митрополит Вениамин (Федченков)

Молитва Господня

Третье прошение

Мф.6:10. Да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли»

Первые два прошения относились, как мы видели, к Богу, к Царствию Божию, а теперь мы переходим к самим себе. А так как вся молитва небесная направлена к людям, живущим на земле, а не к святым, не к ангелам, не к умершим уже, – то можно сказать, что дальнейшие прошения Молитвы Господней будут относиться к земле, то есть к нам, живущим на ней.

И прежде, чем разъяснять их, обратим внимание на то, как мало нами говорится и просится о Боге, о Божественном, о Небесном: всего два прошения, а после – четыре или даже пять прошений -относятся к земной нашей жизни. Отчего это?

Прежде всего потому, что о Боге, вообще о Божественном, мы, обычные люди, очень мало знаем: это для нас высоко; дай Бог, чтобы хоть в будущей жизни открылось нам это. Ныне, говорит сам апостол Павел, вознесенный до «третьего неба», не мог передать на языке человеческом того, что слышал и видел в Царствии Божием, или в раю; «третье небо» есть нечто небесное, совершенно сверхъестественное, иное, другое: здесь мы видим, говорит он, «яко зерцалом», а тогда узрим «лицем к лицу», т.е. опытно. И что там будет – «ни око человеческое не видело, ни ухо не слышало, ни на сердце человеческое не приходило, что Бог уготовал любящим Его» (1Кор. 2, 9). А если это нашему уму человеческому непостижимо, то нужно ли и можно ли говорить о том много?

Это Небесное Божие Царство несомненно придёт: каждому умершему, отчасти, а всем праведным, в особенности, и беспокоиться о том нет надобности, лишь бы нам жить здесь так, чтобы удостоиться блаженной жизни на небе в будущем веке.

Поэтому, после краткого моления о Боге, о Царстве Божием Небесном, Господь обращает нас к земле, которою мы – увы, так много! – дорожим. А ведь она [земная жизнь] так коротка посравнению с бесконечною вечностью!

О чём же Господь в следующих прошениях призывает нас молиться на этой земле? О здоровье ли? О богатстве ли? О благополучии ли? О многолетии ли? Можно сказать: отчасти – да, и то немного, как увидим в четвёртом прошении, но более заповедует молиться Господь не об этом. Но и на земле ответ даётся Божественный, именно: не думай сам, а положись на волю Божию! Он лучше нас знает, что нам на земле нужно, что полезно, что спасительно, что богоугодно, что ведёт нас к Царству Небесному; а мы не знаем, лишь мечтаем, думаем. И притом думаем об этом умом земным, падшим, искажённым, следовательно, неверно. Как же быть нам?

Нужно просить Бога! Молиться Ему, чтобы Он Сам руководил и земной нашей жизнью, как руководит и небесной, – ангелами, святыми и вообще всем на небе, в мире нами невидимом. И, конечно, Он всё хочет направить к блаженному Царствию Божию, к небу. А потому лучше нам предаться Его премудрости, Его воле, которой всё подчиняется на небе в совершенстве, в полноте, всё находится во всецелом послушании. Там на небе, как в Пресвятой Троице, единый общий разум, единая воля, как и в ангелах, и святых, та же самая Божия воля; и не может быть иначе: если бы кто-нибудь помыслил или захотел чего-либо иного, чем Бог – тотчас же он духом отделился бы от Бога и должен был отпасть от Него, как это было с диаволом.

Так случилось и с нашими прародителями: они возымели свою волю, свое желание, послушались лукавого советника-клеветника, сатану, вкусили запрещенного древа "познания", различия между «добром и злом» (Быт.2:17), затем были тотчас же удалены Богом из рая, что и именуется «клятвою», «проклятием"(анафема -с греческого языка – значит отложение, отделение, отлучение). Да им и самим уже невозможно было оставаться с Богом: им было тяжело это. Поэтому и говорится в Библии, что когда Господь хотел появиться Адаму, тот стал скрываться и прятаться от лица Божия, так что Господу нужно было «спрашивать», искать его: «Адам! где ты?» (Быт.3:9). Но если бы он покаялся – т.е. опять признал верховенство Божие, а не диаволово, -то Господь, конечно, принял бы его. Но он начал ссылаться на жену Еву, а Ева – на змия-диавола. Тогда, видя Адамову испорченность, нераскаянность, Господь удалил его от общения с Собою, или "изгнал его из рая» (Быт.3:24), т.е. не сам Адам ушёл, а Бог достойно, по правде и даже по любви к нему, удалил его из рая... По любви – потому что непокаявшемуся Адаму трудно, даже не под силу было бы оставаться с любящим Богом. А по правде – потому что Адам предпочёл Великому Богу – врага, диавола и должен был быть удалён от Него. Здесь и любовь и правда Божия объединились: любовь была праведная, а правда – любящая, Божия...

У людей обычно так не бывает, а у Бога так есть всегда. Да иначе и быть не могло: если была бы любовь без правды, то это могло казаться для испорченной души Адама попустительством, слабостью, и повлекло бы к дальнейшему злу в нем, Бог таким образом оказался бы причиной большего зла. А если бы Господь поступил лишь по правде, то это показалось бы гневом Сильного на немощного Адама и могло ожесточить его. Поэтому, изгоняя его из рая, Господь обещал прародителям "Семя" – Искупителя, Который поразит диавола "во главу", т.е. всецело: ударить змею в главу – значит уничтожить силу её, или умертвить (Быт.3:15).

Но диаволу, при низвержении его, не дано было такой надежды: Сам Господь Иисус Христос сказал страшные слова: «Я видел сатану, спадшего с неба, как молния» (Лк. 10, 18). И это сказано было Им без сожаления, властно, холодно. Почему? Потому что изгнанный Адам всё же, хоть оправдывался, но тем самым и сознавал свою вину, т.е. проявил этим некое покаяние, которое давало надежду и на лучшее. А диавол, говоривший через змия, ничего подобного не показал, даже и вообще ничего не говорил; и Бог с ним ничего не проговорил, ибо знал его полную нераскаянность... Страшно это сказать! Непостижимо это нам вполне! И только по аналогии с упорством злых людей можно несколько догадываться о непокаянности врага. Но, хотя это и не вполне постижимо, однако же несомненно: ибо эти слова сказала Сама Любовь, распявшаяся за нас, Сын Божий! Это история падения всем нам известная, воспоминается здесь потому, что она тесно связана с Молитвой Господней: «Да будет воля Твоя»!

Падение совершилось прежде в диаволе, а он потом соблазнил на это же и прародителей.

Падение же состояло в непослушании человека Богу – воле Божией, и в самоволии его, в самости, хотя и по соблазну от врага, который согрешил первый.

Сознавая, что корень падения в самоволии нашем, мы и просим теперь Бога, чтобы творилась не наша дурная воля, человеческая, земная, а Божия воля, небесная, разумная, совершенная, благая, святая. Поэтому Господь Иисус Христос, когда книжник назвал Его «Учителем Благим», считая Его обычным человеком, сказал ему: «Зачем ты называешь Меня (как человека) благим? Никто не благ, только один Бог (Лк.18:18–19) Поэтому и Сам Он пришёл в мир по благословению Отца и по Своему послушанию Ему. И во всем деле искупления творил не Свою волю, но волю пославшего Его Отца. И эта мысль о «послушании» особенно часто повторяется Самим Искупителем в Евангелии от Иоанна. А потом с силою выражается и в посланиях апостола Павла, особенно к филиппийцам (Флп.2) и к евреям (Евр. 3:2, 5:5, 8:9, 8:28).

Христос был «послушлив» уже в самом воплощении, но закончилось оно [послушание] на Голгофе крестом. А промежуточный момент был и в Гефсимании, где Он как человек молился Отцу Небесному «с воплем крепким» об избавлении от чаши страданий, но и тогда полагаются не на Свою волю и хотение, а на волю Отца Небесного. «Если возможно, – говорил Он, – пронеси чашу (будущих, конечно) страданий на кресте. Но не как Я хочу, а как угодно Тебе» (Мк.14:36). Н этим Своим послушанием Христос исходатайствовал нам, крестом Своим и смертью, прощение у Отца Небесного, а кроме того, указал и нам такой же путь спасения – через непременное послушание.

А это послушание наше может проявляться в вере в Него и в последовании Ему в жизни нашей. Всё, что Им сказано в Евангелии, безусловно, без малейшего сомнения, истинно и подлежит послушанию – этому учил апостолов Дух Святой. Поэтому для нас обязательно всё то, чему учит нас Христова Церковь, – через Слово Божие, через творения святых отцов, через Предание, через каноны, через духоносных людей – справедливо и должно быть приемлемо без колебаний. Во всём этом требуется от нас послушание. От всех нас требуется подчинение духовенству – послушание. Да и во всей жизни нашей – просто земной – всё стоит на послушании: везде есть начальники и подчинённые, отцы и дети. Даже у твари есть – матка и пчёлы. Посмотришь и на муравьев – какая там дисциплина!

Но особенно это можно наблюдать в монастырях, этих спасительных пристанях! Как известно, от монашествующих требуется три обещания при постриге: послушание, целомудрие и нестяжание.Но из них главное – послушание. Это все мы знаем. И по очень простой причине: если падение наше совершилось по самоволию, то спасение требует теперь обратного, т.е. послушания, отсечения своего ума и воли. Без этого нет ни монашества, ни даже христианства. И в духовной жизни требуется вообще отречение от своего мнения. «Всему мати (причина) – мнение; мнение – второе (после Адама) падение», – говорили отцы. Даже одно слово, когда человек говорит о себе, является грехом. И действительно, наше «я» и неразумно, и даже неприятно. «А я думаю», – нередко говорим мы. Неприятно даже слышать это! Или иные часто начинают свою речь со слова «нет». Это противоречие другим, самоумие.

Но главное, это борьба против самоволия. Как оно господствует во всем мире! Ещё с детского возраста мы видим в людях страсти: «я», «моё», «мне». И до государственных, всемирных масштабов везде видишь это «я», «мы». А это «я» – падшее, испорченное, худое! И наоборот, как благоразумны и приятны люди смиренные, кроткие, уступчивые и как дети (неиспорченные) приятны! Недаром Господь любил и благословлял детей; и нам, взрослым, сказал навеки: «Если не... будете как дети, не войдете в Царствие Небесное» (см. Мф. 18, 1–6).

Принимая во внимание эту самостную испорченность нашу, мы и отрекаемся теперь от неё и просим Господа: «Да будет воля Твоя, Господи», и на земле так же, как она исполняется и "на небеси". Вопросов, мыслей, забот у нас множество: всех их не перечесть. И мы уже заранее и вообще просим Его: не по нашей твори воле, а по Своей Божественной! Наша воля – дурная, злая, нерассудительная. Ты един благ! И един – премудр! Да будет же воля Твоя, яко на небеси и на земли! Не слушай наших прошений, наших пожеланий, – но да будет на всё воля Твоя!

Этого требует наше прародительское всеобщее падение, которое влечёт и нас к этому же самоволию. Но – не разумно это. Это же подсказывает и Премудрость Божия. И в самом деле: ведь мы при своём малом уме, да ещё испорченном теперь, и не можем знать, что хорошо для нас? и что плохо? Нередко ведь мы желаем себе не полезного, но думаем, что нам хорошо это.

Возьмём простой пример – здоровье. Каждому из нас всегда хочется быть здоровым, и это мы считаем благом. Или другой пример – богатство. Едва ли из тысячи людей найдётся один человек, который бы не хотел этого или отказывался от него, когда тому представляется возможность. Но на самом деле болезненность или бедность большею частью ведут нас ко многому добру. Мы в болезнях и бедности бываем и смиреннее и религиознее. А здоровье и богатство, наоборот, ведут к надменности и самонадеянности. Недаром Господь сказал: «трудно богатому войти в Царство Небесное, легче верблюду пройти чрез Иглиные уши» (Мф.19:24) (так назывались очень низкие ворота в стене иерусалимской, куда легко проходили овцы, но крайне трудно проползали на коленях громадные верблюды), чем богатому смириться и достигнуть Царствия Небесного Божия. И даже пословица говорит: «Гром не грянет, человек не перекрестится». Так можно сказать и про все земные «богатства»: ум, знание, начальство, сытость, благополучие и прочее. Известно и из истории христианства, и из нашей повседневной жизни, что апостолы были из рыбаков и первые христиане были преимущественно из бедных и низких классов, богатых же и знатных было мало. И известная евангельская притча о жестоком богаче и болящем нищем Лазаре наглядно говорит нам о неверии первого и богоугодности второго.Всё это каждому из нас хорошо известно, и тем не менее, весь род людской стремится желать всё больше и больше.

И одно лишь Евангелие учит иному, обратному: быть довольным тем, что имеем. «Ничего мы не внесли в мир с собою при рождении, ничего и не вынесем из него при смерти» – учит и апостол Павел (1Тим. 6, 7). И зная это, Христос и Сам «не имел, где главу приклонить» (Лк. 9, 58), и другим заповедовал нести крест немощей, скорбей, довольствоваться малым. И Сам принял на Себя – при том добровольно [на то Он и сошёл на землю в вертепе, на то и распялся, а когда Пётр стал упрашивать Его «пожалеть» Себя, то услышал грозное: «Отойди от Меня, сатана! Соблазн Ми еси» (Мф. 16, 23)] – распятие: «власть имею отдать Мою душу и опять принять её» (ср. Ин. 10,17–18). Не зная даже таких простых вещей и не понимая, к чему они ведут нас, мы бы и не должны стремиться к ним, а было бы мудрым делом возложить их на волю Божию. Бог всё знает и всё может!..

Или возьмём ещё пример о смерти. Все хотят жить и жить. Но лишь одному Богу ведомо, не лучше ли прервать нам жизнь? Примеров тысячи! Поэтому и Церковь поёт на панихидах по усопшим: «Глубиною мудрости притом, человеколюбно вся строяй и полезная всем подаваяй, упокой рабов Твоих, Господи!»

Ведь цель нашей жизни не здесь на земле, а опять-таки «там», у Него в Царствии Божием. И вся земная жизнь есть лишь путь к той, небесной. Если же посмотреть на землю именно с этой точки зрения – и как подобает христианину, – то ответ может быть совершенно иной, чем наш.

Премудрость Божия – мудрее нас! Да, это нужно сказать о таких простых вещах. А если мы зададимся вопросом об обширных, вселенских планах Божиих, то что мы со своим маленьким умом сможем сказать здесь? Только одно: не знаем! И другое: воля Божия на всё... даже о всей вселенной, а не об одной нашей планете Земле! Что мы можем предсказать? Что будет с ней? Так не благоразумнее ли уже не мечтать, а положиться на волю Божию? Ответ один – да! Ведь этими планами о вселенной заведуем не мы, а Вседержитель, един Бог Отец... И это несомненная истина! Это опытный факт! Бог всё управляет! Мы-то думаем, что правят наши начальники, а на деле всем правит Вседержитель Бог. Этого не только требует наша вера, но это открывается иногда и опыту нашему – ясно! Не говорим уже об откровении в Слове Божием: «Отец Мой доселе делает, и Я делаю» (Ин.5:17), говорит Господь Иисус Христос. Даже и «птичка маленькая не падает на землю без воли Отца Небесного, и волосок не срывается с головы» (Мф. 10,29–30).

На этом стоит наша вера в Промысел Божий. И нам следовало бы вверять Ему всю нашу жизнь. Этому и учит нас Христос Господь: не пекитесь о том, что нам есть или что пить, так поступают и безбожники! А вы живите без этой мучительной заботы, надейтесь на Промыслителя! Пример? Посмотрите на птичек: они не садят, не собирают в житницы, а Господь питает их. Или взгляните на лилии: не трудятся, не прядут, но посмотрите, какая в них красота! Какой дивный запах! Сам роскошный Соломон не одевался так прекрасно, как любая из них! А вы съедаете себя тысячами забот. Бедные! Отложите всё это на Отца вашего. Он даже прежде вашего прошения знает о всех ваших нуждах (ср. Мф. 6, 25–32). Разве не даст? Не может этого быть! Если земной отец даёт хлеб детям, просящим у него, то неужели Господь не даст благ людям? Просите и дастся!

Какое утешительное обетование дал нам Христос Господь! От радости хочется плакать! Но об этом скажем после, в следующем отделе. А теперь остановимся на Христовом, неложном, несомненном, богооткровенном обетовании: «Ищите прежде всего Царствия Божия.., а все прочее приложится» вам (Мф. 6, 33).

Это сказал не человек, а Сын Божий.

Но наш маленький ум может сказать: «Это трудно!» Конечно, нелегко!

И Сам Иисус Христос назвал Своё учение "бременем" и сравнил с игом на шее волов. Но Он же назвал это "игоблагим, добрым, а бремялёгким (Мф. 11, 30). А Он уж несомненно знал, что говорил.

Но приведу два-три примера из жизни. По совету одного старца, человека святой жизни, мне пришлось много лет устраивать одного несчастного человека. У него был очень трудный характер: самолюбивый, раздражительный, а может быть, ещё и неискренний, лукавый; к этому же прибавить нужно действительное несчастие его: у него машиной оторвало правую руку совсем, а на левой остался лишь большой палец да половина указательного, так что он не мог даже застегнуть себе пуговиц, а должен был просить об этом кого-либо постороннего. Легко ли было это всё ему? Да ещё при его трудном характере, при его самолюбии и нищете? И я на пути к старцу уже несколько раз раздражился на него и ссорился с ним. А он от этого ещё больше сердился. И так у нас с ним продолжалось до того, пока я и совсем не выходил из терпения. Вот тогда он точно рад был этому, что довёл меня до крайней степени, и даже стихал с улыбкой! Подошли мы к келлии... Встретив старца (а сей несчастный в это время счищал ещё снег в сенях), я прежде всего сказал ему: «Батюшка! какой он трудный!» На это старец тихо сказал мне, пока тот ещё был в сенях: «А ты думаешь, какое-нибудь добро легко? Всякое доброе дело трудно!» В это время вошёл безрукий, получил благословение от старца; тот усадил его и говорит ласково, сожалительно: «Ах! брат Иван, брат Иван! Как тебя Бог смирил, а ты всё не смиряешься!» Нагнул голову безрукий и молчит. Скажи ему эти слова я, он бы ещё больше расстроился. Пред старцем он покорно молчал. А я, глядя на эту картину, думают: вот укрощение зверей!

Да, всякое добро – бремя и иго для нас, грешных, но оно необходимо нам: "Царствие Божие силою берется, и принуждающие себя восхищают (какое прекрасное слово – восхищать, восхитительный) его" (Мф.11:12). Старец благословил нас продолжать это дело: нам во всяком случае будет это на духовную пользу. Так было 11 лет.

Достойно примечания, что я, по указанию старца, нашел безрукого далеко от Москвы, в Курске, в малюсенькой хатке у нищей старушки. У неё была внучка Надя, лет 5–6, смиреннейшее, молчаливое существо, ангельской кротости. Потолок был настолько низок, что безрукий должен был сгибать голову при вставании. Был еще котёнок – у него все ребрушки можно было пересчитать: такой он был худой от голода... У хозяев не хватало хлеба... И вот у этих нищих и нашёл себе приют несчастный Иван, а мы, зажиточные, не приютили его...

Да, всякое добро трудно! Через 11 лет за него вышла замуж работница, лет тридцати. «А вы знаете его характер?» -предупредительно спрашиваю её. «Знаю. Мне жалко его: всем он лишний!» Повенчались. Я был приглашен на обед. «Ну как?» – спрашиваю её, когда он зачем-то вышел в сени. «Сбесится он, а я молчу – он и стихнет». Боже, какие ещё добрые люди были... Да и есть. Вот другой случай.

Летом, в будни, медленно зазвонили во второй колокол. Кого-то хоронят. Я пошёл в церковь. А там стоит гроб. Вокруг него детишки, человек пять, мал-мала меньше. Самой маленькой было, вероятно, годика полтора, а старшему лет 9–10. Оказалось, от первой жены осталось трое, да от второй двое (или наоборот). Отец, его звали Константином, стоял за гробом справа, молча. Дети, непонимая трагедии, даже не плакали, а лишь любопытно смотрели на усопшую и на нас. Стояли они впереди гроба слева. «Что, Константин, тяжело тебе?» – спрашиваю его, чтобы хоть что-нибудь сказать. А батюшка ещё не приходил в церковь. Константин сначала молчал, вероятно стыдясь, что может расплакаться, а мужчины это считают для себя непозволительным. Наконец собрался с силами и с трудом сказал одно лишь слово: «Тяжко!». И вздох облегчения вырвался из груди его: «Видно, такая Божья воля!»

Третий случай был такой.

У матери был единственный любимый сын. Его (правда, не без основания) расстреляли. Когда она узнала об этом, то только фонарный столб удержал её, иначе бы она упала на землю. Немного отдохнув, она после стала читать всю Библию. И из неё увидела, что Промысел Божий есть и над государствами и над отдельными людьми. И... успокоилась. И никогда уже не винила убивших: «На всё – воля Божия!»

Все эти случаи я записал потому, что в них можно видеть: добро хоть и трудно, но это "иго" благо по своему душевному содержанию, а как подвиг это "бремя" – легко. И потому нельзя говорить, что добро только трудно; нет! оно и легко, не говоря уже о том, что всякое добро – благо по природе своей и чрезвычайно важно для Царства Божия.

А есть и поразительные случаи упования на Божию волю. Расскажу опять два-три случая.

Прежде всего посмотрим на пример Самого Господа Иисуса Христа. Обычно ссылаются на Его молитву в Гефсиманском саду: «Однако не Моя, но Твоя, Отче, да будет воля!» (Мф.26:42) И это верно. Но ведь нельзя забывать и того, что Он в молитве этой страдал даже до кровавого пота! И говорил ученикам: «Скорбит душа Моя даже до смерти!" (Мф.26:38) И это вполне понятно: естество человеческое, созданное для бессмертия, страшилось смерти, как ненормального, неестественного конца. И в церковных службах говорится не раз, что Христос страдал не как Бог, а как человек: два естества в Нём – и человеческое, немощное мучилось до кровавого пота.

Но вот, что более удивительно: после этого «борения», как справедливо принято выражаться, Господь Иисус Христос был поразительно спокоен: и при аресте, и без сна, и в издевательстве, и в распятии на кресте. Удивительно спокоен. Казалось бы, тут-то и можно было мучиться. Но Спаситель ещё говорит плачущим женщинам: «Не плачьте обо Мне, а плачьте о себе!» (Лк.23:28) Дивно!

И распинают, и гвозди вбивают: Он всё воспринимает. Только один раз Он в скорби воскликнул на кресте: "Боже Мой! Зачем Ты оставил Меня?»

Разно толкуют эти слова. Но вот какое понимание их остаётся у меня теперь. Самое страшное для человека – это оставленность его Источником жизни и блаженства -Богом.

И перед последним вздохом Сына Отец дал испытать Ему эту тяжесть оставленности тварного существа – человека, да ещё грешного, – Богом! И это, может быть, и было причиной горького восклицания: "Боже! Зачем Ты оставил Меня?» (Мф.27:46) И конечно, нельзя сомневаться в истинности этих чувств и слов о богооставленности: в минуты предсмертные не до пустых слов!

Оставленность же Богом была совсем не в том, что Христос мучился телесно на кресте, это испытывали и мученики, да еще «радовались» при этом. Да и сколько Его мучили! И он все терпел тихо. А вот для человека верующего тяжелее всего быть оставленным без Бога!

Св. Василий Великий самым величайшим несчастием для себя считал бы быть отверженным от Бога, от любви Его.

Св. апостол Павел готов был быть отверженным от Христа, лишь бы спаслись через это его соплеменники евреи (Рим. 9, 1–5); а обычно жертвуют тем, что дорого более всего.

Ещё вспоминается из жизни св. мученика Феодора следующее обстоятельство. После жестоких мучений он наконец воскликнул, обращаясь к Господу Иисусу Христу: «Где же Ты, Господи?!» – «Смотрю на твоё мучение!» – ответил Он ему.

Не то, следовательно, было так мучительно для Феодора, что его терзали телесно, как то, будто забыл его Христос, столь любимый им!

Да и много бы других примеров можно привести и из нашей обыкновенной жизни, что трудно бывает расстаться с любимыми нами людьми, например, матерям с детьми.

Бывали случаи, что лишившаяся детей мать кончала даже самоубийством. Вот и Господь ИисусХристос, перемучившись в Гефсиманском саду и там положившись на волю Отца Своего («не как Я хочу, а как Ты»), потом сдержанно, спокойно пошёл навстречу Иуде, на суд у Анны, Каиафы, Ирода и Пилата – и на распятие. Он уже решился на это, предав все Богу Отцу. Этим и объясняется Его дивное спокойствие при страданиях. Но перед самым концом Его Отец Небесный дал испытать ещё более сильное страдание – богооставленность. Человеческий род своими грехами заслужил её. И Искупителю нашему нужно было переиспытать за нас всё. Может быть, самые вечные муки [это те], которые состоят в оставленности Творцом твари, хотя и за озлобленное упорное оставление ею Бога.

Припомним затем мучеников. Церковь ежедневно (т.н. «мученичны» в первом каноне) вспоминает [их] в своих службах. Почему? Потому что на любовь Христову они хотели отвечать любовью же, на Его страдания за нас – своими мучениями. Да и другие подвижники, в сущности, всю жизнь свою несли подвиги страдания, духовное мученичество. Это – известно! Также всякому известны слова св. Иоанна Златоуста: «Слава Богу за все», согласно наставлению апостола Павла: «Благодарите Бога за все" (ср. 1Сол. 5, 18).

Мало того, любящим Бога хочется самим идти на страдания, желать их. Так и бывало в первые века христианства, так что на Соборе поставлено было не вызываться на самовольное мученичество, а страдать лишь только тогда, когда уже схватят [за имя Христово].

И всё возлагать на волю Божию! И как Сам Христос "томился", ожидая Своей чаши страданий и желая её (Лк. 12, 50), так и другим это заповедано Им (Мф. 14).

А потому не следует и всем нам говорить и думать, что уповать на волю Божию – трудно. Нет: «бремя Мое -легко», несомненно учит сему Господь.

Да и может ли быть иначе – если мы просим Его воли, – чтобы Бог, самое Всеблаженное Естество, оставил нас на муки, а не вёл нас к блаженному бытию, как блажен и Он Сам?! Это совсем исключено! Это просто немыслимо! Наоборот, чем больше мы уповаем на Божию волю, тем нам легче живётся даже здесь, на земле. Это всякий знает по своему, притом постоянному ежедневному опыту.

Конечно, не всякому и не всегда под силу сказать: да будет воля Твоя, Господи! Приходилось даже читать у подвижников, что это возможно лишь святым.

Но ведь Молитва Господня дана не одним апостолам и святым, а всем вообще христианам: следовательно, хотя бы в какой-нибудь степени, она посильна для всех нас, иначе и зачем бы было и давать её? Ну, не сможем мы сразу и вполне предать всё на волю Божию, но можем хоть обусловить наши желания, подобно тому, как показал нам пример Христос Спаситель, зная немощь нашу: «если возможно», сделай, Господи, то и то. Бог Отец не исполнил прошения Сына: оставил за Ним чашу и лишь послал Ему ангела для утешения.

Это уже возможное.

Наконец, если не можем мы от сердца сказать эти слова – «да будет воля Твоя», – можем сказать их хоть устами, хоть вопреки сердцу, и то будет угодно Богу: «не как я, а как Ты».

Но пришлось слышать о таком преподобном отце, который ничего не хотел просить у Господа, положившись всецело на волю Его, хотя бы Он изволил и в самый ад послать того. Конечно, это невозможно на деле, но до такой степени может дойти человек, что даже и на это согласен, – лишь бы исполнилась воля Господня. Этого одного хотел он! Он не просил даже прощения себе грехов, ничего не просил, одно лишь хотел: пусть будет воля Божия! Конечно, такие люди исключительнейшие, но это возможно. Когда преподобного Серафима Саровского спросили, как это он так сразу и верно отвечает на вопросы, он ответил: «Я, как железо ковачу, предал себя в волю Божию. И что мне первое внушит, то я и отвечаю, веруя, что это – от Бога. А когда начну раздумывать, то нередко и ошибаюсь».

На эту тему, о славословии Бога за всё, есть прекрасное слово у епископа Игнатия (Брянчанинова) – всегда говорить: «Слава Богу за всё!» Одна женщина, зная это, села в горький момент на стул и стала говорить эти слова. Сначала они ей казались холодными, но она их всё повторяла. Затем сердце согрелось и исполнилось веры. Кончилось же полным упованием: всё кончится ко благу! А через две недели – так и случилось. Во всяком случае, мы можем хоть в уме или на языке произносить эти чудные слова. И такие люди есть и сейчас, нам приходилось видеть и слышать их. И люди мирские, занимающиеся земными делами. А когда их спросишь, как они живут, то услышишь один ответ: «Слава Богу!»

Значит не одним святым возможно это, но и другим, обычным. Самым простым. Так оно и есть. Конечно, Господь всегда творит волю Свою, если мы хоть не противимся Ему. Но в обычном порядке Он не хочет нарушать нашей свободы, а ждёт сначала нашего согласия. В этом отношении поразительно, дивно, чудно поведение Божией Матери. Много раз приходилось дивиться Ей, когда Архангел Гавриил принёс Ей благовестие о воплощении Сына Божия от Неё. Дева – а Ей говорит Архангел о рождении Сына. Да не просто человека, а... Бога, Сына Божия. Какой ум мог бы принять это? Никакой! А что же Она? – Задала только один вопрос: "Как это может быть, если Я мужа не знаю?»«Дух Святый найдет на Тебя...» (Лк.1:34–35) – также совсем, совершенно непостижимо! Ссылается Архангел на Елисавету и зачатие ею Иоанна, будущего Предтечи. Но там не дева, а замужняя, и не Бога зачала-то, а человека... Оставалось лишь верить. И Божия Матерь больше ничего не спрашивает, а только произносит: «Я раба Божия! Да будет со мною по слову Твоему!» (Лк.1:38)

И отлетел от Нее Архангел. Воплощение в ней совершилось.

А как? Она и Сама объяснить того не могла ни тогда, никогда. Так и читается Ей в акафисте: «Радуйся, Свет неизреченно родившая! Радуйся, ежекако (а как, каким образом) ни единаго же научившая!»

Из этого величайшего в мире события мы научаемся, что Бог и в добре требует сначала нашего согласия. И со святыми Он поступает так же. И никого не неволит.

Если же мы заранее всё предаем в Его волю, то Он уже всё творит как нам спасительно. И этот путь для нас самый прекрасный и верный. Если же мы хотим, несмотря на Божие призвание нас, делать что-нибудь по своей воле, то Он и этому не противится, а попускает. Однако и тогда Он Своим благим Промыслом поправляет наши ошибки и самое зло направляет к благим последствиям.

О, сколько тому примеров в нашей жизни! Иной раз кажется, что события наши складываются неожиданно, будто бы случайно для нас, и только после открывается, что они для нас спасительны! И тогда невольно скажешь: слава Богу! И будешь веровать сильнее в благой Промысел Его. И станешь больше надеяться на Его волю! И чем дальше, тем больше! И постепенно человек дойдёт до того, что сам охотно будет просить: «Да будет воля Твоя». Даже он будет опасаться своей воли, не хотеть её, ибо не видит добра в ней. Он во всём будет искать Божией воли.

Теперь естественнно становится вопрос: а как узнать, в чём воля Божия? Разные ответы даются духовными отцами. Иные говорят: спроси у старца святого. А если таких не видно? Спроси и не у святого, а только «не оставайся один» – говорит епископ Феофан Затворник (см. его книгу «Что нужно покаявшемуся и вступившему на путь спасения?»). Иные скажут: молись, и Господь откроет тебе волю Свою. И это хорошо. Я же думаю: и не нужно пытать волю Божию! А только жить, как живётся, говоря попросту, ведь Господь постоянно печётся о нас и руководит нами. Живи же, как складывается сама жизнь, сама обстановка её. Она складывается Божиим Промыслом! Тогда и спрашивать не придётся. И пытать нечего будет!

Конечно, если есть у кого вопросить, спроси его. Тут уж одно то хорошо, что ты не на себя надеешься, а спрашиваешь другого. Самое послушание – благо тебе. И за одно это смиренное вопрошение Бог сотворит волю Свою с тобой.

Припоминается из истории отцов такой пример. Один подвижник не мог понять некоего вопроса. Молился -Господь не открыл. Постился – не было в душе. Тогда он решил сходить к ближайшему старцу. И только что закрыл дверь своей пещеры, как ему явился ангел от Бога и объяснил непонятное. «Почему же ты, – спрашивал подвижник, – не приходил, когда я молился, постился?» – «Потому, – ответил ангел, – что Бог хочет, чтобы люди спасались вместе» (лишь бы не один).

Это и смиреннее, и любвеобильнее, и богоугоднее...

Ещё воля Божия может быть познана чрез нравственные последствия: покаяние и скорби. Если же задуманное надмевает нас, возвышает, самообольщает, то – никак не принимать!

Иногда враг, говорит св. Макарий Египетский, подделывается к нам под доброе: к твёрдому – подтвердость, ревность; к доброму, сердечному – под его доброту, делая его мягким, слабым; подделывается даже под молитву, под смирение... Примеров много. Поэтому лучше вопросить опытнейших. Но если таковых нет вблизи, то посоветуйся с одним, а то и с двумя друзьями по Боге. Самое простое,спроси у приходского духовного отца; он, может быть, сам и не очень уж свят и мудр, но ради твоей веры и смирения Господь откроет чрез него волю Свою.

Но вот некоторые употребляют особый род гадания: открывают Евангелие и попавшийся на глаза стих считают откровением от Бога. Иногда Господь таким путём открывает волю Свою, но это – рискованный способ: не следует им пользоваться. Есть совесть, есть молитва, есть рассудительность, есть друг – с надеждой обратись к этим путям. И если ты даже ошибаешься в чём, но искренно и по нерассудительности своей, – Господь исправит. И лучше ошибиться, чем гадать по слову Божию. Враг запнёт тебя на этом!

Также святые отцы не советуют верить видениям, снам, святошам, мнимым пророкам и прочему. Осторожность здесь будет только благословлена Богом, ибо она проистекает не из недоверия к божественным вещам, а именно из обратного: как бы не ошибиться? как не принять бы тьму за свет? диавола за слугу Божия... И сам сатана, говорит апостол Павел, иногда принимает образ ангела света(2Кор. II, 14).

Не нужно и метать жребий о чём бы то ни было. Вот один из верных способов познать волю Божию: мир на сердце. Если его нет, то усумнись в предпринимаемом деле и в сомнении воздержись, советует св. Афанасий Великий. Впрочем, епископ Феофан Затворник предупреждает: истинному добру предшествует или сопутствует и некая скорбь, трудность, искушение – это от врага. Тогда, т.е. если нет таких скорбных признаков, не очень доверяйся своему намерению или «пожди» Божьего гласа. Ибо доброе почти всегда приобретается с трудом: "Царство Боже нудится" (Мф.11:12), с усилием приобретается.

Но всё это уже подробности, а Спаситель в Своей молитве указал нам существенное. Впрочем, святые отцы по опыту дают добрые советы.

Однажды старцы пришли к Антонию Великому. Он спросил их: чего они достигли за многие годы подвига. Один говорил о необыкновенной молитве, другой о творении чудес, третий о видении ангелов. Св. Антоний сказал им: «Не великое дело творить чудеса, не великое дело видеть ангелов, великое дело – видеть свои грехи». А о грехах – в пятом прошении.

В заключение истолкования этого прошения мы без труда можем заметить, что хотя оно требуется и на земле, но целью своей имеет опять-таки – небо, Бога.

Мы этим прошением хотим, чтобы в нас творилась воля Божия, а она в том заключается, чтобы мы желали и делали то, что Бог желает от нас. А Он может желать того, чтобы мы спаслись и готовились на земле к Царству Небесному, т.е. к жизни у Бога, с Богом, Божьей жизни, – или короче: опять к Богу! Так и в Евангелии говорится Господом Иисусом Христом, что Он уже не будет больше пить от плода виноградного, пока не наступит Царствие Отца, когда Он будет пить с учениками «вино новое», т.е. нечто Божественное, нам ещё неведомое (Мф. 26, 29).

И Церковь на Пасху воспевает Ему (на 9-й песни): «О! Пасха велия и священнейшая, Христе! О, мудросте, и Остове Божий, и Сило! Подавай нам истее (истинное: ибо всё земное – ещё не истинное, не настоящее, а лишь тень будущего!) причащатися, в невечернем дни Царствия Твоего».

И апостол Павел говорит: это будет, когда и Сам Сын, Христос Господь, покорится Отцу Своему, покорившему Христу всяческая! (1Кор. 15, 28).


Комментарии для сайта Cackle

Открыта запись на православный интернет-курс