиренный духовный сын Ваш

Иером. Серапион.

3 Марта 1897. Перерва.

XLVIII

Досточтимая

Екатерина Михайловна!

И за вчерашнее прегрешение простите и нынешнее: явиться к Вам не мог и не могу, и по недосугу и усталости, которая в четыредесятницу донимает и дух, и плоть еще решительнее, нежели в другие дни года.

Молюсь и уверен, что не Метерних и никакой другой дипломат не введут Вас в искушение, потому что Ангел-Хранитель закроет обманщику лживые уста, а у хищника свяжет руку.

Христос с Вами!

Всегда преданный искренно и

Благожелающий бескорыстно –

Протоиерей Валентин.

12 Март.

1897.

XLIX

Досточтимая Екатерина Михайловна!

Простите, Господа ради! Сегодня в (пятницу) мои самые трудовые часы, от утра до вечера. Буду целодневно в Соборе с молящимися.

Да хранит Вас Бог – Христос – Дух Святый.

Ваш я слуга –

Протоиерей Валентин Амфитеатров.

1897. 14 Март.

Глава 6

L

Досточтимая

Екатерина Михайловна!

В чудные дни весны, какими Господь Бог наделяет нас, Курские соловьи утомили свои голоса на прославление милостей Божиих, а Вы и зимой, и весной продолжаете один и тот же мотив печали. Нынешнее Ваше письмо совсем изнурено страхом и безнадежностью. Мне жаль Вас, но что Вам даст мое сочувствие. Я переношу его молитву Отца света и жизни… Он и щедр, и милостив, и долготерпелив.

О Московском долге-крошке не тоскуйте. Его мать уехала в Одессу.

Своего Герцена (Александра)24 не влеките к купели: пусть, пусть его пострадает сердцем!..

Получил Ваше письмо в летней деревенской глуши: по прочтении отвечаю, не медля. Христос с Вами!

Искренно уважающий Вас.

Протоиерей Валентин Амфитеатров.

1897. 21 Мая.

Москва.

LI

Достойно праведная

Екатерина Михайловна!

И душевного, и телесного здоровья Вам желаю! Посылаю св. просфору и снимок со св. иконы «Отрада и утешение от Пресв. Богородицы». Да будет нам отрадой Ее Возлюбленный Сын, а утешением Она сама всем нам.

Завтра в соборную толпу прибывать не советую. В понедельник же буду у Вас со СВЯТЫНЕЙ.

За просфорами присылайте и завтра (в 2 часа) и в субботу (в 2 часа пополудни).

Дорогому нашему отцу Серапиону кланяюсь и мысленно лобызаю.

Христос с Вами!

Верный слуга Ваш

Протоиерей Валентин Амфитеатров.

1897.2 Окт.

Четверг.

LII

Досточтимая

Екатерина Михайловна!

Как нет сомнения в том, что существует мир, так и в том, что мне будет приятно Вас видеть.

Лошадка в рабочем хомуте сегодня – до 3-х часов пополудни. В три часа она к Вашим услугам.

Христос с Вами!

Верный слуга Ваш

Протоиерей Валентин.

1897. 10 Октябр.

Москва.

LIII

Досточтимая

Екатерина Михайловна!

Христос с Вами!

Денек для меня состоит из часов недосужных, но в три часа пополудни буду дома, с полною готовностью принять и обнять Вашего доброго и любимого наследника.

Верный слуга Вам

Протоиерей Валентин.

1897. 14 Окт.

LIV

Досточтимая Екатерина Михайловна!

Готов с удовольствием выполнить просьбу Вашу; не знаю согласятся ли милые мне люди исполнить в полном же расположении души мое для Вас прошение.

Долгом считаю предупредить Вас, 1., что лицо, которое согласилось бы Вас ссудить нужной, обозначенной Вами суммой денег под вексель, не знаю.

2. На 8 месяцев едва ли поверят мне, потому что когда мне приходилось занимать для моих друзей, то более как на 6 месяцев не снабжали.

3. Если выпрошу денег взаймы, то Вы их получите от меня без документа.

4. Проценты за сумму, данную взаимообразно, брали умеренно, но я скажу им указанную Вами цифру.

5. Прошу уведомить сегодня же, можете ли через 6 месяцев погасить заем, если он состоится?..

6. Раньше понедельника (3 Ноября) займа совершить нельзя.

7. С величайшей охотой всегда готов сделать для Вас утешительное и успокаивающее. Сожалею, что сам не имею денег, чтобы их отдать Вам.

8. Сожалею, что Ваш красавец сын не избрал доселе жребия, чтобы начать новые дни…

9. Примите уверение в искренности моего уважения.

Верный слуга Ваш

Протоиерей Валентин.

1897 г. 30 Окт.

Москва.

Лицо, которое дало бы всю сумму 3.000 руб., не знаю; придется постучаться у двух лиц, а может быть и у трех. Те, у которых буду брать, люди небогатые, на ладан дышущие… Богатые люди непременно откажут, разумеется, с извинениями.

LV

Достоуважаемая

Екатерина Михайловна!

С искренней радостью исполняю все, что может быть в пользу Вашей и детей, и внуков Ваших. Вот еще очень важный вопрос, – на который к 11 часам утра завтра уведомьте.

1. Если предложат вместо денег билеты банковые, то брать ли их и на какую сумму?

2. Если предложат возвратить заем теми же билетами, то брать ли?

3. Если предложат взять заем билетами, то какой давать процент, если спросят (а может, Бог даст и не спросят).

Христос с Вами!

Поклон мой до лица земли Вашим сыновьям… Ах, как мне жалко, что сын Ваш не любит Москвы или другого какого-либо города, чтобы временно (на 3 или 5 лет) оставить слушание Курских соловьев.

Верный слуга Ваш

Протоиерей Валентин

Амфитеатров.

31 Окт. 1897 г.

В воскресенье буду служить… а завтра буду действовать по вашему делу, если снабдите к 11 часам решением поставленных выше вопросов.

LVI

Досточтимая

Екатерина Михайловна!

1. Вашему комиссионеру, хотя дают желаемое Вами, но с видимой неохотой.

2. Дают полное количество суммы в билетах, но не на 6 месяцев, а только до 1 Марта 1898 года от 3 Ноября 1897 г.

3. Билеты можно продать, но возвратить целостью такого же достоинства и ценности.

4. О прибавке процентов неудобно было поднимать речь, потому что сказано, что заем совершается не для спекуляции, а нужды.

5. Мне было бы приятнее, если Вы захотите взять заем, чтобы вручить его Отцу Серапиону, потому что от него можно было бы и принять его мне, или моей семье, и не вынуждаться посылать за ним по железной дороге комиссионера, как было в апреле текущего года.

6. Если все здесь написанное подходяще для Вас, то пришлите мне сегодня весточку, а завтра около 12 часов дня достоуважаемый О. Серапион мог бы приехать ко мне, чтобы взять ценность.

Желаю Вам всего хорошего и более, нежели хорошего!

Верный слуга Вам

Протоиерей Валентин Амфитеатров.

1897 г. 2 Ноябр.

Москва.

LVII

Досточтимая

Екатерина Михайловна!

1. Проповедь сказана. Она к ряду 8-я о животворящем Кресте Господа Иисуса Христа. Моим слушателям понравилась.

2. Доктора звать не советую. Если дела Ваши ко благу устроятся, то, право я слово говорю, Вы будете здорова и благоденственна. Необходима осторожность и энергия сил. Это говорю с опыта личного.

3. Между 11 и 12 часами ожидаю О. Серапиона, а сейчас ночной темнотой направляюсь взять микстуру для Вашего покоя. Пошли его Господи Вам на долгие годы. Христос с Вами!

Верный слуга Ваш

Протоиерей Валентин.

2 Ноябр. 1897.

LVIII25

Досточтимая

Екатерина Михайловна!

1. Сто рублей получил. Скажу нелестно, что напрасно себя истощаете в средствах. Ссудившие вперед не заявляют желание взять ни одной денежки; и, по учинении расплаты, не стали бы коситься и вычислять, потому что они не лихоимцы. До личного свидания с Вами, я не буду им сообщать об этих деньгах.

2. Я нарочно взял больше суммы, сколько Вы объявили, чтобы Вам было попросторнее.

3. Очень радуюсь, что Ваш красавец сын оставляет Курск любезный ради Москвы… Поверьте, он будет благодарить Господа впоследствии за изъятие его от эксплуататоров.

4. В больнице, которую я знаю (она называется санаторий), я не понимаю, зачем туда идти. Ведь туда направляют алкоголиков.

5. Не знаю, застанете ли меня Вы завтра или в среду. В эти дни у меня Богослужение у больных на дому… А, впрочем, утром, в 10 часов, пришлите осведомиться, если можно.

Христос с Вами!

Верный слуга Ваш –

Протоиерей Валентин.

P.S. Увидеться же мне с Вами очень бы нужно!

LIX

Высокочтимая Екатерина Михайловна!

Благодарю Вас за внимание Ваше ко мне и за искренность, с какой выражаете всегда свои чувствования и взгляды. О том, что я отвечаю Вашим мыслям душой моей, не говорю. Вы знаете это. Я всегда был пред Вами тем, что есть: лести не было в устах моих, хотя невольно приходилось оставлять Вас неутешенной, хотя горечь подавалась из чаши печали не моей рукой.

Когда я написал эти слова, вспомнилась мне 19-я глава из книги Иова. Есть в этой главе стихи, напоминающие мне четыре Ваши письма и два личных разговора. Но довольно об этом.

О повышении и возведении в архимандр. сан нашего общего друга26 я также не возрадовался. Вы знаете, что я упрямый зарубил себе идеи о миссии27. С ними и остаюсь. Компас указывает путь на волнах жизни…

Вы боитесь за него, а я – также. Завистники носят также иногда рясы, оставляя свободным свой неблагожелательный язык. Горе, говорит Св. Ап-л, и на горе и под горою, – беды отовсюду… Как я сожалею, что вы на первых порах новоселья не послушались моего дружеского совета, что сами не остались с ним. Помните, нам был нужен Ваш карантин в Троице в первые годы студенчества28. Тогда Вы послушались; и вышло по желанию моему и планы о благоустройстве студента оправдались. Материнское око было бы и теперь прозорливым.

Вы сожалеете, что он служить будет в общине с О. Т….. И я не радуюсь. Но напрасно Княгиню Н…..ю Б……у обвиняете. При мне, то есть, в моем присутствии, у меня в квартире О. Серапион просил ее знакомства, предлагал к ней ехать с визитом немедленно, она просила его удостоить чрез неделю, потому что была недосужна. Далее, она просила его, после сделанного визита, служить в дружестве Преосвященного и О. Т….а. Кроме искренних благожеланий со стороны Княгини не было другого мотива.

Вообще, Вам необходимо, как я думаю, быть подле сына-монаха. Вы для него подобие той, которая изображается на иконе священной Знаменья Пресвятой Богородицы.

Будьте здоровы. Берегите здоровье» Будьте бодрей во Христе и со святыми!

Верный слуга Ваш –

Протоиерей Валентин

Амфитеатров.

1898 г.

24 Январ.

Глава 7

LX

Досточтимая

Екатерина Михайловна!

Сегодня все часы моего времени недосужны. Прошу Вас исполнить обещание Ваше завтра, 11-го марта: от 2 часов пополудни до 3-х часов пополудни буду почтительно ожидать приказаний Ваших.

Искренно сожалею о Вашем недомогательстве и молю Бога, чтобы Он восстановил Ваши телесные силы.

Христос с Вами!

Верный слуга Ваш

Протоиерей Валентин

Амфитеатров.

1898 г. 10 Марта.

P.S. Относительно дела, перенесенного на 20-е марта, сейчас же сообщу тому, кому ведать о сем интересно!

LXI

Досточтимая

Екатерина Михайловна!

Каждое слово в Ваших строчках отозвалось скорбным звуком… Сочувствую Вам искренно, как отец и брат во Христе…

Посылаю Вам св. икону и просфору. И сам бы явился, но вернувшись из храма, после богослужения, устал до изнеможения, а вечером опять и опять к серьезному делу.

Ваши новости печальны, безутешны. Да просветит Ваш разум Сам И. Христос!

Знаю, что слова мои ни к чему не послужат, но нахожу необходимым их сказать. Ваше присутствие для него необходимо, необходимо, необходимо (!!!) как присутствие Ангела-Хранителя души и тела, и чести и распоряжений29… Вот и все, что я думаю со скорбью.

Да управит Сам Спаситель Вас в житейском море плавания и, как в Евангелии сказано, даст Вам руку помощи и утишит бурю.

Ваш слуга

Протоиерей Валентин

Амфитеатров.

1898 г. 19 Марта.

Москва.

LXII

Достоуважаемая Екатерина Михайловна!

1. Нахожу, что поступили матерински-благоразумно, став у кормила корабля во время его течения30. Теперь, при вступлении под новое управление31, образ неусыпного действования очень нужен.

2. Ни худа, ни добра не может сделать советом оный монах. Вопрос важнее его мысли, знакомства и влияния. А между тем скромность и осторожность в высшей степени важны в делах Ваших.

Христос с Вами!

Ваш слуга верный

Протоиерей Валентин.

1898 26 Март.

LXIII

Досточтимая

Екатерина Михайловна!

И св. Апостолы после смерти Господа Спасителя боялись, трепетали. Они затворились в горнице. Малейший шорох их удручал. Апостолы напоминают нам нас. Бедные, они позабыли о том, что Христос во время бури спас их от потопления… Но вот среди боязни и страха сквозь закрытые двери вошел Христос и сказал им: мир вам!

Примените нынешний день, вспоминающий христианам это событие и скажите вместе с Фомою: «Господь мой и Бог мой!»

Дай Бог Вам всего-всего хорошего, и Христос да будет с Вами!

Верный слуга Ваш

Протоиерей Валентин32.

1898. 12 Апр.

LXIV

Достоуважаемая Екатерина

Михайловна!

Ваше почтенное послание от 10 Мая облистало взор мой только 15 Мая. Пользуясь дачным сезоном, я не был в Москве протекшей недели все дни, а письмо Ваше покоилось на моем столике.

Откликаюсь Вам всей моей душой, то есть благожеланиями, к каким она способна и привычна.

Хороша та строчка в Вашем письме, которая не ропщет на физическое недомоганье.

Зная Ваш любяще-материнский характер, вместе с Вами тужу и печалюсь о неудачах Вас внезапно застигших33. Но все же уповаю на милость Божию. Ведь не иной кто, но сам Божественный и возлюбленный Спаситель сказал нам: не душа ли больше тела и пищи, а тело одежды? И другой человек простой, но Боговдохновенный восклицал: Если не Господь созиждет дом, то всуе трудятся зиждущие! – Стройте же здание своего спасения на вере, уповании и любви. Христос с Вами! Верный слуга Ваш

Протоиерей В. А-в.

1898. 16 Мая.

Москва.

LXV

Достоуважаемая

Екатерина Михайловна!

С готовностью исполняю Ваше поручение. Дело в том, что необходимые для Вашего дела люди живут по дачам и в деревнях подмосковных. – Буду «искать и просить»…

Христос с Вами!

Верный слуга Ваш

Протоиерей Валентин Амфитеатров.

1898. 9 Июня.

Москва.

LXVI

Достоуважаемая

Екатерина Михайловна!

Никогда еще от Вас за все время, как был удостоен Ваших писем, не получал я от Вас столько печальные строки, как сегодня. Все письмо Ваше от 5 Сентября текущего года переполнено горькими жалобами, несвойственным Вам гневом на людей, апатией к жизни. Я получил эту иеремиаду строк на даче, где, недомогая, отдыхаю около двух недель, не появляясь в Москве, куда нет желания вернуться раньше 20-го Сентября.

Что же мне написать Вам по содержанию Вашего письма? На каждую строчку можно написать целые печатные листы воодушевления. Но все это – не то. Примите, Господа ради, к исполнению лишь одну мою строку: поскорее исполните два священных таинства, – исповедь и св. причащение под руководством какого-либо трезвого, честного и разумного священника. Господа ради, не медлите. «Дух Святой найдет на Тя и сила Вышняго осенит Тя» и Христос будет с Тобой, и посеянное слезами в радости будет пожато.

Верный слуга Ваш всегда

Протоиер. Валентин Амфитеатров.

8 Сент. 1898.

LXVII

Досточтимая Екатерина Михайловна!

1. Деньги из Государственного Банка получены лицом, кому они принадлежали, по моей доверенности.

2. Сожалею о Вашем недомоганье. И я не могу похвастаться избытком физических сил.

3. Простите, Господа ради, в Воскресенье (4 Октября) я весь в недосугах: утро – в храме, день – в делах нужных, срочных, а в 4 часа направиться должен для исполнения священнической обязанности в дальний конец Москвы.

4. Желаю Вам всего-всего и всегда прекрасного.

Христос с Вами!

Верный слуга Ваш

Протоиерей Валентин

Амфитеатров.

1898. 1 Октября.

Москва.

LXVIII

Ваше Высокопреподобие

Досточтимый О. Серапион!

Ваше доброе, искренне письмо прочитал с полным молитвенным вниманием. В ответ письму – уважение и любовь. Под их покровом идет наука. Знание и вера – вот светоч кельи монаха и всякого человека, грядущего к Истине, просвещающие всякого человека, исповедующего благодать и милость.

От всякого анализа убеждений ближнего пощадите меня. И немощен я и недосужен. Испрашиваю смиренно Ваших молитв о себе у престола Божия.

Христос с Вами!

Верный слуга Ваш

Протоиерей Валентин

Амфитеатров.

1898. 1 Октября.

Москва.

LXIX

Достоуважаемая

Екатерина Михайловна!

Всегда я употреблял старание, чтобы исполнить Ваши требования. Простите, Господа ради, если мои недуги и недосуги в настоящий Ваш краткосрочный приезд стали преградой.

Впрочем, в понедельник (5 Октября) я буду иметь честь согласно Вашему желанию от 1 часа пополудни до 2-х часов пополудни ожидать Вас в своей квартире (Воронухина гора, на берегу реки Москвы д. Рыбаковой). Такое путешествие дальнее можно Вам предпринять только ради очень нужного дела: для Вашего здоровья – путь нелегкий.

Приношу Вам благодарность за высказанные письменно благожелания.

Христос с Вами!

Верный слуга Ваш

Протоиерей Валентин

Амфитеатров.

1898. 3 Октября.

Москва.

LXX

Достоуважаемая Екатерина Михайловна!

Простите! Откликаюсь на Ваши строки болеющим от горла, при безголосьи и лихорадке.

Ваше письмо опять и опять повторяло материнские вздохи и стоны. Христос с Вами! Нужно вспомнить христианке и о терпении Иова. Сильному даются нелегкие испытания…

Лечение не бросайте. Надо хранить жизнь, как Божий дар. Вы были и быть должны христианкой… Только мусульмане идут в жизни с верой в судьбу. А христиане веруют в Промысл Божий…

Христос с Вами! Не кручиньтесь (так говорят матросы!)

Верный слуга Ваш

Протоиерей В. А-в.

1898. 23 Окт.

LXXI

Достоуважаемая

Екатерина Михайловна!

Сегодня имел честь получить от Вас письмо. От всего сердца благодарю Вас за доброе воспоминание. Я, Вы не ошиблись, всегда с тех пор, как знаю Вас, держал честной и крепкой рукой знамя искреннего уважения к Вам. Припоминаю, что не без пользы нравственной были и наши беседы, имевшие всегда один вопрос, достойный христианской матери, заботливо относившейся к интересам своих детей. И теперь я молитвенно благожелаю прекрасной матери в подвигах ее настойчивого стремления.

Приближаются радостнейшие для христиан праздники Христова Рождества. «Христос с небес срящите, Христос на земли возноситесь!» Дай Вам Господи встретиться со Христом веде, где будете в эти дни: и дома, и вхраме, и в собрании единодушных с Вами. Дай Бог вознестись духом Вам над всеми невзгодами. Да послужит праздник Рождества Христа Спасителя залогом мирной, любве-материнской жизнью для Вас, достоуважаемая Екатерина Михайловна, как христианки истинно-православной! Христос с Вами!

Ваш верный слуга

Протоиерей В. Амфитеатров.

1898.

15 [Декабря].

Сообщил Священник Павел Флоренский.

* * *

1

Печатаемые письма и телеграммы найдены мною в мешке писем, оставшихся в архиве семьи Машкиных от † Екатерины Михайловны Машкиной, матери † о. архимандрита Серапиона. Внучка покойной Е.М-ны, О.А. Машкина-Щепотьева любезно предоставила эти письма в мое распоряжение для использования в качестве материала при составлении биографии ее дяди, о. Серапиона. Обнимая промежуток времени в пять с половиною лет, эти письма дают для биографии о. Серапиона ценные сведения, тем более, что письма к самому о. Серапиону им, по большей части, уничтожались. Но и помимо о. Серапиона, эта переписка не лишена интереса. Ведь, протоиерей Московского придворного Архангельского собора о. Валентин Николаевич Амфитеатров, внучатый племянник Киевского митрополита Филарета, племянник профессора Московской Духовной Академии Е.В. Амфитеатрова и отец писателя А.В. Амфитеатрова, пользовался в Москве немалым уважением и, как мне характеризовали его иные москвичи, «был по известности после о. Иоанна Кронштадтского на первом месте». Если такое суждение о нем и преувеличивает его знаменитость, бывшей скорее местной, нежели общероссийской, то несомненно, что известным все-таки он был, так что ближе познакомиться с его личностью путем документальным было бы небесполезно. Вот почему, я решаюсь, с согласия вручившей мне эти документы, напечатать их целиком. – Об о. Валентине см. заметку Е. Поселянина: Памяти ревностного пастыря («Церковные Ведомости» XXI г. Изд. № 44, 1 ноября 1908 г., стр. 2171 – 2173). П.Ф.

2

Знакомство Екатерины Михайловны Машкиной с о. протоиереем Валентином Амфитеатровым завязалось так: В начале 1889 года о. Серапион, тогда Владимир Михайлович Машкин, по указанию старца Макария [см. 6] вернулся с Афона на родину и здесь несколько лет лечился на Кавказе. Однако мысль об Афоне не оставляла Владимира М-ча, и на осень 1892 года был у него назначен окончательный отъезд на Афон с тем, чтобы там поселиться навсегда. Но вышло иначе. Мать Вл. М-ча, Ек. М-на, не имея уже сил отговорить сына, с которым она должна была расстаться на всю жизнь, очень тосковала. Однажды она горячо молилась пред иконою Божией Матери «Нечаянная Радость» в Кремлевской церкви свв. Равноапостольных Константина и Елены, где был настоятелем о. Валентин Амфитеатров. Подходит о. Валентин Амфитеатров и спрашивает: «О чем ты молишься?»

– Да вот, сын мой хочет оставить меня и уехать на Афон.

«Заставь этого сына говеть и пришли мне, и говей сама».

Так и случилось. О. Валентин «увидел во Вл. М-че ум особой одаренности» и убедил поступить вольнослушателем в Московскую Духовную Академию. Окончить курс было наложено на Вл. М-ча в виде послушания. В это время Вл. М-чу было 38 лет, а Е. М-не 67 лет. – По указу Св. Синода за № 3509 В. М-ч получил разрешение на слушание лекций Моск. Дух. Акад. в качестве стороннего слушателя.

1892 г. Августа 27. П.Ф.

3

Речь идет об имении Машкиных – Беляеве, Курской губ., которое Е.М. Машкина тогда хотела продать.

4

На обороте сего письма размашистым почерком Е.М. Машкиной написано фиолетовыми чернилами:

«Продается 1115 деся

При усадьбе 472 д

При хуторе:

Места для фермы . . . . . 4

Распаш. земли . . . . . . 200

Покоса . . . . . . . . . . 275

Торфяного болота . . . . . 58

Поруба для корчевки . . . . 52

Леса дровяного . . . . . . .77

(Не разобрано) . . . . . . . 3

(Не разобрано) . . . . . . . 9

Итого . . . 678

5

Не описка ли? Вместо: жалею. П.Ф.

6

Вот что свидетельствует на этот счет сам о. Серапион в своей краткой автобиографии: « Пробыв пять лет на Афоне послушником, я, по совету о. Макария поехал снова в Россию: « Тебе там дело есть», – сказал он мне, несколько таинственно. Я возвратился. Поступил в Академию, не чая и не гадая, также по совету одного духовника (о. Валентина, настоятеля Архангельского собора в Москве)».

П.Ф.

7

Точки и [] означают места уничтожен. в письма – подгорело.

8

По-видимому, телеграмма передана неверно. П.Ф.

9

Конец письма отсутствует (1/2 страницы отрезано ножницами). П.Ф.

10

В бумагах Е.М. Машкиной нашелся черновик стихов, написанный рукою Е. М-ны. Обстоятельства написания этих стихов заставляют отождествить их с теми, о которых говорится в письмах прот. Валентина Амфитеатрова. Для характеристики отношений Е. М-ны и прот. В. А-ва считает полезным привести эти стихи:

Сердечный Гимн по возвращении из Архангельского Собора – в день жен Мироносиц.

Вот духовного день торжества

Сейчас из церкви я,

Где православная семья

Внимала слову Божества.

_____

Храм полон был народа,

Горел сиянием огня;

Но горела ярче – чудная звезда,

Стоявшая Смиренно у Престола.

_____

Служил Избранник Вышнего Отца,

Служил тот, Кто все влечет сердца;

И лишь раздался благословляющий глас,

И Слезы полились из глаз.

_____

Все смолкло, взор устремился благодарный,

Туда – где Батюшка желанный

Молитвы возносил – все горячей,

И голос звучал – все мелодичней и сильней.

_____

Скажите: откуда эта сила духа?

Скажите: где берется такая мощь?

Но можно ль объяснить словами,

Что дается Небесами.

_____

Но вот Он на амвоне

Блистающий в светлом Ореоле;

Ореол его – любовь!

Весь мир объемлет та любовь.

_____

Все в Нем было не земное,

И кротость взора и улыбка доброты,

И слово мудро-дорогое,

В котором столько простоты…

_____

И в память Мироносиц дня,

Он вещал ко всем женам;

Внемлите же – Златоуста словам,

Берите же все от чудного огня.

_____

Ах какая новь и глубина в словах.

О если б так – много поучал,

Какой бы рай – царил в семьях,

И сколько б горя миновало. Е.М.

11

Речь идет о предполагавшемся переводе о. Серапиона из Московской Академии – в Казанскую, в виду предстоявшего перевода туда ректора Московской Академии архимандрита (впоследствии архиепископа Волынского) Антония. Вот относящиеся сюда указания самого о. Серапиона, найденные среди его бумаг и написанные на вчетверо сложенной четвертушке:

Заметки Отцу Валентину.

1) Хочу и я в Казань, но так, как порешит О. Ректор и О. Валентин.

2) Не диплом важен – а спасение, и не Епископство, а тоже спасение, и не Россия меня манит, а Св. Афон, и не мир, а Афонская пустыня.

3) А.И. Введенский и его отношение к диссертации:

а) она д. б. не более 9-ти листов,

в) она назначается для прочтения ВП. Сергием.

4)хочу побывать у Грота и поместить свою статью в «Вопросах Философии».

5) Кубышкиной послать 50 р. За август и октябрь, и сентябрь.

Серапион Машкин.

П.Ф.

12

Эта приписка сделана другими чернилами (синими, тогда как письма о. Валентина – все и данное – черными) и другим почерком, весьма напоминающим почерк о. Серапиона, – только более аккуратным и спокойным, чем о. Серапион писал точно. П.Ф.

13

Речь идет о переводе ректора Моск. Академии в Казань [см. 11] – Сообщение О. Валентина подтверждается и другими свидетелями. Вот, например, отрывок из письма одного студента Моск. Дух. Академии. (Письмо – от 12-го сентября 1895 г. и обращено к Ек. М-не): «Теперь несколько слов об Академии. У нас был ревизор из синода, приехавший в виду тревожных слухов по поручению Синода. Студенты объяснили ему (в числе депутации были по 3 первых ученика с курса) о недовольстве Инспектором, отчасти Ректором и их порядками. Порядки, по совету Ревизора, изменились к прежнему. Относительно инспектора сказано: «потерпите, быть может, Ваше желание сбудется». О Ректоре замечено: «он, кажется, ничего». Да, правда, он ничего: располагает в свою пользу. Не остались без замечаний и студенты.… Между прочим печально: «ревизор из синода делал ревизию экономической части и нашел растраты несколько тысяч – теперь это падает на О. Антония» – он, дай Бог ему оставаться всегда таким христианином, каким мы знаем его, мог бы сослаться в оправдание на членов правления, но он все приемлет на себя… Прислал нам телеграмму в день 1 Октября. После акта, на котором мною получена награда, я утешился, прочитав полученную на имя студентов телеграмму, которая гласила: «День Вашего праздника сделался навсегда для меня днем скорби и слез… Я вижу Ваши милые лица (о мы недостойные) и целую их, я готов обнять их, но увы обнимаю воздух!.. Прощайте надолго. Ваш Антоний». П.Ф.

14

Этим преемником был Преосвященный Лаврентий. О. Серапион его тоже терпеть не мог и говорил про него: «Это – человек наживы и денег». П.Ф.

15

Не могу выяснить, о каком назначении идет речь. П.Ф.

16

Антоний (Храповицкий), впоследствии Архиепископ Волынский. П.Ф.

17

Письмо не датировано. Месяц и число ставим из письма, а год – по содержанию. 1896-й год – год окончания о. Серапионом Академии. П.Ф.

18

Это письмо не датировано. Но, по бумаге, чернилам и почерку оно тождественно с письмом от 25-го мая 1896-го года (№XXXV). По содержанию же уместнее всего поместить его именно после указанного письма. П.Ф.

19

Подчеркнуто сердито. П.Ф.

20

Оборот сего письма почерком Ек-ны М-ны исписан какими-то арифметическими выкладками, вероятно, денежного характера. П.Ф.

21

Письмо это не датировано. Но, по почерку и бумаге, кажется, правильнее всего отнести его именно к началу 1897-го года. П.Ф.

22

Прот. В. Амфитеатров – автор следующих книг: Библейская история Ветхого и Нового Завета. Москва, 1875 г.

Очерки из Библейской истории Ветхого Завета. Москва, 1895 г.

В письме идет речь, вероятно, именно о последней книге. П.Ф.

23

Подчеркнуто трижды. П.Ф.

24

Речь идет о втором сыне Е-ны М-ны Александре Михайловиче. П.Ф.

25

Письмо не датировано; помещаю именно здесь – по догадке. П. Ф.

26

9 Января 1898 г. О. Серапион был возведен в сан Архимандрита. П.Ф.

27

Ср. письмо XXXIV. – Духовник Глинской пустыни о. Домн давал о. Серапиону подобный же совет. Он совершенно ясно предсказал о. Серапиону, что никогда о. Серапион не дойдет до высших степени церковной иерархии, не будет епископом и кончит жизнь не в самостоятельном монастыре. Точно также и относительно сочинения его он предсказал, что при жизни о. Серапиона оно не будет напечатано, но что «явится миру» после смерти. О. Домн не советовал ему постригаться. «Ты должен быть миссионером, миссионерствуй так, ты способен, просвещай, а постригаться не надо», – говорил о. Домн. – Когда же разыгралась история в Знаменском монастыре, где настоятельствовал о. Серапион: и когда о. Серапион вынужден был удалиться на покой, мать его Екатерина Михайловна и брат Александр Михайлович говорили, «Вот, как сбывается предсказание о. Домна!» – Сбылась и вторая часть предсказания; о. Серапион умер, не напечатав своего сочинения. П.Ф.

28

Когда о. Серапион учился в Академии, то Ек. М-на тоже жила в Сергиевом Посаде. П.Ф.

29

Вероятно, о. Валентин имеет в виду возвращение к о. Серапиону приступов запоя, начавшихся около этого времени. П.Ф.

30

Полагаю, что здесь говорится о приезде Ек. М-ны в Знаменский монастырь. П.Ф.

31

«Новое управление», о котором говорится в письме, – Митрополита Московского Владимира, вступившего на кафедру Московскую 27-го марта 1898 г. Предшественник его, Митрополит Сергий, рос вместе с матерью о. Серапиона, знал его родных и любил о. Серапиона, так что был склонен не замечать некоторых беспорядков в управляемом о. Серапионом Знаменском монастыре. П.Ф.

32

О добром отношении о. Валентина к Ек. Ми-не свидетельствует также следующая фраза в сохранившемся среди бумаг Е. М-ны письме о. Серапиона (27 Апр. 1898 г.):

«Милая, добрая Мать! Благослови!..

Был у о. Валентина на квартире, принес ему большую просфору. Он очень добрый, о тебе говорил с такою любовью, что я умилился…! П.Ф.

33

Предыдущее [см.32] письмо о. Серапиона написано на деловом письме некого г. Г. Ткаченко от 24 Апр. 1898. Из этого последнего письма явствует, что Ек. М-на просила г. Ткаченко быть посредником при продаже имения. Кроме своего посредничества по продаже этот последний предлагает также рассмотреть, не подходит ли подлежащее продаже имение под устройство сахарного завода. Но ни тот, ни другой выход из создавшихся экономических трудностей не осуществился. П.Ф.


Источник: Амфитеатров В.Н., прот. Письма к Екатерине Михайловне и о. архим. Серапиону Машкиным // Богословский вестник 1914. Т. 2. № 6. С. 327 – 350 (2-я пагин.). (Начало.) Амфитеатров В.Н., прот. Письма к Екатерине Михайловне и к о. архим. Серапиону Машкиным // Богословский вестник 1914. Т. 2. № 7/8. С. 508 – 534 (2-я пагин.). (Окончание.)

Комментарии для сайта Cackle