профессор Василий Александрович Соколов

Из английской церковной жизни XVI века

(Посещение епископами своих епархий)

При изучении материалов, относящихся к истории религиозной реформации в Англии XVI века, исследователь встречает немало документов, которые носят заглавия: «пункты для опроса в Кантербурийской епархии при обычной визитации Преосвященнейшого в Бозе отца Матвея, изволением Божиим архиепископа Кантербурийского, Примаса всей Англии и Митрополита», или «пункты для опроса при визитации в епархии Батской и Уэльской», «пункты для опроса при визитации в епархии Чичестерской», пункты для опроса церковных старост и присяжных прихожан при обычной визитации в епархии Сарумской (Салисбурийской)»1 и т.д. Эти документы, относящиеся к так называемым визитациям, т.е. к архиерейским объездам или посещением вверенных им епархий, сами по себе имеют немалый интерес, так как дают подробную картину внутренней английской церковной жизни того времени со всеми её светлыми и темными сторонами. Вместе с тем, знакомство с этими документами, нам думается, может иметь и некоторое современное значение, когда с таким живым и напряженным интересом возбуждаются и обсуждаются вопросы относительно желаемого оживления нашей русской церковной жизни.

Согласно идеалу начертанному Самим Христом-Спасителем, добрый христианский пастырь так близок с своим словесным стадом, что «своя овцы глашает по имени… и овцы по нем идут, яко видят глас его… Аз знаю моя, говорит Он, и знают мя моя» (Ин.10:3, 4, 14). Чтобы по возможности приближаться к этому высокому идеалу, христианская древность установила обычай, по которому каждый епископ признавал одною из существенных пастырских обязанностей совершать объезд своей епархии, чтобы путем личного наблюдения и непосредственных сношений с паствою, ближе знакомится с нею, вникать в её духовные нужды, наставлять её и руководить ею в деле спасения. Сохранились исторические свидетельства об особенной ревности в исполнении этой пастырской обязанности древне-христианскими святителями, как Св. Василий Великий и блаж. Августин2.

В канонических правилах мы не находим таких постановлений, которые предписывали бы епископам посещать свои епархии и давали бы относительно относительно этих посещений какие-либо руководственные указания. Только в 63 правиле Карфагенского собора со ссылкою на раннейшее определение собора Иппонского, имеется упоминание о том, что «подобает во время собора каждой области посещаемой бытии». Но в этом правиле, равно как и в правиле событии». Но в этом правиле, равно как и в правиле собора Иппонского, насколько последнее нам известно. Речь идет не об обычных посещениях каждым епископом своей епархии, а о посещениях особенных для обозрения некоторых областей по специальному поручению поместного собора, дававшемуся кому-либо из его членов3. Прямое предписание относительно обозрения епископами их собственных епархий мы впервые встречаем в постановлении собора Тарраконского, при чём отцы этого собора 516-го года, требуя ежегодных епископских посещений видят в этом лишь сохранение древнего обычая4. В эпоху Карла Великого, принимавшего, как известно, очень близкое участие в церковных делах, мы встречаем уже целый ряд мероприятий, направленных к поддержанию и возможно – более широкому развитию этого древнего обычая. В своих капитуляриях Карл, ссылаясь на церковный закон и древний обычай, настоятельно требует, чтобы ежегодно каждый епископ старательно (sollicite) объезжал свою епархию, совершая конфирмацию, уча свою паству и заботясь об искоренении в народе суеверных обычаев, гаданий, волхований и всяких языческих мерзостей; тщательно разведывал относительно прелюбодеяний, убийств и всякого рода непотребств, противных закону Божию; заботился об улучшении церквей и о правильной жизни монахов; все, что нуждается в исправлении, старался исправлять своею властью, а если будет не в состоянии, представлял на решение собора; при объезде епархии не требовал и не взимал более того, что установлено канонами и древним обычаем, чтобы народ не терпел притеснения от епископа и его людей5. – Последующие века в истории западной церкви далеко не благоприятствовали прочному успеху мероприятий Карла Великого. Феодалы-епископы того времени гораздо более были светскими владельцами, чем пастырями церкви, и владельческие интересы до такой степени поглощали все их заботы, что на дела церковные они все менее и менее стали обращать свое внимание. Дошло наконец до того, что и епископские визитации епархий или совсем прекратились, или перешли к второстепенным епархиальным агентам, становясь нередко в их руках лишь средством наживы и притеснения. Не мало содействовало такому исходу и усилившееся в то время распространение так называемых экземпций, в силу которых многие епархиальные церкви, стоявшие в зависимости от феодалов, городов и монастырей, изъяты были из непосредственного ведения епископа и на них не простиралось потому его право, а вместе и его обязанность визитаций6. Тридентский собор, под разразившейся грозою протестантизма выступивший на защиту католической церкви, между прочим, принял на себя задачу произвести церковную реформу внутренними силами самой церкви, устранив веками скопившиеся злоупотребления и недостатки, вызывавшие народное недовольство. Осуществляя такую задачу, собор естественно обратил внимание на то пренебрежение, в каком находились епископские визитации, и принял меры к их восстановлению. Декретом собора было постановлено, чтобы патриархи, примасы, митрополиты и епископы неопустительно посещали каждый свою епархию лично, или же, при законных к тому препятствиях, чрез своего викария или визитатора. Ежегодно епископ должен обозреть всю свою епархию, а если он не в состоянии сделать этого по причине её обширности, то по крайней мере большую часть её, так чтобы в два года полное обозрение епархии могло быть закончено. Главная цель визитаций, по постановлению собора, должна состоять в том, чтобы, изгоняя ереси, водворять здравое православное учение, утверждать добрые нравы, а дурные исправлять, убеждениями и увещаниями возбуждать народ к религии, миру и непорочной жизни и вообще, сообразно месту, времени и обстоятельствам, устраивать все на пользу верующих7. – Когда Тридентский собор заботился о восстановлении епископских визитаций, во враждебном католической церкви протестантизм этот древний обычай получал уже широкое распространение. Вожди реформации Лютер и Меланхтон прибегли сперва к визитации, как к чрезвычайному и временному средству для выяснения религиозно-церковного состояния тех областей, которые были затронуты реформационным движением, и для водворения в них нового строя; а затем во· всех протестантских странах эта визитация стала обычным явлением церковной жизни, хотя, конечно, здесь её исполнителями являлись уже не епископы, а суперинтенденты и специальные визитаторы8.

В католической Англии обычай епископских визитаций, по-видимому, или совсем не был принят, или не привился и давно вышел из употребления. По крайней мере, когда в XIII веке Роберт Гросстэт, епископ Линкольнский, в сознании своего долга и великой ответственности пред Богом за души вверенной ему паствы, с истинно пастырскою ревностью предпринял всестороннее обозрение своей епархии, его современники увидели в этом нововведение, а многие из них даже встретили противодействие9. Но вот и в Англии наступила эпоха реформации. Король Генрих VIII, разорвав союз с Римом, по примеру германских реформаторов предпринял и визитацию; но эта визитация всего менее имела в виду заботу о благе верующих; она была лишь орудием борьбы против католической церкви, поставляла своей специальной задачей подготовить почву для уничтожения монастырей, чему вполне соответствовал и подбор её исполнителей, не имевших ничего общего с епископами, и самые приемы её производства10. Лишь во второй половине XVI века, когда религиозное движение в Англии завершилось установлением англиканской епископальной церкви с выработанным для неё строем её внутренней жизни, введены были здесь и епископские визитации, как одна из важнейших пастырских обязанностей, которая должна исполняться каждым епископом в назначенный срок и в определенном порядке. В эту эпоху в английской церковной истории мы уж е очень часто встречаем известия об епископских визитациях, иногда с подробным рассказом об их производстве и последствиях, при чем и архиепископ и королевская власть стараются зависящими от них мерами содействовать возможно более широкому применению и развитию этого древнего обычая, видя в нем одно из могущественных средств к благо устроению церковной жизни11. На полное обозрение всех приходов епархии епископу назначается трехгодичный срок, а самое обозрение ведется в установленном порядке, который в существенных чертах своих представляется более или менее одинаковым во всех епархиях. Прежде своего личного приезда в тот или другой приход епархии епископ посылает местному клиру, церковным старостам и прихожанам «пункты для опроса» (Articles to be enquired), письменные ответы на которые доставляются ему по большей части заблаговременно. В этих ответах он находит полный отчет о состоянии прихода, а потому, отправляясь на его личный обзор, обладает уже большим запасом сведений, способствующих наиболее успешному осуществлению предстоящей ему задачи. По предварительному уведомлению, клир, старосты и прихожане одного или иногда нескольких ближайших между собою приходов собираются в указанный день в назначенном месте, куда приезжает епископ с своими помощниками по обозрению. Здесь торжественно совершается утреннее богослужение с произнесением проповеди, после чего епископ обращается к собравшимся с архипастырским внушением (charge) которое после печатается в виде пастырского послания. Главное содержание этого внушения составляют замечания, наставления и руководственные указания, какие епископ считает необходимым сделать пастве по поводу тех сведений о состоянии прихода, которые сообщены ему в ответах на пункты опроса (Articles). Путем непосредственной беседы с собравшимися, как духовными, так и мирянами, епископ знакомится с состоянием их религиозного просвещения и нравственности, исследует какие-либо, обнаружившиеся в этом отношении, злоупотребления, недостатки, жалобы и пререкания, разрешая те из них, которые подлежат его церковному суду. При содействии своих помощников он производит осмотр церковных документов и делопроизводства, богослужебных принадлежностей, церковных имуществ и хозяйства12. – Не трудно заметить, какое большое значение имеют «пункты для опроса» при епископской визитации; они, очевидно, дают то направление, в каком развивается весь её дальнейший ход, составляют её главную основу. Вот почему нам представляется интересным остановить на этих документах особенное внимание.

По внешнему виду своему «Articles» представляют собою сплошной ряд вопросов, изложенных в сжатой форме и без всяких попыток к каким-либо разъяснениям или аргументами. Несколько однородных вопросов группируются в отдельные пункты, или краткие параграфы, при чем в начал каждого такого пункта или параграфа стоит римская цифра, обозначающая его номер по порядку, а самый текст параграфа обычно начинается иногда латинским словом «Item» (также) и почти всегда – английским вопросительным союзом «Whether» (ли?)13. Общее количество пунктов в каждом отдельном документе не одинаково, как не одинакова, также и величина самых пунктов. В тех пяти документах, которые в настоящем случае мы имеем в виду14. количество пунктов выражается цифрами: 9, 17, 15 и 22, а величина их – от 2, 3 строк до 20-ти и более. Что касается порядка, в каком располагаются пункты документов, то в этом отношении не заметно строгой системы, которая сообразовалась бы с их внутренним содержанием. Нередко однородные вопросы встречаются в разных, отдаленных друг от друга, местах, и, напротив, вопросы совершенно различного свойства следуют непосредственно один за другим. Для удобства обозрения и для большей цельности впечатления нам представляется лучшим соединить содержание всех пяти документов в одну общую картину и распределить вопросы по возможности в систематическом порядке.

Вопросы «Articles» обнаруживаюсь заботу архипастырей о том.

1) чтобы обеспечить соборным и приходским церквам епархии такой состав клира, который по своему достоинству соответствовал бы в достаточной степени высоте занимаемого им положения.

Не допускается ли в вашей церкви, читаем мы в вопросах, к совершению богослужения и таинств или к погребению умерших кто-либо не имеющий духовного сана по крайней мере не ниже дьяконского, и не принимает ли кто-либо на себя права проповедовать в церкви, не будучи на то надлежащим, образом уполномоченным? Не получил ли кто-либо из членов клира занимаемой им церковной должности обманным способом, или посредством симонии, т. е. не приобрел ли своего места за деньги, путем подарков, или каких-либо незаконных сделок и договоров, заключенных непосредственно с патроном бенефиции, или чрез третьих лиц? Не владеет ли кто своей бенефицией на правах арендатора, уплачивая за то кому-либо ежегодную ренту, а также и сам, с своей стороны не передает ли кому в аренду своей бенефиции в целом, или по частям? Не идет ли про кого молва в этом смысле и не представляется ли подозрение вероятным? Имеют ли декан, архидьяконы и др. духовные лица соборной церкви, а также и приходские священники, желательное образование; обладают ли учеными степенями? Резиденты ли деканы, архидьяконы, пребендарии и приходские священники, т. е. пребывают ли они постоянно при своей соборной церкви и при своих приходах? Не имеет ли кто одновременно нескольких бенефиций; в каких графствах, далеко ли одна от другой, эти бенефиции расположены и какой доход с них получается? Где инкумбент (т. е. обладатель этих бенефиций) пребывает большую часть года? Отсутствующей но законной причине из своей бенефиции не оставляет ли в ней своим заместителем человека не образованного и неопытного не способного к исполнению лежащих на нем обязанностей? Упражняются ли члены клира у себя дома в молитве, чтении священного писания, а также и других душе спасительных сочинений, и вообще в каких-либо занятиях, соответствующих их положению?

2) Чтобы духовные лица надлежащим образом исполняли возложенные на них обязанности. Исправно ли и в надлежащее ли время, читаем мы в вопросах, совершаются в вашей церкви богослужения? Читает ли ваш священник публично в церкви, согласно предписанию королевы, те внушения и распоряжения, которые изданы правительством относительно церковного порядка, и во всех ли пунктах эти распоряжения в точности исполняются? Совершает ли священник церковные службы, таинства и обряды, по установленной форме и в строгом соответствии с «Книгою общих молитв»? Не употребляет ли какой-либо другой формы, не согласной с установленною, и не позволяет ли себе делать в установленной форме какие-либо изменения? При совершении богослужений употребляет ли священник предписанные облачения? Снабжена ли ваша церковь в достаточном количеств церковною утварью, облачениями, богослужебными книгами и вообще всеми вещами, необходимыми для совершения богослужений, таинств и обрядов? Употребляет ли священник при совершении таинства крещения таз, или же купель, стоящую на обычном месте, и содержится ли эта купель в приличествующем таинству виде? Совершает ли он таинство приобщения на облатках, или на обыкновенном хлебе? Употребляет ли при этом обычные сосуды и блюда, или те, какие прежде употреблялись при мессе, или же особую чашу, приобретенную исключительно для совершения таинства? Принимают ли от него причастники Св. Дары стоя, или сидя, или в коленопреклоненном положении? Молится ли священник в церкви за королеву Елизавету в той форме и с тем титулом, как установлено статутами королевства и внушениями Её Величества, и увещевает ли народ к повиновению королевы и другим, подчиненным ей, властям? Увещевает ли он своих прихожан приступать к таинству приобщения не иначе, как при твердом знании молитвы Господней, членов веры и десяти заповедей на английском языке? Проповедует ли ваш приходский священник, а также и члены соборнаго клира в свою очередь? Часто ли бывает в церкви проповедь? Бывает ли она по крайней мере один раз в месяце, а когда нет проповеди, читаются ли печатные гомилии, изданные и предписанные для церковного употребления? Производит ли приходский священник установленную катехизацию в церкви каждый воскресный и праздничный день в продолжении по крайней мере получаса пред утренним богослужением, или после него, призывая для того всех подходящего возраста детей, рабочих и прислуг своего прихода, или разделяя их по составленному списку на очереди, соответственно условиям удобства и времени: и обучая их при этом катехизису и принципам религии, молитве Господней, членам веры и десяти заповедям, и старательно испытывая их познания? Не отказывает ли приходской священник совершать посещение больных и погребение умерших? Женщину, родившую внебрачного ребенка, не воцерковляет ли священник по установленному чину с произнесением благодарственных молитв, не соблюдая при этом требуемых условий, т.е. чтобы эта женщина принесла должное покаяние в своем грехе публично пред общиною прихода в воскресный или праздничный день до рождения ребенка, или тогда, когда она придет в церковь для принесения благодарственных молитв, при чем форма покаяния предписывается священнику епархиальным епископом или его уполномоченным? Все, под чиненные епископу, представители церковной власти в епархии, на которых возложено осуществление церковной юрисдикции, верно ли и с полным ли старанием исполняют установленные Её Величеством церковные законы, статуты, внушения и распоряжения относительно единообразия в вероучении и порядка в служении Слова Божия и таинстве? Поощряют ли они тех, которые верны этим законам, и карают ли должным образом их ослушников? Не допускают ли они, чтобы проступки оставались иногда без наказанными за деньги, по пристрастию, по дружбе, или по каким-либо иным подобным основаниям, тогда как облегчение наказания или замена его денежным штрафом могут быть допускаемы лишь в очень редких случаях, с большою осмотрительностью и только если сам епископ признает это лучшим способом для вразумления заблуждающегося? Не позволяют ли они себе, с другой стороны, притеснять тех лиц, которые подлежат их юрисдикции, обременяя их чрезмерными поборами и вымогательствами за оказание разных льгот и попущений?

3) Чтобы в образе жизни своей и поведения духовенство и миряне не уклонялись от требований доброго порядка и христианской нравственности. Исполняет ли приходский священник лежащий на нем долг гостеприимства, насколько это позволяют ему средства его прихода, и в надлежащем ли порядке содержит он дом свой? Носит ли он обычно такую одежду, которая прилична его положению? Не подает ли он образом жизни своей дурного примера своим прихожанам? Не позволяет ли он в церковных домах сдавать помещения для харчевен, пивных и трактиров? Не вращается ли сам он обычно в дурном обществе порочных людей? Не проводит ли он время в праздности, сидя в тавернах, пьянствуя, играя в кости, или в карты, позволяя себе брань и божбу? Не увлекается ли псовою охотой? Не держит ли у себя в доме женщин сомнительного поведения? Нет ли в числе прихожан заведомых блудников и прелюбодеев; кто из них принес установленное публичное покаяние, подвергся денежному штрафу или по попустительству остается доселе безнаказанным? Нет ли в числе прихожан таких, которые вступили в брак в степенях родства, запрещенных законом Божиим? Нет ли таких, которые разведены вследствие препятствий родства, но несмотря на это продолжают жить совместно? Нет ли сочетавшихся законно, но покинувших друг друга и вступивших в новый брак? Нет ли мужчин, имеющих две жены, или женщин, имеющих два мужа? Нет ли разведшихся, но сошедшихся вновь? Не бывает ли каких-либо злоупотреблений относительно духовных завещаний и имуществ умерших прихожан, благодаря вмешательству в этом случае злонамеренных лиц, никем на то не уполномоченных? Нет ли в приходе богохульников, кощунствующих, злоупотребляющих божбою, невоздержных, пьяниц, блудников, прелюбодеев, чародеев, гадальщиков, ростовщиков и т.д., а также таких, которые потворствуют порочным людям и укрывают их? Нет ли таких, которые осуждены на публичное покаяние, но не исполняюсь его; отлучены от церкви, но продолжают бывать в ней, несмотря на отлучение и не принося покаяния? Исправно ли посещают прихожане церковное богослужение и приступают ли к таинству приобщения по крайней мере три раза в год? Напоминает ли священник церковным старостам за богослужением утренним и вечерним каждого воскресного и праздничного дня об их обязанности следить за тем, чтобы прихожане не уклонялись от посещения церкви намеренно, или по нерадению, и благоговейно вели себя во время богослужения? Нет ли в числе прихожан таких, которые во время литаний или молитв, во время проповеди или чтения Священного Писания выходят из церкви без уважительной на то причины и тем нарушают порядок при совершении священником богослужения? Нет ли таких, которые позволяют себе в церкви во время богослужения свидания и разговоры со знакомыми?

4) Чтобы духовные лица соборных и приходских церквей твердо держались здравого, установленного в Англиканской церкви, вероучения, стараясь утвердить в нем и паству свою. Не проповедуют ли и частным образом, не говорят ли духовные лица чего-либо против «книги общих молитв» и членов веры, установленных в Англиканской церкви, и вообще против церковного порядка, предписываемого законами королевства? Не отклоняют ли они верующих от чтения Свящ. Писания себе в назидание? Не побуждают ли их к каким-либо уклонениям от реформированной религии и церковного строя, установленных правительством? Не держатся ли они и не утверждают ли каких-либо ложных, еретических учений, как напр.: что царствующая королева Англии, равно как и все её преемники, не есть глава и верховный правитель всего народа и церкви английской, как в делах и законах гражданских, так и в церковных; что каждая поместная церковь или провинция не имеет права изменять употребляющиеся в ней обряды и церемонии для целей лучшего назидания; что каждый отдельный человек может также делать это своею собственною властью; что каждый может свободно превозносить разные религиозные суеверия. как напр.: мощи, пилигримства, возжигание свеч, целование икон и поклонение им, молитва, на непонятном языке, вера в действенность произнесения молитвы Господней известное количество раз и т.д.; а также проповедывать чистилище, тайные мессы и др. фантазии, изобретенные людьми и не имеющие основание в слове Божьем; что таинство крещения не должно быть совершаемо над младенцами; что не каждый член символа веры, принятого церковью, необходимо обязателен; что грехи, совершенные после крещения, не могут быть очищены покаянием; что человек, приявший Духа Святого, не может грешить, или, согрешив, быть восстановленным благодатью покаяния; что кто-либо из людей может жить без греха; что нельзя законно употреблять клятву в некоторых случаях; что светская власть не может наказывать человека за некоторые преступления смертью; что кто-либо можешь принимать на себя служение в церкви Христовой, не будучи призванным к тому законною властью; что слово Божие осуждаешь правление женщин; что оно предписываешь девственную жизнь или воздержание от брака служителю церкви, хотя бы он и не получил от Бога особого дара и призвания к такой жизни; а равно и других каких-либо заблуждений или ложных учений противных вере Христовой и Священному Писанию?

5) Чтобы зорко следили за лицами, враждебно относящимися к реформированной религии и церковному строю, установленным законами королевства, и сообщали епархиальной власти имена и фамилии этих лиц. – Нет ли в приходе таких лиц, которые упорно уклоняются от посещения церковных богослужений и не приступающих к таинству приобщения, вопреки требованию установленных законов? Нет ли тайно или явно отступивших от реформированной церкви и снова вступивших в общение с церковью римскою? Нет ли таких, которые, упорно придерживаясь заблуждений папизма, хранят в своих домах различные предметы папистического суеверия и идолослужения? Не устроят ли они тайных собраний для слушания проповеди и религиозных чтений и бесед? Не исповедуются ли они в грехах своих у римско-католических патеров? Не присутствуют ли они где-либо при совершении мессы и других папистических богослужений, запрещенных установленными законами? Не скрываются ли в приходе под видом англиканских священников, или же переодетые и под вымышленными именами, какие-либо католические патеры, а также иезуиты и семинаристы, тайно совершающие мессу и принимающее исповедь? Лица, упорствующие в уклонении от установленного церковного строя, не имеют ли детей или родственников, которые без разрешения правительства воспитываются и пребывают за границей? Где, в каких странах они пребывают, какого они возраста, от кого и какие средства получают на свое содержание? Кто в приходе тайно принимает у себя в доме, или укрывает католических!» патеров, семинаристов и иезуитов, а также других каких-либо беглецов, враждебных существующему церковному порядку, или кого из прихожан можно подозревать в таком укрывательстве?

6) Чтобы обращалось надлежащее внимание на правильную постановку школы в приходе и на обучение детей в духе религии. – В должном ли порядке содержится школа в приходе? Достаточное ли в ней количество учащихся и если нет, то по чьей вине этот недостаток? Не приняты ли в школу некоторые из детей за деньги и кем именно? Соблюдаются ли в точности все статуты школы и те правила, которые установлены при её учреждении? Если они нарушаются, то кем и по чьей вине? Учителя, живущие в приходе и обучающие в школе, или в частных домах местной знати и дворян, все ли выдержали надлежащее испытание и получили дозволение преподавать от епархиального епископа, или его уполномоченного? Нет ли в приходе таких, которые занимаются обучением детей, не имея на то требуемого дозволения? Обучающий в приходе учитель ревностно ли исполняет свои обязанности, посещает ли исправно церковные богослужения и известен ли своими здравыми религиозными убеждениями? Воспитывает ли учитель учеников своих в страхе Божием и правилах нравственности? Не внушает ли он им чего-либо, противного установленному церковному учению? Обучает ли он их истинной религии установленной в реформированной англиканской церкви? Преподает ли он им принятый церковью и утвержденный законом катехизис, а также тексты Священного Писания, наиболее подходящие к тому, чтобы внушить детям любовь к истинной вере и направить их к доброй, нравственной жизни? Внушает ли он им должную любовь, уважение и повиновение верховной власти?

7) Чтобы соблюдался надлежащий порядок в деле благотворительности прихода, а также в его хозяйстве и финансах? Имеются ли в приходе какие-либо благотворительные учреждения для призрения больных и нищих и хорошо ли, в порядке ли содержатся эти учреждения? Действительно ли призреваются в них только немощные и бедные, не имеющие приюта и средств к существованию? Управляются ли эти учреждения в точном соответствии с теми уставами и правилами, которые были установлены при их основании? Согласно ли с волею жертвователей употребляются те суммы, которые даны на дело благотворительности? Исправно ли платят прихожане свои взносы на церковь, и на бедных и нет ли в числе их таких, которые уклоняются от этих платежей? Штрафы, взыскиваемые с кающихся за их проступки против веры и нравственности, всегда ли должным образом употребляются на помощь бедным и на другие дела благотворительности? Не разрушается ли здание местной церкви, не находится ли оно в упадке и запущении? Поддерживается ли оно надлежащим образом, и если нет, то почему и по чьей вине? Какая сумма назначается ежегодно на ремонт церкви и в чьем распоряжении эта сумма находится? Не вакантно ли место священника в приходе, и если да, то куда поступают доходы этого места во время его вакантное? Все ли лица, имеющие какие-либо отношения к церковным имуществам или доходам духовные ли то, или миряне, отдают по этим имуществам и доходам надлежащей отчет в предписанной законом или обычаем форме и в установленные сроки? Не остаются ли в их руках какие-либо церковные суммы и какие именно? 8) Наконец, документы, напоминая о долге присяги, предписывают тщательно разследовать и донести: исполняются ли должным образом все статуты, королевские приказы и распоряжения архиепископа, предписанные к исполнению; указать имена тех, которые являются их нарушителями; сообщить какие-либо другие сведения относительно церковной жизни, не упомянутые в вопросах, но признаваемые достойными сообщения; высказать свое мнение о том, не следует ли что-либо изменить, или вновь установить, что было бы необходимо и полезно для блага церкви – Из представленного образа вопросов можно видеть, насколько широко и всесторонне обнимают они жизнь при хода, являясь таким образом весьма существенным пособием епископу при его визитации. Благодаря этому пособию, когда епископ, совершая объезд своей епархии посещает какой-либо приход, он уже имеет в руках заблаговременно полученный им письменный ответ на его вопросы (Articles) и этот ответ дает ему обстоятельное знакомство с жизнью прихода прежде его посещения. Он уже заранее знает, на какие стороны церковной жизни этого прихода следует ему обратить особенное внимание, какие из этих сторон и даже в частности, какие отдельные личности из числа местных прихожан наиболее нуждаются в его непосредственном пастырском воздействии. Понятно, что при таких условиях епископское посещение может быть гораздо более плодотворным, чем оно было бы при отсутствии предварительных вопросов. Обширность епархий и многосложность обязанностей епископа не дают ему возможности посещать приходы часто и уделять на такие посещения значительное количество времени, а потому исследовать всесторонне жизнь каждого прихода лично и непосредственно, при редком и кратковременном его посещении, епископ, конечно, не в состоянии, вследствие чего обзор епархии неизбежно получал бы беглый и недостаточно обстоятельный характер, если бы не оказывало епископу в этом случае помощь предварительное заочное знакомство с приходом путем вопросов (Articles), ответы на которые имеют особенную ценность, так как исходят от местного священника и избранных прихожан, т. е. людей, наилучшим образом осведомленных относительно местной приходской жизни. Плодотворность такой постановки дела настолько подтвердилась долговременною практикой, что обычай предварительных вопросов при епископских визитациях неизменно сохраняется в Англиканской церкви и до настоящего времени. – В марте текущего года, по инициативе общества ревнителей единения Англиканской церкви с Православною, приезжал в Россию один из ученых представителей Англиканского клира, доктор Фрир. В Петербурге, Москве и Сергиевском Посаде (в Московск. академии) он имел несколько частных научных бесед в избранном кружке лиц, особенно интересующихся Англиканством, а также предложил несколько публичных чтений с следовавшим за ними обменом мнений его со всеми желающими. Цель его бесед и чтений состояла в том, чтобы ознакомить русских слушателей с современным состоянием англиканской церкви. В бытность его в Москве нам представилась возможность получить от него сведения и по интересовавшему нас вопросу относительно епископских визитаций. В настоящее время в англиканской церкви принято, что каждый епископ должен обозреть всю свою епархию один раз в три года. Прежде личного посещения того или другого места, он посылает туда свои «Articles», адресуя их обычно трем лицам: местному священнику и двум избранным прихожанам. По получении ответов на эти вопросы, он отправляется в объезд, посещая пунктов 6–7, куда собираются по предварительному извещению и из других окрестных приходов, лежащих по близости, в малых же по размерам епархиях епископ успевает посетить и все приходы. Прибывая на место, он делает собравшимся, на основании данных ему ранее письменных ответов на его вопросы, свои внушения (charges), которые после обычно печатаются. Сообщая эти сведения, доктор Фрир выразил сожаление, что, при всем серьезном значении поставленных таким образом епископских визитаций, чувствуется все таки и сознается в современной англиканской церкви существенный недостаток близкого, живого общения епископов с их паствою, главною причиною которого является обширность епархий, до крайности затрудняющая возможность такого общения. – Если и в англиканской церкви её епархии признаются все таки слишком обширными, то что же можно сказать об епархиях нашей отечественной церкви, когда многие из них по своим размерам превышают целые государства западной Европы? Обычай епископских объездов по епархии в древней Руси развить был, по видимому, очень слабо. Еще в тринадцатом веке напр., во вступлении к деяниям собора 1274 г. митрополит Кирилл ІІІ-й говорил, что многие несогласия и погрешения происходят и от непосещения епископами своих епархий15. Проф. Голубинский по поводу такого положения дела замечает, что греческие архиереи имели возможность свои малые епархии обходить ежегодно, что вменяла им в обязанность новелла Алексея Комнена; при обширности же русских епархий объезды могли быть только по центральным пунктам и быстро, были трудом бесцельным а потому оставлены16.В позднейшую эпоху для епископских епархиальных объездов выработаны были некоторые руководственные указания, которые имеют обязательное значение и до на стоящего времени. В «чине избрания и рукоположения архиерейского» мы читаем, что когда рукополагаемый, по прочтении им исповедания веры, приводится до главы орла, рукополагающий архиерей говорить ему: «Яви нам и еще, како содержиши каноны святых апостол и святых отец. Избранный же глаголет: к сему моему святые веры исповеданию, обещаюся блюсти каноны святых апостол и седми вселенских и благочестивых поместных соборов... Паки обещаваюся, врученную ми ныне паству всю, на всякое лето, аще возможно будет, по крайней же мере в два или в три года, самому по обычаю апостол посещать и назирать. Посещать же не ради лихоимания и чести, но апостольски и во Господе: како пребывают вернии в вере, и во исправлении дел благих; а наипаче священники. И смотрит в них с прилежанием, учить и запрещать, дабы расколов, суеверия, и богопротивного чествования не было: дабы неведомых, и от церкви не свидетельствованных гробов за святыню не почитали17. Подробные указания относительно епархиальных объездов дает епископам «духовный регламент». «Подобает Епископу», говорится там, «в год, или в два года единожды обити и посетить Епархию свою». Далее следует ряд пунктов, разъясняющих «како лучше может быть сие посещение». Наиболее удобным временем для объезда епархии признается здесь время летнее, так как оно требует меньше расходов на содержание. «Не надоб сена, а дров мало треба. Хлеб, рыба, корм конской дешевле. И может Епископ не далече от города на поле в палатке время перестоять, чтоб не трудить священства, или граждан кватерою, наипаче где город убогий». «По приезде своем Епископ на другой день или на третий, собрав градских и сельских пресвитеров, священную Литургию совершить, а по Литургии со всеми священники отпоет молебен о здравии и победе Державнейшего Монарха, о исправлении и благосостоянии Церквей, о обращении раскольников, о благорастворении воздуха, о обилии плодов земных и проч.». Затем «слово скажет к священству и народу учительное о покаянии истинном, и всякого, наипаче же священнического чина должностех. И там же приложить увещевание, чтоб ему предложил, кто имеет некие духовные нужды и сумнительные падежи совести, також и что где видится в Церковном причте не исправлено и проч. А понеже не всяк Епископ может чистое слово сложить; того ради подобает в Духовном Коллегиуме таковое слово сочинить, и то бы Епископи в посещаемых Церквах прочитовали». «Может епископ и тайно у меньших церковников а аще кто иный угодный покажется, спрашивать, как живут пресвитеры и диаконы. И хотя доношению всякого не подобает верить скоро, обаче лучшая уж е покажется причина к рассмотрению и исправлению». Дела, требующие долгого расследования, епископ должен брать с собою, чтобы не задерживаться на одном месте и успеть обозреть всю епархию. До окончания всех своих дел на месте епископ не должен приглашать к себе гостей или принимать от кого-либо приглашений, чтобы не дать повода к нареканиям и подозрению в пристрастии. «Иные дела и поступки, как священства, так и приходских людей, могут быть утаиваемые пред Епископом, хотя и явные народу суть; и о таковых тайно искусно проведывать. А сие не может утаится, читает ли священник во дни праздничные наставительные книжицы... И есть ли который не читает за леностью, того при прочих священниках накажет по рассуждению ». «Спросить же Епископ священства и прочих человек, не делаются ли где суеверия? Не обретаются ли кликуши? Не проявляет ли кто для скверноприбытства ложных чудес при иконах, при кладезях, источниках? и проч. О правлении и поведении близких (если где суть) монастырей лучше спрашивать в градех и селех от священства и мирян, нежели в самых монастырях о том же проискивать мощно. – Крепко же заповедать Епископ должен служителем своим, чтоб в посещаемых городах и монастырях благочинно и трезво пребывали, и не творили бы соблазна; наипаче же не домогались бы у мнихов и у попов кушанья и питья, и конского корму лишнего. Коль ми паче не дерзали бы грабить под виною жестокого наказания. Ибо слуги Архиерейские обычне бывают лакомые скотины; и где видят власть своего владыки, там с великою гордостью и бесстудием, как татары на похищение устремляются». Памятуя обещание, данное при хиротонии, и руководственные предписания регламента, русские епископы признавали, конечно, одною из своих непременных обязанностей совершать объезды своих епархий и по мере сил старались исполнять эту обязанность, насколько представлялось возможным. Свидетельства о том можно встретить напр., в указах московской духовной консистории. Летом 1752 г. Напр., предпринял объезд своей епархии, начиная с г. Калуги, митрополит Московский Платон. По этому поводу издан был указ консистории духовным правлениям 23-го июля, при чем в этом указе давались предписания относительно станций, где предполагались остановки преосвященного, о подводах, о корме лошадям и довольствии для певчих и прочих архиерейских служителей18. В июле 1759 г. объезжал свою епархию московский митрополит Тимофей и возвратился из объезда лишь в первых числах ноября. В указе консистории по этому поводу говорилось также о станциях и продовольствии, а затем предписывалось «священно и церковно-служителям быть при церквах неотлучным, по прибытии Его Преосвященства в городы чинить подобающую по древнему обыкновению встречу и чтобы все члены клира являлись на назначенные им пункты с своими ставленными граматами»19. При посещении епархии московским митрополитом Платоном (Левшиным) а) местные благочинные должны были принимать Преосвященного в первом селе своего ведомства и безотлучно при нем находиться до вступления Преосвященного в ведомство другого благочинного, б) на пути шествия Преосвященного всё священно и церковно служители, как штатные, так и заштатные должны были находиться при своих церквах и быть в готовности к принятию Преосвященного: в) встреча Преосвященного в церкви производилась по особому чину. Для проезда Преосвященного прямым и способнейшим трактом к другим селам назначался проводником церковнослужитель 20. О плодотворности епископских объездов для церковной жизни консисторские предписания не дают нам никакого понятия, так как касаются исключительно их внешней стороны и ничего не говорят об образе действий самого епископа при посещении приходов, т. е. о наиболее существенной, пастырской стороне этих посещений, которая, очевидно, всецело предоставляется личному усмотрению епископа. Некоторые факты последующего времени – первой половины XIX века, дают основание думать, что и тогда дело епископского обозрения епархий поставлено было далеко не безукоризненно. По поводу, напр., одного частного случая беспорядка в Черниговской епархии, дошедшего до сведения Государя Императора Николая Павловича, 13-го февраля 1828 г. объявлено было Высочайшее повеление, которым предписывалось «подтвердить епархиальным начальствам иметь деятельнейший надзор за священнослужителями». Вследствие такого Высочайшего повеления Святейшим Синодом представлен был Государю, составленный Московским митрополитом Филаретом, всеподданнейший доклад, в котором, между прочим, говорилось: «примечается не довольно часто производимое епископами личное обозрение вверенных им епархий; причиною же сего, между прочим, есть недостаток хозяйственных для того способов, потому что в штатах на издержки, при посещении епархий, никакой суммы не назначено, а неокладные доходы боль шей части архиерейских домов так ограниченны, что едва достают на необходимые издержки годового продовольствия и на поддержание зданий». Синод потому ходатайствовал, «чтобы епархиальным архиереям, а также командируемыми» от них викарным для посещения епархий, даваемо было назначенное число лошадей и положенные прогонные деньги»21. Доклад этот 14-го апреля 1828 г. удостоился Высочайшего утверждения. Вместе с тем, по тому же поводу состоялось особое постановление Свят. Синода 17-го марта 1828 г., которое циркулярно было объявлено епархиальным архиереям к исполнению. В этом постановлении делались распоряжения относительно выбора благочинных и деятельности их по наблюдению над духовенством, а затем предписывалось: «поставить Епархиальным Архиереям в непременную обязанность, чтобы надзор благочинных за исправностью и поведением причтов нередко поверяли своим личным усмотрением, и для того, согласно с Архиерейскою присягою, каждый год хотя некоторую часть епархии непременно посещали, и о том под конец года доносили во известие Святейшему Синоду». Как бы в некоторое оправдание епископов в их недостаточной ревности относительно посещения епархий, Синод в своем постановлении заявляет, что «усилиям Епархиальных Архиереев нравственно улучшить приходское духовенство не благоприятствует... пространство и многолюдство епархий, и происходящая от того неудобность ближайшего надзора и руководства»22. – Двадцать лет спустя Свят. Синод еще раз возвращается к вопросу об епископских епархиальных объездах и тот же митроп. Филарет составляет форму ежегодных отчетов епископов, так как обнаружилась «недостаточность срочных донесений, получаемых ежегодно от Преосв. Епархиальных Архиереев о обозрении ими своих Епархий». Выработанная м. Филаретом форма утверждена была Синодом, который 21 октября 1847 г. вменял епархиальным архиереям «в обязанность при окончании каждого года и не далее окончания первого месяца следующего, представлять Свят. Синоду общее донесение о состоянии епархии», причем, в частности, в этом донесении должно заключаться: «показание значительнейших мест, посещенных епархиальным архиереем, с упоминанием о архиерейских священно служениях, и об особенных при сих случаях молебствиях и празднествах. Какие присутственные места и монастыри и до сколька церквей в каких уездах лично осмотрены Преосвященным? Особенности, заслуживающие внимания, при обозрении церквей, богослужения, утварей и церковного письмоводства. Наблюдения при обозрении над исправностью духовенства и православного на рода и над могущими встретиться уклонениями от православия. Часть обозрения не была ли поручена викарию или другим доверенным лицам из старшего духовенства: кому, где, почему и с какими последствиями?»23. Прямое заявление самого Святейшего Синода о «недовольно часто производимом епископами личном обозрении вверенных им епархий» и настойчивое побуждение их к непременному исполнению этого, возлагаемого на них присягою, долга с достаточною ясностью свидетельствуют о том, что обычай этот, столь древний и столь важный для благо устроения церковной жизни, до последнего времени не имел у нас на Руси надлежащего развития. Всем известно, что и в настоящее время, не только где-либо в глухих захолустьях, но и вблизи железнодорожных станций и даже в крупных городах, не мало имеется таких приходов, которые по десяткам лет не видели у себя посещений своего епархиального архиерея или его викария24. Даже и в тех местах, где русский архиерей успевает побывать во время своего объезда, его посещение по необходимости может оказать гораздо менее благотворного влияния на приходскую жизнь, чем сколько это было бы желательным. Посетив тот или другой приход по большей части лишь один раз на пространстве многих лет, епископ не имеет, конечно, никакой возможности установить с ним живую связь. Он является в этот приход, имея лишь слабое представление о его внутренней жизни, составившееся на основании каких-либо прежде бывших здесь более или менее крупных событий, сведения о которых успели достигнуть до архиерея в его резиденции, или на основании сообщений местного благочинного. Иногда же, при отсутствии подобных данных, этот приход представляется ему при посещении почти совершенно неведомым. Останавливаясь в каждом приходе лишь на несколько часов и редко на сутки или более, епископ не может, конечно, во время такого краткосрочного посещения вникнуть надлежащим образом во все, хотя бы наиболее существенные, стороны его жизни, тем более, что и местные обитатели, иногда впервые видящие своего архипастыря, естественно не могут с полною откровенностью высказывать пред ним свои нужды и раскрывать ему душу свою. Понятно, что, при таких условиях, посещение епископа неизбежно получает внешний, формальный характер и потому мало достигает той цели, которой должно служить. Думается нам, что в данном случае было бы не бесполезным для благо устроения нашей приходской жизни позаимствовать у английской церкви её обычай предварительных вопросов (Articles). Тогда епископ, объезжая свою епархию с заранее полученными письменными ответами на свои вопросы в руках, являлся бы в тот или другой приход уже подробно ознакомившись со всеми сторонами его внутренней жизни, что давало бы ему возможность располагать при личном посещении свои расследования, беседы и внушения наиболее соответственно действительным нуждам и желаниям местного населения. И по самому существу сообщаемых сведений, письменные ответы, открыто и документально данные епископу местным священником и избранными представителями прихода, были бы, конечно, более чистым и достоверным источником, чем те «тайные спросы у меньших церковников» и «тайные, искусные проведывания», которые рекомендуются духовным регламентом. Само собою разумеется, что, при существующем церковном строе, введение этого обычая предварительных вопросов может содействовать улучшению в постановке дела епископских посещений только до некоторой степени. Главная и самая существенная причина, препятствующая желательной плодотворности этих посещений, заключается в чрезмерной обширности русских епархий. Эта причина указывалась, как мы видели, митрополитом Филаретом и Святейшим Синодом еще в первой половине минувшего столетия; не перестает она мощно действовать и доселе. Но в настоящее время, когда и в печати и в официальных собраниях с решительностью утверждается мысль о необходимости учреждения епископских кафедр в воз можно большем количестве и даже во всех уездных городах, можно надеяться, что предстоящий поместный собор Русской церкви предпримешь что-либо в этом на правлении, а тогда наступить лучшая пора и для епископских посещений епархии, как одного из существеннейших средств для благо устроения церковно-приходской жизни.

В. Соколов

* * *

1

« Articles to be enquired of within the diocese of Canterbury, in the ordinarie visitation of the moste reverende father in God Matthew, by the providence of God archebyhop of Canterbury, primate of all Englande and metropolitane», Articles to be enquired of in the visitation…within the diocese of Bath and Wells», Articles to be enquired upon in the visitation of the diocese of Chichester», Articles to be enquired of by the churchwardens and swore men in the ordinary visitation…within the diocese of Sarum»… Эти и другие документы можно видеть в сборниках: Wilkins. Concilia Magnae Britanniae et Hiberniaae… Londini 1737. П Cardwell. Documentary annals of the reformed church of England. Oxford 1844.

2

Свидетельства эти можно видеть в Церковной истории Сократа и в посланиях самих святителей. См.: Арх. Иоанна. Опыт курса церковного законоведения гл. IX, § 53 стр. 184, примечание. Спб. 1851 г.; Правила Православной Церкви с толкованиями Никодима. Епископа Далматинско-Истрийского Т.II. стр. 203, прим.2.-Спб. 1912 г.–

3

Ср. Hefele. Conciliengeschichte nac'h den Quellen bearbeitet. Zweiter Band, Freiburg im Breisgau 1875. Zweite, verbesserte Auflage. SS. 54–60, 65–68. Арх. Иоанн. Опыт курса церковного законоведения стр. 183–184. Правила св. поместных соборов с толкованиями. Изд. М. Об. люб. Дух. Просв. стр. 529–531. Москва 1880.

4

«Reperimis nonnullas dioecesanas esse ecclesias destitutas: ob quam rem. in hac constitutione decrevimus, ut antiquae consuetudinis ordo servetui·, e t annuls vicibus ab episcopo dioecesano visitentur»... Concilium Tarraconense A. D. 516. Cap. VIII. Harduini. Acta conciliorum t. II. Parisiis 1714. col. 1041–1042 См. также Hefele В. II, S. 676–676.

5

Monumenta Germaniae historica. Capitularia regum Francorum ed, Boretii Tom. I. par. I. Hannoverae 1881, Karoli Magni Capitulare primum, c, 7, 8. p. 45; Capitulare Aquisgranense s. 1, p. 170; Capituia e canonibus excerpta c. 16. p. 174; Capitulare Mantuanum primum, mere eeclesiasticum, c. 5 p. 195.

6

Richter. Lehrbuch des katholishen und evangeiischen Kirehenrechfs. Leipzig 1858. SS. 298–299, 375. – Herzog. Realencyclopadie fiir protestantische Theologie und Kirehe. 3-e Auflage. Bd. X. S. 480.

7

Canones et decreta sacrosancti oecumenici et generalis concilii. Tridentini. Vindobonae 1867. Sessio 24. deer, de reformatione, cap. 3.

8

Herzog. Realencyclopiidie 3-e Auflage. Bd. X. SS. 480–483; Ibid. 1-e Auflage Bd. VII, 694–698; Richter, op. cit. s. 382–383.

9

Cutts. A Dictionary of the Church οΐ England, p. 616; 309–310

10

) См. наше исследование «Реформация в Англии (Генрих VIII и Эдуард VI.)» Москва 1881. Глава VI, стр. 244–284.

11

См. напр.: Strype. The life and acts of Matthew Parker, the first Archbishop of Canterbury in the Reign of Queen Elizabeth.. London 1711. pp. 72, 76–77, 78–79, 103–10,»), 455–456. – Strype. Annals of the reformation and establishment of religion... London 1735. Vol. I, p 546–547: Vol. ІI. p. 29, 408–410. 481, 483, 518–519.

12

Strype. Parker p. 72; Henry Gee. The Elizabethan clergy and the settlement of religion 1558–1564. Oxford, pp. 74–76, 158–159; Cutts p. 616; I’ hden. Die Zustande der anglicanischen Kirche. Bielefeld. 1850. SS. 58–59.

13

Для образца приводим!» несколько пунктов из документа Салпсбурийской визитации 1588-го года.

I, Inprimis, Whether your church be void and if it be, who gathereth the fruictes thereof; and if it be full, whether the incumbent hath any moebenefices then one; and whether he be a preacher, yea or noe; and wha degree of schole. he hath taken?»

II. Item, Whether your minister doth reverently say service and minister the sacraments according to the book of common prayers; and whether doth he use in his ministration the ornaments appointed by the lawes now in force?"…

14

) Документы (Articler) визитаций: Кантербурийской 1567 и 1569 г., Батской и Уэлльской – 1583 г. Чичестерской–1585 г. и Сарумской – 1588 г. См: Strype. Parker. Appendix 85; Wilkins. Concilia Magnae Britanniae et Hiberniae. Vol. IV. Londini 1737. pp. 252–224, 257–260, 304–306, 318–319, 337–338, – Cardwell. Documentary annals of the reformed church of England Voll. I, II. Oxford 1844, pp. 337, 355, 464. 22.

15

История русской церкви Голубинского II, 68.

16

Ibidem 1, 312–313. 315.

17

) Чин избрания и рукоположения архиерейского. Лист. 23 об. и 24. Спб. 1725. Ср. Устав, духовных консисторий § 18. Спб. 1883, стр. 6–7.

18

) Розанов. История Московского епархиального управления со времени учреждения Свят. Синода. Ч. 2, кн. 1-я, стр. 63–64. Москва 1869 г.

19

) Ibidem Ч. 2, кн. 2, стр. 19–20. М. 1870 г.

20

) Ibidem. Ч.3, кн. 1, стр. 151–152. Москва 1870 г.

21

Собрание мнений и отзывов Филарета, Митр. Московск. и Колом, по учебным и церковно-государственным вопросам. Т. 2-й, стр. 242–244 Спб. 1885 г.

22

Указ 17 марта 1828 г. Ср. Собрание мнений и отзывов Т. 2, стр. 242–244.

23

Указ 21 октября 1847 г. – Ср. Собрание мнений и отзывов. Tом I. дополнительный, стр. 209–210. Спб. 1887 г.

24

Говорим так по личным сведениям.


Источник: В память столетия (1814–1914) Императорской МДА. Сборник статей, принадлежащих бывшим и настоящим членам академический корпорации. В двух частях. Часть первая. Сергиев Посад, 1915 г.

Вам может быть интересно:

1. О свободе совести. Опыт исследования вопроса в области истории церкви и государства с I по IX в. профессор Василий Фёдорович Кипарисов

2. Опыт исторической записки о состоянии С.-Петербургской Духовной Академии протоиерей Сергий Соллертинский

3. История Северо-африканской Церкви с 534 года до конца её существования епископ Арсений (Иващенко)

4. История стенописи Успенского собора в Москве Александр Иванович Успенский

5. Синодальный художник Алексей Антропов Николай Васильевич Покровский

6. К истории внутренней жизни духовных семинарий Николай Иванович Петров

7. Летопись происходящих в расколе событий за 1896 год профессор Николай Иванович Субботин

8. Французы в России: 1812 год по воспоминаниям современников-иностранцев. Часть 3 Сергей Петрович Мельгунов

9. К истории казанских монастырей до 1764 года профессор Иван Михайлович Покровский

10. Изучение византийской истории и ее тенденциозное приложение в Древней Руси. Выпуск 1 профессор Филипп Алексеевич Терновский

Комментарии для сайта Cackle