протоиерей Валентин Амфитеатров

В Неделю Крестопоклонную

Вот уже целых три недели прошло с тех пор, как вступили мы на путь поста. Часть пути уже пройдена. Но как? Житейская мудрость говорит: «Кто хорошо начал, тот совершил уже половину дела». Можем ли мы это доброе присловье приложить к себе? Как бы то ни было, мы на пути. Возвращаться назад не следует, остановиться на полдороге – скучно и недостойно. Нам следует идти вперед. Но как идти? В решении этого вопроса является добрым советником наша Церковь.

Она указывает нам на то, чтобы мы сознали, взвесили свои собственные грехи. Пост, воздержание и говение для того и нужны, чтобы человек вгляделся в себя и увидел бы свое внутреннее «я». Обычно наша жизнь представляется нам той роковой необходимостью, при которой мы самих себя стараемся во всем извинять, прощать и оправдывать. Мы стараемся заговорить свою совесть, представляя, что мы не делаем грехов и подвержены только слабостям. Не погружаясь в глубину своей души, мы со смелостью высокомерного и дерзкого фарисея говорим себе: «Мы не воры, не разбойники, не грабители, не прелюбодеи – а на самом-то деле мы заражены грехами от головы до ног»! В опьянении своими видимыми добродетелями мы не замечаем, что червь страстей подтачивает наше человеческое достоинство, и мы стоим на краю бездны, готовой нас поглотить. В этом состоянии мы уподобляемся тому несчастному, который в необузданной и безрассудной веселости предается пляске, не предчувствуя, что за ним стоит апоплексия, готовая отнять у него навеки способность движения. Церковь говорит нам: «Пост вам не будет в пользу, если вы в течение семи недель будете настолько безвольны, что не вспомните своих грехов и не раскаетесь в них пред Господом. Ваш пост будет не в спасение, если вы в течение его не сделаете ни одного доброго подвига, ни одного достойного христианского дела».

Церковь велит нам во дни поста беспристрастно оценить себя. Она в самопознании видит единственно верное и необходимое средство к христианскому совершенству. Пока дух самопознания не охватит нашего сердца, вся наша жизнь будет сцеплением греховных действий, грешных чувствований и помышлений. Чтобы приобресть самопознание, нужно требовать отчета у своей совести. Чтобы совесть не оглохла, для этого необходимо в течение суток час или два проводить в уединении и свою душу окрылять страхом Божиим. Чтобы пост послужил нам в пользу и удовольствие, нужно положить хранение на свои уста и вникнуть в себя. Вникнуть в себя – это значит поставить себя перед судом совести и пред суд Божий.

«Кто ты и чьей веры»? – спрашивает у нас совесть. Отвечаю: «Я один из учеников (или одна из учениц) Иисуса Христа».

Вера Иисуса Христа велит и жить, и думать, и делать, руководясь одним чувством – любви к Богу. «Так ли поступаешь»? – спрашивает совесть. Что мы ей отвечаем? Большая часть из нас должна ответить: «К сожалению, мы любим больше себя, нежели Бога. Все наши мысли и деяния вертятся, как флюгер, на одном месте, все на самолюбии»... «Стыдно тебе», – скажет совесть. Далее: Иисус Христос Сам был смиренный и кроткий и научал смирению и кротости. Если ты идешь за Христом, крестился во Христа, есть ли в тебе смирение, не обуревают ли тебя гордые мечты, тщеславные заботы? Устыдись, подсказывает совесть.

Далее: Иисус Христос велел любить ближних. Он всю Свою жизнь принес человеческому роду... А вы, Его ученики и ученицы, часто ли думаете о том, чтобы как можно более произвесть добра для других людей, или живете в себя, для себя только? Устыдитесь!..

Далее: Иисус Христос требовал, чтобы верующие в Него побеждали одолевающие их страсти и избыток всякого рода зла... А вы так живете? Не большая ли часть дня и ночи уходит у вас на раздумье об удовольствиях, о приобретении богатства, почести и так далее? Устыдитесь!

Далее: Иисус Христос учил о Царствии Божии, о приобретении духовных благ. Он желал, чтобы не было между его учениками лентяев, тунеядцев, пьяниц и невежд. А вы каковы? – спрашивает совесть. Не таковы ли вы? Устыдитесь!

Далее: Иисус Христос любимым Своим ученикам говорил о самоотверженном служении: чтобы каждый с любовью и упованием нес всякую скорбь, всякий крест, какой промыслу Божию угодно возложить на нас. Можем ли мы сказать, что несем свой крест без ропота?..

Не перечесть всего того, о чем говорит с нами совесть. Нам трудно отвечать ей. Посмеет отвечать ей утвердительно разве только тот самонадеянный, самохвальный безумец, который вытолкнул свою совесть за дверь, подобно безбожному и беспутному сыну, выгнавшему из дому свою мать.

Но тот, у кого совесть не утеряна и на месте, кто слышит ее правдивый и звучный голос,– тот познает свое греховное состояние; тогда ярким светом обозначится величайшее значение поста, воздержания и говения. Пред душой такого человека восстанет образ Спасителя, Господа нашего Иисуса Христа... Образ плачущий, образ грозный... Плачущий Спаситель: Его слезы о нас, мы удалены от Него; мы удалены от истинной жизни; мы растрачиваем Его святые дары, мы во зло употребляем свою жизнь и, в глупом неведении, сами не знаем, зачем дана она нам, зачем мы живем!

Но еще остается четыре недели поста – времени немало; познаем, почувствуем свои ошибки и падения и постараемся сердце свое наполнить искренним, всецелым и непритворным желанием быть христианами не по имени, а по жизни, не на словах, а на деле. Это будет для нас плод говения и пощенья. Аминь.

Слава Богу, показавшему нам свет. Для подкрепления нашей веры и достойной христианина нравственности святая мать наша Церковь изнесла из алтаря для нас крест Господа.

Господь наш, распятый с распростертыми руками, взывает: «Аще кто хочет по Мне ити, да отвержется себе и возмет крест свой и по Мне грядет» (Мф. 16, 24). Это призыв к самоотвержению, к несению креста и к последованию своему Господу.

Взгляните на самое положение на Кресте Спасителя. Оно – спокойное.

Во время Его распятия все было в страшной тревоге: земля колебалась, небо омрачилось, горы расседались, гробы издавали мертвецов, преданные Распятому люди «били в перси свои» и горько плакали; враги, несмотря на свое видимое торжество, что убили праведника, цепенели от страха совести своей. Один только распятый наш Спаситель был совершенно покоен. Он с Креста, как царь с престола, делал распоряжения и в раю, и на земле, и в самом аде: рай обещал покаявшемуся разбойнику, на земле устроил судьбу плачущей Своей Матери, в аде проповедовал покаяние не успевшим исправиться, грешникам.

Отчего же в Спасителе такое чудное спокойствие среди самых тяжких страданий? От всецелой преданности Его воле Бога Отца. Он страдал, Он молил, как человек, чтобы чаша страданий была пронесена мимо Его. Но наступила минута, которую Он завершил молитвой: «Не моя воля, но Твоя да будет» (Лк. 22, 42). После этого Спаситель уже не молился о мимонесении предопределенной Ему чаши страданий, но, видя в самых страданиях славу Свою – Божию, молился так: «Отче, прославь Сына Твоего, да и Сын Твой прославит Тебя, так как Ты дал Ему власть над всякою плотью, да всему, что Ты дал Ему, даст Он жизнь вечную» (Ин. 17, 1–2). Господь показал этот образец, чтобы и мы искали спокойствия в совершенной преданности воле Божией. А потому требует от нас самоотвержения, говоря: «Аще кто хощет по Мне ити, да отвержется себе». Он как бы так говорит: кто хочет достигать предписанного в Евангелии совершенства, тот отрекись от своей воли и живи так, как Бог велит, потому что без воли Божией и волос с головы вашей не падает. Не обращай внимания на приятное и неприятное для твоего самолюбия. Не надейся на сильных покровителей и не сердись на своих видимых врагов.

Приятное даруется тебе, чтобы ты не унывал, а неприятное – чтобы ты не забывался. Сильные мира могут оказать тебе поддержку, если дозволит это Бог, а притеснители могут душить тебя, позорить, вредить, пока попустит им Бог. Возведи ум и сердце горе, к Богу,– сам поверишь, что решительно всем управляет Бог. Без воли Божией можно делать зло, но и самое зло ведет к тому, чтобы яснее и милее стало добро.

Вот почему Спаситель наш требует от Своих последователей самоотверженности и преданности воле Божией, а губитель мира – диавол внушает своеволие. Он всячески старается унизить в человеческих глазах цену самоотвержения и преданности воле Божией.

Возьмем важные часы в жизни каждого из нас, когда мы произносили обеты на добро, на самоотвержение, на послушание воле Божией. За примером нам недалеко ходить.

Осмелюсь взять себя самого. Помню, когда мне предложена была степень священства, я горячо произносил обеты, соединенные с этой степенью. Я желал быть тем, чем должен быть настоящий священник. Даже более, чем мне предлагали, чего от меня требовал формальный закон: я изучал священническую ставленную грамоту на память, от слова до слова, по совету рукополагавшего меня архиерея, но я ее дополнял и усугублял. Мне хотелось быть тем, как говорит пророк: рукой – безрукому, ногой – хромому, глазами – слепым и так далее. Когда я мнил быть должным священником, то диавол молчал и только злобствовал, выжидая для себя удобной минуты. Потом стал мало-помалу нашептывать в мысли житейские попечения, от которых суживались более и более обеты самоотвержения. Стали посещать иные мысли, и говорили они мне о том, что надо брать пример с живых лиц, славных в мире сем, а не с тех, которых жизнь, мысли и дела утверждены на заповеди Иисуса Христа: живи, как другие... иди за толпой, будешь сыт, будешь жизнерадостен и так далее. Таким образом диавол уносил из нашего сердца не только желание добра, но и данные обеты.

Вот еще образец: вижу человека, жизнь свою готового положить за просвещение других, жить и умереть на работе мысли и духа... И тут, когда дается обет, диавол молчит, но избирает минуту и, насмешливо смотря на твой труд, он показывает тебе гору, которую будто бы ты хочешь снять одной своей рукой, и, увы, клеветник и завистник святыни уносит из сердца желание прекрасного труда, и пред нами является человек – не христианин обета, а тщеславный торгаш, умеющий своею духовной силой не просвещать, а порабощать ближних.

Вот еще пример: сходятся жених и невеста. Они ясны и невинны, любящие и любимые; истинно во образ Христа и Церкви два существа. О, как они прекрасно начертали свою совместную будущую жизнь: они будут примером религии, нравственности, добродетели, вечной любви и верности друг к другу, их дом – теплое солнце с весенними лучами, их дом – рай земной; они уже на земле члены Царствия Небесного. Вот сочетались они... Диавол не мешал им, он дышит злобой и ждет своего времени. Проходят месяцы и, редко, годы... И диавол врывается в их мысли: почему мы так живем, соседи наши живут иначе, весь мир живет иначе: и ссорятся, и сходятся, и изменяют друг другу, и делают все для того, чтобы, как говорится, не стеснять себя... Семья уже не рай, а узы – не легче тюрьмы, а сами они – о, как они изменились! Заурядные люди, которым хочется счастья, а счастья-то нет ни себе, ни другим. Теперь это нечестивые. Они в жизни бегут, гонимые страхом, хотя за ними и никто не гонится. Растоптав союз одной дружбы, они ищут счастья с другими и никогда, нигде не найдут...

Да, братья и сестры, возлюбленные! Распятый Христос простирает к нам Свои пречистые руки. Он готов принять нас, как отец принял блудного сына, возвратившегося к нему из страны дальней. Вернем, братие, лучшие наши желания идти со Христом, быть Христовыми и вперед уже не удаляться от Него на пути своей воли или вредного подражания так называемым практическим правилам людей, у которых желания только срочные, земные. Эти желания – порывы похоти и очес.

«Иже в шестый день же и час, на Кресте пригвождей в раи дерзновенный Адамов грех, и согрешений наших рукописание раздери, Христе Боже, и спаси нас» (тропарь шестого часа). Аминь.

«Явися, великий Господень Кресте! Покажи ми зрак божественный красоты Твоея ныне».

Такими словами песнословит святая Церковь нынешнее празднество!

Крест Господень услаждает горести и все бедствия и искушения верующих, песнословит святая Церковь.

Итак, ничего не может быть приличнее в этот раз, как беседовать о Кресте, который Христова Церковь предлагает нам для поклонения.

Все мы более или менее подвергаемся бедствиям в этой жизни и имеем нужду в утешении. Утешение человеческое, к которому прибегаем в наших горестях, всегда слабо, ненадежно и неполно. Ибо наши утешители такие же люди, как и мы сами, подобно нам, имеющие нужду в помощи других. Один Крест Господень всегда всем и во всех несчастиях может подать истинное утешение и верную отраду.

Но отчего происходят наши скорби?

Чаще всего людские страдания вызывают телесные недуги. Болезни, как неотступный враг, досаждают человеку, лишают его прирожденной красоты, лишают покоя, пугают неизлечимостью и смертью... Но пусть больной обратит свой взор на Крест. Кого мы видим на нем? Мы видим Господа нашего, всего изъязвленного, покрытого ранами от ног до головы и претерпевшего всевозможные телесные страдания, чтобы возвратить страждущему нашему телу не только здоровье и естественную красоту, но и даровать ему славное бессмертие.

Криклива скорбь у человека о недостатках в этой жизни. Плачет мать, когда видит, что голодны или худо одеты ее дети; горюет отец, не имея возможности избавить свою семью от житейских лишений. Да, скорбь человека в борьбе с бедностью очень плаксива и голосиста. Но безотраднее всего то, что в нашем опошлившемся так называемом свете чужое горе безответно и редки люди, готовые явиться на помощь бедности. Зато всем нуждающимся и обремененным не запрещен доступ к подножию Креста. Холодные, голодные, бесприютные, станьте пред Распятием Спасителя! Он во всю Свою жизнь не имел, где главу приклонить, и наконец ее приклонил на позорном Кресте. С Него буйная толпа сняла на Голгофе последнюю одежду. Ему, жаждущему, пожалели дать воды, а с озлобленной насмешкой над умирающим подали горькую желчь и кислый оцет. Он страдал и умирал всеми покинутый, совсем беспомощный. Для чего же были эти страсти? Да для того, чтобы Его страданиями утешались все несчастные, все нищие духом и телом, которым посредством Креста возвращается вечное, истинное сокровище!

В наш самолюбивый век есть еще одно досадное горе – это обидчивость. Люди в суете гонятся за почестями и славой, всем хочется стать повиднее, повыше. Ловкие, смелые люди без особого смущения взбираются на высь и оттуда с презрением смотрят на низ. И чтобы не было восхода на гору другим, люди с высоты готовы иногда у людей, стоящих под горой, отнять даже честное имя их. Но и под горой, и в пропастях земных есть животворящее чудное древо Креста, которое возвращает всем гонимым за правду вечную славу. Утешьтесь, наш Спаситель не имел ни вида, ни доброты; вид Его бесчестен, умален... паче всех сынов человеческих. Он вразумлял грешников – Его называли пьяницей; Он исцелял больных и учил людей правде – Его называли лукавым: «беса имать», кивая на Него головой, говорили самолюбцы, стоявшие высоко...

Еще горе в этом мире – измена или переменчивость друзей. Когда мы богаты, славны, у нас нет недостатка в приятелях, готовых разделить наше счастье. Но вот посетило нас бедствие... и друзья с каждым днем редеют. Какой вдове, каким сиротам, каким обеднявшим людям не известен этот убийственный покровительственный тон прежних друзей, сухая беседа и горделивый поклон старых знакомых?.. Между тем в это-то время мы и нуждаемся в друзьях, в их беседах, в их утешении... Эта переменчивость – тяжелое горе... Однако и у всеми позабытых, у всех сирот и вдов, у всех беспомощных и одиноких есть друг неизменный – это Господь наш Иисус Христос. Взгляните, покинутые друзьями, на Господень Крест: вы увидите Спасителя, положившего «душу Свою... за други Своя».

Пятое и сильное горе слышится в этом мире. Вот горе женщины – у ней умер милый муж; вот горе детей – у них смерть отняла отца; у одной отняла брата, опору и защиту, у другой – сестру-друга. Жалоба на смерть со всех сторон... Отняла смерть и схоронила милых людей в могилу, отняла и превратила в прах... Не надо нам богатства, не надо нам почестей, говорят горюющие, воротите нам наших друзей... Просьба неисполнимая... Но все испытавшие утраты незаменимые, станьте ближе к Кресту. На этом дереве Христос пострадал, чтобы воскресить людей и навеки соединить с теми, которых смерть разлучила с нами на короткое время.

Вот уже пять разрядов человеческой скорби нашли мы, но их не пять, а миллионы...

Зло в воздухе, зло повсюду... Зло неисчетно. Остановлюсь еще на одной чистой скорби. Это страдания души при воспоминании своих явных и тайных грехов. Совесть, как тяжелый молот, ударяет по нашим чувствам. Ужас берет грешника: что я сделал? Что мне за это будет? Успокойся, кающийся грешник, у подножия Животворящего Креста. На Кресте изображено совершенное прощение всех грехов кающемуся, изображено на этом же Кресте и дарование оправдания всем христианам, уповающим на Господа. Приступим же, братие, к Животворящему Кресту и облобызаем его с верой и любовью... В нем наша отрада... Крестом мы крестились в купели, крест у православного христианина на груди, крест у нас и на могиле... В нем наша отрада и упование. Аминь.

Наступила великая неделя в году – неделя Крестопоклонения, неделя преполовения Поста. На полпути к празднику Воскресения Христова Церковь из алтарей выносит св.Животворящий Крест и от Креста и Крестом поучает нас с упованием продолжать говение, пощение и свое направление к цели. Цель эта состоит в просвещении и освящении души и ее спасении.

1. Со св.Животворящего Креста Спаситель наш поучает нас прежде всего исполнению Его заповедей: Кто имеет заповеди Мои и соблюдает их, тот любит Меня (Ин.14:21). Итак, вот в чем христианское назначение: быть послушным и покорным в исполнении заповедей Спасителя.

Ставший на путь послушания человек вполне отвергает себя; он перестает любить себя, чтобы крепче и сильнее любить Господа, он не делает того, что внушает своя воля, что подсказывает прихоть, но все свои мысли, все свои чувствования и намерения, даже весь свой физический труд сообразует с волей Божией. Взирая на Крест Спасителя, христианин прежде всего должен истребить в себе порочные наклонности. Порок сам собой не уничтожится, нужно усилие, нужна работа над собой; безустанная нужна работа, чтобы вырвать с корнем сорное, ядовитое растение из сердца. Взирая благоговейно на Крест Спасителя, христианин обязан искоренить в самом себе привязанности ко всему земному; именно не к чему-либо одному, но ко всему земному.

Для души человека низмен, тесен и темен здешний мир; душа человека стремится к высокому, безграничному, к незаходимому и немерцающему Свету. «Неба больше, к небу ближе», – вот вопль человеческого чувства у подножия Креста. Всякая иная цель – самообольщение; всякая другая цель нашего земного здесь существования – чужда Богу и христианству.

2. Преклоняясь перед Животворящим Крестом, христианин должен обозреть себя самого со всей внимательностью и зоркостью разумного существа. Если спросим себя самих: отчего мы падаем во грехах, то узнаем, что начало нашего греховного падения начинается всегда с худых мыслей и неблагочестивых намерений. Дурная мысль охватывает душу пожаром и пепелит в ней все добрые чувства и мысли.

На душе, как в природе, свет солнца застилается тучевыми облаками, заслоняется ночной тьмой...

На душе, в которой должно бы блистать сияние добродетелей,– становится мрачно. Ее бороздят пороки, страсти, растленные наклонности. Нам кажется, что мы можем любить Бога, любить добро и в то же время любить мир, дозволять себе удовлетворение страстей. Это может только так казаться, ведь кажется же слепому, что все вещи и предметы не имеют цвета, а имеют лишь только объем. В действительности сердце человеческое не может двоиться; это не свойственно природе нашей души; к двум противоположным предметам нельзя чувствовать любви, наше сердце может предпочтительно любить что-либо одно. Но любовь к добру – чувство высокое, трудно воспитываемое и трудами оберегаемое. Святые угодники и великие праведники, чтобы внедрить в душу это чувство, начинали с лишений, с изнурения плоти, с разного рода крестов. Без креста – нет спасения, не взявши креста, мы не достигнем никогда понимания христианской истины.

3. Крест, налагаемый на нас жизнью, нелегок только в начале, а потом к нему человек привыкает до того, что не может уже с ним расстаться. Земные привязанности в душе его получают свою должную цену; всецело же сердце занято мыслию о небесном, чистом и возвышенном. К счастью, человеческая природа такова, что если раз сердце полюбит добро, оно безотступно сосредоточится все в нем; добро же будет делать свое: развивать и раскрывать полноту всевозможных совершенств. Эти совершенства людям, любящим землю, себялюбивым людям кажутся непонятными, на самом же деле они просты и естественны: кто печется о своем спасении, тот любит ближних своих, он жертвует для них своею собственностью, нередко отказывая себе во многом, а иногда и душу свою полагает за других; и все это делается по чистой бескорыстной христианской любви. «Моя любовь к небесному, – говорил св.Иоанн Богослов, – крепка, как сама смерть».

4. Так вот зачем сегодня из алтаря выносят Крест – чтобы научить нас любить возвышенное, благородное, всесвятое, и с этой любовью искать и достигать неба, одного неба, чего бы это ни стоило. Если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною (Мф.16:24); «если кто не возненавидит отца, мать, мужа, жену и детей, и братьев и сестер более Мене, не может быть Моим учеником» (Лк.14:26), – говорит распятый на Кресте Господь наш Иисус Христос. Как ни думайте, как ни живите, но без царства Христова, без любви небесной никакое спасение невозможно. Аминь.

24 февраля 1896 г.

Перед глазами вашими Церковь поставила на поклонение Крест Господень с тем, чтобы мы вспоминали Христовы страдания. При этих воспоминаниях всего приличнее духовное сетование и сокрушение о наших грехах. Но вот, с этими печальными воспоминаниями встретилась радостная весть Архангела о спасении мира.

Итак, что же избрать христианину: слезы или радость? Крест или райскую ветвь? На кого смотреть – на Христа ли, пригвожденного ко Кресту, или на Марию Приснодеву, Которой и в лице Ее – сему миру, объявлено спасение? В сердце – радость, а в очах – слезы возможны ли? Возможны.

Ныне воспоминается сошествие на землю Сына Божия. В Нем и только в Нем «спасения нашего главизна», т.е. начало, основание и причина. Если бы Он не сошел к нам, то никто бы из нас не восшел бы на небо. Но чем было вочеловечение Сына Божия для Него Самого? Оно было главизной уничижения, началом лишений и страданий. Приняв человеческую плоть, Он нашел на земле Крест, который и носил всю жизнь до той поры, пока Сам не был вознесен на Крест. Уже это одно грустью обнимает душу верующего, душу того, кто любит Господа... К чему Архангел возвещает Приснодеве радость, которая стоила так дорого возлюбленному нашему Спасителю? «Но, – говорит в то же время архангельская весть, – зато теперь ни для одного грешника нет места отчаянию».

Радость христианина о том, что обещало архангельское слово, должна быть велика, но не самолюбива. При этой радости есть еще место обильным слезам, чтобы оплакать Своего Спасителя, Который распят не за Свои, но за человеческие грехи. И как не тужить, как не скорбеть, когда мы знаем и убеждены, что это – наши грехи измываются Кровью Господа! Ведь разве только злодеи могут видеть своего Творца, проливающего безвинно Свою Кровь за их спасение, – и не плакать!

В радостной вести Архангела душа, любящая Господа, усматривает уже воззвание к покаянию: ведь спасение миру совершится не иным чем, но смертью воплощенного Господа.

Вот и еще вопрос: все ли мы находимся в числе спасенных? Правда, спасение явлено для всех, но Сам Спаситель еще заметил, что «немного спасающихся» (см. Лк.13:23–24)!?

Признак и доказательство спасения заключается для человека в спасении от зла. Если мы имеем ясное и верное познание о Боге и Спасителе и о благодати Св.Духа, без которой невозможно спастись, – о своих обязанностях на земле, то ум наш спасен. Если наша воля укрепилась в добре, и ее чистоту не колеблет чувственность, то спасена и воля. Если сердце стремится к небу, любя добро, истину и красоту, то и сердце наше спасено.

Таким образом, в этот день, когда св.Церковь представляет нашему взору св.Крест как «символ сокрушения всякого зла», мы в церковном песнопении слышим: «Днесь спасения нашего главизна». Братия и сестры! Пусть явится он «днем благовещения о нашем личном спасении через благодать Господа Иисуса Христа, воплотившегося от Приснодевы»! Аминь.

25 февраля 1896 г.

Великий пост нынешнего года уже почти преполовился. Церковь, совершенствуя говеющих и благоговейно постившихся и постящихся в подвиге благоугождения Богу, износит из алтаря напрестольный крест для поклонения ему христиан, готовых жить и действовать по заповедям и учению Спасителя, Господа нашего Иисуса Христа. От Креста Животворящего ныне исходит проповедь и поучение. Со Креста Сам Христос зовет наши души... и как зовет?!

«Идите ко Мне. Кто хочет за Мной следовать, пусть отвергнется себя и возьмет свой крест и идет за Мной». Заметьте, Господь не принуждает, а призывает к последованию за Собой. Как же мы откликнемся на этот призыв? Так или иначе, но должны отозваться, потому что каждый христианин имеет свой крест, на котором должен распинать свои греховные страсти. Крестоношение есть не только обязанность, но и неотложная необходимость. Под крестом каждого человека Спаситель разумел все скорби, болезни и все трудности жизненные, предстоящие человеку в борьбе с общей нам наклонностью ко злу.

Жизнь человеческая – путь к вечности, путь к достижению великих совершенств. На этом пути человек – невольный странник. На этом пути чаще всего противоборствуют человеку беды и скорби. Спастись от них, отдалить от себя опасность, найти удовлетворение и успокоение сердца – в этом заключается почти вся деятельность человеческой жизни. Но часто человек находит гибель там, где он ищет безопасности, чаще разбивается его сердце от тех самых людей и от тех действий, на которые он устремлял всю свою волю. Всякое горе, страдание, всякие слезы, вынужденные неудачей, есть не иное что, как житейское крестоношение. Но крестоносцы различаются в жизни.

Мы видим честолюбца, неусыпно стремящегося к достижению почестей и славы. Мы видим его труды и заботы, видим и страдания, испытываемые им от неудач, где его гордость встречает на каждом шагу препятствия. Это есть крест, но не Христов, а произвольный. Такой человек не страсть распинает на кресте, но распинается страстью. Когда встречаем человека, снедаемого завистливой скорбью о благе ближнего, мы видим, что он страдает, что страдания его мучительны, и эти страдания – крест, но крест не Христов, а произвольный, заслуживающий не уважения, но укоризны и отвращения. Когда попадаются на жизненном пути люди, постоянно занятые нечистыми вожделениями, направившие всю свою душевную деятельность на искание прибытков, чисто телесных, чувственных наслаждений,– опять пред нами крестоносцы, но крестоносцы презренные; они мученики не правды ради, а ради греха; они носят в себе ту виселицу, которой так часто кончается существование злого человека. Не Бог благословил этим крестом человека порочного, но он сам соорудил его себе, соорудил своим забвением о Боге, нарушением человеческого достоинства, гордостью, лукавством и животностью своей падшей природы.

Истинные Христовы крестоносцы – иные люди; их крест – благодушное перенесение незаслуженных страданий. Когда пред нами находится больной человек, призывающий имя Божие без ропота; когда пред нами вдовы и сироты, утратившие близких сердцу и покорные воле Божией,– это Христовы крестоносцы. Когда вы видите пред собой людей обворованных, обманутых явными и тайными врагами; когда мы видим людей, у которых озлобление и клевета попирают их честь и невинность,– эти мученики горя суть Христовы крестоносцы. И сами мы Христовы крестоносцы в то время и в том случае, когда наше сердце любит добро. Любить добро нелегко; любовь свою необходимо отстаивать, необходимо ее беречь. А это есть крест: здесь необходимо строжайшее внимание к себе, необходимо умирять себя, лишать, обуздывать, даже наказывать себя, чтобы сохранилась любовь к добру, чтобы любовь была чище, нежели живой весенний луч благотворного солнца. По этому пути шел наш Господь Иисус Христос на земле и заповедовал Свои уроки о крестоношении ради любви к добру. Следуя этим урокам, человеческая жизнь есть беспрерывное самоисправление; человек стоит на страже сердца... Такой человек несет истинный крест; это крест «самоотвержения».

Кресты возлагаются Самим Богом. Но кто ищет подвигов, тому открыто поприще и для произвольного крестоношения.

Есть люди, которые могли бы беспечно проводить свою жизнь. Пользуясь правом своей свободы, они могли бы осуществлять для себя все удовольствия, какие им представляет жизнь во всех своих случайностях. Но эти люди менее всего пользуются тем, чем бы они могли. Они для себя бережливы во всем до скупости, до самоотречения, но готовы отдать все для другого, чтобы составить его счастие, чтобы доставить ему утешение, чтобы облегчить другим скорбный путь. Приношение такой жертвы есть истинный крест.

Есть добрые люди, отдавшие лучшие свои годы попечению и заботам о других людях не только без ропота, но с счастливой покорностью,– это чистые крестоносцы. Дочери и сыновья, восполняющие своей попечительной любовью утраты матери и отца,– это истинные крестоносцы.

Есть люди, умеющие удержать себя кротко и смиренно чистыми и честными среди разных искушений. Эти искушения бывают иногда остры, как уязвляющая стрела. Они западают в душу, влекут ее за собой, но взявший крест Христов удержится... падет и восстанет.

Без благодати Божией крестоношение невозможно. В тяжелых искушениях человек не может опереться на себя самого. Он слабее трости, колеблемой ветром. В этом состоянии одно средство для нас – соединить свой крест с Крестом Христовым. Только один Христос, претерпевый за нас Крест, верно оценит наше терпение, нашу борьбу с греховной природой, наше самоотвержение. Сила креста велика и животворяща. Один взгляд на крест может утешить несчастного, остановить злодея, вразумить забывшегося, умирить ожесточенного, обличить лицемерного, наставить неразумного – всем и каждому подать совет и жизнь.

Не забывайте же, что вам всегда сопутствует, всегда возлежит на персях Богом данный вам страж, ваш хранитель и освятитель, друг верный и неизменный, помощник составить ему утешение, чтобы облегчить другим скорбный путь. Приношение такой жертвы есть истинный крест.

Есть добрые люди, отдавшие лучшие свои годы попечению и заботам о других людях не только без ропота, но с счастливой покорностью,– это чистые крестоносцы. Дочери и сыновья, восполняющие своей попечительной любовью утраты матери и отца,– это истинные крестоносцы.

Есть люди, умеющие удержать себя кротко и смиренно чистыми и честными среди разных искушений. Эти искушения бывают иногда остры, как уязвляющая стрела. Они западают в душу, влекут ее за собой, но взявший крест Христов удержится... падет и восстанет.

Без благодати Божией крестоношение невозможно. В тяжелых искушениях человек не может опереться на себя самого. Он слабее трости, колеблемой ветром. В этом состоянии одно средство для нас – соединить свой крест с Крестом Христовым. Только один Христос, претерпевый за нас Крест, верно оценит наше терпение, нашу борьбу с греховной природой, наше самоотвержение. Сила креста велика и животворяща. Один взгляд на крест может утешить несчастного, остановить злодея, вразумить забывшегося, умирить ожесточенного, обличить лицемерного, наставить неразумного – всем и каждому подать совет и жизнь.

Не забывайте же, что вам всегда сопутствует, всегда возлежит на персях Богом данный вам страж, ваш хранитель и освятитель, друг верный и неизменный, помощник скорый и сильный во всякое время вашей земной, полной скорби и опасностей жизни. Аминь.



Источник: О Кресте Твоем веселящеся : Проповеди / Протоиер. Валентин Амфитеатров. - М. : Изд-во им. святителя Игнатия Ставропольского, 2002. - 348, [4] с. ISBN 5-88904-024-3

Вам может быть интересно:

1. Небесный дар любви – СЛОВО о воплощении Сына Божия протоиерей Валентин Амфитеатров

2. Религиозные сомнения наших дней. Т. 1 – Погребение или сожжение? протоиерей Александр Введенский

3. Поучения – 1. 1 неделя по Пятидесятнице. Всех святых. О любви и благодарении Божием (Мф. 10:32–33, 37–39; 19:27–30) протоиерей Александр Ветелев

4. Письма и статьи – СИЛА СЛОВА священномученик Онуфрий (Гагалюк)

5. К вопросу о разводе брачном. [Рец. на:] Глубоковский Н. Н. Развод по прелюбодеянию и его последствия по учению Христа Спасителя профессор Николай Александрович Заозерский

6. Поучения и слова – 36. Поучение о страхе Божием, который должно иметь всякому человеку («Придите, чада, послушайте меня, страху Господню научу вас» (Пс. 33:12)) святитель Димитрий Ростовский

7. Силою Креста Животворящего святитель Иоанн (Максимович), архиепископ Шанхайский и Сан-Францисский

8. Поучения в Святую Пятидесятницу святитель Иустин (Полянский)

9. Простое Евангельское слово – НЕДЕЛЯ 11-Я ПО ПЯТИДЕСЯТНИЦЕ протоиерей Григорий Дьяченко

10. Душеполезные поучения – РУКОВОДСТВО преподобный Макарий Оптинский (Иванов)

Комментарии для сайта Cackle